Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 февраля 2007 г. по делу N 33-132

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу И. дело по иску С. к ООО "Ипотека+" о расторжении договора залога,

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к ООО "Ипотека+" о расторжении договора залога, сославшись на то, что в сентябре 2005 г. по рекомендации знакомой Р., которая хорошо знает генерального директора ООО "Ипотека+", он обратился в ООО "Ипотека+" с просьбой о предоставлении кредита в сумме 1 500 000 руб. под залог принадлежащего ему недвижимого имущества. Первоначально ООО "Ипотека+" согласилось выдать ему кредит, и на его имя даже был заведен счет в ООО ИКБ "Совкомбанк" за номером 40817810200020001699, однако в последний момент в предоставлении кредита ему было отказано. Тогда по предложению Р. было оформлено два договора: договор займа денежных средств в сумме 1 500 000 руб. на имя Р. и договор залога принадлежащего ему недвижимого имущества в обеспечение обязательства Р. по договору займа. В договоре займа, оформленном на имя Р., был указан номер его счета. Денежные средства, полученные от Р., он использовал для своих нужд. Он регулярно передавал Р. денежные средства, необходимые для уплаты процентов. 25.01.2006 г., в день окончания срока займа, вместе с Р. приехал в ООО ИКБ "Совкомбанк" и передал кассиру обменного пункта 50 000 долларов США в счет погашения долга по договору займа. По требованию кассира предоставил паспорта еще двух человек, но так как время приближалось к обеденному перерыву, кассир попросила подойти за паспортами после обеда. После этого они покинули помещение банка и с Р. расстались. Через некоторое время Р. позвонила и сказала, что она взяла паспорта в банке, и ему ехать в банк не надо. На следующий день от генерального директора Л. он узнал, что Р. взяла у кассира часть денег, которые он внес в счет погашения кредита. Р. дать объяснения отказалась, после чего он обратился в правоохранительные органы о привлечении ее к уголовной ответственности за мошенничество. Через некоторое время ему стало известно, что ООО "Ипотека+" заключило с Р. дополнительное соглашение о продлении срока займа, и Р. продолжает пользоваться денежными средствами, уплачивая проценты по договору займа.

В момент заключения договор займа являлся притворной сделкой, поскольку Р. была притворным заемщиком, фактически заемщиком был он. Исходя из этого, он и выразил согласие на заключение договора залога в отношении принадлежащего ему имущества в обеспечение обязательства по договору займа, поскольку обеспечивал свои обязательства. О том, что Р. стала фактическим заемщиком, он уведомлен не был, узнал случайно. В соответствии со ст. 451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его расторжения. Он никогда не давал согласия на то, чтобы принадлежащее ему имущество использовалось в качестве залогового обеспечения по реальным (а не притворным) обязательствам Р., в противном случае не стал бы заключать договор залога.

Решением Ленинского районного суда г. Костромы от 17 июля 2006 г. С. в удовлетворении исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 4 сентября 2006 года решение Ленинского районного суда города Костромы от 17 июля 2006 года было отменено, заявление С. - оставлено без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора.

11 сентября 2006 года С. направил генеральному директору ООО "Ипотека+" предложение о расторжении договора залога от 21 сентября 2005 года.

Поскольку в течение 30 дней ответ на его письмо дан не был, он повторно обратился в суд с исковым заявлением о расторжении договора залога.

Решением Ленинского районного суда города Костромы от 18 декабря 2006 года в удовлетворении исковых требований о расторжении договора залога жилого дома, расположенного по адресу: г. Кострома, Кадыевский переулок, заключенного с "Ипотека+" 21.09.2005 г., С. отказано.

В кассационной жалобе С. просит отменить решение как незаконное, считая, что суд поверхностно отнесся к исследованию обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения его иска, допустил нарушения норм процессуального права. Судом не учтено, что, заключая договор залога, он исходил из того, что реальным заемщиком будет только он, а Р. - лишь притворным заемщиком. Он никогда не давал согласия на то, чтобы принадлежащее ему недвижимое имущество использовалось в качестве залогового обеспечения по реальным (а не притворным) обязательствам Р. Суд неправильно изложил показания свидетеля С. и дал неправильную оценку собранным по делу доказательствам, в частности, суд не учел, что первоначально на допросе в ОБЭП Л. давал иные показания и указывал, что реальным заемщиком выступал истец. На основании анализа собранных по делу доказательств суд должен был прийти к выводу о том, что в результате действий Л. и Р. существенно изменилась ситуация.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителя С. по доверенности Р., судебная коллегия находит кассационную жалобу подлежащей отклонению по следующим основаниям.

Судом в ходе рассмотрения дела было установлено, что 21 сентября 2005 года между ООО "Ипотека+" и Р. был заключен договор займа, по условиям которого ООО "Ипотека+" передало Р. денежные средства в сумме 1 500 000 руб., которые последняя должна была вернуть не позднее 21 ноября 2005 года, уплатив при этом в срок до 21 октября 2005 года и до 21 ноября 2005 года проценты в сумме по 44 250 руб. к концу каждого срока.

В этот же день 21 сентября 2005 года в обеспечение договора займа между ООО "Ипотека+" и С. был заключен договор залога недвижимого имущества 7/18 долей в праве собственности на жилой дом с пристройками, расположенный по адресу: г. Кострома, пер. Кадыевский, принадлежащих С. Данный договор зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы по Костромской области 3 октября 2005 года.

Оценивая договор займа, суд обоснованно пришел к выводу о том, что данная сделка не является притворной. Данный вывод основан на правильном толковании п. 2 ст. 170 ГК РФ, в соответствии с которой притворной сделкой является сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку. Как верно указал суд, притворной является лишь та сделка, которая направлена на достижение других последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Кроме того, из содержания п. 2 ст. 170 ГК РФ следует, что притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и "прикрываемая".

В связи с этим довод истца о том, что договор залога является притворной сделкой, поскольку он был заключен с целью получения денежных средств не Р., а С., не является основанием для признания сделки притворной.

Кроме того, цель получения денежных средств не является существенным условием договора займа, поэтому Р. после получения суммы от ООО "Ипотека+" могла распорядиться ею по своему усмотрению, в том числе передать С., что не противоречит закону и условиям договора. То обстоятельство, что, заключая договор займа, Р. имела намерение не сама распорядиться полученными денежными средствами, а передать их в полном объеме С., юридического значения не имеет.

В связи с изложенным показания Л., даваемые им в ходе рассмотрения уголовного дела, о том, что ему было известно, что договор займа был заключен для получения денежных средств С., а не Р., значения для оценки правовой природы договора займа не имеют.

Отказывая в удовлетворении требований о расторжении договора залога, суд обоснованно указал, что предусмотренных для этого оснований не имеется.

Так, согласно ст. 356 ГК РФ, переводом на другое лицо долга по обязательству, обеспеченному залогом, залог прекращается, если залогодатель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Поскольку договор займа не является притворной сделкой, то и оснований считать, что должником по договору залога был С., а стала Р., не имеется.

Основания для расторжения договора, предусмотренные в ст. 451 ГК РФ, также отсутствуют.

Тот факт, что С. вернул Р. полученные от нее денежные средства, а Р. не исполнила свои обязательства перед ООО "Ипотека+" по возврату в срок всей суммы по договору займа, к таким основаниям не относится.

Доводы истца о том, что ООО "Ипотека+" заключило с Р. дополнительное соглашение о продлении срока по договору займа, не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Довод истца о том, что он не давал согласия на то, чтобы принадлежащее ему недвижимое имущество использовалось в качестве залогового обеспечения по реальным обязательствам Р., опровергаются текстом договора залога. Так, в п. 1.1 договора залога указано, что заем на сумму 1 500 000 рублей предоставляется Р., а не С.

При таких обстоятельствах оснований для отмены постановленного по делу решения не имеется.

Все доводы кассационной жалобы по своей сути сводятся к повторению позиции, изложенной в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции. Все эти доводы проверялись судом и им дана надлежащая оценка в обжалуемом решении.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Костромы от 18 декабря 2006 года оставить без изменения, кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь