Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Бурмагин С.В. Дело N 22-1327
Докладчик Белоусова Н.А. 2 июня 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Белоусовой Н.А.,

судей Ротькина В.Ф., Хвиюзовой Л.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 2 июня 2000 года дело по кассационной жалобе потерпевшей Л. на приговор Северодвинского городского суда Архангельской области от 20 апреля 2000 года, по которому:

Л., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 114 ч. 2 УК РФ на 2 года лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание определено условно с испытательным сроком в 2 года с возложением на Л. обязанности периодически являться на регистрацию в специализированный орган, осуществляющий исправление осужденных.

Взыскано с Л. в пользу Л. 1881 руб. 84 коп. в счет возмещения имущественного вреда и 25000 руб. в качестве компенсации за моральный вред.

Заслушав доклад судьи Белоусовой Н.А., мнение потерпевшей Л., поддержавшей доводы жалобы об отмене приговора суда, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, при следующих обстоятельствах.

31 октября 1999 года около 20 часов в ГСК, расположенном на бывшей вертолетной площадке между пр. Труда и ул. Народная в г. Северодвинске, Л. после очередного взлома принадлежащего ему гаража, увидев поблизости от гаража К. и Л., вооружившись обрезком металлической трубы и проследовав за указанными гражданами по территории ГСК до ул. Южная, с целью задержания К. и Л. и передачи их в милицию, обоснованно подозревая их в совершении кражи имущества из его гаража, при задержании Л., оказавшего сопротивление, умышленно нанес последнему несколько ударов обрезком трубы по голове, причинив тупую открытую травму головы, по признаку опасности для жизни расценивающуюся как тяжкий вред здоровью, от которой потерпевший скончался в течение часа у служебного входа городской больницы, где его оставил Л., перевезя от гаража на машине.

В судебном заседании Л. вину в преступлении признал, приговор суда не обжаловал.

В кассационной жалобе потерпевшая Л. ставит вопрос об отмене приговора суда и направлении дела на дополнительное расследование ввиду несоответствия выводов следствия и суда фактическим обстоятельствам дела, неправильной квалификации действий виновного, мягкости наказания, необоснованного освобождения от ответственности сына осужденного - Л., первым напавшего и принимавшего участие в избиении ее сына. Указывает, что у сына и отца Л. не было законных прав задерживать Л., цели задержания и доставления его в милицию они не преследовали, фактически учинили самосуд и оба должны понести ответственность за совершение умышленного убийства группой лиц. Обращает внимание на то, что судебно-медицинская экспертиза свидетельствует о наличии у избивавших ее сына другого предмета, имеющего грань, кроме круглой трубы, наличие которой признал осужденный Л. Полагает, что следствие должно установить этот предмет. При разрешении ее требований о возмещении материального вреда суд, приняв в подтверждение иска денежные документы на сумму около 4 тысяч рублей, ошибочно взыскал лишь 1881 руб.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приговор суда находит подлежащим отмене по основаниям ст. 344 УПК РСФСР как постановленный без учета обстоятельств, которые могли бы существенно повлиять на решение вопроса о виновности лиц, причастных к гибели потерпевшего, на правильность применения уголовного закона и на определение меры наказания.

Органы следствия, предъявив Л. обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Л. при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, прекратили в отношении его дело в части причинения смерти потерпевшему ввиду неосторожности, а суд, признав Л. виновным по предъявленному обвинению, не в полной мере учел как требования уголовного закона, так и установленные по делу фактические обстоятельства.

По смыслу закона (ст. 38, ст. 108 ч. 2, ст. 114 ч. 2 УК РФ) о превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, речь может идти лишь при правомерности задержания, т.е. наличии следующих необходимых условий: задерживается лицо, совершившее именно преступление; имеется твердая уверенность, что именно данное лицо совершило преступление; вред задерживаемому причиняется при наличии реальной опасности уклонения его от уголовной ответственности и с единственной целью - с целью его задержания и доставления соответствующим органам власти.

При отграничении убийства от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, когда отношение виновного к наступлению смерти выражается в неосторожности, необходимо учитывать способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, причины прекращения виновным преступных действий, последующее поведение виновного.

Как видно из обстоятельств данного дела, показаний самого Л. на следствии и в судебном заседании, ему достоверно не было известно о совершении Л. кражи из его гаража, он подозревал в этом только К., с которым в день происшедшего Л. проходил по гаражному кооперативу.

В судебном заседании подсудимый Л. пояснил, что, преследуя с сыном троих парней, он хотел опознать, есть ли среди них К., который накануне угрожал его "замочить" и сжечь гараж. Л. хотел задержать, чтобы узнать, кого К. нанял, чтобы его убить, думал, что эти люди пришли его убивать.

Аналогичные показания дал в суде свидетель Л., пояснив, что среди троих отец опознал К. - человека, который угрожал ему, и Л. он пытался задержать, так как тот шел вместе с К., думал, что Л. вор, а может, убийца, он с отцом неожиданно напал на парней, ударил Л. по лицу, завязалась драка, а отец стал разбираться с другим парнем.

Из показаний подсудимого Л. также усматривается, что, когда он помог сыну свалить Л. с ног, он требовал у него прощения, а на отказ решил ударить, в милицию Л. не повез и не сообщил, так как считал, что сам достаточно наказал его.

Данным показаниям как подсудимого Л., так и свидетеля Л. надлежащей оценки судом не дано, безосновательно сделан вывод в приговоре, что подсудимый преследовал цель задержать Л. как лицо, совершившее кражу имущества из его гаража, и передать его в милицию.

Вместе с тем указанные показания свидетельствуют об ином мотиве и иной цели действий как Л., так и его сына, принимавшего участие в избиении Л.

Кроме того, установленный следствием и судом факт нанесения Л. нескольких ударов обрезком металлической трубы потерпевшему в область головы, т.е. жизненно важный орган человеческого тела, повлекших, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, тяжкий вред здоровью потерпевшего и его смерть, свидетельствует об ошибочности вывода следственных органов о неосторожности виновного по отношению к смертельному исходу.

Не дано надлежащей оценки следствием и судом выводам судебно-медицинской экспертизы, установившей происхождение двух ран у погибшего Л. от действия грани (ребра) твердого тупого предмета, что свидетельствует о возможном использовании лицами, избивавшими его, иного предмета, кроме обрезка трубы, и требует дополнительной проверки данного обстоятельства.

С учетом вышеизложенного доводы жалобы потерпевшей Л. об отсутствии у отца и сына Л. законного права задерживать ее сына Л., о неправильной квалификации в связи с этим действий Л. и необоснованном прекращении в отношении его дела в части причинения смерти Л., о неполноте выяснения причастности Л. к лишению жизни потерпевшего, преждевременном и необоснованном прекращении дела в отношении Л. за отсутствием в его действиях состава преступления, о мягкости назначенного судом наказания представляются убедительными.

Приговор суда, постановленный на неполно выясненных обстоятельствах дела, без учета имеющих существенное значение обстоятельств и без учета требований уголовного закона, не может быть признан законным и обоснованным.

Поскольку неправильное применение уголовного закона и неполнота выяснения существенных для дела обстоятельств допущены не только в ходе судебного, но и предварительного следствия, потерпевшей Л. заявлено ходатайство о направлении дела на доследование по этим основаниям, дело после отмены приговора подлежит направлению прокурору г. Северодвинска для производства дополнительного расследования.

При дополнительном расследовании органам следствия необходимо всесторонне, полно и объективно установить фактические обстоятельства причинения смерти Л., выявить всех причастных к этому лиц, предъявить им соответствующее обвинение, решить вопрос о юридической оценке их действий и об окончании следствия.

На основании п. 2 ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Северодвинского городского суда Архангельской области от 20 апреля 2000 года в отношении Л. по ст. 114 ч. 2 УК РФ отменить, дело направить прокурору г. Северодвинска для производства дополнительного расследования.

Меру пресечения Л. оставить прежней - подписку о невыезде.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь