Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 17 ноября 2006 г. по делу N 3-77/2006

 

Верховный Суд Удмуртской Республики в составе:

председательствующего - судьи Берша С.И.,

при секретаре Ботниковой Ю.М.,

с участием представителей прокуратуры Удмуртской Республики - Походина В.В., Богатыревой О.Л., представителя Правительства Удмуртской Республики - Смирнова О.Л., представителя Управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики - Булатова В.П., представителя Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Удмуртской Республике - Катаевой С.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Удмуртской Республики о признании противоречащими законодательству и недействующими отдельных норм Положения об Управлении по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 апреля 2005 года N 65,

 

установил:

 

прокурор Удмуртской Республики обратился в суд с указанным выше заявлением, указывая на то, что 18 апреля 2005 года Правительством Удмуртской Республики принято постановление, которым утверждено Положение об Управлении по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики (далее - Положение).

По утверждению прокурора отдельные нормы Положения противоречат требованиям действующего законодательства.

В связи с чем, прокурор просил:

1. Признать подпункт 7 пункта 9, подпункты 4, 5, 20 пункта 10, подпункт 18 пункта 25 Положения противоречащими статьям 6, 6.1, 42 Федерального закона "О животном мире", пунктам 2, 7 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", статьям 36, 37 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", подпунктам "б", "в" пункта 3 постановления Правительства РФ от 20 мая 2005 года N 317 "О возложении на федеральные органы исполнительной власти осуществления некоторых функций в области рыболовства и сохранения биологических ресурсов" и недействующими с момента принятия.

2. Признать подпункт 13 пункта 10 Положения противоречащими статье 26 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", статьям 6, 6.1, 42 Федерального закона "О животном мире", пунктам 2, 7 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", подпункту "д" пункта 1 постановления Правительства РФ от 20 мая 2005 года N 317 "О возложении на федеральные органы исполнительной власти осуществления некоторых функций в области рыболовства и сохранения биологических ресурсов" и недействующим с момента принятия.

3. Признать подпункт 26 пункта 10 Положения противоречащим статье 50 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", статьям 6, 6.1, 11, 28, 42 Федерального закона "О животном мире", подпункту "г" пункта 3 постановления Правительства РФ от 20 мая 2005 года N 317 "О возложении на федеральные органы исполнительной власти осуществления некоторых функций в области рыболовства и сохранения биологических ресурсов", пунктам 12, 14, 15, 18, 19, 24 Требований по предотвращению гибели объектов животного мира при осуществлении производственных процессов, а также при эксплуатации транспортных магистралей, трубопроводов, линий связи и электропередачи, утвержденных постановлением Правительства РФ от 13 августа 1996 года N 997, пункту 1 постановления Правительства РФ от 19 января 1998 года N 67 "О специально уполномоченных государственных органах по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания" и недействующим с момента принятия.

4. Признать подпункт 6 пункта 12 Положения противоречащим части 5 статьи 12 Федерального закона "Об оружии", статьям 11, 31 ФЗ "О животном мире", пункту 1 постановления Правительства РФ от 19 января 1998 года N 67 "О специально уполномоченных государственных органах по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания", пункту 1 постановления Правительства РФ от 02 февраля 1998 года N 133 "О мерах по обеспечению служебным оружием и специальными средствами должностных лиц, выполняющих задачи по охране объектов животного мира" и недействующим с момента принятия.

5. Признать подпункты 1, 2, 3, 4, 7, 10 пункта 12, подпункты 28, 29, 30 пункта 10, подпункты 1, 2, 3, 4 пункта 13, подпункты 13, 14 пункта 25 Положения противоречащими пунктам "в", "е" части 1, части 4 статьи 1, пунктам 2, 7 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", части 1 ст. 1.3, части 1 пункта 3 статьи 22.1, статьям 22.2, 23.26, 23.27, 23.29, подпункту 6 части 1 ст. 27.2, части 2 статьи 27.7, части 2 статьи 27.9, части 1 статьи 27.10, части 1 статьи 28.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях, статьям 6, 6.1, 11, 13, 16, 42 Федерального закона "О животном мире", статье 43 Федерального закона "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов", частям 1, 4 статьи 65, абзацу 8 части 1 статьи 66 Федерального закона "Об охране окружающей среды", абзацу 8 пункта 13 Указа Президента РФ от 09 марта 2004 года N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти", подпункту "а" пункта 3 постановления Правительства РФ от 20 мая 2005 года N 317 "О возложении на федеральные органы исполнительной власти осуществления некоторых функций в области рыболовства и сохранения биологических ресурсов", пункту 1 постановления Правительства РФ от 19 года 1998 года N 67 "О специально уполномоченных государственных органах по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания" и недействующими с момента принятия.

6. Признать подпункт 10 пункта 9 Положения противоречащим статьям 6, 11, 13 Федерального закона "О животном мире", статье 28 Федерального закона "О рыболовстве и охране водных биоресурсов", пункту 1 постановления Правительства РФ от 19 января 1998 года N 67 "О специально уполномоченных государственных органах по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среду их обитания" и недействующим с момента принятия.

В судебном заседании представители прокуратуры Удмуртской Республики настаивали на удовлетворении заявления.

Представитель Правительства Удмуртской Республики и представитель Управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики (далее Охотуправление) просили оставить заявление прокурора без удовлетворения, пояснив, что оспариваемые пункты Положения требованиям действующего законодательства не противоречат и охраняемых законом прав и интересов граждан не нарушают.

Представитель Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Удмуртской Республике просил заявление прокурора удовлетворить.

Выслушав объяснения представителей прокуратуры, представителя Правительства Удмуртской Республики, представителя Охотуправления, и представителя Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Удмуртской Республике, суд находит заявление прокуратуры Удмуртской Республики подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

По смыслу статьи 253 ГПК РФ нормативный правовой акт может быть признан недействующим в том случае, если он противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

В соответствии со статьей 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами; природопользование; охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо охраняемые природные территории.

Согласно статье 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации.

Постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 апреля 2005 года N 65 было утверждено Положение об Управлении по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики.

Данное Положение является нормативным правовым актом и определяет основные задачи, функции, права и обязанности Охотуправления в области охраны и использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, и среды их обитания, организации, регулирования и охраны водных биологических ресурсов и средств их обитания на территории Удмуртской Республики.

В соответствии с подпунктом 7 пункта 9 Положения к основным задачам Управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики отнесена выдача именных разовых и распорядительных лицензий (разрешений) на право пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, и водными биологическими ресурсами.

Подпунктами 4, 5, 20 пункта 10 Положения Охотуправление УР наделяется следующими функциями:

- предоставляет право пользования объектами животного мира и прекращает право пользования объектами животного мира полностью или частично (подпункт 4);

- организует и осуществляет в установленном порядке выдачу, продление, приостановление, аннулирование именных разовых, распорядительных лицензий (разрешений) на право пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, водными биологическими ресурсами (подпункт 5);

- выдает лицензии на право пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, и водными биологическими ресурсами (подпункт 20).

Согласно подпункту 18 пункта 25 начальник Охотуправления УР выдает в установленном порядке лицензии (разрешения) на пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, и водными биологическими ресурсами.

Вместе с тем, в соответствии со статьей 42 Федерального закона N 52-ФЗ от 24 апреля 1995 года "О животном мире" отношения в области рыболовства и охраны водных биоресурсов регулируются законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

По регулированию отношений в области рыболовства принят специальный нормативный правовой акт - Федеральный закон "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов".

В соответствии с пунктами 1, 4 статьи 36, пунктами 1, 2 статьи 37 названного Закона оформление, выдача, регистрация, а также приостановление действия и аннулирование разрешений на добычу водных биоресурсов осуществляются федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Согласно подпунктам "б", "в" пункта 3 постановления Правительства Российской Федерации от 20 мая 2005 года за N 317 указанные функции возложены на Федеральную службу по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Таким образом, Федеральным законом "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов" полномочия по представлению права пользования водными биоресурсами закреплены за федеральными органами исполнительной власти.

Статьей 6 Федерального закона "О животном мире" не предусмотрена передача субъекту Российской Федерации полномочий Российской Федерации по выдаче разрешений (лицензий) на право пользования водными биоресурсами.

В соответствии со статьей 6.1 Федерального закона "О животном мире" к полномочиям субъектов Российской Федерации в области охраны и использования объектов животного мира не отнесена выдача разрешений (лицензий) на использование объектов животного мира.

Статьей 6 названного Закона допускается передача указанных полномочий субъектам Российской Федерации за счет субвенций из федерального бюджета. При этом указанное полномочие может осуществляться органом субъекта Российской Федерации только в том объеме, который указан в статье 6 Федерального закона "О животном мире", а именно: выдача именных разовых и распорядительных лицензий на использование объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, за исключением объектов, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения; объектов, занесенных в Красную Книгу Российской Федерации (перечень этих объектов утвержден приказом Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды от 19 декабря 1997 года N 569; объектов, подпадающих под действие международных договоров Российской Федерации; объектов, которые отнесены к особо ценным в хозяйственном отношении и перечень которых определяется федеральным органом исполнительной власти (определен приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 28 апреля 2005 года в редакции от 28 августа 2006 года N 265).

Однако в оспариваемых пунктах Положения закреплено, что Охотуправление осуществляет выдачу разрешений (лицензий) на право пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, предоставляет право пользования этими объектами и прекращает его, без каких-либо исключений.

Таким образом, оспариваемыми нормами Положения, Охотуправление наделено указанными полномочиями в объеме, не соответствующем положениям федерального законодательства.

Подпункт 13 пункта 10 Положения устанавливает, что Охотуправление принимает решение по ограничению, приостановлению или запрету отдельных видов пользования водными биологическими ресурсами, а также пользования определенными объектами водных биологических ресурсов по отдельным территориям и на определенный срок.

Указанное Положение противоречит требованиям федерального законодательства по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 42 Федерального закона "О животном мире" отношения в области рыболовства и охраны водных биоресурсов регулируются законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

По регулированию отношений в области рыболовства принят специальный федеральный нормативный правовой акт - Федеральный закон "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов". В соответствии со ст. 26 названного Федерального закона ограничения рыболовства устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов. Согласно подпункту "д" пункта 1 постановления Правительства РФ от 20 мая 2005 года N 317 на Министерство сельского хозяйства РФ возложены функции по утверждению порядка установления ограничений рыболовства.

Таким образом, Федеральным законом "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов" полномочия по ограничению рыболовства закреплены за федеральными органами исполнительной власти.

Статьей 6 Федерального закона "О животном мире" не предусмотрена передача субъекту Российской Федерации полномочий Российской Федерации по введению ограничений на использование водных биоресурсов.

В соответствии со статьей 6.1 ФЗ "О животном мире" к полномочиям субъектов Российской Федерации в области охраны и использования объектов животного мира не отнесено введение ограничений на использование объектов животного мира.

Статьей 6 названного Закона допускается передача указанных полномочий субъектам РФ за счет субвенций из федерального бюджета. При этом указанное полномочие может осуществляться органами субъекта РФ только в том объеме, который указан в статье 6 Федерального закона "О животном мире", а именно: введение ограничений на использование объектов животного мира, за исключением: объектов, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения; объектов, занесенных в Красную Книгу РФ; объектов, подпадающих под действие международных договоров РФ; объектов, которые отнесены к особо ценным в хозяйственном отношении и перечень которых определяется федеральным органом исполнительной власти.

Однако в Положении, в оспариваемом пункте, закреплено, что Охотуправление принимает "решения по ограничению, приостановлению, запрету отдельных видов пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, а также пользования определенными объектами животного мира по отдельным территориям и на определенный срок", каких-либо исключений из этих полномочий, как того требует ст. 6 Федеральный закон "О животном мире", не установлено.

Таким образом, Охотуправление незаконно наделено указанными полномочиями в объеме, не соответствующем положениям статьи 6 Федерального закона "О животном мире", а именно: в объеме, превышающем те полномочия, которые допускается передавать.

Кроме того, передача полномочий субъектам РФ по введению ограничений на использование объектов животного мира предусмотрена только Федеральным законом от 31 декабря 2005 года N 199-ФЗ, который вступил в силу лишь с 1 января 2006 года.

Однако, орган исполнительной власти Удмуртской Республики - Охотуправление незаконно наделено указанными полномочиями постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 апреля 2005 года, то есть в период, когда передача указанных полномочий субъекту РФ вообще не допускалась.

Согласно подпункту 26 пункта 10 Положения Охотуправление принимает участие в согласовании материалов на размещение промышленных и иных объектов, влияющих на объекты животного мира, отнесенные к объектам охоты, и среду их обитания, водные биологические ресурсы и среду их обитания на территории Удмуртской Республики.

Указанное положение противоречит требованиям федерального законодательства по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 42 Федерального закона "О животном мире" отношения в области рыболовства и охраны водных биоресурсов регулируются законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

По регулированию отношений в области рыболовства принят, специальный федеральный нормативный правовой акт - Федеральный закон "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов". В соответствии со статьей 50 названного Федерального закона размещение, проектирование, строительство хозяйственных и иных объектов подлежит согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Согласно подпункту "г" пункта 3 постановления Правительства РФ от 20 мая 2005 года N 317 указанные функции возложены на Федеральную службу по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Таким образом, Федеральным законом "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов" полномочия по согласованию указанной документации закреплены за федеральными органами исполнительной власти.

Статьей 6 Федерального закона "О животном мире" не предусмотрена передача субъекту Российской Федерации полномочий Российской Федерации по указанному вопросу.

В соответствии со статьей 6.1 Федерального закона "О животном мире" к полномочиям субъектов Российской Федерации в области охраны и использования объектов животного мира не отнесено согласование документации по размещению промышленных и иных объектов, влияющих на объекты животного мира. Статьей 6 Федерального закона "О животном мире" также не предусмотрена передача субъекту Российской Федерации полномочий по указанному вопросу.

Кроме того, в соответствии со статьей 28 Федерального закона "О животном мире" постановлением Правительства РФ от 13 августа 1996 года N 997 утверждены Требования по предотвращению гибели объектов животного мира при осуществлении производственных процессов, а также при эксплуатации транспортных магистралей, трубопроводов, линий связи и электропередачи. В соответствии с пунктами 12, 14, 15, 18, 19, 24 указанных Требований документация по охране объектов животного мира при осуществлении производственных процессов подлежит согласованию со специально уполномоченными государственными органами по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания.

В соответствии со статьями 5 (абзац 15), 11 Федерального закона "О животном мире" создание специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания (далее - специально уполномоченные государственные органы) является полномочием Российской Федерации. Специально уполномоченные государственные органы состоят из федеральных государственных органов и их территориальных (бассейновых) подразделений. Полномочия, специализация, структура этих органов определяются Правительством РФ.

Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 года N 67 к специально уполномоченным государственным органам по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания отнесены федеральные органы исполнительной власти. Государственные органы субъекта РФ к указанным органам не отнесены.

Поэтому орган исполнительной власти Удмуртской Республики - Охотуправление незаконно наделен полномочиями специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания по согласованию документации по размещению промышленных и иных объектов, влияющих на объекты животного мира.

Согласно подпункту 6 пункта 12 Положения должностные лица у Охотуправления имеют право применять в установленном порядке физическую силу, специальные средства - наручники, резиновые палки, слезоточивый газ, устройства для принудительной остановки транспорта, служебных собак, огнестрельное оружие, другие средства, разрешенные - законодательством.

Указанное положение противоречит требованиям федерального законодательства по следующим основаниям.

Согласно статье 12 Федерального закона "Об оружии" разрешается приобретение и использование огнестрельного оружия в качестве служебного организациям, которые в соответствии с Федеральным законом "О животном мире" осуществляют функции охраны объектов животного мира и среды их обитания.

В соответствии со статьей 31 Федерального закона "О животном мире" право хранить и носить служебное огнестрельное оружие и специальные средства при исполнении служебных обязанностей, право применять в установленном порядке физическую силу, специальные средства - наручники, резиновые палки, слезоточивый газ, устройства для принудительной остановки транспорта, служебных собак, огнестрельное оружие предоставлено должностным лицам, специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания. Перечень должностных лиц, выполняющих задачи по охране объектов животного мира, которым разрешено применение служебного огнестрельного оружия, а также специальных средств, определяется Правительством РФ.

Органы исполнительной власти субъекта РФ не относятся к специально уполномоченным государственным органам по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания, поскольку не указаны в постановлении Правительства РФ от 19 января 1998 года N 67.

Постановлением Правительства РФ от 02 февраля 1998 года N 133 "О мерах по обеспечению служебным оружием и специальными средствами должностных лиц, выполняющих задачи по охране объектов животного мира" определен перечень должностных лиц, имеющих право на применение огнестрельного оружия и специальных средств. Так, в соответствии с пунктом 1 названного постановления указанным правом наделены должностные лица территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти. Должностные лица органов исполнительной власти субъекта РФ в данный перечень не включены.

Таким образом, должностные лица Охотуправления (органа исполнительной власти Удмуртской Республики) незаконно наделены правом применять физическую силу, специальные средства - наручники, резиновые палки, слезоточивый газ, устройства для принудительной остановки транспорта, служебных собак, огнестрельное оружие.

В соответствии с подпунктами 1, 2, 3, 4, 7, 10 пункта 12, подпунктами 28, 29, 30 пункта 10, подпунктами 1, 2, 3, 4 пункта 13, подпунктами 13, 14 пункта 25 Положения должностные лица Охотуправления вправе осуществлять следующие полномочия:

- проверять у юридических лиц, предпринимателей без образования юридического лица, граждан, документы, разрешающие осуществлять пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, и водными биоресурсами, а также разрешения органов внутренних дел на хранение и ношение огнестрельного оружия, находиться на особо охраняемых территориях (акваториях);

- составлять в установленном порядке протоколы об административных правонарушениях и доставлять нарушителей в правоохранительные органы;

- производить досмотр вещей, личный досмотр, остановку и досмотр транспортных средств, проверку оружия и других орудий добывания объектов животного мира и водных биоресурсов, полученной от них продукции, в том числе и во время ее транспортировки, в местах складирования и переработки;

- изымать у нарушителей незаконно добытую продукцию, оружие и другие орудия добывания объектов животного мира и водных биоресурсов, в том числе транспортные средства, а также соответствующие документы с оформлением изъятия в установленном порядке;

- давать обязательные к исполнению указания (предписания) физическим и юридическим лицам по устранению нарушений законодательства о животном мире;

- изымать оружие и другие орудия незаконной охоты и рыболовства, а также продукцию незаконной охоты и рыболовства;

- рассматривать в установленном законодательством порядке дела об административных правонарушениях в области охраны, воспроизводства и регулирования использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, и среды их обитания, организации, регулирования и охраны водных биоресурсов и среды их обитания;

- налагать в установленном законодательством порядке административные наказания на юридических лиц и граждан, виновных в нарушении законодательных актов по охране объектов животного мира и среды их обитания, изымать оружие и другие орудия незаконной охоты и рыболовства, а также продукцию незаконной охоты и рыболовства в установленном законодательством порядке;

- выносить постановления об административных правонарушениях в области охраны, воспроизводства и регулирования использования объектов животного мира и среды их обитания, организации, регулирования и охраны водных биоресурсов и среды их обитания;

- выносить постановления об административных взысканиях физическим и юридическим лицам, нарушившим законодательство в области охраны, воспроизводства и регулирования использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, и среды их обитания, организации, регулирования и охраны водных биоресурсов и среды их обитания.

Указанные положения противоречат требованиям федерального законодательства по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 42 Федерального закона "О животном мире" отношения в области рыболовства и охраны водных биоресурсов регулируются законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

По регулированию отношений в области рыболовства принят специальный федеральный нормативный правовой акт - Федеральный закон "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов". В соответствии со статьей 43 названного Федерального закона государственный контроль в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов проводится федеральными органами исполнительной власти в рамках полномочий, определяемых Президентом РФ и Правительством РФ, в порядке, установленном федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации. Согласно подпункту "д" пункта 6 постановления Правительства РФ от 08 апреля 2004 года N 201, подпункту "а" пункта 3 постановления Правительства РФ от 20 мая 2005 года N 317 осуществление государственного контроля в области рыболовства и охраны водных биоресурсов возложено на Федеральную службу по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Таким образом, Федеральным законом "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов" полномочия по осуществлению государственного контроля в области рыболовства закреплены за федеральными органами исполнительной власти, органам исполнительной власти субъекта эти полномочия не переданы.

В указанной сфере этот Закон является специальным по отношению ко всем иным федеральным законам и иным нормативным правовым актам, в том числе и Федеральному закону "О животном мире", и имеет приоритет действия перед другими правовыми актами.

Кроме того, указанные нормы Положения противоречат Кодексу РФ об административных правонарушениях.

В соответствии с частью 1 ст. 1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление:

1) общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях;

2) перечня видов административных наказаний и правил их применения;

3) административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ;

4) порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях;

5) порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

Согласно части 1 пункта 3 ст. 22.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, рассматриваются в пределах компетенции, установленной главой 23 настоящего Кодекса, федеральными органами исполнительной власти, их учреждениями, структурными подразделениями и территориальными органами, а также иными государственными органами, уполномоченными на то, исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ.

Согласно статье 22.2 КоАП РФ дела об административных правонарушениях от имени соответствующих органов уполномочены рассматривать:

1) руководители соответствующих федеральных органов исполнительной власти, их учреждений, их заместители;

2) руководители структурных подразделений и территориальных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти, их заместители;

3) иные должностные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ надзорные или контрольные функции.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, рассматривают уполномоченные должностные лица органов исполнительной власти субъектов РФ.

В статье 23.27 КоАП РФ установлено, что дела об административных правонарушениях в области рыболовства и охраны водных биоресурсов, предусмотренные ч. 2 ст. 7.2, ст.ст. 7.11, 8.33, 8.34, 8.35, 8.36, ч.ч. 2, 3 ст. 8.37, ст. 8.38, рассматривают органы рыбоохраны. От имени указанных органов рассматривать дела вправе:

1) руководитель федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области охраны, воспроизводства рыбных запасов и регулирования рыболовства, его заместители;

2) руководители структурных подразделений федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области охраны, воспроизводства рыбных запасов и регулирования рыболовства, их заместители;

3) начальники бассейновых управлений по охране, воспроизводству рыбных запасов и регулированию рыболовства, их заместители;

4) районные государственные инспектора органов рыбоохраны, старшие государственные инспектора органов рыбоохраны.

Как указано выше согласно статье 43 Федерального закона "О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов" и подпункту "а" пункта 3 постановления Правительства РФ от 20.05.2005 года N 317 государственный контроль в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов возложен на Федеральную службу по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Приказом указанной Службы от 12 апреля 2005 года N 138 утвержден Перечень должностных лиц Службы и ее территориальных управлений, уполномоченных составлять протоколы по указанным административным правонарушениям. В силу части 1 ст. 28.3 КоАП РФ именно данные должностные лица Россельхознадзора уполномочены рассматривать дела об указанных правонарушениях, и в силу подпункта 6 ч. 1 ст. 27.2, ч. 2 ст. 27.7, ч. 2 ст. 27.9, ч. 1 ст. 27.10 КоАП РФ именно указанные должностные лица уполномочены применять меры обеспечения по указанным административным правонарушениям, то есть доставление правонарушителей, личный досмотр, досмотр вещей и транспортного средства, изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов.

Таким образом, анализ вышеперечисленных федеральных нормативных правовых актов позволяет сделать вывод о том, что Охотуправление, являясь органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, не уполномочен федеральным законодательством осуществлять административное преследование за правонарушения в области рыболовства и охраны рыбных запасов, а должностные лица Охотуправления не правомочны составлять протоколы об административных правонарушениях в области рыболовства, рассматривать административные дела этой категории, применять меры обеспечения по ним.

В соответствии со статьей 6.1 Федерального закона "О животном мире" к полномочиям субъектов Российской Федерации в области охраны и использования объектов животного мира не отнесено осуществление государственного контроля и надзора в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира.

Статьей 6 названного Закона допускается передача указанных полномочий субъектам РФ за счет субвенций из федерального бюджета. При этом указанное полномочие может осуществляться органами субъекта РФ только в том объеме, который указан в статье 6 Федерального закона "О животном мире", а именно: осуществление государственного контроля и надзора, за исключением: объектов, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения; объектов, занесенных в Красную Книгу РФ; объектов, подпадающих под действие международных договоров РФ; объектов, которые отнесены к особо ценным в хозяйственном отношении и перечень которых определяется федеральным органом исполнительной власти.

Однако в Положении, в оспариваемых пунктах, закреплено, что Охотуправление осуществляет производство по делам об административных правонарушениях в области охраны, воспроизводства и регулирования использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, принимает меры обеспечения по этим делам. Каких-либо исключений из этого, как того требует статья 6 Федерального закона "О животном мире", в оспариваемых пунктах Положения не установлено. Таким образом, Охотуправление незаконно наделено указанными полномочиями в объеме, не соответствующем положениям статьи 6 и Федерального закона "О животном мире", а именно: в объеме, превышающем те полномочия, которые допускается передавать.

Кроме того, передача полномочий субъектам РФ по осуществлению государственного контроля и надзора в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира предусмотрена только Федеральным законом от 31 декабря 2005 года N 199-ФЗ, который вступил в силу с 1 января 2006 года.

Однако, орган исполнительной власти Удмуртской Республики - Охотуправление незаконно наделено указанными полномочиями постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 апреля 2005 года, то есть в период, когда передача указанных полномочий субъекту РФ вообще не допускалась.

Таким образом, Охотуправление в установленном федеральным законодательством порядке не наделено полномочиями по осуществлению производства по делам об административных правонарушениях.

Кроме того, оспариваемые пункты Положения по применению огнестрельного оружия, других специальных средств, применению мер административного преследования нарушают конституционные права граждан.

Так, согласно части 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. В соответствии с пунктом "в" ст. 71 Конституции РФ регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находится в ведении Российской Федерации.

Указанные конституционные положения закреплены Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти Российской Федерации". Согласно пунктам "в", "е" п. 1 ст. 1 названного Закона деятельность органов государственной власти субъекта РФ должна осуществляться в соответствии с принципами верховенства Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации, разграничения предметов ведения между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ.

В соответствии с частью 4 ст. 1 названного Федерального закона полномочия органов государственной власти субъекта РФ устанавливаются Конституцией РФ, названным Федеральным законом, другими федеральными законами, конституцией и законами субъекта РФ и могут быть изменены только путем внесения соответствующих поправок в Конституцию РФ и пересмотра ее положений, путем внесения соответствующих изменений и дополнений в названный Федеральный закон, путем принятия новых федеральных законов, конституции и законов субъекта РФ либо путем внесения соответствующих изменений и дополнений в действующие акты.

Согласно подпункту 10 пункта 9 Положения к основным задачам Охотуправления относится нормирование в области охраны, регулирования использования, воспроизводства объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, и среды их обитания, организации, регулирования и охраны водных биоресурсов.

Указанные положения противоречат требованиям федерального законодательства по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст. 6, 11, 13 Федерального закона "О животном мире" нормирование в области использования и охраны животного мира является функцией специально уполномоченных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира, к которым государственные органы субъекта РФ, в частности Охотуправление, не относятся.

Федеральным законом "О рыболовстве и охране водных биоресурсов" также не предусмотрено осуществление государственными органами субъекта РФ полномочий по нормированию в области рыболовства. В соответствии со ст. 28 названного Закона общие допустимые уловы водных биоресурсов ежегодно устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства.

Таким образом, Правительство Удмуртской Республики, издав постановление от 18 апреля 2005 года N 65 "Об утверждении Положения об Управлении по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики", превысило предоставленную исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации компетенцию в сфере охраны, воспроизводства, использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, водных биологических ресурсов и среды их обитания, а также в сфере регулирования прав человека.

Доводы Правительства Удмуртской Республики и Охотуправления о том, что положения статьи 6 Федерального закона "О животном мире" в редакции Федерального закона от 31 декабря 2005 года наделяют субъект Российской Федерации полномочиями в области организации, регулирования и охраны водных биологических ресурсов, в том числе самостоятельно определять орган, выдающий лицензии (разрешения), предоставлять право пользования объектами животного мира и прекращать право пользования; вводить ограничения на использование объектов животного мира, являются необоснованными по следующим основаниям.

Так, в соответствии с пунктом 2 ст. 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", регулирующего вопросы разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, решение вопросов в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира не отнесено к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации.

Пункт 7 ст. 26.3 названного Федерального закона устанавливает, что полномочия Российской Федерации по предметам совместного ведения, не предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, могут передаваться для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации другими федеральными законами. Финансовое обеспечение указанных отдельных полномочий, переданных органам государственной власти субъектов РФ, осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета. Федеральные законы, предусматривающие передачу отдельных полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения органам государственной власти субъектов РФ, должны содержать положения, перечисленные в указанной статье.

При этом соответствующий Федеральный закон, который бы наделял органы государственной власти Удмуртской Республики государственными полномочиями Российской Федерации, которые оспариваются прокурором, и соответствовал бы требованиям, установленным частью 7 ст. 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", не принят.

Федеральный закон "О животном мире" не является федеральным законом, который передает указанные полномочия субъектам Российской Федерации, поскольку не содержит всех положений, перечисленных в части 7 ст. 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", а именно: прав и обязанностей высшего должностного лица субъекта РФ по осуществлению соответствующих полномочий (абзац 2 часть 3 статья 26.3), способа, методики расчета нормативов для определения объема субвенций.

Поскольку указанные полномочия в установленном порядке субъекту РФ не переданы, то государственные органы субъекта РФ не вправе их осуществлять и принимать по этим вопросам нормативные правовые акты.

Несостоятельным является довод Правительства Удмуртской Республики и Охотуправления о том, что прокурор не вправе обращаться в суд с заявлением, поскольку права граждан оспариваемым Положением не нарушаются.

В соответствии с частью 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением не только в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, но и в защиту интересов Российской Федерации.

Правительство Удмуртской Республики, приняв постановление от 18 апреля 2005 года N 65 "Об утверждении Положения об Управлении по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики", превысило предоставленную исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации компетенцию в сфере охраны, воспроизводства, использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, водных биологических ресурсов и среды их обитания, а также в сфере регулирования прав человека.

Издание оспариваемого постановления и утвержденного им Положения в рассматриваемой части влечет прямое нарушение интересов Российской Федерации, выражающееся в нарушении принципов верховенства федерального законодательства, государственной целостности Российской Федерации, установленных Конституцией Российской Федерации.

В частности, согласно пункту 1 ст. 1 Конституции РФ, Российская Федерация есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. В соответствии с пунктом 3 ст. 5 Конституции РФ федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

В соответствии со ст. 15 Конституции РФ Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

Оспариваемый акт принят Правительством Удмуртской Республики с превышением предоставленной федеральными законами исполнительному органу государственной власти субъекта РФ компетенции в сфере охраны, воспроизводства, использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, водных биологических ресурсов и среды их обитания, а также в сфере регулирования прав человека.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194, 197, 198, 253 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

Признать подпункт 7 пункта 9, подпункты 4, 5, 20 пункта 10, подпункт 18 пункта 25; подпункт 13 пункта 10; подпункт 26 пункта 10; подпункт 6 пункта 12; подпункты 1, 2, 3, 4, 7, 10 пункта 12, подпункты 28, 29 30 пункта 10, подпункты 1, 2, 3, 4 пункта 13, подпункты 13, 14 пункта 25, подпункт 10 пункта 9 Положения об Управлении по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 апреля 2005 года N 65 противоречащими закону и недействующими с момента его принятия.

Возложить на Правительство Удмуртской Республики обязанность опубликовать в республиканской газете "Удмуртская правда" сообщение о данном решении в течение месяца со дня вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти дней через Верховный Суд Удмуртской Республики.

 

Судья Верховного Суда

Удмуртской Республики

С.И.БЕРШ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь