Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САХАЛИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

от 20 июля 2000 года Дело N 3-18/2000

Сахалинский областной суд в составе: председательствующего судьи Никулина В.А., при секретаре Елмашевой О.М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дела по заявлению прокурора Сахалинской области о признании недействительными в части установления стажа замещения государственных должностей части 2 статьи 21 и статей 22, 23 и 24 Закона Сахалинской области "О доплатах к государственным пенсиям, компенсационных выплатах и назначении досрочных пенсий лицам, замещавшим государственные должности Сахалинской области", установил:

 

Прокурор Сахалинской области обратился в суд с заявлением о признании недействительными в части установления стажа замещения государственных должностей ч. 2 ст. 21 и статей 22, 23 и 24 Закона Сахалинской области "О доплатах к государственным пенсиям, компенсационных выплатах и назначении досрочных пенсий лицам, замещавшим государственные должности Сахалинской области".

В заявлении указано, что в соответствии со ст. 19 Федерального закона РФ "Об основах государственной службы в Российской Федерации" государственный служащий имеет право на получение пенсии за выслугу лет, назначенной в соответствии с федеральным законом. До принятия соответствующего федерального закона действует Указ Президента РФ N 854 от 16 августа 1995 года "О некоторых социальных гарантиях лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации и государственные должности федеральной государственной службы" (с изменениями, внесенными Указом от 15 июня 1999 года N 755). Этим Указом предусмотрено, что лица, замещавшие государственные должности в Российской Федерации, имеют право на ежемесячную доплату к государственной пенсии, назначенной в соответствии с Законом РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации" либо досрочно оформленной в соответствии с Законом РФ "О занятости населения в Российской Федерации". Пунктом 10 названного Указа Президента РФ рекомендовано органам государственной власти в субъектах Российской Федерации установить соответствующие социальные гарантии с учетом положений настоящего Указа за счет собственных средств.

5 июля 1999 года Сахалинской областной Думой принят Закон Сахалинской области "О доплатах к государственным пенсиям, компенсационных выплатах и назначении досрочных пенсий лицам, замещавшим государственные должности Сахалинской области", согласно ч. 2 ст. 21 которого досрочная пенсия назначается лицам, замещающим государственные должности при наличии стажа у этого лица замещения государственных должностей не менее 15 лет для мужчин и 10 лет для женщин.

По мнению прокурора, установление стажа лицам, замещающим государственные должности для получения досрочной пенсии не соответствует нормам названного выше Указа, которым устанавливаются лишь только доплаты к пенсиям, и противоречит ст. 32 Закона РФ "О занятости населения в Российской Федерации", устанавливающей стаж для получения досрочной пенсии.

Закрепленный в оспариваемой ст. 22 Закона Сахалинской области размер досрочной пенсии также противоречит федеральному законодательству, поскольку размер досрочной пенсии должен устанавливаться согласно нормам Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации", а расходы, связанные с досрочным назначением пенсии, осуществляются за счет средств Пенсионного фонда РФ с последующим возмещением затрат из фонда занятости. Указом Президента РФ предусмотрены лишь доплаты к пенсии за счет средств местного бюджета и установлены минимальный и максимальный размеры сумм государственной пенсии и ежемесячной доплаты к ней. Вопреки этому в оспариваемой норме Закона Сахалинской области устанавливается минимальный и максимальный размер досрочной пенсии, а не доплаты. По этим же основаниям статьи 23 и 24 названного Закона Сахалинской области также противоречат федеральному законодательству.

В судебном заседании прокурор Пискунова Н.В. поддержала заявление и просила удовлетворить его по изложенным в нем основаниям.

Представитель Сахалинской областной Думы Соскова Л.С., возражая против удовлетворения заявления прокурора, сослалась на то, что в соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона РФ "Об основах государственной службы Российской Федерации", ст. 6 Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Сахалинской области и Федеральным законом "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" Сахалинская область вправе устанавливать дополнительные гарантии для государственных служащих Сахалинской области, в частности, такой дополнительной гарантией является право на досрочную пенсию.

Представитель губернатора Сахалинской области Сиваконов П.В. поддержал возражения представителя Сахалинской областной Думы и считает, поскольку досрочная пенсия, предусмотренная оспариваемыми ст. 21 - 24 Закона Сахалинской области, назначается на определенный срок, постольку она является дополнительной социальной гарантией государственного служащего на период возникновения права на пенсию по старости.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения прокурора и заинтересованных лиц, суд находит заявление прокурора подлежащим удовлетворению.

В соответствии с пунктом "ж" ч. 1 ст. 72, ч. 2 и 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится социальная защита, включая социальное обеспечение.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Из вышеназванных положений Конституции Российской Федерации следует, что по предметам совместного ведения законы и иные нормативные акты субъекта Российской Федерации, в том числе Сахалинской областной Думы и губернатора Сахалинской области, не должны противоречить федеральным законам, принятым по предметам совместного ведения.

Исходя из содержания ст. 15 и 19 Федерального закона РФ "Об основах государственной службы в Российской Федерации", особенности пенсионного обеспечения государственных служащих обусловлено их правом на пенсию по выслуге лет. В остальном пенсионное обеспечение государственных служащих регулируется нормами Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации" и Указом Президента РФ "О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности Российской Федерации и государственные должности федеральной государственной службы" от 16 августа 1995 года N 854 в редакции Указа от 15 июня 1999 года N 755.

Как следует из содержания оспариваемых норм ч. 2 ст. 21, статей 22, 23, 24 Закона Сахалинской области "О доплатах к государственным пенсиям, компенсационных выплат лицам, замещавшим государственные должности Сахалинской области", ими установлены порядок и условия назначения досрочной государственной пенсии для лиц, замещавшим государственные должности Сахалинской области, а также размер этой пенсии.

Таким образом, названным Законом Сахалинской области регулируются вопросы пенсионного обеспечения государственных служащих Сахалинской области, а также устанавливается право на назначение и получение ими досрочной пенсии.

Между тем, оспариваемые нормы названного Закона противоречат нормам федерального законодательства, регулирующего правоотношения в сфере пенсионного обеспечения.

Согласно ч. 2 ст. 32 Закона РФ "О занятости населения в Российской Федерации" от 19 апреля 1991 года в редакции Федерального закона от 20 ноября 1999 года по предложению органов службы занятости при отсутствии возможности для трудоустройства безработным гражданам, уволенным в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата, имеющим независимо от перерывов в трудовой деятельности стаж работы, дающий право выхода на полную пенсию по старости (по возрасту), включая пенсию на льготных условиях, с их согласия пенсия оформляется досрочно, но не ранее чем за два года до установленного законодательством Российской Федерации срока выхода на пенсию.

В соответствии со статьями 10 и 14 Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации" от 20 ноября 1990 года в редакции Федерального закона от 2 января 2000 года пенсия на общих основаниях устанавливается: мужчинам - по достижении 60 лет и при общем трудовом стаже не менее 25 лет;

женщинам - по достижении 55 лет и при общем трудовом стаже не менее 20 лет.

Пенсия в связи с работой на Крайнем Севере устанавливается мужчинам - по достижении 55 лет и женщинам - по достижении 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, и имеют общий трудовой стаж соответственно 25 и 20 лет.

Таким образом, по федеральному законодательству правом назначения досрочной пенсии обладают граждане, уволенные в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата и имеющим стаж работы, дающий право выхода на полную пенсию по старости (возрасту), включая пенсию на льготных условиях, с их согласия, но не ранее чем за два года до установленного законодательством Российской Федерации срока выхода на пенсию.

Частью 1 ст. 21 Закона Сахалинской области устанавливаются аналогичные федеральному закону основания для назначения досрочной пенсии, а в ч. 2 ст. 22 того же Закона таким правом (при наличии оснований прекращения трудовой деятельности, указанных в ч. 1 ст. 22 Закона) на досрочную пенсию обладает государственный служащий при наличии стажа замещения государственных должностей не менее 15 лет для мужчин и 10 лет для женщин.

Этой нормой Закона с одной стороны вопреки приведенным федеральным законам устанавливается новый стаж для назначения досрочной пенсии, который явно противоречит установленному стажу, дающего право на досрочную пенсию, требованиям ч. 2 ст. 32 Закона РФ "О занятости населения в Российской Федерации" и статьям 10 и 14 Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации", с другой стороны при отсутствии такого стажа ущемляется вообще право государственного служащего на получение досрочной пенсии даже при наличии трудового стажа на получение полной пенсии по старости (возрасту).

Из изложенного следует, что субъектом Российской Федерации в лице Сахалинской области установлен иной порядок назначения досрочной пенсии, чем это предусмотрено в нормах федерального законодательства.

Оспаривая ст. 22 названного Закона Сахалинской области, прокурор сослался на то, что субъектом Российской Федерации фактически установлен новый вид пенсии, размеры и источники ее выплаты, который не предусмотрен федеральным законодательством, в то время, как Указ Президента РФ N 854 устанавливает лишь доплату к пенсии.

Действительно, размер досрочной пенсии, установленный в статье 22 Закона Сахалинской области, тождественен размеру доплаты к государственной пенсии государственным служащим, определяемой в пункте 2 Указа Президента РФ от 16 августа 1995 года N 854 в редакции Указа Президента РФ от 15 июня 1999 года N 755.

Между тем, как следует из наименования и содержания Указа, в нем предусматриваются лишь некоторые гарантии лицам, замещавшим государственные должности, в виде доплаты к государственной пенсии в определенном размере и не устанавливает какого - либо вида пенсии.

По существу в статье 22 Закона Сахалинской области установлен новый размер пенсии и процентных доплат, что противоречит ч. 2 ст. 32 Закона РФ "О занятости в Российской Федерации" от 19 апреля 1991 года N 1032-1 в редакции Федерального закона от 20 ноября 1999 года N 195-ФЗ и статьям 16, 17 и 18 Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации" от 20 ноября 1990 года N 340-1 в редакции Федерального закона от 2 января 2000 года N 12-ФЗ.

Из смысла и содержания указанных норм Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации" и Закона РФ "О занятости населения в Российской Федерации" размер пенсии, назначаемой при досрочном оформлении пенсии не может быть ниже размера полной пенсии по старости (возрасту), то есть ниже 55% заработка и 1% сверх того за каждый полный год трудового стажа, превышающего требуемый для назначения пенсии.

При этом статьями 17 и 18 Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации" предусмотрены минимальный и максимальный размеры пенсий и размеры повышения.

В противоречие этим нормам Федерального закона в статье 22 Закона Сахалинской области установлены иные размеры досрочной пенсии, чем Федеральным законом, в том числе и размеры повышения.

При таких обстоятельствах установление досрочной пенсии государственным служащим Сахалинской области по стажу замещения государственных должностей, ее размеру и увеличению размеров, не может быть признано законным, ввиду противоречия федеральным законам, регулирующим пенсионные правоотношения по назначению досрочной пенсии.

Что же касается статей 23 и 24 Закона Сахалинской области, то они по содержанию взаимосвязаны с оспариваемыми статьями 21 и 22 названного Закона и вытекают из них, поэтому признание недействительными ч. 2 ст. 21 и ст. 22 Закона Сахалинской области влечет за собой признание недействительными и этих статей, о чем ставится вопрос в заявлении прокурора.

Доводы представителей Сахалинской областной Думы и губернатора Сахалинской области о том, что Дума вправе была принять нормы закона о назначении досрочной пенсии в соответствии с пунктом 5 ст. 15 Федерального закона "Об основах государственной службы в Российской Федерации" поскольку досрочная пенсия для государственных служащих является одной из иных гарантий, допускаемых федеральным законом, малоубедительны.

В соответствии со статьей 15 Федерального закона РФ "Об основах государственной службы Российской Федерации" от 31 июля 1995 года в редакции Федерального закона от 18 февраля 1999 года государственному служащему устанавливаются определенные социальные гарантии. Пунктом 5 той же статьи предусмотрено, что федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации могут быть предусмотрены и иные гарантии для государственного служащего.

Редакция указанного пункта статьи 15 Федерального закона допускает установление иных гарантий со стороны субъекта Российской Федерации в рамках федерального закона. При этом дополнительную пенсию, установленную Сахалинской областной Думой, нельзя отнести к иным гарантиям для государственного служащего, поскольку эта социальная гарантия уже предусмотрена федеральным законом.

Не могут быть признаны обоснованными утверждения представителей Думы и губернатора относительно права Думы в данном случае осуществлять собственное регулирование по установлению дополнительной пенсии в соответствии с Договором о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Сахалинской области от 29 мая 1996 года и Федеральным законом РФ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" от 24 июня 1999 года.

В части 1 статьи 6 Договора и ст. 12 названного Федерального закона закреплено право Сахалинской области, как субъекта Российской Федерации, осуществлять собственное правовое регулирование по вопросам совместного ведения только в том случае, если предмет совместного ведения не нашел урегулирования на федеральном уровне.

В рассматриваемом случае вопрос дополнительной пенсии урегулирован на федеральном уровне, в связи с чем не может быть признано допустимым собственное правовое регулирование этого вопроса в противоречие федеральному законодательству со стороны Сахалинской области.

Руководствуясь ст. 191 - 194, 197, 239-7 ГПК РСФСР, суд решил:

 

Заявление прокурора Сахалинской области удовлетворить: признать в части установления стажа замещения государственных должностей часть 2 статьи 21, статьи 22, 23 и 25 Закона Сахалинской области "О доплатах к государственным пенсиям, компенсационных выплатах и назначении досрочных пенсий лицам, замещавшим государственные должности Сахалинской области" от 15 июля 1999 года N 127 в редакции Закона Сахалинской области от 28 декабря 1999 года N 143 противоречащими части 2 статьи 32 Закона РФ "О занятости населения в Российской Федерации" от 19 апреля 1991 года N 1032-1 в редакции Федерального закона от 20 ноября 1999 года N 195-ФЗ и статьям 10, 14, 16, 17, 18 Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации" от 20 ноября 1990 года N 340-1 в редакции Федерального закона от 2 января 2000 года N 12-ФЗ, не действующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти дней со дня вынесения решения в окончательной форме через Сахалинский областной суд, то есть с 24 июля 2000 года.

Решение в окончательной форме вынесено 24 июля 2000 года.

 

Председательствующий -

судья Сахалинского областного суда

В.А.Никулин

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь