Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2007 г. по делу N 33-106

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу Н. дело по иску Федеральной службы исполнения наказаний России к Л. о возмещении материального ущерба,

 

установила:

 

приговором Свердловского районного суда г. Костромы от 2 февраля 2006 года Л. признан виновным в том, что он, владея квартирой по прежнему месту службы, расположенной по адресу: Кемеровская область, г. Юрга, бульвар Металлургов, имея умысел на незаконное хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, не сдал ее в установленном порядке, а заключил договор передачи в собственность данной квартиры ему и его семье с администрацией г. Юрги, но не зарегистрировал переход права в свою собственность с целью незаконного получения денежных средств на приобретение квартиры в г. Костроме. Для достижения преступного умысла на мошенничество в марте 2003 года Л. сообщил ложные сведения в жилищно-бытовую комиссию УИН МЮ РФ по Костромской области о том, что он и его семья нуждаются в улучшении жилищных условий, на основании чего 11 марта 2003 года принято решение о признании его семьи нуждающейся в улучшении жилищных условий и о постановке на учет по улучшению жилищных условий Л. с семьей из двух человек. После выполнения данных мошеннических действий, в продолжение преступного умысла, направленного на незаконное завладение квартирой в г. Костроме, Л. 13 августа 2003 года зарегистрировал квартиру на бульваре Металлургов в г. Юрге Кемеровской области в Учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в г. Юрге, то есть приобрел данную квартиру в собственность. На основании решения о принятии Л. и его семьи на учет по улучшению жилищных условий Главное управление исполнения наказаний Министерства юстиции РФ предоставило ему безвозмездную финансовую помощь на приобретение жилья. Кроме того, 13 января 2004 года губернатор Костромской области на основании письма Министерства юстиции РФ N 18/1/1-277 от 6 ноября 2003 года и обращения УИН Министерства юстиции РФ по Костромской области N 45/1-3867 от 28 августа 2003 года, которые были введены в заблуждение Л. о нуждаемости его и его семьи в улучшении жилищных условий, издал распоряжение N 41-р "О долевом участии в приобретении квартиры для начальника управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ по Костромской области Л.", в соответствии с которым администрация Костромской области приняла долевое участие в приобретении квартиры по адресу: г. Кострома, ул. Никитская. В результате мошеннических действий 26 февраля 2004 года Л. получил в собственность квартиру, расположенную по вышеуказанному адресу, стоимостью 882000 рублей. Администрация Костромской области оплатила 455700 рублей, и 455700 рублей оплатило УИН Минюста РФ, включая 29400 рублей оплату ООО "АН Вендор" за консультационные и маркетинговые услуги при покупке квартиры, которые администрация Костромской области и ГУИН Минюста РФ оплатили солидарно, то есть похитил чужое имущество и приобрел право на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием на сумму 911400 рублей с использованием своего служебного положения, в крупном размере. Действия Л. квалифицированы как мошенничество, то есть хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием и использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Федеральная служба исполнения наказаний России обратилась в суд с иском к Л. о возмещении ущерба, причиненного преступлением, в сумме 455 700 рублей - денежных средств, выделенных Федеральной службой исполнения наказаний для приобретения квартиры Л.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 7 декабря 2006 года исковые требования Федеральной службы исполнения наказаний России удовлетворены. С Л. в пользу Федеральной службы исполнения наказаний России взыскано 455 700 рублей в возмещение материального ущерба, а также госпошлина в доход государства в размере 500 рублей.

В кассационной жалобе Л. просит решение суда отменить и вынести новое решение об уменьшении взысканной суммы. При этом ссылается на следующие обстоятельства. Суд не учел, что на основании Инструкции "О порядке оказания безвозмездной финансовой помощи...", утв. Приказом Минюста РФ от 29 ноября 2002 года N 322, он имеет право на безвозмездную финансовую помощь. Его семья с учетом права на дополнительную жилую площадь имела право на финансовую помощь в размере стоимости 90 кв. м. Вывод суда о том, что такая помощь не была бы ему оказана, если бы было известно о наличии в собственности квартиры в г. Юрге, основан на предположении. Предоставление ему финансовой помощи не ставилось в зависимость от возврата ранее занимаемой квартиры администрации г. Юрги. Денежные средства выделялись ему при условии, что ранее занимаемая площадь в г. Юрге будет оставлена дочери. Суд неправомерно не применил п. 2 ст. 1083 ГК РФ, предусматривающий, что если грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, размер возмещения вреда должен быть уменьшен, а также п. 3 ст. 1083 ГК РФ, допускающий уменьшение возмещения вреда с учетом материального положения причинителя. Кроме того, суд не учел, что законодательством не предусмотрено расторжение договора приватизации, участниками которого являются несовершеннолетние дети, при переезде в другую местность.

Проверив материалы дела, исследовав материалы уголовного дела N 1-10/06 Свердловского районного суда г. Костромы по обвинению Л., обсудив доводы, жалобы, выслушав представителя Л. - П., судебная коллегия не находит оснований для изменения или отмены решения суда.

Принимая решение, суд правомерно исходил из того, что в силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда имеет преюдициальное значение для разрешения гражданско-правового спора о последствиях совершенного преступления по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

С учетом этого при разрешении дела суд проверял только размер предъявленного ко взысканию материального ущерба. Истец просил взыскать сумму, перечисленную для незаконного приобретения квартиры Л., в размере 455700 рублей. Суд пришел к обоснованному выводу, что эта сумма подлежит взысканию с ответчика в полном объеме.

Довод кассационной жалобы о необходимости уменьшения размера материального ущерба на сумму финансовой помощи, составляющей стоимость части площади жилья, превышающей площадь принадлежащей истцу и членам его семьи квартиры в г. Юрге, является несостоятельным.

В соответствии с п. 3 Инструкции о порядке оказания безвозмездной финансовой помощи сотрудникам уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации по оплате кооперативного жилья и погашению кредита банка на индивидуальное жилищное строительство, утв. Приказом Министерства юстиции РФ от 29 ноября 2002 года N 322, действовавшей в период оказания финансовой помощи Л., в случае если нуждающиеся в улучшении жилищных условий сотрудники имеют в собственности квартиры (комнаты) или индивидуальные жилые дома (части домов), финансовая помощь предоставляется в размере стоимости части площади жилья, недостающей до установленной социальной нормы площади жилья с учетом дополнительной жилой площади, предоставляемой отдельным категориям сотрудников.

Как обоснованно указал суд в решении, поскольку оказание финансовой помощи Ларионову В.И. производилось не по основаниям, установленным п. 3 Инструкции, а по основаниям и в порядке, предусмотренным п. 2 Инструкции, довод Л. о возможности получения им финансовой помощи в виде разницы стоимости между социальной нормой жилой площади с учетом права на дополнительную жилую площадь и фактически имеющейся в собственности квартирой основан на предположении и не может быть положен в основу решения.

Кроме того, оказание безвозмездной финансовой помощи сотрудникам уголовно-исполнительной системы допускается только в случае, если сотрудник не обеспечен жильем или является нуждающимся в улучшении жилищных условий. Приговором суда установлено, что решение о перечислении денежной суммы в счет оплаты приобретаемой квартиры было принято на основании представленных ответчиком ложных сведений о нуждаемости в получении жилья и отсутствии жилых помещений в собственности. Квартира в г. Юрге имеет площадь 65, 2 кв. м. Как следует из материалов уголовного дела, в квартире последние годы были зарегистрированы три человека (ответчик, его жена и несовершеннолетний сын). Право на дополнительную жилую площадь сотрудников уголовно-исполнительной системы влияет не на определение нуждаемости в улучшении жилищных условий, а на размер финансовой помощи, предоставляемой нуждающимся в улучшении жилищных условий сотрудникам.

Судом обоснованно не установлено оснований для снижения размера подлежащего возмещению материального ущерба и на основании п.п. 2, 3 ст. 1083 ГК РФ, поскольку вред был причинен в результате умышленных преступных действий ответчика, который представил заведомо ложные сведения о нуждаемости в улучшении жилищных условий при решении вопроса об оказании ему финансовой помощи для приобретения жилья.

Всем доводам, изложенным в кассационной жалобе, судом дана полная и правильная оценка, оснований для изменения или отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 7 декабря 2006 года оставить без изменения, кассационную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь