Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 13 февраля 2007 г. Дело N 33-738/2007

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                         Прокофьева В.В.,

    судей                                          Шаламовой И.Ю.,

                                                      Сомовой Е.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании 13 февраля 2007 г. дело по иску Д. к Т. и несовершеннолетней А. о признании их не приобретшими права пользования жилым помещением и выселении без предоставления другого жилого помещения, а также по встречному иску ответчика Т. к Д. в своих интересах и интересах несовершеннолетней А. о сохранении права пользования жилым помещением, об обеспечении жильем по кассационной жалобе Т. и кассационному представлению прокурора на решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 30 ноября 2006 г.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения Д. и его представителя К., согласных с постановленным судом решением и просивших в связи с этим об оставлении его без изменения, заключение прокурора отдела прокуратуры Свердловской области Войновой О.А., поддержавшей доводы кассационного представления и просившей о частичной отмене решения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д. обратился в суд с иском к своей бывшей супруге Т. и дочери А. о признании их не приобретшими права пользования квартирой N 3 и выселении без предоставления другого жилого помещения. В обоснование своих требований истец указал, что является единоличным собственником упомянутой выше трехкомнатной квартиры, которую унаследовал в 2001 году после смерти своей матери. Кроме него в квартире проживают его бывшая жена (с 1994 года) и дочь (со времени ее рождения в 1996 году). Однако регистрацию по данному адресу в качестве места постоянного жительства по договоренности с Т. имеют только он и ребенок, а сама жена зарегистрирована в квартире своих родителей. Брак с Т. расторгнут судом в июле 2006 года, после чего, как пояснил истец, между ним и бывшими членами его семьи сложились крайне неприязненные взаимоотношения. Т. препятствует его проживанию в квартире и вынуждает его разменять это жилое помещение, угрожая привлечением к уголовной ответственности, для чего провоцирует ссоры, а затем вызывает милицию. Дочь во всем поддерживает Т. и не желает с ним общаться. Оплату за пользование жилым помещением и коммунальные услуги они не производят. В этой связи он направил ответчикам письмо с требованием об освобождении жилого помещения в срок до 25.08.2006, но добровольно выселяться они отказываются, чем и обусловлено обращение в суд.

Т. с иском своего бывшего супруга не согласилась, полагая, что за время длительного совместного проживания и ведения общего хозяйства с истцом они с дочерью приобрели право пользования спорным жилым помещением и не могут его утратить ни при каких обстоятельствах. Ссылаясь на отсутствие у нее и дочери другого жилья, ответчик также предъявила к Д. встречные требования о сохранении за ними права пожизненного проживания в спорной квартире либо возложении на истца обязанности обеспечить их иным жилым помещением. В ходе судебного разбирательства от поддержания последнего требования Т. отказалась

Орган опеки и попечительства, а также участвовавший в судебном заседании прокурор полагали необходимым отказать Д. в иске, а встречное требование Т. удовлетворить, сохранив за ней и дочерью право пользования квартирой на определенный судом срок (до совершеннолетия ребенка).

Вышеназванным решением суда удовлетворено требование Д. о выселении ответчиков, в остальной части его иска, а также во встречном иске ответчика Т. оказано.

С таким решением не согласились Т. и прокурор, которые оспаривают его правильность в части выселения ответчиков и отказа в удовлетворении встречного иска, указывая на ошибочность толкования судом положений ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации и, как следствие, на несоответствие его выводов фактическим обстоятельствам дела.

В остальной части решение суда никем из участвующих в деле лиц не обжаловано.

 

С учетом этого судебная коллегия в соответствии с правилами ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации проверила законность и обоснованность решения лишь в обжалуемой авторами кассационной жалобы и представления части и нашла их просьбу подлежащей удовлетворению.

Действительно, как обоснованно указывают кассаторы, положения ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации истолкованы и применены судом первой инстанции неверно, вопреки буквальному содержанию упомянутой нормы материального права. Последняя же предусматривает, что в случае если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

Таким образом, закон допускает и вместе с тем гарантирует сохранение права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не только в случае отсутствия у него другого жилья, но и в случае, когда такое жилье имеется, но в силу объективных (уважительных) причин не может быть им использовано.

Между тем, отказывая в применении в отношении ответчиков указанных выше положений Закона и сохранении за ними права пользования спорной квартирой, суд сослался лишь на наличие у Т. регистрации по месту ее прежнего (до замужества) жительства в г. Троицке в квартире родителей, где она, по мнению суда, в дальнейшем может проживать вместе со своей дочерью. Такие суждения нельзя признать правильными, поскольку они не учитывают возражений ответчика, обосновавшей невозможность переезда в настоящее время в г. Троицк и осуществления права пользования указанным жилым помещением. Названные ответчиком обстоятельства (наличие у нее в Екатеринбурге постоянного места работы и источника дохода, места обучения и получения дополнительного образования у дочери, сложившегося круга общения у обеих, стесненность жилищных условий в квартире родителей) заслуживают внимания и, следовательно, безосновательно отклонены судом.

При этом доводы Т. о невозможности из-за недостатка денежных средств самостоятельно обеспечить себя иным расположенным в г. Екатеринбурге жилым помещением Д. не опровергнуты. Исходя из пояснений истца в суде первой инстанции и в заседании судебной коллегии, его имущественное положение, обремененное алиментным обязательством в отношении дочери, также не позволяет ему обеспечить своих бывших членов семьи другим жилым помещением. Об этом же свидетельствуют и материалы дела.

При таких обстоятельствах какого-либо иного способа обеспечить соблюдение жилищных интересов ответчиков и, прежде всего, несовершеннолетней А., кроме как путем сохранения за ними на определенный срок права пользования спорной квартирой, не имеется. Ее общая и жилая площади, количество комнат к этому располагают. Неприязненные же взаимоотношения между сторонами принятию такого решения не препятствуют, поскольку отсутствуют иные законные варианты разрешения их спора.

С учетом изложенного обжалуемое судебное постановление в части выселения ответчиков и отказа в удовлетворении встречного иска Т. подлежит отмене с вынесением нового, прямо противоположного принятому судом первой инстанции.

Что касается срока, на который за ответчиками сохраняется право пользования спорным жилым помещением, то судебная коллегия считает необходимым ограничить его совершеннолетием ребенка (А.). Правовых же оснований для пожизненного сохранения за ответчиками указанного выше права не имеется.

Руководствуясь ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 30 ноября 2006 г. в части выселения Т. и А. из спорной квартиры, а также в части отказа во встречном иске ответчика Т. отменить и постановить новое.

В удовлетворении требования Д. о выселении ответчиков отказать.

Встречное требование Т. удовлетворить. Сохранить за ней и ее дочерью А. право пользования квартирой до достижения ребенком совершеннолетия.

В остальной части это же судебное постановление оставить без изменения.

 

Председательствующий

ПРОКОФЬЕВ В.В.

 

Судьи

ШАЛАМОВА И.Ю.

СОМОВА Е.Б.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь