Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 10 августа 2000 г. по делу N 3-128/00

 

Именем Российской Федерации, Кемеровский областной суд в составе:

председательствующего Шостак Г.П.,

при секретаре Г.О.Г.,

с участием прокурора Тверикиной Н.Н.,

рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Кемерово дело по заявлению прокурора Кемеровской области в интересах государства и общества о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению Закона Кемеровской области "Об областной системе идентификации качества алкогольной продукции (в редакции Закона Кемеровской области от 09.12.99 N 84-ОЗ),

 

установил:

 

Прокурор Кемеровской области обратился в суд с заявлением в интересах государства и общества о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению Закона Кемеровской области "Об областной системе идентификации качества алкогольной продукции (в редакции Закона Кемеровской области от 09.12.99 N 84-ОЗ)" по тем основаниям, что введение названным Законом для подтверждения идентификации качества ввозимой алкогольной продукции - марки учета, а для произведенной в области - термоусадочного колпачка; установление запрета на реализацию алкогольной продукции, непроидентифицированной в установленном порядке, не соответствует положениям ст. ст.6 и 12 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", предоставляющих органам власти субъекта РФ право введения специальных защитных мер в отношении лишь поступающих в розничную продажу спиртных напитков. Требование к поставщикам, осуществляющим оптовую торговлю алкогольной продукции, и к организациям, реализующим в розницу вино, оснащения алкогольной продукции защитными мерами Кемеровской области ограничивают право хозяйствующих субъектов в нарушение положений ст. 1 ГК РФ.

Кроме того, как считает прокурор области, субъект РФ не вправе вводить дополнительную маркировку областными марками, поскольку постановлениями Правительства РФ от 12.07.99 N 797 "Об обязательной маркировке специальными марками алкогольной продукции, производимой на территории РФ "и от 04.09.99 N 1008 "О марках акцизного сбора" уже введена маркировка ввозимой и производимой на территории РФ всей алкогольной продукции; данные марки, являясь документами государственной отчетности, удостоверяют легальность производства и оборота на территории РФ подакцизной алкогольной продукции, чем выполняют защитную функцию.

Свои требования Прокурор области обосновывал также тем, что, предусматривая оплату за областную марку (ст. 4 оспариваемого Закона), органом власти субъекта РФ в нарушение ст. ст. 1 и 12 Налогового кодекса РФ введен новый сбор, не предусмотренный федеральным законодательством.

В обоснование своих требований Прокурор области ссылался на то, что ст. 6 оспариваемого Закона области установлена административная ответственность за осуществление деятельности по реализации алкогольной продукции без областной марки и термоусадочного колпачка, между тем административная ответственность за реализацию алкогольной продукции без специальных защитных мер предусмотрена ст. 146/7 КОАП РСФСР и ст. 10 ФЗ "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции".

В судебном заседании прокурор прокуратуры Кемеровской области Тверикина Н.Н. поддержала заявленные требования, а также просила сообщение о принятом решении опубликовать в областной газете "Кузбасс".

Представители Совета народных депутатов Кемеровской области и Администрации Кемеровской области заявленные требования не признали, ссылаясь на то, что оспариваемый Закон области принят в пределах компетенции субъекта Российской Федерации и соответствует федеральному законодательству, в частности, Федеральным законам "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", "О качестве и безопасности пищевых продуктов" и др.

Выслушав объяснения участников процесса, исследовав материалы дела, суд находит заявленное требование подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Правовые основы промышленного производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в Российской Федерации установлены Федеральным законом от 07.01.99 N 18-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции".

В соответствии со ст. 3 названного Федерального закона законодательство о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции состоит из настоящего Федерального закона, иных федеральных законов и нормативных правовых актов Российской Федерации, а также принимаемых в соответствии с ними законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Согласно ч. 7 п. 1 ст. 6 данного Закона к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции относится проведение государственного контроля за качеством, объемом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, в том числе через введение специальных защитных мер в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков в соответствии с пунктом 4 ст. 12 настоящего Федерального закона.

В силу п. 4 ст. 12 упомянутого Закона в целях защиты от подделок субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков с учетом предложений органов местного самоуправления и поставщиков.

26 мая 1999 г. Советом народных депутатов Кемеровской области издан Закон "Об областной системе идентификации качества алкогольной продукции"; 09 декабря 1999 г. в данный закон внесены изменения (л. д. 6 - 7).

Указанным Законом Кемеровской области введены нормы, в соответствии с которыми вся алкогольная продукция, реализуемая на территории области, подлежит оснащению термоусадочным колпачком (для производимой в области) либо маркой учета - для ввозимой (ст. 3) устанавливается запрет на реализацию алкогольной продукции без марки учета или термоусадочного колпачка на территории области (ст. 3); предусмотрена платность марки и колпачка (ст. 4); введена административная ответственность за торговлю алкогольной продукцией без областных мер защиты (ст. 6).

Из оспариваемого Закона следует, что защитные меры вводятся в отношении всей алкогольной продукции, реализуемой на территории области (ст. 4).

Между тем названным Федеральным законом предусмотрено, что специальные защитные меры субъектом Российской Федерации могут вводиться лишь в отношении спиртных напитков, поступающих в розничную продажу. Нормами федерального законодательства не предоставлено право субъектам Российской Федерации вводить специальные защитные меры в отношении всей алкогольной продукции (согласно ст. 2 указанного Федерального закона спиртные напитки являются одним из видов алкогольной продукции), реализуемой на территории области, а лишь поступающих в розничную продажу спиртных напитков.

Таким образом, требования, установленные оспариваемым Законом области, оснащения всей алкогольной продукции, реализуемой на территории области, защитными мерами противоречат п. 4 ст. 12 указанного федерального закона, направлены на ограничение прав хозяйствующих субъектов (поставщиков, осуществляющих оптовую торговлю алкогольной продукцией, организаций, реализующих вино в розничной продаже, производителей).

Доводы представителя Совета народных депутатов Кемеровской области, что оспариваемым Законом области введен порядок осуществления контроля за качеством алкогольной продукции, производимой и реализуемой на территории области, что в силу ст. 7 Федерального закона "О качестве и безопасности пищевых продуктов" прямо относится к компетенции субъекта Российской Федерации; эти ограничения необходимы для обеспечения защиты и здоровья людей, как считает суд, являются несостоятельными, поскольку ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ в соответствии с федеральным законом, а, как указано выше, ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" субъектом Российской Федерации предоставлено право вводить специальные защитные меры лишь в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков.

Понятие "идентификации" дано в абзаце 16 ст. 1 Федерального закона "О качестве и безопасности пищевых продуктов" как деятельность по установлению соответствия определенных пищевых продуктов, материалов и изделий требованиям нормативных, технических документов и информации о пищевых продуктах, материалах и об изделиях, содержащейся в прилагаемых к ним документах и на этикетках.

Из содержания ст. 9 п. 1 названного Федерального закона следует, что требования к качеству пищевых продуктов, материалов и изделий, обеспечению их безопасности, упаковке, маркировке, производственному контролю за качеством и безопасностью пищевых продуктов, материалов и изделий, процедурам оценки и подтверждения их соответствия требованиям нормативных документов, методикам их испытаний и идентификации, а также к техническим документам, системам качества устанавливаются соответствующими государственными стандартами.

Статьями 5 и 12 упомянутого Закона регулируются вопросы оценки и подтверждения соответствия требованиям нормативных документов пищевых продуктов, материалов и изделий, услуг, оказываемых в сфере розничной торговли пищевыми продуктами и сфере общественного питания; а также вопросы обеспечения информацией заинтересованных граждан, юридических лиц, органов государственной власти и органов местного самоуправления информацией о качестве и безопасности пищевых продуктов, о государственной регистрации пищевых продуктов, о подтверждении их соответствия требованиям нормативных документов и т.д. Как следует из данных статей, Порядок подтверждения соответствия пищевых продуктов нормативным документам путем подачи декларации, обязательной или добровольной сертификации, осуществления деятельности информационных центров определяется Правительством Российской Федерации.

Таким образом, анализ приведенных выше норм указанного Федерального закона, по мнению суда, позволяет сделать вывод, что вопросы идентификации пищевых продуктов относятся к полномочиям Российской Федерации в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов (ст. 6), утверждение представителя Совета народных депутатов области, что это предмет ведения субъекта Российской Федерации, введение защитных мер на всю алкогольную продукцию произведено в целях идентификации и осуществления контроля за ее качеством в соответствии с данным Федеральным законом, безосновательно. Кроме того, органы, осуществляющие государственный надзор и контроль в данной области перечислены в ст. 13 названного Федерального закона, ст. 23 Федерального закона о регулировании производства и оборота алкогольной продукции, их полномочия устанавливаются Правительством Российской Федерации; такими полномочиями ни указанные органы, ни субъект Российской Федерации не наделены.

Статьей 4 оспариваемого Закона области предусматривается плата за идентификационную марку; размер оплаты определяется межведомственной комиссией.

Как установлено в судебном заседании, стоимость марки складывается из себестоимости по ее изготовлению; расходов, связанных с деятельностью проверяющих и контролирующих органов; оплата производится организациями и предпринимателями, ввозящими на территорию области алкогольную продукцию; последняя - реализуется населению с учетом стоимости областной марки учета. Полученные от реализации средства зачисляются в областной бюджет.

Таким образом, на территории Кемеровской области по существу введен новый сбор, который является косвенным налогом с оборота, в то время как подакцизные товары подлежат обложению федеральным налогом с оборота (ст. 1 ФЗ "Об акцизах"), что противоречит ст. ст. 1, 12 Налогового кодекса РФ, ст. ст. 18 - 21 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", в соответствии с которыми органы государственной власти всех уровней не вправе вводить дополнительные налоги и обязательные отчисления, не предусмотренные законодательством Российской Федерации, акцизы относятся к федеральным налогам; установленный Законом области сбор не входит в исчерпывающий перечень налогов и сборов, которые могут вводиться на территории Российской Федерации.

Доводы заинтересованных лиц, что плата за марку не носит характера сбора, несостоятельны, поскольку, как следует из содержания оспариваемого Закона, она носит обязательный характер, взимается с организацией и предпринимателей; уплата является одним из условий совершения государственными органами юридически значимых действий; без идентификационной марки реализация алкогольной продукции на территории области запрещается (ст. 3).

Характерными чертами сбора согласно ст. 8 Налогового кодекса РФ является его обязательность и одно из условий совершения государственными и иными органами в интересах плательщиков сборов юридически значимых действий.

В соответствии с п. 1 ст. 12 указанного Федерального Закона по алкогольной продукции исчисление и уплата налогов и сборов с алкогольной продукции производится в порядке, определенном законами Российской Федерации.

Суд не соглашается с доводами и.о. прокурора области, что марка как защитная мера не может применяться на территории области по следующим основаниям.

Согласно п. 4 ст. 12 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" в целях защиты от подделок субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков с учетом предложений органов местного самоуправления и поставщиков.

Из содержания данной статьи следует, что федеральным законом органам государственной власти субъекта Российской Федерации предоставлено право на своей территории вводить защитные знаки на спиртные напитки, поступающие в розничную торговлю, в целях защиты от подделки. В данной статье отсутствует перечень, определяющий, какие именно защитные меры может вводить субъект Российской Федерации в указанных целях; разрешение данного вопроса законодателем отнесено к компетенции субъекта Российской Федерации; не содержится в данной статье и запрета на использование региональной марки в качестве защитной меры.

Как установлено в судебном заседании, областная идентификационная марка по своим внешним характеристикам не имеет ничего общего с акцизной или специальной марками, предусмотренными ст. 12 названного Федерального закона, имеет несколько степеней защиты, что делает невозможной ее подделку.

Кроме того, как следует из содержания ст. 12 названного Федерального закона и принятых в соответствии с ней других федеральных нормативных актов (постановления Правительства Российской Федерации от 12.07.99 N 797 "Об обязательной маркировке специальными марками алкогольной продукции, производимой на территории Российской Федерации", постановления Правительства Российской Федерации от 04.09.99 N 1008 "О марках акцизного сбора" и др.), обязательное маркирование всей алкогольной продукции акцизными и специальными марками имеет иные цели - цели налогообложения, в то время как введенная законом области областная марка направлена против защиты от подделок. То обстоятельство, как установлено выше, что определенный Законом области порядок ее реализации не соответствует требованиям действующего законодательства, не противоречит, по мнению суда, введению марки как защитной меры.

С учетом изложенного суд приходит к выводу, что доводы прокурора области о том, что субъект Российской Федерации не вправе вводить дополнительную маркировку областными марками ввиду того, что подобная защитная мера уже введена федеральным законодательством, необоснованны по изложенным выше основаниям.

Статьей 6 оспариваемого Закона области устанавливается административная ответственность за реализацию и производство алкогольной продукции без областной марки учета или без термоусадочного колпачка в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда.

В соответствии со ст. 26 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" органам государственной власти субъекта Российской Федерации предоставлено право устанавливать административную ответственность за нарушение нормативных актов, принятых в пределах их компетенции и если она не установлена федеральным законом.

Как установлено выше, при издании оспариваемого Закона области Совет народных депутатов области вышел за пределы своей компетенции, предоставленной ему п. 4 ст. 12 упомянутого Федерального закона о государственном регулировании производства и оборота алкогольной продукции, при введении специальных защитных мер в отношении всей алкогольной продукции как производимой, так и реализуемой на территории области.

Таким образом, введение административной ответственности за нарушение правил реализации и производства алкогольной продукции на территории области Советом народных депутатов Кемеровской области не соответствует действующему законодательству.

С учетом изложенного суд приходит к выводу, что имеются основания для признания Закона Кемеровской области "Об областной системе идентификации качества алкогольной продукции (в редакции Закона области от 09.12.99 N 84-ОЗ) противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения суда в законную силу.

Поскольку данный Закон был опубликован в областной газете "Кузбасс", суд считает необходимым сообщение о решении суда опубликовать в этой же газете после его вступления в законную силу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 191 - 197, 239/7 - 239/8 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Заявление прокурора Кемеровской области удовлетворить.

Признать Закон Кемеровской области "Об областной системе идентификации качества алкогольной продукции (в редакции Закона Кемеровской области от 09.12.99 N 84-ОЗ)" противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу.

Обязать редакцию областной газеты "Кузбасс" опубликовать сообщение о данном решении в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу.

Данное решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней со дня его вынесения в окончательной форме.

 

Судья Кемеровского областного суда

Г.П.ШОСТАК

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь