Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Судья Богомолова Н.К. Дело N 33-1576

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

 

27 июня 2000 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе председательствующего Матюшенко А.Ф., судей Прошиной Л.П. и Сериковой Т.И. заслушала в открытом судебном заседании по докладу Сериковой Т.И. дело по жалобе О.А.С. на решение Бессоновского районного суда от 16.02.2000 года, которым постановлено:

Признать незаконным и отменить постановление Главы Бессоновской сельской администрации Бессоновского района Пензенской области от 12 февраля 1996 г. за N 38.

Признать недействительным регистрационное удостоверение, выданное МП БТИ района, на имя О.И.З.

Признать недействительным свидетельство о праве собственности на землю серии РФ ПЕО-05-02 N 0443594, выданное 4 апреля 1996 г., зарегистрированное 23 мая 1996 г., на имя О.И.З.

Признать за О.Е.З. право собственности на домовладение <...>.

В иске О.А.С. об установлении факта принятия наследства, признании недействительными записей в похозяйственных книгах о принадлежности дома О.Е.3., о признании права собственности на домовладение в порядке наследования отказать.

 

Проверив материалы дела, заслушав объяснения О.А.С., О.Е.3. и О.А.З., судебная коллегия

 

установила:

 

О.Е.3. обратилась в суд с иском к О.А.С., К.А.И., О.А.И о признании недействительными постановления Главы сельской администрации, свидетельства о праве собственности за землю, о признании права собственности на домовладение, указывая на то, что в 1940 г. ее отцом О.З.Ф. был построен дом <...>, отца по политическим мотивам арестовали, и в 1942 году он умер в местах лишения свободы. На момент его смерти в доме проживали его дети: она и братья О.А.З. и О.И.З. Сначала из дома, женившись ушел А., а затем - в 1954 году И., забрав свою долю из имущества двора. После его ухода она осталась проживать в доме одна, и в 1955 году в похозяйственней книге дом был переведен на нее. В 1961 - 63 гг. она сломала старый ветхий дом и на свои средства возвела новый В 1996 году брат И., проживавший <...>, предложил ей оформить на него завещание, она согласилась и подписала в сельской администрации какой-то документ, полагая, что это завещание. После этого она продолжала проживать в доме одна, нести расходы по его содержанию, выплачивать налоги. 27 ноября 1998 года ее брат О.И.З. скоропостижно скончался, и после его смерти она узнала, что в 1996 году подписала не завещание, а заявление о переводе дома на брата. На основании этого заявления Глава сельской администрации принял постановление о признании принадлежности дома О.И.З. Согласно этому постановлению О.И.З. сделал технический паспорт на дом, получил регистрационное удостоверение, а затем - свидетельство о праве собственности на землю. В настоящее время наследники после смерти брата: его жена и дети выселяют ее из принадлежащего ей дома. Поскольку заявление о переводе дома на брата было подписано ею под влиянием заблуждения, волеизъявления на передачу брату в собственность спорного дома у нее никогда не было, постановление Главы администрации не является основанием для лишения ее права собственности, истица просила суд удовлетворить ее исковые требования о признании недействительными постановления Главы Бессоновской сельской администрации N 38 от 12.02.96 года, регистрационного удостоверения N 2628, выданного БТИ, о принадлежности дома О.И.З., свидетельства о праве собственности на землю, выданное О.И.З., а также признать за ней право собственности на данный дом.

Жена умершего - О.А.С. - обратилась со встречным иском к О.Е.З. об установлении факта принятия наследства, о признании записей в похозяйственней книге о принадлежности дома О.Е.З. недействительными и признании права собственности на дом, указывая на то, что на момент смерти О.З.Ф. в спорном доме проживали лишь его сыновья: ее муж - О.И.З. - и О.А.З., в 1945 году О.А.З. был мобилизован и отправлен на госзавод N 701, с этого времени в доме стал проживать ее муж один, и дом в похозяйственных книгах значился принадлежащим ее мужу. Впоследствии дом перестраивался, ремонтировался и обустраивался только за средства ее мужа и его силами, который считал себя собственником дома, а сестре лишь разрешал проживать в доме. Так, в 1961 году ее муж перекрыл крышу дома и переделал его фундамент, в 1969 - 1970 гг. он сломал сени и возвел пристрой. В 1984 году огородил огород забором из сетки - "рабица". В 1989 году построил новый двор с железными воротами, обложил кирпичом погреб. В 1994 году при проведении газа в дом ее муж узнал, что дом незаконно числится принадлежащим его сестре О.Е.З. О.Е.З. признала, что дом ей не принадлежит, и 06.02.96 года написала заявление в сельскую администрацию, в котором просила переоформить дом на брата О.И.З. С этого времени О.И.З. никаких претензий по поводу принадлежности дома не заявляла. Ее муж за свой счет провел в дом газ и закупил все оборудование, в 1997 году обложил дом кирпичом. О.А.С. просила суд признать ее мужа принявшим наследство после смерти отца, признать недействительными записи с 1952 по 1996 гг. в похозяйственных книгах о принадлежности спорного дома О.Е.З. и признать право собственности на спорный дом за ее умершим мужем - О.И.З.

В судебном заседании она дополнила свои исковые требования и просила суд признать право собственности на спорный дом за ней как за наследницей умершего мужа, принявшей наследство.

Бессоновский районный суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе О.А.С. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, указывая на то, что суд грубо нарушил нормы процессуального права: судья необъективно относилась к ней, не давала ей возможности высказываться, в связи с чем она заявляла отвод председательствующему и секретарю судебного заседания, кроме того, суд нарушил права сельской администрации, рассмотрев дело в ее отсутствие. Суд так же совершенно необоснованно удовлетворил требования О.Е.З., не проверив, имелись ли у нее правоустанавливающие документы на дом, в связи с чем можно было бы вносить изменения в похозяйственные книги, суд не проверил, когда был возведен спорный дом, не дал оценку тому обстоятельству, что на момент смерти отца О.З.Ф. в спорном доме не проживала, доказательств того, что она его перестроила, в материалах дела также нет. Суд, отказывая ей в требовании о признании ее мужа принявшим наследство после смерти отца не руководствовался законом, которым должен был руководствоваться - ГК РСФСР 1922 года, действовавшим на период открытия наследства. Суд необоснованно применил к требованиям о признании записей в похозяйственных книгах за 1956 - 1996 гг. недействительными срок исковой давности, поскольку о нарушении своего права муж узнал лишь в 1994 году, а в 1996 году его право было восстановлено.

Обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Удовлетворяя исковые требования О.Е.З. и отказывая в удовлетворении встречного иска О.А.С., суд признал установленным и исходил из того, что собственницей спорного дома является О.Е.З.

Данный вывод суда является правильным, он соответствует требованиям закона и установленным по делу обстоятельствам.

Из материалов дела следует, что дом, возведенный родителями О.Е.З. и О.И.З., относился к имуществу трудового земледельческого хозяйства (двора), статус которого определялся Земельным кодексом РСФСР 1922 года, действовавшим в тот период, поскольку дом находился в сельской местности, и члены двора вели трудовое хозяйство. Как О.Е.З., так и ее братья О.И.З. и О.А.3. имели одинаковые с остальными членами двора права на спорный дом в соответствии со ст. 67 Земельного кодекса РСФСР 1922 года.

На момент смерти отца О.Е.З., хотя и работала в г. Пензе, но жила вместе с братьями в спорном доме, в который ежедневно возвращалась после работы, поскольку братья были несовершеннолетними: О.И.З., <...>, в 1942 году было 13 лет. Это обстоятельство подтверждается показаниями О.А.3.

Довод жалобы о том, что суд неправомерно отказал в установлении факта принятия О.И.З. наследства после смерти отца, основанием для отмены решения являться не может.

В соответствии со смыслом раздела 5 главы 1 Земельного кодекса РСФСР 1922 года фактически наследование в хозяйстве двора как таковое не возникало, поскольку имущество находилось в совместной собственности всех членов двора, и с выбытием кого-либо из двора, в том числе и в связи со смертью, его доля оставалась в совместной собственности оставшихся членов двора, впоследствии это правило было зафиксировано в Гражданском кодексе 1964 года применительно к имуществу колхозного двора.

Кроме того, само по себе установление факта вступления О.И.З. в права наследования после смерти отца не имеет правового значения для решения спора о признании права собственности на дом.

В судебном заседании было установлено, что с 1956 года в спорном доме О.Е.З. проживает одна, других членов двора не имеется, в связи с этим, в соответствии со ст.ст. 68, 72 ЗК РСФСР 1922 года, с 1956 года в похозяйственных книгах было указано, что спорный дом принадлежит О.Е.З.

О.И.З. ушел проживать к родителям своей жены, тем самым, в соответствии со ст. 66 ЗК РСФСР 1922 года он был принят в члены другого двора, в течение 6-летнего срока исковой давности, действовавшего на тот период времени, он требований о разделе двора не заявлял, обратно в хозяйство сестры не возвратился, в связи с чем утратил право на спорный дом.

На основании изложенного ссылка в жалобе на то, что запись в похозяйственных книгах не соответствует закону, поскольку правоустанавливающих документов, которые бы позволили перевести дом из собственности О.И.З. в собственность О.Е.З., не было, является юридически ошибочной.

Суд правильно применил срок исковой давности к требованиям о признании недействительными записей в похозяйственных книгах о принадлежности спорного дома О.Е.З., поскольку с 1956 года О.И.З. должен был знать о том, что домохозяином дома числится именно О.Е.З.

Суд правомерно признал незаконным постановление Главы сельской администрации от 12.02.96 года как постановленное с нарушением норм Гражданского кодекса 1995 года, действовавшего на тот период.

Из материалов дела следует, что на момент вынесения постановления О.Е.З. около 40 лет владела спорным домом как своим собственным, ее право собственности на данный дом никем оспорено не было.

В связи с этим прекращение ее права собственности могло иметь место лишь по основаниям, предусмотренным ст. 235 ГК РФ.

В материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о наличии таких оснований.

Поскольку постановление признано незаконным, судом также правомерно признаны недействительными и правоустанавливающие документы, выданные О.И.З. на спорный дом и земельный участок.

Те обстоятельства, что О.И.З. оказывал сестре помощь в благоустройстве дома, сами по себе не влекут возникновение у О.И.З. права собственности на спорный дом.

Суд при этом учел и конкретные обстоятельства по делу, а именно: престарелый возраст О.Е.З., отсутствие у нее другого жилья, кроме спорного.

Доводы жалобы о том, что суд нарушил права сельской администрации, рассмотрев дело в отсутствие представителя администрации, основанием для отмены решения являться не могут.

В материалах дела имеется заявление сельской администрации, в котором она просит рассмотреть спор в отсутствие ее представителя.

Данных о том, что последующие требования затрагивали права сельской администрации, не имеется, кроме того, сельская администрация с решением согласна и не уполномочивала О.А.С. подавать жалобу в защиту ее интересов.

Нельзя признать обоснованными доводы жалобы о необъективном ведении процесса.

Нарушений процессуальных норм судом из материалов дела не усматривается.

То обстоятельство, что суд не указал в решении те нормы закона, которыми следовало бы руководствоваться при разрешении спора, не являются основанием к отмене решения, поскольку спор по существу разрешен правильно, а в соответствии со ст. 306 ГПК РСФСР не может быть отменено правильное по существу решение по одним лишь формальным соображениям.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Бессоновского районного суда от 16.02.2000 года оставить без изменения, а кассационную жалобу О.А.С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь