Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 июня 2007 г. N 44г-394/07

 

Президиум Санкт-Петербургского городского суда в составе:

Председателя Епифановой В.Н.

и членов президиума Богословской И.И., Черкасовой Г.А., Павлюченко М.А.

с участием прокурора Корсунова А.Д.,

рассмотрел в судебном заседании 13 июня 2007 года гражданское дело N 2-3632/06 по иску К.М. к Администрации Выборгского района, Б.П., Б.В., Б.М., Б.Т. и Б.А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании ордера недействительным, признании права пользования жилым помещением и по встречному иску Б.П., Б.В., Б.М., Б.Т. и Б.А. к К.М., Администрации Выборгского района и К.Н. о выселении на основании надзорной жалобы К.М. и определения председателя Санкт-Петербургского городского суда от 21 мая 2007 года о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Заслушав доклад судьи Семеновой И.А., представителя К.М. адвоката Кожухарову Ю.Ю. (доверенность 78 ВГ 727223 от 15 января 2005 года), Б.В., представителя Б.В., Б.А., Б.Т. адвоката Галаева К.К., 3-е лицо К.Н., заключение прокурора, полагавшего в удовлетворении жалобы отказать,

Президиум

 

установил:

 

25 декабря 1996 года К.М., являвшаяся нанимателем комнаты размером 12,5 кв. м в трехкомнатной коммунальной квартире <...>, произвела родственный обмен комнаты с внуком К.С., в результате которого получила право пользования долей жилой площади в 2-комнатной квартире <...>, нанимателем которой являлся ее сын К.В., проживавший там с бывшей женой К.Н.

8 декабря 2004 года К.С. умер.

Комната предоставлена в дополнение к занимаемым Б.П., его бывшей жене Б.В., их сыновьям Б.М. и Б.А. и дочери Б.Т. на 5 человек.

17 января 2005 года К.М. обратилась в суд с вышеназванным иском и просила признать произведенный обмен недействительным по мотиву его фиктивности, указывая, что после заключения договора обмена она и К.С. не меняли место жительства, оставались проживать по прежним адресам, обмен был совершен ею с целью сохранения жилой площади в будущем и для получения помощи от семьи сына.

Б-вы предъявили встречный иск о выселении К.М.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 04 декабря 2006 года применены последствия недействительности ничтожной сделки - договора обмена жилыми помещениями, заключенного 17 декабря 1996 года, признаны недействительными обменные ордера, выданные 25 декабря 1996 года Выборгским райжилобменом: N 459729/02 К.С. на право занятия комнаты площадью 12,5 кв. м в квартире <...> и N 459728/02 К.В. на право занятия квартиры <...> с включением бывшей жены К.Н. и матери К.М.

За К.М. признано право пользования комнатой площадью 12,5 кв. м в квартире <...>.

Признан недействительным ордер N 901810, выданный 28 февраля 2005 года Администрацией Выборгского района Б.П. на право занятия названной комнаты с семьей: Б.Л., Б.М., Б.Т., Б.А.

В удовлетворении встречного иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 23 января 2007 года решение суда отменено. В удовлетворении иска К.М. отказано. К.М. выселена из спорной комнаты в квартиру <...>.

В надзорной жалобе К.М. в лице своего представителя просит отменить определение судебной коллегии, считая его неправильным, оставить в силе решение районного суда, указывает на допущенные судом кассационной инстанции нарушения норм материального права, ссылаясь на то, что судебной коллегией не учтены фактические обстоятельства дела, которые свидетельствуют о том, что ни она, ни К.С. в жилые помещения, полученные в результате обмена, не переселялись и никогда в них проживали, а лишь формально зарегистрировались, продолжали производить оплату прежнего жилья, что свидетельствует о фиктивности обмена.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении дела судом кассационной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из положений статей 73, 74 Жилищного кодекса РСФСР, статьи 5 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса РФ", статьи 170 Гражданского кодекса РФ о ничтожности мнимых сделок и пришел к обоснованному выводу о доказанности тех обстоятельств, что произведенный в 1996 году обмен жилыми помещениями - спорной комнаты и квартиры <...> - носил мнимый (фиктивный) характер, поскольку К.М. и К.С., не имея намерения создать соответствующие обмену правовые последствия, переселения в предоставленные им по обмену жилые помещения не произвели.

Не ставя под сомнение вывод суда первой инстанции о том, что стороны обмена фактически не переселялись по новым адресам, суд кассационной инстанции, вместе с тем, не согласился с выводами суда первой инстанции и отменил судебное решение в связи с неправильным определением судом обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора, и несоответствием выводов суда действительным обстоятельствам дела и представленным сторонами доказательствам, указав на отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих фиктивный характер договора обмена и отсутствие у сторон данной сделки намерения создать соответствующие правовые последствия, поскольку сам по себе факт проживания истицы и К.С. после совершения обмена по прежним адресам о доказанности иска не свидетельствует, а каких-либо доказательств тех обстоятельств, что К.С. при оформлении обмена не имел намерений приобрести права нанимателя спорной комнаты, а К.В. как наниматель квартиры <...> не признавал права своей матери К.М. на данное жилое помещение, сторонами не представлено, установить волеизъявление указанных лиц в настоящее время не представляется возможным ввиду их смерти, при жизни К.С. и наниматель квартиры К.В. действительность обмена не оспаривали, совершили действия, влекущие юридические последствия обмена, предъявили обменные ордера наймодателю, произвели регистрацию по новым адресам, приняли права и обязанности нанимателя (члена семьи нанимателя), от которых не отказывались, постоянно проживать в полученных жилых помещениям были не обязаны и могли вселить в него других жильцов; недобросовестные действия граждан при реализации гражданских прав и злоупотребления правом в силу положений ст. 10 ГК РФ судебной защите не подлежат. Также судебная коллегия сочла, что К.М. пропущен 3-годичный срок исковой давности, который истек 25 декабря 1999 года, через 3 года с момента получения обменных ордеров.

С выводами судебной коллегии согласиться нельзя. Обстоятельства дела, установленные судом первой инстанции, позволяют сделать вывод о фиктивном характере оспариваемого обмена, т.к. К.М. и К.С. в помещения, полученные в результате обмена, не имели намерения переселиться и фактически не вселялись, обмен был совершен с целью переуступки жилого помещения в будущем другому лицу в обход действующих правил распределения жилой площади.

Тот факт, что К.М. не переселялась по обмену, не оспаривается и ответчиками Б-выми.

Вывод суда кассационной инстанции о пропуске истицей трехлетнего срока исковой давности, исчисляемого с момента получения обменных ордеров, также является ошибочным.

Согласно п. 2 ст. 74 ЖК РСФСР обмен жилыми помещениями может быть судом признан недействительным по основаниям, установленным гражданским законодательством для признания сделки недействительной.

В соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ в редакции, действовавшей до 25 июля 2005 года, иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение.

Федеральный закон от 21 июля 2005 года N 109-ФЗ "О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", которым внесено изменение в пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации и установлен трехгодичный срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, вступил в силу с момента его опубликования 26 июля 2005 года в "Российской газете".

Согласно пункту 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Пункт 2 статьи 2 Федерального закона от 21 июля 2005 года N 109-ФЗ не содержит прямого указания на то, что вновь установленный трехгодичный срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки подлежит применению и в тех случаях, когда такое требование предъявлено до вступления названного Закона в силу.

Таким образом, пункт 2 статьи 2 указанного Федерального закона не распространяется на требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки, предъявленные в суд в установленном порядке до вступления в силу данного Федерального закона.

Истица обратилась в суд с иском о признании недействительным обмена, заключенного 25 декабря 1996 года, 17 января 2005 года, то есть до принятия и вступления в силу Федерального закона от 21 июля 2005 года N 109-ФЗ. Установленный на момент подачи иска пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации 10-летний срок исковой давности по заявленному требованию ею пропущен не был.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса РФ,

Президиум

 

постановил:

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 23 января 2007 года отменить, оставить в силе решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 4 декабря 2006 года.

 

Председатель Санкт-Петербургского

городского суда

ЕПИФАНОВА В.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь