Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА II КВАРТАЛ 2007 ГОДА

 

Возвращение уголовного дела прокурору по мотивам изменения обвинения в сторону ухудшения положения обвиняемого не допускается.

 

Постановлением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 20 марта 2007 года уголовное дело в отношении М., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 150 ч. 4, 162 ч. 2 УК РФ, Х., Б., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 УК РФ, на основании положений ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору г. Набережные Челны РТ для устранения препятствий его рассмотрения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 6 апреля 2007 года Постановление отменено, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

М., Х. и Б. обвинялись в совершении разбойного нападения на Д., с нанесением ему телесных повреждений в виде раны шеи, с причинением здоровью потерпевшего легкого вреда.

Суд, усмотрев, что обвиняемые в процессе разбойного нападения причинили здоровью потерпевшего Д. вред средней тяжести, а не легкий, как указано в обвинительном заключении, принял решение о возвращении уголовного дела прокурору для разрешения вопроса об изменении обвинения в сторону отягчения.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. По смыслу закона возвращение уголовного дела прокурору по мотивам изменения обвинения в сторону ухудшения положения обвиняемого не допускается.

 

В соответствии со ст. 139 Уголовно-исполнительного кодекса РФ в целях закрепления результатов исправления, завершения среднего (полного) общего образования или профессиональной подготовки осужденные, достигшие возраста 18 лет, могут быть оставлены в воспитательной колонии до окончания срока наказания

 

Постановлением Московского районного суда г. Казани от 18 апреля 2007 года Б. из воспитательной колонии для дальнейшего отбывания наказания переведен в исправительную колонию общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 2 мая 2007 года Постановление отменено, материалы дела направлены на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 139 Уголовно-исполнительного кодекса РФ в целях закрепления результатов исправления, завершения среднего (полного) общего образования или профессиональной подготовки осужденные, достигшие возраста 18 лет, могут быть оставлены в воспитательной колонии до окончания срока наказания, но не более чем до достижения ими возраста 21 года.

Таким образом, основанием оставления в воспитательной колонии для дальнейшего отбывания наказания лиц, достигших 18 лет, является необходимость завершения ими общеобразовательного или профессионального обучения при условии положительных результатов в его поведении.

Из представленных материалов установлено, что Б. обучается в школе и профессиональном училище. Суд, направляя Б. для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима, в нарушение закона в Постановлении не указал, почему он не может завершить общеобразовательное и профессиональное обучение в воспитательной колонии. Кроме того, в Постановлении судьи не приведены конкретные данные о том, что Б. зарекомендовал себя с отрицательной стороны.

 

Условным может быть признано лишь основное наказание.

 

Приговором Нижнекамского городского суда РТ от 12.04.2006 А. осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, с лишением права управления транспортными средствами на 2 года.

На основании ст. 73 УК РФ наказание А. назначено условно с испытательным сроком на 1 год.

Постановлением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 2 мая 2007 года удовлетворено ходатайство А. о досрочном освобождении от дополнительного наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 22 мая 2007 года Постановление отменено, производство по делу прекращено по следующим основаниям.

Суд, досрочно освобождая А. от дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами, исходил из того, что он отбыл основное наказание и половину дополнительного, нарушений не допускал.

Однако судом не дано никакой оценки тем обстоятельствам, что в резолютивной части приговора от 12.04.2006 года постановлено назначенное наказание (в целом) считать условным.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения судами РФ уголовного наказания" условным может быть признано лишь основное наказание. Дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, о чем следует указывать в резолютивной части приговора.

В приговоре от 12.04.2006 не содержится такого указания. При таких обстоятельствах следует считать отбытыми полностью как основное, так и дополнительное наказания. В связи с этим необходимости досрочного освобождения А. от дополнительного наказания не было.

Нарушения закона, допущенные при рассмотрении материала, существенны и повлекли безусловную отмену Постановления.

 

Нарушение требований ст. 319 УПК РФ привело к отмене Постановления суда.

 

Постановлением Набережночелнинского городского суда РТ от 17 апреля 2007 года оставлены без изменения Постановления мирового судьи об отказе в принятии от Р. и М. встречных заявлений о привлечении к уголовной ответственности Ф. за клевету.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 29 мая 2007 года Постановление отменено, материалы дела направлены на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Мировой судья свое решение мотивировал тем, что заявление Р. и М. не может быть рассмотрено до рассмотрения заявления Ф. о привлечении их к уголовной ответственности.

Проверяя законность и обоснованность принятого мировым судьей решения об отказе в принятии заявлений М. и Р. до раз решения жалобы Ф., суд апелляционной инстанции не учел, что в ст. 319 УПК РФ не предусмотрено подобное основание для отказа в приеме за явления.

 

В соответствии с примечаниями к ст. 228 УК РФ лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 228 УК РФ, добровольно сдавшее наркотические средства, освобождается от уголовной ответственности.

 

 

Приговором Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 11 апреля 2007 года М. осужден по ст. ст. 228 ч. 1, 70 УК РФ к лишению свободы на 2 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

М. признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере - смеси, содержащей в своем составе героин - 1,045 гр.

Из приговора суда следует, что преступление совершено 12 октября 2006 года в г. Набережные Челны Республики Татарстан.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 5 июня 2007 года приговор отменен, производство по делу прекращено по следующим основаниям.

В судебном заседании свидетели М. и Г. - сотрудники ГИБДД - показали, что 12 октября 2006 года в г. Набережные Челны Республики Татарстан ими был задержан М. При этом ему было предложено выдать запрещенные предметы, на что М. ответил, что в заднем кармане брюк имеются свертки с наркотиками.

Эти показания подтвердили и свидетели, участвовавшие при задержании М. в качестве понятых.

Всем этим обстоятельствам суд должной оценки не дал.

Как видно, наркотические средства сотрудникам ГИБДД М. выдал добровольно.

В соответствии с примечаниями к ст. 228 УК РФ лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 228 УК РФ, добровольно сдавшее наркотические средства, освобождается от уголовной ответственности.

Не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств в случае их изъятия при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Из материалов уголовного дела следует, что законных оснований для задержания М. у сотрудников ГИБДД не имелось, нет каких-либо данных о том, что в отношении М. сотрудниками ГИБДД проводились оперативно-розыскные мероприятия, уголовное дело в отношении М. до его задержания возбуждено не было.

При таких данных суд кассационной инстанции признал, что М. добровольно выдал наркотические средства, которые находились при нем, и освободил его от уголовной ответственности за данное деяние.

 

В соответствии со ст. 281 ч. 1 УПК РФ оглашение показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, допускается лишь с согласия сторон.

 

Приговором Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 20 апреля 2007 года А. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 1, 70 УК РФ к лишению свободы на 5 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 5 июня 2007 года приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно предъявленному А. обвинению при проведении проверочной закупки под контролем сотрудников милиции он пытался сбыть С. наркотическое средство, содержащее в своем составе героин, однако был задержан на месте преступления с поличным.

Из материалов уголовного дела следует, что С. является прямым свидетелем данного преступления.

В ходе судебного заседания стороной обвинения было заявлено ходатайство об оглашении показаний свидетеля С., данных на предварительном следствии, в связи с его неявкой в судебное заседание и отсутствием в г. Набережные Челны.

Сторона защиты: А. и его адвокат возражали против оглашения показания свидетеля С. и ходатайствовали о его вызове и допросе в судебном заседании.

В соответствии со ст. 281 ч. 1 УПК РФ оглашение показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, допускается с согласия сторон в случае неявки свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Однако суд в нарушение ст. 281 УПК РФ огласил показания свидетеля С., а также показания свидетелей Д. и Т. без согласия стороны защиты.

Каких-либо обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 281 УПК РФ, предусматривающих возможность оглашения показаний свидетелей без согласия стороны защиты не имелось.

Таким образом, суд грубо нарушил требования УПК РФ и в приговоре незаконно указал показания С. как доказательство виновности осужденного.

 

 

Рассмотрение дел в особом порядке в суде апелляционной инстанции не допускается.

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 3 г. Нижнекамска от 5 апреля 2007 года в соответствии со ст. 25 УПК РФ прекращено уголовное дело в отношении Э. за примирением с потерпевшим.

Приговором Нижнекамского городского суда от 10 мая 2007 года по становление мирового судьи отменено и Э. осужден по ст. 158 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год условно с испытательным сроком на 1 год.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 июня 2007 года приговор суда апелляционной инстанции отменен, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 365 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35 - 39 УПК РФ.

Это требование закона при рассмотрении уголовного дела в отношении Э. было нарушено.

Нижнекамский городской суд уголовное дело в отношении Э. в апелляционной инстанции рассмотрел в особом порядке в соответствии с главой 40 УПК РФ без исследования и оценки собранных доказательств, то есть постановил обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства.

Между тем рассмотрение уголовных дел в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, допускается лишь в суде первой инстанции.

Рассмотрение дел в особом порядке в суде апелляционной инстанции не допускается.

 

 

Заключение эксперта в порядке ст. 125 УПК РФ обжаловано быть не может.

 

 

Постановлением судьи Советского районного суда г. Казани от 4 июня 2007 года отказано в удовлетворении заявления К. о признании незаконным заключение эксперта N 1779.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 3 июля 2007 года Постановление отменено, производство по жалобе прекращено по следующим основаниям.

В жалобе, с которой К. обратился в суд, оспаривается заключение эксперта N 1779 от 28 февраля 2006 года.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ в суд могут быть обжалованы Постановления, действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Следовательно, действия эксперта в порядке данного закона обжаловаться не могут.

Кроме того, жалоба на заключение эксперта в ходе предварительного следствия не может быть предметом судебного рассмотрения, поскольку будет нарушен важнейший принцип уголовного судопроизводства - свободы оценки доказательств. Оценка доказательств и формирование обвинения на стадии предварительного расследования - это прерогатива следователя и прокурора.

 

 

Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 05.12.2003 NN 446-О, 447-О и от 05.02.2004 N 25-О не дают оснований для расширительного толкования положений ст. 45 УПК РФ относительно лиц, которые могут быть допущены в качестве представителей потерпевшего.

 

 

Постановлением следователя по особо важным делам прокуратуры Республики Татарстан от 29 мая 2007 года отказано в удовлетворении ходатайства А.Ф., которая просила допустить ее мужа А.Р. в качестве законного представителя потерпевшего М. на основании доверенности. В обосновании принятого решения следователь в Постановлении указал, что в соответствии с п. 12 ст. 5 УПК РФ в качестве законных представителей могут быть допущены только близкие родственники, каковым А.Р. потерпевшему не является, а также сослался на ч. 1 ст. 45 УПК РФ, согласно которой представителями потерпевшего могут быть адвокаты.

А.Ф., не согласившись с Постановлением следователя, обжаловала его суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Постановлением судьи Вахитовского районного суда г. Казани от 8 июня 2007 года жалоба А.Ф. удовлетворена и Постановление следователя признано незаконным и необоснованным.

Судья удовлетворил жалобу А.Ф., сославшись на Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 05.12.2003 NN 446-О, 447-О и от 05.02.2004 N 25-О.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 3 июля 2007 года Постановление отменено, материалы направлены на новое рассмотрение в тот же суд по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего могут быть адвокаты. По Постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший. В силу части 2 этой же статьи для защиты интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители.

В соответствии с указанными требованиями закона следователем в качестве законного представителя потерпевшего М., у которого обнаружены признаки слабоумия и он признан неспособным правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, допущена его родная сестра А.Ф.

Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 05.12.2003 NN 446-О, 447-О и от 05.02.2004 N 25-О, на которые судья сослался в Постановлении, признавая решение следователя незаконным и необоснованным, не дают оснований для расширительного толкования положений ст. 45 УПК РФ относительно лиц, которые могут быть допущены в качестве представителей потерпевшего.

Поэтому Постановление судьи было отменено.

 

Самовольное внесение записи в полис ОСАГО не образует состав преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ

 

Приговором Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 25 мая 2006 года С. осужден по ст. ст. 327 ч. 1, 73 УК РФ к лишению свободы на 6 месяцев условно с испытательным сроком в 6 месяцев.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 4 апреля 2007 года приговор отменен, уголовное дело производством прекращено за отсутствием в деянии состава преступления по следующим основаниям.

Из материалов усматривается, что С., имея право управления автомобилем ВАЗ 21213, при передаче управления этим автомобилем Ш. вписал в договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств его фамилию. 10 апреля 2006 года Ш. был задержан при управлении автомобилем, предъявленный им полис был изъят сотрудниками милиции.

Данные действия С. судом были квалифицированы как подделка официального документа в целях его использования.

Вместе с тем страховой полис ОСАГО свойствами официального документа не обладает, поскольку не исходит от исполнительных, представительных, судебных органов и должностных лиц и в нем нет сведений, подтверждающих предоставление лицу каких-либо прав или освобождение от обязанностей.

Внесение С. фамилии Ш. в полис не влечет возмещения материального ущерба при наступлении страхового случая при управлении автомобилем Ш., поскольку тот вписан в страховой полис с нарушением установленного порядка, т.е. без уведомления страховой компании страховщиком.

При таких обстоятельствах в деянии Соловьева не содержится состав преступления, предусмотренного ст. 327 ч. 1 УК РФ.

 

 

Неверное толкование положений ст. 18 УК РФ привело к изменению Постановления суда.

 

Приговором Зеленодольского городского суда от 25 марта 2002 года С. осужден по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "а, г, д", 73 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком в 3 года.

Постановлением того же суда от 12 ноября 2002 года условное осуждение С. отменено, и он направлен для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.

Тем же судом 24 декабря 2002 года С. осужден по ст. ст. 111 ч. 4, 109 ч. 1, 69 ч. 3, 69 ч. 5 УК РФ к лишению свободы на 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

С. обратился в суд с ходатайством о приведении состоявшихся в отношении него судебных решений в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ.

Постановлением Приволжского районного суда г. Казани от 27 декабря 2006 года ходатайство С. удовлетворено частично, отказано в пересмотре последнего приговора в части установления рецидива преступлений.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 4 апреля 2007 года приговор Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 24 декабря 2002 года и Постановление Приволжского районного суда г. Казани от 27 декабря 2006 года в отношении Сидорова Алексея Ивановича изменены, исключено указание на совершение преступлений в условиях рецидива.

Основанием этому послужило следующее обстоятельство.

Суд мотивировал свое решение об отказе в пересмотре последнего приговора в части установления рецидива преступлений тем, что условное осуждение С. по приговору суда от 25 марта 2002 было отменено, и он отбывал реальное лишение свободы, поэтому данная судимость при определении рецидива преступлений учитывается.

Между тем, как усматривается из приговора суда от 24 декабря 2002, преступления, за которое осужден С., совершены им до отмены условного осуждения, а потому в силу п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, при признании рецидива не учитывается. При этом по смыслу закона в данном случае не имеет значения то обстоятельство, что осужденному отменялось условное осуждение и он направлялся в места лишения свободы, поскольку определяющим обстоятельством здесь является время совершения условно осужденным нового преступления, а не время Постановления нового приговора.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь