Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КИРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА 2005 ГОД

от 21 февраля 2007 года

 

 

За 2005 год судами Кировской области рассмотрено 39272 дела и материалов в отношении 42046 лиц, в том числе мировыми судьями - 11993 дела и материалов в отношении 11895 человек.

За этот же период в судебную коллегию по уголовным делам Кировского областного суда по кассационным жалобам и представлениям на приговоры и другие решения судов поступило 3925 уголовных дел и материалов, окончено производством - 3658 в отношении 4057 лиц.

Таким образом, судом кассационной инстанции в 2005 году по жалобам и представлениям рассмотрено 10,0% от общего количества дел и материалов, рассмотренных судами области.

Сравнительный анализ показывает, что в 2005 году по сравнению с 2004 годом произошло уменьшение обжалуемых решений судов и соответственно рассмотренных кассационной инстанцией дел на 2273, или на 57,9%.

 

                          2001     2002     2003     2004     2005

 

Рассмотрено               2949     2561     3107     5888     3658

уголовных дел

и материалов

В отношении лиц           3400     2828     3326     6114     4057

 

Из рассмотренных 4057 жалоб и представлений в 2275 случаях были обжалованы приговоры, из них в 33 - оправдательные, в остальных - определения и постановления, из которых 157 - на решения судов о прекращении дел, 543 - об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей.

Незначительно, всего на 5 дел, или на 1,8% по сравнению с прошлым годом, увеличилось количество снятых и возвращенных без рассмотрения кассационных дел. В 2002 году таких дел было 144, в 2003 - 133, в 2004 году - 273, а в 2005 году их число составило 278.

В отчетный период судом кассационной инстанции вынесено 16 частных определений о нарушениях закона, допущенных при расследовании и рассмотрении дел. В предыдущем году таких определений было вынесено 19.

 

Результаты кассационного рассмотрения

уголовных дел (в лицах)

 

                               2003 год      2004 год     2005 год

 

обжаловано                      1967           2149         2180

оставлено без изменения         1636           1807         1761

%                                 83,2           84,1           80,8

отменено                         136            168          224

%                                  6,9            7,8         10,3

изменено                         195            174          195

%                                  9,9            8,1          8,9

отменены и изменены              321            342          419

всего

%                                 16,3           15,9         19,2

 

В целом за 2005 год судебной коллегией по уголовным делам были отменены и изменены 725 решений судов, вынесенных по уголовным делам, из них отменены и изменены 420 приговоров и 305 других решений.

Как следует из статистических данных, качество рассмотрения уголовных дел по сравнению с предыдущими годами несколько ухудшилось. В 2003 году качество составляло 83,2%, в 2004 году - 84,1%, а в 2005 году составило 80,8%.

По сравнению с прошлым годом на 12, или на 2,3%, уменьшилось количество рассматриваемых жалоб и представлений на арест и продление срока. В 2003 году их было рассмотрено 480, в 2004 году - 555, в 2005 году - 543.

В порядке надзора в 2005 году отменено и изменено 54 кассационных определения. Это на 4 меньше, чем в 2004 году.

Как и прежде, наибольшее количество рассматриваемых кассационной инстанцией уголовных дел составляют дела о преступлениях против собственности - 58,9%, из которых 60,5% - дела о кражах чужого имущества, а также против личности - 22,0%, из них 24,4% составляют дела об умышленном убийстве и 51,4% - дела об умышленном причинении тяжкого и средней тяжести вреда здоровью.

Из рассмотренных в 2005 году кассационных дел отменены обвинительные приговоры в отношении 211 лиц (9,8% от числа рассмотренных), в т.ч. 1 приговор в связи с необоснованным осуждением. В отношении 7 человек приговоры отменены частично с оставлением без изменения другого менее тяжкого обвинения.

В 2004 году были отменены 158 таких приговоров (7,4%), частично отменены 6.

С направлением дел на новое судебное разбирательство отменены 193 приговора, в т.ч. 5 - ввиду мягкости назначенного наказания. В 2004 году эти показатели составили 114 и 24 приговора.

С прекращением дел производством были отменены 11 приговоров, в т.ч. 1 - по реабилитирующим основаниям. Это на 23 меньше, чем в 2004 году.

Из 24 рассмотренных коллегией оправдательных приговоров отменено 14 (58,3%), что на 6 больше, чем в 2004 году.

Из 195 измененных судом кассационной инстанции приговоров квалификация изменена в 92 случаях, в том числе со снижением наказания в 77. В 2004 году из измененных в отношении 187 осужденных приговоров квалификация была изменена в отношении 50 лиц, в т.ч. в отношении 45 - со снижением наказания.

Отменены 22 постановления из 144 рассмотренных (15,3%) о прекращении уголовных дел, а также 2 решения судов о возвращении дел прокурору и 2 - о применении принудительных мер к невменяемым.

В кассационном порядке отменялись и изменялись приговоры судов по всем основаниям, указанным в ст. 379 УПК РФ.

Однако следует отметить, что наибольшее количество приговоров отменялось и изменялось вследствие нарушения судами требований п. п. 1, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ: в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением закона.

Как показало обобщение судебной практики, нередко приговоры отменялись из-за того, что суды недостаточно полно исследовали обстоятельства преступления, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, доказательства, установленные в процессе предварительного и судебного следствия, и не давали им оценки.

 

Отмена приговоров с направлением дел

на новое судебное разбирательство

 

В соответствии со ст. 123 Конституции РФ и ст. 15 УПК РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Стороны обвинения и защиты согласно ст. 244 УПК РФ в судебном заседании пользуются равными правами на представление доказательств, участие в их исследовании.

По приговору Фаленского районного суда от 01.07.2005 Л. оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Органами дознания он обвинялся в краже тележки стоимостью 1000 рублей, принадлежащей М., совершенной 21.07.2004.

Органы дознания представили суду доказательства, которые, по мнению обвинения, подтверждали виновность обвиняемого Л. в краже имущества М., в частности, показаниями свидетеля С. Однако, как видно из протокола судебного заседания, суд ограничил право прокурора по исследованию показаний свидетеля С., данных в ходе дознания, отказал в удовлетворении ходатайства прокурора об оглашении показаний свидетеля при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными им в суде. Вместе с тем показания С., которые он давал при производстве дознания о том, что именно Л. 21.07.2004 принес к нему фрагменты тележки, могли существенно повлиять на выводы суда.

Распространенным основанием к отмене приговоров продолжает оставаться нарушение требований п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, в соответствии с которым одним из оснований к отмене или изменению приговора является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Согласно ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, а также если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса.

По приговору Верхнекамского районного суда от 25.05.2005 В. признан виновным и осужден по ст. 230, ч. 1, УК РФ к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 6 месяцев.

В основу приговора суд взял показания В., данные им в стадии предварительного расследования, при этом суд проанализировал его показания в судебном заседании и в стадии следствия, признав показания, данные в судебном заседании, способом защиты от предъявленного обвинения.

Однако из протокола судебного заседания следует, что показания В., данные им в стадии предварительного расследования, в судебном заседании не оглашались и не исследовались, т.е. суд сослался в приговоре на доказательства, которые не являлись предметом судебного разбирательства.

Кроме того, суд вышел за пределы предъявленного В. обвинения, указав, что он передал контейнер с таблетками Е., что в вину ему органами следствия не вменялось.

По приговору Кильмезского районного суда от 19.09.2005 М. осужден по ст. 111, ч. 4, УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые ставят под сомнение правильность применения судом уголовного закона.

Как видно из материалов дела, М. признан судом виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью своей матери, повлекшего по неосторожности наступление ее смерти. Мотивируя в описательной части приговора свой вывод в этой части, суд указал, что осужденный "стал умышленно наносить ей множественные удары ногами по различным частям тела и голове, при этом из характера своих действий должен был сознавать о возможности наступления тяжких последствий".

Таким образом, признавая М. виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшей, суд фактически мотивировал неосторожность его вины в причинении их в форме преступной небрежности, тогда как данная форма вины по указанному составу преступления относится лишь к наступлению смерти, о чем и указано в приговоре: "К наступлению смерти М. относился неосторожно".

Принимая во внимание то, что в части причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего данный состав преступления характеризуется только умышленной виной, при этом умысел может быть как прямым, так и косвенным, а суд мотивировал в приговоре неосторожное причинение тяжкого вреда потерпевшей, приговор суда нельзя признать законным.

Кроме того, приговор суда не может быть признан законным и по тому основанию, что изложенные в нем фактические данные противоречат их содержанию в протоколе судебного заседания, а выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Так, в описательной части приговора как доказательство вины приведены показания М., где указано, что он допускает, что избил свою мать, в содеянном раскаивается и вину свою признает.

Однако в протоколе судебного заседания таких данных нет. Признав вину частично, М. показывал лишь о том, что "он ничего не помнит, ничего не делал, не может быть, что он избил мать, у него и мыслей таких не было".

Приведенные в приговоре показания осужденного в этой части были даны им в ходе предварительного расследования, однако данных о том, что указанные показания М. были предметом судебного исследования, в протоколе судебного заседания нет. Поэтому в силу требования закона они не могут являться доказательством вины осужденного.

Статья 49, ч. 6, УПК РФ предусматривает, что одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

По приговору Кильмезского районного суда от 31.08.2005 Л. осужден по ст. 132, ч. 1, ст. 132, ч. 2, п. "б", УК РФ, Г. - по ст. 132, ч. 2, п. "б", УК РФ.

Л. вину в совершении преступлений не признал, Г. признал частично.

Защиту Г. по соглашению осуществляла адвокат Б.

Суд удовлетворил ходатайство Л. о назначении ему защитником также Б., которая приняла на себя и его защиту.

При наличии противоречий в интересах подсудимых адвокат Б. не имела возможности надлежащим образом осуществить защиту осужденного Г.

Нарушение судом уголовно-процессуального законодательства и необеспечение защитниками каждого подсудимого повлияло на вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора.

В силу требований ст. 307, ч. 1, УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должная содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Требования указанного Закона не были выполнены при постановлении приговора в отношении Е., осужденного по приговору Белохолуницкого районного суда от 26.08.2005 по ст. 264, ч. 2, УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком на 2 года с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Согласно обвинительному заключению Е. обвинялся в том, что 23.04.2005 около 7 часов 40 минут, управляя своей автомашиной марки ВАЗ-2107, на 16 километре автодороги Белая Холуница - Киров допустил нарушение п. 10.1 правил дорожного движения, в результате чего произошло дорожно-транспортное происшествие, при котором пассажиру его автомашины К. был причинен тяжкий вред здоровью, а пассажир П. получил смертельную травму.

Признавая Е. виновным по указанным обстоятельствам обвинения, суд в приговоре указал, что преступные действия осужденным были совершены 23.04.2005 в 8-м часу на автодороге Омутнинск - Белая Холуница без указания конкретного места.

Таким образом, суд признал Е. виновным в совершении преступления в месте, которое не вменялось ему в вину. В приговоре место совершения преступления указано совершенно другое.

По приговору Унинского районного суда от 13.07.2005 Г. осужден по ст. 162, ч. 3, УК РФ к 7 годам лишения свободы в ИК строгого режима. Б. - по ст. 161, ч. 2, п. п. "а", "в", УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК общего режима.

В ходе предварительного расследования Б. и Г. обвинялись в хищении у З. денег в сумме 100 рублей, 8 рублей и иконы стоимостью 800 рублей.

Из текста описательно-мотивировочной части приговора следует, что из обвинения Б. суд исключил хищение 8 рублей монетами в связи с тем, что других доказательств, кроме показаний потерпевшего, нет, и признал более достоверными его показания, данные на предварительном следствии. Кроме того, суд исключил из обвинения Б. хищение иконы, указав в приговоре, что в ходе судебного разбирательства не опровергнуто утверждение Б. об отсутствии у нее умысла на ее хищение.

Выводы суда противоречат исследованным в суде доказательствам, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

В описательно-мотивировочной части приговора содержатся существенные противоречия в описании преступного деяния, совершенного Г. и Б.

Так, вначале указывается, что Г. проник в сени, выхватил топор, повалил З. на пол, крикнул Б., чтобы та шла на помощь, но она не пришла. Далее указывается, что З. по требованию нападавших зашел в жилое помещение, следом туда же зашел Г., а спустя некоторое время - Б.

После этого суд указал, что Г. требовал деньги и получил 100 рублей, описал применение насилия к потерпевшему, его связывание, высказывание угроз задушить, после чего велел Б. присматривать за потерпевшим и за окружающей обстановкой.

Таким образом, суд указал, что во время применения насилия к З., его связывания и высказывания угроз Б. находилась в жилом помещении.

В конце описательно-мотивировочной части приговора суд счел, что не опровергнуто утверждение Б. о том, что в жилое помещение она вошла после того, как Г. уже применил насилие, причинил вред здоровью потерпевшего, связывал его и высказывал угрозы. На основании этого сделал вывод, что у Г. и Б. отсутствовал умысел на применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Согласно тексту приговора Мурашинского районного суда от 23.06.2005 в описательно-мотивировочной части его изложены лишь диспозиции статей УК РФ, по которым осужден Т., отсутствуют описания его преступных деяний, места, времени и способа их совершения.

Из приговора Кильмезского районного суда от 23.09.2005 следует, что 17.06.2005 П. предложил своему знакомому И. совершить кражу металлических предметов с территории ООО "Р.", расположенного рядом с его домом.

Других данных о месте совершения преступления в приговоре не имеется.

Одной из причин отмены приговоров явились допущенные судами существенные нарушения уголовно-процессуального закона (п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ).

В соответствии со ст. 74, ч. 5, УК РФ в случае совершения условно-осужденным в течение испытательного срока умышленного тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ. При этом окончательное наказание согласно ч. 4 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

По приговору Котельничского районного суда от 28.06.2005 С. осужден по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 3, УК РФ и за три преступления, предусмотренные ст. 158 УК РФ, с применением ст. 69, ч. 3, ст. 74, ч. 5, ст. 70 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим приговором отменено условное осуждение по приговору Свечинского районного суда от 24.08.2004 по ст. 158, ч. 2, п. "б", ст. 117, ч. 2, п. "г", УК РФ, которым С. осужден к 3 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Суд первой инстанции, назначив С. наказание в виде 2 лет 8 месяцев лишения свободы, нарушил правила, предусмотренные ч. 4 ст. 70 УК РФ, в соответствии с которыми наказание должно быть более чем 3 года 1 месяц, т.к. это наказание было назначено по приговору от 24.08.2004.

По приговору Фаленского районного суда от 09.09.2005 Л. осужден по ст. 158, ч. 1, с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Как видно из материалов дела, оригинал приговора в нарушение ч. 2 ст. 303 УПК РФ не подписан постановившим его судьей, что в соответствии с п. 10 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является безусловным основанием для отмены приговора.

Кроме того, на первом листе копии приговора, приложенной к материалам дела, отсутствует фраза, имеющаяся на первом листе оригинала приговора.

По приговору Сунского районного суда от 05.03.2005 М. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Из обвинительного заключения следует, что М. обвинялся в совершении кражи имущества из жилого дома П. на общую сумму 882 рубля. Суд осудил его за кражу имущества на сумму 499 рублей. При этом в описательно-мотивировочной части приговора не привел мотивов снижения размера стоимости похищенного имущества.

Кроме того, согласно обвинительному заключению 4 похищенных М. покрывала оценивались в 20 рублей, а суд в приговоре указал стоимость их в 200 рублей.

Согласно ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

По приговору Омутнинского районного суда от 09.08.2005 Г. осуждена по ст. 307, ч. 1, УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей.

Поводом для возбуждения органами предварительного расследования уголовного дела в отношении Г. явился вынесенный под председательством одного и того же судьи приговор по делу Л., в котором показания Г. в ходе предварительного расследования и в суде о непричастности Л. к преступлению были отвергнуты, как недостоверные. Таким образом, судьей до рассмотрения уголовного дела в отношении Г. уже было высказано мнение о ложности показаний подсудимой.

В соответствии с требованиями ст. 381, ч. 2, п. 7, УПК РФ основанием для отмены судебного решения является непредоставление подсудимому последнего слова.

Нарушение требования данного Закона допустил суд апелляционной инстанции Санчурского районного суда, из протокола судебного заседания которого следует, что Я., участвовавшему в прениях сторон, последнее слово судом предоставлено не было.

Согласно требованиям ст. ст. 303, 304 УПК РФ приговор должен представлять собой единый документ, в котором все положения связаны между собой и логически вытекают из предшествующих. При этом в приговоре не должно быть противоречий, в частности фамилия, имя, отчество подсудимого должны быть одинаковы во вводной и резолютивной части приговора.

По приговору Омутнинского районного суда от 13.07.2005 К. осужден по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 2, п. "б", УК РФ.

К уголовной ответственности по настоящему делу привлечен К., обвинительное заключение составлено в отношении К.

В вводной части приговора указано, что уголовное дело рассматривается в отношении К. Олега Валерьевича, а в резолютивной части допущено искажение отчества осужденного, указано, что признан виновным и осужден К Олег Владимирович.

Согласно ст. 252 УПК РФ судебное заседание проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном заседании допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

По приговору Октябрьского районного суда от 28.09.2005 К., Б., Ч. осуждены по ст. 162, ч. 2, УК РФ.

Согласно обвинительному заключению К., Б., Ч. обвинялись в совершении разбоя с применением насилия, опасного для здоровья, группой лиц по предварительному сговору, а также в совершении угона автомашины и краже чужого имущества по предварительному сговору группой лиц.

В судебном заседании государственный обвинитель заявил о том, что преступные действия всех подсудимых являются продолжаемыми и предложил квалифицировать их действия в отношении всего похищенного имущества как разбой - по ст. 162, ч. 2, УПК РФ, при этом обвинение по ч. 2 ст. 166, п. "а", и ч. 2 ст. 158, п. "а", УК РФ предложил исключить, как излишнее.

Позиция государственного обвинителя противоречит требованиям ст. 246 УПК РФ, согласно которой государственный обвинитель вправе в судебном заседании полностью или частично отказаться от обвинения либо заменить обвинение в сторону смягчения, но не вправе требовать ухудшения положения обвиняемого.

Согласившись с предложением государственного обвинителя, суд квалифицировал все эпизоды преступной деятельности К., Б. и Ч. только по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

При этом эпизоды преступной деятельности, которые квалифицировались органом предварительного расследования по ч. 2 ст. 166, п. "а", и ч. 2 ст. 158, п. "а", УК РФ, суд квалифицировал частью 2 ст. 162 УК РФ, предусматривающей более строгое наказание, чем существенно ухудшил положение подсудимых.

Кроме того, суд по собственной инициативе признал К., Б. и Ч. виновными по обвинению, существенно отличающемуся по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного относительно автомашины, принадлежащей Л.

Так, следствием действия осужденных в отношении автомашины были квалифицированы по ч. 2 ст. 166, п. "а", УК РФ как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, а суд признал, что осужденные совершили разбойное нападение с целью хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

Таким образом, суд, выйдя за пределы судебного разбирательства, сформулировал новое обвинение, существенно отличающееся от ранее предъявленного по фактическим обстоятельствами, и квалифицировал действия осужденных более тяжкой статьей УК РФ.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ одним из оснований отмены или изменения приговоров в кассационном порядке является неправильное применение закона.

Согласно ч. 2 ст. 46 УК РФ штраф устанавливается в размере от 2500 рублей до 1000000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до 5 лет.

В нарушение требований этого закона Ш. осужден Орловским районным судом 06.09.2005 по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в сумме 2000 рублей.

В соответствии со ст. 74, ч. 4, УК РФ в случае совершения условно-осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести вопрос об отмене или сохранении условного осуждения решается судом.

По приговору Котельничского районного суда от 05.07.2005 Ж. осужден по ст. 158, ч. 1, УК РФ к штрафу в сумме 2500 рублей.

Как следует из материалов дела, в связи с изменениями уголовного законодательства приговор суда от 28.03.2003 в отношении Ж. был пересмотрен, действия его переквалифицированы со ст. 213, ч. 3, УК РФ на ст. 213, ч. 1, УК РФ в редакции Закона от 08.12.2003. Наказание определено в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. 23.04.2004 испытательный срок продлен на 6 месяцев и составил 2 года.

01.12.2004 Ж. совершил новое преступление, предусмотренное ст. 158, ч. 1, УК РФ, отнесенное уголовным законом к преступлениям небольшой тяжести. А т.к. на момент совершения нового преступления испытательный срок не закончился, то суд при определении наказания по приговору суда от 05.07.2005 должен был выполнить требования ст. 74, ч. 4, УК РФ и решить вопрос об отмене либо сохранении условного осуждения, однако этого не сделал.

По приговору Малмыжского районного суда от 05.08.2005 Б. осужден по ст. 158, ч. 2, п. п. "а", "б", ст. 70 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, С. - по ст. 158, ч. 2, п. п. "а", "б", УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Приговором от 02.10.2003 Б. было назначено наказание в виде 1 года исправительных работ. Суд при вынесении приговора от 05.08.2005, частично присоединив к назначенному наказанию неотбытую часть наказания по предыдущему приговору, постановил считать окончательное наказание по совокупности приговоров условным, чем фактически изменил приговор от 02.10.2003.

Суд при вынесении приговора от 05.08.2005 не принял во внимание, что изменение вступившего в силу приговора суда от 02.10.2003 (перевод реального наказания в условное) выходит за рамки его компетенции, чем нарушил правила назначения наказания, предусмотренные ст. ст. 70, 73 УК РФ.

При назначении наказания С. суд, указав на отсутствие отягчающих обстоятельств, не учел положения п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ и в вводной части приговора не указал, что им отбыто наказание по предыдущему приговору.

По приговору Нововятского районного суда от 26.08.2005 Ж. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ, однако в нарушение положений п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ наказание по приговору ему не назначено, т.е. в резолютивной части приговора не указан размер наказания за преступление.

По приговору Юрьянского районного суда от 16.09.2005 Ш. осужден по ст. 158, ч. 1, УК РФ к 8 месяцам лишения свободы. На основании ст. 69, ч. 5, УК РФ окончательно определено к отбытию 1 год 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Судом установлено, что преступление им совершено в середине мая 2005 года, т.е. после вынесения приговора от 09.12.2005 по ст. 112, ч. 1, УК РФ, в период условного осуждения.

В этом случае наказание ему должно назначаться по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, при этом окончательное наказание должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору, т.е. больше 1 года 6 месяцев лишения свободы.

По приговору этого же суда от 09.08.2005 М. осужден по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ ему отменено условное осуждение по приговору от 20.05.2004.

П. осужден по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ ему также отменено условное осуждение по приговору от 20.05.2004 и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения неотбытого наказания по приговору от 20.05.2004 и наказания по данному приговору окончательно назначено 1 год 9 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично сложено неотбытое наказание по приговору от 20.05.2004 и наказание по данному приговору и окончательно назначено 2 года 7 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Суд, отменив М. условное осуждение в соответствии со ст. 74, ч. 5, УК РФ, назначил ему окончательное наказание в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, что повлекло отмену приговора. В то же время осужденному П. судом дважды назначено наказание по ст. 70 УК РФ, поэтому из приговора исключено указание о повторном назначении ему окончательного наказания по ст. 70 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 года 7 месяцев.

По приговору Шабалинского районного суда от 19.09.2005 К. осужден по ст. 158, ч. 2, п. п. "а", "б", УК РФ к 1 году исправительных работ, по ст. 158, ч. 3, УК РФ - к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69, ч. 2, ст. 71, ч. 1, п. "в", УК РФ путем полного сложения наказаний к отбытию назначено 1 год 4 месяца лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Определяя наказание по ст. 158, ч. 2, п. "в", УК РФ, суд в нарушение требований ст. 50 УК РФ указал лишь о назначении наказания в виде исправительных работ сроком на 1 год, но не указал, в каком размере процентов должны производиться удержания из заработка осужденного в доход государства, что противоречит требованиям Общей части УК РФ.

В соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 29 от 27.12.2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж.

По приговору Унинского районного суда от 26.10.2005 Б. и Т. осуждены по ст. 158, ч. 2, п. "а", УК РФ к штрафу в размере 2500 рублей каждый.

Из описательной части приговора следует, что при похищении рассады помидор Т. и Б., будучи обнаруженными окликнувшим их сторожем П. и поняв, что они обнаружены, с похищенной рассадой с территории участка скрылись.

При оценке доказательств суд в основу приговора положил показания сторожа П., согласно которым, услышав его крик, Т. и незнакомый мужчина с похищенной рассадой скрылись с места происшествия.

Квалифицируя действия осужденных, суд в приговоре указал, что квалификация действий Б. и Т. по п. "а" ч. 1 ст. 161 УК РФ не нашла своего подтверждения, поскольку "... в ходе судебного следствия не установлено, что подсудимые, осознавая, что их обнаружил сторож П., продолжили либо намерены были продолжить открытое изъятие рассады из парника, напротив, они уже с похищенной рассадой покинули огородный участок...".

Обосновывая переквалификацию действий осужденных с грабежа на кражу, суд сослался в приговоре на то, что в ходе судебного следствия "... установлено, что имущественный вред причинен именно изъятием рассады из парника, поскольку обратное помещение в парник вызвало бы ее гибель...".

Основанием к отмене приговора согласно п. 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ является его несправедливость.

По приговору Верхнекамского районного суда от 30.06.2005 Н. осужден по ст. 318, ч. 1, УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

При назначении наказания не были в полной мере учтены обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда.

Назначая Н. наказание с применением ст. 73 УК РФ, суд в обоснование своего решения сослался на то, что после освобождения из мест лишения свободы он не привлекался к административной ответственности, совершил преступление средней тяжести, от которого тяжкие последствия не наступили, частично признал вину.

Суд не принял во внимание, что ч. 1 ст. 318 УК РФ не предполагает тяжкие последствия, поэтому ссылка суда как обоснование назначения наказания с применением ст. 73 УК РФ необоснованна, также как и ссылка на частичное признание вины. Как следует из материалов дела, показаний самого Н. в судебном заседании, он не применял насилие к И. и не угрожал применением ему насилия, откуда у И. телесные повреждения он не знает, т.е. фактически Н. вину не признал.

Судом не была дана оценка тем обстоятельствам, что Н. совершил преступление на режимной территории в присутствии осужденных, в состоянии алкогольного опьянения, он склонен к совершению противоправных действий, преступление совершил при рецидиве преступлений, имея непогашенную судимость за совершение особо тяжкого преступления, скрывался от органов следствия.

При таких обстоятельствах назначение условного осуждения не свидетельствует о законности и справедливости приговора.

По приговору Яранского районного суда от 07.09.2005 Д. осужден по п. "д" ч. 2 ст. 131 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Назначая осужденному наказание, суд принял во внимание молодой возраст Д., его раскаяние в содеянном, состояние здоровья, положительные характеристики с места жительства и учебы, мнение потерпевшей и пришел к выводу о возможности исправления его без отбывания назначенного ему наказания в местах лишения свободы, с назначением условного осуждения.

Однако указанных обстоятельств в отношении Д. явно недостаточно для назначения ему условного осуждения, поскольку судом не были в полной мере учтены требования ч. 3 ст. 60 УК РФ.

Судом не было принято во внимание то, что Д. совершил умышленное преступление, относящееся к категории тяжких, в отношении несовершеннолетней. Не была учтена судом и склонность его к совершению противоправных действий, поскольку ранее он неоднократно привлекался к уголовной и административной ответственности, состоял на учете в ПДН, на проводимую с ним профилактическую работу не реагировал, на путь исправления встать не желает, вышел из-под контроля своего опекуна.

В соответствии со ст. 388, ч. 6, УПК РФ указания суда кассационной инстанции обязательны для исполнения при новом рассмотрении уголовного дела, в связи с чем невыполнение указаний вышестоящего суда при новом судебном рассмотрении дела влечет повторную отмену приговора.

По приговору Сунского районного суда от 14.10.2005 И. осужден по ст. 158, ч. 2, п. п. "в", "г", УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 2500 рублей, по ст. 158, ч. 2, п. п. "а", "б", УК РФ - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, ст. 69, ч. 2, ст. 79, ч. 7, п. "б", ст. 70 УК РФ - окончательно к 4 годам 4 месяцам лишения свободы со штрафом в сумме 2500 рублей.

П. осужден по ст. 158, ч. 2, п. п. "а", "б", УК РФ к исправительным работам сроком на 1 год с удержанием 10% заработка условно с испытательным сроком 6 месяцев.

Отменяя приговор этого же суда от 23.06.2005 в отношении И. и П. и направляя дело на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия в кассационном определении от 04.08.2005 указала на необходимость проверки доводов П. о применении к нему в стадии предварительного расследования незаконных методов, а также указала на необходимость дать соответствующую оценку причинам изменения им показаний и проверить наличие алиби И., заявившего, что свидетели Ш. и К. могут подтвердить его непричастность к совершению преступления.

Эти обязательные для исполнения указания кассационной инстанции при новом рассмотрении уголовного дела судом не выполнены, при этом в допросе свидетелей Ш., К. судом отказано "на основании того, что сведения не противоречат добытым в судебном заседании доказательствам".

Также фактически не проверены доводы осужденного П. о применении к нему в стадии предварительного расследования незаконных методов, поскольку из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следует только, что сотрудники Сунского РОВД не фальсифицировали доказательства по уголовному делу.

Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора суд, не давая оценки причинам изменения П. показаний, безосновательно указал, что его показания являются последовательными и непротиворечивыми.

Несмотря на то, что приговор отменялся судебной коллегией не по мотиву кассационного представления прокурора о чрезмерной мягкости назначенного осужденному И. наказания, при новом судебном разбирательстве суд назначил ему более строгое наказание, в т.ч. применил дополнительное наказание.

 

Отмена оправдательных приговоров

 

По приговору Лузского районного суда от 02.08.2005 Т. оправдан по ст. 199-2 УК РФ.

Органами предварительного расследования директор Кировского областного государственного унитарного предприятия "Л." Т. обвинялся в том, что, являясь руководителем-распорядителем денежного кредита "Л.", ответственным за уплату предприятием налоговых платежей в бюджет и внебюджетные фонды, имея задолженность по налогам, производил финансово-хозяйственные операции, направленные на хозяйственные и иные нужды предприятия через расчетный счет, открытый для этих целей.

Путем неперечисления на расчетный счет в банке денежных средств, превышающих лимит остатка кассы (20000 рублей), фиктивно оформляя их как выданные в подотчет, препятствуя оплате инкассовых документов, умышленно сокрыл полученные за период с 12.12.2003 по 31.01.2005 денежные средства в сумме 2275492 рубля 64 коп., за счет которых должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, в крупном размере, т.к. превышает 250000 рублей, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 199-2 УК РФ.

В судебном заседании Т. в предъявленном обвинении виновным себя не признал и был оправдан в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Суд указал, что причинение вреда действиями Т. объясняется тем, что он действовал в условиях крайней необходимости, у него отсутствовал умысел на совершение данного преступления, что в его действиях не установлено корыстной или иной личной заинтересованности.

Выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности оправданного, на правильность применения уголовного закона.

Оправдывая Т. по ст. 199-2 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, суд сослался на то, что он допускал финансовые нарушения, связанные с сокрытием денежных средств от уплаты взыскания по налогам, но в его действиях не имелось корыстной или иной личной заинтересованности. Судом не установлено умышленных действий Т., направленных на сокрытие от налогов денежных средств предприятия. Далее указано, что все действия Т., связанные с нарушением финансовой дисциплины, были вызваны крайней необходимостью не обанкротить предприятие, продолжать пассажирские и грузоперевозки по району в условиях дефицита средств на это.

Эти выводы противоречат доказательствам, рассмотренным и приведенным в приговоре.

Т. в суде не отрицал, что в условиях дефицита денежных средств на предприятии, большой налоговой задолженности он как руководитель АТП дал указание открыть счет в банке, чтобы на какое-то время иметь возможность проводить через него финансовые операции предприятия. Но на этот счет налоговыми органами были выставлены инкассовые поручения по взысканию недоимки по налогам и они прекратили операции по этому счету.

После этого его приказом был определен круг работников АТП, через которых путем расходных и приходных кассовых ордеров, минуя банк и лимит кассы в 20000 рублей, расходовались на ГСМ, запчасти и другие хозяйственные нужды, поступающие в АТП денежные средства, что позволяло предприятию работать.

Такие же показания, свидетельствующие о наличии у Т. умысла на сокрытие денежных средств АТП, за счет которых должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам, в крупном размере, дали в суде свидетели У., Б., Н., Ч., Г., С. Об этом свидетельствует исследованное в суде и приведенное в приговоре заключение экономической экспертизы.

Однако суд, изложив в оправдательном приговоре эти доказательства, пришел к противоречивому выводу об отсутствии у Т. умысла на сокрытие денежных средств предприятия от взыскания недоимки по налогам.

Оправдывая Т. за отсутствием в его действиях состава преступления, суд указал, что при финансовых нарушениях у директора АТП отсутствовала корыстная либо иная заинтересованность, не обратив внимания на то, что в диспозиции ст. 199-2 УК РФ отсутствуют данные квалифицирующие признаки, а потому они не свидетельствуют о наличии либо отсутствии в действиях Т. вмененного ему состава преступления.

Не установив умысла в действиях Т., суд оправдал его, признав, что его действия подпадают под определение крайней необходимости, поскольку в противном случае АТП могло обанкротиться, могли прекратиться пассажирские перевозки по району и от этого пострадать законные права и интересы граждан.

Однако суд не принял во внимание, что состояние крайней необходимости возникает в случае реальной и непосредственной опасности для охраняемых законом ценностей и интересов. Опасность должна быть реальной, а не кажущейся, наличной, а не ожидающейся в будущем, как об этом указано в приговоре.

В случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения суду следует руководствоваться требованиями ст. 246, ч. 7, УПК РФ и вынести постановление о прекращении уголовного преследования в соответствующей части обвинения.

По приговору Ленинского районного суда от 06.09.2005 Г. осужден по ст. 158, ч. 2, п. "в", УК РФ и оправдан по ст. 158, ч. 1, УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Описательно-мотивировочная часть приговора совершенно не содержит сведений о существе предъявленного Г. обвинения по ст. 158, ч. 1, УК РФ. Не содержится в приговоре и никаких сведений о том, какие доказательства судом исследовались, мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения, и пришел к выводу о невиновности подсудимого в инкриминируемом ему преступлении, послужившие основанием для постановления оправдательного приговора.

В случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения суду следовало руководствоваться ст. 246, ч. 7, УПК РФ и вынести постановление о прекращении уголовного преследования в соответствующей части обвинения. Однако этого судом сделано не было.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор нельзя признать законным и обоснованным и он подлежит отмене с направлением дела в указанной части на новое судебное рассмотрение.

 

Частичная отмена приговоров

 

В силу требований ст. 302, ч. 4, УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии с ч. ч. 2, 4 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, но могут быть возбуждены прокурором, а также следователем и дознавателем с согласия прокурора и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом положении или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

По приговору Санчурского районного суда от 15.07.2005 Р. осужден по ст. 30, ст. 131, ч. 1, ст. 115, ч. 1, УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Как следует из материалов дела и приговора, Р. был привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 132 УК РФ. Суд усмотрел в его действиях состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 115 УК РФ, признал его виновным и назначил наказание, в то время как уголовное дело по данному факту не возбуждалось, не имеется в деле и заявления потерпевшей. Поэтому приговор в этой части отменен и дело прекращено по основаниям п. 5 ч. 1 ст. 20 УПК РФ.

По приговору Котельничского районного суда от 04.10.2005 Ж. осужден по ст. 163, ч. 2, п. п. "а", "в", ст. 159, ч. 1, ст. 69, ч. 3, УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно со штрафом в сумме 1000 рублей.

Из материалов дела следует, что на момент совершения мошенничества Ж. исполнилось лишь 15 лет, в то время как в соответствии с ч. 1 ст. 20 УК РФ возраст, с которого наступает уголовная ответственность, составляет 16 лет.

Недостижение Ж. указанного возраста исключает возможность привлечения его к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 159 УК РФ, в связи с чем данное указание из приговора исключено, производство по данному обвинению прекращено на основании ч. 2 ст. 24, п. 2, УПК РФ.

По приговору Слободского районного суда от 22.08.2005 М. осуждена п. "в" ч. 2 ст. 117, ст. 156 УК РФ, ст. 69, ч. 3, УК РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Одни и те же действия осужденной М. по систематическому нанесению побоев своему несовершеннолетнему сыну, 1998 года рождения, в период января - марта 2005 года были квалифицированы по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ как истязание в отношении заведомо несовершеннолетнего и по ст. 156 УК РФ как неисполнение родителем обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, соединенное с жестоким обращение с ним. В то же время с учетом предъявленного обвинения М. ее действия по систематическому нанесению побоев несовершеннолетнему сыну не образуют идеальной совокупности преступлений, предусмотренных п. "г" ч. 2 ст. 117, ст. 156 УК РФ, охватываются только одной статьей 117, ч. 2, п. "г", УК РФ, в связи с чем квалификация ее действий по ст. 156 УК РФ является излишней.

 

Отмена приговоров с прекращением дел производством

 

По приговору Ленинского районного суда от 13.05.2005 К. и И. осуждены по ст. 158, ч. 3, УК РФ за кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением потерпевшей Л. значительного материального ущерба.

Вывод суда о причастности И. к совершению кражи вещей Л. не подтвержден доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Обвинением не приведено, а судом не установлено каких-либо бесспорных доказательств того, что И. проникал в квартиру и совершал кражу. Не приведено в приговоре и доказательств того, что между К. и И. имел место предварительный сговор на совершение кражи. Довод И. о том, что он не был в квартире, а по просьбе К. в связи с повреждением им руки лишь помог, не зная о том, что вещи краденые, перенести их, подтвердил в суде и К. Суд не привел доказательств, опровергающих этот довод. Утверждение И. не противоречит и медицинской справке от 20.01.2005 о наличии у К. повреждения кисти правой руки. Лишь тот факт, что И. и К. совместно выносили из подъезда вещи, как позднее выяснилось - краденые, не является бесспорным доказательством причастности И. к совершению кражи совместно с К.

По этой причине приговор в отношении И. отменен с прекращением производства по делу в соответствии со ст. 27, ч. 1, п. 1, УПК РФ за непричастностью его к совершению преступления.

Приговор в отношении К. изменен, исключен квалифицирующий признак совершения кражи группой лиц по предварительному сговору.

В соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

В соответствии со ст. 94 УК РФ сроки давности, предусмотренные ст. 78 УК РФ, при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину.

По приговору Октябрьского районного суда от 30.08.2005 М., З. признаны виновными и осуждены по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года каждый.

Как следует из материалов дела, преступление, относящееся к преступлениям средней тяжести, З. и М. совершено в период с 23 часов 29.06.2000 до 7 часов 30.06.2000, срок давности уголовного преследования истек 01.07.2003.

Приговор отменен, дело производством прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

 

Особый порядок судебного разбирательства

 

В соответствии со ст. 316, ч. 5, УПК РФ при рассмотрении дела в особом порядке судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу, органа предварительного следствия или дознания.

Суд не вправе изменять обстоятельства преступления, установленные органами следствия или дознания, размер причиненного ущерба, квалификацию действий подсудимых. В случае каких-либо сомнений в законности или обоснованности дела предъявленного обвинения, суд принимает решение о рассмотрении дела в судебном заседании в общем порядке.

По приговору Богородского районного суда от 25.07.2005 М. осуждена по ст. 160, ч. 2, УК РФ.

Как следует из материалов дела, органами предварительного расследования М. обвинялась в хищении вверенного ей имущества В. - денег в сумме 4500 рублей - путем присвоения.

Однако при рассмотрении уголовного дела в особом порядке суд в приговоре в нарушение требований ст. 316 УПК РФ изменил форму хищения вверенного имущества с присвоения на растрату.

По приговору Санчурского районного суда от 20.05.2005 В. осужден за два преступления, предусмотренные ст. 158, ч. 2, п. п. "а", "б", УК РФ, и два преступления, предусмотренные ст. 150, ч. 4, УК РФ, ст. 69, ч. 3, УК РФ, - к 5 годам 1 месяцу лишения свободы в ИК общего режима.

В ходе рассмотрения дела в особом порядке выяснились обстоятельства, при которых требовалось исследование фактических обстоятельств дела для правильной квалификации действий В. по всем эпизодам его обвинения.

Вопреки требованиям закона суд не прекратил особый порядок судебного разбирательства и не назначил рассмотрение дела в общем порядке, а постановил приговор в порядке ст. 316 УПК РФ, в то же время изменил квалификацию действий В. по кражам и вовлечению несовершеннолетних в преступную деятельность, объединив одной квалификацией эпизоды краж и вовлечения несовершеннолетних, незаконно войдя в оценку фактических обстоятельств по делу.

Согласно ст. 51, п. 7, УПК РФ при рассмотрении дела в особом порядке участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно.

По приговору Орловского районного суда от 30.08.2005 Г., С., О. осуждены по ст. 158, ч. 2, п. "а", УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год каждый.

Как следует из материалов дела, суд, приняв решение о рассмотрении дела в особом порядке судопроизводства, эти требования закона нарушил и в отношении всех осужденных вынес приговор в отсутствие защитников.

Уголовные дела в отношении несовершеннолетних рассматриваются в соответствии с требованиями главы 50 УПК РФ.

Статьей 420, ч. 2, УПК РФ определено, что производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями второй и третьей УПК РФ с изъятиями, предусмотренными  настоящей главой.

По приговору Кикнурского районного суда от 21.09.2005 Д. осужден по ст. 163, ч. 2, п. "в", УК РФ с применением ст. 88, ч. 6.1, УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком 1 год.

Приговор вынесен в порядке особого принятия судебного решения.

На момент совершения преступления и рассмотрения уголовного дела в суде Д. являлся несовершеннолетним, поэтому уголовное дело в особом порядке рассмотрено быть не могло.

 

Апелляционный порядок рассмотрения уголовных дел

 

По приговору мирового судьи судебного участка от 24.06.2005 Е. осуждена по ст. 116, ч. 1, УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей.

Приговором апелляционной инстанции Малмыжского районного суда от 21.07.2005 приговор изменен в части объективной стороны преступления, указанной в описательно-мотивировочной части приговора, в остальной части приговор оставлен без изменения.

Данное указание суда не соответствует требованиям, предъявляемым к приговору. Суд обязан был указать, какие конкретно действия он исключает из объема обвинения Е. без ссылки на описательно-мотивировочную часть приговора, постановив приговор в соответствии с требованиями ст. ст. 303 - 307, 308, 309 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции исключил из обвинения Е. причинение таких телесных повреждений, как ссадины на правой ноге и ушиб голени правой ноги, сославшись на то, что умышленных действий, направленных на причинение данных телесных повреждений она не совершала, однако не указал, от каких действий Е. потерпевшая Т. получила ссадины на руках.

Суд апелляционной инстанции не дал оценку заключению судебно-медицинской экспертизы от 31.01.2005, а в качестве доказательства привел заключение судебно-медицинской экспертизы от 29.03.2005.

При этом не указал в приговоре, почему он принял одно доказательство и отверг другое, хотя оба заключения исследовались в судебном заседании.

По приговору Фаленского районного суда от 15.09.2005 К. осужден по ст. 116, ч. 1, ст. 119 УК РФ, ст. 69, ч. 2, УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Как следует из материалов дела, К. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, и 2-х преступлений, предусмотренных ст. 116, ч. 1, УК РФ.

Мировой судья вынесла постановление о назначении судебного заседания по рассмотрению преступлений, предусмотренных ст. 116, ч. 1, и ст. 119 УК РФ. Рассмотрение противоправных действий К. по второму составу преступления, предусмотренного ст. 116, ч. 1, УК РФ в судебном заседании не предусматривалось, чем были нарушены требования ст. ст. 231, 364 УПК РФ.

Статья 365 УПК РФ определяет, что производство в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35 - 39 УПК РФ, т.е. в обычном порядке.

Однако Фаленский районный суд принял решение и рассмотрел уголовное дело в особом порядке и без исследования доказательств виновности К. осудил его по ст. 116, ч. 1, УК РФ.

Кроме того, при постановлении приговора суд изменил отчество подсудимого с Валерьяновича на Валерьевича, осудив тем самым не того человека, которому было предъявлено осуждение.

Приговоры отменяются и из-за обычной невнимательности лиц, их составляющих.

По приговору Октябрьского районного суда от 23.08.2005 Б. осужден по ст. 162, ч. 2, УК РФ. В описательно-мотивировочной части приговора указано: "После этого К. ушла, а О., во исполнение задуманного, забрал телефон стоимостью 3500 рублей в кожаном чехле стоимостью 375 рублей, с СИМ-картой, серебряный медальон стоимостью 500 рублей, деньги в сумме 2470 рублей, а всего на общую сумму 6845 рублей и также скрылся с места происшествия..."

Таким образом, из описания преступного деяния, признанного судом доказанным, следует, что потерпевший О. похитил у себя свое же имущество, однако при этом Б. осужден за совершение разбойного нападения на О.

 

Изменение приговоров

 

Одной из основных причин изменения приговоров является то, что суды, правильно установив фактические обстоятельства дела, при которых было совершено преступление, неправильно квалифицировали действия осужденных.

По приговору Унинского районного суда от 05.09.2005 Д. осуждена по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 2, п. "в", УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 5% заработка в доход государства.

В судебном заседании было установлено, что Д. не довела кражу до конца, не смогла распорядиться деньгами, поскольку не имела возможности вынести их из дома. Все похищенное возвращено потерпевшему.

При таких обстоятельствах нельзя считать, что потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб, а потому приговор изменен, действия Д. переквалифицированы на ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 1, УК РФ.

По приговору Даровского районного суда от 02.08.2005 К. осуждена по ст. 105, ч. 1, УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима за умышленное убийство своего сына А., которого она 16.11.2004, обнаружив, что он в очередной раз избил ее мужа и угрожал ему убийством, удушила сделанной из веревки петлей-удавкой.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности доказательств, надлежащим образом исследованных в судебном заседании, однако правовая оценка действиям К. дана неверно.

Из материалов дела, в том числе и показаний осужденной, следует, что А. ранее судим, отбывал наказание в местах лишения свободы, характеризовался только отрицательно. После освобождения из мест лишения свободы нигде не работал, злоупотреблял спиртным, состоял на учете у врача-нарколога, проживал с родителями, которых часто избивал, вымогая у них деньги на спиртное, продавал их вещи и продукты питания, неоднократно привлекался к административной ответственности.

Суд при назначении наказания принял во внимание, что у К. сложилась психотравмирующая ситуация, вызванная длительным издевательством, систематическим нанесением побоев, моральным унижением, истязаниями, психологическим давлением со стороны отрицательно характеризующегося сына.

При таких обстоятельствах суду следовало в соответствии с требованиями закона учесть положение ч. 1 ст. 107 УК РФ, согласно которому убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), может быть вызвано длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего. Поэтому действия К. переквалифицированы на ч. 1 ст. 107 УК РФ как совершение убийства в состоянии аффекта.

По приговору Малмыжского районного суда от 25.05.2005 Ф. - страховой агент - осуждена за 13 преступлений, предусмотренных ст. 160, ч. 3, УК РФ, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года за присвоение страховых взносов граждан на общую сумму 29533 рубля 98 копеек с использованием своего служебного положения.

Вывод суда о том, что Ф. совершила растрату указанных денежных средств, является необоснованным, поскольку ею не отчуждались похищенные денежные средства, а совершались хищения только в форме присвоения.

Не обоснован вывод суда и о том, что присвоение имущества КФ ЗАО "С." осуществлялось с использованием своего служебного положения, т.к. она являлась рядовым страховым агентом, действующим на основании агентского договора, прав по управлению и распоряжению денежными суммами страховых взносов, полученных от граждан при заключении договоров страхования, не имела. В ее обязанность входило перечисление указанных денежных сумм в трехдневный срок на счет КФ ЗАО "С.".

Нередко судом кассационной инстанции исключались квалифицирующие признаки.

По приговору Кирово-Чепецкого районного суда от 18.08.2005 О., К., Ч., С. осуждены за ряд преступлений, в т.ч. по ст. 162, ч. 2, УК РФ за разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, К. еще и с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Исходя из того, что при применении насилия в ходе завладения имуществом потерпевшего В. перелом костей носа без смещения, т.е. легкий вред здоровью, был причинен О., от действий К., Ч. и С. вреда здоровью не наступило, суд обоснованно пришел к выводу о том, что умыслом К., Ч. и С. не охватывалось причинение потерпевшему вреда, опасного для жизни и здоровья.

В приговоре суд мотивировал предварительный сговор О., К., Ч. и С. на открытое хищение имущества В., а не на разбойное нападение, действия С. и Ч. переквалифицировал на ст. 161, ч. 2, п. п. "а", "г", УК РФ, однако оставил квалифицирующий признак совершения разбоя группой лиц по предварительному сговору у О. и К., в связи с чем этот признак исключен из их обвинения.

Усматривая в действиях К. квалифицирующий признак разбоя "с применением предмета, используемого в качестве оружия", суд не учел, что К. использовал для этого палку, представляющую собой ветку от дерева, не с целью причинения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего В., а для нанесения ему побоев уже после завладения имуществом потерпевшего, хотя исключил указанный признак из обвинения С., который также после К. нанес этой же веткой удар потерпевшему.

При таких обстоятельствах, по мнению коллегии, в намерение К. не входило использование ветки в качестве оружия, что повлекло исключение данного признака из его обвинения.

В связи с этим судебная коллегия переквалифицировала действия О. и К. со ст. 162, ч. 2, УК РФ на ст. 162, ч. 1, УК РФ, снизив им наказание.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ основанием изменения приговора в кассационном порядке является несправедливость приговора.

Судебная коллегия смягчала осужденным наказание, исходя из принципа справедливости наказания, предусмотренного ст. 297 УПК РФ, имея в виду, что у суда имелись все основания для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

По приговору Подосиновского районного суда от 25.07.2005 Б. осуждена по ст. 186, ч. 1, УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев за умышленный сбыт поддельного банковского билета Центрального банка Российской Федерации достоинством 50 рублей.

Назначая Б. наказание, суд не учел, что на протяжении предварительного следствия она активно способствовала раскрытию преступления, полностью признала вину и в содеянном раскаялась, не признал эти обстоятельства смягчающими наказание, указав в приговоре на их отсутствие. Ранее она не судима, характеризуется положительно. При таких обстоятельствах судебная коллегия, признав совокупность смягчающих наказание обстоятельств исключительными, смягчила Б. наказание до 2 лет лишения свободы, применив ст. 64 УК РФ.

По приговору Советского районного суда от 30.09.2005 Г. осужден по ст. 158, ч. 3, УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 3, УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, ст. 69, ч. 3, УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

При назначении наказания осужденному судом не в достаточной мере учтены все обстоятельства, влияющие на наказание.

Согласно материалам дела осужденным совершено хищение бывшей в употреблении алюминиевой посуды (трех бидонов, кастрюли, крышки от кастрюли и сковороды), не представляющей большой ценности, все на общую сумму 170 рублей. При покушении на хищение, судом установлено, что умысел осужденного был направлен на хищение имущества еще на меньшую сумму.

Несмотря на то, что законодателем содеянное отнесено к категории тяжких преступлений, однако действия осужденного никаких тяжких последствий за собой не повлекли, а поэтому назначенное ему наказание как в части срока лишения свободы, так и в части испытательного срока является явно несправедливым и не соответствует тяжести преступления.

По приговору Г. назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы, а за покушение на преступление - 2 лет 3 месяцев лишения свободы. В силу же требований действующего уголовного закона неоконченное преступление является менее опасным по сравнению с оконченным преступлением, а потому законодателем предусмотрено назначение более мягкого наказания за неоконченное преступление.

Учитывая отношение осужденного к содеянному, полное признание им своей вины, раскаяние в содеянном, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, что значительно уменьшает степень его общественной опасности, приговор изменен, наказание за покушение на кражу снижено до 2 лет лишения свободы, окончательно определено к отбытию 2 года 1 месяц лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Согласно ст. 61, ч. 1, п. "и", УК РФ явка с повинной признается обстоятельством, смягчающим наказание.

По приговору Кирово-Чепецкого районного суда от 07.07.2005 Ш. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ст. 158, ч. 2, п. "б", ст. 158, ч. 2, п. п. "а", "б", ст. 69, ч. 2, ст. 70, ч. 1, УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

При исследовании и оценке доказательств, подтверждающих вину Ш. в совершении каждого из преступлений, суд положил в основу приговора явки с повинной, которые им были заявлены 10.12.2004.

В то же время суд не признал явку с повинной обстоятельством, смягчающим наказание, не мотивировав при этом свое решение. Необходимость признания явки с повинной смягчающим обстоятельством повлекла смягчение наказания до 1 года 10 месяцев.

По приговору Нововятского районного суда от 21.06.2005 Ф. осужден по ст. 158, ч. 2, п. п. "а", "б", УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Согласно материалам дела 08.04.2005 в 9 часов 35 минут Ф. написал явку с повинной о совершении им преступления в ночь с 25 на 26 марта 2005 года. Материалами дела этот факт подтверждается. Первая информация о причастности Ф. к совершению кражи имущества ООО "Т.", а также из маникюрного салона М. была получена из показаний подозреваемого Г. 08.04.2005 в 11 часов 45 минут.

Другие следственные действия, приведенные по делу на момент получения явки с повинной от Ф., не уличали его в совершении преступления, что свидетельствует о том, что никакими сведениями о его причастности к совершению преступления правоохранительные органы не располагали. Поэтому вывод суда о непризнании смягчающим обстоятельством Ф. явки с повинной по тем основаниям, что с момента совершения преступления и до момента подачи явки с повинной прошло значительное время (13 дней), а также был проведен ряд оперативно-розыскных мероприятий, уличающих его в совершении преступления, нельзя признать обоснованным. Поэтому приговор изменен, наказание снижено до 2 лет 10 месяцев лишения свободы.

Ошибки допускались при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

По приговору Юрьянского районного суда от 22.06.2005 Г., Ю., К. осуждены по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы каждый условно с испытательным сроком: Г. - 2 года, Ю. и К. - 2 года 6 месяцев.

Из материалов дела видно, что на момент совершения преступления 19.12.2004 все трое не достигли возраста 16 лет. Совершенное ими преступление согласно ч. 3 ст. 15 УК РФ относится к категории средней тяжести.

Ю. и К. приняли участие в указанной краже до вынесения приговора по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ 03.02.2005, их необходимо было 19.12.2004 считать несудимыми. Г. вообще на 19.12.2004 не имел судимости.

В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ суд был не вправе назначать им наказание в виде лишения свободы, поэтому всем троим назначены исправительные работы сроком 1 год с удержанием 5% условно на 2 и 2 года 6 месяцев.

Имели место ошибки, связанные с рецидивом преступлений.

По приговору Кикнурского районного суда от 12.07.2005 С. осуждена по ч. 1 ст. 161 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Из материалов уголовного дела следует, что по приговору от 12.05.2005 С. была судима за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 139 УК РФ, которые согласно ч. 1 ст. 15 УК РФ отнесены к категории небольшой тяжести. По указанному приговору применялось условное наказание, которое не отменялось.

В соответствии с п. п. "а", "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ в действиях С. нет рецидива преступлений, и указание на это отягчающее обстоятельство исключено из приговора.

В силу требований ст. 18, ч. 4, п. "в", УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости, осуждение по которым признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

По приговору Малмыжского районного суда от 25.10.2005 К. осужден по ст. 111, ч. 4, УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 74, ч. 5, УК РФ условное осуждение по приговору от 10.03.2005 отменено и на основании ст. 70 УК РФ окончательно определено к отбытию 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из материалов дела, по приговору от 10.03.2005 К. за совершение преступления было назначено условное осуждение. На момент вынесения приговора от 25.10.2005 условное осуждение не отменялось и К. не направлялся для отбывания наказания в места лишения свободы. Поэтому в соответствии с требованиями указанной нормы уголовного закона в действиях К. отсутствует рецидив преступлений и это указание суда из приговора исключено.

Немало ошибок допускается при назначении наказания, особенно при особом порядке судебного разбирательства.

По приговору Вятскополянского районного суда от 22.08.2005 С. осужден по ст. 116, ч. 2, ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 3, ст. 69, ч. 3, УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Из материалов дела следует, что уголовное дело в отношении С. за причинением побоев И. по ч. 2 ст. 116 УК РФ было возбуждено прокурором, что не препятствует прекращению дела за примирением подсудимого с потерпевшей. Уголовное дело рассмотрено в отсутствие потерпевшей. Из протокола судебного заседания следует, что, разрешая вопрос о рассмотрении дела в отсутствие неявившейся потерпевшей, суд пришел к выводу, что она надлежащим образом была извещена о времени и месте рассмотрения дела в суде, но не явилась по неизвестным причинам. В то же время из материалов дела следует, что судебная повестка о вызове потерпевшей в судебное заседание была направлена по адресу, по которому она никогда не проживала и не была прописана, т.к. в заявлении самой И. в милицию и в протоколе ее допроса в качестве потерпевшей указан другой адрес, по которому потерпевшая судом о месте и времени судебного заседания надлежащим образом не извещалась.

Органами предварительного расследования С. обвинялся в совершении покушения на кражу, в т.ч. причинившую значительный ущерб потерпевшей Р.

Рассмотрев дело в особом порядке судебного разбирательства, суд указал в приговоре, что обвинения, с которыми согласился подсудимый, обоснованны и подтверждаются собранными по делу доказательствами. При этом не учел, что в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ были препятствия для рассмотрения дела в особом порядке, т.к. квалифицирующий признак кражи - "причинение значительного ущерба гражданину" - может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб. С. же был признан судом виновным и осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ, т.е. за покушение на кражу, которую он не смог довести до конца по не зависящим от него обстоятельствам, т.к. был задержан работниками милиции на месте совершения преступления.

В соответствии с ч. 7 ст. 315 УПК РФ наказание, назначенное по результатам рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

В соответствии с ч. 3 ст. 66 УК РФ срок и размер наказания за покушение за преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств срок или размер наказания не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

По приговору Слободского районного суда от 27.07.2005 Ч. осужден за пять преступлений, предусмотренных ст. 158, ч. 1, УК РФ и ст. 158, ч. 2, п. п. "б", "в", УК РФ.

Обоснованно признав возможным с учетом обстоятельств, смягчающих наказание, в соответствии со ст. 68, ч. 3, УК РФ по каждому преступлению назначить наказание менее одной трети от максимального срока наиболее строгого наказания, суд назначил наказание по трем преступлениям, предусмотренным ст. 158, ч. 1, УК РФ, по одной трети и более от максимального срока наказания. При таких обстоятельствах наказание, назначенное за кражи, совершенные Ч. 15 и 25 декабря 2004 года, 18 марта 2005 года, в виде 8 и 10 месяцев лишения свободы, снижено до 7 месяцев лишения свободы.

По приговору Мурашинского районного суда от 10.08.2005 Д. осужден по ст. 30, ч. 1, ст. 131, ч. 1, УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

При наличии всех вышеуказанных обстоятельств, т.е. с учетом требований, содержащихся в уголовно-процессуальном законодательстве и в Общей части УК РФ, срок наказания, назначенный Д., не мог превышать 2 лет 3 месяцев лишения свободы вне зависимости от минимального предела санкции статьи, установленного соответствующей статьей.

По приговору Опаринского районного суда от 25.10.2005 Б. осуждена по ст. 108, ч. 1, УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Определяя вид и размер наказания осужденной за совершенное преступление, суд в нарушение требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ назначил его в максимальном размере санкции ст. 108, ч. 1, УК РФ, т.е. в виде 2 лет лишения свободы вместо 1 года 4 месяцев лишения свободы.

Кроме того, судом не принято во внимание, что при отсутствии отягчающих обстоятельств, о чем указано в приговоре, и наличии смягчающего обстоятельства в виде явки с повинной, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, согласно ст. 62 УК РФ срок и размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса. Поэтому размер наказания, назначенного осужденной, не мог превышать 1 года лишения свободы.

По приговору Октябрьского районного суда от 31.01.2005 Ч. осужден по ст. 115, ч. 1, УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Суд при назначении наказания в виде лишения свободы по ст. 115, ч. 1, УК РФ нарушил требования санкции данной статьи, поскольку данный вид наказания в указанной статье не предусмотрен.

Приговор изменен, Ч. назначено наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием 20% в доход государства.

По приговору Уржумского районного суда от 18.07.2005 М. осужден за ряд краж, в том числе по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по которой назначено 10 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка.

Санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматривает один из видов наказаний - исправительные работы от 1 года до 2 лет. Суд же назначил 10 месяцев.

При этом указал в приговоре, что отсутствуют отягчающие, но имеет место совокупность смягчающих вину обстоятельств, таких, как: признание вины и раскаяние, активное способствование раскрытию преступления, частичное возмещение вреда, наличие у М. психического заболевания, а также конкретные обстоятельства дела, незначительность ущерба, что позволило суду кассационной инстанции признать эти обстоятельства исключительными и назначить наказание по данной статье с применением ст. 64 УК РФ.

Ст. 62 УК РФ предусматривает, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. "и", "к" ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, а согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ при вынесении приговора в особом порядке назначенное наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

По приговору Котельничского районного суда от 14.07.2005 Д. осужден по ст. 162, ч. 2, ст. 30, ч. 3, ст. 161, ч. 2, п. "г", ст. 30, ч. 3, ст. 313, ч. 1, УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

При назначении наказания Д. за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УК РФ, суд не учел положения ст. 62 УК РФ, указал в приговоре об отсутствии по делу обстоятельств, отягчающих наказание, и учел в качестве смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. "к" ст. 61 УК РФ, - полное возмещение потерпевшему материального ущерба.

Санкцией ст. 162, ч. 2, УК РФ максимальный срок наказания предусмотрен в виде 10 лет лишения свободы. Таким образом, при назначении наказания осужденному в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы суд нарушил требования Общей части УК РФ, т.к. с учетом положений ст. 62 УК РФ и ч. 7 ст. 317 УПК РФ максимальный срок наказания по ч. 2 ст. 162 УК РФ не может превышать 5 лет лишения свободы.

По приговору Вятскополянского районного суда от 25.10.2005 К. осужден по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 3, УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы, по ст. 116, ч. 1, УК РФ - к 6 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка. На основании ст. 69, ч. 3, УК РФ путем частичного сложения наказаний - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 69, ч. 5, УК РФ окончательно также путем частичного сложения наказаний - к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

При назначении наказания по ст. 69, ч. 3, УК РФ по совокупности преступлений суд указал, что применяет принцип частичного сложения наказаний, однако с применением ст. 71 УК РФ фактически полностью сложил наказания, назначенные по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 3, ст. 116, ч. 1, УК РФ, что привело к неправильному назначению наказания по совокупности преступлений с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ.

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наиболее строгого вида наказания не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

По приговору Белохолуницкого районного суда от 11.08.2005 С. осужден по ст. 158, ч. 2, п. "б", ст. 119, ст. 116, ч. 1, УК РФ с применением ст. 69, ч. 2, ст. 74, ч. 4, ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Признавая в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, способствование раскрытию преступлений, предусмотренное п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, нарушил требования ст. 62 УК РФ, согласно которой срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания. Срок наказания, назначенный по ст. 116, ч. 1, УК РФ, не мог превышать за данное преступление 3 месяцев исправительных работ. Суд же назначил наказание в виде 4 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, поэтому срок исправительных работ снижен до 3 месяцев.

Кроме того, суд ошибочно признал обстоятельством, отягчающим наказание, совершение С. преступления в период условного осуждения по приговору от 17.05.2004.

Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, изложен в ст. 63 УК РФ и является исчерпывающим, поэтому указание в приговоре о совершении С. преступлений в период испытательного срока при условном осуждении к лишению свободы за умышленное преступление при не отбытом наказании как на обстоятельство, отягчающее наказание, подлежит исключению.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной трети части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи.

По приговору Мурашинского районного суда от 08.09.2005 Т. осуждена по ст. 158, ч. 3, УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. На основании ст. 69, ч. 5, УК РФ неотбытый срок по приговору от 18.07.2005, которым она была осуждена по ст. 116, ч. 1, УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства, частично присоединен, и к отбытию определено 3 года 1 месяц лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

При назначении окончательного наказания суд нарушил требования закона, поскольку применил положения ст. 69, ч. 5, УК РФ, в то время как по настоящему делу наказание назначено условно и соответственно не подлежало частичному сложению с реальным наказанием.

При таких обстоятельствах приговор изменен, исключено указание о назначении наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. Наказания, назначенные по настоящему приговору и по приговору от 18.07.2005, определены к самостоятельному исполнению.

По приговору Первомайского районного суда от 17.10.2005 Б. осужден, в том числе, по ст. 327, ч. 1, УК РФ к 4 месяцам лишения свободы.

Решая вопрос о наказании, суд указал в описательно-мотивировочной части приговора о назначении наказания в минимальном размере, предусмотренном ст. 56 УК РФ. Согласно указанной норме минимальный срок лишения свободы установлен в виде 2 месяцев лишения свободы. Однако в резолютивной части приговора суд указал о назначении наказания по ст. 327, ч. 1, УК РФ в виде 4 месяцев лишения свободы, т.е. более строгий вид наказания, не соответствующий собственному указанию суда.

При назначении наказаний также допускались нарушения закона.

По приговору Вятскополянского районного суда от 13.05.2005 О. осужден по ст. 162, ч. 1, УК РФ к 3 годам 9 месяцам лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

Согласно приговору от 09.02.2005 О. был осужден по ст. 162, ч. 1, УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Определением судебной коллегии по уголовным делам от 24.03.2005 приговор был отменен, однако основания отмены приговора не были связаны с чрезмерной мягкостью назначенного наказания.

При повторном рассмотрении этого же дела судом 1-й инстанции необоснованно усилено наказание осужденному по тому же объему обвинения и назначено в виде 3 лет 9 месяцев лишения свободы.

По приговору Фаленского районного суда от 15.06.2005 Р. осужден по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 3, УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 15% заработка.

Суд нарушил требование ст. 64 УК РФ, которая предусматривает возможность назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ, либо более мягкого вида наказания, чем предусмотрено этой статьей.

Часть 3 ст. 158 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа или лишения свободы на определенный срок. Назначив наказание в виде исправительных работ, суд фактически не применил ст. 64 УК РФ, поскольку штраф, предусмотренный санкцией данной статьи, является более мягким видом наказания.

 

Судебная коллегия

по уголовным делам

Кировского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь