Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ПО ИТОГАМ I ПОЛУГОДИЯ 2000 ГОДА

 

1. В силу ст. 53, 54 ЖК право пользования жилым помещением у лиц, которые могут быть отнесены к членам семьи нанимателя и вселившихся в жилое помещение нанимателя не единовременно с ним, а позже, возникает при условии, если вселение произведено в установленном порядке, под которым понимается установленный порядок регистрации, и на вселение имеется письменное согласие всех совершеннолетних членов семьи.

 

В. обратился в суд с иском к администрации г. Липецка о признании прав на жилую площадь. Свои требования обосновал тем, что в 1999 году был вселен в спорную квартиру нанимателем Г.. После смерти Г., в ноябре 1994 г., остался проживать с ее сыном, его другом О.

В мае 1999 г. О. умер. С Г. проживал одной семьей, имел с ними общий бюджет, на совместные средства приобретались два телевизора, диван, покрывала, одежда, производился ремонт.

Представитель ответчика иск не признал.

Суд удовлетворил требования истца.

Решение суда было отменено в порядке надзора, при этом президиум указал следующее.

Удовлетворяя требования В., суд исходил из того, что истец приобрел право на спорную жилую площадь в силу ст. 53, 54 ЖК РСФСР, поскольку проживал в спорной квартире и пользовался квартирой как член семьи.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 действующего постановления ПВС СССР "О практике применения судами жилищного законодательства" от 03.12.87 г. (в ред. 30.11.90 г.), разрешая вопрос о признании членами семьи других лиц (кроме супруга, детей, родителей), суд обязан выяснить характер отношений с нанимателем, членами семьи, в частности, установить, имели ли место ведение общего хозяйства (общие расходы), оказание взаимной помощи, другие обязательства, свидетельствующие о наличии семейных отношений.

Согласно ст. 53, 54 ЖК РСФСР равное с нанимателем право на жилое помещение приобретают супруг, дети, родители, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные лица, вселенные в занимаемое им жилое помещение в установленном порядке с письменного согласия всех несовершеннолетних членов семьи.

Исходя из смысла статей 53, 54 ЖК, право пользования жилым помещением у лиц, которые могут быть отнесены к членам семьи нанимателя и вселившихся в жилое помещение нанимателя не одновременно с ним, а позже, возникает при условиях, предусмотренных ст. 54 ЖК, а именно: если вселение произведено в установленном порядке, под которым понимается установленный порядок регистрации, и на вселение имеется письменное согласие всех совершеннолетних членов семьи.

Как видно из материалов дела, В. в спорной квартире зарегистрирован не был, каких-либо доказательств о наличии письменного согласия на свое вселение нанимателя Г. и ее сына не представил.

Разрешая вопрос о признании В. членом семьи нанимателя, суд сослался на показания свидетелей, подтверждающих, по мнению суда, что истец был вселен в спорную квартиру в качестве члена семьи.

Допрошенные в судебном заседании Ч., П., В. действительно показывали, что истец проживал в спорной квартире, приобретал продукты, платил за квартиру, осуществлял похороны.

Однако из показаний свидетелей не видно, что Г. выражала свою волю на вселение В. именно как члена семьи. Кроме того, показания данных свидетелей неконкретны, не свидетельствуют о том, что Г. и В. имели устойчивые семейные отношения, общий бюджет, а потому вывод суда о том, что В. является членом семьи, сделан судом преждевременно.

Соглашаясь с утверждениями истца о том, что он содержал семью, платил за телефон, квартиру, суд не предложил истцу представить доказательства о наличии у него достаточных средств на это.

Представленные в судебном заседании квитанции не подтверждают, что именно В. нес расходы по оплате жилья. Более того, из неоплаченной квитанции на листе 13 видно, что за спорное жилье имеется долг в сумме 4198,93 руб.

Суд посчитал достаточным доказательством несение расходов и представленные истцом квитанции за 1993 - 94 гг. Однако сам по себе факт нахождения квитанций у истца и представление их суду доказательством несения расходов быть не может.

Нельзя согласиться и с оценкой суда справки из военного комиссариата о том, что В. зарегистрирован и проживает по адресу спорной квартиры. Так, из самой справки не видно, когда истец встал на воинский учет по данному адресу, с какого места выбыл. Выяснение этих обстоятельств имело важное значение для правильного разрешения спора.

Ссылка истца на то, что он осуществлял похороны Г. и О., сама по себе не свидетельствует о том, что В. являлся членом семьи нанимателя.

Кроме того, из материалов дела видно, что после смерти Г., в феврале 1994 года О. вопрос об изменении договора найма и переводе на него прав нанимателя не ставил. Суд данному обстоятельству никакой оценки не дал.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 08.10.99 г.

по делу N 44-Г-169/99

 

2. При рассмотрении дел о принудительном обмене судам надлежит учитывать, что действующее законодательство не предусматривает принудительного наделения гражданина собственностью.

 

П.А. предъявил к П.Б. иск о принудительном обмене квартиры <...>.

Свою просьбу обосновал тем, что из-за сложившихся неприязненных отношений не может проживать в одной квартире с ответчицей. Квартира состоит из двух изолированных комнат жилой площадью 28,7 кв. м.

По предложенному истцом варианту П.Б. вселяется в однокомнатную, площадью 16,4 кв. м, квартиру <...>, принадлежащую Б.А., а он вселяется в комнату 18 кв. м в квартире <...>, также занимаемую Б.А.

Ответчица иск не признала и объяснила, что в случае удовлетворения иска будут существенно ухудшены ее жилищные условия.

3-е лицо - Б.А. - не возражала против обмена.

Суд иск удовлетворил.

Отменяя решение суда первой инстанции, президиум сослался на следующее.

Решение суда является незаконным и подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 68 ГПК РСФСР если между членами семьи не достигнуто соглашение об обмене, то любой из них вправе требовать в судебном порядке принудительный обмен занимаемого помещения на помещения в разных домах (квартирах). При этом учитываются заслуживающие внимания доводы и интересы лиц, проживающих в обмениваемом помещении.

Ч. 2 ст. 67 ЖК РСФСР устанавливает, что обмен жилыми помещениями производится со взаимной передачей прав и обязанностей, вытекающих из договора найма жилого помещения, а при обмене жилого помещения с членом жилищно-строительного кооператива - учетом требований, предусмотренных ст. 119 Кодекса.

Удовлетворяя иск, суд обосновывал свой вывод тем, что предлагаемая к обмену квартира является благоустроенной, расположена в одном районе.

Однако суд оставил без внимания тот факт, что по договору купли-продажи кв. <...> принадлежит Б.А. на праве собственности (л.д. 23 об.).

Между тем в силу п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или другой сделки об отчуждении этого имущества.

Ответчица возражала против вселения в квартиру и приобретения ее в собственность. Не было по предложенному обмену взаимной передачи прав и обязанностей. При таких обстоятельствах требования П.А. не были основаны на ст. 68 ГПК РСФСР.

Неправильное применение нормы материального права повлекло вынесение судом незаконного решения.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 22.10.1999 г.

по делу N 44-Г-173/1999

 

3. Суды не вправе определять порядок пользования квартирой, занимаемой гражданами по договору жилищного найма.

 

Р. обратился в суд с иском к К. об определении порядка пользования квартирой, указывая, что решением Советского суда г. Липецка от 12.11.1998 г. вселен в квартиру <...>, в которой ранее проживал со своей бывшей женой - ответчицей по делу. Квартира состоит из двух изолированных комнат, ответчица пользуется своей квартирой и всячески препятствует его проживанию в квартире, в связи с чем он не может реально вселиться в квартиру и разместить в ней свои вещи.

Ответчица К. иск не признала, ссылаясь на то, что не согласна с решением суда о вселении истца в квартиру, намерена обжаловать его в надзорном порядке.

Суд постановил решение, которым определил порядок пользования квартирой <...>, выделил в пользование Р. комнату площадью 17,3 кв. метра, К. - комнату площадью 12,3 кв. метра с балконом.

Места общего пользования: кухню, коридор, санузел, ванную комнату - оставить в общем пользовании сторон.

Решение суда было отменено, как постановленное с нарушением норм процессуального права.

Как видно из материалов дела, нанимателем квартиры <...> является К.

В квартире прописаны Р. и К. - бывшие супруги. Решением Советского суда г. Липецка от 12 ноября 1998 г. Р. вселен в квартиру, решение суда вступило в законную силу 11 января 1999 года.

Удовлетворяя исковые требования истца, суд исходил из того, что в добровольном порядке достичь соглашения в порядке пользования квартирой, в том числе жилыми комнатами, стороны, в силу сложившихся между ними неприязненных отношений, не могут.

Вместе с тем судом не учтено, что в соответствии с действующим жилищным и гражданским законодательством не предусмотрено определение порядка пользования в квартирах, занимаемых гражданами по договору жилищного найма.

Учитывая, что фактические обстоятельства по делу установлены судом правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права, президиум, передавая дело на новое рассмотрение, отменил решение Советского районного суда г. Липецка от 7 июня 1999 г. и постановил новое, которым в иске Р. отказал.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 05.11.99 г.

по делу N 44-Г-184/99

 

4. Заявления административных органов об обжаловании действий судебного пристава-исполнителя, не принявшего к исполнению постановления о привлечении граждан к административной ответственности в виде штрафа, подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции.

 

Управление ценовой политики администрации Липецкой области обратилось в Октябрьский райсуд с заявлением об обжаловании действий судебного пристава-исполнителя, не принявшего к исполнению постановления о привлечении граждан к административной ответственности.

Определением судьи в принятии заявления было отказано.

Президиум облсуда отменил это определение суда как незаконное.

Как видно из заявления Управления, в нем ставится вопрос о незаконности действий судебного пристава-исполнителя, возвратившего Управлению без исполнения исполнительные документы, каковыми являются постановления начальника Управления о наложении на граждан-предпринимателей административных штрафов.

В силу ст. 90 Закона РФ "Об исполнительном производстве" любые действия или бездействие судебных приставов-исполнителей, за исключением указанных в ч. 1 ст. 90, подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.

Основания, по которым судья отказал в принятии жалобы Управления на бездействие пристава-исполнителя (обращение в порядке искового производства, ограничения на обжалование исполнительных документов), являются надуманными.

Поскольку Управлением обжалуются действия судебного исполнителя, эти требования подлежат рассмотрению судом по правилам ст. 428 ГПК РСФСР.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 03.12.99 г.

по делу N 44-Г-207/99

 

5. При разрешении вопроса о том, является ли спорное жилое помещение общежитием, суд в первую очередь должен установить признан ли дом в установленном порядке общежитием, выдавался ли ордер (удостоверение) на право занятия жилой площади в общежитии и т.п.

 

3 июля 1996 года Б.А. на состав семьи четыре человека (она, муж Б.Б., мать К.В. и сын К.Г., 1995 года рождения) администрацией г. Липецка был выдан ордер N 1552 на право занятия одной комнаты жилой площадью 19,0 кв. м в общежитии для малосемейных по адресу: <...> (л.д. 9). На указанной жилой площади проживают и зарегистрированы с 22.08.1997 года Б.А., ее мать и сын.

3 марта 1999 года с Б.А. был заключен договор найма жилого помещения в домах муниципального и ведомственного жилищного фонда (л.д. 10).

В апреле 1999 года Б.А. обратилась в суд с иском к администрации города Липецка о приватизации квартиры, ссылаясь на неправомерный отказ ответчика в заключении договора о передаче ей с сыном в собственность занимаемой ими квартиры.

Представитель администрации города Липецка иск не признал, указывая, что спорная жилая площадь является общежитием и не подлежит приватизации.

Суд постановил решение, которым удовлетворил иск Б.А.

С таким выводом суда первой инстанции президиум не согласился, отменяя решение в порядке надзора, президиум указал.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" от 04.07.1991 г., с последующими изменениями и дополнениями, не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в общежитиях.

Удовлетворяя заявленное истицей требование, суд сослался на то, что занимаемое ей с членами семьи изолированное жилое помещение, состоящее из одной комнаты в отдельной квартире общей площадью 25,1 кв. м, не является общежитием и в силу ст. 2 вышеупомянутого Закона подлежит приватизации. При этом суд исходил из того, что на спорную жилую площадь Б.А. был выдан ордер администрацией города, что в доме, где расположена квартира, отсутствует вахта, ликвидирована единица коменданта, а "красный уголок" и библиотека переоборудованы под жилые комнаты. Жильцы дома не обеспечены государственной мебелью и постельными принадлежностями. Сослался суд и на то, что 3 марта 1999 года между истицей и МУП "Г" был заключен договор найма жилого помещения, в соответствии с которым наниматель вправе с согласия всех совместно проживающих членов семьи приобрести занимаемое жилое помещение в собственность в установленном порядке.

Однако такой вывод суда является преждевременным, поскольку судом не были исследованы обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

При решении вопроса о том, является ли спорное жилое помещение общежитием, недостаточно выяснение обстоятельств, укомплектован ли дом (жилое помещение) государственной мебелью и имеются ли штаты для обслуживания общежития, взимается ли плата за пользование жилым помещением как за общежитие.

Суду следовало обсудить в совокупности вопросы о том, построен ли дом, в котором расположено спорное жилое помещение, в качестве общежития либо специально переоборудован для этой цели, выдавался ли в установленном порядке ордер на занятие жилой площади в общежитии и т.д.

Из материалов дела видно, что дом, в котором расположено спорное жилое помещение, находится в муниципальной собственности. Ордер N 1552 выдан Б.А. на основании распоряжения главы администрации г. Липецка на право занятия 1 комнаты жилой площадью 19,0 кв. м в общежитии для малосемейных по адресу: <...> (л.д. 9). Справкой председателя комитета по учету и распределению жилья администрации города Липецка (без даты и номера) подтверждено, что дом <...> имеет статус общежития для малосемейных и принадлежит администрации города Липецка (л.д. 13).

При таких данных нельзя признать достаточно обоснованным вывод суда о том, что ответчик не представил в судебное заседание доказательств того, что дом <...> построен или переоборудован под общежитие, и что до настоящего момента статус данного дома не изменен.

Не обсудил суд и вопрос о том, правомерно ли заключен с Б.А. договор найма жилого помещения, устанавливающего право приобретения занимаемого жилого помещения в собственность (ч. 3 п. "з" договора). Как свидетельствуют материалы дела, договор заключен МУП "Г" в лице начальника ЖРЭУ-3 Д., действующего на основании постановления главы администрации города Липецка за N 2750 от 29.07.1997 года (л.д. 10). Поэтому суду следовало истребовать указанное постановление главы администрации и проверить, уполномоченным ли лицом был заключен договор найма жилого помещения от 03.03.1999 г. с Б.А. Не выяснил суд и вопрос о том, с какой целью дом <...> был передан в муниципальную собственность администрации города.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 13.01.2000 г.

по делу N 44-Г-1/2000

 

6. Действующее законодательство не предусматривает возможности восстановления прав на утраченные облигации госзайма.

 

"Л" обратилась в суд с заявлением о признании утраченных облигаций государственного займа недействительными, указывая, что 3 сентября 1998 года общество приобрело в "С" 349 шт. облигаций достоинством 500 тыс. рублей каждая. Облигации выпущены сроком на 2 года с 21 мая 1997 г. по 20 мая 1999 г.

Поскольку 31 марта 1999 года облигации были похищены, заявитель и просил признать недействительными утраченные облигации в количестве 161 шт.

Представитель "С" в суд не явился.

Решением суда 161 облигация была признана недействительной.

Одновременно суд обязал "Б" выплатить заявителю компенсацию этих облигаций.

С решением суда согласиться нельзя.

Согласно ст. 274 ГПК РСФСР лицо, утратившее документ на предъявителя, в случаях, указанных в Законе, в частности при утрате выданных государственной трудовой сберегательной кассой на предъявителя сберегательной книжки или сохранного свидетельства о приеме на хранение облигаций государственных займов, может просить суд о признании утраченного документа недействительным и о восстановлении прав по утраченному документу.

Вынося решение об удовлетворении заявления "Л", суд первой инстанции руководствовался вышеприведенной процессуальной нормой. Однако при этом не учел, что действующее законодательство не предусматривает возможности восстановления прав на утраченные облигации госзайма.

Кроме того, суд оставил без внимания и то обстоятельство, что "С" не является лицом, выпустившим облигацию (эмитентом).

Поскольку судом 1-й инстанции допущена ошибка в толковании норм права, президиум, не передавая дело на новое рассмотрение, постановил новое решение об отказе в удовлетворении заявления.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 20.04.2000 г.

по делу N 44-Г-5/2000

 

7. Выдачу судебных приказов о взыскании задолженности по коммунальным платежам нельзя признать правомерной.

 

"Е" обратилось в суд с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании задолженности по коммунальным услугам с П.

Судья выдал судебный приказ о взыскании с П. в пользу "Е" задолженности по коммунальным услугам в сумме 3880 руб. 38 коп. и госпошлины в доход государства 165 руб.

Данный приказ был отменен президиумом облсуда по следующим основаниям.

Согласно ст. 125-2 ГПК РСФСР судебный приказ выдается судьей единолично:

1) если требование основано на нотариально удостоверенной сделке;

2) если требование основано на письменной сделке;

3) если требование основано на протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта, совершенном нотариусом;

4) если заявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанных с установлением отцовства;

5) если заявлено требование о взыскании с граждан недоимки по налогам и государственному обязательному страхованию;

6) если заявлено требование о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы.

В силу п. 2 ст. 125-6 ГПК РСФСР судья отказывает в принятии заявления о выдаче судебного приказа в случае, если не представлены документы, подтверждающие заявленное требование.

Судья, выдавая судебный приказ на основании ст. 57 ЖК РСФСР, в силу которой наниматель обязан своевременно вносить коммунальные платежи, не учел, что доказательств установления суммы платежей в письменной сделке, на которой основало свои требования "Е", не представлено, в связи с чем отсутствуют правовые основания для выдачи судебного приказа, а заявитель вправе представить по тому же требованию иск в порядке искового производства.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 28.04.2000 г.

по делу N 44-Г-60/2000

 

8. Арбитражные суды рассматривают жалобы кредитора о нарушении его прав и интересов, все остальные споры рассматривают суды общей юрисдикции.

 

В. обратился в суд с заявлением к внешнему управляющему ТОО "О" о взыскании авторского вознаграждения.

Свои требования обосновал тем, что он с 1993 г. работал главным инженером в ТОО "О". За период работы он совместно с другими авторами разработал и изготовил железнодорожное оборудование для МПС РФ, на что Комитетом РФ по патентам и торговым знакам выдан патент на изобретение и свидетельство на полезную модель. В ноябре 1998 г. на предприятии введено внешнее управление.

Назначенный внешний управляющий К. реализовал запатентованное и изготовленное оборудование. В. ставит вопрос о выплате ему авторского вознаграждения.

Определением Советского суда от 24.01.2000 г. в принятии искового заявления В. отказано.

В порядке надзора это определение было отменено.

Отказывая в принятии заявления В., суд указал, что в соответствии со ст. 57 Закона РФ "О банкротстве" с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка, установленного Законом.

В соответствии со ст. 55 Закона РФ "О банкротстве" жалобы кредиторов о нарушении их прав и интересов, поданные в ходе внешнего управления или в ходе конкурсного производства, рассматриваются в заседании арбитражного суда. Ссылку суда на ст. 55 Закона "О несостоятельности (банкротстве)" нельзя признать правомерной, т.к. указанная норма регулирует процедуру рассмотрения жалоб кредиторов о нарушении их прав и интересов, поданных в соответствии с законом в ходе наблюдения внешнего управления или в ходе конкурсного производства. Исковое заявление В. подано не в соответствии с Законом "О несостоятельности (банкротстве)", а в соответствии со ст. 3, 25 п. 1 ГПК РСФСР, а следовательно, не является "жалобой кредитора о нарушении его прав и интересов". В данном случае имеет место спор, возникающий из гражданских правоотношений (спор о сумме авторского вознаграждения), а не разногласия между кредитором и арбитражным управляющим.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований отказывать в принятии заявления.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 19.05.2000 г.

по делу N 44-Г-81/2000

 

9. Раздел паенакопления возможен только между супругами при расторжении ими брака или между наследниками.

 

К. обратился в суд с иском к Т. о признании права собственности на 1/2 часть паенакоплений на квартиру <...> в ЖСК "М". Свои требования обосновывал тем, что с 1989 г. проживал со своей сестрой Т. во времянке <...>. Т. вступила в члены ЖСК "М" и получила по ордеру N 1100 трехкомнатную кооперативную квартиру по указанному выше адресу на состав семьи из трех человек, включая К. Поскольку своих денег у нее было недостаточно, они договорились паевой взнос оплачивать вместе. 14.03.89 г. он оплатил первичный взнос в сумме 2500 руб., 01.08.89 г. - 575 руб., а впоследствии вносил взносы от имени сестры. В апреле 1991 г. он передал Т. за квартиру 8000 рублей. Паевой взнос в размере 11754 рубля был выплачен полностью 05.04.92 г.

20.10.97 г. Т. умерла, завещав квартиру своей дочери П., которая в качестве правопреемника была привлечена к участию в деле на стороне ответчика.

Ответчица иск не признала.

Суд вынес решение, которым иск удовлетворил частично, признав за К. право собственности на 43/1000 доли в паенакоплении на кооперативную квартиру.

В порядке надзора все принятые судебные постановления были отменены, как постановленные с нарушением норм материального права.

Согласно ст. 13 Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" от 24.12.90 г. член жилищно-строительного кооператива, полностью внесший свой паевой взнос за квартиру, предоставленную ему в пользование, приобретает право собственности на это имущество.

В соответствии с п. 26 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11.10.91 г. по иску одного из супругов (бывших супругов) суд может признать за ним право на определенную часть паенакопления, являющегося их общим совместным имуществом.

Согласно п. 16 этого же постановления паенакопление умершего члена кооператива, а в случае полной выплаты паевого взноса и принадлежащая ему на праве собственности квартира переходят к наследникам, независимо от места их проживания.

В соответствии с п. 24 - 25 Примерного устава ЖСК раздел пая возможен только между супругами при расторжении ими брака или между наследниками.

Члены семьи пайщика (кроме супруга) права на пай не имеют. Поэтому они не вправе требовать его раздела. В соответствующих случаях они могут претендовать лишь на возмещение пайщиком вложенных ими средств в паенакоплении.

Поскольку иск о признании права собственности на часть паенакопления был заявлен не супругом, а братом члена кооператива Т. - К., который в члены ЖСК "М" не вступал, наследником Т. он не является, паевой взнос за квартиру был полностью выплачен в 1992 г., в связи с чем у Т., являющейся членом ЖСК, возникло право собственности на кооперативную квартиру, то у суда не было оснований для удовлетворения исковых требований К.

При таких обстоятельствах судебные постановления нельзя признать законными.

Постановлением президиума в иске К. было отказано.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 30.06.2000 г.

по делу N 44-Г-115/2000

 

10. Принимая решение о лишении родительских прав, суд должен располагать заключением органа опеки и попечительства по существу заявленного спора, которое должно быть основано на актах обследования условий жизни ребенка и ответчика, утверждено руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления.

 

П. как опекун несовершеннолетней Р. обратилась в суд с иском к отцу девочки Р. о лишении его родительских прав в отношении дочери, указывая, что Р. в течение длительного времени уклоняется от выполнения обязанностей родителя, не участвует в воспитании и материальном содержании дочери.

17.11.1999 г. суд своим решением лишил Р. родительских прав в отношении дочери А., 5 декабря 1986 г. рождения, оставив ребенка на воспитание у опекуна П., и взыскал с ответчика в пользу опекуна алименты на содержание ребенка.

Это решение было отменено в порядке надзора, при этом было указано следующее.

Согласно п. 3 Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 27.05.98 г. "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" при рассмотрении судом дел, связанных с воспитанием детей, необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 42 ГПК и ст. 78 СК РФ к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, а также предоставить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами.

Заключение органа опеки и попечительства, исходя из п. 1 ст. 34 ГК РФ и п. 2 ст. 121 СК РФ, должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей.

В материалах дела имеется акт обследования жилищно-бытовых условий несовершеннолетней Р. (без даты), составленный специалистами отдела опеки и попечительства.

В указанном акте содержится мнение председателя Комитета социальной защиты населения Н. о необходимости лишения Р. родительских прав в отношении несовершеннолетней Р.

Однако это обстоятельство нельзя рассматривать как заключение органа опеки и попечительства, соответствующее требованиям п. 1 ст. 34 ГК РФ и п. 2 ст. 121 СК РФ.

Принимая решение о лишении Р. родительских прав, суд не располагал заключением органа опеки и попечительства по существу заявленного спора, которое должно быть основано на актах обследования условий жизни ребенка, ответчика; утверждено руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления.

Суд постановил решение о лишении Р. родительских прав в отношении несовершеннолетнего ребенка в отсутствие ответчика, указав в решении, что по указанному истицей адресу ответчик не проживает, поэтому повестку вручить ему не представилось возможным.

Однако должных мер по установлению места нахождения ответчика судом принято не было. Более того, в материалах дела имеется письмо Комитета социальной защиты населения г. Новомосковска, в котором указывается, что ответчик отбывает наказание в местах лишения свободы по приговору суда Левобережного района г. Липецка от 19.05.99 г.

Суд постановил решение с нарушением требований ст. 157 ГПК РФ.

Изложенное не позволило суду принять законное и обоснованное решение.

Суд по существу не провел по делу надлежащей досудебной подготовки, не выполнил требований ст. 2 указанного ранее постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г., согласно которому при подготовке дел данной категории к судебному разбирательству следует правильно определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения возникающего спора и подлежащие доказыванию сторонами, обратив внимание на те из них, которые характеризуют личные качества родителей либо иных лиц, воспитывающих детей, а также сложившиеся взаимоотношения этих лиц с ребенком.

В соответствии со ст. 69 СК РФ родители могут быть лишены судом родительских прав только в случае их виновного поведения.

С учетом этого положения закона суду не следовало ограничиваться объяснениями лишь представителя Управления образования г. Липецка П. и предъявленным актом, а необходимо было принять должные меры к полному и всестороннему исследованию обстоятельств, свидетельствующих о виновном поведении ответчика, в т.ч. и сведений, содержащихся в этом акте.

 

Постановление президиума

Липецкого областного суда

от 30.06.2000 г.

по делу N 44-Г-131/2000

 

11. Выступление свидетеля в судебном процессе нельзя признать формой распространения сведений, влекущих за собой последствия, предусмотренные ст. 152 ГК РФ.

 

А. обратился в суд с иском к К. и другим о защите чести и достоинства, опровержении порочащих его сведений и возмещении морального вреда, ссылаясь на то, что при рассмотрении его иска к ОАО "Н" и другим о защите чести и достоинства ответчица В. при допросе ее в качестве свидетеля распространила не соответствующие действительности порочащие его, истца, сведения, а ответчик К. представил суду в качестве доказательства характеристику, в которой также содержались не соответствующие действительности данные об истце.

Ответчики иск не признали, утверждая, что не распространяли никаких сведений, порочащих истца, а лишь использовали свои процессуальные возможности как стороны по делу и свидетели.

Суд в иске отказал.

С такой позицией суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам.

В силу ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций" (с последующими изменениями и дополнениями), под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телепрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением.

Порочащими являются также не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Как видно из материалов дела, характеристика на истца, содержащая недостоверные данные о нем, была приобщена к материалам дела по иску А. к ОАО "Н" как представленное стороной доказательство.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что представление одной из сторон в качестве доказательства письменного документа, содержащего недостоверные данные в отношении другой стороны, нельзя признать формой распространения ложных, позорящих это лицо сведений, поскольку в таком случае преследуется цель не ущемления чьего-либо достоинства и чести, а осуществления своих полномочий как стороны по делу.

Суд правильно отверг доводы истца о том, что распространение позорящих его сведений имело место при изготовлении печатного текста характеристики, поскольку о содержании характеристики стало известно машинистке, печатавшей ее текст.

Коллегия считает правильным утверждение суда о том, что нельзя признать распространением сведений поручение машинистке отпечатать рукописный текст какого-либо документа, включая служебные характеристики.

Правильно суд отказал в иске и к В., поскольку, выступая в суде в качестве свидетеля, она выполняла свои процессуальные обязанности и ее показания слышали лишь непосредственно истец, состав суда, секретарь и прокурор, т.е. лица, в чьи профессиональные обязанности входит выслушивание показаний свидетеля, при таких обстоятельствах выступление свидетеля в судебном процессе нельзя признавать формой распространения сведений, влекущей за собой последствия, предусмотренные ст. 152 ГК РФ.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам

от 10.05.2000 г.

по делу N 33-1133/2000

 

12. На договоры о долевом участии в строительстве жилья распространяется Закон РФ "О защите прав потребителей".

 

Т., К., Р., О. обратились в суд с исками к ОАО "Л" о взыскании неустойки и компенсации морального вреда, указывая на то, что в 1995 году заключили с ответчиком договор на долевое строительство квартир в доме <...>, со сроком окончания строительства "2 квартал 1996 года", однако дом был сдан в эксплуатацию в апреле 1997 года, чем были нарушены их права потребителей.

Представитель ответчика ОАО "Л" иск не признал, ссылаясь на то, что другие долевики просрочили внесение очередных платежей за строительство, поэтому из-за плохого финансирования затянулось строительство дома, а также в нарушении срока виноват подрядчик (ныне ликвидированное) АО "Т", просил в иске отказать.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования. Решение оставлено без изменения и судебной коллегией.

Согласно ст. 28 Закона "О защите прав потребителей" в случае нарушения установленных сроков начала и окончания выполнения работы исполнитель уплачивает потребителю каждый день просрочки неустойку в размере трех процентов цены выполнения работы. Сумма взысканной неустойки не может превышать цену отдельного вида выполнения работы или общую цену заказа.

В соответствии со ст. 15 того же Закона подлежит компенсации моральный вред, причиненный потребителю, вследствие нарушения его прав по вине исполнителя работ (услуг).

Суд правильно установил, что истцы в 1995 году заключали с ответчиком договоры долевого строительства квартир для личного пользования и проживания своих семей, при этом брали на себя обязательства оплатить заказанную квартиру по цене 470420 за 1 квадратный метр, а затем вносить оплату ежеквартально по расчету и с уведомлением ответчика, а ответчик взял обязательство выстроить квартиры оговоренной жилой и общей площади и сдать их в эксплуатацию во 2 квартале 1996 года. Суд верно проанализировал представленные доказательства и обоснованно признал, что истцы полностью выполнили взятые обязательства по указанным договорам, тогда как ответчик нарушил срок исполнения заказа и фактически сдал дом в эксплуатацию в апреле 1997 года. Сторонами указанные обстоятельства не оспаривались.

Суд правильно признал, что на возникшие правонарушения распространяется Закон "О защите прав потребителей", поскольку истцы вкладывали свои средства в заказ квартир не в порядке инвестиций, а для личных потребительских нужд.

Обоснованно суд инстанции произвел расчет неустойки и применил ст. 333 ГК РФ, снизив размер неустойки в пользу каждой истицы, адекватно ситуации, длительности просрочки и конкретных обстоятельств нарушения обязательств ответчиком; суд 1 инстанции определил в пользу каждой истицы размер компенсации морального вреда в 3 тысячи рублей.

Ссылки ответчика на ст. 70 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" не могут повлечь отмены решения, поскольку указанной нормой предусмотрен мораторий только на денежные обязательства и обязательные платежи, сроки которых наступили до введения внешнего управления, тогда как в данном случае у ответчика имелось обязательство исполнения договора в натуре по договорам долевого строительства, внешнее управление введено в январе 1997 года, дом был сдан в эксплуатацию в апреле 1997 года, после чего истцы заявили требования о взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам

от 24.01.2000 г.

по делу N 33-161/2000

 

13. Рассматривая в 2000 году дела о возмещении вреда здоровью, суды должны руководствоваться ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

 

Н. работал в ЗАО "О" каменщиком-огнеупорщиком с июля 1996 года. 18.09.1997 года он получил травму, ему была установлена 2 группа инвалидности, а с 06.05.99 года - 1 группа инвалидности с потерей 100-процентной профессиональной трудоспособности.

Н. обратился в суд с иском о взыскании материального и морального ущерба, причиненного травмой, ссылаясь на связь несчастного случая с производством, указывая на то, что в рабочее время по согласованию руководства ЗАО "О" и цеха ОАО "Н", где их бригада выполняла ремонтные работы, он вместе с рабочим К. был направлен на отделочные работы в частный гараж начальника цеха АО "Н" К., где он получил травму при падении в смотровую яму на третий день выполнения там работ, за этот период ему ставили рабочие дни и начисляли зарплату в ЗАО "О", но не обеспечили охраны безопасности труда.

Представитель ответчика ЗАО "О" С. иск не признала, объяснила, что несчастный случай с Н. не связан с производством, поскольку распоряжение администрации ЗАО "О" о направлении его на работу в частный гараж К. не издавалось, устного распоряжения правомочными должностными лицами ЗАО "О" не делалось, Н. по собственному желанию откликнулся на просьбу начальника цеха АО "Н" подработать, предполагалось, что на дни подработки Н. возьмет отгулы, оплату работ производил лично К. своими средствами, а заполнение табеля и выплаты за эти зарплаты произошло ошибочно из-за несвоевременной осведомленности администрации ЗАО об отсутствии Н. на рабочем месте. Просила отказать в иске к ним о возмещении ущерба Н. Заявила встречный иск о признании недействительным заключения госинспектора по охране труда Липецкой госинспекции труда по несчастному случаю с Н. о его связи с производством.

Суд в иске отказал.

Данное решение судебной коллегией было отменено, при этом было отмечено, помимо иных оснований, и следующее.

Суд 1 инстанции при вынесении решения 18 января 2000 г. руководствовался нормами Правил возмещения вреда, причиненного работникам трудовым увечьем или профессиональным заболеванием, тогда как 06.01.2000 года был официально опубликован Федеральный закон "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год" и с этого момента вступил в силу Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от июля 1998 года (ст. 27) и утратили силу "Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья". (Ст. 29 ФЗ "Об обязательном социальном страховании...").

Суду следовало учесть изменения в законодательстве и применять правовые нормы нового федерального закона, привлечь к участию в деле Фонд социального страхования в качестве 3-го лица.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам

от 15.03.2000 г.

по делу N 33-672/2000

 

14. Время простоя не по вине администрации не оплачивается.

 

Местный комитет профсоюзной организации "С" ОАО "Л" обратился в суд с иском о взыскании зарплаты в интересах ряда рабочих, указывая, что они работали в ОАО "Л" в сталелитейном цехе, приказом N 587-К от 19.08.1998 г. были переведены на работу в другое предприятие - ООО "С" с их письменного согласия; просят взыскать с ответчика 2/3 тарифной ставки за период с 16.12.1997 г. по 10.08.1998 г., поскольку в этот период имел место вынужденный отказ от работы в связи с невыплатой заработной платы, а соглашением от 21.09.1998 г. между работодателем и стачечным комитетом бастующих была предусмотрена выплата 2/3 тарифной ставки за весь этот период.

Представитель ответчика Ч. иск не признала, объяснила, что отказ от работы истцов в связи с забастовкой с 16.12.97 г. по 23.09.1998 г. не является вынужденным простоем не по вине работников, а потому этот период не подлежит оплате в размере 2/3 тарифной ставки, а соглашение от 21.09.1998 г. стало результатом урегулирования коллективного трудового спора между работодателем и работниками, распространяется только на тех работников, которые состояли в штате ОАО "Л" на момент его подписания, тогда как истцы уже состояли в трудовых отношениях с другим предприятием.

Суд в иске отказал.

Данный вывод суда является правильным.

В соответствии со ст. 94 КЗоТ РФ время простоя не по вине работника, если работник предупредил администрацию о начале простоя, оплачивается не ниже двух третей тарифной ставки установленного работнику разряда. Время простоя по вине работника не оплачивается.

Согласно ст. 211 КЗоТ РФ заявление о разрешении трудового спора подается в районный суд в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Суд правильно установил, что истцы не работали в период с 16.12.1997 г. по 19.08.1998 года не по производственным или техническим причинам, не из-за отсутствия объемов работ, а в связи с временным отказом от работы и присоединением к забастовке рабочих ОАО "Л", мотивированной задержками в выплате заработной платы. Суд, верно сделал вывод, что к данным правонарушениям неприменима ст. 94 КЗоТ РФ и истцы не имели права на оплату времени отказа от работ в размере 2/3 тарифной ставки.

Суд обоснованно отверг ссылки МК ПО "С" на Соглашение от 21.09.1998 года, принятое между работодателем - арбитражным управляющим, профсоюзной организацией ФНПР и бастующими ОАО "Л", и признал, что условия соглашения не распространяются на истцов, поскольку, во-первых, истцы к моменту его принятия уже прекратили трудовые отношения с ОАО "Л", из текста документа (п. 3) видно, что начисление 2/3 оклада или тарифной ставки за время отказа от работы предусмотрено только для работающих на момент выплаты со встречным обязательством работников приступить к работе с 23 сентября 1998 г., а во-вторых, указанное соглашение подписано председателем профкома ФНПР "А", представителями Стачечного комитета, но МК ПО "С" не участвовал в выработке соглашения и не подписывал его в интересах членов своей организации.

Более того, из материалов дела видно, что обращение истцов к КТС последовало в апреле 1999 года, а в суд - в сентябре 1999 года, что свидетельствует о пропуске срока обращения в суд, предусмотренного ст. 211 КЗоТ РФ, при этом на наличие уважительных причин истцы не ссылались, а пропуск срока обращения в суд по трудовому спору является самостоятельным основанием для отказа в иске.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам

от 13.03.2000 г.

по делу N 33-639/2000

 

15. Ограничивающий коэффициент 0,7 применяется к отношению среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате по стране, но не к индивидуальному коэффициенту пенсионера (ИКП).

 

Ч. обратилась в суд с иском к Пенсионному фонду РФ и Елецкому городскому отделу социальной защиты населения о перерасчете пенсии с 01.02.1998 г., указывая на то, что при подсчете ее пенсии неверно применялся Федеральный закон 113-ФЗ "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" от 21.07.97 г., а именно вместо применения ограничивающего коэффициента 0,7 к самому индивидуальному коэффициенту пенсионера (ИКП) указанное ограничение применяется к соотношению заработных плат пенсионера к средней по стране за период, который берется для расчета пенсии, вследствие чего размер ее пенсии необоснованно занижен, просила взыскать задолженность и начислить проценты на задержанную сумму.

Представитель Елецкого городского отдела социальной защиты населения иск не признал, считает расчет пенсии правильным и соответствующим Закону 113-ФЗ от 21.07.97 г.

Представитель Управления Пенсионного фонда по Липецкой области в суд не явился.

Суд в иске отказал.

Это решение судебной коллегии оставлено без изменения.

Согласно ст. 1 ФЗ "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" от 21 июля 1997 года государственные пенсии подлежат увеличению путем применения индивидуального коэффициента пенсионера, который определяется путем умножения размера пенсии в процентах, полагающегося в зависимости от продолжительности трудового стажа, на соотношение среднемесячного заработка за установленный период, из которого исчисляется пенсия, к среднемесячной заработной плате в стране за тот же период. Отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране устанавливается путем деления среднемесячного заработка пенсионера за соответствующий период на среднемесячную заработную плату в стране за тот же период. При определении ИКП отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране учитывается в размере не свыше 1, 2, независимо от основания назначения пенсии.

В ст. 4 указанного Закона предусмотрено ограничение отношения среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате по стране, установлено коэффициентом 0,7. Размер указанного коэффициента за последующий период и сроки его действия устанавливаются федеральным законом, проект которого рассматривается одновременно с проектом федерального закона о бюджете Пенсионного фонда на очередной финансовый год.

Расчет пенсии с применением ИКП осуществляется путем умножения ИКП на среднемесячную заработную плату по стране за предыдущий квартал, утверждаемую Правительством РФ.

Суд проверил исходные данные и сам расчет пенсии истицы и обоснованно не согласился с ее утверждением о необходимости применения иной методики расчета, при которой временный ограничитель 0,7 должен соотноситься с ИКП, поскольку такой порядок противоречит смыслу ст. 1 и ст. 4 вышеуказанного Закона, который подлежит толкованию в системе правовых норм закона. Суд правильно учитывал положения федеральных законов о Пенсионном фонде РФ, о бюджетах Пенсионного фонда РФ, где не предусмотрены средства на выплату пенсий, исходя из применения ограничивающего коэффициента 0,7 и ИКП пенсионеров.

Ссылка представителя истицы Р. на решение Верховного Суда РФ от 18.06.1998 г. "О признании рекомендаций по реализации ФЗ от 21.07.1997 г. 113-ФЗ "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" недействующими со дня их издания не может повлечь отмены решения, поскольку суд при вынесении решения правильно руководствовался самим законом, а не рекомендациями Министерства труда и социального развития РФ, а само по себе указанное решение Верховного Суда РФ не имеет преюдициального значения по данному спору.

Суд тщательно проверил все доводы истицы, дал верную оценку представленным доказательствам и обоснованно признал, что определенный органом соцзащиты населения истице размер пенсии соответствует требованиям закона, поэтому долга перед истицей не возникло и нет оснований для начисления процентов.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

от 19.06.2000 г.

по делу N 33-1329/2000

 

16. При увольнении работника по собственному желанию срок предупреждения исчисляется со следующего дня после подачи заявления об увольнении.

 

Истица П. с 1982 г. работала судебным исполнителем Елецкого районного суда, а с 1998 г. судебным приставом-исполнителем Елецкого районного подразделения судебных приставов.

Приказом по Управлению юстиции Липецкой области за N 140 от 09.08.99 г. П. уволена с 16.08.99 г. по ст. 31 КЗоТ РФ по собственному желанию. П. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что заявление об увольнении по собственному желанию было написано ею под давлением начальника организационного отдела Управления юстиции, когда она находилась в болезненном состоянии, при этом Т. ей заявил, что до разрешения уголовного дела судом вопрос об ее увольнении рассматриваться не будет.

Представитель ответчика требований истицы не признал, указав, что увольнение истицы произведено с соблюдением трудового законодательства.

Суд в иске П. отказал.

С таким решением судебная коллегия не согласилась.

В соответствии со ст. 31 КЗоТ РФ работники имеют право расторгнуть трудовой договор (контракт), заключенный на неопределенный срок, предупредив об этом администрацию письменно за две недели.

Срок предупреждения согласно положениям ст. 221 КЗоТ РФ исчисляется со следующего дня после подачи заявления об увольнении. Если последний день срока предупреждения приходится на нерабочий день, то днем его окончания считается ближайший за ним рабочий день.

Судом установлено, что 30.07.99 г. за N 2403 в Управление юстиции направлено заявление истицы для принятия решения по существу. В Управление юстиции заявление истицы об увольнении по собственному желанию поступило 03.08.99 г. Дата увольнения истицей в заявлении не указана.

Приказом от 09.08.99 г. П. уволена по собственному желанию с 16 августа 1999 г. Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались, подтверждены материалами дела.

В силу ст. 221 КЗоТ РФ сроки, исчисляемые неделями, истекают в соответствующее число недели срока. В срок, исчисляемый в календарных неделях или днях, включая и нерабочие дни.

Увольнение истицы при изложенных обстоятельствах с 16.08.99 г. не могло быть произведено. Увольняя П. при данных обстоятельствах с 16.08.99 г. ответчик допустил нарушение требований ст. 31 и 221 КЗоТ РФ, ибо администрация в соответствии со ст. 31 КЗоТ РФ не вправе уволить работника до истечения срока предупреждения (две недели) без его согласия.

Досрочное увольнение может последовать лишь по договоренности между работником и администрацией. Как видно из материалов дела, договоренности между сторонами об увольнении П. до истечения срока предупреждения (двух недель) не имелось.

Отказывая П. в удовлетворении иска о восстановлении на работе, суд не учел этих обстоятельств, что привело к вынесению незаконного решения.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

дело N 33-1322/2000

 

17. Отсутствие дисциплинарных взысканий у работника, принятого с испытательным сроком, не свидетельствует о том, что работник выдержал испытание.

 

Приказом N 13-К от 12 июля 1999 года истица Д. была принята на должность ведущего инженера-сметчика производственно-технического отдела ЗАО "Л" с 12 июля 1999 года с окладом согласно штатному расписанию с испытательным сроком на три месяца. Приказом N 31-К от 22.09.1999 года от 22.09.99 года истица уволена с 22 сентября 1999 года как не выдержавшая испытания по ст. 23 КЗоТ РФ.

Д. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, считая увольнение незаконным, просит взыскать в ее пользу заработок за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда; при этом ссылалась, что ее не ознакомили с должностными обязанностями, она занималась новой для себя работой и ей необходима была помощь, ее не привлекали к дисциплинарной ответственности за этот период работы, администрация не предъявляла претензий и замечаний по качеству работы, а потому необоснованно пришла к выводу, что она не выдержала испытательный срок.

Представители ответчика иск не признали, ссылались на то, что истица была ознакомлена с условиями трудового договора с трехмесячным испытательным сроком и согласна с этим, но в период испытания показала себя неквалифицированным специалистом, допускала грубые ошибки в расчетах и составлении смет, на недостатки в работе ей указывалось, но ошибки повторялись, а потому до истечения испытательного срока она была правомерно уволена как не выдержавшая испытательный срок.

Суд в иске отказал.

Оставляя это решение без изменения, судебная коллегия по гражданским делам указала следующее.

Согласно ст. 23 КЗоТ РФ при неудовлетворительном результате испытания освобождение работника от работы производится администрацией предприятия, учреждения, организации без согласования с соответствующим выборным профсоюзным органом предприятия, учреждения, организации и без выплаты выходного пособия. Такое освобождение от работы работник вправе обжаловать в районный народный суд.

Суд правильно установил, что 9 июля 1999 г. Д. подала заявление на имя исполнительного директора ЗАО треста "Л" о принятии ее на работу на должность ведущего инженера-сметчика с испытательным сроком 3 месяца с 12 июля 1999 года (л.д. 10); 12.07.99 года был издан приказ о принятии ее на работу в указанной должности с испытательным сроком на 3 месяца, и с данным приказом истица надлежаще под роспись ознакомлена (л.д. 9), 09.09.1999 г. Д. была письменно под роспись уведомлена администрацией, что с 22 сентября 1999 года с ней будет расторгнут трудовой договор (л.д. 11), уволена истица с 22 сентября 1999 года как не выдержавшая испытания (л.д. 8).

Суд тщательно проверил доводы ответчика о неудовлетворительных результатах испытания Д., грубых ошибках и недостатках, допущенных ею при исполнении сметных работ, привел подробный анализ доказательствам по конкретным, составленным истицей, сметам на ремонтные работы, и обоснованно пришел к выводу, что у ответчика имелись основания для признания истицы не выдержавшей испытание по своим деловым качествам и расторжения трудового договора. Суд правильно исходил из прерогативы администрации в подборе и расстановке кадров, а также из конкретных условий трудового договора с испытательным сроком.

Суд правильно признал, что истица была ознакомлена с условиями трудового договора с испытательным сроком, процедура увольнения по основанию, предусмотренному ст. 23 КЗоТ РФ, ответчиком соблюдена, трудовые права истицы не нарушены. Суд правильно учел и доводы самой истицы, что ведущим инженером-сметчиком ранее не работала, ей требовалась помощь, что говорит о сложности предложенной истице работы по ее квалификации и уровню подготовки.

Довод истицы о том, что ее не ознакомили с должностными обязанностями, не может повлечь отмены решения, поскольку истица была уволена не за нарушение ее должностных обязанностей или за невыполнение какой-либо из круга вмененных обязанностей, а за некачественность фактически выполненной ею работы, в чем и проявилась ее недостаточная подготовленность и компетентность как ведущего инженера-сметчика.

Ссылка истицы на то, что ее не привлекали к дисциплинарной ответственности в период срока испытания, не может повлечь восстановление ее в должности, поскольку она уволена не в связи с систематическим нарушением трудовой дисциплины, а с неудовлетворительным результатом испытания. Трудовое законодательство не связывает результаты испытания при приеме на работу с наличием или отсутствием дисциплинарных взысканий.

Доводы истицы о том, что администрация не предъявила ей при увольнении конкретные претензии по конкретным изготовленным ею документам, а все эти документы были представлены уже в суд, недостатки ее работы обнаруживались позднее, не могут служить основанием к отмене решения, поскольку администрация имеет право самостоятельной оценки деловых качеств работника и правомерно представила суду доказательства своих утверждений о недостаточной квалификации истицы для заключения с ней трудового договора на постоянной основе на должность ведущего инженера-сметчика.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

от 20.03.2000 г.

по делу N 33-683/2000

 

18. Руководитель предприятия не может нести административную ответственность за допущенные на их предприятии не по его вине нарушения порядка обращения с наличными деньгами.

 

Постановлением заместителя начальника госналогинспекции по Грязинскому району от 11 ноября 1999 г. N 23 на Т. был наложен административный штраф в размере 4174 руб. 50 коп.

Считая, что он подвергнут административному штрафу незаконно, Т. обратился в суд с жалобой на указанное постановление, утверждая, что его вины как директора предприятия в нарушении порядка работы с денежной наличностью не имеется. Кроме того, заявитель полагал, что Указ Президента РФ от 23.05.94 г., на основании которого он был подвергнут штрафу, не подлежал применению.

Представитель налоговой инспекции против заявленных требований возражал, ссылаясь на то, что на "Г", которым руководит заявитель, в сентябре 1999 г. имел место случай расчета с другим предприятием наличными в размере, превышающем допустимый. Это дало основание в соответствии с Указом Президента РФ от 23.05.94 г. подвергнуть заявителя административному штрафу.

Суд в удовлетворении жалобы отказал.

Судебная коллегия данное решение отменила и постановила новое, которым удовлетворила жалобу Т., исходя при этом из следующего.

Согласно п. 9 Указа Президента РФ от 23.05.94 г. N 1006 "Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей" (в редакции от 03.08.99 г.) на руководителей предприятий, допустивших расчеты наличными денежными средствами с другими предприятиями сверх установленных предельных сумм, налагаются административные штрафы в 50-кратном установленном законодательством РФ размере минимальной месячной оплаты труда. Рассмотрение дел об административных правонарушениях и наложение штрафов производится органами Госналогслужбы РФ.

Из текста Указа Президента РФ усматривается, что этим Указом устанавливается административная ответственность руководителей предприятий за допущенные на их предприятиях нарушения порядка обращения с наличностью.

Основания, условия и порядок привлечения граждан к административной ответственности регламентируются Кодексом РСФСР об административных правонарушениях.

В силу ст. 10 КоАП РСФСР необходимым условием для привлечения лица к административной ответственности является его вина в совершении административного правонарушения.

Поскольку указы Президента не должны противоречить федеральным законам, у суда не имелось оснований считать, что вышеназванным Указом Президента устанавливаются особый порядок и условия привлечения лиц - руководителей предприятий к административной ответственности независимо от наличия или отсутствия их вины в нарушении порядка работы с денежной наличностью.

Суд же, в нарушение ст. КоАП РСФСР, ошибочно признал, что заявитель мог быть привлечен к административной ответственности независимо от наличия своей вины, а только лишь исходя из самого факта нарушения порядка работы с наличностью.

Между тем в материалах дела отсутствуют какие-либо данные о том, что заявитель дал прямое указание произвести с другим предприятием расчет наличными средствами в размере, превышающем установленный, либо о том, что он по небрежности не принял необходимых мер к предотвращению подобных случаев.

Наоборот, в материалах дела имеется приказ директора "Г" от 09.06.94 г. N 80 "О мерах по выполнению Указа Президента РФ от 23.05.94 г."

Допрошенные свидетели Ч. - зам. гл. бухгалтера ЗАО "Г" и Б. - гл. инженер ЗАО отрицали, что расчет наличными с фирмой "М" был произведен с ведома или по указанию заявителя.

Таким образом, доказательства виновности заявителя суду представлены не были, а потому привлечение его к административной ответственности нельзя было считать обоснованным, как это ошибочно сделал суд.

Решение суда является не только неосновательным, но и незаконным.

Согласно п. 2 ст. 861 ГК РФ расчеты между юридическими лицами, а также расчеты с участием граждан, связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, производятся в безналичном порядке. Расчеты между этими лицами могут производиться также наличными деньгами, если иное не установлено законом.

Законом РФ "О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)" не запрещается производить расчет между юридическими лицами наличными деньгами и не устанавливается предельный размер таких расчетов, а лишь закрепляется право Центробанка устанавливать в Российской Федерации предельный размер расчетов наличными деньгами по одному платежу (ст. 4 Закона).

Не содержится запрета или ограничения на расчеты наличными деньгами между юридическими лицами и в других действующих законах РФ.

Следовательно, при проведении расчета наличными деньгами с другими предприятиями работники "Г" никакого закона не нарушили, а их действия соответствовали положениям ст. 861 ГК РФ, т.е. были правомерны.

При наличии федерального закона, разрешающего совершение определенных действий, и указа Президента Российской Федерации, принятого до издания федерального закона и устанавливающего административную ответственность за совершение тех же действий, суд обязан руководствоваться федеральным законом как актом, имеющим большую юридическую силу, и если законом действия лица признаются легитимными, нет оснований для признания таких действий правонарушением, влекущим за собой юридическую ответственность.

Поэтому нельзя признать правильным вывод суда о наличии в действиях заявителя признаков состава административного правонарушения и наличия оснований для наложения на него административного взыскания.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

от 12.01.2000 г.

по делу N 33-25/2000

 

19. Каждая обыкновенная акция акционерного общества предоставляет акционеру - ее владельцу одинаковый объем прав.

 

Г. обратилась в суд с иском к АООТ "Л" об отмене решения собрания акционеров и изменений в Устав общества, указывая, что она не была извещена о предстоящем собрании, что собрание нарушило ее права акционера, лишив ее возможности участвовать в дополнительной эмиссии.

Представитель ответчика иск не признал, указав, что собрание проведено в полном соответствии с действующим законодательством.

Суд в удовлетворении исковых требований отказал.

С таким решением в части признания законным исключения из участия в дополнительной эмиссии мелких держателей акций.

Из материалов дела усматривается и не оспаривается сторонами, что истица является акционером АООТ "Л" и является держателем 30 акций общества.

10 июня 1998 г. проведено общее собрание акционеров АООТ "Л". Процедура извещения о проведении собрания и проведение собрания судом первой инстанции была тщательно проверена и обоснованно признана соответствующей действующему законодательству. Доказательств, ставящих под сомнение этот вывод суда, истицей и ее представителем суду не представлено.

В силу ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах" и п. 6.1 Устава АООТ "Л" уставной капитал общества может быть увеличен путем увеличения номинальной стоимости акций или размещения дополнительных акций.

Как следует из материалов дела, АООТ "Л" на общем собрании 10 июня 1998 г. решило увеличить свой уставной капитал путем размещения дополнительных акций, что допускается законом и Уставом общества, а потому обоснованно признано судом правомерным.

Вместе с тем судебная коллегия не согласилась с выводом суда о правильности включения в Устав общества п. 8.2, предусматривающего, что преимущественное право на приобретение акций дополнительного выпуска, размещаемых путем закрытой подписки, имеют акционеры (физические лица), владеющие более чем 150 акциями. Признавая это изменение Устава обоснованным, суд первой инстанции пришел к выводу, что права акционеров это изменение не нарушает. Однако судом не было учтено, что в силу ст. 31 п. 1 ФЗ "Об акционерных обществах" каждая обыкновенная акция общества предоставляет акционеру - ее владельцу одинаковый объем прав. Из смысла же внесенных в Устав общества изменений следует, что в повторной эмиссии держатели небольшого количества акций участвовать не могут, а тем самым объем прав акционера поставлен в зависимость от количества этих акций. Суждений по этому доводу истицы суд в решении не привел.

Не дана оценка судом и положением ст. 40 ФЗ "Об акционерных обществах", предусматривающей принцип пропорциональности распределения акций в случае размещения обществом этих акций. Применительно к открытой подписке суду надлежало рассмотреть вопрос и о закрытой подписке, что сделано не было.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

от 12.01.2000 г.

по делу N 33-32/2000

 

20. В порядке главы 24-1 ГПК РСФСР обжалуются только такие неправомерные действия государственного органа, общественной организации или должностного лица, которыми нарушены права или свободы граждан.

 

М. обратился в суд с жалобой и просил признать незаконным акт медицинского освидетельствования от 18 июня 1999 года в Елецком наркологическом диспансере.

Жалобу обосновал тем, что 18 июня 1999 года был задержан работниками ГИБДД за управление автотранспортным средством в нетрезвом состоянии. Работниками милиции он был препровожден в наркологический диспансер на медицинское освидетельствование.

Работники наркологического диспансера были не вправе его освидетельствовать и устанавливать алкогольное опьянение, поскольку не имели лицензии.

В результате таких действий ему причинены убытки, поскольку он не имел возможности пользоваться автомобилем, он также испытал нравственные страдания, компенсацию за которые просил взыскать в сумме 10000 рублей.

Представитель наркологического диспансера жалобу не признал.

Суд первой инстанции жалобу удовлетворил.

Судебная коллегия отменила это решение и постановила новое, которым отказала в удовлетворении жалобы заявителя. При этом было учтено, что согласно ст. 239-1, 239-2 ГПК РСФСР гражданин вправе обратиться в суд с жалобой, если считает, что неправомерными действиями государственного органа, общественной организации или должностного лица нарушены его права или свободы.

К действиям государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, подлежащим судебному обжалованию, относятся коллегиальные и единоличные действия, в результате которых:

1) нарушены права или свободы гражданина;

2) созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

3) на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

Рассматривал жалобу М. на неправильное проведение медицинского освидетельствования, суд не учел, что сам по себе акт не создает ему препятствий в осуществлении прав и свобод, поскольку является одним из доказательств по делу об административном правонарушении, которое и подлежит оценке наряду с другими доказательствами органом, рассматривающим дело об административном правонарушении.

Поэтому жалоба на акт медицинского освидетельствования не подлежала удовлетворению.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

от 26.01.2000 г.

 

21. В судебном порядке не могут рассматриваться требования, связанные с уставными положениями профорганизации.

 

17 июня 1998 г. в ТД "О" ОАО "Л" было проведено профсоюзное собрание.

Б. обратилась в суд с иском о признании недействительным профсоюзного собрания, указывая, что на собрании присутствовало только 24 человека из 125 членов организации, прежний состав профкома не отчитывался о проделанной работе, не была дана оценка работе профкома за истекший год.

Представитель ответчика иск не признал, пояснив, что нарушений закона при проведении собрания допущено не было.

Суд в иске отказал.

Судебная коллегия отменила принятое решение и прекратила производство по делу как неподсудное суду.

В соответствии со ст. 30, 46 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Согласно ст. 5, 7 ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" профсоюзы и их объединения (ассоциации) самостоятельно разрабатывают и утверждают свои уставы, положения о первичных профсоюзных организациях, свою структуру, образуют профсоюзные органы, организуют свою деятельность, проводят собрания, конференции, съезды и другие мероприятия.

Профсоюзы независимы в своей деятельности от органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, работодателей, их объединений, союзов, ассоциаций, политических партий и других общественных объединений, им неподотчетны и неподконтрольны.

Запрещается вмешательство органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц в деятельность профсоюзов, которое может повлечь за собой ограничение прав профсоюзов или воспрепятствовать законному осуществлению их уставной деятельности.

В судебном порядке могут рассматриваться вопросы отказа в регистрации или уклонения от нее, дела о нарушениях прав профсоюзов, приостановление деятельности профсоюза (ст. 8, 10, 29 названного Закона), но применительно к этим обстоятельствам Б. не обращалась о нарушении ее прав.

Поскольку предметом обжалования Б. являются обстоятельства, связанные с применением Устава профсоюзной организации (а как видно из содержания перечисленных норм, они относятся к содержанию деятельности непосредственно общественных объединений), нельзя признать, что были нарушены права Б. и что она может обратиться в суд по вопросам, регулируемым уставом профсоюза и определяющим деятельность профсоюза, в частности, по порядку проведения профсоюзного собрания.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

от 12.01.2000 г.

по делу N 33-30/2000

 

22. Никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено.

 

Липецкая таможня РФ обратилась в суд с иском к Д. об изъятии автомобиля путем конфискации в федеральную собственность, ссылаясь на то, что ответчик приобрел автомобиль марки "Фольксваген Пассат" на авторынке г. Липецка по подложным документам. В установленный срок для производства таможенного оформления не явился, таможенные платежи не уплатил.

Ответчик Д. иск не признал и объяснил, что при покупке автомобиля 30.07.1997 года ему было известно, что данный автомобиль был зарегистрирован на территории Белоруссии по поддельным документам, покупал его через комиссионный магазин. У него не было средств для таможенных платежей, поэтому он продал его летом 1999 г.

Суд решил передать автомобиль марки "Фольксваген Пассат" (1989 года выпуска, двигатель <...>, кузов <...>), находящийся у гражданина Д., в федеральную собственность.

С таким выводом согласилась и судебная коллегия. При этом было учтено, что согласно ст. 131 ТК РФ никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено.

Установив, что приобретенный Д. автомобиль "Фольксваген Пассат" в республике Белоруссия не прошел регистрации при его ввозе, что документ о регистрации данного автомобиля на имя Б., у кого ответчик купил автомобиль, является поддельным, что при ввозе автомобиля на территорию России Д. отказался уплатить таможенные платежи, суд, признав, что автомобиль является контрабандным, обоснованно изъял его у ответчика и передал в федеральную собственность для его дальнейшей реализации в порядке ст. 338 ТК РФ. При этом суд обоснованно не принял во внимание как основание для отказа в удовлетворении иска доводы Д. о продаже спорного автомобиля летом 1999 года, поскольку доказательств в подтверждение своих доводов суду не представил.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

от 13.03.2000 г.

по делу N 33-566/2000

 

23. В силу ст. 50 ГПК РСФСР заявитель должен доказать, что ношение военной формы и принесение военной присяги противоречит его религиозным убеждениям.

 

Н. обратился в суд с жалобой на решение призывной комиссии военного комиссариата г. Липецка от 14.10.1998 г. о направлении его на военную службу в железнодорожные войска и отказе в предоставлении отсрочки либо альтернативной гражданской службы, ссылаясь на то, что является членом религиозной организации "С", по своим религиозным убеждениям не может нести военную службу и принимать присягу, просил обязать военкомат предоставить ему альтернативную гражданскую службу либо дать отсрочку до принятия Закона об альтернативной гражданской службе, в чем военкомат ему отказал. Считает, что отказ и решение военкомата противоречат Конституции РФ и нарушают его право на альтернативную службу.

Представитель военкомата в последнее судебное заседание не явился, в прежнем заседании возражал против жалобы, ссылался, что заявителю с учетом его религиозных убеждений предложена служба в железнодорожных войсках, которые выведены из подчинения Министерства обороны в структуру Министерства путей сообщения, что оснований для предоставления отсрочки от военной службы до издания Закона об альтернативной гражданской службы не имеется.

Суд в удовлетворении жалобы отказал.

Судебная коллегия данное решение оставила без изменения.

Согласно ст. 59 Конституции РФ защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина РФ. Гражданин РФ в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ "О воинской обязанности и военной службе" гражданин РФ вправе в соответствии с Законом вместо прохождения военной службы проходить альтернативную службу.

В силу постановления Верховного Совета РФ "О некоторых мерах, связанных с исполнением Закона РФ "О воинской обязанности и военной службе" правовая норма о прохождении альтернативной службы должна вступить в силу с момента введения в действие Закона "Об альтернативной гражданской службе". До настоящего времени указанный закон не принят.

На основании ст. 50 ГПК РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Суд правильно установил, что заявитель в подтверждение своих доводов о невозможности нести военную службу по своим религиозным убеждениям представил справку о том, что он является членом христианской религиозной организации "С" с 1997 года, однако из устава организации, каких-либо учредительных документов ее, из которых было бы видно, какие цели и задачи ставит организация перед своими членами, какие обязанности у членов организации и какие запреты по отношению к государству и конституционной обязанности для мужчин по несению военной службы. По словам заявителя, указанная организация зарегистрирована в Ленинградской области. Суд предоставлял заявителю срок для представления доказательств своему утверждению, что ношение военной формы и принесение военной присяги противоречат его религиозным убеждениям и членству в христианской организации "С", однако таких доказательств заявитель не представил.

Суд верно учел представленные военкоматом письменные доказательства о направлении заявителя на службу в железнодорожные войска, которые переданы в структуру Министерства путей сообщения из Министерства обороны.

 

Определение судебной коллегии

по гражданским делам облсуда

от 19.01.2000 г.

по делу N 33-107/2000

 

 

 

 

 

Приложение

к бюллетеню

судебной практики

по гражданским делам

по итогам I полугодия 2000 года

 

АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ, РАССМОТРЕННЫМ СУДАМИ

ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ В 1999 ГОДУ, СВЯЗАННЫМ С ЗАЩИТОЙ

ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН

 

Для обобщения поступило 24 дела, в том числе 9 дел, рассмотренных по 1 инстанции Липецким областным судом, и 15 дел, рассмотренных районными судами области.

    Это дела следующих районных судов:

    Елецкий районный суд       - 3 дела

    Добровский районный суд    - 2 дела

    Краснинский районный суд   - 1 дело

    Усманский районный суд     - 2 дела

    Липецкий районный суд      - 1 дело

    Хлевенский районный суд    - 2 дела

    Измалковский районный суд  - 1 дело

    Елецкий городской суд      - 2 дела

    Лебедянский районный суд   - 1 дело

В остальных судах дела данной категории не рассматривались. Анализ изученных дел свидетельствует, что из 9 жалоб, поступивших в облсуд, 3 были удовлетворены (33,3 процента), то есть каждая 3 жалоба удовлетворяется. Почти такая же картина в районных судах:

    из 15 дел  жалобы удовлетворены: полностью - 4

                                     частично  - 2    40 процентов

                                     отклонены - 9    60 процентов

По всем делам постановлены решения.

Из 9 дел, рассмотренных облсудом, по 1 инстанции было обжаловано 6 дел в Верховный Суд РФ (66,6 процента) и только в 1 случае (16,7 процента) Верховный Суд РФ не согласился с позицией облсуда, решение было отменено и постановлено новое решение об удовлетворении жалобы (гр. дело по жалобе С. на постановление окружной избирательной комиссии N 101 - судья Кожевников С.А.).

По районным судам было обжаловано 6 решений (40 процентов), в двух случаях решение суда первой инстанции было отменено (33,3 процента), причем по одному делу с постановкой нового решения об удовлетворении жалобы (Елецкий горсуд по жалобе Ш.).

Таким образом, суды в целом правильно разрешают дела, способствуя защите избирательных прав граждан.

 

1. О некоторых вопросах применения судами норм избирательного права при разрешении споров, связанных с проведением выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

 

При разрешении споров, связанных с проведением выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, облсуд руководствовался Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 5 сентября 1997 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", Федеральным законом от 24 июня 1999 г. "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", используя также разъяснения Центральной избирательной комиссии Российской Федерации.

Все дела, рассмотренные облсудом, можно разделить на следующие группы:

- жалобы на постановления окружных избирательных комиссий на отказ в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы (5 дел);

- жалобы на бездействие окружных избирательных комиссий (3 дела);

- жалоба на постановление окружной избирательной комиссии на отказ в принятии избирательных документов (1 дело).

Таким образом, основное количество дел данной категории составляли дела по жалобам на действия и решения окружных избирательных комиссий об отказе принять подписные листы и об отказе в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы.

В областной суд обратился К. с жалобой на действия окружной избирательной комиссии N 102 г. Липецка об отказе в принятии подписных листов с подписями избирателей, предусмотренных для регистрации кандидатом в депутаты, а также другие избирательные документы.

Основанием к отказу в принятии подписных листов, как было указано в постановлении N 5/13 окружной избирательной комиссии по одномандатному округу N 102, явилось то, что избирательные документы в окружную избирательную комиссию должны представляться лично кандидатом К., что не было сделано К.

Областной суд признал жалобу К. обоснованной, при этом было указано следующее. В силу ст. 45 п. 1 ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" для регистрации кандидата, выдвинутого по одномандатному избирательному округу, кандидат.., не ранее чем за 85 дней до дня голосования и не позднее чем за 55 дней до дня голосования до 18 часов по местному времени представляет в соответствующую окружную избирательную комиссию избирательные документы.

Из смысла и содержания указанной нормы не следует, что представлять документы в комиссию кандидат должен только лично, это, следовательно, допустимо сделать и представителю кандидата, действующему на основании доверенности, оформленной в установленном законом порядке.

Коль скоро К. выдал надлежаще оформленную доверенность Л. на представление в окружную избирательную комиссию его избирательных документов, то отказ комиссии в принятии этих документов суд правомерно признал незаконным.

Суд отклонил утверждение представителя комиссии, что ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы, Федерального Собрания Российской Федерации" допускает только единственный случай, когда кандидат может передать свои полномочия другому лицу - это открытие специального избирательного счета (ст. 63 п. 4 ФЗ), поскольку специальное указание об этом в Законе является лишь дополнительной гарантией, но не запретительной акцией по отношению к действующему законодательству о поручении и оформлении поручительства.

С такой позицией согласился и Верховный Суд России, оставив решение Липецкого областного суда без изменения.

Рассматривая дела об отказе окружных избирательных комиссий в регистрации кандидатами в депутаты Государственной Думы К., Р., Г., областной суд тщательно проверил причины отказа и законность такого отказа.

Суд правильно указал, что требования к форме и содержанию подписных листов установлены самим ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", согласно которому обязанность по надлежащему оформлению подписных листов возлагается на кандидата, собирающего подписи избирателей в свою поддержку.

В силу п. 4 ст. 44 ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ" избиратель ставит свою подпись и дату ее внесения в подписном листе.

При сборе подписей избирателей в поддержку кандидата, выдвинутого по одномандатному избирательному округу, подписной лист удостоверяется лицом, собравшим подписи, которое собственноручно указывает свои фамилию, имя, отчество, адрес места жительства, серию и номер паспорта или замещающего его документа, дату его выдачи, ставит свою подпись и дату ее внесения, и кандидатом, который напротив своих фамилии, имени, отчества собственноручно ставит подпись и дату внесения (п. 6 ст. 44 Закона).

Таким образом, закон не допускает проставления даты внесения подписи иными лицами, кроме самого избирателя, а также заполнения в подписном листе данных об избирателе не самим избирателем либо сборщиком подписей, кроме того, закон прямо требует, чтобы все подписные листы были лично заверены самим кандидатом с указанием даты совершения этого действия.

Установив, что у Р. 772 подписи собраны с нарушением порядка сбора подписей (дата проставлена не самим избирателем, подписи не самих избирателей, подписной лист заверен не сборщиком подписей), у К. из 444 подписных листов дата К. проставлена только в 2 листах, то есть нарушения имелись в 99,5 процента случаях, у Г. с нарушением порядка сбора подписей имеется 1806 подписей, суд отказал в удовлетворении их жалоб.

Отказывая в удовлетворении жалоб, областной суд правильно сослался на то, что ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы" на избирательную комиссию не возлагается обязанность по восполнению и устранению нарушений, допущенных сборщиками подписей и кандидатами. Такая обязанность не возлагается Законом и на суд при разрешении жалобы заявителей. Более того, такой подход приводил бы к нарушению равных возможностей кандидатов по осуществлению своих избирательных прав.

Все три дела были обжалованы заявителями в Верховный Суд РФ, и по всем решения Липецкого областного суда оставлены без изменения. При рассмотрении дел данной категории областной суд исходил из количественного показателя допущенных нарушений. По всем описанным трем делам исключение подписей, собранных с нарушением порядка их сбора, приводило к тому, что оставалось подписей менее 1 процента необходимого количества подписей для выдвижения кандидата.

В том же случае, когда нарушения при сборе подписей имели место, но их нельзя признать существенными, так как они не приводили к нарушению принципа 1 процента, суд по делу С., установив, что с нарушением было собрано только 338 подписей, правомерно отменил постановление окружной избирательной комиссии.

По второй жалобе С. суд первой инстанции сделал ошибочный вывод, что комиссия вправе в любое время, в том числе и после регистрации или отказа в таковой, проводить проверку подписных листов, а потому признал действия избирательной комиссии правильными.

Отменяя это решение и принимая новое решение об удовлетворении жалобы С., Верховный Суд РФ указал, что по смыслу ст. 46, п. 1 ст. 47 ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы..." проверка избирательными комиссиями достоверности подписей и соответствующих им данных, содержащихся в подписных листах, должна быть проведена в десятидневный срок, по истечении которого комиссия обязана принять решение о регистрации либо об отказе в регистрации кандидата. Проведение повторных проверок подписных листов законом не предусмотрено. В связи с чем суду следовало иметь в виду, что повторный отказ С. в регистрации на основании новых данных проверки ее подписных листов противоречит Закону и нарушает установленный им (ст. 41 ФЗ) принцип равенства прав и обязанностей всех кандидатов.

В период избирательной кампании рассматривались жалобы на бездействие окружной избирательной комиссии, по сути, жалобы на волокиту.

Так, К. обратился в суд с жалобой на окружную избирательную комиссию по одномандатному избирательному округу N 102, указывая, что 29 октября 1999 года он обратился с жалобой в окружную избирательную комиссию, которая в установленный 5-дневный срок эту жалобу не рассмотрела. Удовлетворяя заявленные требования К., суд правильно сделал вывод, что согласно п. 12 ст. 90 ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", решения по жалобам, поступившие в ходе избирательной кампании, принимаются в пятидневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а в день голосования или в день, следующий за днем голосования, немедленно. В случае, если факты, содержащиеся в жалобах, требуют дополнительной проверки, решения по ним принимаются не позднее чем в 10-дневный срок.

Установив, что дополнительной проверки не требовалось (различное толкование закона не основание для дополнительной проверки), суд правильно сделал вывод, что право К. на рассмотрение его жалобы в 5-дневный срок было нарушено, признав эти действия незаконными.

Положительным моментом дел, связанных с нарушением избирательных прав граждан, является то, что суды во всех случаях, когда такое нарушение судом было установлено и жалоба удовлетворялась, в соответствии со ст. 211 ГПК РСФСР, учитывая ограниченность во времени избирательной кампании, принимали решение об обращении решения к немедленному исполнению.

 

2. Вопросы применения судами норм избирательного права при разрешении споров, связанных с проведением выборов в органы местного самоуправления.

 

Особенность рассмотрения дел данной категории заключается в том, что с одной стороны, суды должны руководствоваться законами о выборах, принятыми Липецким областным Советом депутатов, с другой стороны, судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации и ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" законы субъекта Российской Федерации не могут противоречить федеральному законодательству.

В Липецкой области действуют:

1. Закон Липецкой области "О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления в Липецкой области" от 20.10.98 г. с последующими изменениями и дополнениями.

2. Закон Липецкой области "О выборах глав администраций муниципальных образований в Липецкой области" от 20.10.98 г. с последующими изменениями и дополнениями.

3. Закон Липецкой области "О местном референдуме в Липецкой области" от 29.04.99 г.

4. Закон Липецкой области "О выборах депутатов Липецкого областного Совета депутатов" от 30.12.97 г.

5. Закон Липецкой области "О выборах главы администрации Липецкой области" от 30.12.97 г.

Анализ судебной практики показал, что суды в основном правильно разрешают поступившие жалобы.

Из 15 дел, представленных для обобщения, основная масса - 10 дел, или 66,7 процента, - это дела, связанные с регистрацией кандидатов в депутаты, или отказа в таковой, по жалобам на постановления об отмене регистрации; 3 дела, связанные с предвыборной агитацией; 1 дело - по организации голосования и 1 дело - по отзыву депутата.

Следует отметить, что дела данной категории надлежит рассматривать по правилам главы 24-1 ГПК РСФСР с исключениями, указанными в законодательстве о выборах.

Следовательно, дела данной категории должны рассматриваться коллегиальным составом суда, единолично судья вправе рассмотреть это дело лишь при наличии согласия на такое рассмотрение всех участников процесса.

Из всех 15 дел только 1 было рассмотрено судьей с участием народных заседателей (дело N 2-315/99, Липецкий райсуд, судья Игнатенкова Т.А.), все остальные дела рассмотрены судьей единолично, причем по 3 делам (гр. дело N 2-233/99, Добровский райсуд, судья Сутормин Н.И.; гр. дело N 2-104/99 и N 2-106/99, Хлевенский райсуд, судья Лукина Р.М.) суд мнение участников процесса по этому вопросу не выяснял, по гр. делу N 2-1472/99, судья Антонова Н.В., суд выяснил мнение только у заявителя, хотя дело было явочным и присутствовали обе стороны.

Был изучен в ходе обобщения и вопрос о сроках рассмотрения этих дел.

По жалобам, поступившим в ходе избирательной кампании, в силу ст. 63 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ст. 75 Закона Липецкой области "О выборах глав администраций муниципальных образований в Липецкой области" и ст. 77 Закона Липецкой области "О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления в Липецкой области" решения принимаются в 5-дневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а в день голосования или в день, следующий за днем голосования, - немедленно.

В случае, если факты, содержащиеся в жалобах, требуют дополнительной проверки, решения по ним принимаются не позднее чем в 10-дневный срок.

По жалобе на решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов суд обязан принять решение не позднее чем в двухмесячный срок со дня подачи жалобы.

Из изученных в ходе обобщения дел следует, что из 15 дел 6 дел назначены и рассмотрены судом в установленный законом срок:

это дело 2-106/99, Хлевенский райсуд, судья Лукина Р.М. (пост. 22.01.99 г., рассмотрено в тот же день);

- дело 2-104/99, Хлевенский райсуд, судья Лукина Р.М. (пост. 21.01.99 г., рассмотрено 22.01.99 г.);

- дело 2-315/99, Липецкий райсуд, судья Игнатенкова Т.А. (пост. 27.04.99 г., рассмотрено 30.04.99 г.);

- дело 2-576/99, Краснинский райсуд, судья Добрина О.А. (поступ. 01.12.99 г., назначено к слушанию 02.12.99 г.);

- дело 2-1593/99, Лебедянский райсуд, судья Исаева Л.В. (поступ. 17.12.99 г., рассм. 19.12.99 г.);

- дело 2-905/99, Елецкий райсуд, судья Евстратов В.В. (поступ. 23.04.99 г., рассмотр. 26.04.99 г.).

Остальные дела уже назначались с просроченным 5-дневным сроком.

И если по ряду дел такие нарушения срока составляют 1 - 3 дня (дело 2-233/99 Добровский райсуд - Судья Сутормин Н.И.; дело 2-969/99 Елецкий райсуд, судья Евстратов В.В.; дело 2-3971/99 Измалковский райсуд, судья Ермолаев А.А.), то по другим дела назначаются заведомо с нарушенным сроком (дело 2-1472/99, Елецкий райсуд, судья Антонова Н.В., поступило 23.04.99 г., назначено на 30.04.99 г.; дело 2-530/99, Усманский райсуд, судья Соколикова Г.И., поступило 06.04.99 г., назначено на 12.04.99 г.; дело 2-1588/99, Елецкий горсуд, судья Проскуряков В.И., поступило 26.04.99 г., назначено на 14.05.99 г.; дело N 2-215/99, Добровский райсуд, судья Сутормин Н.И., поступило 29.04.99 г., назначено на 06.05.99 г.; дело N 2-1043/99, Елецкий райсуд, судья Евстратов В.В., поступило 17.05.99 г., назначено на 25.05.99 г.).

Учитывая кратковременность избирательной комиссии, такое нарушение сроков рассмотрения дел по спорам о нарушении избирательных прав граждан нельзя признать терпимым, принимая во внимание незначительное количество таких дел в судах.

Настораживает и тот факт, что суды практически не используют положения ст. 211 ГПК РФ, дающие право суду при удовлетворении заявленных требований привести решение к немедленному исполнению.

Из 6 удовлетворенных жалоб заявителей лишь в одном случае (дело N 2-576/99, Краснинский райсуд, судья Добрина О.А.) суд обратил решение к немедленному исполнению.

Такой подход судов нельзя признать правильным, поскольку сроки избирательной кампании ограничены, а потому защищать права граждан необходимо последовательно, если уж восстановили нарушенное право, то восстанавливать его надо немедленно, тем более, что такое право суду дано.

Коль скоро основную массу дел составляют дела, связанные с регистрацией кандидатов в депутаты или отказа в таковой, а также связанные с отменой регистрации, то при обобщении этим делам было уделено особое внимание.

Для проверки поступило 3 дела по жалобам на отказ в регистрации кандидатом в депутаты.

Решением избирательной комиссии Добровского района от 24.04.99 г. С. было отказано в регистрации на должность главы администрации Добровского района.

С. обратился в суд с заявлением об отмене этого постановления как незаконного.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд правильно пришел к выводу, что в силу п. 20 ст. 36 Закона Липецкой области "О выборах глав администраций муниципальных образований в Липецкой области" основанием отказа в регистрации кандидата является превышение установленной предельной доли недостоверных подписей среди подписей, подвергшихся проверке.

В соответствии с п. 10 ст. 36 указанного закона недостоверными считаются подложные подписи, а именно подписи, в отношении которых установлено, что указанный избиратель не вносил собственноручно свои данные или не расписывался в соответствующем подписном листе.

Коль скоро суд из 446 подписей 12 подписей признал недостоверными, поскольку допросил всех 12 избирателей, а это составило 2,7 процента - то есть более 2 процентов, установленных Законом Липецкой области, то действия избирательной комиссии, отказавшей С. в регистрации его кандидатом, признаны правомерными.

Правильно суд признал: как самостоятельное основание к отказу в регистрации С. кандидатом явилось нарушение порядка сбора подписей, когда подписные листы за одного кандидата были оформлены другому лицу.

С такой позицией суда первой инстанции согласилась и судебная коллегия, оставив решение суда без изменения.

Суды первой инстанции согласились с решениями муниципальных избирательных комиссий о выбраковке подписей избирателей, если:

- год рождения избирателя 1981, 1982, однако не указаны конкретно месяц и день рождения;

- в списки включены лица, не проживающие в избирательном округе;

- не указаны в подписных листах номера домов избирателей, название населенного пункта, название района при указании села, поскольку указание этих данных имеет важное значение для определения, зарегистрирован ли данный избиратель на территории данного муниципального образования, так как с одним и тем же наименованием населенные пункты могут быть в разных районах и областях.

Нахожу такую судебную практику правильной, соответствующей действующему законодательству.

Вместе с тем судебная коллегия признала ошибочным вывод суда о том, что недостоверными признаны подписи жителей г. Ельца, у которых указанное ими место жительства не совпадало с местом их регистрации по данным адресного бюро УВД г. Ельца. Данный вывод суда основан на неправильном толковании норм материального права.

Вывод суда незаконен и потому, что в силу ст. 7 Закона Липецкой области "О выборах глав администраций муниципальных образований в Липецкой области" право на избрание главы администрации муниципального образования, участвовать в иных избирательных действиях, а следовательно участвовать в поддержке выдвижения кандидата, имеют граждане, достигшие возраста 18 лет и постоянно или преимущественно проживающие на территории соответствующего муниципального образования. Учитывая, что все 6 человек проживают в г. Ельце, что никем не оспаривалось, признание их подписей недостоверными является недопустимым.

В связи с изложенным судебная коллегия по гражданским делам облсуда отменила решение суда первой инстанции и постановила новое об удовлетворении заявленных требований (гр. дело 2-1472/99, Елецкий горсуд, судья Антонова Н.В.).

Рассматривали суды первой инстанции и дела граждан, которые оспаривали регистрацию кандидатами иных лиц. Таких дел было 5. По всем делам суды правомерно приняли решение об отказе в удовлетворении жалобы, поскольку положения Закона Липецкой области "О выборах глав администраций муниципальных образований в Липецкой области" не дают оснований считать, что регистрацией лица на должность главы администрации района нарушены права и свободы другого лица, в том числе и заявителя. Регистрация одного кандидата никоим образом не отражается на правах другого кандидата. С учетом этого суды правильно пришли к выводу, что у заявителей отсутствуют субъективные права на удовлетворение их требований.

Вместе с тем суды правомерно, независимо от отсутствия субъективного права, проверяют доводы жалоб и по существу, соотнося их требования с положениями законов Липецкой области о выборах.

Впервые в практике судов области в 1999 г. в ходе избирательной кампании имели место жалобы на нарушения, допущенные кандидатами в ходе предвыборной агитации.

Постановлением избирательной комиссии г. Ельца от 13.04.99 г. признаны формы организации и ведения агитации в поддержку кандидата А. путем массового персонального учета избирателей с фактом последующего воздействия на избирателя, высказавшего свое мнение против кандидата (именно так указано в постановлении), - как препятствующие свободному волеизъявлению избирателей. Кандидат А. был предупрежден комиссией о недопущении нарушений.

А. обратился в суд с жалобой на данное постановление.

Отменяя его как незаконное, суд правильно указал, что избирательной комиссией не представлено суду бесспорных доказательств незаконной агитации А. Представленные суду тетради анонимны, кто их вел, для какой цели - неизвестно, да и запись в них только Ф.И.О. избирателей и их адрес. Не установив самого нарушения при проведении агитации, суд обоснованно пришел к выводу и о незаконности предупреждения А., так как положений ст. 48 Закона Липецкой области "О выборах глав администраций муниципальных образований в Липецкой области" он не нарушал.

Кандидат К. обратился в Елецкий райсуд с заявлением об отмене п. 1.1 Постановления N 14 избирательной комиссии Елецкого района, согласно которому кандидат на должность главы администрации района обязан:

- подать заявку на проведение встречи, митинга в органы местного самоуправления,

- предоставить график своих агитационных мероприятий в избирательную комиссию.

Суд обоснованно пришел к выводу, что требование К. признать незаконным положение Постановления в части подачи заявки на проведение встречи несостоятельно, поскольку постановление избирательной комиссии принято в четком соответствии ст. 46 пп. 1, 2, 3 Закона Липецкой области "О выборах глав администраций муниципальных образований в Липецкой области" и ст. 42 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Коль скоро действующее Федеральное законодательство и законодательство Липецкой области не требует от кандидата предоставления графика своих агитационных мероприятий в избирательную комиссию, то в этой части постановление избирательной комиссии признано незаконным. С таким выводом можно согласиться.

Правильное решение постановлено и Хлевенским райсудом по жалобе доверенного лица кандидата в депутаты Липецкого областного Совета депутатов С. Заявитель полагал, что наблюдателей на избирательном участке должно быть по количеству избирательных переносных ящиков, а потому решение Хлевенской окружной избирательной комиссии "О переносных избирательных ящиках" незаконно.

Отклоняя заявленное требование, суд правомерно указал, что оно не основано на действующем законодательстве, в частности ст. 19 Закона Липецкой области "О выборах депутатов Липецкого областного Совета депутатов".

Учитывая, что Закон Липецкой области "О порядке отзыва избирателями депутата представительного органа местного самоуправления, выборного должностного лица" приостановлен, одно из дел, рассмотренных до его приостановления, в данной справке не анализируется.

На основании изложенного полагала бы данную справку обсудить на заседании президиума облсуда и довести ее до сведения всех судей судов области, поместив ее в качестве приложения к бюллетеню судебной практики за 1 полугодие 2000 года.

 

Судья

Липецкого областного суда

Н.В.ФОМИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь