Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 9 августа 2000 г. N 3-130/2000

 

Именем Российской Федерации

 

Липецкий областной суд в составе:

председательствующего судьи Н.В.Фоминой, рассматривающей дело единолично;

при секретарях С.Б.Ширяевой и Ю.С.Луганцевой;

с участием прокурора Г.И.Копытиной,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Липецке гражданское дело по иску К. к администрации Липецкой области, Липецкому областному Совету депутатов о признании недействительными постановления Липецкого областного Совета депутатов от 22 мая 1998 года, от 4 февраля 1999 года и постановления главы администрации Липецкой области от 18 мая 1998 года и от 17 января 2000 года; о взыскании убытков и 10000 рублей компенсации морального вреда, суд

 

установил:

 

18 мая 1998 года главой администрации Липецкой области было принято постановление N 167 "О дополнительных мерах по стабилизации рынка алкогольной продукции", а 17 января 2000 года им же было принято постановление N 3 "О гашении региональной защитной этикетки". Указанными нормативными актами на территории Липецкой области было введено дополнительное ограничение на розничную реализацию алкогольной продукции в виде обязательного наличия марки безопасности на каждой единице алкогольной продукции, подтверждающей легальность ее производства и оборота, при розничной реализации алкогольной продукции с объемным содержанием спирта этилового более 28 процентов.

22 мая 1998 года Липецким областным Советом депутатов было принято постановление N 1571-пс "О дополнительных мерах по стабилизации рынка алкогольной продукции". В данное постановление постановлениями N 190-пс от 4 февраля 1999 года и N 480-пс от 27 июля 2000 года были внесены изменения и дополнения. Указанными постановлениями на территории Липецкой области введено дополнительное ограничение на розничную реализацию спиртных напитков в виде обязательного наличия региональной защитной этикетки на каждой единице алкогольной продукции, подтверждающей легальность ее производства и оборота.

Истец К. обратился в суд с требованием об отмене данных постановлений как незаконных и нарушающих его права, взыскании убытков в сумме 30 рублей и компенсации морального вреда в размере 10000 рублей. В обоснование своих требований К. сослался на то, что в результате издания указанных нормативных актов нарушаются его гражданские права, так как затраты на приобретение и наклейку марок или этикеток относятся на себестоимость алкогольной продукции и ведут к ее удорожанию, а это, по его мнению, является навязыванием дополнительных услуг без его ведома как потребителя, что прямо запрещено п. 2 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей". Кроме того, по утверждению истца, нормативные акты приняты в нарушение п. 1 ст. 7 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности", поскольку субъект Российской Федерации необоснованно препятствует осуществлению деятельности хозяйствующих субъектов, ограничивает права хозяйствующих субъектов на продажу товаров. Оспаривая законность постановлений, истец ссылается также на то, что они приняты с превышением полномочий субъекта Российской Федерации, так как введение обязательной маркировки марками акцизного сбора или специальными марками производимой и реализуемой на территории Российской Федерации алкогольной продукции относится к пределам ведения Российской Федерации, по сути введение защитной региональной этикетки - это скрытая форма налога. Учитывая нарушение его прав, К. просил взыскать в его пользу убытки, вызванные приобретением водки по завышенной цене в размере 30 рублей и компенсировать причиненные ему нравственные страдания в виде денежной компенсации морального вреда в сумме 10000 рублей.

В судебном заседании истец уменьшил размер убытков, которые он просил взыскать с ответчиков, до 21 руб. 08 коп.

Представители областной администрации Г., областного Совета депутатов Р. заявленные требования не признали, пояснив, что оспариваемые постановления приняты органом законодательной власти по инициативе органа исполнительной власти на основании ст. 4, 16 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", которые дают право органу законодательной (представительной) власти субъекта Российской Федерации или органам местного самоуправления в целях защиты здоровья населения, обеспечения общественной безопасности и соблюдения нравственных норм поведения устанавливать ограничения на розничную реализацию алкогольной продукции, ссылка истца на положения Закона РФ "О защите прав потребителей" и Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", по их мнению, неправомерна.

Те противоречия, которые имелись в оспариваемых постановлениях, были устранены по протесту прокурора области 27 июля 2000 года. Каких-либо иных нарушений при проверке постановлений, в том числе и тех, на которые ссылается истец, прокурором установлено не было.

Представитель ОГУ "Алкоголь - контроль" В. требования К. не признал, пояснив, что оспариваемые постановления были направлены в первую очередь на контроль за качеством продаваемой алкогольной продукции, ее качество проверяется независимыми лабораториями. Для подтверждения того, что спиртные напитки соответствуют требованиям ГОСТа и могут реализовываться населению, никакого иного способа, кроме региональной защитной этикетки, не имеется, так как такую этикетку практически невозможно подделать. Сделано это для защиты здоровья населения области. Акцизные марки и специальные марки, имеющиеся на бутылках со спиртными напитками, в полной мере не гарантируют надлежащее качество продукции, что вынудило ввести региональную защитную этикетку. Только в 2000 году ОГУ "Алкоголь - контроль" в 66 случаях не дало разрешения на наклейку региональных защитных этикеток из-за отрицательных результатов органолептических и лабораторных исследований, хотя эта продукция и имела акцизную и специальную марку.

Выслушав стороны, свидетелей, заключение прокурора Копытиной, полагавшей отказать К. в удовлетворении заявленных требований, исследовав представленные сторонами доказательства, суд приходит к убеждению, что требования истца подлежат частичному удовлетворению.

Согласно ст. 239-1 ГПК РСФСР гражданин вправе обратиться в суд с жалобой, если считает, что неправомерными действиями государственного органа, общественной организации или должностного лица нарушены его права и свободы.

Из материалов дела усматривается и не оспаривается сторонами, что постановлениями главы администрации области и Липецкого областного Совета депутатов, оспариваемыми К., введены нормы, в соответствии с которыми на всю алкогольную продукцию, реализуемую в розничной торговле с 1 июля 1998 года, вводится дополнительное ограничение в виде обязательного наличия региональной защитной этикетки на каждой единице алкогольной продукции, подтверждающей легальность ее производства. Из этого вытекает, что вся алкогольная продукция, реализуемая в розничной торговле в Липецкой области, подлежит обязательной маркировке марками акцизного сбора, специальными марками и региональной защитной этикеткой (л.д. 17 - 22, 23, 26 - 28, 29 - 30, 31 - 32).

Ссылка истца, что субъект Российской Федерации не вправе вводить дополнительные ограничения в области розничной торговли, ошибочна. В силу ч. 2 ст. 74 Конституции Российской Федерации и ст. 4, 16 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" от 22 ноября 1995 года (в редакции Федерального закона от 10.01.1997 года), действовавшего на момент принятия оспариваемых нормативных актов, к ведению субъектов Российской Федерации в области производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции относится установление дополнительных ограничений на розничную реализацию алкогольной продукции в целях защиты здоровья и жизни граждан, таким образом, Липецкая область вправе была ввести дополнительные ограничения на розничную реализацию алкогольной продукции.

Вместе с тем утверждение представителей ответчиков о том, что оспариваемые постановления в полном объеме соответствуют указанному федеральному законодательству, несостоятельно. Как следует из текста и смысла ст. 4 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции", дополнительные ограничения должны соответствовать законодательству Российской Федерации. Это требование сохранено и в ст. 6, п. 4 ст. 12 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" в редакции от 7 января 1999 года.

В силу ст. 1 Федерального закона "Об акцизах" акцизы - это косвенные налоги, включаемые в цену товара (продукции), которыми на федеральном уровне облагаются алкогольная и спиртосодержащая продукция.

Из предъявленных сторонами доказательств видно, что стоимость региональной защитной этикетки (первоначально 36 коп., а затем 60 коп.) складывается из себестоимости по ее изготовлению: расходов по содержанию созданного для стабилизации рынка алкогольной продукции путем контроля за легальностью ее производства и оборота областного государственного учреждения "Алкоголь - контроль", включая заработную плату работников ОГУ "Алкоголь - контроль", коммунальные услуги, аренду помещения, канцелярские и транспортные расходы, расходы по оплате услуг связи, затраты учреждения и прибыль в размере 1 коп. на 1 бутылку спиртных напитков, а также другие расходы: затраты на лабораторные исследования алкогольной продукции и налог на добавленную стоимость (л.д. 40 - 42, 43 - 45). Кроме того, предприятия розничной торговли должны оплачивать стоимость услуг по нанесению региональной защитной этикетки - 64 коп. (л.д. 46 - 49). Все данные расходы включаются в себестоимость продукции, что никем из участников процесса не отрицается и подтверждено показаниями свидетелей Ж. и Т.

Так, свидетель Ж. показала, что стоимость региональной защитной этикетки в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.05.1992 года N 552 включается в себестоимость продукции.

Аналогичные показания дала и свидетель Т.

Данное обстоятельство подтверждено и ответом К. директора ООО "Магазин N 78" на его претензию о реализации алкогольной продукции без учета стоимости марки безопасности и услуг по ее наклейке, так как алкогольная продукция приобретается у различных поставщиков с уже наклеенными марками, стоимость которой была включена в себестоимость продукции (л.д. 38).

Алкогольная продукция реализуется населению с учетом стоимости региональной защитной этикетки, полученные от реализации средства опосредованно зачисляются в областной бюджет.

Судом было установлено, что областное государственное учреждение "Алкоголь - контроль" было учреждено оспариваемым постановлением главы администрации Липецкой области N 167 "О дополнительных мерах по стабилизации рынка алкогольной продукции" на основе частичного хозяйственного расчета (л.д. 50 - 58). Из объяснений представителя этого учреждения С. следует, что в 1998 - 2000 годах учреждение занималось только проверкой качества алкогольной продукции, денег из бюджета области учреждение не получило, за счет региональной защитной этикетки, как следует из баланса на 1 января 1999 года, было получено 702375 тыс. руб. прибыли (59 - 61), на 1 января 2000 года получено прибыли 3486314 тыс. рублей (л.д. 62 - 64), по итогам работы учреждения в 1999 году в областной бюджет было уплачено 780,0 тыс. рублей налогов, включая налог на прибыль предприятия и НДС (л.д. 65). Иными словами, именно реализация региональной защитной этикетки привела к увеличению налоговых поступлений в бюджет Липецкой области, что также свидетельствует о том, что по своей природе введенная региональная защитная этикетка является налогом.

Таким образом, введенная региональная защитная этикетка является косвенным налогом с оборота, в то время как федеральным законодательством подакцизные товары подлежат обложению федеральным законом с оборота, акцизы относятся к федеральным налогам, а потому их введение законодательным органом субъекта Российской Федерации недопустимо.

Установленная областным Советом депутатов стоимость региональной защитной этикетки не входит в исчерпывающий перечень налогов и сборов, которые могут вводиться на территории Российской Федерации, что прямо предусмотрено ст. 19, 20, 21 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", действовавшими на момент принятия оспариваемых постановлений, и ст. 13, 14, 15 Налогового кодекса Российской Федерации, действующего в настоящее время.

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 3 августа 1996 года N 938 "О введении специальной маркировки алкогольной продукции, производимой на территории Российской Федерации", в целях предотвращения нелегального производства и реализации на территории Российской Федерации алкогольной продукции и обеспечения полноты сбора налогов с 1 января 1997 года введена обязательная маркировка алкогольной продукции, производимой и реализуемой на территории Российской Федерации, специальной маркой, подтверждающей легальность ее производства. Ответственными за маркировку алкогольной продукции специальной маркой являются организации - производители этой продукции, ими же оплачиваются специальные марки с отнесением затрат на их приобретение на себестоимость алкогольной продукции.

Кроме того, в соответствии со ст. 13 ФЗ от 22 ноября 1995 года "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" (в редакции Федерального закона от 10 января 1997 года, действующего на момент принятия постановлений о введении региональной защитной этикетки), исчисление и уплата налогов и сборов с алкогольной продукции производятся в порядке и на условиях, которые определяются законодательными актами Российской Федерации. Алкогольная продукция с содержанием алкоголя свыше 6 процентов подлежит обязательной маркировке марками акцизного сбора или специальными марками. Образцы марок, порядок и размеры их оплаты устанавливаются Правительством Российской Федерации. Данное требование сохранено и в редакции Федерального закона от 07.01.1999 года, изменено лишь то, что обязательной маркировке марками акцизного сбора или специальными марками подлежит алкогольная продукция с содержанием алкоголя более 9 процентов объема готовой продукции.

Стоимость специальной марки для маркировки алкогольной продукции, производимой на территории Российской Федерации, установлена Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 1996 года N 1572 "О стоимости специальной марки для маркировки алкогольной продукции, производимой на территории Российской Федерации" (в редакции от 30.12.1998 года) в размере 150 рублей за 1000 марок (алкогольная продукция) и в размере 300 рублей за 1000 марок (крепкие алкогольные напитки).

Федеральным законом и иными нормативными актами, действующими на момент принятия оспариваемых постановлений, органам законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации не было предоставлено право вводить дополнительную маркировку алкогольной продукции и устанавливать размеры ее оплаты, а следовательно, оспариваемые постановления нельзя признать законными, в связи с чем нельзя признать обоснованной ссылку представителей ответчиков на положения п. 4 ст. 12 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" в редакции Федерального закона от 7 января 1999 года, так как по смыслу данной нормы субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры, но к таковым нельзя отнести налоги, а именно это было введено в Липецкой области.

Ссылка представителя ОГУ "Алкоголь - контроль" на то, что с введением региональной защитной этикетки улучшилось качество алкогольной продукции, реализуемой в розничной торговле, поскольку только за истекшее время 2000 года в 66 случаях их учреждением не дано разрешение на наклейку региональных защитных этикеток из-за отрицательных результатов органолептических и лабораторных исследований (л.д. 66 - 72), не может быть принята судом, поскольку представленный перечень не свидетельствует об улучшении качества алкогольной продукции, реализуемой в розничной торговле, а во-вторых, это не основание для нарушения законодательства и введения налога.

Согласно п. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

В силу ст. 34 Закона Липецкой области "О нормативных правовых актах Липецкой области" нормативные правовые акты главы администрации области подлежат официальному опубликованию. Такие нормативные правовые акты не применяются, если они не опубликованы официально (л.д. 76 - 91).

Представитель областной администрации показала, что постановление главы администрации Липецкой области N 167 от 18 мая 1998 года "О дополнительных мерах по стабилизации рынка алкогольной продукции", п. 4 и 5 которого установлены общеобязательные нормы поведения, официально опубликовано не было.

Учитывая, что оспариваемое постановление N 167 главы администрации Липецкой области не было опубликовано, то оно не влечет правовых последствий, как не вступившее в силу, и не может служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, а потому данный оспариваемый нормативный правовой акт является недействующим.

В исковом заявлении и в своих объяснениях в судебном заседании истец К. просил признать недействительными постановления Липецкого областного Совета депутатов N 1571-пс от 22.05.1998 года, N 190-пс от 04.02.1999 года. Однако судом было установлено, что после обращения истца в суд Липецким областным Советом депутатов 27.07.2000 года было принято постановление N 480-пс, которым внесены изменения и дополнения в постановление 1571-пс от 22.05.1998 года. Коль скоро постановление N 480-пс от 27.07.2000 года вносит изменения в постановление, которое суд признает недействительным, то суд в силу ст. 195 ГПК РСФСР для защиты прав и охраняемых законом интересов истца считает необходимым выйти за пределы заявленных истцом требований, признав недействительным и постановление N 480-пс от 27.07.2000 года.

Требования истца о возмещении ему убытков не подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Истцом не представлено достаточных и бесспорных доказательств того, что незаконное введение региональной защитной этикетки привело к его убыткам, что имеется прямая причинная связь между оспариваемыми нормативными правовыми актами и приобретением им алкогольных напитков, а отсюда и убытками. Кроме того, суд учитывает, что К. имеет возможность обратиться с требованием о возмещении убытков к торгующим организациям, и это право им не утрачено в настоящее время.

Не могут быть удовлетворены и требования истца о компенсации морального вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Из смысла заявленных истцом требований следует, что он связывает свои страдания с необходимостью приобретения спиртных напитков по завышенной цене, то есть в основе его требований нарушение его материальных прав, а к таковым требованиям ст. 151 ГК РФ неприменима.

Ссылка К. на Закон РФ "О защите прав потребителей" в данном случае неприменима, так как данный закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), но не при принятии постановления, признанного недействительным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 191 - 197 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Признать пп. 4, 5 постановления главы администрации Липецкой области N 167 от 18 мая 1998 года "О дополнительных мерах по стабилизации рынка алкогольной продукции" недействующими.

Признать постановление Липецкого областного совета депутатов N 1571-пс от 22 мая 1998 года "О дополнительных мерах по стабилизации рынка алкогольной продукции" с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями N 190-пс от 4 февраля 1999 года и N 480-пс от 27 июля 2000 года, недействительным.

В иске К. о взыскании убытков в размере 21 руб. 08 коп. и компенсации морального вреда в сумме 10000 рублей - отказать.

Решение может быть обжаловано сторонами и опротестовано прокурором в Верховный Суд Российской Федерации через Липецкий областной суд в течение 10 дней.

Решение в окончательной форме изготовлено 11 августа 2000 года.

 

Председательствующий

Н.В.ФОМИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь