Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Утвержден

постановлением президиума

Свердловского областного суда

от 7 февраля 2007 г.

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛ 2006 ГОДА)

 

Вопросы применения семейного законодательства

 

Требования судебного пристава-исполнителя об удержании алиментов с сумм ежемесячных денежных выплат инвалида взамен натуральных льгот, а также постановление о наложении штрафа за неисполнение указанных требований основаны на законе.

 

Начальник Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Богдановиче Свердловской области В. обратился в суд с жалобой, в которой просил признать незаконным и отменить постановление судебного пристава-исполнителя Богдановичского отдела ГУ Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области С. от 1 августа 2006 года о наложении на него штрафа в сумме 400 руб., предусмотренного п. 1 ст. 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве", за невыполнение им как должностным лицом законных требований судебного пристава-исполнителя.

В основание жалобы указал, что 27 июня 2006 года он не выполнил требования судебного пристава-исполнителя о производстве удержаний алиментов по исполнительному листу от 30 октября 1997 года, выданному Богдановичским городским судом, о взыскании алиментов с Н. со всех видов его заработка. Требование судебного пристава-исполнителя не было выполнено в связи с тем, что единственным доходом Н. на тот момент являлась ежемесячная денежная выплата взамен натуральных льгот. Пенсия Н. на тот момент еще не была назначена. В. полагает, что удержание алиментов с сумм полученных ежемесячных денежных выплат противоречит ст. 82 Семейного кодекса Российской Федерации и Постановлению Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года N 841, поскольку в данном Постановлении ежемесячная денежная выплата не предусмотрена в качестве дохода, из которого удерживаются алименты. Указанная ежемесячная денежная выплата не является доплатой к пенсии или компенсационной выплатой, а имеет самостоятельный характер и особую правовую природу, так как была введена в целях компенсации гражданам предоставляемых до 1 января 2005 года льгот в натуральной форме.

Решением Богдановичского городского суда жалоба начальника ГУ Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Богдановиче Свердловской области В. удовлетворена. Признано незаконным и отменено постановление судебного пристава-исполнителя С. от 1 августа 2006 года о наложении на В. штрафа в сумме 400 руб.

Судебная коллегия по кассационной жалобе судебного пристава-исполнителя отменила решение суда в связи с неправильным применением норм права.

Согласно п. 1 ст. 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве" за невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований судебного пристава-исполнителя виновные граждане и должностные лица подвергаются судебным приставом-исполнителем штрафу в размере до ста минимальных размеров оплаты труда.

Как следует из материалов дела, судебным приставом-исполнителем Богдановичского отдела ГУ ФССП по Свердловской области было возбуждено исполнительное производство по исполнительному листу о взыскании с Н. в пользу Б. алиментов на содержание двоих детей в размере 1/3 части всех видов заработка ежемесячно. 21 июня 2006 года в ГУ Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Богдановиче было направлено требование о производстве удержаний из дохода должника.

Указанный исполнительный лист был возвращен судебному приставу-исполнителю без исполнения в связи с тем, что Н. является инвалидом 2 группы, в ГУ УПФР получает только ежемесячную денежную выплату взамен натуральных льгот, другого дохода не имеет.

1 августа 2006 года судебным приставом-исполнителем Богдановичского отдела ГУ ФССП по Свердловской области С. было вынесено постановление о наложении на начальника ГУ Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Богдановиче В. штрафа в размере 400 руб. за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя в соответствии со ст. 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Удовлетворяя требования заявителя В. о признании незаконным и отмене вышеуказанного постановления о наложении штрафа, суд исходил из того, что ежемесячная денежная выплата инвалидам не является доплатой или компенсационной выплатой к пенсии, имеет самостоятельный характер и особую правовую природу, поскольку введена в соответствии с Федеральным законом от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации..." в целях компенсации гражданам предоставляемых до 1 января 2005 года льгот в натуральной форме, из стоимости которых удержание алиментов не производилось в соответствии с положениями Постановления Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года N 841. В связи с чем суд пришел к выводу, что требования судебного пристава-исполнителя об удержании алиментов с сумм ежемесячных денежных выплат и, соответственно, обжалуемое постановление о наложение штрафа за неисполнение указанных требований незаконны.

Между тем с такими выводами согласиться нельзя.

Согласно ст. 82 Семейного кодекса Российской Федерации виды заработка и (или) иного дохода, которые получают родители в рублях и (или) иностранной валюте и из которых производится удержание алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей, определяются Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года N 841 утвержден Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей.

Согласно подпункту "а" пункта 2 Перечня удержание алиментов на содержание несовершеннолетних детей производится со всех видов пенсий и компенсационных выплат к ним, с ежемесячных доплат к пенсиям, за исключением надбавок, установленных к пенсии на уход за пенсионером, а также компенсационной выплаты неработающему трудоспособному лицу на период осуществления ухода за пенсионером.

В соответствии со ст. 28.1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ (в редакции от 31 декабря 2005 года) "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", введенной Федеральным законом от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ, инвалиды и дети-инвалиды имеют право на ежемесячную денежную выплату в размере и порядке, установленных настоящей статьей.

Размер ежемесячной денежной выплаты подлежит индексации в порядке и в сроки, определенные Федеральным законом от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" для индексации размера базовой части трудовой пенсии.

Согласно п. 25, 28 Приказа Минздравсоцразвития Российской Федерации от 30 ноября 2004 года (в редакции от 8 сентября 2006 года) "Об утверждении порядка осуществления ежемесячной денежной выплаты отдельным категориям граждан в Российской Федерации", зарегистрированного в Министерстве юстиции Российской Федерации 21 декабря 2004 года, N 6216, для начисления ежемесячной денежной выплаты территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации открывается лицевой счет на каждого получателя этой выплаты.

Пенсионеру, состоящему на учете в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации, открытие дополнительного лицевого счета не требуется, начисление ежемесячной денежной выплаты производится в соответствующем разделе лицевого счета этого пенсионера.

Приостановление, продление и возобновление ежемесячной денежной выплаты производятся в порядке, определенном для трудовой пенсии, в соответствии с Законом от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ и с учетом Правил выплаты пенсии в соответствии с Федеральными законами "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Пенсионного фонда Российской Федерации и Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 16 февраля 2004 года N 15п/18, зарегистрированных в Министерстве юстиции Российской Федерации 9 марта 2004 года, N 5621.

Исходя из анализа вышеприведенных норм следует, что по своему характеру ежемесячная денежная выплата инвалидам является компенсационной выплатой к пенсии, ее индексация, выплата, приостановление, продление и возобновление производятся пенсионными органами в порядке, определенном для трудовой пенсии.

Таким образом, основываясь на содержании подпункта "а" пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, включающего в себя компенсационные выплаты к пенсиям и не содержащего в качестве исключения из этого вида выплат ежемесячной денежной выплаты инвалидам, а также основываясь на том, что ежемесячная денежная выплата инвалидам носит постоянный характер, судебная коллегия приходит к выводу о том, что алименты с сумм указанных ежемесячных денежных выплат подлежат удержанию.

Более того, отказ в удержании алиментов на содержание несовершеннолетних детей с сумм, являющихся одним из видов постоянного дохода их родителя, обязанного в силу закона содержать своих несовершеннолетних детей (ст. 80 Семейного кодекса Российской Федерации), приведет к нарушению имущественных прав ребенка, защиту которого гарантировало государство в ст. 38 Конституции Российской Федерации.

Политика государства, направленная в защиту интересов детей, полностью соответствует требованиям международного права, в том числе статье 27 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года, вступившей в силу для СССР 15 сентября 1990 года, которая закрепляет право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического и социального развития, и требует от государств принятия всех необходимых мер для обеспечения восстановления содержания ребенка родителями или другими лицами, несущими за него финансовую ответственность.

Поскольку В. - начальником ГУ Управление ПФР в г. Богдановиче Свердловской области, который в силу п. 8 Положения о государственном учреждении Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Богдановиче Свердловской области является распорядителем средств и несет всю полноту ответственности за выполнение работы, возложенной на управление, не были выполнены требования судебного пристава-исполнителя о производстве удержаний алиментов из доходов должника на основании исполнительного листа в соответствии со ст. 109 Семейного кодекса Российской Федерации, у судебного пристава-исполнителя имелись основания для возложения на должностное лицо, виновное в неисполнении законных требований, ответственности в порядке ст. 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Ссылка заявителя в обоснование своих действий по отказу в осуществлении удержаний по исполнительному листу с сумм ежемесячных денежных выплат инвалидам на выполнение им рекомендаций, данных в письме отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Свердловской области от 6 апреля 2006 года, не может служить доказательством отсутствия вины в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя.

Порядок наложения судебным приставом-исполнителем штрафа соблюден. Размер штрафа, наложенный на В. - 4 минимальных размера оплаты труда, является разумным, учитывающим ее должностное положение и характер допущенного нарушения.

Поскольку обстоятельства дела судом установлены правильно и полно, однако неправильно применены нормы материального права, судебная коллегия считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение, которым в удовлетворении жалобы В. на действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о наложении штрафа отказать.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 28 ноября 2006 г., дело N 33-7879/2006

 

Вопросы применения трудового законодательства

 

Получаемая истцом на основании пункта 1 части 1 статьи 36 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" выплата приобрела характер надбавки (дополнительной выплаты) к окладу денежного содержания и подлежит начислению в дополнение к нему в соответствии с правилами пунктов 1, 7, 8 статьи 1 Федерального закона от 30.06.2002 N 78-ФЗ "О денежном довольствии...".

 

С. обратилась в суд с иском к ФГУ "Колония-поселение N 28 Объединения исправительных колоний N 1 с особыми условиями хозяйственной деятельности" и ФГУ "Объединение исправительных колоний N 1 с особыми условиями хозяйственной деятельности" ГУ ФСИН РФ по Свердловской области о взыскании недоначисленного за период с 01.09.2003 по 31.05.2006 денежного довольствия. В обоснование своих требований истец указала, что является сотрудником уголовно-исполнительной системы Российской Федерации и проходит службу в должности сотрудника специального учета у первого ответчика. В этой связи, по утверждению С., она имеет право на предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 36 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" увеличение должностного оклада на 20%. Однако, как пояснила истец, с 01.09.2003 вместо такого увеличения оклада ей производится лишь дополнительная выплата в том же размере, что, как следствие, уменьшает размер остальных получаемых выплат (надбавок), начисляемых на оклад. По мнению С., изменение ответчиками порядка исчисления денежного довольствия является незаконным, так как противоречит не только п. 1 ч. 1 ст. 36 упомянутого выше Закона, но и правилу п. 7 ст. 1 Федерального закона от 30.06.2002 N 78-ФЗ, допускающего особенности обеспечения денежным довольствием отдельных категорий сотрудников. Кроме того, как полагает истец, такое изменение произошло с нарушением требований ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации - без предварительного, за два месяца, предупреждения ее об этом. Согласно расчетам С., всего в связи с неправильным исчислением ей недоплачено денежное довольствие в сумме 9420 руб. 48 коп., которую она и просила взыскать в свою пользу.

Ответчики иск не признали, настаивая на том, что начисление и выплата С. денежного довольствия производятся в строгом соответствии с требованиями Федерального закона от 30.06.2002 N 78-ФЗ, а также на пропуске истцом срока исковой давности.

Решением Таборинского районного суда требования С. удовлетворены частично. В ее пользу с колонии-поселения взыскано 3751 руб. 92 коп. с возложением субсидиарной ответственности за исполнение указанного решения на объединение исправительных колоний.

С таким решением истец и второй ответчик не согласились, подав кассационные жалобы. С. просила об увеличении размера присужденной суммы, ссылаясь на приложенный к исковому заявлению расчет спорных сумм. А объединение исправительных колоний ставит вопрос об отмене постановленного судом решения и отказе С. в иске, придерживаясь своей прежней правовой позиции, изложенной при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Судебная коллегия отменила решение в связи с нарушением судом норм материального права.

Как установлено судом и не оспаривается сторонами, 02.07.2002 в результате вступления в силу (с 02.07.2002) Федерального закона от 30.06.2002 N 78-ФЗ в Российской Федерации произошло реформирование системы денежного довольствия сотрудников некоторых федеральных органов, включая учреждения и органы уголовно-исполнительной системы: определены составляющие денежного довольствия, а также порядок его исчисления. При этом правовое регулирование этих вопросов впервые получило закрепление на уровне федерального закона.

Разрешая спор и удовлетворяя требования С., суд первой инстанции посчитал, что в отношении истца сохранили свое действие, причем в неизменном виде, прежние нормы. А именно: ст. 36 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" и изданные во исполнение этого Закона подзаконные акты - Постановление Правительства Российской Федерации от 06.05.1994 N 477 и Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 20.07.1994 N 354, предусматривающие увеличение должностных окладов персонала учреждений, исполняющих уголовные наказания, и выплату надбавки к ним за особые условия службы. Основанием для такого вывода суда послужила норма п. 7 ст. 1 упомянутого выше Федерального закона N 78-ФЗ, а также допущенное, по мнению суда, ответчиками как работодателями нарушение предписаний ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации о предупреждении работника за два месяца о существенном изменении условий труда.

С такими суждениями судебная коллегия не согласилась ввиду их ошибочности.

Во-первых, как справедливо указывает второй ответчик, ст. 36 Закона Российской Федерации N 5473-1, Постановление Правительства Российской Федерации от 06.05.1994 N 477 и Приказ МВД Российской Федерации от 20.07.1994 N 354 сами по себе (самостоятельно) всех составляющих денежного довольствия сотрудников уголовно-исполнительной системы и порядка его исчисления никогда не определяли и не определяют в настоящее время.

Во-вторых, применение названных нормативных правовых актов после 02.07.2002 не может противоречить принятому позднее их Федеральному закону N 78-ФЗ, в том числе его п. 1 ст. 1.

Между тем, согласно последнему денежное довольствие сотрудников поименованных в этом Законе федеральных органов состоит из оклада по занимаемой штатной должности, оклада по специальному званию, которые составляют оклад денежного содержания, а также из процентных надбавок за выслугу лет, ученую степень и ученое звание и иных дополнительных выплат.

Таким образом, речь идет о новых по своей правовой сути, отличных от употребляемых в ст. 36 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 N 5473-1, юридических понятиях. Если ст. 36 этого Закона предусматривала увеличение должностных окладов и выплату надбавок к должностному окладу в зависимости от вида исправительного учреждения, характера и сложности выполняемой работы, а также за работу в учреждениях, исполняющих наказания, предназначенных для лечения и содержания инфекционных больных, то в Федеральном законе N 78-ФЗ такой термин как "должностной оклад" применительно к сотрудникам федеральных органов, включая учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, более не используется.

При этом по смыслу п. 1 ст. 1 Федерального закона N 78-ФЗ состоящий из оклада по занимаемой штатной должности и оклада по специальному званию оклад денежного содержания является основой для начисления всех надбавок и иных дополнительных выплат.

Что касается п. 7 ст. 1 того же Федерального закона N 78-ФЗ, то содержащаяся в нем диспозитивная норма допускает возможность установления иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации лишь особенностей обеспечения денежным довольствием отдельных категорий сотрудников. Вопреки безосновательным утверждениям истца и суждениям районного суда, данная норма вовсе не предполагала установления иных по характеру составляющих денежного довольствия либо иного порядка его исчисления, кроме изложенных в п. 1 ст. 1 Федерального закона N 78-ФЗ.

Поэтому получаемая С. на основании п. 1 ч. 1 ст. 36 Закона Российской Федерации N 5473-1 выплата с 02.07.2002 приобрела характер надбавки (дополнительной выплаты) к окладу денежного содержания и подлежит начислению в дополнение к нему в соответствии с правилами п. 1, 7, 8 ст. 1 Федерального закона N 78-ФЗ, а не увеличивает, как ранее, должностной оклад.

Правильность такого истолкования и правоприменения анализируемого законодательства подтвердила и Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в своем Определении от 05.05.2005 N КАС05-162 по конкретному гражданскому делу.

Упомянутая же в решении районного суда ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации (в ред. от 30.12.2001), регулировавшая изменение существенных условий трудового договора, к спорному правоотношению не применима, поскольку изменение составляющих денежного довольствия истца, порядка его исчисления и размера произошло в силу закона, а не по инициативе одной из сторон контракта. Следовательно, их субъективное отношение к этому обстоятельству правового значения не имеет, а неосведомленность истца о самом законе не прекращает его действия в отношении нее.

Как видно из искового заявления и материалов дела, соответствие порядка исчисления и размера получаемого в период с 01.09.2003 по 31.05.2006 денежного довольствия требованиям Федерального закона от 30.06.2002 N 78-ФЗ С. не оспаривается, что свидетельствует об отсутствии какой-либо задолженности перед ней государства в лице ответчиков.

С учетом изложенного решение суда о присуждении в пользу истца неких недоначисленных и недополученных ею денежных сумм не может быть признано законным и обоснованным. Судебная коллегия отменила решение суда и вынесла новое решение об отказе С. в иске.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 19 октября 2006 г., дело N 33-7419/2006

 

Вопросы применения социального законодательства

 

Суд необоснованно не зачел в специальный стаж истца тот период работы в качестве старшей медицинской сестры детского сада, когда действовал Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397.

 

Я., указав, что ответчик неправомерно отказал ей при включении в стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии по старости досрочно, в льготном исчислении периодов работы по осуществлению лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения и в назначении такой пенсии в связи с отсутствием необходимого стажа лечебной деятельности, обратилась в суд с иском к УПФ Российской Федерации по г. Красноуфимску и Красноуфимскому району о назначении с 16.03.2006 трудовой пенсии по старости досрочно в соответствии с подп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с наличием 30-летнего стажа осуществления лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, включении периода работы в качестве старшей медицинской сестры в детском саду филиала N 1 "Уралобувь" Нижнеиргинской обувной фабрики с 07.10.1983 по 05.09.1994 и в этом же детском саду, переданном Нижнеиргинской администрации, периода с 06.09.1994 по 07.10.1996 в льготном исчислении 1 год 3 мес. за один год, поскольку она работала в сельской местности.

Также истец заявляла требования о включении в стаж, дающий право на трудовую пенсию по старости досрочно, по указанному основанию периода работы в качестве медсестры в Нижнеиргинской сельской участковой больнице Красноуфимского райздравотдела с 01.08.1974 по 06.10.1983 в льготном исчислении 1 год 3 мес. за 1 год. От данного требования отказалась.

Ответчик требования не признал.

Решением Красноуфимского городского суда в иске отказано.

Судебная коллегия по кассационной жалобе истца отменила решение суда в части.

Принимая решение об отказе в удовлетворении иска в полном объеме заявленных требований, суд не учел, что п. 3 Постановления Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1066 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, и правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения (в ред. Постановления Правительства Российской Федерации от 19.02.2001 N 130) было установлено, что в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, засчитываются периоды работы до 1 ноября 1999 г. в соответствии со Списком профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет по правилам ст. 81 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР", утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. N 464, а периоды работы после указанной даты - в соответствии со Списком и Правилами, утвержденными пунктом 1 настоящего Постановления.

Правила, утвержденные пунктом 1 настоящего Постановления, по желанию гражданина могут также применяться при исчислении указанной выслуги за периоды работы до 1 ноября 1999 года (абзац введен Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.02.2001 N 130)

Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397 "О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства" были утверждены Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, и Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, в соответствии с которыми назначение пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения согласно приложению предусматривалось медицинским сестрам детских яслей, детских садов, объединенных яслей-садов.

Если часть работы врачей и других работников здравоохранения протекала в сельской местности или поселке городского типа, а часть в городах, то пенсию надлежало назначать при стаже работы не менее 30 лет. При этом месяц работы в сельской местности или поселке городского типа (рабочем поселке) считать за 1,2 месяца.

Согласно п. 3 Постановления Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 N 464 за данными работниками учреждений здравоохранения сохраняются условия и порядок назначения пенсий за выслугу лет, действовавшие до введения Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР".

Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.09.1993 N 953, введенным в действие с 01.10.1993, был признан утратившим силу вышеприведенный п. 3 Постановления Совета Министров Российской Федерации от 06.09.1991 N 464, а также было установлено, что на территории Российской Федерации не применяются решения Совета Министров СССР, в том числе Постановление Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397.

Таким образом, частично в спорный период работы истца действовало законодательство, предусматривавшее включение в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, сроков выслуги в связи с осуществлением лечебной деятельности, что суд не учел, вопреки позиции Конституционного Суда Российской Федерации, высказанной им в Постановлении от 15.06.1998 N 18-П, Определении от 06.12.2001 N 310-О, Определении от 05.11.2002 N 320-О, Определении от 06.03.2003 N 107-О и Постановлении от 29.01.2004 N 2-П.

При таких обстоятельствах правильным являлся вывод суда о невключении в стаж лечебной деятельности только периода работы истца в качестве старшей медицинской сестры детского сада с 01.10.1993 по 07.10.1996, но вместе с тем суд необоснованно признал не подлежащим зачету в специальный стаж период ее работы в такой должности, который относится к тому времени, когда действовал Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397, в который входят учреждение и должность, соответствующие месту работы и должности истца.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 10 октября 2006 г., дело N 33-7293/2006

 

Поскольку нормы материального права не содержат каких-либо ограничений в способах доказывания характера выполняемой работы, подтверждение которого необходимо для целей назначения пенсии на льготных условиях, суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные нормами процессуального права.

 

Ж. обратился в суд с иском к ОАО "Металлист" об установлении факта выполнения им работы в качестве электросварщика ручной сварки по ремонту дробилок КРД на участке обогащения дробильной фабрики в период с 21.06.1982 по 30.12.1992 и включении этого периода в стаж, дающий право на досрочную пенсию.

В обоснование заявленных требований истец указал, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях: с 21.06.1982 по 30.12.1992 выполнял работу в качестве электросварщика ручной сварки в цехе внешнего ремонта технологического оборудования фабрик Качканарского горно-обогатительного комбината (ранее - Качканарский завод по ремонту горного оборудования, а в настоящее время - ОАО "Металлист"), в составе которого был участок обогащения дробильной фабрики Качканарского ГОКа.

С 04.01.1993 весь участок был передан непосредственно в Качканарский ГОК на дробильную фабрику, а работникам участка оформлен перевод, хотя все продолжали выполнять ту же работу в качестве электросварщиков ручной сварки по ремонту дробилок КРД 900/100 и 700/100.

Работа на этом участке дает право на льготное пенсионное обеспечение по Списку N 1 производств, профессий и должностей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение. Однако в связи с тем, что в приказе о приеме на работу и в трудовой книжке не была сделана запись о том, что работа в период с 1982 по 1992 годы выполнялась на участке обогащения дробильной фабрики, а архивные документы, подтверждающие закрепление истца за данным участком, не сохранились ввиду их уничтожения, истцу было отказано администрацией ОАО "Металлист" в подтверждении характера выполняемой работы.

Истец обращался в различные инстанции для возможного подтверждения трудового стажа иным способом, но все его попытки не увенчались успехом. Предприятие-правопреемник выдать уточняющую справку и подтвердить факт его работы на участке обогащения дробильной фабрики отказалось, в связи с чем Ж. вынужден обратиться в суд.

Представители ответчика и третьего лица - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Качканару иск не признали, ссылаясь на то, что истец не доказал свою работу на дробильной фабрике.

Решением Качканарского городского суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, в удовлетворении иска отказано.

Президиум отменил вышеуказанные судебные постановления по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды мотивировали свое решение тем, что при наличии документа об общем трудовом стаже характер работы для подтверждения специального трудового стажа, дающего право на назначение пенсии по старости на льготных условиях, не подтверждается свидетельскими показаниями.

Такой вывод не основан на правильном применении и толковании норм процессуального права и пенсионного законодательства.

Статья 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 17.12.2001 "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" установление трудовых пенсий осуществляется в соответствии с указанным Федеральным законом, который не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания характера выполняемой работы в случае невозможности подтверждения указанного обстоятельства иными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Поскольку нормы материального права не содержат каких-либо ограничений в способах доказывания характера выполняемой работы, подтверждение которого необходимо для целей назначения пенсии на льготных условиях, суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные нормами процессуального права.

Если подтверждение стажа (специального стажа, характера выполняемой работы) документами невозможно по причинам, не зависящим от работника, суд вправе предложить гражданину представить дополнительные доказательства, а также оказать содействие в их собирании (ч. 1 ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, могут устанавливаться с помощью свидетелей, показания которых оцениваются судом наряду с другими доказательствами по делу, в том числе и на предмет их достоверности и достаточности (статья 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Следовательно, суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством, в том числе и показания свидетелей, при разрешении вопроса о характере выполняемой работы, дающем право на назначение пенсии на льготных условиях, если иными доказательствами, кроме свидетельских показаний, подтверждение указанного обстоятельства невозможно.

Поэтому выводы судов двух инстанций о недопустимости свидетельских показаний при доказывании характера выполняемой работы не основаны на законе.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 6 декабря 2006 г., дело N 44-Г-216/2006

 

Размер ежемесячной денежной компенсации, назначенной по решению суда за вред, причиненный здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие Чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий этой катастрофы, с учетом ее ежегодной индексации не ограничен максимальным размером ежемесячной страховой выплаты.

 

К. обратился в суд с иском к Управлению социальной защиты населения Ленинского района г. Екатеринбурга (далее - УСЗН) о взыскании недополученных сумм в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, за период с 01.01.2004 по 31.07.2005 в сумме 58680 руб., а также о ежемесячном взыскании сумм возмещения с 01.08.2005 в размере 35640 руб. с последующей индексацией.

В обоснование требований истец сослался на то, что решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 15.01.2004 с УСЗН в его пользу была взыскана задолженность по выплате сумм в счет возмещения вреда здоровью в сумме 560520 руб. 04 коп. за период с 15.06.2001 по 31.12.2003 и определен размер возмещения вреда ежемесячно, начиная с 01.01.2004, в сумме 30000 руб., поскольку было применено ограничение размера ежемесячных выплат, предусмотренное ст. 16 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 г.". Дальнейшую индексацию до 01.01.2005 ответчик не производил.

Ответчик иск не признал. Указал, что решением суда на ответчика не возлагалась обязанность индексировать назначенную к выплате сумму. С 01.01.2005 сумма в 30000 руб. была проиндексирована с применением коэффициента 1,08 в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2005 N 292. Правительством Российской Федерации установлено было ограничение выплат до конца 2004 г. 30-ю тыс. руб., а с 10.01.2005 - 33-мя тыс. руб., в пределах этого ограничения и выплачивается К. ежемесячное возмещение в 32400 руб. (30000 руб. x 1,08).

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования К. удовлетворены в полном объеме.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда вышеуказанное решение суда изменено: размер ежемесячного возмещения был уменьшен до 33000 руб.

В надзорной жалобе К. просил отменить определение судебной коллегии и оставить в силе решение районного суда. Указывая на незаконность определения суда кассационной инстанции в части ограничения сумм ежемесячных платежей 33000 руб., К. сослался на п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.12.2000 N 35 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.04.2005 N 7, а также на Решение Верховного Суда Российской Федерации от 31.07.2006, согласно которым сумма в возмещение вреда здоровью в результате индексации максимальным размером не ограничена.

Президиум изменил определение судебной коллегии в обжалуемой части по следующим основаниям.

Ограничивая размер ежемесячных выплат 33000 руб., суд второй инстанции применил ч. 1 - 3 ст. 2 Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ (в редакции от 22.08.2004 N 122-ФЗ) "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", в силу которых гражданам, получавшим до вступления в силу данного Федерального закона возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие Чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, выплачивается ежемесячная денежная компенсация, предусмотренная пунктом 15 части первой статьи 14 или пунктом 4 части первой статьи 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". В случае если размер указанной компенсации не достигает ранее назначенной суммы возмещения вреда, ежемесячная денежная компенсация выплачивается в ранее назначенной сумме, но не превышающей максимального размера ежемесячной страховой выплаты, установленного федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на очередной финансовый год. Федеральным законом "О бюджете Фонда социального страхования на 2005 год" установлено ограничение по ежемесячным выплатам 33000 руб.

Однако такое применение и толкование норм материального права ошибочно и противоречит разъяснениям, содержащимся в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.04.2005 N 7, согласно которым сумма в возмещение вреда здоровью в результате индексации максимальным размером не ограничивается.

Кроме того, в соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.12.2000 N 35 (в редакции от 05.04.2005 N 7) "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", при рассмотрении до 29.05.2004 (времени вступления в силу Федерального закона от 26.04.2004 N 31-ФЗ) требований об индексации ежемесячных сумм возмещения вреда необходимо было учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 2 Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ индексации подлежал и максимальный размер сумм возмещения вреда, причиненного здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, определенный в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей, поскольку данная норма в этой части не признавалась неконституционной.

Часть 3 ст. 2 Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ (в редакции Федерального закона от 26.04.2004 N 31-ФЗ) не исключает возможность индексации после 29.05.2004 максимального размера выплат, перечисленных в частях первой и второй данной нормы, хотя не содержит прямого указания об этом. Предусмотренное в частях 1 и 2 ст. 2 названного Закона ограничение является способом определения предельного размера ежемесячных выплат при их назначении и не распространяется на отношения, связанные с индексацией назначенных компенсационных сумм в возмещение вреда здоровью. В соответствии с ч. 3 ст. 2 этого Закона индексации подлежат размеры выплат, предусмотренные в частях первой и второй данной нормы, без каких-либо ограничений.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04.10.2005 N 364-О "По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О внесении изменений в ст. 5 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и в ст. 2 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" указал, что взаимосвязанные положения ст. 1, п. 3 ст. 2 и ст. 3 Федерального закона "О внесении изменений в ст. 5 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и в ст. 2 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" - по их конституционно-правовому смыслу, выявленному в данном Определении в соответствии с правовыми позициями, выраженными в ранее принятых решениях Конституционного Суда Российской Федерации, - не предполагают придания обратной силы новому порядку индексации компенсационных выплат (исходя из уровня инфляции) - на период с 19.06.2002 по 29.05.2004 - к гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, которым более высокие размеры таких выплат были установлены на основании судебных решений.

Таким образом, граждане, получающие по решению суда компенсационные выплаты в сумме, равной или превышающей максимальный размер ежемесячной страховой выплаты, установленный федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на очередной финансовый год, после вступления в силу Федерального закона от 26.04.2004 N 31-ФЗ "О внесении изменений в ст. 5 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и в ст. 2 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" сохраняют право на их получение в размере, установленном решением суда.

Следовательно, размер ежемесячной денежной компенсации, назначенной по решению суда за вред, причиненный здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие Чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, с учетом ее ежегодной индексации не ограничен максимальным размером ежемесячной страховой выплаты, установленным федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на очередной финансовый год.

Однако судом второй инстанции данные положения не учтены, что привело к вынесению незаконного судебного постановления в части установления размера ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью, который составил 35640 руб., но был ограничен судом суммой 33000 руб.

Более того, ответчик в обоснование такого ограничения в суде первой и кассационной инстанций ссылался на последнее предложение п. 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 07.05.2005 N 292, в соответствии с которым размер ежемесячного возмещения с учетом индексации не может превышать максимального размера ежемесячной страховой выплаты, установленного Федеральным законом "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2005 год". Между тем Решением Верховного Суда Российской Федерации от 31.07.2006, вступившим в законную силу 28.09.2006, признаны недействующими в полном объеме со дня вступления в законную силу решения суда: абзац второй пункта 4 Правил индексации в 2004 году размеров компенсаций и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 847; последнее предложение абзаца третьего пункта 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 07.05.2005 N 292 "Об индексации в 2005 году размеров компенсаций и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"; абзац второй пункта 4 Правил индексации размеров некоторых ежемесячных денежных компенсаций и иных выплат за период с 19.06.2002 по 31.05.2004 гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, членам их семей и возврата в 2005 - 2006 годах недополученных сумм, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 N 326; последнее предложение абзаца третьего пункта 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 25.04.2006 N 246 "Об индексации в 2006 году размеров компенсаций и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Президиум отменил определение судебной коллегии по гражданским делам в части определения размера возмещения вреда, подлежащего выплате ежемесячно начиная с 01.08.2005. Оставил в этой части (в части ежемесячного взыскания с 01.08.2005 в размере 35640 руб.) без изменения решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 14.10.2005. В остальной части указанное судебное постановление оставил без изменения.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 29 ноября 2006 г., дело N 44-Г-215/2006

 

Признание сделки недействительной

 

При разрешении требования о признании договора долевого участия в капитальном ремонте квартиры недействительным суд обязан определить юридическую природу заключенного сторонами договора, правовые нормы, регулирующие вопросы возмездного участия нанимателя жилого помещения в его капитальном ремонте, реконструкции или иного участия.

 

Екатеринбургское муниципальное унитарное предприятие "Специализированное управление эксплуатации и реабилитации жилья" (далее - ЕМУП "СУЭРЖ") обратилось с иском к Ш., М. о расторжении договора N 08-ДУ долевого участия в восстановлении (капитальном ремонте) квартиры N 2, заключенного между МО "Город Екатеринбург", ЕМУП "СУЭРЖ" и Ш. В обоснование иска было указано, что Ш. и М. обязались уплатить за восстановление (капитальный ремонт) квартиры 257300 руб., уплатили только 117664 руб., от уплаты остальной суммы отказались.

Не признав иск, Ш. и М. предъявили иск к ЕМУП "СУЭРЖ" и Администрации г. Екатеринбурга о признании договора N 08-ДУ недействительным, признании за ними права на квартиру N 3 на условиях договора социального найма, о признании права на приватизацию этой квартиры. В обоснование своих требований сослались, в частности, на то, что капитальный ремонт квартиры они производить не должны, поскольку это - обязанность наймодателя. Занимаемая ими квартира N 2 до ремонта была двухкомнатная, после ремонта стала однокомнатной. Поскольку размер квартиры по сравнению с прежним значительно уменьшился, им обязаны были предоставить другую квартиру по договору социального найма. Кроме того, ответчики утверждали, что имел место не капитальный ремонт дома, а его снос: вместо деревянного 2-этажного дома построен блочный 4-этажный дом с другой планировкой и размерами квартир. 27.09.2004 ЕМУП "СУЭРЖ" им передало ключи от двухкомнатной квартиры N 3 в этом же доме, где они и проживают. Однако оформлять права на квартиру ответчики отказываются.

Администрация г. Екатеринбурга предъявила к Ш. и М. иск о выселении из кв. N 3 с предоставлением кв. N 1. Иск был обоснован тем, что кв. N 3 предоставлена по договору N 08-ДУ. В связи с невыполнением Ш. и М. условий договора они при расторжении договора подлежат выселению в другое жилое помещение.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, иски ЕМУП и Администрации г. Екатеринбурга удовлетворены, Ш. и М. в удовлетворении их требований отказано.

В надзорной жалобе Ш. просила решение суда и определение судебной коллегии отменить. Указывала, что незаконный договор не мог быть расторгнут судом, а должен быть признан недействительным; помещение, в которое она с сыном выселена, не соответствует санитарным и техническим требованиям и требует значительных затрат на его ремонт.

Президиум счел решение суда и определение судебной коллегии незаконными и подлежащими отмене по следующим основаниям.

Принимая решение по заявленным требованиям сторон, суд первой инстанции указал, что стороны в силу ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации были вправе заключать договор N 08-ДУ, доказательств кабальности договора и понуждения Ш. и М. к его заключению суду не представлено; кроме того, истек годичный срок исковой давности по требованиям о признании договора недействительным; неисполнение Ш. и М. условий договора об оплате в силу ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет его расторжение с выселением ответчиков с предоставлением им другого жилого помещения. По требованиям Ш. и М. о признании договора недействительным суд суждений не сделал, как и судебная коллегия, которая фактически согласилась с выводами суда первой инстанции.

Выводы судов сделаны без учета требований закона.

Судами не было учтено, что по смыслу ст. 450, 451 Гражданского кодекса Российской Федерации расторгнут может быть только договор, законность которого не оспаривается. Если его законность оспаривается в судебном порядке, суд обязан сначала решить вопрос о законности этого договора.

Однако этого сделано не было, несмотря на то, что при ссылке на ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации Ш. и М. указывали на незаконность договора, предъявляя иск о признании его недействительным. Суд не только не рассмотрел это требование, но и не получил данных об истечении 3-годичного срока исковой давности по данному требованию на момент предъявления иска: с момента начала исполнения договора до предъявления иска Ш. и М. не прошло 3 года.

При разрешении требования о признании договора недействительным как незаконного суды были обязаны определить юридическую природу заключенного сторонами договора, правовые нормы, регулирующие вопросы возмездного участия нанимателя жилого помещения в его капитальном ремонте, реконструкции или иного участия.

Если имело место заключение договора об участии Ш. и М. в капитальном ремонте или реконструкции занимаемого ими жилого помещения по договору социального найма, то суд должен был учесть следующее.

В соответствии со ст. 149 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент заключения договора, капитальный ремонт муниципального жилищного фонда должен был осуществляться за счет средств жилищно-эксплуатационных организаций, а при их недостаточности - за счет местного бюджета. Финансирование затрат на капитальный ремонт квартиры за счет собственных средств владельца квартиры могло иметь место только в случае, если квартира находилась в собственности гражданина (ст. 149.1 Жилищного кодекса РСФСР).

Утверждение же суда о том, что в силу ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны вправе были заключить любой договор, ошибочно. Действительно, в силу п. 2 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны вправе заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Однако этот договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом или иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (п. 1 ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ш. и М. являлись нанимателями подлежащей ремонту квартиры, а не ее собственниками и в силу ст. 149 Жилищного кодекса РСФСР на них не могла быть возложена обязанность производить ее капитальный ремонт. В обсуждение вопроса о допустимости возмездного участия нанимателя в реконструкции занимаемой квартиры суд не входил.

Кроме того, суд оставил без внимания то, что предметом договора N 08-ДУ являлась 2-комнатная квартира N 2 (а не N 3), которая, как установил суд, превратилась в результате ее ремонта в 1-комнатную квартиру. Не учел суд и того, что ремонт производился в соответствии с документацией, о которой ЕМУП "СУЭРЖ" и Администрация г. Екатеринбурга не могли не знать, в том числе о несохранении или существенном уменьшении занимаемой Ш. и М. квартиры N 2.

Суд должен был иметь в виду, что если имел место капитальный ремонт или реконструкция занимаемой Ш. и М. квартиры, то в силу ст. 83 Жилищного кодекса РСФСР в тех случаях, когда жилое помещение, занимаемое нанимателем и членами его семьи, в результате капитального ремонта (а по аналогии закона - и в результате реконструкции) не может быть сохранено, нанимателю и членам его семьи должно быть предоставлено другое благоустроенное жилое помещение до начала капитального ремонта; если в результате капитального ремонта жилое помещение существенно уменьшится, по требованию нанимателя ему и членам его семьи должно быть предоставлено другое благоустроенное жилое помещение до начала капитального ремонта.

Эти положения воспроизведены и в ст. 88 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Кроме того, отказывая в удовлетворении иска Ш. и М., суд оставил без внимания, что предметом договора N 08-ДУ являлась 2-комнатная квартира N 2, а по акту им передана другая квартира - N 3 в этом же доме. Поэтому вывод суда о передаче кв. N 3 во исполнение данного договора сделан без приведения тому каких-либо доказательств. В этой связи суд был обязан установить и сделать суждение о том, не является ли этот акт передачи неоформленным предоставлением другого благоустроенного жилого помещения до начала капитального ремонта в соответствии со ст. 83 Жилищного кодекса РСФСР (ст. 88 Жилищного кодекса Российской Федерации), поскольку стороны не заключали договора на реконструкцию (капитальный ремонт) кв. N 3.

Если предоставление квартиры N 3 Ш. и М. произошло в связи с капитальным ремонтом или реконструкцией квартиры N 2, в результате которого она существенно уменьшилась, по правилам ст. 83 Жилищного кодекса РСФСР (ст. 88 Жилищного кодекса Российской Федерации) суд был обязан выяснить, почему квартира N 3 не была им предоставлена по договору социального найма.

Если стороны заключили иной договор, возмездное участие в котором нанимателя не противоречит закону, суд был обязан сделать суждение о том, по каким правовым основаниям подлежат выселению Ш. и М. из квартиры N 3: в связи с расторжением договора или в связи с применением положений ст. 83 Жилищного кодекса РСФСР (ст. 88 Жилищного кодекса Российской Федерации), поскольку юридического права на кв. N 2 по договору социального найма Ш. и М. лишены не были.

Суд этого не сделал. Не устранила это нарушение и судебная коллегия.

Переселяя ответчиков в другое жилое помещение, суд не только не учел вышеизложенное, но и не установил его соответствие санитарным и техническим требованиям. Представленные в надзорную инстанцию документы об этой квартире ставят под сомнение выводы суда в этой части и нуждаются в оценке суда первой инстанции.

Отменяя решение суда и определение судебной коллегии, президиум направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 29 ноября 2006 г., дело N 44-Г-210/2006

 

Возмещение вреда

 

Только лицо, являющееся потребителем оказанных со стороны ТСЖ услуг, наделено правом требовать защиты своего права за ненадлежаще оказанную услугу.

 

ЗАО "Компания Строй-Индустрия" обратилось в суд с иском к Ч. о возмещении ущерба, причиненного затоплением его офиса и подвального помещения. Истец указал, что офис 18, 19 июля 2004 года заливался водой из квартиры, расположенной этажом выше, собственником которой является Ч. Материальный ущерб составил 346000 руб., кроме того, понесены судебные расходы, расходы по ремонту ксерокса и сигнализации.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга в пользу ЗАО "Компания Строй-Индустрия" с Ч. взыскано 109887 руб. 79 коп., с ТСЖ "Нагорный" - 146517 руб., в остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе Ч. согласился, что в его действиях есть вина на 10%, поэтому просил уменьшить размер ущерба, причиненного затоплением, взысканный с него судом.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

По делу установлен факт затопления нежилых помещений истца из квартиры Ч., собственником 2/3 которой является он, а 1/3 - дочь. Иск заявлен истцом к Ч., собственнику 2/3 квартиры, а также к соответчику - ТСЖ "Нагорный", являющемуся эксплуатационной организацией.

Суд же при распределении ответственности за причиненный ущерб исходил из того, что Ч. является собственником всей квартиры, из которой имело место затопление офиса истца, при том что он, как собственник, обязан отвечать пропорционально своей доле в собственности.

Признавая вину Ч. в причинении ущерба истцу, суд нашел ее равной 30% с учетом того, что возложил ответственность в размере 40% на ТСЖ "Нагорный", на 30% нашел вину ТСЖ "Прибрежный", к которому истцом иск не заявлялся, а потому ответственность на него судом не возложена.

Судебная коллегия не согласилась с распределением судом бремени ответственности за ущерб, причиненный истцу, между Ч., ТСЖ "Прибрежный" и ТСЖ "Нагорный" в силу следующих обстоятельств.

Установлена причина затопления: обрыв соединительного узла гибкой подводки к шаровому крану смывного бачка унитаза вследствие коррозийного разрушения штуцера. Гибкая подводка к смывному бачку в соответствии с требованиями ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации не относится к общему имуществу в многоквартирном доме, содержание и эксплуатацию которого в силу ст. 135 Жилищного кодекса Российской Федерации, Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда должно обеспечивать ТСЖ как эксплуатационная организация.

Собственником гибкой подводки на 2/3 является Ч. Собственнику согласно ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Имущество, которое является предметом собственности и служит удовлетворению интересов собственника, нуждается в заботе о нем, поддержании в пригодном состоянии, устранении различных угроз и опасностей, исходящих от тех или иных качеств вещей. Таким образом, наряду с принадлежащими собственнику правами он несет обязанность, которая закреплена в ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором, и если возникает спор, содержанием которого является устранение вредного воздействия тех или иных качеств вещи на имущественную сферу другого лица, наступает ответственность собственника в соответствии со ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации за причинение вреда по причине того, что им ненадлежаще выполнена обязанность содержать свое имущество в надлежащем состоянии, а не в связи с тем, как об этом указал суд в своем решении, что он как член ТСЖ не вносил свои предложения по совершенствованию работы ТСЖ.

В этой связи ответственность за причиненный имущественный ущерб истцу в данном случае подлежит возложению на Ч. как собственника 2/3 части имущества, от которого наступили вредные последствия.

Не подлежит удовлетворению иск ЗАО "Компания Строй-Индустрия" о взыскании ущерба с ТСЖ "Нагорный", а также и с ТСЖ "Прибрежный", если бы к нему иск был заявлен этим истцом, в силу следующих обстоятельств.

Суд пришел к выводу о вине ТСЖ в том, что произошло затопление имущества истца ввиду ненадлежаще оказанных услуг по обслуживанию имущества Ч.: ТСЖ "Нагорный" не установило график осмотров внутриквартирной канализации, не установило заявительный порядок проведения проверок и устранения недостатков в инженерных конструкциях внутри квартир, а ТСЖ "Прибрежный" некачественно произвело работы по установке гибкого шланга. Но при этом суд не учел, что ненадлежащее оказание услуги, если и имело место со стороны ТСЖ, то в отношении Ч., поскольку затопление офиса истца произошло из его квартиры из-за коррозийного разрушения принадлежащего ему на праве собственности штуцера.

Не истец, а Ч. являлся потребителем ненадлежаще оказанных услуг, и потому именно Ч. наделен правом требовать защиты своего права за ненадлежаще оказанную услугу. Это следует и из Правил и норм технической эксплуатации жилого фонда, Положения о порядке предоставления гражданам г. Екатеринбурга услуг коммунальных и услуг по техническому обслуживанию и текущему ремонту жилого дома, утвержденного Постановлением Главы г. Екатеринбурга от 31 мая 1996 года, на которое указал суд в своем решении, согласно которому исполнитель обязан содержать в исправности все элементы внутридомовой канализационной системы, сантехоборудования, а потребитель - оплачивать затраты на содержание, эксплуатацию. Истец потребителем услуг по эксплуатации имущества Ч., ставшего причиной затопления имущества истца, не является.

Кроме того, ни договором, ни законом не переложено бремя содержания имущества Ч. на других лиц, как того требует ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации, когда ответственность за вредные последствия в отношении собственника не наступает. Ч. обязан лично содержать свое имущество, но имеет право пользоваться услугами по содержанию своего имущества, за ненадлежаще оказанную услугу вправе требовать ответственности от лица, предоставившего ему услугу. Истец не является стороной в потреблении услуги со стороны ТСЖ, оказанной в отношении имущества Ч., возможно, и ненадлежаще, что должен доказать Ч. в споре с ТСЖ. Потому суждения о вине ТСЖ перед Ч. подлежат исключению из мотивировочной части решения суда как не имеющие отношения к заявленному иску в данном деле.

ТСЖ никакой услуги истцу не оказывало, суд же нашел вину ТСЖ перед истцом за ненадлежаще оказанные услуги не ему, а Ч., который не являлся истцом в данном деле.

Таким образом, ответственность за причиненный истцу ущерб следует возложить на собственника имущества в размере 2/3 от объема ущерба, установленного судом, который не оспаривает и Ч., указывая на свое согласие возместить 10% от суммы ущерба, освободить от ответственности перед истцом ТСЖ "Нагорный".

Согласно отчету ГУПСО "Архитектурно-строительный центр" общий ущерб равен 361081 руб. 80 коп., из которого 2/3, подлежащие взысканию с Ч. в пользу истца, равны 240721 руб. 20 коп.

Судебная коллегия решение суда по данному делу в части взыскания с ТСЖ "Нагорный" в пользу ЗАО "Компания Строй-Индустрия" 146517 руб. 07 коп. отменила, приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска ЗАО "Компания Строй-Индустрия" к ТСЖ "Нагорный" о возмещении ущерба от затопления; в остальной части решение суда оставила без изменения, увеличив сумму взыскания с Ч. в пользу ЗАО "Компания Строй-Индустрия" со 109887 руб. 79 коп. до 240721 руб. 20 коп., исключила из мотивировочной части решения суждения о вине ТСЖ "Нагорный" и ТСЖ "Прибрежный".

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 10 октября 2006 г., дело N 33-7308/2006

 

Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью

 

Отказывая в удовлетворении исковых требований о назначении компенсации возмещения вреда по случаю потери кормильца, суд неправильно применил закон и не учел, что право на возмещение (или компенсацию) вреда по случаю потери кормильца производно от права кормильца на возмещение (или компенсацию) вреда здоровью.

 

Б. обратилась в суд с иском к Территориальному отраслевому исполнительному органу государственной власти Свердловской области - Управлению социальной защиты населения Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга (далее - УСЗН) о назначении за счет средств федерального бюджета компенсации возмещения вреда по случаю потери кормильца ежемесячно в размере 15000 руб. начиная с 06.03.2006, индексируя ее в дальнейшем в соответствии с действующим законодательством.

В обоснование заявленных требований истец указала следующее. С 04.08.1987 по 19.08.1987 ее муж - П. принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. 23.02.1994 ему была установлена 2 группа инвалидности с утратой 100% трудоспособности. Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 02.12.2003 ему установлена ежемесячная сумма возмещения вреда здоровью в размере 30000 руб. Решение вступило в законную силу 17.02.2004. 05.12.2004 П. умер. Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 14.02.2006 установлен юридический факт нахождения ее на иждивении мужа. При обращении ее в УСЗН с заявлением о назначении ей ежемесячной денежной компенсации в размере 15000 руб., исходя из суммы в 30000 руб., ей с 06.03.2006 была назначена ежемесячная компенсация в сумме 1863 руб. из твердой денежной суммы 2500 руб., с учетом индексации - 3726 руб. Решение принято в нарушение ст. 14 базового Закона, п. 8 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и п. 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2002 N 11-П.

Ответчик иск не признал, указав, что, несмотря на получение умершим П. при жизни суммы возмещения вреда здоровью, назначенной исходя из условного заработка при ликвидации аварии на ЧАЭС, законом не предусмотрена возможность назначения выплаты иждивенцу по случаю потери кормильца из условного заработка, а предусмотрен только среднемесячный заработок либо компенсация исходя из установленной твердой суммы возмещения вреда. Б. приобрела статус нетрудоспособного члена семьи, находившегося на иждивении инвалида-чернобыльца, после смерти мужа в декабре 2005 года. Поскольку ее обращение в УСЗН за ежемесячной денежной компенсацией по случаю потери кормильца последовало после 15.02.2001, компенсация должна назначаться из определенной законом твердой денежной суммы.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, в удовлетворении исковых требований Б. отказано.

В надзорной жалобе Б. просила принятые по делу судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что в нарушение требований закона пенсия была исчислена не из размера фактически получаемого мужем - чернобыльцем по решению суда от 02.12.2003 возмещения (30000 руб.), а из фиксированной суммы, выплата которой судом ранее признана незаконной.

Президиум счел судебные постановления незаконными и подлежащими отмене по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении иска Б., суды первой и кассационной инстанций указали следующее.

В силу ст. 383 Гражданского кодекса Российской Федерации переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Из буквального толкования смысла Закона о ЧАЭС следует, что на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении инвалида-чернобыльца, распространено право только на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную п. 15 ч. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (далее - базовый Закон), а не право на получение выплачиваемой ему суммы возмещения вреда здоровью.

Пункт 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2002 N 11-П неприменим, так как в нем говорится о лицах, пострадавших в результате Чернобыльской катастрофы, истец Б. не относится к лицам данной категории, она является нетрудоспособным членом семьи, находившимся на иждивении инвалида-чернобыльца. Неприменимо и положение п. 3.3 этого Постановления о праве выбора инвалидов-чернобыльцев, а в случае их смерти - нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении, получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из среднего заработка, поскольку это допускалось до вступления в силу Федерального закона от 12.02.2001. Истец обратилась за назначением компенсации после этой даты - в 2006 году.

Правильно признав, что Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2002 N 11-П относится к назначению возмещения вреда здоровью инвалидам-чернобыльцам, районный суд и суд кассационной инстанции неправильно применили закон и не учли, что право на возмещение (или компенсацию) по случаю потери кормильца производны от права кормильца на возмещение (или компенсацию) вреда здоровью.

В соответствии со ст. 1088 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае смерти кормильца право на возмещение вреда имеют, в частности, нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего. Вред возмещается женщинам старше 55 лет пожизненно.

Согласно ст. 1089 Гражданского кодекса Российской Федерации лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам ст. 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни. При определении возмещения вреда этим лицам в состав доходов умершего наряду с заработком (доходом) включаются получаемые им при жизни пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты.

Аналогичный подход законодателя выражен в п. 8 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" для выплаты Фондом социального страхования страховой выплаты по случаю потери кормильца.

Утверждения ответчиков о неприменении к данным правоотношениям норм гражданского законодательства является ошибочным.

Действительно, для определения размера возмещения вреда здоровью инвалида-чернобыльца нормы гражданского законодательства не применяются, поскольку определение такого размера регламентируется базовым Законом, то есть специальным законом. Однако для определения размера возмещения по случаю потери кормильца такого запрета не существует. Правила определения такого размера для возмещения вреда по случаю потери кормильца являются общими (универсальными).

Кроме того, суды оставили без внимания, что ранее определение размера возмещения произведено судом 02.12.2003 в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2002 N 11-П, ст. 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 8 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", п. 25 ст. 14 базового Закона в редакции до 12.02.2001.

Не учел суд, что п. 25 ст. 14 базового Закона в редакции до 12.02.2001 не предусматривал определение размера возмещения вреда по случаю потери кормильца. Поэтому при определении Б. возмещения по случаю потери кормильца подлежали применению общие нормы права, а не базовый Закон в редакции Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ.

Суды также не учли, что выплата компенсации вместо возмещения вреда здоровью инвалидам-чернобыльцам, а вместе с ней и компенсации по случаю потери кормильца, введена Федеральным законом от 12.02.2001 N 5-ФЗ. Она могла применяться либо по выбору инвалида-чернобыльца, как в случае с П., либо императивно, если первичное обращение "чернобыльца" за возмещением вреда последовало после 15.02.2001. При этом время обращения иждивенца за получением возмещения по случаю потери кормильца правового значения не имеет, поскольку оно производно от размера возмещения (компенсации), назначенного инвалиду-чернобыльцу.

Определение размера компенсации по базовому Закону было допустимо в случае, если бы П. получал компенсацию в твердой денежной сумме, установленной этим законом.

Факт нахождения Б. на иждивении П. установлен судом и не оспаривается ответчиком. Не оспаривается ответчиком и то, что размер возмещения П. определен исходя не из фиксированной суммы, а из заработной платы в соответствии с судебным решением и составил 30000 руб. в месяц. Ответчиком не оспаривается также, что возмещение в этом размере П. получал при жизни до дня смерти.

Возражения представителей при надзорном рассмотрении дела о том, что судом не выяснялось наличие у П. иных иждивенцев и иного дохода, не могут быть приняты во внимание по следующим основаниям. В соответствии со ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчик должен доказать свои возражения против иска в суде первой инстанции. Суду заявлен иск о взыскании 15000 руб., исходя из наличия у П. одного иждивенца и дохода в 30000 руб. Ответчик не только не представил доказательств в возражение этим доводам, но и вообще не возражал против них. Оспаривал лишь со ссылкой на закон сумму, из которой должен производиться расчет компенсации.

При этом представители УСЗН при надзорном рассмотрении дела указали, что они не имеют данных об иных доходах и иждивенцах П.; представитель истца отрицал наличие иных доходов и иждивенцев П.; расчет компенсации Б. ответчик произвел до обращения истца в суд из расчета одного иждивенца.

Таким образом, истец Б. имела право не на компенсацию при потере кормильца, а на возмещение вреда по случаю потери кормильца, исходя из получаемого П. возмещения в размере 30000 руб. и приходящейся на нее доли этого возмещения (1/2).

К данным правоотношениям сторон неприменимы положения ст. 383 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку Б. не требовала от ответчика выплат в размере 30000 руб., которые получал ее муж при жизни.

Учитывая, что судом установлены обстоятельства дела, но неправильно применен материальный закон, президиум вынес новое решение по делу об удовлетворении иска - взыскании возмещения вреда по случаю потери кормильца в размере 15000 (пятнадцати тысяч) рублей пожизненно начиная с 06.03.2006, с индексацией этой суммы при повышении стоимости жизни. Истец, хотя и называет сумму взыскания компенсацией, фактически обосновывает свое требование как возмещение по случаю потери кормильца.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 29 ноября 2006 г., дело N 44-Г-212/2006

 

Споры, вытекающие из договора займа

 

Истечение срока договора займа не является основанием для прекращения обязательств, вытекающих из данного договора, как по уплате основной суммы долга, так и процентов по нему на весь период просрочки.

 

У. обратился в суд с иском к ООО Проектно-технический центр "Техноресурс" (далее - ООО ПТЦ "Техноресурс"), Ш. о взыскании с ответчиков солидарно задолженности по договору займа в сумме 150000 руб., процентов по договору займа в сумме 223097 руб., неустойки в сумме 81950 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 29187 руб., убытков в сумме 76829 руб., а также понесенных по делу судебных расходов: по уплате государственной пошлины в размере 5000 руб., за оформление доверенности в сумме 200 руб., по оплате услуг представителя в сумме 15000 руб. В обоснование иска указал, что 09.01.2004 между ним как займодавцем, ООО ПТЦ "Техноресурс" как заемщиком и Ш. как поручителем заключен договор займа на сумму 200000 руб. сроком на 2 месяца с уплатой процентов в размере 7% в месяц. Условиями договора предусмотрена неустойка в размере 0,1% за каждый день просрочки обязательства от оставшейся суммы задолженности. В апреле 2004 года директор ООО ПТЦ "Техноресурс" возвратил ему 50000 руб., остальная сумма долга в сумме 150000 руб. до настоящего времени не возвращена. Поскольку переданные заемщику средства он сам ранее занял у В. под 5 процентов в месяц, неисполнение обязательств ответчиками причинило ему убытки в сумме уплаченных процентов.

Представитель ООО ПТЦ "Техноресурс" иск признал в части основного долга. Оспаривая обязанность по уплате процентов, сослался на неисполнение истцом условий иного договора об оказании комплекса услуг по государственной регистрации и продаже принадлежащего ООО ПТЦ "Техноресурс" здания.

Ответчик Ш. иск не признал, ссылаясь на отсутствие своего солидарного обязательства по договору займа по сумме 150000 руб., неправомерность исковых требований по уплате процентов.

Решением Новоуральского городского суда иск удовлетворен частично, с ООО ПТЦ "Техноресурс" в пользу У. взыскано 436934 руб., в остальной части иска отказано, исковые требования У. к Ш. оставлены без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам решение суда первой инстанции изменено: взысканная с ООО ПТЦ "Техноресурс" сумма снижена до 248252 руб., в остальной части решение оставлено без изменения.

Президиум отменил определение судебной коллегии и оставил в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Изменяя решение суда первой инстанции в части взыскания договорных процентов, суд кассационной инстанции исходил из того, что договор займа был заключен сроком на два месяца с условием выплаты 7% в месяц, поэтому решение суда в части взыскания с ответчика в пользу истца задолженности по процентам за период действия договора является правильным. Вместе с тем, по мнению судебной коллегии, суд первой инстанции неверно распространил действие этого условия на весь период просрочки, поскольку такое условие (уплаты процентов в размере 7% на весь период просрочки) в договоре отсутствует, за этот период могут быть взысканы лишь проценты, предусмотренные ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Приведенные суждения не соответствуют нормам материального права.

В соответствии с п. 1 ст. 809, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком долга или соответствующей его части.

Согласно п. 2 той же статьи при отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

Поскольку иного соглашения судом не установлено, в силу приведенных положений ст. 809 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока договора займа не являлось основанием для прекращения обязательств, вытекающих из договора займа, как по уплате основной суммы долга, так и процентов по нему.

В соответствии с п. 1 ст. 811 Гражданского кодекса Российской Федерации проценты, предусмотренные ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскиваются наряду (а не вместо) с предусмотренными договором займа процентами за период просрочки платежа, если иное не предусмотрено законом или договором, и являются по своей правовой природе разновидностью неустойки.

Однако в данном случае размер неустойки был определен договором, поэтому суд первой инстанции правомерно удовлетворил исковые требования о взыскании договорной неустойки, снизив ее размер на основании ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного президиум признал незаконным определение судебной коллегии и отменил его, а правильное по существу решение суда первой инстанции оставил без изменения.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 13 декабря 2006 г., дело N 44-Г-224/2006

 

Особое производство

 

Вывод суда о том, что он не вправе рассматривать заявление об установлении факта нахождения в фактических брачных отношениях, возникших после 01.07.1944, является неверным.

 

К. обратилась в суд с заявлением об установлении факта состояния в семейных отношениях с М. В обоснование своих требований К. указывала, что с 01.02.1994 она проживала совместно с М. одной семьей, состояла с ним в фактических брачных отношениях, вела с ним общее хозяйство. Однако в органах ЗАГСа их отношения зарегистрированы не были. А 06.12.2005 М. умер. После его смерти осталась квартира, где они проживали совместно до дня смерти М. Заявитель полагала, что после установления в судебном порядке юридического факта она сможет претендовать на долю в наследственном имуществе, а именно на долю в указанной квартире, поскольку иного жилья не имеет. С учетом изложенного заявитель просила признать ее отношения с М. семейными.

Определением Таборинского районного суда производство по делу по заявлению К. об установлении юридического факта прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В частной жалобе К. просила об отмене определения суда, указывая, что в заявлении она ставила вопрос не об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях, а об установлении семейных отношений, сложившихся между нею и умершим М., и данное заявление должно быть рассмотрено судом.

Судебная коллегия отменила определение суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Согласно ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В соответствии с указанным пунктом судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Однако согласно ст. 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела особого производства рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главой 27 и главами 28 - 38 настоящего Кодекса. Установление фактов, имеющих юридическое значение, производится судом именно при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты. Иной судебный порядок для разрешения дел данной категории не предусмотрен.

С учетом изложенного вывод суда о том, что суд не вправе рассматривать заявление об установлении факта нахождения в фактически брачных отношениях, возникших после 08.07.1944, является неверным. Прекращение производства по делу по основаниям, указанным судом, является неправомерным. Следовательно, определение суда нельзя считать законным и обоснованным, оно подлежит отмене.

В силу ст. 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций. К. полагала, что при установлении факта семейных отношений с умершим она смогла бы претендовать на долю в наследственном имуществе наследодателя. Возможно ли удовлетворение заявления К. и приведет ли разрешение ее заявления к возникновению у нее каких-либо прав на наследственное имущество - суждения по этому вопросу суд может высказать лишь после рассмотрения заявления К. по существу.

Таким образом, суд должен по существу рассмотреть заявление К. и с учетом положений, приведенных в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 21.06.1985 N 9 "О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение", в соответствии с Указом ПВС СССР от 10.11.1944 "О порядке признания фактических брачных отношений в случае смерти или пропажи без вести на фронте одного из супругов" (Ведомости ВС СССР, 1944, N 60), который продолжает действовать на территории Российской Федерации, вынести законное и обоснованное решение.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 2 ноября 2006 г., дело N 33-7613/2006

 

Государственная пошлина

 

При предъявлении органом местного самоуправления как собственником жилого помещения заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим заявителем должна быть уплачена государственная пошлина.

 

Муниципальное образование "город Нижний Тагил" обратилось в суд с заявлением о признании безвестно отсутствующим Ц.

Определением Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила заявление оставлено без движения ввиду неуплаты государственной пошлины.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом определения, Муниципальное образование "город Нижний Тагил" в частной жалобе указало на неправильное применение норм процессуального права.

Судебная коллегия оставила определение без изменения по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела особого производства рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главами 27 - 38 настоящего Кодекса.

Следовательно, суд правомерно при разрешении вопроса о принятии заявления к производству руководствовался общими правилами, содержащимися в главе 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с требованиями ст. 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к заявлению прилагается документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Как следует из материалов дела, к заявлению Муниципального образования "город Нижний Тагил" не приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, что не оспаривается заявителем в частной жалобе.

В силу ч. 1 ст. 136 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья, установив, что заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 настоящего Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

Из обжалуемого определения следует, что именно отсутствие в приложении к заявлению документа, подтверждающего уплату государственной пошлины, послужило основанием для вынесения судебного акта; судом заявителю предоставлен срок для устранения недостатка до 27.10.2006, то есть десять дней, который является разумным, так как достаточен и для вручения копии определения заявителю, и для устранения указанного в определении недостатка.

Судебная коллегия не соглашается с доводами частной жалобы о том, что муниципальное образование в данном случае освобождается от уплаты государственной пошлины в соответствии с подп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку такая льгота предоставлена органам местного самоуправления, обращающимся в суд с заявлением в порядке ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть от своего имени, но в интересах другого лица, когда федеральным законом предусмотрено такое право органа местного самоуправления.

Из содержания ст. 276 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что правом на подачу заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим обладают только заинтересованные лица, то есть действующие от своего имени и в своих интересах.

Как следует из содержания заявления и частной жалобы, Муниципальное образование "город Нижний Тагил" в данном случае обращается в суд с заявлением о признании гражданина безвестно отсутствующим, в первую очередь, в своих собственных интересах - как собственник жилого помещения, поскольку это "необходимо для обеспечения сохранности жилого помещения и предотвращения причинения ущерба собственнику и балансодержателю жилья".

Следовательно, при предъявлении органом местного самоуправления как собственником жилого помещения заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим заявителем должна быть уплачена государственная пошлина.

Таким образом, определение суда является законным и обоснованным, подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия не усмотрела оснований для его отмены.

Доводы частной жалобы обусловлены неправильным толкованием норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Налогового кодекса Российской Федерации.

Поскольку в предоставленный судом для устранения недостатка срок заявитель не уплатил государственную пошлину в связи с тем, что, ошибочно полагая свои права нарушенными, избрал другой способ их защиты - обжалование определения суда, судебная коллегия разъясняет, что заявитель вправе обратиться к судье, установившему пропуск процессуального срока, с ходатайством о продлении срока для предоставления документа, подтверждающего уплату государственной пошлины (ст. 111 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 28 ноября 2006 г., дело N 33-7985/2006

 

Поскольку порядок возврата госпошлины при отказе в иске лицу, освобожденному от ее уплаты, не урегулирован законом, то суд правильно отказал ответчику в удовлетворении заявления о возврате госпошлины, оплаченной при подаче кассационной жалобы.

 

Г. обратилась в суд с иском к Инспекции ФНС Российской Федерации по Сысертскому району о восстановлении на работе. Решением Сысертского районного суда исковые требования были удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда кассационная жалоба представителя ответчика и кассационное представление прокурора были удовлетворены, постановленное решение суда отменено и в иске Г. отказано.

Представитель ответчика обратился в суд с заявлением о возврате государственной пошлины, оплаченной при подаче кассационной жалобы.

Определением Сысертского районного суда в удовлетворении заявления о возврате госпошлины отказано.

В частной жалобе представитель ответчика ставил вопрос об отмене определения суда как незаконного.

Судебная коллегия не нашла оснований для отмены определения суда по следующим основаниям.

Из материалов дела и содержания определения видно, что суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и выводы суда им соответствуют.

Представленным доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку.

Нарушений или неправильного применения норм материального или процессуального права судом при рассмотрении дела допущено не было.

В соответствии со ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Правила, изложенные в ч. 1 ст. 98 Кодекса, относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной и кассационной инстанциях.

Истец от уплаты госпошлины при подаче иска был освобожден на основании подп. 1 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Положениями ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации порядок возврата госпошлины при отказе в иске лицу, освобожденному от ее уплаты, не урегулирован, соответственно, суд правильно пришел к выводу о том, что правовых оснований для взыскания данных судебных расходов не имеется.

Судебная коллегия оставила определение суда без изменения, частную жалобу - без удовлетворения.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 5 декабря 2006 г., дело N 33-8076/2006

 

 

 

 

 

ИНФОРМАЦИЯ

 

Ответы на вопросы судов

 

Какова подсудность дел об индексации денежных сумм, взысканных приговором областного суда в пользу потерпевшего по уголовному делу? Зависит ли подсудность таких дел от суммы индексации, взыскиваемой в порядке ст. 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации?

 

Ответ: В соответствии со ст. 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда.

Поэтому подсудность данной категории дел зависит от уровня суда, рассмотревшего гражданский иск в уголовном деле, а не от размера взысканной суммы (цены иска).

Следовательно, если приговор постановлен мировым судьей и им же удовлетворен гражданский иск потерпевшего, с заявлением об индексации присужденных денежных сумм следует обращаться к мировому судье.

Если приговор постановлен районным (городским) судом, с заявлением об индексации присужденных денежных сумм следует обращаться в районный (городской) суд. Соответственно, в случае вынесения приговора областным судом в качестве суда первой инстанции заявление об индексации присужденных в пользу потерпевшего денежных сумм подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства Свердловским областным судом в качестве суда первой инстанции.

 

Освобождаются ли от уплаты государственной пошлины налоговые органы, обращающиеся в суды общей юрисдикции с исками о взыскании с физических лиц недоимки, пеней и штрафов за налоговые правонарушения?

 

Ответ: Согласно подп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации от уплаты государственной пошлины освобождаются государственные органы, обращающиеся в суды общей юрисдикции, к мировым судьям в случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и общественных интересов.

Приведенное положение относится к органам государственной власти, участвующим в гражданском судопроизводстве в порядке ч. 2 ст. 4 и ч. 1 ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц.

Часть 2 ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации также предусматривает, что лица, подавшие заявление в защиту законных интересов других лиц, пользуются всеми правами и несут все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов.

Участие органов государственной власти в порядке ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имеет ряд особенностей, которые позволяют отграничить его от участия тех же органов государственной власти в качестве стороны в соответствии с ч. 1 ст. 38 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В частности, в этом случае, во-первых, орган государственной власти, обращающийся с иском в суд, выступает от своего имени, но в интересах другого лица; во-вторых, право на обращение государственного органа с таким иском в суд должно быть специально предусмотрено федеральным законом (то есть норма носит отсылочный характер).

Согласно п. 1 ст. 30 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации иных обязательных платежей.

При этом необходимо учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 8 Налогового кодекса Российской Федерации под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований.

Следовательно, налоговые органы выступают от своего имени, но в интересах Российской Федерации и (или) муниципальных образований.

В соответствии с п. 3 ст. 30 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы действуют в пределах своей компетенции и в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В силу п. 4 ст. 30 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы осуществляют свои функции посредством реализации полномочий, предусмотренных настоящим Кодексом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Так, согласно подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды иски о взыскании недоимки, пеней и штрафов за налоговые правонарушения в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

Следовательно, право налоговых органов на предъявление исков о взыскании недоимок, пеней и штрафов за налоговые правонарушения специально предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, налоговые органы при предъявлении исков о взыскании недоимок, пеней и штрафов за налоговые правонарушения подлежат освобождению от уплаты государственной пошлины в силу закона.

Судебная коллегия обращает внимание на то, что гражданское судопроизводство в Российской Федерации осуществляется судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Соответственно, общие положения гражданского судопроизводства должны являться едиными как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах, что направлено на обеспечение единообразия судебной практики в Российской Федерации.

Так, подп. 1 п. 1 ст. 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации, ст. 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отношении органов государственной власти содержат правила, аналогичные положениям подп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации и ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. При этом Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем письме от 25.05.2004 N С1-7/УП-600 "О федеральных законах, которые применяются арбитражными судами в соответствии с содержащимися в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации отсылочными нормами" отсылает к статье 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указывает непосредственно ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации.

 

 

 

 

 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 27 марта 2006 г. N 02-05-03/688

 

Департамент бюджетной политики Минфина России сообщает следующее.

Штрафы, налагаемые непосредственно мировыми судьями в соответствии со ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, администрируются Федеральной службой судебных приставов. Указанные штрафы должны зачисляться на основании ст. 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации в бюджеты городских округов и муниципальных районов, городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга по месту нахождения суда, принявшего решение о наложении штрафа, и отражаться по КБК "322 1 16 21030 01 0000 140 Денежные взыскания (штрафы) и иные суммы, взыскиваемые с лиц, виновных в совершении преступлений, и в возмещение ущерба имуществу, зачисляемые в местные бюджеты".

Штрафы, предусмотренные ч. 3 ст. 57, ч. 2 ст. 140, ч. 3 ст. 159, ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 168, ч. 2 ст. 226, ч. 4 ст. 246, ч. 2 ст. 249, ст. 431 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, администрируются Федеральной службой судебных приставов и должны зачисляться по КБК "322 1 16 17000 01 0000 140 Денежные взыскания (штрафы) за нарушение законодательства Российской Федерации о суде и судоустройстве, об исполнительном производстве и судебные штрафы".

Администраторами штрафов, взыскиваемых за административные правонарушения, являются органы исполнительной власти, вынесшие постановления о наложении штрафов по результатам рассмотрения дел об административных правонарушениях. В случае вынесения постановления о наложении штрафа судом (мировым судьей) администратором штрафа является орган власти (иной государственный орган), направивший дело на рассмотрение судье. Учитывать штрафы следует по кодам бюджетной классификации подгруппы "000 1 16 00000 00 0000 000 Штрафы, санкции, возмещение ущерба" приложения 1 к Указаниям о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации, утвержденным Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 21 декабря 2005 г. N 152н, в зависимости от сферы законодательства, нарушенного ответчиком.

 

Директор Департамента

бюджетной политики

А.М. Лавров

 

 

 

 

 

Информационное письмо Заместителя Председателя

Верховного Суда Российской Федерации П.П. Серкова

от 28 ноября 2006 г. N 2992-4/ОБЩ

 

Статьей 13 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" предусмотрено, что копии вступивших в законную силу судебных решений о признании информационных материалов экстремистскими направляются в федеральный орган исполнительной власти в сфере юстиции.

Согласно Положению о Федеральной регистрационной службе, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1315, такими органами являются Федеральная регистрационная служба (Росрегистрация) и ее территориальные органы.

В связи с этим прошу принять меры к надлежащему исполнению перечисленных требований закона.

 

 

 

 

 

Судебная коллегия рекомендует использовать данные образцы в апелляционном производстве.

 

Именем Российской Федерации

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ РЕШЕНИЕ

об отмене решения мирового судьи и принятии нового решения

 

8 апреля 2005 года

 

_______ районный (городской) суд Свердловской области в составе председательствующего Спирина А.В., при секретаре Кондратовой Т.В., с участием адвоката Смольного Ю.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Медовой Ольги Владимировны к Дрогину Борису Петровичу о признании права собственности на часть наследственного имущества

по апелляционной жалобе Медовой О.В. на решение мирового судьи судебного участка N 2 от 4 марта 2005 года, которым в удовлетворении иска отказано,

 

установил:

 

Медова О.В. обратилась в суд с иском к Дрогину Б.П. о признании права собственности на 1/2 долю однокомнатной квартиры, общей площадью 29 кв. м, в том числе жилой - 18 кв. м, находящейся по адресу: г. Н-ск, ул. Столбовая, д. 5, кв. 11. В обоснование своих требований указала на то, что 15 апреля 2002 года умер ее брат, Медов А.В., оставивший завещание на спорную квартиру, собственником которой он являлся, в пользу ответчика. Право на обязательную долю в наследстве на основании ст. 1147 Гражданского кодекса Российской Федерации имел их нетрудоспособный отец, Медов В.И., проживавший вместе с наследодателем и фактически принявший наследство. Однако он не успел получить на эту долю свидетельство о праве на наследство в связи со смертью 3 июля 2002 года, поэтому она (истец), как его дочь, вправе наследовать причитающееся отцу имущество по обязательной доле.

Решением мирового судьи судебного участка N 2 от 4 марта 2005 года в удовлетворении иска отказано. Медова О.В. просит это решение отменить и удовлетворить ее иск, считая, что судом неправильно применены нормы материального права. Ответчик против иска возражает, ссылаясь на то, что Медов В.И. после смерти своего сына, Медова А.В., не обращался с заявлением о принятии наследства, поэтому не может быть признан наследником, принявшим наследство.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения сторон, показания свидетелей Кротова П.А. и Треховой Н.Е., суд находит решение мирового судьи подлежащим отмене, а иск Медовой О.В. - удовлетворению.

Согласно п. 2 ст. 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации признается, если не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник вступил во владение или в управление наследственным имуществом.

Из дела видно, что Медов В.И., 1930 года рождения, на день смерти своего сына являлся нетрудоспособным по возрасту, в связи с чем согласно ст. 1149 Гражданского кодекса Российской Федерации имел право наследовать независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая бы причиталась ему при наследовании по закону. Поскольку он являлся единственным наследником имущества Медова А.В., то при наследовании по закону вся спорная однокомнатная квартира причиталась бы ему, следовательно, размер его обязательной доли в наследстве составляет половину, то есть 1/2 долю квартиры.

Свидетели Кротов П.А. и Трехова Н.Е. показали, что после смерти сына Медов В.И. продолжал пользоваться спорной квартирой, вносил коммунальные платежи, продал принадлежавший сыну видеомагнитофон и за счет вырученных средств произвел ремонт подсобных помещений квартиры. Данные свидетели являлись соседями Медова В.И., поэтому им с достоверностью известны указанные обстоятельства. Эти обстоятельства подтверждаются также справкой комиссионного магазина о сдаче Медовым В.И. 28 апреля 2002 г. на комиссию видеомагнитофона и получении вырученной от продажи суммы (л. д. 114), квитанциями об уплате налога и коммунальных платежей (л. д. 118 - 124), чеками и накладными, выписанными на имя Медова В.И. в мае 2002 г., о приобретении строительных материалов и доставке их по адресу спорной квартиры (л. д. 125 - 131).

Оценивая указанные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что Медов В.И. после смерти своего сына, Медова А.В., вступил во владение наследственным имуществом, то есть принял наследство одним из установленных законом способов. Принятое им наследство в виде 1/2 доли однокомнатной квартиры признается принадлежащим ему со дня открытия наследства (п. 4 ст. 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации). Следовательно, на день смерти Медова В.И. (3 июля 2002 года) открылось наследство на приобретенную им в порядке наследования долю однокомнатной квартиры. Медова О.В. - его дочь - в силу ст. 1142 Гражданского кодекса Российской Федерации является единственным наследником по закону первой очереди, после смерти отца в установленный шестимесячный срок подала нотариусу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства, поэтому приобрела наследство, и ей в иске о признании права собственности на 1/2 долю однокомнатной квартиры не могло быть отказано.

Руководствуясь абзацем 3 ст. 328, ст. 329, п. 4 ч. 1 ст. 362, абзацем 2 ст. 363 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

решил:

 

решение мирового судьи судебного участка N 2 от 4 марта 2005 года отменить. Признать за Медовой Ольгой Владимировной право собственности на 1/2 долю однокомнатной квартиры, общей площадью 29 кв. м, в том числе жилой - 18 кв. м, находящейся по адресу: г. Н-ск, ул. Столбовая, д. 5, кв. 11.

Настоящее решение вступает в законную силу со дня принятия.

 

Председательствующий: Спирин А.В.

 

 

 

 

 

                   Именем Российской Федерации

 

                      АПЕЛЛЯЦИОННОЕ РЕШЕНИЕ

 

                                         "__" ____________ 200_ г.

 

    _______________________________ Свердловской области в составе

(название районного (городского) суда)

 

председательствующего ___________________________________________,

при секретаре ____________, с участием _______________, рассмотрев

                                    (прокурора, адвоката)

 

в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ___________

__________________________________________________________________

                 (полное наименование истца(ов))

 

к _____________________________ о признании права собственности на

(полное наименование ответчика(ов)

 

часть строения по апелляционной жалобе ________________ на решение

мирового судьи судебного участка N ___ от "__" __________ 200_ г.,

которым в иске отказано (иск удовлетворен),

 

                            установил:

 

истец(цы)__________________________ обратился(ись) в суд с иском к

          (наименование истца(ов))

 

__________________________________________________________________

                   (наименование ответчика(ов))

 

о признании права собственности на часть строения, находящегося по

адресу: _______________________________________________, мотивируя

свои требования тем, что _________________________________________

______________________________________________________________.

              (изложить существо исковых требований)

 

    Ответчики иск не признали, ссылаясь на то, что _______________

________________________________________________________________.

             (изложить возражения ответчиков на иск)

 

    Решением мирового судьи судебного участка N__ от "__" ________

200_ г. в иске отказано (иск удовлетворен). В апелляционной жалобе

_________________________________________________________________,

                    (наименование кассаторов)

 

поддержавшие   доводы  своей   жалобы  в  заседании  апелляционной

инстанции,  просит(ят)  решение мирового судьи  отменить и принять

новое  решение,  указывая  на  необоснованность и/или незаконность

обжалуемого решения. Ответчики (истцы) считают решение правильным,

просят  в  удовлетворении   жалобы   отказать,   обосновывая  свои

возражения тем, что ______________________________________________

_________________________________________________________________.

 

    Исследовав  представленные  по  делу  доказательства, выслушав

объяснения сторон, показания  свидетелей, суд считает, что по делу

следует принять новое решение, отменив решение мирового судьи.

    Согласно ст. ____ ГК Российской Федерации ____________________

                                              (привести содержание

__________________________________________________________________

     правовой нормы, подлежащей применению по делу, указать,

 

__________________________________________________________________

       в чем заключается ошибочность обжалованного решения,

 

__________________________________________________________________

    изложить установленные в заседании апелляционной инстанции

 

__________________________________________________________________

    обстоятельства, привести и проанализировать доказательства

 

__________________________________________________________________

      в подтверждение своих выводов, указать, какое решение

 

_________________________________________________________________.

           должно быть принято с учетом установленного)

 

    Руководствуясь  абзацем 3 ст. 328, ст. 329,  п. _ ч. 1 ст. 362

ГПК Российской Федерации, суд

 

                              решил:

 

решение мирового судьи судебного участка N __ отменить.   Признать

за ________________________________________ право собственности на

__________________________________________________________________

            (подробное описание объекта недвижимости)

 

(либо в иске отказать).

    Настоящее решение вступает в законную силу со дня принятия.

 

Председательствующий: ____________________________________________

                      (подпись)

 

 

 

 

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

об оставлении решения мирового судьи без изменения

 

_____________ районный (городской) суд Свердловской области в составе председательствующего Дерезуцких М.Т., при секретаре Яковлевой О.Н., с участием адвоката Бочарова Н.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании 14 апреля 2005 года гражданское дело по иску Долгополовой Татьяны Владимировны к Долгополову Борису Андреевичу о разделе совместно нажитого имущества

по апелляционной жалобе Долгополова Б.А. на решение мирового судьи судебного участка N 2 от 16 марта 2005 года, которым произведен раздел совместно нажитого имущества,

 

установил:

 

Долгополова Т.В. обратилась в суд с иском к Долгополову Б.А. о разделе имущества, нажитого ими совместно в браке. Истец указала на то, что состояла в браке с ответчиком с 1987 года по 15 июля 2004 года, в период совместной жизни ими было приобретено: мотоцикл "Иж-Юпитер", 1988 года выпуска, автомобиль ВАЗ-2106, 1997 года выпуска, жилой дом в д. Мыски, Н-ского района; просила произвести раздел этого имущества, увеличив размер ее доли с учетом интересов двоих несовершеннолетних детей, которые остались проживать с ней. Ответчик, не возражая против раздела указанного имущества, просил произвести раздел в равных долях.

Решением мирового судьи судебного участка N 2 от 16 марта 2005 года произведен раздел имущества, выделено в собственность Долгополовой Т.В.: мотоцикл "Иж-Юпитер" стоимостью 2000 руб. и 2/3 доли жилого дома стоимостью 60000 руб., всего на сумму 62000 руб., в собственность Долгополова Б.А. - автомобиль ВАЗ-2106 стоимостью 20000 руб. и 1/3 доля жилого дома стоимостью 30000 руб., всего на сумму 50000 руб.

В апелляционной жалобе ответчик просит отменить это решение и принять новое решение, которым произвести раздел имущества, в первую очередь жилого дома, в равных долях, ссылаясь на то, что размер его доходов значительно превышал доходы супруги, строительство жилого дома осуществлено его личным трудом.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав стороны, суд не находит оснований для отмены решения мирового судьи.

В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Мировой судья на основании этой нормы увеличил долю истца в общем имуществе супругов исходя из интересов двоих несовершеннолетних детей. В обоснование такого решения судья указал на то, что 2/3 части жилого дома, состоящие из двух смежных комнат, находятся в фактическом пользовании истца с детьми, выделение истцу меньшей части жилого дома, а равно взыскание с нее денежной компенсации за разницу в стоимости выделяемого имущества нарушит интересы несовершеннолетних детей, находящихся на содержании истца, имеющей незначительный доход.

Доводы ответчика в апелляционной жалобе о том, что его доход значительно выше и строительство дома велось только им, не могут служить основанием для отмены решения мирового судьи. Указанные обстоятельства в силу вышеназванной нормы, правильно примененной мировым судьей, не влияют на размер долей супругов в общем имуществе и не могут служить основанием для отказа в увеличении доли при наличии обстоятельств, предусмотренных в п. 2 ст. 39 Семейного кодекса Российской Федерации.

Предусмотренных ст. ст. 362 - 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены или изменения решения мирового судьи в апелляционном порядке не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 - 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, районный суд

 

определил:

 

решение мирового судьи судебного участка N 2 от 16 марта 2005 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Долгополова Бориса Андреевича - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Дерезуцких М.Т.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Свердловского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь