Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июня 2007 г. N 33-790

 

 

Судебная коллегия рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Б.А.В. на решение Рязанского районного суда Рязанской области от 13 июня 2006 года, которым постановлено:

исковые требования К.А.В. к Б.А.В. о возмещении материального ущерба и морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, удовлетворить частично.

Взыскать с Б.А.В. в пользу К.А.В. в возмещение материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, - 56931 (пятьдесят шесть тысяч девятьсот тридцать один) рубль, в возмещение морального вреда - 500 (пятьсот) рублей, судебные расходы: оплата услуг представителя в размере 6500 (шесть тысяч пятьсот) рублей, оплата услуг эксперта в размере 3500 (три тысячи пятьсот) рублей, а всего 67431 (шестьдесят семь тысяч четыреста тридцать один) рубль, в удовлетворении остальной части иска отказать.

Исковые требования К.И.В. к Б.А.В. о возмещении морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, удовлетворить частично.

Взыскать с Б.А.В. в пользу К.И.В. в возмещение морального вреда 1000 (одну тысячу) рублей, за оплату услуг представителя 1500 (одна тысяча пятьсот) рублей, а всего 2500 рублей, в удовлетворении остальной части иска отказать.

Исковые требования Б.А.В. к К.А.В. и ОАО "Муниципальная страховая компания "Страж" им. Живаго" о возмещении материального ущерба и морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, удовлетворить частично.

Взыскать с открытого акционерного общества "Муниципальная страховая компания "Страж" им. Сергия Живаго" в пользу Б.А.В. в возмещение материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, - 18813 рублей 69 копеек (восемнадцать тысяч восемьсот тринадцать рублей 69 копеек), в удовлетворении оставшейся части исковых требований отказать.

Взыскать с К.А.В. в пользу Б.А.В. за оплату услуг эксперта 750 (семьсот пятьдесят) рублей, в удовлетворении требований о взыскании морального вреда отказать.

Взыскать с К.А.В. в доход государства государственную пошлину в размере 2226 (две тысячи двести двадцать шесть) рублей 60 копеек.

Взыскать с Б.А.В. в доход государства государственную пошлину в размере 1954 (одна тысяча девятьсот пятьдесят четыре) рубля 25 копеек.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи, объяснения Б.А.В. и его представителя С.К.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения против доводов жалобы представителя К.А.В. - С.С.И., судебная коллегия

 

установила:

 

К.А.В. обратился в суд к Б.А.В. с иском о возмещении материального ущерба и морального вреда, причиненного ДТП, произошедшим 18 ноября 2004 года в 23 часа на 48 километре автодороги "Клепики - Рязань" с участием автомобиля "Альфа-Ромео", госномер <...>, под его управлением, принадлежащего на праве собственности М.В.Б., и автомобиля ВАЗ-21093, гос. номер <...>, под управлением ответчика, указав в обоснование своих требований, что дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю, которым он управлял по доверенности, причинены механические повреждения, произошло по вине водителя Б.А.В. и размер материального ущерба, причиненного действиями ответчика, составляет 81330 рублей. Кроме того, в результате ДТП ему были причинены телесные повреждения в виде ушибленной раны коленного сустава, в связи с чем он обращался в травмпункт и находился на лечении. Полагал, что ответчик обязан нести ответственность как владелец источника повышенной опасности и просил взыскать в его пользу компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей.

В свою очередь К.И.В. обратился в суд с к Б.А.В. с иском о возмещении морального вреда, указав в обоснование своих требований, что в результате дорожно-транспортного происшествия, виновником которого, по его мнению, является Б.А.В., он получил телесные повреждения в виде вывиха основной фаланги пальца левой кисти, в связи с чем находился на лечении, испытывая физические и нравственные страдания, просил взыскать с ответчика моральный вред в размере 80000 рублей.

Б.А.В. предъявил встречное исковое заявление к К.А.В. и ОАО "Муниципальная страховая компания "Страж" им. Живаго" о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, в размере 62712 рублей 31 копейка и морального вреда в размере 10000 рублей, поскольку полагает, что авария произошла по вине водителя К.А.В., а гражданская ответственность владельца застрахована в ОАО МСК "Страж" им. Живаго г. Рязани, просил взыскать материальный ущерб со страховой компании, а моральный вред - с К.А.В.

Суд частично удовлетворил исковые требования К.А.В., Б.А.В., постановив указанное решение.

В кассационной жалобе Б.А.В. просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, ссылаясь на несоответствие вывода суда установленным по делу обстоятельствам.

Проверив законность и обоснованность постановленного решения в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что оно отмене не подлежит по следующим основаниям.

Рассматривая спор сторон, суд правильно принял во внимание норму ст. 1079 ГК РФ, согласно которой юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Из материалов дела усматривается, что 18 ноября 2004 года примерно в 23 часа на 48 километре автодороги "Клепики - Рязань" произошло столкновение автомобиля "Альфа-Ромео", госномер <...>, принадлежащего М.В.Б., под управлением К.А.В. и автомобиля ВАЗ-21093, гос. номер <...>, под управлением Б.А.В., в результате которого автомашины получили механические повреждения. Кроме того, водитель К.А.В. получил телесные повреждения в виде ушибленной раны левого коленного сустава, его пассажиры К.Д.В. - ушиб правого коленного сустава и правой голени, К.И.В. - вывих первого пальца левой кисти, в связи с чем все они обращались за медицинской помощью в амбулаторно-травматологический центр г. Рязани. Водитель Б.А.В. находился в состоянии алкогольного опьянения. У водителя К.А.В. состояние алкогольного опьянения не установлено. Дорожно-транспортное происшествие (ДТП) произошло в темное время суток, в сложных метеорологических условиях во время сильного снегопада.

Указанные обстоятельства в судебном заседании не оспаривались сторонами и подтверждаются имеющимися в деле доказательствами, получившими оценку суда в порядке ст. 67 ГПК РФ.

Из схемы места дорожно-транспортного происшествия, которая не оспаривалась сторонами, следует, что место столкновения автомобилей находится на левой стороне проезжей части автодороги в направлении г. Рязани на расстоянии примерно 90 см от мнимого центра дороги.

Согласно протоколу осмотра места происшествия следует, что передняя часть автомобиля "Альфа-Ромео" полностью находится на полосе встречного движения автодороги в сторону г. Рязани, его левая задняя часть на 40 см на встречной полосе, а остальная задняя часть на правой стороне автодороги. Автомобиль ВАЗ-21093 находится передней частью полностью на половине своей проезжей части в сторону г. Клепики, а задняя часть частично находится на полосе встречного движения.

Как пояснил в судебном заседании К.А.В., он двигался на технически исправном автомобиле "Альфа-Ромео" со скоростью 40 км/ч по автодороге "Рязань - Клепики" в направлении г. Рязани по своей полосе движения с соблюдением требований ПДД. Проезжая 48 км автодороги, примерно за 400 - 500 метров увидел движущийся ему навстречу автомобиль с одной левой фарой. Когда расстояние между автомобилями сократилось до 100 метров, встречная автомашина выехала на его полосу движения. Он применил комбинированное торможение и принял вправо, а встречный автомобиль принял влево, в дальнейшем его автомобиль занесло влево на полосу движения, а встречный автомобиль применил маневр вправо и произошло столкновение. Точное расстояние между автомобилями до столкновения во время выполнения маневров он пояснить не может.

Из объяснений Б.А.В. следует, что он, управляя технически исправным автомобилем ВАЗ-21093, принадлежащим ему на праве личной собственности, двигался со стороны г. Рязани по направлению в г. Клепики со скоростью 40 км/ч по своей полосе движения. Проезжая 48 км автодороги "Рязань - Клепики", увидел движущийся во встречном направлении автомобиль, а при сокращении расстояния до 7 метров увидел, что встречный автомобиль выехал на его полосу движения, он нажал на педаль тормоза и попытался уйти правее, но произошло столкновение.

Согласно заключению автотехнической экспертизы и к дополнению к ней 3 0382/19,20 от 13.12.2005 и N 01 1 5/1 9 от 11.04.2006 водители Б.А.В. и К.А.В. в создавшейся ситуации должны были руководствоваться следующими пунктами Правил дорожного движения: 1.4 - о том, что на дорогах установлено правостороннее движение транспортных средств; 1.5 - обязывающий участникам дорожного движения действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда; 8.1 - о том, что маневр должен быть безопасен и не создавать помех другим участникам движения; 9.4 - обязывающий водителей на загородных дорогах вести автомобиль ближе к правому краю проезжей части и 10.1 - водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. Кроме того, водитель Б.А.В. должен был руководствоваться пунктом 2.7 Правил дорожного движения, запрещающим водителю управлять транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, а водитель К.А.В. - пунктом 9.1 ПДД, разъясняющим водителям, что при отсутствии разметки на дороге, водитель сам определяет количество полос с учетом ширины проезжей части, габаритов транспортных средств и необходимых интервалов между ними. При этом стороной, предназначенной для встречного движения, считается половина ширины проезжей части, расположенная слева.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что аварийная ситуация была создана водителем Б.А.В., который, управляя автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, не учел дорожных и метеорологических условий, двигаясь ближе к центру проезжей части, выехал на полосу встречного движения, чем создал помеху для водителя К.А.В., движущегося во встречном направлении, нарушил скоростной режим и не принял возможных мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, чем создал аварийную ситуацию на дороге. Водитель К.А.В., управляя транспортным средством, двигался ближе к центру проезжей части, обнаружив помеху на своей полосе движения, не принял возможных мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, осуществляя маневры вправо, а затем влево, не убедился в безопасности своего маневра, что также явилось причиной столкновения автомобилей.

При этом суд обоснованно указал, что действия и Б.А.В., и К.А.В. находятся в причинной связи с причинением им материального ущерба. Однако, поскольку аварийную ситуацию на дороге создал Б.А.В., а действия К.А.В. носили ответный характер, то вред, причиненный источником повышенной опасности, должен быть возмещен К.А.В. в размере 70%, а Б.А.В. в размере 30%. С учетом установленных по делу обстоятельств суд определил долю каждого его участника и с учетом вины каждого удовлетворил требования обоих истцов.

Взыскивая К.А.В. и К.И.В. компенсацию морального вреда, суд правильно исходил из нормы ст. 1100 ГК РФ, предусматривающей компенсацию морального вреда независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источников повышенной опасности.

Из материалов дела следует, что К.А.В. в результате ДТП получил телесное повреждение в виде ушибленной раны левого коленного сустава, а К.И.В. - вывих основной фаланги 1 пальца левой кисти, в связи с чем ему была наложена гипсовая лангета и рекомендовано лечение, в связи с чем оба испытывали физические и нравственные страдания, их длительное время мучили боли в руке и оба были лишены возможности вести нормальный образ жизни.

Частично удовлетворяя требования К.И.В. и К.А.В. о возмещении морального вреда, причиненного указанным выше ДТП, суд учел все обстоятельства дела, степень нравственных и физических страданий истцов, а также требования разумности и справедливости, предъявляемые к определению размера морального вреда (ст. 1101 ГК РФ).

Доводы кассатора о том, что Б.А.В. не создавал аварийной ситуации на дороге, не могут являться основанием к отмене решения суда, поскольку не соответствуют материалам дела и установленным по делу обстоятельствам.

Не может быть принят во внимание довод кассационной жалобы о том, что суд неправомерно отказал в приобщении к материалам дела акт экспертного исследования обстоятельств ДТП экспертом Ивановской ЛСЭ, поскольку данное заключение специалиста не может быть признано допустимым доказательством, так как получено оно в нарушение ст. 86 ГПК РФ: проводилось не по определению суда, эксперт не предупреждался об уголовной ответственности.

Не может являться основанием к отмене решения суда довод кассатора о том, что Б.А.В. не находился в состоянии алкогольного опьянения в момент ДТП, так как нет постановления о привлечении его к административной ответственности за данное правонарушение, поскольку согласно акту медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, N 5760 от 19 ноября 2004 года Рязанского областного клинического наркологического диспансера у Б.А.В. установлено состояние опьянения.

Судом проверены обстоятельства, имеющие значение для настоящего дела. Исследованным по этим обстоятельствам доказательствам судом дана надлежащая оценка, соответствующая требованиям ст. 56 ГПК РФ. Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований к отмене решения не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Рязанского районного суда Рязанской области от 13 июня 2006 года в пределах доводов кассационной жалобы оставить без изменения, а кассационную жалобу Б.А.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь