Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 19 июня 2007 г. Дело N 33-4255/2007

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                            Шварева В.И.,

    судей                                          Шаламовой И.Ю.,

                                                  Панкратовой Н.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 19 июня 2007 г. дело

по иску С., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней А., 1994 года рождения, к Д. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда

по частной жалобе ответчика на определение Пригородного районного суда Свердловской области от 15 мая 2007 г. о прекращении производства по делу, которым постановлено:

утвердить мировое соглашение, заключенное между С. и Д., согласно которому Д. выплачивает С. 5660 руб. в срок до 15 июня 2007 г., 5660 руб. в срок до 15 июля 2007 г., 5660 руб. в срок до 15 августа 2007 г., а С. действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетней А. отказывается от остальной части иска.

Заслушав доклад судьи Панкратовой Н.А., пояснения ответчика Д. и его представителя К., поддержавших доводы частной жалобы, пояснения истца С., не возражавшей относительно отмены определения суда, судебная коллегия

 

установила:

 

С. обратилась в суд с иском к Д., в котором просила взыскать в ее пользу в возмещение материального ущерба 800 руб. и в счет компенсации морального вреда 10000 руб., а также в пользу несовершеннолетней дочери А., 1994 года рождения, компенсацию морального вреда, причиненного нападением собаки, в размере 40000 руб.

В предварительном судебном заседании судом постановлено определение об утверждении заключенного сторонами мирового соглашения на вышеприведенных условиях и о прекращении в связи с этим производства по делу.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом определения, ответчик Д. в частной жалобе указал на неправильное применение норм процессуального права. В частности, ответчик указал, что мировое соглашение им было подписано под психологическим воздействием представителя истца; фактически по условиям мирового соглашения он должен будет в течение трех месяцев отдавать истцу всю свою заработную плату, хотя у него семья, которую необходимо содержать; он не является владельцем собаки, напавшей на А.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в частной жалобе, судебная коллегия находит определение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, судом при утверждении условий мирового соглашения, заключенного между сторонами, не соблюдены требования ст. 39, 173 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч. 2 ст. 173 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд разъясняет сторонам последствия заключения мирового соглашения.

Из материалов дела следует, что о заключении мирового соглашения обеими сторонами предъявлены суду самостоятельные заявления.

При этом в заявлении истца С. указано, что ей "разъяснены и понятны ст. 39, 173, 220 и 221 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о последствиях утверждения мирового соглашения". Отдельно также указано, что ей "понятно, что она не имеет права обращаться в суд с иском к той же стороне, о том же предмете и по тем же основаниям".

В заявлении ответчика Д. указано, что ему "разъяснены и понятны требования ст. 39, 173, 220, 221 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о последствиях утверждения мирового соглашения". Однако отдельно указано только о понимании им возможности получения истцом исполнительного листа и принудительного исполнения судебного акта.

Судебная коллегия полагает, что указание только нумерации статей без их содержания не может расцениваться как подтверждение того, что ответчику разъяснены и действительно понятны такие последствия утверждения мирового соглашения, как невозможность повторного обращения в суд с иском по спору между теми же сторонами, по тому же предмету и по тем же основаниям.

Кроме того, судебная коллегия считает, что составление сторонами письменных заявлений не освобождает суд от обязанности разъяснения таких последствий в судебном заседании.

Из протокола предварительного судебного заседания от 15 мая 2007 г. следует, что "председательствующий разъясняет сторонам требования ст. 39, 173, 220, 221 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о последствиях утверждения мирового соглашения". Однако непосредственно сами последствия в протоколе не указаны; в протоколе отсутствуют подписи обеих сторон, что также не может с достоверностью свидетельствовать о том, что содержание перечисленных статей было разъяснено сторонам.

Согласно ч. 2 ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Из заявлений С. и Д. следует, что "мировое соглашение заключено добровольно, без принуждения, не противоречит закону и не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц".

Однако судом не принято во внимание, что оценка соответствия условий мирового соглашения закону и ненарушения ими прав и интересов других лиц является прерогативой суда, а не самих сторон. В определении суда в нарушение требований п. 5 ч. 1 ст. 225 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации такой вывод не мотивирован.

Соответствие условий мирового соглашения закону у судебной коллегии вызывает сомнения, поскольку из них не следует, в счет каких именно сумм обязуется ответчик Д. выплачивать истцу С. в течение трех месяцев по 5660 руб. В то же время из искового заявления следует, что С. просит взыскать суммы материального ущерба и компенсации морального вреда в свою пользу, а также компенсацию морального вреда в пользу несовершеннолетней А.

Кроме того, судебная коллегия принимает во внимание доводы ответчика Д., что он не является собственником собаки, которая напала на А. Из приложенных к частной жалобе копий документов следует, что владельцем собаки является супруга ответчика, которая к участию в деле не привлекалась.

Указанное обстоятельство судом не обсуждалось, представленные документы в судебном разбирательстве не исследовались, поскольку производство по делу было прекращено на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Однако судебная коллегия полагает, что без установления судом надлежащего ответчика невозможно утверждение мирового соглашения.

При таких обстоятельствах определение суда законным и обоснованным признано быть не может и подлежит отмене в соответствии со ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с нарушением норм процессуального права.

В связи с тем, что судом спор, возникший между сторонами, фактически не рассматривался, производство по делу прекращено при подготовке дела к судебному разбирательству, дело подлежит направлению на рассмотрение по существу в тот же суд.

Судебная коллегия не принимает во внимание довод частной жалобы ответчика, что условия мирового соглашения нарушают его права, поскольку размер его заработной платы составляет ту же сумму, что и сумма, указанная в мировом соглашении, так как нарушение мировым соглашением прав и интересов самих сторон не имеет правового значения. Мировое соглашение само по себе является способом разрешения спора путем взаимных уступок, что может влечь нарушения прав и интересов сторон, заключивших мировое соглашение.

Руководствуясь абз. 3 ст. 374 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Пригородного районного суда Свердловской области от 15 мая 2007 г. отменить. Дело направить на рассмотрение по существу в тот же суд.

 

Председательствующий

ШВАРЕВ В.И.

 

Судьи

ШАЛАМОВА И.Ю.

ПАНКРАТОВА Н.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь