Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Патрушева Е.А. Дело N 22-1470
Докладчик Преблагин Г.Е. 20 июня 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Преблагина Г.Е.,

судей Харитонова И.А., Эрте В.В.

с участием прокурора Смирнова Д.В. и адвоката

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 20 июня 2000 года дело по кассационной жалобе осужденных Ш., Ш., Б. на приговор Северодвинского городского суда Архангельской области от 10 мая 2000 года, по которому:

Ш., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 30 ч. 3 - ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний определено 7 лет лишения свободы без конфискации имущества, в исправительной колонии общего режима.

Ш., <...>, ранее судимый 10.07.98 г. по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "в", "г", "д", ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РСФСР к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

осужден по ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 30 ч. 3 - ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний определено 5 лет лишения свободы. В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 10.07.98 г. и на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 10.07.98 г. и окончательно определено наказание в виде 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Б., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 30 ч. 3 - ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения определено 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По делу также разрешены гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Преблагина Г.Е., осужденных Ш., Б., Ш., поддержавших доводы своих жалоб, адвокатов Иванова А.М. и Колганову А.Г. о законности приговора в отношении Ш. и Б. и заключение прокурора Смирнова Д.В., полагавшего изменить приговор в части квалификации действий Ш. со ст. 228 ч. З п. "в" на ст. 228 ч. 2 УК РФ, а в остальном оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. признан виновным в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта и сбыте наркотических средств - героина, в крупном размере, а также в совершении 25 октября 1999 года тайного хищения имущества из квартиры Р. на сумму 7500 рублей, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшему. Ш., Ш. и Б. признаны также виновными в совершении краж 29 октября 1999 года из квартиры Г. на сумму 9330 рублей, 4 ноября 1999 года из квартиры А. на сумму 14100 рублей и покушении на совершение кражи 3 ноября 1999 года из квартир М. и К. по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшим, неоднократно.

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Ш., Ш. и Б. виновными себя признали частично.

В кассационной жалобе осужденный Ш. указывает, что не согласен с приговором, так как свою вину он признает только по факту кражи 4 ноября 1999 года, других краж он не совершал. Указывает, что от него всячески добивались взять нераскрытые кражи на себя и с этой целью при проведении обыска подкинули героин, применяли недозволенные методы в отношении его жены, и поэтому он вынужден был дать интересующие оперативных работников показания, в которых оговорил себя, Б. и Ш. Также под диктовку оперативников он написал и явку с повинной по краже из квартиры Г., а явку с повинной по факту кражи обогревателя он написал по вымышленному адресу, но суд все равно положил ее в основу приговора. Считает, что дело в отношении его полностью сфабриковано, доказательств того, что все двери вскрывались одной и той же монтажкой, по делу нет, изъятая у них монтажка в качестве вещдока не проходит, и то, что ключом из изъятой у них связки ключей можно было открыть дверь в квартиру по <...> также не является доказательством, так как этот замок можно было открыть любым ключом. Никто из свидетелей по делу их не опознал, а свидетель И. судом допрошен не был. По поводу же наркотиков он утверждает, что героин ему был подброшен при обыске, который был проведен с нарушениями требований УПК РСФСР, сам он никогда сбытом наркотиков не занимался, и это могут подтвердить свидетели К., М., П. Считает, что дело рассмотрено односторонне и предвзято, наказание назначено чрезмерно суровое, без учета всех смягчающих обстоятельств, характеризующих его данных, и поэтому он просит приговор отменить и направить дело на дополнительное расследование или переквалифицировать его действия по эпизоду кражи из дома <...> по <...> на неоконченный состав и назначить наказание, не связанное с лишением свободы, а по остальным эпизодам дело прекратить.

Осужденный Ш. в своей кассационной жалобе, основной и дополнительной, указывает, что с приговором не согласен, так как, кроме краж из квартиры А., он других преступлений не совершал, доказательств его вины по делу нет, а по краже у А. просит переквалифицировать его действия на неоконченный состав, а в остальной части дело прекратить. Вынесенный приговор считает суровым и несправедливым, поскольку при назначении наказания суд не учел данные о его личности, его удовлетворительные характеристики, его участие в боевых действиях в 1996 году, его явку с повинной и все другие обстоятельства дела. Поэтому просит смягчить ему назначенное наказание.

В кассационной жалобе, основной и дополнительной, осужденный Б. указывает, что с приговором не согласен, так как, кроме кражи из квартиры А., он других краж не совершал, в своей явке с повинной Ш. его оговорил под давлением работников милиции, а показания свидетелей И. и М. не могут служить доказательством его вины, так как их показания неконкретны. Указывает также что не согласен со стоимостью имущества, похищенного у А., так как его оценка произведена только со слов А. Поэтому просит переквалифицировать эту кражу на неоконченный состав, так как они после совершения кражи сразу были задержаны, и исключить квалифицирующий признак "причинение значительного ущерба". Просит учесть, что ранее он не судим, характеризуется положительно, и назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Ш., Ш. и Б. в совершении преступлений, вмененных им по приговору, основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании.

Доводы жалобы осужденного Ш. о том, что он не приобретал наркотики, не хранил их у себя в квартире и не сбывал их П. и что при проведении обыска наркотики ему были подброшены, судом проверялись и обоснованно были отклонены как несостоятельные.

Так, согласно протоколу обыска по месту жительства Ш. было обнаружено и изъято наркотическое вещество весом 0,003 г, являющееся, согласно заключению химической экспертизы, героином. Факт обнаружения при обыске этого вещества подтвердили присутствовавшие при обыске понятые Т. и Е..

Свидетели Д., Г. и Ф. также подтвердили факт изъятия при обыске в квартире Ш. вещества светло-коричневого цвета в фольге.

То, что у Ш. на локтевых сгибах имеются следы от инъекций, подтверждается заключением судмедэкспертизы.

То, что Ш. сбывал наркотики, подтвердил на предварительном следствии свидетель П., который показал, что 25 ноября 1999 года Ш. продал ему за 150 рублей немного героина в фольге от сигарет.

Показаниям П. судом дана надлежащая оценка в приговоре, и не доверять его показаниям у суда оснований не было, так как они подтверждаются и другими доказательствами по делу, в частности показаниями свидетеля М., изъятым письмом Ш. из учреждения ИЗ 24/4.

Поэтому по ст. 228 ч. 1 УК РФ действиям Ш. дана правильная квалификация.

Вместе с тем выводы суда о том, что сбытый П. героин представляет крупный размер, основаны на предположениях, так как вес наркотического средства, сбытого Ш., определить не представилось возможным, сам П. на предварительном следствии количество приобретенного героина указывал также приблизительно, следственного эксперимента на предмет определения количества сбытого героина не проводилось.

При таких обстоятельствах, когда только сам факт сбыта наркотического средства Ш. свидетелю П. сомнения не вызывает, а определить его количество не предоставляется возможным, судебная коллегия находит квалификацию действий Ш. по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ необоснованной и подлежащей переквалификации на ст. 228 ч. 2 УК РФ как сбыт наркотических средств.

Доводы Ш. о том, что на предварительном следствии он себя, а также Ш. и Б. оговорил, судом также тщательно проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

Факт совершения кражи Ш. из квартиры Р., а также совершение покушения на кражу Ш., Б. и Ш. из квартир М. и К. и совершение кражи из квартиры Г., кроме явок с повинной Ш. и Ш., подтверждается показаниями потерпевших К., М., Г., Р., протоколами осмотра мест происшествия, протоколом изъятия ключей, подходящих к замку квартиры Р., изъятых у Б., заключением трассологических экспертиз следов орудий взлома, протоколом выемки тепловентилятора и утюга у Ш., опознанных Р., показаниями свидетеля И. о том, что 29 октября 1999 года в подъезде дома он встретил ранее незнакомого Ш., с которым были еще двое молодых людей.

Свидетель Б. показала, что 25.10.99 г. видела, как трое молодых людей выносили из подъезда дома телевизор в коробке, и дала описание их одежды, которое соответствует одежде Ш., Ш. и Б.

Из показаний свидетеля Б. следует, что Ш. предлагала ей купить телевизор и видеомагнитофон.

Свидетель В. подтвердил, что Ш. продала неизвестному мужчине телевизор и видеомагнитофон.

Факт совершения кражи из квартиры А. осужденные не оспаривают.

Перечень похищенного из квартиры А. и размер причиненного ему ущерба судом установлен правильно и сомнения не вызывает.

Доводы жалоб осужденных о том, что по эпизоду кражи из квартиры А. их действия следует квалифицировать как неоконченная кража, несостоятельны, поскольку с похищенными вещами они были задержаны на улице, т.е. могли распорядиться похищенным по своему усмотрению.

Всем доказательствам судом дана надлежащая оценка в приговоре, а действиям Ш., Ш. и Б. в этой части обвинения правильная квалификация по ст. 158 ч. 2 пункты "а", "г" и ст. 30 ч. 3 - ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ.

Каких-либо грубых нарушений требований УПК РСФСР, влекущих за собой отмену приговора, по делу не допущено.

При назначения наказания Ш. и Б. суд учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о личности виновных и все обстоятельства, влияющие на их ответственность, в том числе и те, на которые осужденные ссылаются в жалобах.

При назначении наказания Ш., в связи с переквалификацией его действий по одной из статей, судебная коллегия оснований для снижения наказания, назначенного судом, не находит, так как наказание ему назначено в соответствии с законом, в пределах санкции данного закона.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 339 п. 1 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Северодвинского городского суда Архангельской области от 10 мая 2000 года в отношении Ш. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 228 ч. 2 УК РФ, назначив по этой статье наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет без конфискации имущества. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г", ст. 30 ч. 3 - ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", ст. 228 ч. 1, ст. 228 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Ш. к отбытию 7 лет лишения свободы без конфискации имущества в исправительной колонии общего режима.

В остальном этот же приговор в отношении Ш., Ш. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь