Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2007 г. по делу N 22-6166/2007

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                            Поденко Т.П.,

    судей                                          Ляпичевой О.Н.,

                                                  Герасименко М.Ю.

 

рассмотрела в судебном заседании 15 июня 2007 г. с использованием видеоконференц-связи кассационное представление заместителя прокурора Верх-Исетского района Севрюкова Н.Л., кассационные жалобы осужденного Р., адвоката Иванова И.Б. на приговор Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 9 апреля 2007 г., которым Р. осужден по ч. 2 ст. 318 Уголовного кодекса Российской Федерации к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Ляпичевой О.Н., выступление осужденного Р., адвокатов Иванова И.Б., Севостьянова Н.Н., поддержавших доводы жалоб, мнение помощника прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга Калининой Е.В., поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда Р. признан виновным в том, что 19 августа 2006 г. применил насилие, опасное для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением тем своих должностных обязанностей.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное рассмотрение. Автор представления считает, что суд в нарушение требований ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не указал в приговоре, в чем конкретно выразилось применение Р. насилия, опасного для жизни и здоровья, и знал ли Р. о том, что У. является представителем власти.

В кассационной жалобе адвокат Иванов И.Б. указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, кроме того, суд нарушил уголовно-процессуальный закон и неправильно применил уголовный закон. Р., не отрицая в суде своего участия в массовой драке 19 августа 2006 г., утверждал, что потерпевшего У. не бил и не слышал, чтобы кто-нибудь представлялся сотрудником милиции. В пользу этого обстоятельства свидетельствует тот факт, что после задержания у Р. имелись телесные повреждения на лице. Из показаний потерпевшего следует, что он ни к кому не успел применить насилие, поскольку был оглушен каким-то предметом, поэтому Р. дрался с кем-то другим, а не с У.

По мнению защитника, обвинение Р. не конкретизировано: не указано, куда и чем он наносил удары потерпевшему.

Считает, что суд дал неверную оценку показаниям потерпевшего У. и свидетеля С. Потерпевший У. не указывал на Р. как на лицо, избившее его. О том, что Р. якобы был среди лиц избивавших его, потерпевший узнал от кого-то из сотрудников милиции. Суд же указал на С. как на человека, сообщившего У. о Р. Сам С. в ходе предварительного следствия давал противоречивые показания. В судебном заседании С. заявил, что не видел, чтобы Р. наносил удары потерпевшему: Р. "был рядом, двигался", "все произошло очень быстро - не более четырех секунд". Суд этим показаниям оценки не дал, сославшись на их аналогичность показаниям, данным С. на предварительном следствии. Другие свидетели по обстоятельствам предъявленного Р. обвинения показаний не давали. Свидетелю Б. показывали Р. после задержания, и он не опознал Р. как участника драки. Просит приговор отменить и производство по делу прекратить.

В кассационной жалобе осужденный Р. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. При этом указывает, что действительно участвовал в драке, но потерпевшего не видел. Потерпевший его не опознал на очной ставке. Показания свидетеля С. противоречивы. Свидетели Я. и П. были избиты в той же драке и также не слышали, чтобы У. представлялся сотрудником милиции. Свидетель Г. наблюдала драку возле дверей киоска, где она работает, видела, как человека ударили бутылкой по голове, но не слышала, чтобы потерпевший перед этим представлялся сотрудником милиции и показывал удостоверение. Свидетель К., приехавший в одном экипаже с С. на место происшествия, дает показания со слов С. Участие в драке не означает, что именно он (осужденный) причинил телесные повреждения У. Потерпевший указал, что его ударил бутылкой по голове неустановленный человек. Кроме того, У. запомнил 4 - 5 лиц, которые на него напали, и среди них не было его - Р.

 

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства. Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, если в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Данные требования закона судом выполнены не в полной мере.

Согласно приговору суда 19 августа 2006 г. в 23 часу сотрудник милиции У., заметив, что возле остановочного комплекса "Буревестник" группа молодых людей, не менее 15 человек, избивала граждан Яковлева и Петухова, подошел к ним, представился сотрудником милиции, предъявил служебное удостоверение и потребовал прекратить драку. В ответ неустановленное лицо нанесло не менее одного удара тупым твердым предметом по голове У., в результате последний потерял сознание. В это же время Р., находясь рядом и осознавая, что потерпевший является сотрудником милиции, стал совместно с другими лицами бить потерпевшего руками и ногами в область головы и туловища; в результате У. причинены черепно-мозговая травма, которая оценивается как легкий вред здоровью, и ссадины в области левого подколенника.

На предварительном следствии и в судебном заседании Р. утверждал, что 19 августа 2006 г. потерпевшего У. он не бил и не слышал, чтобы кто-нибудь представлялся работником милиции.

К выводу о виновности подсудимого, как указано в приговоре, суд пришел на основании анализа показаний потерпевшего, свидетелей К., С., М., А., Ш., которые были непосредственными свидетелями произошедших событий, а также анализа письменных доказательств по делу.

Между тем потерпевший в ходе предварительного следствия и в суде не изобличал Р. в совершении преступления, пояснял, что об участии Р. в преступлении узнал от сотрудника милиции С.

В приговоре суда приведены показания свидетеля С., данные им в судебном заседании, о том, что он видел толпу парней, около 10 - 15 человек, которые наносили удары потерпевшему руками и ногами, среди них был Р. и тоже наносил удары потерпевшему. Аналогичные показания С. давал в ходе предварительного следствия.

Однако из протокола судебного заседания следует, что С. давал и иные показания, в частности о том, что он не видел, чтобы Р. наносил удары потерпевшему; сам С. находился от места драки на расстоянии около 20 - 30 метров и видел лежащего на земле У., которого пинали несколько человек. На улице уже было темно. Р. был в толпе, которая двигалась вокруг потерпевшего; людей на остановке было много, все произошло очень быстро, в несколько секунд. Чтобы удостовериться в обоснованном задержании Р., С. на месте происшествия подводил Р. к потерпевшему. Последний отвечал невнятно, что "Р. вроде как там был". В судебном заседании 4 апреля 2007 г. С. вновь показал, что подсудимый находился в группе людей, но он не видел, чтобы Р. наносил удары потерпевшему. Поскольку тот находился среди лиц, которые били потерпевшего, воспринимал Р. как человека, тоже наносившего удары.

Указанные выше показания свидетеля С. суд в приговоре не привел и в нарушение закона оценку им не дал, противоречия в показаниях свидетеля С. не устранил.

В обоснование виновности Р. суд сослался на рапорт С. об активном участии Р. в драке. Но из этого рапорта следует, что Р. наносил удары лежащему гражданину с разбитой головой - Н. У остановочного комплекса также были еще двое потерпевших с разбитыми головами.

Свидетель К. пояснил, что составил рапорт со слов С., а из показаний свидетелей А., М., Ш. следует, что драку они не видели. Остальные допрошенные свидетели, как указано в приговоре, по обстоятельствам предъявленного Р. обвинения показаний не давали.

Таким образом, суд не привел мотивов, по которым не принял во внимание доводы подсудимого о непричастности к избиению У.

Кроме того, суд никак не обосновал вывод о том, что Р. осознавал, что потерпевший является сотрудником милиции. Из одних показаний С. следует, что У. представлялся сотрудником милиции. Из других показаний этого свидетеля видно, что У. уже лежал на земле, когда сотрудники милиции подъезжали к остановочному комплексу. Непосредственные очевидцы драки - свидетели Г., П., Я. узнали только после случившегося, что в ходе драки пострадал и сотрудник милиции.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Р. нельзя признать законным. Его следует отменить. При новом рассмотрении дела надлежит учесть изложенное, дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам и в зависимости от установленного принять соответствующее решение.

Учитывая данные о личности Р. судебная коллегия находит возможным изменить ему меру пресечения на менее строгую.

Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 378, ст. 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 9 апреля 2007 г. в отношении Р. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным судьей.

Кассационное представление, кассационную жалобу осужденного удовлетворить, кассационную жалобу адвоката удовлетворить частично.

Меру пресечения Р. изменить на подписку о невыезде, Р. из-под стражи освободить.

 

Председательствующий

ПОДЕНКО Т.П.

 

Судьи

ЛЯПИЧЕВА О.Н.

ГЕРАСИМЕНКО М.Ю.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь