Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 14 июня 2007 г. Дело N 33-4062/2007

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                     Константиновой О.В.,

    судей                                        Черепановой А.М.,

                                                      Орловой А.И.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 июня 2007 года гражданское дело по иску С. к Администрации г. Екатеринбурга, Г. о признании права собственности на самовольную постройку по кассационной жалобе Г. на решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 15 февраля 2007 года

Заслушав доклад судьи Орловой А.И., объяснения ответчика Г. и его представителя, представителя Администрации г. Екатеринбурга - Х., поддержавших кассационную жалобу, и объяснения представителя истца - К., возражавшей относительно доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к Администрации г. Екатеринбурга, Главному управлению Федеральной регистрационной службы по Свердловской области о признании незаконным отказа разрешить восстановление жилого помещения, признании права собственности на восстановленное после пожара однокомнатное жилое помещение - квартиру.

В обоснование иска он указал, что по договору приватизации являлся собственником двухкомнатной квартиры общей площадью 34,7 кв. м, жилой площадью 28,3 кв. м, в трехквартирном деревянном доме. Он и семья его дочери постоянно проживали в этом жилом помещении. 1 сентября 2003 г. в доме по вине одного из соседей произошел пожар, в результате которого полностью уничтожена крыша, перекрытия и стены повреждены частично. В течение двух лет после пожара он за свой счет восстановил на том же фундаменте однокомнатное жилое помещение, площадью 16,8 кв. м. Согласно техническому заключению это строение пригодно для постоянного проживания, соответствует требованиям действующих строительных норм и правил, дальнейшая эксплуатация объекта безопасна для жизни и здоровья людей. Администрация г. Екатеринбурга отказала в узаконении данного жилого помещения, ссылаясь на то, что ему (истцу) выделен для индивидуального жилищного строительства земельный участок площадью 1000 кв. м по соседству с земельным участком, где ранее располагался сгоревший дом и построен новый. Однако этот земельный участок выделен на праве долгосрочной аренды и не связан с уничтоженным пожаром домом, поскольку документы на выделение участка сдавались в Администрацию г. Екатеринбурга еще в период существования жилого дома.

К участию в деле судом в качестве ответчика привлечен Г.

В судебном заседании представитель истца К., наделенная полномочиями, указанными в ст. 54 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заявила отказ от исковых требований к Администрации г. Екатеринбурга, Главному управлению Федеральной регистрационной службы по Свердловской области о признании отказа разрешить восстановление жилого помещения незаконным. Отказ принят судом, производство по делу в этой части прекращено определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга.

Администрация г. Екатеринбурга иск не признала и указала, что распоряжается этой землей на основании соглашения с МУГИСО. На спорном земельном участке находился многоквартирный жилой дом. Балансодержателем жилого дома являлось ООО "Лукойл-Исеть". С. принадлежала на праве собственности только квартира N 1. Какое-либо право С. на земельный участок отсутствует. Для возможности восстановления многоквартирного жилого дома всем собственникам объекта необходимо обратиться в орган местного самоуправления для получения разрешения на строительство или реконструкцию. Поскольку при строительстве дома возводились капитальные стены, крыша, перекрытия и т.п., это связано с изменением конструктивных характеристик объекта, что является в соответствии со ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации самовольным строительством. Кроме того, в настоящее время почтового адреса сгоревшего дома не существует. Земельному участку, на котором ранее находился жилой дом, присвоен строительный номер 9. Этот земельный участок предоставлен Г. для строительства индивидуального жилого дома. Проведенной геосъемкой подтверждается, что в апреле 2005 года никакого строения на этом земельном участке не было. В связи с тем, что самовольное строительство осуществлено на самовольно захваченном земельном участке, находящемся в государственной собственности, право на который не разграничено, это является нарушением публичных интересов муниципального образования "Город Екатеринбург", связанных с распоряжением земельными участками и осуществлением градостроительной деятельности на территории муниципального образования. Выстроенный С. самовольно, без получения в установленном порядке разрешения, индивидуальный жилой дом на месте, где располагалось сгоревшее домовладение, подлежит сносу.

Г. в судебном заседании иск не признал и пояснил, что в ноябре 2004 года обратился в Администрацию Чкаловского района г. Екатеринбурга с просьбой предоставить земельный участок для индивидуального строительства жилого дома. Все собранные документы поступили на рассмотрение в Администрацию г. Екатеринбурга. В апреле 2005 года на выделяемом участке провели геосъемку. Никаких построек, сооружений на нем не имелось, только торчали обгорелые бревна. В сентябре 2005 года он узнал, что С. построил дом на земельном участке.

Решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 15 февраля 2007 года иск С. удовлетворен, за ним признано право собственности на индивидуальный одноэтажный жилой дом площадью 16,8 кв. м.

В кассационной жалобе Г. просит решение суда отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в связи с неправильным определением и недоказанностью обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считает установленными, нарушением норм материального и процессуального права (п. 1, 2, 4 ч. 1 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных норм и правил.

Пунктом 3 ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 93-ФЗ) право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Таким образом, право собственности на самовольную постройку может быть признано только за лицом, являющимся собственником или законным владельцем земельного участка, на котором расположено строение.

Признавая право собственности истца на индивидуальный одноэтажный жилой дом площадью 16,8 кв. м, суд исходил из того, что как собственник помещения в сгоревшем многоквартирном доме С. в силу положений ст. 269, 271 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 16 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" имел право на земельный участок, на котором был расположен указанный дом, пропорционально жилому помещению, находящемуся в его собственности. При этом суд не указал характер права истца на земельный участок, приведя в обоснование нормы и о праве общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме, и о праве постоянного пользования земельным участком, и о праве пользования земельным участком собственником недвижимости.

Суд не выяснил, был сгоревший дом уничтожен полностью во время пожара или частично и подлежал восстановлению. Каких-либо суждений по этому поводу суд в решении не сделал, в материалах дела имеются представленные сторонами противоречивые доказательства по данному обстоятельству. Между тем без выяснения данного факта невозможно определить юридически значимые обстоятельства по делу и круг лиц, права которых затрагиваются и которые должны быть привлечены к участию в деле.

Так, в материалах дела имеются: справка начальника 50-го отряда Управления государственной противопожарной службы Свердловской области от 4 сентября 2003 года и справка Отдела государственного пожарного надзора Чкаловского района от 12 февраля 2007 года о том, что жилой дом был уничтожен пожаром полностью; геосъемка земельного участка от 31 мая 2005 года, свидетельствующая, что строения на участке отсутствовали. Суд не принял во внимание, что установление судом факта уничтожения многоквартирного дома будет свидетельствовать о прекращении права собственности истца на квартиру N 1 в силу п. 1 ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с гибелью имущества и соответственно об утрате истцом каких-либо прав на земельный участок, поскольку наличие такого права обусловлено исключительно наличием у истца права собственности на квартиру в многоквартирном доме, а в силу ч. 2 ст. 37 Жилищного кодекса Российской Федерации доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме собственника помещения в этом доме, включая и земельный участок (ч. 1, 5 ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации), следует судьбе права собственности на указанное помещение. Таким образом, при отсутствии у С. каких-либо прав на земельный участок в силу ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации не может быть решен вопрос о признании за истцом права собственности на самовольную постройку.

В материалах дела также имеется справка начальника 50-го отряда Управления государственной противопожарной службы Свердловской области от 7 октября 2003 года, согласно которой в результате пожара в доме полностью уничтожена крыша, перекрытие и стены повреждены частично. Тот факт, что дом не был уничтожен пожаром полностью, подтвердили допрошенные судом свидетели. Суд, разрешая спор, не учел, что, если дом был уничтожен пожаром не полностью и подлежит восстановлению, вопрос о таком восстановлении может быть разрешен в силу действующего жилищного законодательства только всеми собственниками помещений многоквартирного дома. Суд, сделав вывод о том, что С. имеет право на земельный участок как один из собственников многоквартирного дома, других собственников помещений жилого дома, имеющих такие же права, не установил, к участию в деле их не привлек, их отношение к иску не выяснил. Между тем право собственности на самовольную постройку может быть признано только при отсутствии нарушений прав и охраняемых законом интересов других лиц.

Кроме того, удовлетворяя иск, суд необоснованно применил к спорным правоотношениям по аналогии положения ст. 39 Земельного кодекса Российской Федерации, которой определены условия сохранения права на земельный участок лиц, не являющихся собственниками земельного участка при разрушении зданий, строений, сооружений. Суд не учел, что данная норма права не регулирует отношения, связанные с правом общей долевой собственности на земельный участок собственников помещений в многоквартирном доме; применение данных положений по аналогии недопустимо, поскольку спорные правоотношения прямо урегулированы действующим законодательством.

Суд не дал никакой оценки доводам ответчика - Администрации г. Екатеринбурга о том, что истцу для строительства индивидуального жилого дома именно взамен сгоревшего был предоставлен земельный участок; факт предоставления С. земельного участка рядом с земельным участком, на котором был расположен сгоревший жилой дом, подтверждается материалами дела и не оспаривается сторонами, включая истца. Между тем предоставление истцу земельного участка под строительство как погорельцу исключает возможность признания за С. права на еще один земельный участок и права собственности на возведенную на нем самовольную постройку.

Как видно из материалов дела, земельный участок, на котором ранее располагался жилой дом, распоряжением Главы города Екатеринбурга от 30 декабря 2005 года N 4758-р был предоставлен Г. На указанные обстоятельства ссылались в суде ответчики, однако суд данные доводы оставил без внимания, каких-либо суждений в этой части вообще не сделал.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя считать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, при котором суду следует учесть отмеченные замечания, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, привлечь при необходимости всех лиц, чьи права и интересы затрагиваются настоящим спором, проверить доводы сторон, дать надлежащую оценку установленным обстоятельствам и представленным сторонами доказательствам, вынести законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 361 - 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 15 февраля 2007 года отменить. Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий

КОНСТАНТИНОВА О.В.

 

Судьи

ЧЕРЕПАНОВА А.М.

ОРЛОВА А.И.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь