Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 19 июня 2007 г. Дело N 33-4209/2007

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                        Плотниковой Е.И.,

    судей                                          Тимофеева Ю.А.,

                                                  Черепановой А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании 19 июня 2007 г. дело по иску Сухоложского городского прокурора в интересах несовершеннолетних Ш., У., Б., П. к МДОУ "Детский сад комбинированного вида N 29" о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, по кассационному представлению Сухоложского городского прокурора на решение Сухоложского городского суда Свердловской области от 27 марта 2007 г., которым постановлено:

отказать Сухоложскому городскому прокурору в удовлетворении исков в интересах Ш., У., Б., П. к МДОУ "Детский сад комбинированного вида N 29" о компенсации морального вреда, причиненного преступлением.

Заслушав доклад судьи Черепановой А.М., прокурора Войнову О.А., поддержавшую доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

Сухоложский городской прокурор обратился в суд с иском в интересах несовершеннолетних Ш., У., Б., П. к МДОУ "Детский сад комбинированного вида N 29" о компенсации морального вреда, причиненного преступлением. В обоснование иска указал, что приговором суда от 13.06.2006 работники МДОУ "Детский сад комбинированного вида N 29" были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 236 Уголовного кодекса Российской Федерации, а именно в том, что своим бездействием при исполнении должностных обязанностей работников детского учреждения допустили нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности в октябре 2005 г. массовое заболевание детей острой дизентерией; в результате здоровью каждого ребенка был причинен вред средней тяжести. Просил взыскать с ответчика в пользу каждого ребенка компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб.

В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал.

Представитель МДОУ "Детский сад комбинированного вида N 29" иск не признала, указав в том числе, что прокурор проигнорировал мнение родителей детей, которые не желают обращаться в суд с иском о возмещении вреда, причиненного детям. Просил отказать в удовлетворении иска.

Представители третьих лиц - Администрации ГО Сухой Лог, Управления образования г. Сухого Лога - с иском не согласились, указав, что прокурор при обращении в порядке ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представил доказательства того, что родители несовершеннолетних сами не могли обратиться в суд в защиту интересов детей.

Третьи лица - работники МДОУ - иск не признали.

Законный представитель несовершеннолетнего Ш. иск прокурора не поддержал и показал, что он и его жена не желают обращаться в суд в интересах ребенка с требованиями о компенсации морального вреда.

Законные представители остальных несовершеннолетних в суд не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Судом постановлено решение, которым в удовлетворении иска отказано.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, прокурор в кассационном представлении указал на неправильное применение судом норм процессуального права и просил решение суда отменить.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из решения суда, суд, отказывая в удовлетворении иска по существу, руководствовался положениями ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и исходил из того, что у несовершеннолетних детей, в интересах которых заявлен иск, имеются родители, осуществляющие в силу ст. 64 Семейного кодекса Российской Федерации защиту прав и интересов детей, которые отказались обращаться в суд с исками и не просили прокурора обращаться в суд с такими требованиями. В связи с этим обращение прокурора в интересах несовершеннолетних детей суд признал неправомерным.

С такими выводами судебная коллегия согласиться не может.

Суд не учел, что заявление прокурора уже принято к производству, а потому при разрешении спора положения ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации применению не подлежат.

Суд не учел, что прокурор, заявивший требования в порядке ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не является субъектом материально-правовых отношений, и, разрешив спор по существу, неправомерно отказал в удовлетворении иска только по тому основанию, что прокурор не вправе был обращаться в суд в защиту прав и интересов несовершеннолетних детей.

Вместе с тем, как следует из решения суда, по существу материально-правового требования о компенсации морального вреда каких-либо суждений о том, какие обстоятельства по делу установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон подлежит применению судом и подлежит ли иск удовлетворению, в нарушение ч. 1 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом не сделано.

В связи с этим решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене по основаниям, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с неправильным применением норм процессуального права и направлению на новое рассмотрение в тот же суд, так как допущенные судом нарушения не могут быть исправлены судом кассационной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть следующее.

Как видно из материалов дела, производство по делу начато на основании заявления прокурора, обратившегося в интересах несовершеннолетних детей.

В силу ч. 2 ст. 38 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицо, в интересах которого дело начато по заявлению лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца.

В силу ч. 5 ст. 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации права, свободы и законные интересы несовершеннолетних, не достигших возраста четырнадцати лет, защищают в процессе из законные представители - родители, усыновители, опекуны, попечители и иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

В силу вышеуказанных норм Закона законные представители несовершеннолетних детей выступают в процессе в качестве представителей истца и обладают всеми процессуальными правами истца, в том числе и правом отказаться от иска (ч. 1 ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, законные представители не поддерживают исковые требования прокурора, вместе с тем заявлений от них об отказе от исковых требований в материалах дела не имеется.

В таком случае суду следует выяснить, отказываются ли законные представители от исковых требований о компенсации морального вреда, и при этом разъяснить им последствия отказа от иска, принятия его судом и прекращения производства по делу, предусмотренные ст. 220, 221 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, при разрешении вопроса о возможности принять отказ от иска в соответствии с положениями ч. 2 ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суду следует разрешить вопрос, не противоречит ли такой отказ законного представителя закону и не нарушает ли он прав и законных интересов других лиц.

В силу ст. 64 Семейного кодекса Российской Федерации защита прав и законных интересов детей возлагается на их родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов, в том числе в судах. Родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия.

В силу ч. 1 ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей.

Как полагает прокурор, позиция законных представителей детей не согласуется с интересами детей, их законным правом на получение компенсации морального вреда, нанесенного в результате причинения вреда здоровью.

При таких обстоятельствах суду при новом рассмотрении дела следует привлечь к участию в деле представителя органа опеки и попечительства, с учетом мнения которого, а также всех обстоятельств по делу установить, не противоречит ли интересам детей отказ родителей от исковых требований (в случае если такой отказ от иска после разъяснения его последствий законными представителями будет сделан) и возможно ли принятие судом такого отказа от иска в соответствии с ч. 2 ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и прекращение производства по делу, и в зависимости от этого разрешить дальнейшую судьбу этого спора.

Руководствуясь абз. 3 ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

решение Сухоложского городского суда Свердловской области от 27 марта 2007 г. отменить. Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий

ПЛОТНИКОВА Е.И.

 

Судьи

ТИМОФЕЕВ Ю.А.

ЧЕРЕПАНОВА А.М.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь