Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Омского областного суда

N 1(31), 2007

 

Под редакцией заместителя председателя

Омского областного суда В.А. Яркового

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1. Вопросы уголовного права

1.1. Квалификация преступлений

1.2. Назначение наказания

2. Вопросы уголовного процесса

3. Гражданский иск в уголовном деле

4. Производство о применении принудительных мер медицинского характера

 

1. ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА

 

1.1. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

Уголовная ответственность за злоупотребление служебными

полномочиями по ст. 285 УК РФ наступает при условии,

если эти действия совершены из корыстной либо иной

личной заинтересованности

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 2 марта 2006 г. N 22-591

 

 

По приговору районного суда г. Омска А. осужден по ст. 285 ч. 1, ст. 73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

По ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ А. оправдан.

А. признан виновным и осужден за злоупотребление должностными полномочиями, выразившимися в следующем. А. проводил проверку сообщения о совершении кражи имущества у потерпевшего М. и из личной заинтересованности ввел в заблуждение последнего, получив от него заявление о прекращении разбирательства по краже, скрыв другое - о возбуждении уголовного дела, и приобщил его к материалам проверки, в результате чего другим лицом было вынесено незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В судебном заседании А. вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат Б. в интересах осужденного поставил вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что судом допущены нарушения норм уголовного и процессуального законов, что привело к постановлению незаконного приговора. Кроме того, адвокат указал, что суд в приговоре не привел доказательств, подтверждающих "иную личную заинтересованность" А. в совершении инкриминированного ему преступления.

Кассационная инстанция жалобу удовлетворила. В обоснование принятого решения указала следующее.

Уголовная ответственность за злоупотребление служебными полномочиями в соответствии со ст. 285 ч. 1 УК РФ наступает при условии, если эти действия совершены из корыстной или иной личной заинтересованности.

Между тем по делу не установлено, что А. получил от своих действий какую-либо материальную или иную неимущественную выгоду. Мотивируя наличие иной личной заинтересованности, суд указал в приговоре, что А. желал повысить статистические показатели раскрываемости преступлений на обслуживаемой УВД КАО г. Омска территории и тем самым создать видимость эффективности своей работы в целях личного продвижения по службе, нежелания оставлять по результатам дежурства нерассмотренное сообщение, боязни критики.

Однако, по мнению судебной коллегии, данный вывод носит общий, предположительный характер. Мнение суда о желании А. повысить статистические показатели работы УВД КАО г. Омска не может считаться личной заинтересованностью. Не усматривается из материалов дела и какого-либо продвижения А. по службе в результате единичного сокрытия от учета преступления. Боязнь критики и нежелание оставлять по результатам дежурства нерассмотренное сообщение о краже не является злоупотреблением должностными полномочиями, а свидетельствует о наличии в действиях А. дисциплинарного проступка.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении А. по ст. 285 ч. 1 УК РФ отменила, производство по делу прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления.

А. разъяснено право на реабилитацию.

 

 

 

Лицо подлежит уголовной ответственности

за самоуправство, то есть самовольное,

вопреки установленному законом или иным нормативным

правовым актом порядку совершения каких-либо действий,

правомерность которых оспаривается организацией или

гражданином, если такими действиями причинен

существенный вред

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 9 февраля 2006 г. N 22-407

 

 

Приговором районного суда Омской области Р. осужден по ст. ст. 330 ч. 1, 161 ч. 1, 158 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 69 ч. 3, 69 ч. 5, 70 УК РФ к лишению свободы.

Р. признан виновным и осужден за то, что 10.06.2005 в с. Иртыш Черлакского района Омской области без разрешения потерпевшего О. уехал на велосипеде последнего стоимостью 1650 руб. и продал его.

Он же 17.06.2005 открыто похитил баллон с газом из квартиры Б. в с. Иртыш Черлакского района, причинив ущерб потерпевшей на сумму 664 руб.

Он же 26.06.2005 с целью кражи через форточку проник в дом С. в с. Иртыш Черлакского района и похитил оттуда имущество на сумму 924 руб.

Он же 01.07.2005 по предварительному сговору и в группе с другим лицом с целью кражи путем взлома окна проник в склад магазина, принадлежащего Г. в с. Иртыш Черлакского района, откуда похитил товарно-материальные ценности на общую сумму 6339 руб. 50 коп.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на допущенные судом существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона, указав при этом, что судом не выяснен вопрос о причинении существенного вреда потерпевшему О. и выводы приговора в этой части не мотивированы. Кроме того, по мнению государственного обвинителя, суд в нарушение закона применил при назначении наказания Р. правила ст. 70 УК РФ.

Кассационная инстанция удовлетворила представление частично, указав следующее.

Признавая Р. виновным в самоуправстве, суд установил размер причиненного О. ущерба в размере 1650 руб. При этом судом не учтено, как правильно отмечено в представлении, что самоуправное распоряжение велосипедом потерпевшего на указанную сумму не может быть признано причинившим существенный вред и, соответственно, не может влечь за собой уголовную ответственность, предусмотренную ч. 1 ст. 330 УК РФ, в связи с чем приговор в отношении Р. в данной части подлежит отмене с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления.

Обоснованным является и довод представления о неверном назначении Р. наказания по совокупности приговоров, поскольку из материалов дела видно, что по приговору от 25.08.2005 условно-досрочное освобождение Р. от наказания по приговору от 29.04.2003 было уже отменено и неотбытая часть наказания присоединена к вновь назначенному наказанию, что является неправильным применением уголовного закона, поэтому приговор в указанной части также подлежит отмене.

Судебная коллегия внесла в приговор и другие изменения, в том числе касающиеся срока назначенного Р. наказания по совокупности преступлений.

 

 

 

Квалифицирующий признак кражи "с незаконным

проникновением в помещение" излишне вменен лицу,

совершившему тайное хищение чужого имущества

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 9 марта 2006 г. N 22-655

 

 

Приговором городского суда Омской области Г., 08.06.1989 года рождения, осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. "б", 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год. Кроме того, судом на него возложены определенные обязанности.

Г. осужден за совершение следующих действий.

13.12.2005 около 12 часов Г. с целью хищения чужого имущества через незапертые двери проник в помещение спортивной раздевалки МОУ "Средняя школа N 1" по ул. Калинина, 76 в г. Калачинске Омской области, откуда тайно похитил сотовый телефон с СИМ-картой стоимостью 3650 руб. и находившимися на балансе денежными средствами в сумме 20 руб., принадлежащие К., причинив потерпевшей ущерб на общую сумму 3670 руб.

В судебном заседании Г. вину признал полностью.

В кассационном представлении прокурор района поставил вопрос об изменении приговора, ссылаясь на неправильное применение судом уголовного закона при квалификации действий Г. и отсутствие в действиях последнего квалифицирующего признака "с незаконным проникновением в помещение".

Кассационная инстанция приговор изменила. В обоснование принятого решения указала следующее.

Вина осужденного Г. в краже, т.е. тайном хищении чужого имущества, подтверждается имеющимися в деле доказательствами, надлежаще исследованными в судебном заседании, которые сторонами не оспариваются и не вызывает сомнений у коллегии.

Вместе с тем суд без достаточных оснований пришел к выводу о том, что Г. совершил кражу "с незаконным проникновением в помещение".

Пленум Верховного Суда РФ в п. п. 18, 19 постановления N 29 от 27.12.2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" разъяснил, что под "незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя... при этом судам необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении (жилище, хранилище), а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, грабеж или разбой, в его действиях отсутствует указанный признак".

Из материалов дела усматривается, что Г. является учеником средней школы N 1 г. Калачинска и как ученик данной школы имел свободный доступ в спортивную раздевалку школы, из которой он совершил кражу сотового телефона, принадлежащего К. В момент совершения кражи раздевалка была не заперта, Г. имел право доступа туда как учащийся этой школы, т.е. находился в ней правомерно.

Вывод суда о том, что Г. незаконно проник в помещение спортивной раздевалки, которое не было заперто, с целью совершения кражи, не основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, а потому является ошибочным.

С учетом того, что действия Г. в момент совершения кражи не были сопряжены с незаконным проникновением в помещение, его действия надлежит переквалифицировать на ст. 158 ч. 1 УК РФ, которой установлена ответственность за тайное хищение чужого имущества.

В связи с переквалификацией действий Г. на закон, предусматривающий более мягкое наказание, судебная коллегия считает необходимым смягчить назначенное ему судом наказание.

Поскольку преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести, Г. совершил данное преступление в несовершеннолетнем возрасте, ранее не судим, коллегия находит возможным назначить ему наказание в виде исправительных работ и без реального отбывания наказания, применив к нему условное осуждение.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор городского суда в отношении Г. изменила: переквалифицировала его действия со ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ, по которой назначила наказание в виде 9 месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработной платы ежемесячно. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание определила считать условным с испытательным сроком в 1 год.

 

 

 

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью,

совершенное при превышении пределов необходимой обороны,

ошибочно квалифицировано по ст. 111 ч. 4 УК РФ

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 2 марта 2006 г. N 22-546

 

 

Приговором городского суда Омской области ранее судимый К-ов А. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

Он признан виновным и осужден за совершение следующих действий. 01.04.2005 около 22 часов в квартире 4 дома 18 по ул. Промышленная в г. Исилькуле Омской области К-ов А., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, умышленно, с целью причинения вреда здоровью, нанес К-ву П. не менее одного удара головой в лицо, повалил потерпевшего на диван и нанес ему еще около пяти ударов кулаком в область головы, чем причинил последнему телесные повреждения, в совокупности повлекшие тяжкий вред здоровью. В результате сдавливания вещества головного мозга субдуральной гематомой К-ов П. скончался 08.04.2005.

В судебном заседании осужденный вину признал частично. Не оспаривая нанесение ударов К-ову П., утверждал, что потерпевший имел в руке нож, от которого он оборонялся.

В кассационной жалобе осужденный К-ов А. выразил свое несогласие с приговором. Указал, что действовал в состоянии необходимой обороны, так как его отец (потерпевший) ножом реально угрожал ему и его родственникам, находившимся в доме, убийством. Считал, что от его действий не могла наступить смерть К-ва П.

В кассационной жалобе адвокат С. в интересах осужденного К-ва А. просила приговор отменить, а уголовное дело прекратить на основании ч. 1 ст. 37 УК РФ, в связи с нахождением осужденного в состоянии необходимой обороны. Указала также, что смерть потерпевшего могла наступить и не от действий осужденного.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Судом правильно установлено, что К-ов А. нанес потерпевшему К-ву П. не менее одного удара головой в лицо и не менее пяти ударов кулаком в область головы после того, как повалил последнего на диван.

В той или иной степени данные обстоятельства на предварительном следствии и частично в судебном заседании подтвердили потерпевшая К-ва А., свидетели В. и С., которые были очевидцами и участниками конфликта между К-вым П. (отцом) и К-вым А. (сыном), а также сам осужденный К-ов А.

Из заключения эксперта следует, что телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью, имели множественный характер и причинены были не менее чем от трех ударных воздействий.

На основании указанных и иных имеющихся в деле доказательств суд пришел к правильному выводу о том, что данные телесные повреждения и наступившая затем смерть потерпевшего явились результатом действий подсудимого, мотивированно отвергнув доводы осужденного и его защитника о том, что от действий К-ва А. смерть не могла наступить.

Вместе с тем судом не были учтены положенные им в основу приговора показания как подсудимого К-ва А., так и свидетелей С., В., а также потерпевшей К-вой о том, что именно потерпевший К-ов П. после окончания словесной ссоры между ним и сыном сначала вышел из комнаты, а затем напал с ножом на подсудимого.

Данное обстоятельство объективно указывает на то, что у осужденного К-ва А. возникло право на оборону, в том числе и путем физического воздействия на потерпевшего, что было отмечено судом в приговоре.

Таким образом, действия подсудимого, который путем применения насилия выбил нож у потерпевшего К-ва П., но после ликвидации опасности продолжил наносить удары в голову потерпевшему, поваленному на диван и прекратившему какие-либо активные действия, следует расценивать как превышающие пределы необходимой обороны.

Количество ударов, нанесенных потерпевшему подсудимым, а также множественность травм головы, приведшие в совокупности к тяжкому вреду здоровью, свидетельствуют о причинении вреда в момент, когда необходимость в обороне у К-ва А. уже отпала.

При таких обстоятельствах действия К-ва А. надлежит переквалифицировать со ст. 111 ч. 4 УК РФ на ст. 114 ч. 1 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор городского суда Омской области в отношении К-ва А. изменила: переквалифицировала его действия со ст. 111 ч. 4 УК РФ на ст. 114 ч. 1 УК РФ, по которой назначила 1 год лишения свободы в ИК строгого режима.

В остальной части приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката С. без удовлетворения.

 

 

 

Действия виновного, совершившего покушение на тайное

хищение чужого имущества, ошибочно квалифицированы

как покушение на открытое хищение чужого имущества

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 8 июня 2006 г. N 22-1755

 

 

Приговором районного суда г. Омска П., ранее судимый за совершение преступлений против собственности, осужден по ст. 30 ч. 3 - ст. 161 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

Он признан виновным и осужден за покушение на грабеж, то есть за покушение на открытое хищение чужого имущества, совершенное при следующих обстоятельствах.

24.12.2005 около 17 часов П. зашел в магазин ООО "Даром РУ", расположенный по ул. Лобкова, 3 в г. Омске, где с целью хищения чужого имущества схватил со стеллажа, расположенного у входной двери, шесть женских джинсовых брюк и пытался выбежать с ними из магазина. Увидев противоправные действия П., продавец магазина Л. окликнула его и приказала вернуть брюки на место. Однако П., осознавая, что Л. понимает противоправный характер его действий, направленных на изъятие против ее воли имущества ООО "Даром РУ", держа в руках шесть джинсовых брюк стоимостью 699 руб. за штуку, а всего на сумму 4194 руб., пытался скрыться с места происшествия, однако при выходе был задержан Л. вместе с похищенным. Таким образом, преступление не было доведено до конца по не зависящим от П. обстоятельствам.

В судебном заседании П. вину признал полностью.

В кассационном представлении государственный обвинитель и в кассационной жалобе осужденный П. поставили вопросы об изменении приговора, ссылаясь на неправильное применение судом уголовного закона. Просили переквалифицировать действия П. с покушения на грабеж на покушение на кражу и снизить срок наказания.

Кассационная инстанция представление и жалобу удовлетворила, приговор изменила. В обоснование принятого решения указала следующее.

Вывод суда о виновности осужденного соответствует материалам дела и основан на правильной оценке имеющихся в материалах дела доказательств.

Вместе с тем суд допустил ошибку при применении уголовного закона, выразившуюся в неверной юридической квалификации действий П.

Так, из показаний П., данных им во время предварительного следствия и в судебном заседании, следует, что когда он зашел в магазин, заметил, что в магазине нет покупателей, а продавцы заняты своим делом. У него возник умысел похитить с полки джинсы. Полагая, что его никто не видит, он взял с полки стопку джинсов и направился к выходу. В тамбуре магазина его задержали продавцы. Каких-либо действий по удержанию похищенного имущества он не предпринимал.

При таких обстоятельствах действия П. надлежит квалифицировать по ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 1 УК РФ как покушение на кражу, т.е. покушение на тайное хищение чужого имущества.

С учетом переквалификации действий П. на менее тяжкое преступление, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда снизила наказание П. до 1 года лишения свободы.

В остальном приговор оставила без изменения.

 

 

 

Действия лица, совершившего покушение на тайное хищение

чужого имущества, ошибочно квалифицировано

как оконченное преступление

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 4 мая 2006 г. N 22-1306

 

 

Приговором мирового судьи Л., ранее судимый по приговору от 27.07.2005 к лишению свободы условно, осужден по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 6 мес. лишения свободы. На основании ст. 74 ч. 4 УК РФ условное осуждение по приговору от 27.07.2005 ему отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено 1 год 2 мес. лишения свободы в ИК общего режима.

Постановлением районного судьи, рассмотревшим дело в апелляционном порядке по апелляционным жалобам осужденного Л. и его адвоката Б., приговор оставлен без изменения, а жалобы осужденного и его адвоката - без удовлетворения.

Л. признан виновным и осужден за совершение кражи при следующих обстоятельствах. 16.10.2005 около 13 часов Л., находясь в супермаркете ТЦ "Омский", с целью хищения взял с торговой полки бутылку текилы стоимостью 1890 руб. и спрятал ее за поясом джинсовых брюк. Проследовав к кассовому терминалу N 5, он рассчитался за пиво и чипсы, а бутылку текилы для оплаты не предъявил, вышел из супермаркета. Впоследствии был задержан контролером магазина, похищенное у него было изъято.

В судебных заседаниях Л. вину признал.

В кассационной жалобе осужденный Л. выразил несогласие с судебными решениями, ссылаясь на то, что суд неверно квалифицировал его действия как оконченное преступление, поскольку похищенным он не смог распорядиться по своему усмотрению по независящим от него обстоятельствам. Просил назначить ему наказание, не связанное с изоляцией от общества.

Кассационная инстанция судебные решения изменила, указав следующее.

Доводы осужденного о том, что его действиям была дана неправильная юридическая оценка, являются обоснованными.

Из показаний свидетеля Л-ва, данных им на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании, усматривается, что он работает старшим смены службы контроля супермаркета ТЦ "Омский". 16.10.2005 в дневное время он осуществлял наблюдение за торговым залом по монитору и обратил внимание на ранее незнакомого Л., который в винно-водочном отделе взял с прилавка бутылку текилы и спрятал ее за поясом своих джинсовых брюк. Затем Л., взяв бутылку пива и упаковку чипсов, пошел в сторону кассы. Убедившись, что Л. не оплатил стоимость бутылки текилы, он остановил его на выходе из кассового терминала и пригласил сотрудника милиции, который при личном досмотре изъял похищенное спиртное.

Об обстоятельствах задержания Л. в супермаркете ТЦ "Омский" и изъятия у него похищенной бутылки текилы свидетели Г. и Б. дали аналогичные показания.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что Л. с момента изъятия бутылки спиртного с торгового прилавка и до его задержания на выходе из кассового терминала находился под наблюдением специального служащего супермаркета и не имел реальной возможности распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению.

При таких обстоятельствах действия Л. следует переквалифицировать со ст. 158 ч. 1 УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 1 УК РФ, предусматривающую ответственность за покушение на тайное хищение чужого имущества.

С учетом применения к осужденному уголовного закона о менее тяжком преступлении наказание Л. за покушение на кражу и по совокупности приговоров коллегией назначается в соответствии со ст. ст. 60 и 70 УК РФ, на основании установленных по делу обстоятельств.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор мирового судьи и апелляционное постановление судьи районного суда г. Омска в отношении Л. изменила: переквалифицировала его действия со ст. 158 ч. 1 УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 1 УК РФ, по которой назначила наказание в виде 4 мес. лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединила неотбытую часть наказания по приговору от 25.07.2005 и окончательно определила Л. наказание 1 год 1 месяц лишения свободы в ИК общего режима.

 

 

 

Причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии внезапно

возникшего сильного душевного волнения (аффекта)

необоснованно квалифицировано по ст. 111 ч. 4 УК РФ

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 13 апреля 2006 г. N 22-1071

 

 

Приговором районного суда Омской области К. осуждена по ст. ст. 111 ч. 4, 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В силу ст. 73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком в 2 года.

Согласно приговору 16.11.2004 около 22 часов К., находясь у себя дома, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений из-за противоправного и аморального поведения потерпевшего Ж. по отношению к ее матери нанесла несколько ударов руками и ногами по голове и туловищу последнего. После чего нанесла несколько ударов металлическим совком по голове и туловищу Ж. В результате этих действий причинила последнему тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть Ж.

В суде осужденная К. признала вину в причинении тяжкого вреда здоровью как совершенного в состоянии сильного душевного волнения.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора в виду мягкости назначенного К. наказания и необоснованного применения ст. ст. 64 и 73 УК РФ.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Анализ исследованных в судебном заседании показаний свидетелей и других материалов дела, по мнению судебной коллегии, не позволяет сделать однозначный вывод о том, что в действиях К. содержится состав преступления, предусмотренный ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Квалифицируя действия К. по ст. 111 ч. 4 УК РФ суд фактически руководствовался заключением судебно-медицинской экспертизы по трупу и заключением комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Из первого заключения суд взял за основу тяжесть телесных повреждений, причиненных Ж., из второго - принял во внимание то, что в момент совершения преступления К. не достигла степени выраженности физиологического аффекта (сильного душевного волнения). При этом суд принял во внимание лишь физиологический критерий, не приняв во внимание юридический.

Кроме того, суд в приговоре указал, что поводом к избиению потерпевшего со стороны подсудимой явилось его противоправное и аморальное поведение. При этом суд указал, что ранее ни подсудимая, ни члены ее семьи близко с потерпевшим знакомы не были, с ним не общались. Однако, как видно из показаний подсудимой и ее матери, им было известно, что Ж. является жителем их села и ранее неоднократно был судим за изнасилование пожилых женщин.

Данное обстоятельство судом объективно во внимание принято не было и не учитывалось при решении вопроса о квалификации действий К.

Более того, из показаний самой подсудимой, свидетелей З., П. и О. видно, что избиение Ж. со стороны подсудимой началось после того, как ей сообщили, что "насилуют ее мать". Прибежав в свой дом и увидев Ж. со спущенными штанами, К. сначала начала наносить ему удары руками по лицу. И лишь после того, как она увидела свою мать сильно избитой, узнав от той, что Ж. бил ее металлическим совком, сама стала наносить удары лежавшим рядом совком по голове и различным частям тела потерпевшего.

При этом из показаний свидетеля О. видно, что в момент избиения потерпевшего К. была в таком возбужденном состоянии, в каком он ее прежде никогда не видел. Данный свидетель также показал, что все жители села знали, что Ж. неоднократно был судим за изнасилование пожилых женщин и незадолго до этого освободился из мест лишения свободы. Это обстоятельство подтверждается и копиями приговоров в отношении Ж., имеющимися в материалах дела.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым действия К. переквалифицировать на ст. 113 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного противоправным и аморальным поведением со стороны потерпевшего, поскольку разрыва во времени между противоправными и аморальными действиями со стороны Ж. и последующим его избиением подсудимой не было.

Учитывая смягчающие наказание виновной обстоятельства: совершение преступления впервые, раскаяние, частичное возмещение морального вреда, судебная коллегия полагает возможным назначить К. наказание с применением ст. 73 УК РФ в виде условного осуждения.

Каких-либо нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену приговора, по делу не усматривается.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. изменила: переквалифицировала ее действия со ст. 111 ч. 4 УК РФ на ст. 113 УК РФ, по которой назначила наказание в виде 1 года 6 мес. лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание определила считать условным с испытательным сроком в два года. В остальной части приговор оставила без изменения, а кассационное представление без удовлетворения.

 

 

 

Действия лица, умышленно причинившие тяжкий вред здоровью,

повлекший по неосторожности смерть потерпевшего, ошибочно

квалифицированы как умышленное убийство

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 19 февраля 2006 г. N 22-438

 

 

Приговором районного суда г. Омска Ж.Е. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

Он признан виновным и осужден за совершение преступления при следующих обстоятельствах. 30.09.2005 в период с 2 часов до 2 часов 45 мин. Ж.Е., находясь в состоянии алкогольного опьянения по месту своего жительства в г. Омске, в ходе ссоры, внезапно возникшей на почве личных неприязненных отношений с родным братом Ж.Д., переросшей в драку, умышленно нанес последнему пять ударов руками в различные части тела, затем достал из шкафа охотничий нож и нанес им два удара в область лица и удар в область груди Ж.Д., причинив повреждения в виде трех резаных ран лица в правой щечной и подбородочной областях, а также на передней поверхности грудной клетки, повлекшие легкий вред здоровью, а также один удар ножом в область живота, причинив тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, повлекший смерть потерпевшего в больнице 30.09.2005 в 8 часов 45 мин. в результате колото-резаного проникающего ранения живота с повреждением внутренних органов, массивным кровотечением в брюшную полость, что привело к развитию геморрагического шока.

В судебном заседании осужденный Ж.Е. вину признал частично, пояснив, что брата убивать не хотел.

В кассационной жалобе адвокат осужденного Р. поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на неправильную квалификацию действий Ж.Е. Кроме того, указал, что вывод суда о том, что нож отнесен к категории охотничьих ножей, не подтвержден криминалистической экспертизой. По мнению адвоката, судом не учтено то обстоятельство, что осужденный боялся за свою жизнь, поскольку его брат отбывал наказание по ст. 111 ч. 4 УК РФ, а также то, что после нанесения удара ножом брату в живот Ж.Е. сообщил об этом в БСМП-1 г. Омска и просил срочно приехать для оказания помощи раненому.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Судебная коллегия полагает, что суд неправильно расценил действия Ж.Е. как умышленное убийство, исходя при этом не из обстоятельств дела, не из отношения осужденного к содеянному и направленности его умысла, а из наступивших последствий.

Обстоятельства совершения Ж.Е. преступления (между родными братьями возникла ссора, которая переросла в драку), характер причинения повреждений с использованием ножа, который по своим параметрам соответствует кухонным ножам, при этом криминалистическое исследование ножа не проводилось, нанесение удара ножом в живот, последующее поведение Ж.Е., который после нанесения удара Ж.Д. ножом в живот прекратил избиение последнего, оделся, выбежал из квартиры с целью вызвать машину "скорой помощи" для оказания медицинской помощи брату, обратился в БСМП-1 г. Омска, т.к. Ж-вы проживают в непосредственной близости от БСМП-1, что подтверждено врачами, прибывшими по вызову на место происшествия, наступление смерти Ж.Д. в больнице свидетельствуют о наличии умысла осужденного на причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений и его неосторожной вины по отношению к смерти брата.

С учетом изложенного действия Ж.Е. следует переквалифицировать со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ, предусматривающую ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Довод жалобы адвоката о том, что свои действия осужденный совершил вследствие обороны от посягательства со стороны брата, рассматривался судом первой инстанции, мотивированно отвергнут судом, поэтому у судебной коллегии не имеется оснований сомневаться в правильности данных выводов.

Назначенное виновному наказание в виде лишения свободы соответствует требованиям ст. 60 ч. 3 УК РФ и является справедливым.

Вместе с тем в связи с переквалификацией действий осужденного назначенное Ж.Е. наказание подлежит снижению.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Ж.Е. изменила: переквалифицировала его действия со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ и снизила наказание до 9 лет лишения свободы. В остальной части приговор оставила без изменения.

 

 

 

Кассационная инстанция признала законным и обоснованным

оправдательный приговор по обвинению лица в открытом

хищении чужого имущества

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 22 июня 2006 г. N 22-1856

 

 

Приговором районного суда г. Омска Г. оправдана по ст. 161 ч. 1 УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Как следует из материалов уголовного дела, предварительным следствием Г. обвинялась в открытом хищении фляги с медом стоимостью 3400 руб.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене оправдательного приговора, ссылаясь на то, что Г. страдает наркотической зависимостью, поэтому потерпевшая Т. не разрешала ей торговать медом, а комнату, где он хранился, закрывала на ключ.

Сама Г. на следствии показывала, что мед она именно похитила. Суд не дал оценки изменению показаний потерпевшей Т. в судебном заседании, являющейся матерью Г., а потому заинтересованной в исходе дела.

Кассационная инстанция представление оставила без удовлетворения, указав следующее.

Оправдывая Г. по обвинению в хищении фляги с медом, суд указал, что изъятый и реализованный мед не являлся для нее чужим имуществом, поскольку принадлежал как членам ее семьи, так и самой подсудимой.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии в действиях Г. состава преступления судебная коллегия находит правильным.

Так, в судебном заседании было установлено, что летом Г. вместе с родителями работает на пасеке, вкладывает в производство меда свой труд. Другого источника дохода она не имела. Право своей дочери Г. на произведенный мед подтвердила в судебном заседании и потерпевшая Т.

Обращение в милицию с заявлением потерпевшая объяснила не причинением ей материального ущерба, а тем, что деньги от реализации меда Г. использовала для приобретения наркотических средств.

Решение суда об оправдании Г. по обвинению в открытом хищении чужого имущества соответствует закону.

Вместе с тем, оправдав Г. по обвинению в совершении преступления, суд в нарушение процессуального закона не признал за ней право на реабилитацию, что прямо предусмотрено ст. 306 ч. 1 УПК РФ, поэтому судебная коллегия полагает необходимым внести в оправдательный приговор изменение.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда изменила приговор районного суда в отношении Г., дополнив его резолютивную часть указанием на признание за оправданной права на реабилитацию.

 

 

 

Действия виновного, совершившего тайное хищение чужого

имущества, ошибочно квалифицированы по п. "в" ч. 2

ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества

с причинением значительного ущерба гражданину

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 20 апреля 2006 г. N 22-1107

 

 

Приговором районного суда Омской области Т. осужден по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 6 мес. лишения свободы в колонии-поселении.

Т. признан виновным и осужден за то, что он 01.12.2005, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе совместного распития спиртных напитков в доме П. тайно похитил сотовый телефон со шкафа на кухне, причинив потерпевшему значительный ущерб на сумму 2940 руб.

В суде Т. вину признал.

В кассационном представлении межрайонный прокурор поставил вопрос об изменении приговора и переквалификации действий Т. на ст. 158 ч. 1 УК РФ, ссылаясь на то, что сотовый телефон не является предметом первой необходимости, поэтому ущерб от кражи не может быть признан значительным для потерпевшего. В связи с переквалификацией действий просил наказание Т. снизить до 3 месяцев лишения свободы.

Кассационная инстанция представление удовлетворила. В обоснование принятого решения указала следующее.

Вина осужденного Т. в содеянном установлена и участниками процесса не оспаривается.

Однако действия Т. неверно квалифицированы.

Поскольку сотовый телефон не является предметом первой необходимости, и учитывая стоимость похищенного имущества, судебная коллегия считает, что квалифицирующий признак кражи "с причинением значительного ущерба гражданину" в вину Т. вменен быть не может.

Действия осужденного надлежит переквалифицировать со ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ.

В связи с переквалификацией действий Т. подлежит снижению и назначенное ему судом наказание.

На основании изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда изменила: переквалифицировала его действия со ст. 158 ч. 2 п. "в" на ст. 158 ч. 1 УК РФ и снизила наказание по данной статье до трех месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

 

 

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью,

совершенное при превышении пределов необходимой

обороны, необоснованно квалифицировано

по ст. 111 ч. 1 УК РФ

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 27 апреля 2006 г. N 22-1225

 

 

По приговору районного суда Омской области О., судимый по приговору от 30.01.2002 за кражу с квалифицирующими признаками к лишению свободы и условно-досрочно освободившийся из ИК, осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично не отбытое наказание по приговору от 30.01.2002 и окончательно определено 4 года лишения свободы в ИК строгого режима.

Разрешены гражданские иски о взыскании материального ущерба и морального вреда в пользу потерпевшего.

Как указано в приговоре, О. совершил преступление при следующих обстоятельствах.

25.06.2005 около 18 часов находясь в состоянии алкогольного опьянения, на веранде кв. 1 дома 306 по ул. Победы в с. Харино Омского района, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, в тот момент, когда К. пытался проникнуть туда через окно без стекла и просунул голову, с целью причинения тяжкого вреда здоровью нанес последнему удар лезвием топора в теменную область головы. После того как К. повторил попытку проникнуть в дом таким же способом, нанес ему еще один удар лезвием топора в эту же область головы. Затем он вышел во двор и нанес еще не менее пяти ударов лезвием топора по голове, рукам и плечам потерпевшего. Когда К. упал на крыльцо, О. свои действия прекратил.

В результате содеянного О. потерпевшему К. были причинены телесные повреждения в области головы, повлекшие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, а также другие телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью.

В судебном заседании осужденный О. признал вину частично, пояснив, что 25.06.2005 в дом, где находились и проживают он, его сожительница К.О. и ее малолетний ребенок, а также сестра сожительницы К.Л. с малолетним ребенком, пришел пьяный К., повел себя аморально и противоправно. Его выгнали. Но потерпевший не ушел, а стал лезть в окно веранды. На уговоры уйти не реагировал. Тогда О. взял топор и стал наносить удары К. По его мнению, он защищал себя и свою семью.

В кассационной жалобе осужденный выразил несогласие с квалификацией его действий. Указал, что нанес удары топором потерпевшему в ответ на его противоправные действия, суд не учел данные о личности потерпевшего, который ранее был судим за изнасилование и развратные действия, физически более крепкий, чем он. Просил отменить приговор.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела. Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при расследовании и рассмотрении дела в суде допущено не было.

Вместе с тем суд дал неверную юридическую квалификацию действиям осужденного.

Так, суд критически отнесся к показаниям потерпевшего о том, как он появился в доме осужденного, и признал, что К. действительно через окно веранды пытался проникнуть в дом подсудимого О.

Это решение соответствует доказательствам, положенным судом в основу обвинительного приговора.

Однако из показаний подсудимого О. следует, что 25.06.2005 перед тем, как совершить попытки проникнуть в дом через окно, где он проживает с сожительницей и ее малолетним ребенком, где еще находились сестра сожительницы К.Л. и ее малолетний ребенок, зашел пьяный потерпевший, ударил его сожительницу, пнул их малолетнего ребенка. По его требованию К. вышел из дома, за ним закрыли дверь на крючок, после чего потерпевший стал пытаться проникнуть в дом через окно веранды.

Данные показания в целом подтвердили очевидцы происшедшего - свидетели К.О. и К.Л.

При таких обстоятельствах суду следовало принять во внимание, что действия О. по причинению тяжкого вреда здоровью К. были обусловлены противоправным поведением самого потерпевшего.

Так, перед тем как проникнуть в чужое жилище через окно веранды помимо воли и желания находившихся и проживающих там лиц, К. уже побывал в доме, вел себя аморально и применил насилие.

Следовательно, у О. возникло право принять меры защиты от имевшего место посягательства, в том числе и путем причинения вреда К.

Вместе с тем в материалах дела не имеется доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что действия потерпевшего представляли опасность для жизни находившихся в доме лиц, поэтому действия О. по нанесению ударов топором по голове и другим частям тела К. следует расценивать как превысившие необходимые и достаточные для пресечения неправомерного поведения потерпевшего меры защиты.

С учетом изложенных обстоятельств содеянное О. следует переквалифицировать со ст. 111 ч. 1 УК РФ на ст. 114 ч. 1 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. В связи с переквалификацией действий О. на менее тяжкое преступление подлежит снижению и назначенное ему наказание.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении О. изменила: переквалифицировала его действия со ст. 111 ч. 1 УК РФ на ст. 114 ч. 1 УК РФ, по которой назначила наказание в виде 1 года лишения свободы. По совокупности приговоров согласно ст. 70 УК РФ определила 1 год 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

Коллегия также снизила сумму компенсации морального вреда, взысканную в пользу потерпевшего К.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор с направлением

уголовного дела на новое судебное рассмотрение по причине

необоснованного уменьшения объема обвинения осужденных,

выразившегося в исключении из него квалифицирующего

признака "с незаконным проникновением в помещение"

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 27 апреля 2006 г. N 22-1211

 

 

Приговором районного суда г. Омска П. и Ч. осуждены оба по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ к условной мере наказания с возложением на каждого определенных обязанностей.

П. и Ч. признаны виновными в том, что они, действуя по предварительному сговору на открытое хищение чужого имущества группой лиц, 15.11.2005 в кв. 2 по ул. Энтузиастов 37/1 г. Омска потребовали у Д. передать им его имущество. Затем П., действуя самостоятельно, в ответ на отказ потерпевшего пригрозил последнему избиением и ударил его кулаком в лицо и в область груди. После этого П. и Ч. потребовали от Д. пройти в его квартиру и передать им его имущество. Затем они прошли в комнату потерпевшего, расположенную в квартире 2 по адресу: г. Омск, ул. Энтузиастов, д. 33б, где П. нанес Д. еще не менее 9 ударов кулаками по голове. Затем П. и Ч. открыто похитили из комнаты потерпевшего Д. его имущество на сумму 6820 руб. Кроме этого, своими преступными действиями П. и Ч. причинили Д. согласно заключению СМЭ телесные повреждения, не повлекшие легкого вреда здоровью.

В судебном заседании осужденный П. вину признал полностью, осужденный Ч. вину признал частично.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора в отношении обоих осужденных с направлением дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на необоснованное исключение судом из обвинения виновных признака "с незаконным проникновением в жилище", указав, что П. и Ч. проникли в квартиру потерпевшего с определенной целью - завладеть имуществом последнего.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Органами следствия П. и Ч. обвинялись в совершении грабежа группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище, с применением и угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Судом установлено, что П. и Ч. вступили между собой в предварительный сговор на совершение открытого хищения имущества Д., при этом сговор и выдвижение требований о передаче вещей состоялись за пределами жилища потерпевшего.

Кроме того, по показаниям П., он требовал от потерпевшего Д. имущество, которое находилось у того в комнате.

Подсудимый Ч. также давал показания о своей осведомленности о том, что хищение будет совершаться из жилища потерпевшего.

Сам потерпевший Д. показывал, что согласился пойти в свою комнату, откуда подсудимые совершили хищение, вынужденно, опасаясь продолжения избиения. П. и Ч. при передвижении сопровождали его, убежать от них он боялся.

Из приведенных данных следует, что проникновение осужденных в комнату Д. было обусловлено противоправной целью - совершить оттуда хищение имущества потерпевшего.

Добровольность волеизъявления Д. по допуску П. и Ч. в свое жилище отсутствовала.

При изложенных обстоятельствах является ошибочным и не соответствует исследованным в суде доказательствам вывод суда об отсутствии в действиях виновных квалифицирующего признака, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ "с незаконным проникновением в жилище", поскольку потерпевший якобы сам привел их к своей квартире и впустил в нее.

Таким образом, уменьшение объема обвинения осужденных путем исключения из него указанного квалифицирующего признака не может быть признано законным и обоснованным.

Постановленный в отношении П. и Ч. приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует вновь проверить представленные сторонами доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимых, учесть изложенные замечания и в случае доказанности вины П. и Ч., в том числе в совершении более тяжкого преступления, рассмотреть вопрос о назначении им справедливого наказания и постановить приговор в строгом соответствии с требованиями закона.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении П. и Ч. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Действия лица, совершившего покушение на кражу,

ошибочно квалифицированы как покушение на грабеж

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 18 мая 2006 г. N 22-1447

 

 

Приговором районного суда г. Омска Д. осужден по ст. ст. 30 ч. 3 - 161 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

Д. признан виновным и осужден за совершение следующих действий. 04.02.2006 около 17 часов 40 мин. Д., имея умысел на тайное хищение чужого имущества, у Центрального рынка в г. Омске имеющимися при себе ножницами открыл дверь автомобиля, принадлежащего А., проник в салон, откуда тайно похитил панель стоимостью 1000 руб. от автомагнитолы "LYC" стоимостью 5200 руб. В это время преступные действия Д. были замечены потерпевшим А., который окликнул Д. Осознавая, что преступный характер его действий стал известен окружающим, Д. попытался скрыться с похищенным, но по не зависящим от него обстоятельствам был задержан А. и другими гражданами.

В судебном заседании осужденный Д. вину признал частично, пояснив, что умысел у него был направлен на тайное хищение имущества.

В кассационной жалобе осужденный Д. просил его действия переквалифицировать на ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 1 УК РФ.

Кассационная инстанция приговор в отношении Д. изменила, указав следующее.

Вывод суда о виновности Д. в покушении на хищение панели от автомагнитолы из салона автомобиля, принадлежащего А., в приговоре мотивирован и сомнений не вызывает, поскольку основан на доказательствах, в отношении которых не установлено оснований для признания их недопустимыми.

По мнению судебной коллегии, судом обоснованно в описательно-мотивировочной части приговора установлено, что Д., имея умысел на тайное хищение чужого имущества, ножницами открыл дверь автомобиля, принадлежащего А., проник в салон и тайно похитил панель от автомагнитолы. По независящим от него обстоятельствам Д. был задержан.

Действия Д. следует квалифицировать по ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 1 УК РФ как покушение на кражу чужого имущества, так как умысел Д. был направлен на тайное хищение панели от автомагнитолы, принадлежащей А., и осужденным выполнена объективная сторона кражи.

Будучи впоследствии уличенным в совершении кражи, Д. пытался скрыться с похищенным, но по не зависящим от него обстоятельствам был задержан потерпевшим А. и другими гражданами, т.е. не смог распорядиться похищенным.

В связи с переквалификацией действий Д. на менее тяжкое преступление, назначенное виновному наказание подлежит снижению.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Д. изменила: переквалифицировала его действия со ст. ст. 30 ч. 3 - 161 ч. 1 УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 1 УК РФ, по которой назначила наказание в виде 1 года лишения свободы в ИК строгого режима. В остальной части приговор оставила без изменения.

 

 

 

Необоснованное осуждение лица по ст. 285 ч. 1 УК РФ

повлекло отмену приговора в этой части

с прекращением производства по делу

в связи с отсутствием состава преступления

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 18 мая 2006 г. N 22-1443

 

 

Приговором районного суда г. Омска М. осужден по ст. 286 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД сроком на 2 года; по ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД сроком на 2 года, по ст. 285 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно определено 3 года 6 мес. лишения свободы в ИК общего режима.

М. осужден за то, что, работая в должности участкового уполномоченного милиции, превышая свои должностные полномочия, в помещении отделения милиции пос. Береговой в г. Омске 17.04.2005 избил с применением специального средства - резиновой палки граждан Г. и М., причинив обоим потерпевшим легкий вред здоровью.

Он же в ночь на 20.04.2005 при задержании Е. в пос. Ключи Омского района избил его руками и ногами, причинив легкий вред здоровью.

Он же, получив 19.04.2005 сообщение из больницы о причинении С-вой телесных повреждений, проверку по нему не провел, из личной заинтересованности сфальсифицировал материалы проверки, укрыл от учета преступление и вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В судебном заседании М. вину признал.

В кассационной жалобе осужденный поставил вопрос об изменении приговора, просил смягчить назначенное наказание с применением ст. 73 УК РФ.

Кассационная инстанция приговор отменила в части осуждения М. по ст. 285 ч. 1 УК РФ и изменила в остальной части, указав следующее.

Суд всесторонне исследовал представленные ему доказательства, правильно установил фактические обстоятельства дела, однако в части обвинения М. по ст. 285 ч. 1 УК РФ дал его действиям неверную юридическую оценку.

Так, квалифицируя действия М. по ст. 285 ч. 1 УК РФ, суд указал, что, не проведя проверку по факту причинения С-вой знакомым ей мужчиной телесных повреждений, осужденный существенно нарушил права этой потерпевшей, а также общества и государства.

Однако с таким выводом согласиться нельзя. Как следует из установленных судом и никем не оспариваемых обстоятельств дела, М. укрыл от учета преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ, производство по которому отнесено законом к делам частного обвинения. Сама потерпевшая С-ва с заявлением о привлечении виновного лица к уголовной ответственности не обращалась и не обратилась до сих пор.

Каких-либо препятствий к этому М. ей не чинил. По делам данной категории в отношении известного лица на орган дознания законом не возложена обязанность возбуждать уголовные дела и проводить по ним расследование. В приговоре не указано также, в чем именно выразился существенный вред обществу и государству, причиненный действиями М.

Кроме того, суд указал, что сокрытие преступления от учета обусловлено личной заинтересованностью М., которая выразилась в создании видимости эффективности работы, что влечет продвижение по службе и получение поощрений.

Данные выводы суда являются лишь предположением. Суду надлежало конкретизировать, каким образом факт сокрытия очевидного правонарушения, отнесенного законом к делам частного обвинения, может повлиять на показатели работы участкового инспектора милиции, продвижение его по службе и получение поощрений.

При таких обстоятельствах в действиях М. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 285 ч. 1 УК РФ.

В остальной части действия М. квалифицированы судом правильно.

Вместе с тем назначенное виновному наказание судебная коллегия находит чрезмерно суровым, не соответствующим степени общественной опасности преступления, данным о личности М. и совокупности смягчающих наказание обстоятельств. Суду следовало учесть в качестве смягчающего наказание М. обстоятельства неправомерные действия Е., которые явились поводом для совершения преступления.

Учитывая данные о личности М., а также то, что действия М. не повлекли тяжких последствий и что отягчающие обстоятельства по делу отсутствуют, коллегия считает возможным исправление М. без изоляции от общества и назначение ему наказания с применением ст. 73 УК РФ.

В связи с изложенным судебная коллегия приговор районного суда в отношении М. в части осуждения по ст. 285 ч. 1 УК РФ отменила, дело производством в этой части прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления. Назначенное М. по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ наказание снизила до 3 лет 1 мес. лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД сроком на 2 года. В соответствии со ст. 73 УК РФ основное наказание определила считать условным с испытательным сроком в 2 года.

 

 

 

Действия лица, совершившего открытое хищение чужого

имущества, ошибочно квалифицированы по ст. 161 ч. 2

п. "в" УК РФ как грабеж, совершенный с незаконным

проникновением в хранилище

 

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 8 июня 2006 г. N 22-1740

 

 

Приговором районного суда г. Омска К. (ранее судимый по приговору от 13.04.1999 по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы; по приговору от 16.09.2003 по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 2 годам лишения свободы, освободившийся 15.06.2004 УДО на 10 мес. 22 дня) осужден по ст. 161 ч. 2 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа в ИК строгого режима.

Как указано в приговоре, К. совершил преступление при следующих обстоятельствах. 26.12.2005 около 6 часов К., находясь в помещении игрового клуба "Фортуна", реализуя свой внезапно возникший умысел, направленный на завладение чужим имуществом, действуя с целью наживы, видя, что оператор игровых автоматов открыла ящик для хранения денег в игровом автомате, являющийся хранилищем, подбежал к ней и силой оттолкнул ее рукой в сторону, после чего незаконно проник в ящик для хранения денег, откуда открыто похитил пачку денежных банкнот Банка Российской Федерации на общую сумму 37000 руб., принадлежащих ООО "Феникс". В это время оператор П. попыталась задержать К., схватив за куртку, однако К. вырвался и с похищенным скрылся.

В кассационной жалобе осужденный К. просил приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование, ссылаясь на то, что никакого специального хранилища для денег не было, под термином "ящик" оператор имела в виду сам игровой автомат. П. сама открыла ключом крышку игрового автомата и достала оттуда две пачки денег, одну из которых оставила у себя в руках, а другую положила рядом с игровыми автоматами.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Суд установил, что К. похитил пачку денежных банкнот на сумму 37000 руб. из ящика игровых автоматов. Однако из показаний самой потерпевшей П. и осужденного К. следует, что П. сама открыла ящик игровых автоматов, где хранились денежные средства. Таким образом, суд при вынесении решения не учел тот факт, что данное хранилище уже было открыто, что позволяло осужденному беспрепятственно похитить указанную сумму денег. Никаких действий по вскрытию, а также проникновению в игровой автомат осужденный К. не предпринимал.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств в действиях осужденного К. отсутствует квалифицирующий признак "незаконное проникновение в хранилище", в связи с чем содеянное им следует переквалифицировать на ст. 161 ч. 1 УК РФ.

С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденного, имеющего непогашенную судимость за преступление против собственности, наказание К. необходимо назначить в виде лишения свободы.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. изменила: переквалифицировала его действия со ст. 161 ч. 2 п. "в" УК РФ на ст. 161 ч. 1 УК РФ, по которой назначила 2 года 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима. В остальной части приговор оставила без изменения.

 

 

 

Умышленное причинение потерпевшей средней тяжести

вреда здоровью ошибочно квалифицировано

по ст. ст. 30 ч. 1 - 105 ч. 1 УК РФ

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 8 июня 2006 г. N 22-1701

 

 

Приговором районного суда Омской области Д., судимый по приговору от 15.11.2005 по ст. ст. 119, 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 6 месяцев, осужден по ст. ст. 30 ч. 1 - 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам 3 мес. лишения свободы. На основании ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 15.11.2005 и в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 15.11.2005, окончательно к отбыванию определено 6 лет 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

Согласно приговору суда 07.02.2006 около 20 - 22 часов Д., находясь в состоянии алкогольного опьянения на территории своего домовладения, в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений с Д-вой, взял на кухне металлическую кочергу, которой, действуя умышленно, с целью совершения убийства Д-вой и желая этого, стал наносить последней удары по телу и голове. Нанес потерпевшей не менее четырех ударов по телу и не менее одного удара в область головы, являющейся жизненно важной частью тела, вследствие чего потерпевшая потеряла сознание и упала на диван. Д., полагая, что совершил убийство, перестал осуществлять действия, направленные на причинение смерти Д-вой. В то же время по не зависящим от Д. обстоятельствам Д-ва в силу своего здоровья оказалась живой. В результате действий Д. потерпевшей был причинен вред здоровью средней тяжести.

В кассационных жалобах осужденный и его адвокат М., в кассационном представлении прокурор выразили свое несогласие с судебным решением, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции уголовного закона, выразившееся в неверной квалификации действий осужденного Д. Просили приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Кассационная инстанция приговор изменила. В обоснование принятого решения указала следующее.

Правильно установив фактические обстоятельства совершенного преступления, суд сделал выводы, не соответствующие данным обстоятельствам.

Так, суд установил, что Д., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений с Д-вой взял кочергу, которой, действуя умышленно, с целью совершения убийства Д-вой и желая этого, стал наносить ей множественные удары по телу и голове, нанеся потерпевшей не менее четырех ударов по телу и не менее одного удара в область головы.

Таким образом, исходя из заключения СМЭ, действиями Д. потерпевшей Д-вой были причинены телесные повреждения средней тяжести.

В приговоре суда установлено, что у Д. имелся умысел на убийство потерпевшей, однако это утверждение нельзя признать обоснованным.

Из материалов дела видно, что у осужденного была реальная возможность довести свой умысел до конца, однако он этого не сделал. После того как потерпевшая потеряла сознание и у осужденного имелась реальная возможность довести свой умысел до конца, он, напротив, прекратил свои противоправные действия. Судебная коллегия учитывает тот факт, что удар в жизненно важный орган - голову - был единственный, остальные удары согласно заключению СМЭ не могли причинить потерпевшей средней тяжести вред здоровью, а были квалифицированы как побои, что также не может свидетельствовать о том, что у осужденного был умысел на убийство.

При таких обстоятельствах действия осужденного Д. следует переквалифицировать со ст. ст. 30 ч. 1 - 105 ч. 1 УК РФ на ст. 112 ч. 1 УК РФ.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Д. изменила: переквалифицировала его действия со ст. ст. 30 ч. 1 - 105 ч. 1 УК РФ на ст. 112 ч. 1 УК РФ, по которой назначила наказание в виде 2 лет 10 мес. лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 15.11.2005 и окончательно к отбыванию определено 3 года 6 мес. лишения свободы в ИК общего режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

 

 

Суд необоснованно исключил из обвинения лица,

совершившего тайное хищение чужого имущества,

квалифицирующий признак "с незаконным проникновением

в жилище", что повлекло отмену приговора с направлением

дела на новое судебное рассмотрение

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 24 августа 2006 г. N 22-2573

 

 

Приговором районного суда г. Омска М., ранее неоднократно судимый за корыстные преступления и действия, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, осужден по ст. ст. 158 ч. 1, 69 ч. 5, 79 ч. 7, 70 УК РФ к 4 годам 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

М. признан виновным в том, что при обстоятельствах, изложенных в приговоре, 01.12.2003 в поселке Осташково г. Омска тайно похитил чужое имущество.

В судебном заседании осужденный М. вину признал полностью.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции уголовного закона. В обоснование указал, что суд необоснованно исключил из обвинения М. квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в жилище", в связи с чем действия осужденного надлежит квалифицировать по более тяжкому составу преступления.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Суд первой инстанции в приговоре необоснованно исключил из обвинения М. квалифицирующий признак тайного хищения чужого имущества "с незаконным проникновением в жилище", придя к ошибочному выводу о том, что подсудимый проник в дом через незапертые двери, без преодоления каких-либо препятствий, так как хозяин дверь оставил открытой, чем выразил согласие на проникновение в дом посторонних лиц.

По мнению судебной коллегии, данные выводы не соответствуют закону.

Очевидно, что потерпевший Б. с М. не был знаком и никаких законных оснований для проникновения в дом к Б. у осужденного не было. И не имеется никаких оснований полагать, что потерпевший был согласен с тем, чтобы к нему в дом проник М. и похитил его имущество.

В силу ст. 379 УПК РФ неправильное применение уголовного закона является основанием для отмены приговора.

При новом рассмотрении уголовного дела суду следует полно и всесторонне исследовать все материалы дела и принять законное, обоснованное и справедливое судебное решение.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении М. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Неправильное применение судом уголовного закона

повлекло отмену приговора с направлением дела

на новое судебное рассмотрение

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 6 июля 2006 г. N 22-2044

 

 

Приговором районного суда г. Омска М., ранее неоднократно судимый за совершение корыстных преступлений против собственности, осужден по ст. 161 ч. 1, 70 УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

Согласно приговору М. признан виновным в открытом хищении сотового телефона и золотых украшений у потерпевшей Г. на сумму 15830 руб., совершенном 07.12.2005 в 6 час. 30 мин. в г. Омске при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании М. признал вину по предъявленному ему обвинению по ст. 159 ч. 2 УК РФ.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на то, что суд неправильно квалифицировал действия М. как грабеж и в нарушение требований ст. 252 УПК РФ вышел за пределы предъявленного обвинения, ухудшив положение осужденного.

В кассационной жалобе осужденный М. выразил несогласие с приговором, указав, что он не соответствует фактическим обстоятельствам дела. В судебном заседании потерпевшая Г. показала, что он обманным путем завладел ее имуществом, при этом не применял насилия и не угрожал. Указал, что судом не дано оценки тому, что Г. при наличии реальной возможности уйти от него, спокойно общалась с ним, затем пригласила к себе домой, где он провел с ней ночь. Кроме того, при назначении наказания суд не учел того, что он болен туберкулезом.

Кассационная инстанция приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение. В обоснование принятого решения указала следующее.

В соответствии со ст. 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ в числе оснований для отмены судебного решения в кассационном порядке названо неправильное применение уголовного закона.

Как видно из приговора, суд установил, что М. открыто, путем грабежа, завладел имуществом потерпевшей Г.

Однако во время проведения предварительного следствия М. давал иные показания об обстоятельствах совершения им преступления. Так, он показывал, что не имел умысла на ограбление Г. и у него с ней сложились личные отношения. Забирая у Г. сотовый телефон и золотые украшения, сказал ей, что вернет их на свидании, против чего Г. не возражала.

В мотивировочной части приговора суд также сослался на то, что обещание М. возвратить имущество в том случае, если Г. придет к нему на свидание, было обманом, который являлся способом внешне оправдать явное хищение.

Вместе с тем суд первой инстанции не согласился с предложенной следствием квалификацией действий М., переквалифицировав действия осужденного со ст. 159 ч. 2 УК РФ на ст. 161 ч. 1 УК РФ, при этом не привел в приговоре убедительного, основанного на законе, обоснования указанной переквалификации действий М.

Кроме того, в мотивировочной части приговора суд указал и на то, что Г. "под устрашением была вынуждена примириться с изъятием ее имущества", однако данный вывод суда не основан на материалах уголовного дела и, по сути, является только умозаключением судьи.

При таких обстоятельствах постановленный приговор законным, обоснованным и справедливым признать нельзя, в связи с чем приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение, по результатам которого суду следует учесть изложенное выше и принять решение в строгом соответствии с требованиями закона.

 

 

 

Действия лица, совершившего тайное хищение чужого

имущества, необоснованно квалифицированы по ст. 158

ч. 2 п. "б" УК РФ, т.е. как тайное хищение чужого имущества

с незаконным проникновением в хранилище

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 10 августа 2006 г. N 22-2377

 

 

Приговором районного суда г. Омска Р. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. "б", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 69 ч. 2 УК РФ к 2 годам 6 мес. лишения свободы в колонии-поселении.

Р. признан виновным в том, что 24.03.2006 около 19 часов 30 мин., находясь в магазине "Солнечный город" в КАО г. Омска, проник рукой за витринное стекло, откуда со стеллажа тайно похитил мобильный телефон "Самсунг-X-450" стоимостью 3500 руб., принадлежащий К.

Кроме того, он же 01.04.2006 около 3 часов по предварительному сговору с Ш., проникнув через окно, тайно похитил из помещения магазина "Сеть Электро", расположенного в КАО г. Омска, имущество на общую сумму 26429 руб., принадлежащее Ч.

По этому же делу осужден Ш.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос о переквалификации действий Р. по эпизоду хищения сотового телефона с витрины магазина "Солнечный город" на ст. 158 ч. 1 УК РФ, ссылаясь на то, что квалифицирующий признак тайного хищения чужого имущества "с незаконным проникновением в хранилище" вменен в вину осужденного Р. необоснованно. Просил в связи с переквалификацией содеянного Р. снизить ему срок наказания как по данному эпизоду, так и по совокупности преступлений.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Вина Р. по факту хищения из магазина "Сеть Электро" установлена и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств. Действия Р. по данному эпизоду квалифицированы по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ правильно, т.е. как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

Вместе с тем являются убедительными доводы кассационного представления об ошибочной квалификации действий Р. по эпизоду кражи сотового телефона из магазина "Солнечный город" с квалифицирующим признаком "с незаконным проникновением в хранилище".

Суд по данному факту квалифицировал действия Р. по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ как тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в хранилище. При этом в качестве хранилища судом признана огороженная стеклом витрина магазина.

С данной квалификацией судебная коллегия согласиться не может.

Как видно из протокола осмотра места происшествия, витрина, откуда Р. был похищен сотовый телефон, представляет собой каркас, огороженный с трех сторон прозрачным стеклом. На полках указанного каркаса размещены для демонстрации различные виды товаров, при этом какими-либо запорными устройствами эта витрина не оборудована и не создает достаточных преград для доступа к товару.

Таким образом, судебная коллегия считает, что витрина, откуда был похищен мобильный телефон, является местом для размещения товаров, а не его хранилищем.

При таких обстоятельствах действия Р. по названному эпизоду следует переквалифицировать на ст. 158 ч. 1 УК РФ. В связи с тем, что действия Р. переквалифицированы на более мягкое преступление, назначенное осужденному наказание подлежит снижению.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Р. изменила: его действия по факту хищения имущества К. от 24.03.2006 переквалифицировала со ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ, по которой назначила наказание в виде 10 мес. лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний определила 2 года 5 мес. лишения свободы в колонии-поселении.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

 

 

В соответствии со ст. 14 ч. 2 УК РФ не является

преступлением действие (бездействие), хотя формально

и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного

УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее

общественной опасности

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 12 октября 2006 г. N 22-3036

 

 

По приговору районного суда Омской области Ч. осужден по ст. ст. 290 ч. 2, 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, с лишением права заниматься врачебной деятельностью по охране здоровья населения сроком на 2 года.

Ч. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом, врачом-терапевтом Муромцевской ЦРБ, 04.05.2006, около 15 часов, находясь в кабинете N 10 названного лечебного учреждения, получил от гр. Л. за заведомо незаконные действия, выразившиеся в постановке им Л. несуществующего диагноза, на основании которого последний должен был получить листок нетрудоспособности на 10 дней, взятку в виде иного имущества, а именно, двух бутылок коньяка стоимостью 663 руб. каждая и коробки конфет на сумму 407 руб., а всего на сумму 1733 руб.

В судебном заседании осужденный Ч. вину признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора ввиду мягкости назначенного Ч. наказания, нарушения судом уголовного и уголовно-процессуального законов.

В кассационной жалобе осужденный выразил несогласие с приговором, ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. По его мнению, при назначении наказания судом недостаточно учтены данные о его личности, иные смягчающие обстоятельства и назначено строгое наказание. Считает, что его действия следовало квалифицировать по ст. 290 ч. 1 УК РФ. Просил изменить приговор, переквалифицировать его действия на ст. 290 ч. 1 УК РФ, применить ст. 64 УК РФ, снизив наказание.

Кассационная инстанция приговор отменила, производство по делу прекратила, указав следующее.

Вывод суда о доказанности совершения Ч. за вознаграждение действий, на основании которых Л. вправе был получить листок нетрудоспособности, соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями Л., описавшего происшедшее так, как оно изложено в описательной части приговора, показаниями самого Ч., который не отрицал получение вознаграждения от Л., показаниями допрошенных по делу свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, предметов, а также другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Таким образом, факт совершения Ч. деяния судом обоснованно признан доказанным. В действиях Ч. формально содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 2 УК РФ.

Вместе с тем в силу ст. 14 ч. 2 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Принимая во внимание обстоятельства получения Ч. вознаграждения, его вид и незначительный размер, отсутствие наступления каких-либо негативных последствий происшедшего, судебная коллегия считает, что содеянное Ч. не причинило вред общественным отношениям, а следовательно, не представляет общественной опасности.

Судебная коллегия приходит к выводу о малозначительности содеянного Ч., являющегося дисциплинарным проступком, нарушением врачебной этики, но не преступлением.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда Омской области в отношении Ч., которым он осужден по ст. 290 ч. 2, ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, с лишением права заниматься врачебной деятельностью по охране здоровья населения сроком на 2 года, отменила, уголовное дело в отношении Ч. прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебная коллегия также признала за Ч. право на реабилитацию.

 

 

 

Действия лица, совершившего открытое хищение чужого

имущества по предварительному сговору группой лиц,

ошибочно квалифицированы как разбой группой лиц

по предварительному сговору с применением предмета,

используемого в качестве оружия

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 12 октября 2006 г. N 22-3070

 

 

Приговором районного суда г. Омска ранее судимый У. осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

А. оправдан по ст. 162 ч. 3 УК РФ.

По этому же делу осужден Ч., приговор в отношении которого вступил в законную силу.

У. признан виновным и осужден за открытое хищение имущества Г.М., совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору группой лиц с применением предмета, используемого в качестве оружия.

А. в совершении данных действий оправдан.

В суде У. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный У. просил его оправдать или смягчить наказание. По его мнению, содеянное им не может быть квалифицировано по ст. 162 ч. 2 УК РФ. Отрицает наличие сговора с Ч. на завладение телевизором. Считает, что суд не учел положительные данные о его личности.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Вывод суда о виновности У. в совершении хищения телевизора основан на совокупности доказательств, которые судом надлежаще исследованы и оценены в приговоре.

Так, потерпевшая Г.М. на следствии показала, что Ч., У и А. избили у нее на квартире ее сына Г.Н. и Б., после чего Ч. и А. сказали, что забирают телевизор. Она сказала, что телевизор принадлежит ей и она его не отдаст. Тогда Ч., держа в руке нож, стал ей угрожать, спросил: "Что тебе дороже: жизнь или телевизор?". После этого Ч. и У. забрали телевизор.

Свидетель Р. суду показала, что после того, как Ч. и У. избили Б., Ч. предложил У. забрать телевизор. Г.М. стала возражать, Ч. пригрозил ей расправой. Телевизор Ч. и У. несли попеременно.

Свидетели П. и К. дали в суде аналогичные показания.

Указанные доказательства свидетельствуют о том, что сговор на завладение телевизором состоялся между Ч. и У. заранее, до момента фактического изъятия. Хищение телевизора было сопряжено с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, высказанной Ч. и подкрепленной демонстрацией ножа.

Ч. и У. каких-либо спорных правоотношений по поводу имущества с потерпевшей Г.М. не имели, правом требования от нее совершения каких-либо действий не располагали.

Ч. и У., находясь в квартире Г.М., реализовали внезапно возникший умысел на хищение телевизора и действовали с корыстной целью.

Вместе с тем, установив в судебном заседании, что Ч. и У. договорились завладеть телевизором, находясь в квартире, суд не учел, что сговор между ними состоялся на открытое хищение имущества, а не на разбой. Пригрозив потерпевшей убийством и продемонстрировав при этом нож, Ч. вышел за пределы договоренности, в то время как У. таких действий совершено не было.

Согласившись с предложением Ч. похитить телевизор и завладев им в присутствии потерпевшей, У. выполнил объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, по которой и надлежит квалифицировать его действия.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении У. изменила: переквалифицировала его действия со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, снизив наказание до 4 лет 6 мес. лишения свободы. В остальной части приговор оставила без изменения.

 

 

 

Покушение на мошенничество ошибочно квалифицировано

как покушение на сбыт поддельных банковских билетов

Центрального Банка РФ

 

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 16 мая 2006 г. N 44-У-81

 

 

По приговору районного суда г. Омска П., ранее судимый за мошенничество к условной мере наказания, осужден за совершение в период испытательного срока четырех преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 2 УК РФ и за совершение двух покушений на сбыт поддельных денег по совокупности преступлений и приговоров к лишению свободы в ИК общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда приговор оставлен без изменения, а кассационная жалоба осужденного П. - без удовлетворения.

При обстоятельствах, изложенных в приговоре, П. в г. Омске в период с 13.03.2004 по 28.03.2004 совершил четыре кражи чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием и два покушения на сбыт поддельных денег.

В надзорной жалобе осужденный просил изменить приговор суда и определение судебной коллегии, ссылаясь на то, что покушений на сбыт поддельных денег он не совершал.

Президиум Омского областного суда изменил состоявшиеся судебные решения в отношении П., указав следующее.

Выводы суда о виновности осужденного П. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются доказательствами, которые надлежаще исследованы и оценены в приговоре в соответствии с требованиями ст. 88 ч. 1 УПК РФ.

Между тем, правильно установив обстоятельства дела, суд дал неправильную юридическую оценку действиям П. по факту покушения на сбыт фальшивой купюры достоинством 500 руб.

Объектом посягательства преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, является государственная денежная система. Данное преступление предполагает наличие у виновного умысла, направленного на изготовление или сбыт фальшивых денежных знаков или ценных бумаг, имеющих близкое сходство с действительными, что делает возможным пустить поддельный знак в денежное обращение.

Из этого следует, что виновным изготавливаются или сбываются такие денежные знаки, обнаружение подделки которых в обычных условиях реализации денег по замыслу виновного было бы затруднительным либо вовсе исключалось.

В данном же случае по делу не установлено наличия у осужденного П. цели совершения такого рода действий.

Из материалов дела: заключения эксперта, показаний свидетелей О. и А. - усматривается, что предъявленная П. к оплате денежная купюра достоинством 500 руб. существенно отличалась от настоящей, была изготовлена при помощи цветной копировально-множительной техники и не могла поступить в обращение, а следовательно, и причинить ущерб денежной системе.

Из материалов дела видно, что умысел П. был направлен на обман других лиц, и для этой цели использовался нарисованный денежный знак. Согласно разъяснению, данному Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении от 28.04.1994 "О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг" (с изменениями от 17.04.2001), в тех случаях, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающей ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия должны квалифицироваться как мошенничество.

Указанные обстоятельства не были приняты судом во внимание при квалификации действий осужденного П. по эпизоду от 22.03.2004, в связи с чем его действия подлежат переквалификации со ст. ст. 30 ч. 3 - 186 ч. 1 УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ.

В связи с переквалификацией действий П. на менее тяжкий закон, назначенное ему наказание подлежит снижению как по совокупности преступлений, так и по совокупности приговоров.

В связи с изложенным президиум Омского областного суда приговор районного суда и определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда в отношении П. изменил: действия осужденного по эпизоду от 22.03.2004 в ООО "Вегас-центр" переквалифицировал со ст. ст. 30 ч. 3 - 186 ч. 1 УК РФ на ст. 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ. Снизил назначенное П. наказание как по совокупности преступлений, так и окончательное наказание, назначенное по совокупности приговоров.

 

1.2. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

 

Совокупность имевшихся по делу смягчающих обстоятельств

обоснованно признана судом исключительной,

однако при назначении виновной наказания учтена

судом не в полной мере

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 12 января 2006 г. N 22-35

 

 

Приговором районного суда Омской области О. осуждена по ст. ст. 105 ч. 1, 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы в ИК общего режима.

О. признана виновной в том, что 03.09.2005 около 18 часов в своем доме по ул. Садовой, 63, кв. 4, в одном из городов Омской области, из неприязни после ссоры, с целью убийства К. умышленно нанесла спящему на диване потерпевшему удар обухом топора по голове. От полученных телесных повреждений К. скончался на месте.

В судебном заседании О. вину признала частично.

В кассационных жалобах осужденная О. и ее адвокат Ф. поставили вопрос о переквалификации действий О. на ст. 107 ч. 1 УК РФ, ссылаясь на противоправность и аморальность поведения потерпевшего, а также наличие длительной психотравмирующей ситуации. Просили снизить наказание и назначить меру наказания с применением ст. 73 УК РФ.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Суд всесторонне исследовал представленные доказательства, обоснованно пришел к выводу о виновности О., а ее действиям дал правильную юридическую квалификацию.

Доводы стороны защиты о необходимости квалифицировать действия осужденной по ст. 107 ч. 1 УК РФ обоснованно отвергнуты судом первой инстанции как несостоятельные.

По смыслу уголовного закона состояние аффекта возникает внезапно, его особенностью является кратковременность. Таких обстоятельств по материалам уголовного дела не установлено.

Так, согласно показаниям осужденной О., 03.09.2005 К. избивал ее, требовал, чтобы она покончила жизнь самоубийством через повешение, а около 18 часов заснул. Примерно через 10 - 15 минут она решила убить К. С этой целью взяла топор, зашла в комнату, где спал потерпевший, и два раза ударила его лезвием топора в область шеи. После этого вышла на улицу, попросила соседку Б. вызвать милицию, сказав, что убила К. Не поверив ей, Б. сказала, что на топоре нет крови. Тогда она вновь вернулась к лежавшему на диване потерпевшему и нанесла ему еще два удара обухом топора по голове.

Данные показания осужденной полностью подтверждаются показаниями свидетеля Б.

Свидетель Р. показывал, что пришел в дом к О. посмотреть телевизор около 17 часов, она сидела на полу и плакала. Через некоторое время услышал шум драки в другой комнате, прошел туда и увидел, что К. бьет О. по лицу. Драку пресек. Через некоторое время К. вновь стал бить О. палкой по ногам. После этого К. покурил и пошел спать в другую комнату. Минут через 10 - 15 О. взяла топор и пошла в комнату, где спал потерпевший. Р. испугался и убежал.

Вышеуказанными показаниями осужденной и свидетелей установлено, что действия О. не были внезапными и кратковременными, а носили последовательный и длительный характер. При таких обстоятельствах действия О. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Вместе с тем назначенное судом О. наказание судебная коллегия находит чрезмерно суровым.

Судом обоснованно признана исключительной имеющаяся по делу совокупность смягчающих наказание обстоятельств, однако при назначении наказания они не учтены в полной мере, поскольку именно противоправное и аморальное поведение самого потерпевшего, а также психотравмирующая ситуация, в которой длительное время находилась потерпевшая по вине К., явились поводом для совершения ею преступления.

При таких обстоятельствах имеются основания для смягчения наказания О.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении О. изменила: смягчила назначенное ей по ст. 105 ч. 1 УК РФ наказание с применением ст. 64 УК РФ до 2 лет лишения свободы. В остальной части приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 

 

Приговор отменен ввиду чрезмерной мягкости назначенного

виновному наказания за совершение особо тяжких

преступлений, связанных с незаконным оборотом

наркотического средства в особо крупных размерах

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 19 января 2006 г. N 22-151

 

 

По приговору районного суда Омской области М. осужден по ст. ст. 228-1 ч. 3 п. "г", 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст. ст. 30 ч. 1 - 228-1 ч. 3 п. "г", 64 УК РФ к 4 годам 6 мес. лишения свободы без штрафа. В силу ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено 5 лет 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

М. признан виновным и осужден за то, что не позднее июня 2005 г. при изложенных в приговоре обстоятельствах незаконно приобрел в целях сбыта наркотическое средство - героин массой 2656,7 г, т.е. в особо крупных размерах. 29.09.2005 он незаконно сбыл героин массой 1886,2 г (в особо крупных размерах) за 660000 руб. Остальную часть героина в особо крупном размере массой 770,2 г приготовил к сбыту, и это наркотическое средство было изъято у него при обыске.

В судебном заседании осужденный М. вину признал полностью.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на необоснованное применение судом ст. 64 УК РФ и назначение осужденному несправедливо мягкого наказания.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Как установлено судом, М. совершил два особо тяжких преступления, связанных с незаконным оборотом наркотического средства (героина) в особо крупных размерах.

Назначая М. наказание за совершение указанных преступлений, суд, сославшись на такие смягчающие наказание виновного обстоятельства, как наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, активное способствование раскрытию преступления, отсутствие судимости и признание вины, пришел к выводу о наличии оснований для применения ст. 64 УК РФ.

Однако эти выводы суда ошибочны. Данные смягчающие обстоятельства при совершении двух особо тяжких преступлений против здоровья населения, а именно, сбыта героина массой 1886,2 г и приготовления к сбыту названного наркотического средства массой 770,2 г существенно не уменьшают степень общественной опасности преступлений, в которых суд признал виновным М. Соответственно суд необоснованно, в нарушение требований ст. 64 УК РФ применил к осужденному М. сформулированные в данной правовой норме правила.

При изложенных обстоятельствах приговор в отношении М. справедливым признать нельзя, поскольку назначенное виновному наказание чрезмерно мягкое. Определено оно без должного учета характера и степени общественной опасности преступлений, установленных приговором по рассматриваемому делу.

Следовательно, имеются основания, предусмотренные ст. 383 п. 1, ст. 382 УПК РФ для отмены приговора. Дело подлежит направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда.

При новом судебном разбирательстве суду необходимо рассмотреть уголовное дело в отношении М. с соблюдением процедуры уголовного судопроизводства и по результатам рассмотрения принять решение в соответствии с требованиями уголовного и уголовно-процессуального законов.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении М. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор суда по причине

чрезмерной мягкости назначенного виновному наказания

за совершение тяжкого преступления

против жизни и здоровья

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 19 января 2006 г. N 22-130

 

 

По приговору районного суда г. Омска Г. осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы в ИК общего режима.

Он признан виновным и осужден за то, что 09.08.2005 в период с 22 до 23 часов, находясь в квартире N 15 дома N 9 в п. Входной г. Омска, в ходе ссоры с П., возникшей на почве личных неприязненных отношений, умышленно, с целью причинения телесных повреждений, нанес последнему удар коленом в лицо. Затем нанес П. два удара ножом в шею, причинив тяжкий вред здоровью потерпевшего по признаку опасности для жизни.

В суде П. вину признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на неверную квалификацию содеянного П., а также ввиду мягкости назначенного осужденному наказания.

Кассационная инстанция отменила приговор. В обоснование принятого решения указала следующее.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

По мнению судебной коллегии, по рассматриваемому делу суд при постановлении приговора в отношении П. и назначении ему наказания за содеянное не выполнил в полной мере данное требование закона.

Одним из оснований для отмены приговора согласно п. 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ является его несправедливость.

Несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, по своему виду и размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости (ст. 383 УПК РФ).

Как видно из приговора, суд признал Г. виновным в том, что он в ходе ссоры с П., на почве возникшей неприязни, нанес потерпевшему два удара ножом в шею, причинив потерпевшему повреждения в виде резаной раны подчелюстной области справа, колото-резаной раны слева с повреждением глотки, яремной вены. Повреждения в виде колото-резаной раны с повреждением глотки и яремной вены являются тяжкими по признаку опасности для жизни.

Из изложенного следует, что Г. осужден за то, что умышленно нанес П. два удара ножом в область шеи и причинил ему телесные повреждения, реально создававшие угрозу для жизни потерпевшего, опасные для его жизни.

Суд назначил Г. наказание по ст. 111 ч. 1 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы.

На основании изложенных выше норм уголовного и уголовно-процессуального законов судебная коллегия считает назначенное осужденному наказание несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости, хотя его срок находится в пределах, установленных законом.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Г. признать законным и обоснованным нельзя. Приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении дела в случае признания Г. виновным в тех действиях, за которые он осужден, суду следует назначить ему справедливое наказание, соответствующее закону.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Г. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Приговор суда первой инстанции отменен вследствие

чрезмерной мягкости назначенного виновным наказания

за совершение преступления против собственности

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 2 февраля 2006 г. N 22-232

 

 

Приговором районного суда Омской области Х. и Л. осуждены по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа каждый в ИК общего режима.

Х. и Л. признаны виновными в совершении 10.08.2005 кражи из загона 24 голов крупно-рогатого скота, принадлежащих ООО "ПЗ Москаленский" в с. Николаевка, с причинением материального ущерба на сумму 378000 руб.

В судебном заседании осужденные вину признали полностью.

Уголовное дело в отношении Х. и Л. рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

В кассационном представлении прокурор района поставил вопрос об отмене приговора в связи с мягкостью назначенного виновным наказания. Кроме того, указал, что в нарушение закона суд при назначении вида исправительного учреждения сослался на ст. 58 ч. 1 п. "а" УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Х. просил изменить приговор и назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ, ссылаясь на то, что у него на иждивении находятся трое малолетних детей.

Кассационная инстанция приговор отменила по доводу кассационного представления прокурора, кассационную жалобу осужденного Х. оставила без удовлетворения. В обоснование принятого решения указала следующее.

Суд, признав Х. и Л. виновными в совершении хищения 24 коров, из которых 21 голову они зарезали, с причинением ущерба ООО "ПЗ Москаленский" на сумму 378000 руб., при назначении осужденным наказания в полной мере не учел обстоятельства совершения осужденными преступления, характер и степень общественной опасности содеянного ими, данные о личности Х. и Л., которые по месту жительства характеризуются отрицательно, оба не работают, ранее привлекались к уголовной ответственности за совершение аналогичных преступлений.

Осужденными приняты меры к возмещению незначительной части причиненного ущерба, а основная часть причиненного ущерба ООО "ПЗ Москаленский" возмещена в результате изъятия части похищенного.

При таких обстоятельствах назначенное осужденным наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Х. и Л. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание и иные меры

уголовно-правового характера, применяемые к лицу,

совершившему преступление, должны быть справедливыми,

то есть соответствовать характеру и степени общественной

опасности преступления, обстоятельствам его совершения

и личности виновного

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 9 февраля 2006 г. N 22-371

 

 

По приговору районного суда Омской области осуждены: Г.М., 1984 года рождения, по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год 6 мес. с возложением на него определенных обязанностей; Г.А., 1985 года рождения, по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год с возложением на него определенных обязанностей; Ф., 1983 года рождения, по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год с возложением на него определенных обязанностей.

Осужденные Г.М., Г.А. и Ф. признаны виновными и осуждены за то, что 29.05.2005 по предварительному сговору с несовершеннолетними Т. и Л. около 20 часов незаконно проникли на охраняемую территорию МТМ СПК "Соловьевский", откуда тайно похитили 256 кг лома черного металла на сумму 384 руб.

В кассационных жалобах осужденные выразили несогласие с приговором, ссылаясь на то, что суд при назначении наказания не в полной мере учел то, что они раскаялись в содеянном, признали свою вину. Кроме того, по мнению Г.М., судом не учтено, что на его иждивении находятся двое несовершеннолетних детей. Просили снизить им наказание.

Кассационная инстанция, изменив приговор в части назначенного осужденным наказания, указала следующее.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

По мнению судебной коллегии, суд при вынесении приговора в отношении указанных осужденных не выполнил требования названной нормы уголовного закона и назначил им несправедливое наказание.

Согласно ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Так, согласно приговору Г.М., Г.А. и Ф. осуждены за тайное хищение с территории МТМ СПК 256 кг лома черного металла стоимостью 384 руб. Стоимость похищенного на день совершения преступления составляет менее одного МРОТ. Похищенное не представляет особой значимости для его собственника, являющегося юридическим лицом.

Из материалов дела видно, что Г.А. и Ф. ранее не судимы, имеют молодой возраст.

При таких обстоятельствах коллегия полагает, что суд, определив им по ст. 158 ч. 2 УК РФ наказание в виде 2 лет лишения свободы, хотя и с применением ст. 73 УК РФ, назначил чрезмерно суровое наказание, поэтому назначенное виновным наказание коллегия полагает возможным смягчить и уменьшить испытательный срок.

Вместе с тем, учитывая, что Г.М. ранее привлекался к уголовной ответственности, судебная коллегия не усматривает оснований для смягчения ему наказания, но с учетом конкретных обстоятельств совершения им преступления и данных о его личности, полагает возможным уменьшить ему испытательный срок.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Г.М., Г.А. и Ф. изменила: определила считать Г.М. осужденным по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком в 1 год; Г.А. и Ф. - осужденными по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 73 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 6 мес. каждому. В остальной части приговор оставила без изменения.

 

 

 

Приговор суда первой инстанции в части назначенного

наказания лицу, виновному в совершении преступлений,

предусмотренных ст. ст. 111 ч. 1 и 166 ч. 1 УК РФ,

признан кассационной инстанцией несправедливым

вследствие его чрезмерной мягкости

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 9 февраля 2006 г. N 22-381

 

 

Приговором районного суда г. Омска З. осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложении наказаний окончательно определено 3 года 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

Взыскано с З. в пользу МСЧ-9 7096 руб. 50 коп. в возмещение ущерба, в пользу потерпевшего Г. в счет возмещения причиненного морального вреда 70000 руб.

Как указано в приговоре, З. признан виновным в том, что 10.09.2005 в период с 7 до 9 часов на остановке общественного транспорта "Ул. 4-я Рабочая" в г. Омске попросил ранее незнакомого водителя автомашины "Ауди-80" Г. отвезти его. Прибыв к садоводческому товариществу "Отдых" на ул. Ленинградской в г. Омске, З. в ходе ссоры с Г. на почве неприязни нанес Г. удар ножом в живот, причинив тяжкий вред здоровью потерпевшего. После того, как Г. убежал, З. угнал автомашину потерпевшего стоимостью 130000 руб., а после того, как автомобиль застрял, бросил его и скрылся.

В судебном заседании З. вину признал в том, что, разозлившись, нанес удар ножом Г., однако утверждал, что автомашиной завладел лишь затем, чтобы догнать Г. и оказать ему помощь.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на необоснованность переквалификации действий З. со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ, обращая внимание на показания потерпевшего Г. о том, что З. нанес ему удар ножом неожиданно, что свидетельствует об отсутствии конфликта между ним и З. Полагал, что все действия З. были направлены на завладение автомобилем путем применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в связи с чем первоначальную квалификацию действий З., данную обвинением, следует признать правильной. Кроме того, по мнению государственного обвинителя, приговор суда не соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ и является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного осужденному наказания, в связи с чем просил приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Кассационная инстанция приговор отменила, дело направила на новое рассмотрение. В обоснование принятого решения указала следующее.

Признав З. виновным в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора, суд, по мнению судебной коллегии, назначил осужденному несправедливое наказание ввиду его чрезмерной мягкости.

Суд не учел обстоятельств содеянного, дерзость и повышенную опасность преступления, совершенного З., а также позицию потерпевшего Г., который настаивал на строгом наказании подсудимого.

При указанных обстоятельствах доводы кассационного представления о несправедливости наказания судебная коллегия находит убедительными и считает, что приговор подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное рассмотрение, в ходе которого следует с соблюдением процедуры уголовного судопроизводства рассмотреть дело по правилам ст. ст. 87, 88 УПК РФ, при этом проверить и оценить доказательства исходя из установленного, а затем дать надлежащую юридическую оценку обвинению З. и в случае доказанности его вины разрешить вопрос о назначении наказания в строгом соответствии с требованиями уголовного закона.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор ввиду

чрезмерной мягкости назначенного наказания лицу,

признанному виновным в совершении хищений чужого

имущества путем мошенничества

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 2 февраля 2006 г. N 22-294

 

 

По приговору районного суда г. Омска К. осужден по эпизодам хищения у К-ва, Т. и П. по ст. 159 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 мес. лишения свободы за каждый эпизод. В соответствии со ст. 69 ч. 2 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 2 года лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 2 года. Судом возложены на осужденного определенные обязанности.

Согласно приговору в период с 25.06.2005 по 15.08.2005 К. совершил три эпизода мошенничества в отношении потерпевших К-ва, Т. и П. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный вину признал частично. В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора ввиду чрезмерной мягкости назначенного виновному наказания, ссылаясь на то, что К. совершил преступления после освобождения из мест лишения свободы, имея непогашенную судимость.

Кассационная инстанция представление удовлетворила. Свое решение мотивировала следующим.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Из материалов уголовного дела видно, что К. ранее осуждался к наказанию в виде лишения свободы за совершение корыстного преступления, освободился из мест лишения свободы 15.03.2004 условно-досрочно на 1 год 4 дня. При этом, имея не погашенную и не снятую в установленном законом порядке судимость, в течение короткого промежутка времени вновь совершил три преступления против собственности, квалифицируемые по ст. 159 ч. 1 УК РФ. Кроме того, в этот же период К. находился на лечении в наркологическом диспансере с диагнозом "опийная наркомания"; данных о полном прохождении курса лечения в материалах дела не имеется. Со стороны участкового инспектора характеризуется посредственно.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что назначенное К. наказание в виде условного лишения свободы несправедливо и является чрезмерно мягким.

Данное обстоятельство в соответствии со ст. 383 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Суд, определяя наказание лицу, виновному в совершении

преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, хотя формально и сослался в приговоре

на наличие смягчающих наказание обстоятельств,

однако в достаточной степени не учел их

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 16 февраля 2006 г. N 22-423

 

 

Приговором районного суда Омской области Т. осужден по ст. 228 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы в ИК общего режима.

Т. признан виновным в том, что 25.07.2005 около 12 часов в огороде собственного дома, расположенного на ул. Лесной в д. Колпаково Усть-Ишимского района Омской области, собрал стебли дикорастущего мака, занес их в дом, где хранил до 23.09.2005, то есть до момента изъятия сотрудниками милиции. Общая масса изъятого наркотического средства - маковой соломки - составила 1126 г.

Уголовное дело рассмотрено судом в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

В судебном заседании Т. вину признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора в связи с мягкостью назначенного Т. наказания.

В кассационной жалобе осужденный выразил несогласие с судебным решением, ссылаясь на неправильную квалификацию его действий по ч. 2 ст. 228 УК РФ, полагая, что с учетом массы изъятого у него наркотического средства содеянное им должно было быть квалифицировано ч. 1 ст. 228 УК РФ. Кроме того, по мнению Т., наказание, назначенное ему судом, является чрезмерно суровым. Просил учесть его положительную характеристику, плохое состояние здоровья, в связи с которым он и принимал наркотическое средство как обезболивающее, и смягчить наказание.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Уголовное дело в отношении Т. рассмотрено судом в порядке, установленном главой 40 УПК РФ.

Нормы уголовно-процессуального закона, установленные для данного порядка рассмотрения уголовного дела, судом соблюдены.

Т. согласился с предъявленным обвинением по ст. 228 ч. 2 УК РФ, в соответствии с которым и был осужден.

Доводы Т. о переквалификации его действий, в которых он фактически оспаривает обстоятельства дела, коллегией в силу ст. ст. 317, 379 п. 1 УПК РФ не рассматриваются.

Оснований для вмешательства в решение суда относительно квалификации содеянного Т. не имеется.

Мера наказания, избранная судом, связанная с реальным лишением свободы Т., учитывая тяжесть преступления, представляется обоснованной.

Вместе с тем, определяя осужденному срок наказания, суд хотя и сослался в приговоре на конкретные обстоятельства дела, на наличие смягчающих наказание виновного обстоятельств, однако учел эти обстоятельства лишь формально.

Принимая во внимание имеющиеся по делу смягчающие наказание Т. обстоятельства, коллегия признает их исключительными и приходит к выводу о возможности смягчения осужденному наказания, применив положения ст. 64 УК РФ, определив ему наказание ниже низшего предела санкции ч. 2 ст. 228 УК РФ.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Т. изменила: с применением ст. 64 УК РФ смягчила назначенное ему наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ до 1 года лишения свободы. В остальном приговор оставила без изменения. Таким образом, жалобу осужденного судебная коллегия удовлетворила частично, кассационное представление государственного обвинителя оставила без удовлетворения.

 

 

 

Назначение чрезмерно мягкого наказания лицу,

виновному в незаконном сбыте наркотического средства

в особо крупном размере, повлекло отмену приговора

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 9 марта 2006 г. N 22-661

 

 

Приговором районного суда Омской области несовершеннолетний К., 28.09.1988 года рождения, осужден по трем преступлениям, предусмотренным ст. ст. 228-1 ч. 3 п. "г", 64 УК РФ к 1 году лишения свободы за каждое преступление. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно определено 2 года лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание определено считать условным с испытательным сроком в 2 года. На осужденного возложены определенные обязанности.

К. признан виновным и осужден за то, что в период с 19 по 26 октября 2005 г. трижды незаконно сбыл наркотическое средство (гашиш) в особо крупном размере при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании К. вину признал полностью.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на его несправедливость вследствие чрезмерной мягкости назначенного виновному наказания.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, а также личность виновного.

Из материалов дела усматривается, что К. в течение 2005 г. неоднократно задерживался за совершение различных административных правонарушений. Кроме того, из имеющихся в деле характеристик и справок видно, что К. отрицательно характеризуется как лицо, употребляющее спиртные напитки и наркотические средства, в связи с чем он нуждается в постоянном контроле.

Кроме того, в короткий промежуток времени К. совершил три преступления, относящиеся к категории особо тяжких.

При таких обстоятельствах назначенное К. условное осуждение не может положительно повлиять на его исправление и перевоспитание, в связи с чем постановленный в отношении его приговор нельзя признать справедливым.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 379, ст. 383 УПК РФ несправедливость приговора является основанием отмены судебного решения.

При новом рассмотрении дела суду необходимо полно и всесторонне исследовать все доказательства по делу, дать им надлежащую юридическую оценку. В случае признания К. виновным, при назначении ему наказания учесть все обстоятельства, влияющие на наказание, в том числе данные о личности К.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор ввиду назначения

чрезмерно мягкого наказания лицу, признанному

виновным в разбое с применением предмета,

используемого в качестве оружия, с причинением

тяжкого вреда здоровью потерпевшей

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 23 марта 2006 г. N 22-816

 

 

Приговором районного суда Омской области К. осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

Взыскано с К. в пользу С. в возмещение компенсации морального вреда 50000 руб.

К. признан виновным в том, что 28.10.2005 около 20 часов 30 мин. на перекрестке улиц Ленина и Курченко в с. Знаменское Омской области с целью хищения чужого имущества с применением ножа напал на С., которой нанес не менее семи ударов ножом, причинив тяжкий вред здоровью, а затем завладел ее имуществом на сумму 760 руб. 35 коп. и скрылся с места преступления.

В судебном заседании К. вину признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на его несправедливость вследствие чрезмерной мягкости назначенного виновному наказания, поскольку совершенное К. преступление отличается особой дерзостью, направлено против имущества, а также жизни и здоровья потерпевшей, совершено с использованием ножа.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При установленных судом обстоятельствах совершенного К. преступления, способа и направленности умысла, его мотивов, а также данных о личности виновного, назначенное ему наказание в минимальном размере, предусмотренном санкцией уголовного закона, является чрезмерно мягким и не отвечает требованиям справедливости.

При новом рассмотрении дела в случае признания К. виновным в совершении преступления суду следует учесть вышеизложенное и назначить ему наказание в строгом соответствии с требованиями ст. ст. 6, 43 и 60 УК РФ.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Неправильное назначение наказания за неоконченное

преступление повлекло изменение приговора

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 6 апреля 2006 г. N 22-999

 

 

Приговором городского суда Омской области М. осужден по ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ к 9 годам 6 мес. лишения свободы, по ст. 30 ч. 1 - ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы в ИК строгого режима.

М. признан виновным и осужден за то, что 29.09.2005 в г. Исилькуле Омской области незаконно сбыл путем продажи за 660000 руб. вещество массой 1886,5 г, содержащее наркотическое средство - героин, что является особо крупным размером.

Кроме того, М. приготовил к сбыту героин массой 770,2 г, являющейся особо крупным размером, который хранил у себя в усадьбе в г. Исилькуле. Данное наркотическое вещество М. выдал в ходе обыска 30.09.2005.

В судебном заседании осужденный вину признал.

В кассационной жалобе осужденный просил снизить срок наказания и применить ст. 64 УК РФ с учетом конкретных обстоятельств по делу, а также плохим состоянием его здоровья.

Кассационная инстанция приговор изменила в части назначенного осужденному наказания, указав следующее.

Рассмотрев уголовное дело в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона полно и всесторонне, суд пришел к обоснованному выводу об умышленных действиях М. в совершении незаконного сбыта наркотического средства в особо крупном размере и приготовлении к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере. Действия осужденного правильно квалифицированы.

Вместе с тем при назначении М. наказания за приготовление к незаконному сбыту героина судом первой инстанции неправильно применен уголовный закон.

Так, поскольку М. совершил неоконченное преступление, в качестве смягчающего наказание обстоятельства суд учел его активное способствование раскрытию преступления, а отягчающих наказание обстоятельств по делу не установлено, суду при назначении наказания следовало руководствоваться правилами, предусмотренными ст. 62 и ч. 2 ст. 66 УК РФ, в связи с чем назначенное М. наказание по ст. 30 ч. 1 - ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ не могло превышать 3/4 от 1/2 максимального срока, предусмотренного за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Максимальный срок наказания в виде лишения свободы по ч. 3 ст. 228-1 УК РФ составляет 20 лет, следовательно, за приготовление к незаконному сбыту героина в особо крупном размере М. с учетом вышеупомянутых положений закона не могло быть назначено более 7 лет 6 мес. лишения свободы.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает необходимым снизить назначенное М. по ст. 30 ч. 1 - ст. 228 ч. 3 п. "г" УК РФ наказание до 7 лет 6 мес. лишения свободы. Соответственно подлежит снижению и наказание, назначенное осужденному по совокупности преступлений.

Доводы жалобы осужденного о наличии оснований для назначения ему наказания с применением ст. 64 УК РФ коллегия находит несостоятельными, поскольку никаких исключительных обстоятельств, которые бы существенно снижали степень общественной опасности совершенных им преступлений, по делу не установлено.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор городского суда Омской области в отношении М. изменила: снизила назначенное ему по ст. 30 ч. 1 - ст. 228 ч. 3 п. "г" УК РФ наказание до 7 лет 6 мес. лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно определила ему наказание в виде 9 лет 7 мес. лишения свободы. В остальной части приговор оставила без изменения.

 

 

 

Условное осуждение в виде лишения свободы,

назначенное лицу, виновному в совершении преступления,

связанного с незаконным оборотом наркотических средств,

признано несправедливым ввиду его чрезмерной мягкости,

а также без учета данных о личности осужденного,

в связи с чем приговор суда отменен, а дело направлено

на новое судебное рассмотрение

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 1 июня 2006 г. N 22-1631

 

 

Приговором районного суда г. Омска И., ранее судимый по приговору от 12.09.2001 по ст. ст. 228 ч. 4, 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освободившийся 19.09.2003 условно-досрочно на 6 мес. 29 дней, осужден по ст. 228 ч. 1, ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.

Он признан виновным и осужден за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства - марихуаны массой 80,8 г.

В суде И. вину признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора в связи с мягкостью назначенного осужденному наказания.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание.

По настоящему делу указанное требование закона судом нарушено.

И. был признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства - марихуаны массой 80,8 г.

Из материалов дела следует, что ранее И. был судим за незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере. Исправительного воздействия предыдущего наказания для него оказалось недостаточно, И. продолжает участвовать в незаконном обороте наркотических средств. Суд не в достаточной мере учел общественную опасность личности И. и назначил ему наказание, которое ввиду его мягкости не способно оказать на него исправительное воздействие.

При таких обстоятельствах приговор в отношении И. признать законным, обоснованным и справедливым нельзя, и по этим основаниям он подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть вышеизложенное и в случае признания И. виновным в инкриминированном ему преступлении назначить наказание в строгом соответствии с требованиями ст. ст. 6, 43 и 60 УК РФ.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении И. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Неправильное применение уголовного закона,

выразившееся в нарушений требований ст. 70 УК РФ,

регламентирующей правила назначения наказания

по совокупности приговоров, повлекло отмену приговора

с направлением уголовного дела на новое судебное

рассмотрение

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 6 апреля 2006 г. N 22-988

 

 

Приговором районного суда Омской области М., ранее судимый по приговору от 25.05.2005 по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 73 УК РФ к 1 году 6 мес. лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, и М-в, ранее судимый по приговору от 13.03.2003 по ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освободившийся 15.09.2004 условно-досрочно на 1 год и 4 месяца, осуждены:

М. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 74 ч. 5, 70 УК РФ к 1 году 4 мес. лишения свободы в ИК общего режима;

М-в по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 68 ч. 3 УК РФ к 1 году 3 мес. лишения свободы. В силу ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 13.03.2003 и в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно определено 1 год 4 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

М. и М-в при изложенных в приговоре обстоятельствах 18.11.2005 в селе Степное Марьяновского района Омской области совершили кражу группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке.

В суде М. и М-в вину признали.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на неправильное применение судом при назначении подсудимым наказания требований ст. 70 УК РФ.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

При этом частью четвертой указанной нормы уголовного закона установлено, что окончательное наказание должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Из материалов дела видно, что М. был ранее осужден приговором от 25.05.2005 по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" к 1 году 6 мес. лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. Новое преступление по рассматриваемому делу совершил в период испытательного срока по предыдущему приговору. Однако суд вопреки требованиям ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание назначил в меньшем размере, чем неотбытая часть наказания по приговору от 25.05.2005.

Аналогично судом не учтены требования указанной нормы закона при назначении окончательного наказания М-ву, так как он был освобожден условно-досрочно на 1 год и 4 месяца. Новое преступление совершил в период оставшейся неотбытой части наказания, но суд окончательное наказание по ст. 70 УК РФ назначил ему в виде 1 года 4 мес. лишения свободы, т.е. в меньшем размере, чем назначено за совершение нового преступления по последнему приговору.

Таким образом, судом допущено неправильное применение уголовного закона, что в соответствии с п. 1 ст. 382 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении М. и М-ва отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Назначение виновному наказания в виде реального лишения

свободы без учета конкретных обстоятельств дела,

данных о личности осужденного признано кассационной

инстанцией несправедливым вследствие его чрезмерной

суровости, что повлекло изменение судебного решения

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 11 мая 2006 г. N 22-1338

 

 

Приговором городского суда Омской области О. осужден по ст. ст. 318 ч. 1, 319, 69 УК РФ к 2 годам 2 мес. лишения свободы в колонии-поселении.

О. признан виновным в том, что 28.12.2005, находясь в состоянии алкогольного опьянения в помещении медицинского вытрезвителя Т-го ГОВД Омской области, в присутствии работников вытрезвителя и посторонних граждан в устной форме оскорблял нецензурной бранью сотрудников милиции: начальника вытрезвителя П., помощника оперативного дежурного ГОВД К., а также милиционера Т.

Кроме того, при водворении его в палату для вытрезвляемых нанес удар кулаком в плечо милиционеру Т., причинив ему физическую боль.

В судебном заседании О. вину признал частично, пояснив, что оскорблял работников милиции нецензурно за то, что они, надев на него наручники, избили его.

В кассационной жалобе осужденный поставил вопрос об изменении приговора. Ссылаясь на то, что ранее не судим, по месту жительства характеризуется положительно, просил назначить ему наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

Кассационная инстанция приговор изменила в части назначенного осужденному наказания. В обоснование принятого решения указала следующее.

Вывод суда о виновности О. в содеянном при изложенных в приговоре обстоятельствах соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами.

Оценка доказательствам дана судом в строгом соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Фактические обстоятельства дела установлены судом правильно.

Действиям О. дана верная юридическая квалификация.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом при рассмотрении дела не допущено.

Вместе с тем, назначая осужденному наказание, суд, по мнению судебной коллегии, не в достаточной степени учел отсутствие у О. судимости, его положительную характеристику, конкретные обстоятельства содеянного, не свидетельствующие о его особой общественной опасности, что судебной коллегией признается смягчающим наказание виновного обстоятельством.

При таких обстоятельствах коллегия полагает возможным назначить О. наказание без изоляции от общества, применив к нему ст. 73 УК РФ, возложив на него исполнение определенных обязанностей.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор в отношении О. изменила: с применением ст. 73 УК РФ назначенное ему наказание в виде 2 лет 2 мес. лишения свободы определила считать условным, с испытательным сроком в 1 год.

Возложила на осужденного обязанности: периодически проходить регистрацию в органах, ведающих исполнением приговора, не совершать административных правонарушений.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор ввиду

необоснованного назначения лицу, совершившему

преступления, связанные с незаконным оборотом

наркотических средств, наказания ниже низшего предела,

чем предусмотрено законом за данное преступление

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 22 июня 2006 г. N 22-1917

 

 

Приговором районного суда г. Омска ранее неоднократно судимый Д. осужден за совершение трех преступлений, предусмотренных ст. 228-1 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы за каждое. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 3 года лишения свободы. Согласно ст. 74 отменено условное осуждение по приговору от 11.05.2005 и в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено 3 года 1 месяц лишения свободы в ИК строгого режима.

При обстоятельствах, изложенных в приговоре, Д. признан виновным и осужден за незаконный сбыт за 1000 руб. Ж.-вой наркотического средства героин массой 0,005 г, совершенный 11.08.2005 около 16 час. 10 мин. около дома 85 по пр. Маркса в г. Омске, за незаконный сбыт за 500 руб. ей же наркотического средства героин массой 0,002 г, совершенный 12.08.2005 около 20 час. 15 мин. у дома 34 по ул. Серова в г. Омске, и за незаконный сбыт за 500 руб. той же Ж. героина массой 0,008 г, совершенный 15.08.2005 около 16 час. 35 мин. у дома 85 по пр. Маркса в г. Омске.

В судебном заседании Д. вину не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора ввиду его несправедливости и необоснованном применении судом ст. 64 УК РФ при назначении осужденному наказания.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Суд признал Д. виновным в совершении трех тяжких преступлений - незаконном сбыте наркотического средства - героина.

При назначении наказания суд учел помощь подсудимого правоохранительным органам в изобличении лиц, связанных с незаконным оборотом наркотиков, и в связи с этим пришел к выводу о возможности применения ст. 64 УК РФ, предусматривающей назначение виновному наказания ниже низшего предела, чем предусмотрено санкцией ст. 228-1 ч. 1 УК РФ. Учтено судом и наличие рецидива преступлений в действиях Д., совершение им новых преступлений в период условного осуждения по предыдущему приговору, а также тяжесть содеянного.

В соответствии со ст. 60 УК РФ при назначении наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Однако суд, назначая Д. наказание с применением ст. 64 УК РФ, не указал в приговоре, какое смягчающее обстоятельство или совокупность каких смягчающих наказание виновного обстоятельств он признает исключительными.

Кроме того, из материалов дела следует, что Д. отрицательно характеризуется, совершил преступления в течение испытательного срока по предыдущему приговору, имеет непогашенные судимости.

Количество и характер совершенных Д. преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств свидетельствуют о повышенной общественной опасности личности осужденного и совершенных им преступлений.

При таких обстоятельствах назначение Д. наказания с применением положений ст. 64 УК РФ не соответствует принципу справедливости.

При новом рассмотрении суду следует учесть вышеизложенное и с соблюдением процедуры судопроизводства вынести законный, обоснованный и справедливый приговор.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Приговор суда первой инстанции отменен ввиду чрезмерной

мягкости наказания, назначенного лицу, совершившему

особо тяжкое преступление против жизни человека

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 25 мая 2006 г. N 22-1456

 

 

Приговором районного суда Омской области Г., 09.09.1989 года рождения, ранее судимый по приговору от 30.06.2005 по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 4 годам 6 мес. лишения свободы в ВК. Постановлено приговор от 30.06.2005 исполнять самостоятельно. Разрешен гражданский иск о компенсации морального вреда в размере 30000 руб. в пользу потерпевшей Е.

Г. признан виновным в том, что он 29.12.2005, находясь в собственном доме в с. Боголюбовка, в ходе совместного распития спиртных напитков на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, связанных с хищением потерпевшим продуктов, имеющейся у него кочергой умышленно нанес Б. множественные удары в область головы и шеи, нанося их сверху вниз (не менее 15), а также множественные удары руками и ногами в область груди (не менее четырех), причинив телесные повреждения, опасные для жизни, повлекшие смерть потерпевшего. Основной причиной смерти Б. является открытая травма головы с дисциркуляторными нарушениями в стволе головного мозга и аспирацией крови в дыхательные пути, а также развитием острой дыхательной недостаточности.

В судебном заседании осужденный Г. вину признал.

В кассационной жалобе потерпевшая Е., в кассационном представлении прокурор поставили вопрос об отмене приговора, ссылаясь на мягкость назначенного виновному наказания.

Кассационная инстанция жалобу и представление удовлетворила, указав следующее.

Признавая Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ, суд при назначении осужденному наказания в виде 4 лет 6 мес. лишения свободы фактически не принял во внимание обстоятельства совершения Г. преступления, характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, а именно: совершенное Г. преступление в соответствии со ст. 15 ч. 5 УК РФ относится к категории особо тяжких, Г. отрицательно характеризуется, его поведение рассматривалось комиссией по делам несовершеннолетних, ранее он привлекался к уголовной ответственности.

Наказание Г. назначено в нарушение требований ст. 60 ч. 3 УК РФ, является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, в связи с чем постановленный в отношении его приговор законным, обоснованным и справедливым признать нельзя.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Г. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор ввиду

чрезмерной мягкости наказания, назначенного виновным

за совершение корыстного преступления

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 15 июня 2006 г. N 22-1789

 

 

По приговору районного суда Омской области осуждены:

А. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", 158 ч. 1, 69, 73 УК РФ к 2 годам 2 мес. лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год 6 мес.;

М. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", 74 ч. 5, 70 УК РФ к 1 году 9 мес. лишения свободы в ИК общего режима;

С. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", 73 УК РФ к 1 году 6 мес. лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

При обстоятельствах, изложенных в приговоре, А., М. и С. совершили кражу скота, принадлежавшего СПК "Куломзинский".

В кассационной жалобе потерпевший В., в кассационном представлении прокурор района поставили вопрос об отмене приговора, ссылаясь на чрезмерную мягкость наказания, назначенного судом А. и С. По их мнению, наказание осужденным назначено без учета тяжести последствий содеянного ими и данных об их личностях.

Кассационная инстанция приговор в отношении А. и С. отменила, указав следующее.

Признав А. и С. виновными в совершении преступления, суд в достаточной мере не учел данные об их личностях, а именно то, что они и ранее совершали аналогичные преступления. Не в полной мере учтены судом также характер и степень общественной опасности преступления.

При таких обстоятельствах доводы потерпевшего и прокурора о несправедливости назначенного виновным наказания представляются убедительными.

Приговор подлежит отмене в части осуждения А. и С., дело - направлению на новое судебное рассмотрение, в ходе которого следует проверить и оценить доказательства и, исходя из установленного, дать надлежащую юридическую оценку обвинению А. и С., в случае доказанности их вины разрешить вопрос о назначении справедливого наказания в соответствии с требованиями уголовного закона.

При рассмотрении дела в отношении С. следует также тщательно исследовать вопрос о квалификации его действий, а именно: является ли он соисполнителем либо соучастником в той или иной форме.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении А. и С. отменила в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания. Дело в этой части направила на новое судебное рассмотрение. Приговор в отношении М. оставила без изменения.

 

 

 

Если в период условно-досрочного освобождения

от отбывания наказания лицо совершает новое преступление,

то в соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ суд должен

отменить условно-досрочное освобождение и решить вопрос

по существу неотбытой части наказания по предыдущему

приговору, назначив наказание по правилам ст. 70 УК РФ

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 22 июня 2006 г. N 22-1900

 

 

Приговором районного суда Омской области К. (ранее судимый по приговору от 14.03.2005 военным судом по ст. 335 ч. 2 п. "б" УК РФ к 1 году лишения свободы с содержанием в дисциплинарной воинской части, освободившийся условно-досрочно 08.09.2005 на 6 месяцев 6 дней) осужден по ст. 116 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 5000 руб.

Разрешен гражданский иск о взыскании материального ущерба и возмещении компенсации морального вреда в пользу потерпевшего Ш.

Данный приговор и приговор гарнизонного военного суда от 14.03.2005 постановлено исполнять самостоятельно.

Согласно приговору К. 08.11.2005 около 20 час. 35 мин. на территории ФГОУ СПО "Тюкалинский сельскохозяйственный техникум" при обстоятельствах, изложенных в приговоре, нанес потерпевшему Ш. телесные повреждения в виде поверхностных ран левой кисти, ссадины правой кисти и ссадин в области коленных суставов, которые квалифицируются как не причинившие вреда здоровью.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на неправильное применение судом уголовного закона, выразившееся, по его мнению, в назначении мягкого наказания в виде штрафа, а также без учета данных о личности виновного и совершения им преступления в период условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по приговору от 14.03.2005.

Кассационная инстанция приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение. В обоснование принятого решения указала следующее.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ.

Вместе с тем приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение ввиду мягкости назначенного К. наказания и существенного нарушения уголовного закона при назначении виновному наказания.

Так, из материалов дела видно, что К. судим 14.03.2005 Мулинским гарнизонным военным судом по ст. 335 ч. 2 п. "б" УК РФ к 1 году лишения свободы с содержанием в дисциплинарной воинской части. Освобожден 08.09.2005  условно-досрочно на 6 месяцев 6 дней.

Ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ предусмотрено, что если в течение оставшейся неотбытой части наказания осужденный совершил умышленное преступление, суд назначает ему наказание по правилам, установленным ст. 70 УК РФ.

В нарушение указанной нормы закона суд при назначении наказания К. за совершенное им преступление счел возможным исполнять оба приговора самостоятельно, сославшись при этом на ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ и на ст. 71 ч. 2 УК РФ, хотя следовало отменить условно-досрочное освобождение К. по приговору от 14.03.2005, решить вопрос по существу неотбытой части наказания и назначить наказание в соответствии со ст. 70 УК РФ.

При новом рассмотрении дела суду следует полно, всесторонне и объективно исследовать доказательства по делу и в зависимости от установленного принять решение, соответствующее закону в части назначения К. наказания.

 

 

 

Наказание, назначенное лицу, признанному виновным

в совершении преступлений против собственности,

а также против половой неприкосновенности и половой

свободы личности, признано кассационной инстанцией

несправедливым ввиду его чрезмерной мягкости,

что повлекло отмену приговора

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 24 августа 2006 г. N 22-2516

 

 

Приговором районного суда Омской области Б. осужден по ст. 131 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 3 года 3 месяца лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком в 1 год.

Б. признан виновным и осужден за изнасилование К. и открытое хищение у нее сотового телефона стоимостью 8000 руб.

В кассационной жалобе потерпевшая К. выразила несогласие с приговором, полагая его несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на неправильное применение судом уголовного закона и несправедливость назначенного Б. наказания. В обоснование указал, что суд необоснованно переквалифицировал действия Б. со ст. 132 ч. 2 п. "в" УК РФ на ст. 131 ч. 1 УК РФ, а при назначении наказания не учел в полной мере характер и степень общественной опасности совершенных Б. преступлений.

Кассационная инстанция удовлетворила кассационные жалобу и представление, указав следующее.

Как установлено судом, 23.02.2006 около 20 часов в р.п. Москаленки Омской области на ул. Пушкина Б., находясь в состоянии алкогольного опьянения, потребовал от К. совершить с ним половое сношение. На отказ потерпевшей и попытку убежать, Б. догнал ее, ударил по голове, пригрозил расправой, после чего изнасиловал. После совершения изнасилования Б. открыто похитил у потерпевшей К. сотовый телефон стоимостью 8000 руб.

При назначении Б. наказания суд не усмотрел отягчающих обстоятельств, принял во внимание его молодой возраст, первую судимость, частичное признание вины, раскаяние в содеянном, положительные характеристики, состояние здоровья, провоцирующее поведение потерпевшей и, посчитав возможным исправление осужденного без изоляции от общества, назначил ему условную меру наказании.

Вместе с тем, как видно из приговора, при назначении осужденному наказания суд не в полной мере выполнил требования ст. 60 УК РФ, в соответствии с которой при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Суд не учел в должной мере то, что преступные действия Б. были совершены против половой неприкосновенности женщины, которая, по словам свидетеля Р., вела себя пристойно, не оценил значительную общественную опасность содеянного виновным.

Таким образом, доводы кассационной жалобы потерпевшей и кассационного представления государственного обвинителя о несправедливости назначенного осужденному наказания являются обоснованными, а приговор - незаконным.

При новом судебном разбирательстве суду необходимо учесть изложенное и в случае признания Б. виновным назначить ему наказание в строгом соответствии с требованиями закона.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Б. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Наказание, назначенное виновной, признано кассационной

инстанцией не соответствующим характеру и степени

общественной опасности совершенного преступления,

в связи с чем приговор изменен в части срока наказания

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 6 июля 2006 г. N 22-2022

 

 

Приговором районного суда г. Омска Г., ранее судимая за кражи чужого имущества, осуждена по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком в 2 года.

Г. признана виновной и осуждена за то, что она 21.12.2005, находясь у себя дома, воспользовавшись тем, что за ее действиями никто не наблюдает, тайно похитила из одежды своего сожителя П. принадлежащие ему деньги в сумме 700 руб., телефонный аппарат "Самсунг" стоимостью 4750 руб. с находящейся в нем СИМ-картой с балансом 300 руб., принадлежащий А. Впоследствии похищенным распорядилась по своему усмотрению.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на чрезмерную мягкость назначенного Г. наказания.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Вина осужденной Г. в совершении тайного хищения сотового телефона доказана. Ее действия квалифицированы правильно, что не оспаривается самим государственным обвинителем.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о том, что наказание, назначенное Г., чрезмерно мягкое, поскольку суд назначил виновной максимальный срок, предусмотренный санкцией ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Более того, по мнению судебной коллегии, суд при назначении наказания Г. не учел в полной мере смягчающие наказание Г. обстоятельства, а именно: возмещение ущерба, частичное признание вины, раскаяние, явку с повинной, а также тот факт, что хищение сотового телефона Г. совершила у своего сожителя, который просил строго не наказывать осужденную.

При таких обстоятельствах постановленный в отношении Г. приговор нельзя признать законным, обоснованным и справедливым, поскольку назначенное Г. наказание не соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления.

Назначенное Г. наказание подлежит снижению.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Г. изменила: снизила назначенное ей наказание до 1 года лишения свободы с испытательным сроком в 6 месяцев. Кассационное представление оставила без удовлетворения.

 

 

 

Кассационная инстанция изменила приговор в части

назначенного наказания лицу, совершившему преступление,

предусмотренное ст. 111 ч. 1 УК РФ, поскольку судом

не учтены в должной мере конкретные

обстоятельства преступления

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 13 июля 2006 г. N 22-2114

 

 

Приговором районного суда Омской области Ш. осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы в ИК общего режима.

Ш. признан виновным в том, что он 16.04.2004 в 24 часа на веранде своего дома в с. Мыс Муромцевского района Омской области из личных неприязненных отношений, на почве ревности, умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью нанес Ф. удары кулаком по лицу и телу, причинив телесные повреждения, относящиеся к не причинившим легкого вреда здоровью, а также к причинившим тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В судебном заседании Ш. вину признал полностью.

В кассационных жалобах осужденный Ш. и потерпевший Ф., а также в кассационном представлении государственный обвинитель поставили вопрос о несправедливости приговора ввиду чрезмерной строгости назначенного осужденному наказания.

Кассационная инстанция приговор изменила. В обоснование принятого решения указала следующее.

Доводы жалоб осужденного и потерпевшего, а также доводы кассационного представления государственного обвинителя о несправедливости приговора являются обоснованными.

Назначая Ш. наказание по ст. 111 ч. 1 УК РФ, суд принял во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности Ш., характеризующегося отрицательно, отсутствие отягчающих обстоятельств и наличие смягчающих наказание обстоятельств, а именно: активное способствование раскрытию преступления, наличие на иждивении малолетних детей.

В соответствии со ст. 60 УК РФ при назначении виновному лицу наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Однако, как следует из приговора, указанные требования уголовного закона суд при назначении наказания Ш. в полной мере не выполнил, а также не учел в достаточной степени обстоятельства совершения преступления.

Так, судом установлено, что Ш. совершил преступление в отношении потерпевшего из ревности.

Из показаний подсудимого Ш. и свидетеля Ш-ной, изложенных в приговоре, видно, что удары потерпевшему Ш. нанес после того, как жена Ш. сообщила ему о том, что, оставшись наедине с нею, Ф. предложил ей согреть ее, в связи с чем она была вынуждена уйти из дома и сообщить о случившемся мужу.

Также суд не учел в полной мере, что Ш. не судим, вину признал полностью, в содеянном раскаялся, имеет на иждивении жену с малолетними детьми. Потерпевший в судебном заседании заявил о своем примирении с подсудимым. Отягчающие наказание обстоятельства в отношении Ш. отсутствуют.

При таком положении, несмотря на совершение осужденным Ш. тяжкого преступления против личности, имеются основания для смягчения наказания осужденному, поскольку, по мнению судебной коллегии, исправление Ш. возможно без изоляции его от общества.

Таким образом, по настоящему делу имеется основание для изменения приговора, предусмотренное ст. 383 УПК РФ, т.к. осужденному назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной суровости.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Ш. изменила: в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное ему наказание в 3 года лишения свободы определила считать условным с испытательным сроком в 2 года.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор с направлением

уголовного дела на новое судебное рассмотрение ввиду

мягкости назначенного наказания лицу, совершившему разбой

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 24 августа 2006 г. N 22-2538

 

 

Приговором районного суда г. Омска Ч., ранее судимый по приговору от 27.06.2005 по ст. 116 УК РФ к штрафу, осужден по ст. ст. 162 ч. 1, 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком в 2 года. На осужденного возложены дополнительные обязанности: являться на регистрацию в орган, ведающий исполнением приговора, не менять место жительства без уведомления указанного органа.

Приговор от 27.06.2005 постановлено исполнять самостоятельно.

Взыскано с Ч. в пользу Ж. в счет возмещения материального ущерба 2300 руб. и в возмещение компенсации морального вреда 5000 руб.

Ч. признан виновным и осужден за совершение разбоя при следующих обстоятельствах.

04.03.2006 около 21 часа 30 мин., находясь на остановке общественного транспорта "ДК "Звездный" в г. Омске, подошел к несовершеннолетнему Ж., спросил, есть ли у него телефон, после чего нанес удар кулаком по лицу, отчего потерпевший упал. Ч. нанес еще не менее двух ударов кулаком по лицу Ж. и открыто похитил у него сотовый телефон стоимостью 3000 руб. с СИМ-картой, причинив ущерб на сумму 3300 руб. Потерпевшему Ж. причинены телесные повреждения в виде контузии левого глазного яблока с кровоизлияниями в окружающие мягкие ткани, причинившие легкий вред здоровью.

В судебном заседании осужденный Ч. вину признал частично, пояснив, что Ж. отдал ему телефон за долги, а телесные повреждения причинил в очередной драке.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на мягкость назначенного осужденному Ч. наказания.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Признавая Ч. виновным в совершении разбоя в отношении несовершеннолетнего потерпевшего Ж., суд при назначении ему условного наказания не учел обстоятельства совершения Ч. преступления, характер и степень общественной опасности содеянного, в частности то, что данное преступление в соответствии с ч. 4 ст. 15 УК РФ отнесено законодателем к категории тяжких, а также данные о личности виновного, который ранее судим, характеризуется посредственно, им не приняты меры к полному возмещению потерпевшему материального ущерба и морального вреда.

Таким образом, при назначении Ч. наказания судом не выполнены требования ч. 3 ст. 60 УК РФ, что повлекло за собой назначение осужденному несправедливого вследствие чрезмерной мягкости наказания.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Ч. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Часть 1 ст. 74 УК РФ, предусматривающая при определенных

условиях возможность принятия судом решения об отмене

условного осуждения и о снятии с осужденного судимости,

не содержит запрета обратиться в суд с таким ходатайством

как самому осужденному, так и его представителю

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 11 мая 2006 г. N 22-1406

 

 

Постановлением районного судьи г. Омска осужденному К. отказано в удовлетворении его ходатайства о сокращении испытательного срока и о снятии судимости по приговору Ханты-Мансийского городского суда Ханты-Мансийского АО от 19.07.2002.

Из материалов дела следует, что адвокат И. обратилась в суд с ходатайством об отмене условного осуждения К., 03.04.1978 года рождения, назначенного указанным выше приговором.

Отказывая в его удовлетворении, суд указал, что в отношении К. отсутствует представление уголовно-исполнительной инспекции и, кроме того, в период испытательного срока он неоднократно привлекался к административной ответственности.

В кассационной жалобе адвокат И. поставила вопрос об отмене постановления, указав на необоснованность ссылки суда на то, что в удовлетворении ходатайства отказывается ввиду отсутствия представления УИИ, при этом адвокат сослалась на определение Конституционного Суда РФ от 04.11.2004. По мнению адвоката, допущенные К. проступки касались правонарушений в области дорожного движения, а потому не должны были учитываться согласно ст. 4.6 КоАП РФ. Указала, что в ходатайстве не ставился вопрос о сокращении испытательного срока, на что есть ссылка в постановлении судьи, в связи с чем ходатайство осталось не рассмотренным по существу.

Кассационная инстанция постановление судьи отменила, указав следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 74 УК РФ, если до истечения испытательного срока условно осужденный своим поведением доказал свое исправление, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и о снятии судимости.

Запрета об обращении в суд с таким ходатайством самого осужденного или через своего представителя указанная норма закона не содержит.

Из материалов дела видно, что в суд с ходатайством в интересах осужденного К. обратилась адвокат И., которая просила отменить К. условное осуждение и снять судимость.

Сам осужденный такого ходатайства в суд не подавал.

Представления начальника УИИ N 8 ОАО г. Омска по данному вопросу в материалах дела не имеется.

Вместе с тем из протокола судебного заседания видно, что проводилось оно по представлению начальника УИИ N 8 ОАО г. Омска К-вой об отмене условного осуждения и о снятии судимости с осужденного К.

В судебном заседании при рассмотрении данного ходатайства принимал участие сам осужденный К. и адвокат К-ш, однако ордера этого адвоката в деле нет.

Из постановления судьи следует, что рассматривалось заявление осужденного К. с участием адвоката И.

В резолютивной части решения указано на отказ осужденному К. сократить испытательный срок.

При указанных противоречивых данных как об обстоятельствах судебного разбирательства, так и о принятом решении, судебное постановление не может быть признано законным и обоснованным, а потому оно подлежит отмене.

При новом судебном рассмотрении настоящего материала суду необходимо определить предмет судебного разбирательства, проверить доводы поданного адвокатом И. ходатайства, после чего постановить законное и обоснованное решение в строгом соответствии с требованиями закона.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление районного судьи по ходатайству адвоката И. в интересах осужденного К. отменила, материалы дела направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

 

 

2. ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

Частичный отказ государственного обвинителя в ходе

судебного разбирательства от обвинения за отсутствием

в действиях подсудимого состава преступления влечет

за собой прекращение уголовного дела или уголовного

преследования в соответствующей части по основанию,

предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 27

УПК РФ, а не оправдание лица по указанному основанию

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 19 января 2006 г. N 22-98

 

 

Приговором районного суда Омской области К. (ранее судимый) осужден по ст. ст. 166 ч. 1, 74 ч. 5, 70 УК РФ к 2 годам 6 мес. лишения свободы в колонии-поселении.

По ст. 167 ч. 2 УК РФ К. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на нарушение судом ст. 246 ч. 7 УПК РФ, указав, что в связи с отказом прокурора от обвинения подсудимого по ст. 167 ч. 2 УК РФ, суд должен был не оправдать К., а прекратить уголовное преследование в этой части. Кроме того, с учетом личности осужденного и конкретных обстоятельств уголовного дела отбывание лишения свободы К. следовало определить в колонии общего режима, а не в колонии-поселении.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Из материалов дела видно, что в суде государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в отношении подсудимого К. по ст. 167 ч. 2 УК РФ.

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ суд в данном случае должен был вынести отдельное постановление о прекращении уголовного дела в отношении К. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 167 ч. 2 УК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым приговор в части оправдания К. по ст. 167 ч. 2 УК РФ отменить с прекращением производства по делу.

Кроме того, с учетом конкретных обстоятельств совершения преступления и личности виновного коллегия находит, что лишение свободы К. должен отбывать в исправительной колонии общего режима, а не в колонии-поселении.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. изменила: в части оправдания по ст. 167 ч. 2 УК РФ приговор отменила, а производство по делу прекратила на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УК РФ и ст. 27 ч. 1 п. 2 УПК РФ; отбывание лишения свободы в виде 2 лет 6 мес. К. коллегия определила в исправительной колонии общего режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

 

 

Выводы суда, изложенные в приговоре,

содержат существенные противоречия, которые могли

повлиять на решение суда о виновности осужденных,

на правильность применения уголовного закона и определения

меры наказания, что повлекло отмену судебного решения

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 19 января 2006 г. N 22-109

 

 

Приговором районного суда Омской области осуждены:

Г. - по ст. ст. 30 ч. 3 - ст. 158 ч. 3, 115 ч. 1, 69 ч. 3, 73 УК РФ к 2 годам 1 мес. лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. В совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 УК РФ он оправдан.

А. - по ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 3, 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.

Взыскано с осужденных в солидарном порядке в пользу потерпевшей Б. в возмещение материального ущерба 450 руб.

Г. и А. признаны виновными в том, что 04.04.2005 они в поселке Магистральный Омского района Омской области при изложенных в приговоре обстоятельствах совершили покушение на кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище. Так, осужденные покушались на совершение кражи следующего имущества Б.: газового баллона стоимостью в 450 руб., а также другого имущества, а всего на общую сумму в 810 руб.

Кроме того, Г. признан виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью по признаку кратковременного расстройства гр. Б. при вышеназванных обстоятельствах.

Как следует из обвинительного заключения, Г. и А. обвинялись в краже газового баллона группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище, а также в покушении на кражу другого имущества на сумму 360 руб. группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище. Соответственно Г. обвинялся еще и в умышленном причинении легкого вреда здоровью потерпевшей Б.

Суд квалифицировал действия осужденных как покушение на кражу с названными квалифицирующими признаками и оправдал Г. и А. по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

В судебном заседании осужденные вину не признавали. В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и на неправильное применение судом уголовного закона.

Кассационная инстанция приговор отменила по следующим основаниям.

В соответствии с п. 4 ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности осужденных, на правильность применения уголовного закона и соответственно на правильность определения меры наказания.

Так, при описании установленных обстоятельств преступления против чужой собственности суд указал в приговоре, что осужденные совершили покушение на кражу имущества потерпевшей Б. на сумму 810 руб. Затем суд вновь указывает установленные им обстоятельства совершения данного преступления, утверждая при этом, что фактически осужденные совершили оконченную кражу этого имущества. После этого суд исключает из обвинения осужденных эпизод по хищению газового баллона как излишне вмененный, оправдывает Г. и А. по ч. 3 ст. 158 УК РФ и осуждает за покушение на хищение и этого имущества по ч. 3 ст. 30 - ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Более того, суд в приговоре приводит также показания потерпевшей Б. о том, что она видела, как один из осужденных А. уносил баллон. С учетом других доказательств суд пришел к выводу о достоверности этого обстоятельства, взыскал стоимость этого имущества с осужденных. При этом судом сделан вывод, что у осужденных не было реальной возможности распорядиться похищенным газовым баллоном.

При изложенных обстоятельствах постановленный приговор содержит существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности Г. и А., на правильность применения не только уголовного закона, но и определение меры наказания каждому из осужденных.

Таким образом, представление государственного обвинителя следует признать обоснованным и подлежащим удовлетворению.

При таких обстоятельствах приговор как в обвинительной части, так и в части оправдания осужденных подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор об осуждении

лица по ст. 108 ч. 1 и ст. 114 ч. 1 УК РФ ввиду того,

что суд не дал надлежащей оценки противоречивым

доказательствам и не указал, какие из них суд признает

допустимыми доказательствами и по каким основаниям,

а какие из доказательств противоречат материалам дела

и по каким основаниям

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 19 января 2006 г. N 22-42

 

 

По приговору районного суда Омской области ранее судимый Ш-в осужден по ст. ст. 108 ч. 1 и 114 ч. 1, 69 ч. 2 УК РФ к лишению свободы.

Он признан виновным и осужден за то, что 02.03.2005 в р.п. Москаленки Омской области, защищаясь от напавших на него Р., Ш. и Р., превысив пределы необходимой обороны, умышленно нанес Р. один удар ножом в область груди, от которого последний скончался.

Кроме того, в это же время в этом же месте Ш-в нанес удар ножом в область спины Ш., причинив ему телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью потерпевшего.

В судебном заседании осужденный вину в совершении преступлений не признал, ссылаясь на то, что действовал в пределах необходимой обороны.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора, ссылаясь на допущенные судом нарушения уголовного и процессуального законов.

В кассационных жалобах адвокат Р. в интересах осужденного и осужденный просили приговор отменить, а дело производством прекратить, мотивируя свои доводы тем, что Ш-в действовал в пределах необходимой обороны.

Кассационная инстанция приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В материалах рассматриваемого уголовного дела имеются два заключения эксперта.

Из содержания заключения эксперта от 06.03.2005 следует, что у Ш. обнаружено повреждение в виде раны грудной клетки слева, которое относится к категории причинивших легкий вред здоровью.

Из другого заключения эксперта от 30.05.2005 следует, что Ш. причинено проникающее ножевое ранение грудной клетки слева, проникающее в плевральную полость без повреждения внутренних органов. Такого рода повреждение квалифицируется как причинившее тяжкий вред здоровью.

Из протокола судебного заседания видно, что указанные заключения экспертов исследовались в судебном заседании.

Однако при наличии двух противоречивых заключений экспертов, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, какое из названных заключений суд признает допустимым доказательством и по каким основаниям, а какое заключение - противоречащим материалам дела и по каким основаниям.

Для устранения этих противоречий в судебное заседание для допроса в качестве специалиста не вызывалась главный врач-хирург Г., на основании показаний которой было дано заключение от 30.05.2005, из текста которого следует, что в медицинских документах в отношении больного Ш. отсутствует описание точной локализации раны.

Не вызывался в судебное заседание и эксперт Л., который давал первоначальное заключение.

Кроме того, ссылаясь в приговоре на показания свидетеля С-вой, данные в ходе судебного заседания, суд считает их правдивыми, а в части нанесения ударов со стороны потерпевших Ш. и Р. - ложными, хотя из протокола судебного заседания видно, что С-ва подтвердила в суде свои показания, данные во время предварительного расследования, где категорически отрицала факт нападения на Ш-ва со стороны Ш. и Р.

Названным противоречивым показаниям свидетелей в приговоре судом также не дана оценка. Вывод о том, какие показания следует считать более объективными и соответствующими действительности, отсутствует.

При таких обстоятельствах постановленный приговор в отношении Ш-ва нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем имеются основания для его отмены, предусмотренные п. 1 ч. 1 ст. 379 и ст. 380 УПК РФ.

 

 

 

Признав лицо виновным в совершении преступления,

предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, суд не дал надлежащей

оценки как заключениям судебно-автотехнических экспертиз,

согласно которым при установленных по делу обстоятельствах

не представляется возможным установить место столкновения

транспортных средств, так и другим доказательствам,

что могло повлиять на правильность применения уголовного

и процессуального законов и на назначение наказания

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 19 января 2006 г. N 22-147

 

 

По приговору районного суда Омской области от 09.12.2005 Р. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 мес. лишения свободы в колонии-поселении с лишением права на управление транспортным средством на 2 года.

Р. признан виновным и осужден за нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека и смерть человека, совершенные 19.06.2004 в Полтавском районе Омской области.

В суде Р. вину не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель и в кассационной жалобе осужденный Р. поставили вопрос об отмене приговора, ссылаясь на допущенные судом при рассмотрении дела нарушения уголовно-процессуального закона.

Кассационная инстанция приговор отменила, указав следующее.

В соответствии со ст. ст. 379, 380 УПК РФ одним из оснований отмены приговора является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных судом.

По рассматриваемому делу судом допущены такие нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, в основу обвинения Р. в инкриминируемом ему преступлении суд положил показания потерпевшего К., протокол осмотра места происшествия от 19.06.2004 и схему ДТП, согласно которым место столкновения транспортных средств находится на встречной полосе движения для автомобиля УАЗ, следовательно, автомобиль под управлением Р. выехал на встречную (левую) полосу движения, нарушив п. 10.1 ПДД.

На основании данных доказательств суд пришел к выводу о том, что между действиями Р., нарушившим вышеуказанные ПДД, и наступившими последствиями, повлекшими по неосторожности смерть Г. и причинение тяжкого вреда здоровью К., имеется причинно-следственная связь.

Вместе с тем, сделав указанные выводы и признав Р. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, суд не дал должной оценки заключениям судебно-автотехнических экспертиз, согласно которым категорически исключается возможность установления места столкновения транспортных средств при имевших место и установленных обстоятельствах, с учетом показаний экспертов Н. и Р-ко, данных ими в судебном заседании, подтвердивших, что без установления места столкновения невозможно определить положение транспортных средств перед столкновением и соответственно - виновность того или иного водителя.

Придя к выводу, что место столкновения автомобиля УАЗ и мотоцикла, обозначенное на схеме ДТП и описанное в протоколе к схеме ДТП, установлено правильно и подтверждено совокупностью имеющихся доказательств, суд не дал оценки показаниям в суде следователя Д., проводившего осмотр места происшествия и который на вопрос государственного обвинителя: "Как вы определили место столкновения?" - ответил: "Как такового места столкновения нет, так как не было следов торможения. Вывели его предположительно, столкновение было ближе к осевой".

Более того, показания всех остальных свидетелей, допрошенных в судебном заседании о месте столкновения транспортных средств, являются не более чем предположением, поскольку не подтверждены никакими объективными данными.

В приговоре не опровергнуты доводы Р. о том, что он двигался на автомобиле по своей полосе движения, мотоцикл - также по его полосе движения, поэтому Р. был вынужден свернуть, чтобы избежать столкновения.

В связи с изложенным суду необходимо было исследовать вопрос о возможности нахождения Р. в условиях крайней необходимости, а именно, ночного времени, внезапно возникшего движущегося транспортного средства без приборов освещения, а также мотивировать свои выводы о действиях Р. в таких условиях в связи с его доводами в свою защиту.

Таким образом, указанные противоречия судом не устранены и фактически место столкновения транспортных средств не установлено, а выводы суда о виновности Р. противоречат фактическим обстоятельствам дела.

При таких обстоятельствах выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов и, как следствие, на назначение наказания.

Постановленный в отношении Р. приговор законным и обоснованным признать нельзя.

При новом рассмотрении дела суду следует дать надлежащую оценку всем собранным доказательствам и в случае, если какие-либо из них суд не примет во внимание, мотивировать это с указанием конкретных причин, а также указать, чем эти доказательства опровергаются, принять законное, обоснованное и справедливое решение.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Р. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, из-под стражи Р. освободила.

 

 

 

Постановление суда апелляционной инстанции,

которым оставлен без изменения приговор мирового

судьи по обвинению лица в совершении преступления,

предусмотренного ст. 312 УК РФ, отменен ввиду

существенного нарушения уголовно-процессуального

закона, а также несоответствия выводов суда фактическим

обстоятельствам дела

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 26 января 2006 г. N 22-181

 

 

Приговором мирового судьи судебного участка ЦАО г. Омска Г. осужден по ч. 1 ст. 312 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 10 месяцев.

Постановлением районного суда г. Омска приговор мирового судьи оставлен без изменения, а апелляционная жалоба осужденного - без удовлетворения.

Согласно приговору мирового судьи и постановлению суда апелляционной инстанции Г. признан виновным в том, что, являясь ответственным хранителем арестованного 23.05.2005 судебным приставом-исполнителем имущества, в период с 25.05.2005 по 04.07.2005 из корыстных побуждений, с целью избежать изъятия и принудительной реализации его имущества, вывез из места хранения одну чугунную ванну стоимостью 2000 руб. и не выдал ее по требованию судебного пристава-исполнителя. 04.07.2005 с той же целью незаконно распорядился второй чугунной ванной стоимостью 2000 руб., передав ее в качестве арендной платы.

В судебном заседании Г. вину признал полностью.

В кассационной жалобе осужденный Г. просил приговор мирового судьи и постановление районного суда отменить, а производство по делу прекратить в связи с его деятельным раскаянием, поскольку он возместил ущерб.

Кассационная инстанция постановление районного суда отменила, дело направила на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям.

Признавая приговор мирового судьи законным и обоснованным, суд апелляционной инстанции не дал правовой оценки тому обстоятельству, что при рассмотрении дела мировым судьей показания свидетелей Н., М., Ш. и Ф. оглашались в нарушение требований ст. 281 УПК РФ, а мировой судья в приговоре сослался на показания указанных свидетелей как на допустимые доказательства.

Кроме того, мировой судья не учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, добровольное возмещение имущественного ущерба и действия виновного, направленные на заглаживание вреда, хотя данное обстоятельство суд обязан учитывать при назначении наказания, поскольку оно прямо предусмотрено уголовным законом (п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы этому нарушению уголовного закона также никакой оценки не дано.

Помимо этого, органом дознания в вину Г. вменялись растрата и незаконная передача арестованного имущества в виде двух чугунных ванн. С данным обвинением суды согласились, найдя его доказанным. При этом судами не дано оценки тому обстоятельству, что органом дознания в обвинительном акте не приведено каких-либо доказательств, свидетельствующих о причастности Г. к сокрытию ванны в период с 25.05.2005 по 04.07.2005. Сам осужденный показывал, что ему неизвестно, куда исчезла эта ванна.

Из акта отсутствия арестованного имущества от 13.07.2005 следует, что обе ванны в указанный день отсутствуют, в то же время свидетельскими показаниями установлено, что одна ванна находится в наличии вместе с другой арестованной сантехникой на складе производственного комбината и по непонятным причинам судебным приставом-исполнителем не изымается. Из материалов дела усматривается, что вся арестованная сантехника из помещения магазина перевозилась грузчиками промкомбината по указанию Н.

Суду надлежало дать оценку тому обстоятельству, что в соответствии со ст. 53 Закона РФ "Об исполнительном производстве" имущество должника передается на хранение под роспись в акте ареста имущества должнику или другим лицам, назначенным судебным приставом-исполнителем. В акте описи и ареста, принадлежащем Г., указано, что имущество на ответственное хранение принял М., о чем имеется подпись указанного лица.

При новом апелляционном рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и с учетом этого принять законное, обоснованное и справедливое решение.

 

 

 

Обоснование постановленного приговора недопустимым

доказательством признано кассационной инстанцией

существенным нарушением уголовно-процессуального закона,

что повлекло отмену судебного решения

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 16 февраля 2006 г. N 22-521

 

 

Приговором районного суда Омской области И. осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы в колонии-поселении с лишением права управлять транспортным средством сроком на 3 года.

Разрешены гражданские иски потерпевших о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда.

Согласно приговору И. признан виновным в том, что 20.08.2005, в 16-м часу, управляя принадлежащим Ш. автомобилем ГАЗ-3307, госномер К 733 УЕ, нарушив Правила дорожного движения (требования знака "Уступи дорогу", п. 2.3.3, п. 2.4 и п. 13.9), не убедившись в безопасности проезда, выехал с второстепенной дороги на нерегулируемый перекресток в районе 143-го км трассы Омск - Павлодар, у поселка Черлак Омской области, не пропустил двигавшийся справа по главной дороге автомобиль "Ниссан" и допустил столкновение с ним. После чего в условиях происшедшей от удара утраты возможности контроля за движением машины со стороны ее водителя автомобиль "Ниссан" развернуло влево, вынесло на полосу встречного движения, где он столкнулся с двигавшимся во встречном направлении автомобилем "Урал". В результате этого водитель автомашины "Ниссан" Ф. и пассажир этой машины Р. получили тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни, повлекшие их смерть.

В судебном заседании И. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный выразил несогласие с приговором, ссылаясь на необъективность суда. Указал, что в деле не зафиксировано, что иномарка двигалась со значительным превышением скорости. По его мнению, судом не учтен ряд имеющих существенное значение обстоятельств.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил суд изменить судебное решение в части разрешения гражданских исков.

Кассационная инстанция приговор отменила, обосновав свое решение следующим.

В соответствии со ст. 75 УПК РФ не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания указанных в ст. 73 УПК РФ обстоятельств (событие преступления, виновность лица и т.д.) недопустимые доказательства, т.е. полученные с нарушением уголовно-процессуального закона.

Как следует из приговора, признавая И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 3 УК РФ, суд сослался на то, что он нарушил Правила дорожного движения, что привело к причинению потерпевшим Ф. и Р. тяжкого вреда здоровью, повлекшего их смерть. Обосновывая свой вывод, суд, помимо иных доказательств, сослался на заключения судмедэксперта о телесных повреждениях и причинах смерти этих потерпевших. Из указанных заключений видно, что они были проведены медицинским экспертом Ш. В то же время в материалах дела имеется постановление следователя, производившего предварительное расследование рассматриваемого уголовного дела, из которого видно, что Ш. признан по данному делу гражданским ответчиком.

Как в период досудебного разбирательства, так и в судебном заседании было ясно, что судебно-медицинский эксперт и гражданский ответчик - одно и то же лицо, т.е. Ш.

Данное обстоятельство, т.е. процессуальное положение гражданского ответчика, лишало его возможности в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 70 и п. 1 ч. 1 ст. 61 УПК РФ быть другим участником уголовного судопроизводства - экспертом, в связи с чем дача экспертного заключения этим субъектом в силу п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ влечет недопустимость полученного таким путем доказательства.

Таким образом, обоснование указанным доказательством приговора, по смыслу п. 9 ч. 2 ст. 381 УПК РФ, является основанием для отмены приговора.

Ввиду отмены приговора судебная коллегия не рассматривает доводы жалобы осужденного и представления государственного обвинителя.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении И. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Если уголовное дело находится в производстве суда,

то в соответствии с ч. 3 ст. 255 УПК РФ суд вправе

продлить срок содержания под стражей в отношении

подсудимого, обвиняемого в совершении тяжких и особо

тяжких преступлений, и каждый раз не более чем на 3 месяца

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 6 апреля 2006 г. N 22-993

 

 

Постановлением районного судьи Омской области Ш. продлен срок содержания под стражей на 6 месяцев, т.е. до 26.08.2006.

Из материалов дела усматривается, что органами предварительного расследования Ш. обвиняется в убийстве Р.В., а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Ш. и Р.Е.

Ш. содержится под стражей с 08.03.2005.

Суд принял вышеназванное решение при рассмотрении уведомления начальника ФГУ ИЗ-55/1 УФСИН по Омской области об истечении срока содержания Ш. под стражей.

В кассационной жалобе Ш. выразил несогласие с судебным решением, ссылаясь на допущенные судом нарушения норм УПК РФ о сроках содержания под стражей обвиняемых. Просил постановление отменить, избрать в отношении его меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Кассационная инстанция постановление судьи изменила, указав следующее.

Принимая решение об оставлении избранной в отношении Ш. меры пресечения в виде заключения под стражу без изменения и о продлении ему срока содержания под стражей, суд в обоснование правильно сослался на то, что Ш. обвиняется в совершении преступлений, отнесенных к категории особо тяжких и тяжких, при этом учел данные о личности подсудимого, а также иные обстоятельства.

На данном этапе уголовного судопроизводства давать оценку доказательствам виновности Ш. в инкриминированных ему преступлениях у судебной коллегии не имеется законодательно предусмотренных оснований, поскольку вопрос о виновности или невиновности подсудимого Ш. в совершении преступлений будет предметом рассмотрения суда первой инстанции.

Вместе с тем, как следует из содержания ст. 255 УПК РФ, суд по собственной инициативе может продлить меру пресечения в отношении подсудимого, если уголовное дело находится в производстве суда, только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 месяца.

Судья же продлил срок содержания Ш. под стражей на 6 месяцев, что является нарушением указанной нормы уголовно-процессуального закона, в связи с чем судебное решение не может быть признано законным.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление районного судьи о продлении срока содержания под стражей Ш. изменила, продлив ему срок содержания на 3 месяца, т.е. до 15.06.2006. В остальной части судебное решение оставила без изменения.

 

 

 

Вынесение оправдательного приговора является одним

из оснований для реабилитации только в том случае,

если подсудимый в полном объеме оправдан

по предъявленному ему обвинению

и не осужден к лишению свободы по другому обвинению

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 2 февраля 2006 г. N 22-257

 

 

Приговором районного суда г. Омска К., ранее судимый по приговору от 25.02.2003 за кражу с квалифицирующими признаками и освобожденный от дальнейшего отбывания наказания условно-досрочно 12.07.2004 на 1 год 5 мес. 4 дня, осужден по ст. ст. 30 ч. 3 - 132 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний - к 9 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 25.02.2003 и окончательно назначено 10 лет лишения свободы в ИК строгого режима.

К. по ст. 30 ч. 3 - ст. 131 ч. 1 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

Согласно ст. ст. 133, 134 УПК РФ за К. признано право на реабилитацию.

При обстоятельствах, указанных в приговоре суда, К. признан виновным в покушении на действия сексуального характера в отношении малолетнего Д. с причинением потерпевшему телесных повреждений в виде ушибов и ссадин мягких тканей шеи, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности потерпевшей П.

В судебном заседании К. по ст. ст. 30 ч. 3 - 132 ч. 3 п. "в" УК РФ вину не признал, по ст. 111 ч. 4 УК РФ вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный, выразив несогласие с приговором, указал, что о несовершеннолетнем возрасте Д. узнал только на допросе у следователя, никаких действий сексуального характера в отношении последнего не совершал. Просил снизить срок наказания.

В кассационном представлении государственный обвинитель, не оспаривая правильность квалификации содеянного К., просил приговор отменить за чрезмерной мягкостью назначенного виновному наказания.

Кассационная инстанция приговор изменила, кассационную жалобу осужденного и кассационное представление государственного обвинителя оставила без удовлетворения. В обоснование принятого решения указала следующее.

Вина осужденного К. в инкриминированных ему деяниях установлена и подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств. Обстоятельства дела судом исследованы полно и всесторонне. Доказательствам дана надлежащая оценка.

Доводы осужденного о том, что он в отношении малолетнего Д. не покушался на действия сексуального характера, проверялись в судебном заседании и были мотивированно отвергнуты как противоречащие материалам дела.

Довод жалобы о незнании малолетнего возраста Д., 21.01.1994 г. рождения, которому на момент совершения преступления исполнилось только 11 лет и даже внешний вид которого мог свидетельствовать о его подростковом возрасте, не может быть признан состоятельным.

Довод кассационного представления о чрезмерной мягкости назначенного К. наказания коллегия также не может признать обоснованным, поскольку судом при назначении наказания учтены все обстоятельства по делу, а также такое смягчающее наказание К. обстоятельство, как явка с повинной.

Вместе с тем коллегия считает необходимым внести в приговор следующее изменение.

В соответствии со ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Такое право возникает в случаях, предусмотренных в ч. 2 ст. 133 УПК РФ.

При этом по смыслу закона вынесение оправдательного приговора является одним из оснований для реабилитации только в том случае, когда подсудимый в полном объеме оправдан по предъявленному ему обвинению и не осужден к лишению свободы по другому обвинению.

К. оправдан только по ст. 30 ч. 3 - ст. 131 ч. 1 УК РФ и осужден к реальному лишению свободы по более тяжкому обвинению в совершении двух преступлений, в связи с чем он не может ставить вопрос о возмещении ему вреда, связанного с уголовным преследованием.

При таких обстоятельствах из резолютивной части приговора подлежит исключению указание о праве К. на реабилитацию.

 

 

 

Нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные

судом при рассмотрении ходатайства осужденного об

условно-досрочном освобождении от отбывания наказания,

судебная коллегия признала существенными, влекущими отмену

судебного решения, поскольку осужденный был лишен

гарантированных ему УПК РФ прав

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 16 февраля 2006 г. N 22-448

 

 

Постановлением районного судьи г. Омска осужденному С. было отказано в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Как следует из материалов дела, С., осужденный по приговору Тимирязевского межмуниципального суда САО г. Москвы от 04.06.2001 по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, ст. ст. 30 ч. 1 - 228 ч. 3 п. "в", УК РФ, ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы, отбывая наказание в ФГУ ИК-8 г. Омска, обратился в суд с ходатайством об УДО, в котором указал, что отбыл половину назначенного ему срока наказания, взысканий не имеет.

В суде представитель ИК-8 ходатайство не поддержал.

Отказывая в удовлетворении ходатайства С., суд в обоснование своего решения указал, что у суда сформировалось убеждение о том, что С. не встал на путь исправления, а потому нуждается в полном отбывании наказания.

В кассационной жалобе осужденный поставил вопрос об изменении постановления, ссылаясь на то, что у него имелись в 2002 г. нарушения, но они погашены, характеризуется он положительно, имеет заболевание туберкулезом. Указал, что в судебном заседании прокурор дал положительное заключение о его условно-досрочном освобождении.

Кассационная инстанция постановление судьи отменила, материалы в отношении С. направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 399 ч. 4 УПК РФ в случаях, когда в судебном заседании участвует осужденный, он вправе знакомиться с представленными в суд материалами, участвовать в их рассмотрении, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения, представлять документы.

Согласно части 7 названной статьи УПК РФ в судебном заседании исследуются представленные материалы и выслушиваются объяснения лиц, явившихся в судебное заседание.

Из протокола судебного заседания видно, что осужденный С. явился в судебное заседание. Однако вопреки указанным выше требованиям закона у осужденного не выяснялось, имеются ли у него ходатайства, желание ознакомиться с материалами дела и дать объяснения по поводу поданного им ходатайства. С. не был также выслушан судом.

Таким образом, судом при рассмотрении ходатайства осужденного С. допущено нарушение уголовно-процессуального закона, которое судебная коллегия находит существенным, поскольку оно повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения и лишило осужденного гарантированных ему УПК РФ прав.

При новом рассмотрении дела суду надлежит с соблюдением предусмотренной законом процедуры вновь проверить изложенные в ходатайстве об УДО доводы С., после чего принять решение об отказе либо в удовлетворении данного ходатайства.

 

 

 

Часть первая ст. 45 УПК РФ не исключает участия

в уголовном процессе иных, помимо адвокатов,

лиц в качестве представителей потерпевших

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 8 июня 2006 г. N 22-1687

 

 

Постановлением районного судьи Омской области оставлена без удовлетворения жалоба Д. на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о допуске представителя потерпевшего по уголовному делу.

Как видно из материалов дела, Д. обжаловал указанное выше решение должностного лица прокуратуры в связи с тем, что он является потерпевшим по уголовному делу. Следователь районной прокуратуры П. для участия в следственных действиях не допустил в качестве его представителя гр. С.

Судья, отказывая в удовлетворении жалобы заявителя, в постановлении указал, что обжалуемое решение следователя является законным и обоснованным.

В кассационной жалобе заявитель Д. выразил несогласие с судебным постановлением, ссылаясь на то, что ст. 45 ч. 1 УПК РФ не исключает участия в уголовном процессе иных, помимо адвокатов, лиц в качестве представителей потерпевшего. Своими решениями прокуратура и суд лишили его возможности отстаивать свои интересы с помощью представителя С., который является профессиональным юристом. Просил постановление судьи отменить, дело передать на новое рассмотрение.

Кассационная инстанция жалобу Д. удовлетворила, указав следующее.

Судья, отклоняя жалобу Д. на постановление следователя районной прокуратуры П. об отказе в допуске в качестве его представителя по уголовному делу гр. С., не учел положений определения Конституционного Суда РФ от 05.12.2003 N 447-О по жалобе уполномоченного по правам человека в РФ на нарушение конституционных прав гражданки С. частью первой статьи 45 УПК РФ.

В определении Конституционного Суда РФ, в частности, указано, что в соответствии со ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Поскольку эта норма закона не уточняет, кем именно должна быть обеспечена эта помощь нуждающемуся в ней гражданину, то соответственно право потерпевшего на получение юридической помощи не может повлечь за собой возникновения у него обязанности обращаться за юридическими услугами только к членам адвокатского сообщества.

Часть первая статьи 45 УПК РФ, подчеркивается в определении Конституционного Суда РФ, согласно которой представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, не содержит императивного предписания о том, что представителями названных участников уголовного процесса должны выступать только адвокаты - словосочетание "представителями могут быть адвокаты" имеет в виду, по сути, альтернативу выбора представителя. Данная норма не может быть истолкована таким образом, чтобы исключалось участие лица, не являющегося адвокатом, в уголовном процессе в качестве представителя потерпевшего (гражданского истца). Лишение этих лиц права обратиться за юридической помощью к тому, кто, по их мнению, вполне способен оказать квалифицированную юридическую помощь, фактически приводит к ограничению свободы выбора, к понуждению использовать, вопреки собственной воле, только один, определенный способ защиты своих интересов и противоречит ст. 52 Конституции РФ, согласно которой права потерпевших от преступлений подлежат охране законом, а государство обеспечивает им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Применительно к личности потерпевшего это конституционное предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред, но и обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать свои права и законные интересы любым, не запрещенным законом способом.

В случае отказа потерпевшему или гражданскому истцу в допуске того или иного лица - по их выбору в качестве защитника, они лишаются возможности реализовать в уголовном процессе свое право, гарантированное ст. 48 ч. 1 Конституции РФ.

Таким образом, в соответствии с приведенным определением Конституционного Суда РФ часть первая статьи 45 УПК РФ не исключает участия в уголовном процессе иных, помимо адвокатов, лиц в качестве представителей потерпевшего.

С учетом данных обстоятельств судебное решение, которым признано законным и обоснованным постановление следователя об отказе Д. в допуске в качестве его представителя по уголовному делу гр. С., постановлено в нарушение требований ст. 45 УПК РФ.

При таком положении имеется основание для отмены постановления судьи, предусмотренное ст. 381 ч. 1 УПК РФ.

Принимая во внимание то, что в настоящее время уголовное дело, по которому Д. проходит потерпевшим, находится в производстве районного суда, производство по жалобе заявителя на постановление следователя районной прокуратуры П. подлежит прекращению.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление районного судьи отменила, производство по делу прекратила.

 

 

 

Нарушения уголовно-процессуального закона,

регламентирующие особенности производства

по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц,

допущенные органами следствия в отношении лица,

являвшегося на момент возбуждения уголовного дела

депутатом местного органа самоуправления, повлекли

отмену оправдательного приговора в отношении данного лица

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 1 июня 2006 г. N 22-1605

 

 

Приговором районного суда Омской области Б. оправдан по ст. ст. 285 ч. 1 и 292 УК РФ за непричастностью к совершению указанных преступлений. Суд признал за Б. право на реабилитацию.

Из материалов дела следует, что органами следствия Б. обвинялся в том, что, являясь должностным лицом - старшим участковым уполномоченным районного отдела внутренних дел, в период с 01.09.2005 по 10.09.2005 злоупотребил своими служебными полномочиями, а также в том, что в период с 08.09.2005 по 10.09.2005 совершил служебный подлог.

В судебном заседании Б. вину не признал.

Оправдывая Б. по предъявленному ему обвинению, суд указал, что подсудимый на момент возбуждения уголовного дела являлся депутатом местного органа самоуправления. Поскольку, вопреки требованиям п. 11 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, возбуждено уголовное дело не прокурором Омской области, доказательства обвинения, имеющиеся в нем, признаются судом недопустимыми. Других доказательств виновности подсудимого суду не представлено.

В кассационном представлении прокурор района поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение со стадии его назначения, сославшись при этом на нарушение судом уголовно-процессуального закона. По мнению прокурора, ввиду нарушения процедуры возбуждения уголовного дела суду следовало возвратить дело прокурору в соответствии со ст. 237 ч. 1 УК РФ.

Кассационная инстанция оправдательный приговор в отношении Б. отменила. В обоснование принятого решения указала следующее.

В соответствии с разделом 9 УПК РФ обвинительный или оправдательный приговор может быть вынесен только по уголовному делу.

Из материалов дела видно, что в отношении подсудимого Б., являющегося депутатом местного органа самоуправления, уголовное дело было возбуждено ненадлежащим субъектом, т.е. не прокурором Омской области, как того требует п. 11 ч. 1 ст. 448 УПК РФ.

Данное обстоятельство исключало проведение по делу в отношении Б. судебного разбирательства в соответствии с разделом 9 УПК РФ и принятие по нему решения в порядке уголовного судопроизводства, в том числе путем постановления как обвинительного, так и оправдательного приговоров.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор в отношении Б., которым он оправдан за непричастностью к преступлениям, подлежит отмене, а дело - возвращению прокурору, направившему его в суд для рассмотрения.

 

 

 

Существенные нарушения уголовно-процессуального

закона, допущенные судом первой инстанции, повлекли

отмену приговора с направлением уголовного дела

на новое судебное рассмотрение

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 22 июня 2006 г. N 22-1878

 

 

Приговором районного суда г. Омска Г., ранее неоднократно судимый, осужден по ст. ст. 111 ч. 1, 70 УК РФ к 5 годам 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

Г. признан виновным в том, что 02.02.2006, находясь в квартире 106 дома 1 по ул. Глинки в г. Омске, в ходе ссоры с С., возникшей на почве неприязни, при изложенных в приговоре обстоятельствах, нанес последнему 4 удара ножом по телу, причинив тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека.

В судебном заседании Г. вину признал.

В кассационной жалобе Г. выразил свое несогласие с приговором, ссылаясь на чрезмерную строгость наказания. Указал, что суд не учел, что потерпевший сам спровоцировал его на совершение преступления, поэтому не заявил материальных требований, не явился в судебное заседание, хотя он настаивал на присутствии потерпевшего в суде. Просил смягчить наказание.

Кассационная инстанция приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение. В обоснование принятого решения указала следующее.

Судом первой инстанции при рассмотрении дела допущены нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, из протокола судебного заседания следует, что обвинительное заключение прокурором не оглашалось, подсудимый Г. свое мнение по поводу предъявленного обвинения не высказывал.

Кроме того, в связи с неявкой потерпевшего С. в суд были оглашены его показания, данные в период предварительного следствия. Из протокола судебного заседания видно, что показания потерпевшего С. в нарушение требований уголовно-процессуального закона (ч. 1 ст. 281 УПК РФ) были оглашены без согласия на это сторон в процессе. Из представленных в суд материалов по исполнению принудительного привода потерпевшего не следует, что принудительный привод не может быть исполнен.

Таким образом, показания потерпевшего С., на которых суд основал свои выводы, являются недопустимым доказательством.

Названные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, поскольку повлияли на законность принятого судом решения.

При таких обстоятельствах постановленный приговор нельзя признать законным и обоснованным, а потому он подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Суду следует рассмотреть дело с соблюдением процедуры судопроизводства, учесть и устранить отмеченные коллегией недостатки, тщательно проверить представленные сторонами доказательства относительно предъявленного органами следствия Г. обвинения, оценить их с точки зрения относимости, достоверности и допустимости, а также достаточности для рассмотрения дела, а в случае доказанности в полном объеме вины Г. решить вопрос о назначении ему наказания в строгом соответствии с требованиями уголовного закона.

 

 

 

В соответствии с п. 2 ст. 307 УПК РФ приговор должен

содержать в себе доказательства, на которых основаны

выводы суда, а также мотивы, по которым суд

отверг другие доказательства

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 6 апреля 2006 г. N 22-997

 

 

По приговору районного суда Омской области осуждены М., ранее судимый, по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", 79, 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы в ИК строгого режима и К. по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

Согласно приговору М. и К. осуждены за то, что они 08.11.2005, действуя группой лиц по предварительному сговору, с целью открытого хищения чужого имущества, вошли в д. 7 по ул. Новая с. Васисс Тарского района Омской области, где находился П. М. ударил П. ладонью в лицо, требуя выдать шкурки животных или деньги, а К. поддержал эти требования, пригрозил физической расправой и забрал из шкафа шкурку норки стоимость 800 руб. и шкурку соболя стоимостью 1500 руб. Затем М. и К. забрали два газовых баллона, один из которых наполовину был заполнен, причинив ущерб П. на общую сумму 2898 руб. 50 коп., с похищенным скрылись.

В судебном заседании М. вину признал полностью, К. вину признал частично.

В кассационной жалобе М. выразил несогласие с приговором, ссылаясь на то, что суд не принял во внимание просьбу потерпевшего, просившего суд не лишать виновных свободы. Кроме того, судом не была допрошена Д., которая, по сути, организовала преступление, попросив М. и К. забрать у П. долг.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора в связи с мягкостью назначенного М. наказания.

Кассационная инстанция приговор отменила, дело направила на новое рассмотрение. В обоснование принятого решения указала следующее.

В соответствии с п. 2 ст. 307 УПК РФ приговор должен содержать в себе доказательства, на которых основаны выводы суда, а также мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Показания подсудимых (обвиняемых) согласно п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ являются доказательствами.

На основании ч. 1 ст. 474 УПК РФ и приложения 35, показания подсудимых подлежат изложению в приговоре, однако в постановленном судебном решении они отсутствуют. Имеется лишь ссылка на то, что подсудимые полностью признали свою вину, подтвердив показания, данные ими на предварительном следствии, хотя из материалов дела видно, что М. и К. во время предварительного следствия допрашивались неоднократно. Однако суд не указал, какие именно их показания положены в основу приговора, содержание данных показаний не раскрыто.

Отсутствуют в приговоре и сведения о причинах, по которым судом отвергнуты показания подсудимых, данные ими в судебном заседании.

Из протокола судебного заседания видно, что как М., так и К. в судебном заседании допрашивались, вместе с тем их показания, данные во время предварительного следствия, в суде не оглашались.

При этом только М. вину признал полностью, а К. вину признал частично.

Кроме того, в материалах дела нет письменного заявления подсудимого М. об отказе от защитника, а в протоколе судебного заседания не отражены причины принятия данного отказа судом.

При изложенных обстоятельствах коллегия полагает, что приговор в отношении М. и К. постановлен с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, а потому по настоящему делу имеются основания для его отмены.

При новом рассмотрении суду необходимо вновь проверить представленные сторонами доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимых, провести разбирательство дела в строгом соответствии с требованиями УПК РФ и в случае доказанности вины М. и К. назначить им соразмерное и справедливое наказание, соответствующее требованиям уголовного закона.

 

 

 

Нарушение судом порядка разрешения вопроса об отмене

условного осуждения и о направлении осужденного для

отбывания наказания в места лишения свободы повлекло

отмену постановленного решения с направлением дела

на новое судебное разбирательство

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 20 апреля 2006 г. N 22-1165

 

 

Постановлением судьи районного суда г. Омска в отношении Ф., осужденного по приговору от 29.03.2005 по ст. 116 ч. 1, 119, 69 ч. 2 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, периодически являться на отметки, отменено условное осуждение по указанному приговору и он направлен для отбывания наказания в ИК общего режима сроком на 1 год. Этим же постановлением объявлен розыск Ф., изменена мера пресечения на содержание под стражей.

Как видно из постановления, основанием отмены Ф. условного осуждения по приговору от 29.03.2005 явилось возбуждение в отношении последнего 11.10.2005 уголовного дела и привлечение Ф. к административной ответственности 06.05.2005, 29.05.2005, 28.06.2005, 06.09.2005, 19.10.2005 и 20.10.2005 за появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения.

В кассационной жалобе осужденный Ф. выразил несогласие с постановлением, ссылаясь на необоснованность привлечения его к административной ответственности, а также на рассмотрение судом вопроса об отмене в отношении его условного осуждения без его участия в судебном заседании. Отметил, что по возбужденному в отношении его уголовному делу постановлен оправдательный приговор.

Кассационная инстанция постановление отменила, указав следующее.

Судом первой инстанции нарушены требования ст. 399 п. 7 УПК РФ при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора от 15.12.2005 в отношении осужденного Ф.

Протокол судебного заседания краток. В ходе судебного следствия не допрошен представитель УИИ по обстоятельствам представления, не исследованы доказательства, на которых основаны выводы суда об отмене условного осуждения в отношении Ф. по названному приговору.

Кроме того, протокол судебного заседания датирован 09.12.2005. В этот же день (согласно протоколу судебного заседания) суд остался в совещательной комнате для вынесения постановления, которое датировано 15.12.2005.

Представление УИИ рассмотрено в отсутствие осужденного Ф., причина неявки осужденного в судебное заседание не выяснялась, при этом данные о надлежащем извещении Ф. о дне слушания дела в материалах дела отсутствуют.

При новом рассмотрении дела суду следует в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона исследовать представление начальника УИИ в отношении Ф., проверив заслуживающие внимания доводы осужденного, изложенные им в кассационной жалобе.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление районного суда об отмене условного осуждения в отношении Ф. и исполнении наказания, назначенного приговором от 29.03.2005, отменила, материал направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Кассационная инстанция изменила оправдательный приговор

ввиду допущенного судом нарушения уголовно-процессуального

закона, выразившегося в неразъяснении оправданному лицу

порядка возмещения вреда, связанного с уголовным

преследованием

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 27 апреля 2006 г. N 22-1178

 

 

Приговором районного суда Омской области Ж. оправдана по ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Органами следствия Ж. обвинялась в том, что 23.09.2005, около 16 часов, у себя дома по адресу: Омская область, Тарский район, с. Екатерининское, ул. Кедровая, 1 - 2, на почве личных неприязненных отношений в ходе ссоры, умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью выплеснула в лицо Ж-ву из бутылки уксусную эссенцию, в результате чего потерпевшему были причинены телесные повреждения в виде химического ожога роговицы и конъюнктивы 2 - 3 степени обоих глаз, что повлекло за собой потерю зрения, которые по признаку утраты органами их функций квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью.

Оправдывая Ж., суд установил следующее: 23.09.2005, около 16 часов, в дом Ж. пришел находившийся в состоянии алкогольного опьянения Ж-в. В ходе ссоры, произошедшей между ними на почве личных неприязненных отношений, Ж-в нанес Ж. удар рукой по лицу, после чего вытащил из кармана куртки выкидной нож, махнул рукой с целью выбрасывания лезвия, а затем провел лезвием ножа у шеи Ж. Опасаясь дальнейшего применения насилия, опасного для ее жизни, Ж., защищаясь от посягательства, оттолкнула Ж-ва от себя и, не имея возможности вследствие неожиданности посягательства объективно оценить степень и характер опасности нападения, с целью его пресечения, учитывая, что нож оставался в руках Ж-ва, схватила в кухонном шкафу бутылку с уксусной эссенцией емкостью 0,33 литра и выплеснула ее содержимое в лицо Ж-ву. В результате Ж-ву были причинены телесные повреждения в виде химического ожога роговицы и конъюнктивы 2 - 3 степени обоих глаз, что повлекло за собой потерю зрения, которые по признаку утраты органами их функций квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью.

В судебном заседании Ж. вину не признала.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование своих доводов указал, что суд необоснованно оценил действия Ж. как необходимую оборону. Ж. выплеснула в лицо потерпевшему уксусную эссенцию с целью отомстить за причиненную обиду, что подтверждается ее первоначальными показаниями. В резолютивной части приговора оправданной не разъяснено право на реабилитацию.

Кассационная инстанция приговор изменила, указав следующее.

Оправдательный приговор в отношении Ж. Подлежит изменению в связи с нарушением судом уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 306 ч. 5 УПК РФ в резолютивной части оправдательного приговора должно содержаться разъяснение порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. В резолютивной части оправдательного приговора в отношении Ж. отсутствует такое разъяснение, поэтому приговор подлежит изменению на основании ст. 381 ч. 1 УПК РФ, поскольку судом допущено нарушение уголовно-процессуального закона, которое иным путем могло повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора.

В остальной части приговор в отношении Ж. является законным и обоснованным.

Доводы прокурора в остальной части являются несостоятельными.

Судом в ходе судебного следствия с соблюдением процедуры судопроизводства полно и всесторонне исследованы все представленные сторонами доказательства. Все выводы суда об обстоятельствах дела, невиновности Ж. установлены судом правильно, мотивированы и соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Из приговора видно, что всем доказательствам в их совокупности суд дал верную оценку исходя из требований уголовного и уголовно-процессуального законов. При вынесении приговора судом учтены все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела по предъявленному Ж. обвинению.

Суд при наличии достаточных доказательств указал в приговоре, что в действиях Ж. содержится необходимая оборона. Суд установил, что Ж-в превосходил Ж. по своим антропологическим данным, Ж. находилась в доме с несовершеннолетним ребенком и защищалась от посягательства потерпевшего, который первым ударил ее по лицу рукой, достал нож и провел лезвием ножа у шеи Ж., после чего Ж., не имея возможности вследствие неожиданности посягательства объективно оценить степень и характер опасности нападения, схватила уксусную эссенцию и выплеснула содержимое бутылки в лицо потерпевшему.

Суд правильно указал, что на тот момент она не имела никакой возможности по защите своей жизни, так как нож оставался в руке потерпевшего, что давало ей основание полагать, что нападение со стороны Ж-ва может быть продолжено. Данный вывод суда подтвержден показаниями оправданной Ж., потерпевшего Ж-ва, представителя потерпевшего И., свидетеля Ж. и другими указанными судом доказательствами, содержание которых раскрыто в приговоре.

Доводы прокурора в представлении о том, что Ж. выплеснула потерпевшему в лицо уксусную эссенцию с целью отомстить ему за причиненную обиду, что подтверждается ее первоначальными показаниями, нельзя признать состоятельными, поскольку из материалов дела следует, что данные показания Ж. на предварительном следствии даны в отсутствие защитника и в судебном заседании подсудимой не подтверждены.

Оснований к отмене приговора по доводам представления не имеется.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда Омской области в отношении оправданной по ст. 111 ч. 1 УК РФ Ж. изменила: признала за Ж. право на реабилитацию, то есть на возмещение имущественного ущерба, морального вреда, восстановления иных прав. В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

 

 

Нарушение права обвиняемого пользоваться помощью

защитника повлекло отмену приговора с направлением

дела на новое судебное рассмотрение

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 18 мая 2006 г. N 22-1478

 

 

По приговору районного суда Омской области Ш. за совершение в период с сентября по ноябрь 2005 года ряда краж чужого имущества, в том числе и по предварительному сговору с С., с причинением значительного ущерба гражданам, осужден к лишению свободы.

В судебном заседании Ш. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный указал, что считает приговор незаконным и указал, что с самого начала следствия раскаялся в содеянном, готов был оказывать активное содействие в раскрытии преступления, но адвокат Э. предложил ему вину не признавать, ввел его в заблуждение о том, что его вина не будет доказана. По этим основаниям Ш. просил отменить приговор.

В кассационной жалобе адвокат Д. поставила вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что приговор вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона, выразившемся в нарушении права на защиту обвиняемого Ш.

Кассационная инстанция жалобы удовлетворила. В обоснование принятого решения указала следующее.

Доводы осужденного и защитника Д. коллегия находит обоснованными.

В соответствии со ст. 49 УПК РФ защитником является лицо, осуществляющее в установленном Уголовно-процессуальным кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

Согласно ст. 248 ч. 1 УПК РФ защитник подсудимого участвует в исследовании доказательств, заявляет ходатайства, излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства.

Из материалов уголовного дела следует, что в качестве защитника подсудимого Ш. в судебном заседании участвовал адвокат Э.

Как установлено ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" от 31.05.2002, адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя и не вправе делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает.

Вместе с тем из протокола судебного заседания видно, что Ш. после оглашения обвинительного заключения и при допросе по существу предъявленного ему обвинения пояснил, что вину не признает и отрицает свою причастность к совершенным кражам. При такой позиции подсудимого Ш. защитник Э. в судебных прениях заявил о том, что с учетом всех обстоятельств просит вынести гуманный приговор, назначив условную меру наказания подсудимому Ш.

Таким образом, в нарушение упомянутых выше норм уголовно-процессуального закона и Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", при отрицании вины доверителем - подсудимым Ш., защитник Э. фактически публично заявил о ее доказанности. Кроме того, в последнем слове подсудимый Ш. заявил о том, что вину признает полностью, показания на следствии давал правдивые, изменения своих показаний объяснил тем, что адвокат Э. посоветовал ему отказаться от своих первоначальных показаний, ввел его в заблуждение, он же действительно участвовал в совершении ряда краж, просил строго не наказывать.

При таких обстоятельствах в нарушение требований ст. 294 УПК РФ суд не возобновил судебное следствие, несмотря на то, что подсудимый Ш. в последнем слове сообщил о новых обстоятельствах, имеющих значение для дела, и не выяснил, в совершении каких хищений чужого имущества Ш. признает себя виновным.

Следовательно, при изложенных обстоятельствах имеется основание для отмены приговора, предусмотренное ст. 381 ч. 2 п. 4 УПК РФ, поскольку судом уголовное дело рассмотрено с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника.

При новом рассмотрении уголовного дела в отношении Ш. следует учесть вышеизложенное и с соблюдением процедуры судопроизводства вынести законное, обоснованное и справедливое решение.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Ш. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо

требований к содержанию жалобы, подаваемой в суд

в порядке ст. 125 УПК РФ, а также оснований для ее

возвращения в связи с неправильным оформлением

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 24 августа 2006 г. N 22-2556

 

 

Постановлением районного судьи г. Омска возвращена для пересоставления жалоба Б. на бездействие должностных лиц УВД-1 ЦАО г. Омска и прокуратуры.

Возвращая жалобу, судья указал в постановлении, что текст жалобы Б. бессвязен и не содержит сведений, необходимых для рассмотрения ее по существу. Кроме того, указал, что заявитель просит о совершении действий, которые не относятся к компетенции суда.

В кассационной жалобе заявитель Б. поставил вопрос об отмене постановления, ссылаясь на то, что все необходимые для рассмотрения жалобы сведения в ней изложены. Полагал, что судья исказил его требования, поскольку он не просил суд возбудить уголовное дело, а просил обязать УВД это сделать. Обратил внимание на то, что постановление вынесено в его отсутствие, чем нарушены его права. Кроме того, суд не изучил дело и не затребовал необходимые документы.

Кассационная инстанция жалобу Б. удовлетворила, указав следующее.

Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо требований к содержанию жалобы, подаваемой в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, а также оснований для возвращения такой жалобы в связи с неправильным оформлением.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ судья должен проверить законность и обоснованность обжалуемых действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя и прокурора.

Из смысла данной правовой нормы следует, что в случае неясности требований заявителя суд в судебном заседании должен выяснить и конкретизировать его требования.

В рассматриваемом деле суд в отсутствие заявителя, без проведения судебного заседания принял не предусмотренное законом решение.

При таких обстоятельствах постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует рассмотреть жалобу Б. в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление районного судьи о возвращении жалобы Б. для пересоставления отменила, материалы дела направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

В соответствии со ст. 100 УПК РФ избрание любой меры

пресечения в отношении подозреваемого допускается

в исключительных случаях, лишь при наличии оснований,

предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств,

указанных в ст. 99 УПК РФ

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 11 сентября 2006 г. N 22-2821

 

 

Постановлением районного судьи г. Омска удовлетворено ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 1, ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ, З., 1984 года рождения, ранее не судимого, имеющего на иждивении двух малолетних детей.

Из материалов дела следует, что З. подозревается в совершении ряда преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 1 и ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ, а именно, в кражах с 10 по 14.08.2006 - двух крышек с колодцев водонапорных сетей, 17.08.2006 в сговоре с другим лицом - семи крышек с колодцев водонапорных сетей, 19.08.2006 - двух крышек с колодцев телефонных сетей, 21.08.2006 - двух крышек с колодцев телефонных сетей, 30.08.2006 в сговоре с другим лицом - семи крышек с колодцев водонапорных сетей.

Удовлетворяя ходатайство следственных органов об избрании в отношении обвиняемого З. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд в постановлении указал, что З. обвиняется в преступлениях указанной категории, обстоятельства которых свидетельствуют о дерзком характере совершения хищений, возможности наступления таких последствий для человека в связи с отсутствием канализационных крышек на люках. Кроме того, в обоснование принятого решения суд указал, что позиция З., частично отрицавшего причастность к совершению преступлений (при наличии явок с повинной), нахождение другого лица на свободе, непроживание З. по месту регистрации свидетельствуют о возможности З. воспрепятствовать установлению истины по делу, а нуждаемость в денежных средствах и отсутствие доходов дают основание полагать, что он может продолжить заниматься преступной деятельностью.

В кассационной жалобе адвокат Б. поставил вопрос об отмене постановления в отношении подозреваемого З., ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Кассационная инстанция жалобу удовлетворила, указав следующее.

Принимая решение об избрании указанной меры пресечения и невозможности избрания иной, более мягкой, меры пресечения в отношении З. суд проигнорировал требования уголовно-процессуального закона, изложенные в Главе 13 УПК РФ. С самого начала судом не учтено, что с ходатайством обратились следственные органы в отношении лица, имеющего статус подозреваемого, а не обвиняемого. Соответственно этому правила избрания меры пресечения для данных участников уголовного судопроизводства различные.

Судебное же решение принято в отношении обвиняемого, хотя это очевидно противоречило материалам дела. Следовательно, суд изначально не учел требования ст. 100 УПК РФ, в которой говорится об исключительных случаях избрания любой меры пресечения в отношении подозреваемых.

При таких обстоятельствах судебное решение об избрании в отношении З., подозреваемого в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, меры пресечения в виде заключения под стражу, являющейся наиболее строгой из мер пресечения, нельзя признать законным и обоснованным.

Более того, как видно из постановления, суд при избрании данной меры пресечения принял во внимание обстоятельства, которые вообще не могут учитываться при избрании любой меры пресечения: отрицание причастности к совершению преступлений, в которых З. только подозревался (при том, что даже следственные органы не усмотрели возможности предъявить ему обвинение), нуждаемость в денежных средствах, проживание не по месту регистрации.

При указанных обстоятельствах доводы кассационной жалобы адвоката о незаконности обжалуемого постановления следует признать обоснованными на основании ст. 379 ч. 1 п. 1 и ст. 380 п. 2 УПК РФ.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление районного судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении З. отменила.

 

 

 

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре,

фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенные

противоречия, содержащиеся в выводах суда, которые могли

повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности

осужденного, на правильность применения уголовного закона,

явились основанием для отмены приговора и направления дела

на новое судебное рассмотрение

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 17 августа 2006 г. N 22-2512

 

 

Приговором районного суда Омской области несовершеннолетняя Ф., 06.04.1988 года рождения, осуждена по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

При обстоятельствах, изложенных в приговоре, 18.12.2005 Ф. умышленно причинила смерть другому человеку.

В судебном заседании осужденная Ф. вину не признала.

В кассационном представлении заместитель прокурора района поставил вопрос об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на неправильное применение судом уголовного закона, допущенные нарушения уголовно-процессуального закона при постановлении приговора, а также несправедливость назначенного Ф. наказания.

В кассационной жалобе адвокат Г. в защиту интересов осужденной Ф. поставил аналогичные вопросы. Просил приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Кассационная инстанция приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение. В обоснование принятого решения указала следующее.

Постановленный в отношении Ф. приговор не отвечает требованиям уголовно-процессуального закона, а потому подлежит отмене.

В основу обвинения Ф. в умышленном убийстве суд положил показания несовершеннолетнего свидетеля А-ной (7 лет), а также показания К., которые являлись очевидцами происшедшего и, по их словам, видели момент нанесения Ф. удара ножом потерпевшему Г.

Сделав вывод о виновности Ф. в умышленном убийстве, суд не устранил противоречий в показаниях указанных выше свидетелей. Так, А-на утверждала, что Ф. вышла из комнаты с ножом, а К. показывал, что Ф. во время ссоры взяла нож со стола, на котором резала продукты.

Установление того, каким образом и в какой момент нож оказался в руках Ф., имеет существенное значение, поскольку может повлиять на оценку достоверности показаний свидетелей А-ной и К., а также на квалификацию содеянного Ф.

Судом также не опровергнуты показания Ф., которая не признала вину и обстоятельства происшедшего объясняла по-другому.

В судебном заседании суд установил противоправное поведение потерпевшего Г. и факты применения им в течение нескольких дней физического насилия к Ф., ее попытку суицида, однако в нарушение ст. 307 УПК РФ суд не в полной мере дал оценку этим обстоятельствам и не мотивировал, по каким основаниям он отвергает доводы защиты о наличии в действиях Ф. при установленных судом обстоятельствах состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ.

Приговор суда признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона или определения меры наказания.

В приговоре суд должен дать оценку всем собранным по делу доказательствам и в случае, если суд не берет конкретное доказательство во внимание, мотивировать это, указав, почему и чем данные доказательства опровергаются.

Таким образом, в приговоре содержатся существенные противоречия, которые могли повлиять на правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов и, как следствие, на назначение справедливого и соразмерного наказания.

При новом рассмотрении уголовного дела суду следует полно и всесторонне исследовать все обстоятельства дела, дать оценку всем доказательствам обвинения и защиты, мотивировать свои выводы и принять законное и обоснованное решение.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении Ф. отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 

 

Лица, оправданные приговором суда по причине

недостижения возраста, с которого наступает уголовная

ответственность, не имеют права на возмещение вреда и на

реабилитацию в соответствии со ст. 133 ч. 4 УПК РФ

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 19 октября 2006 г. N 22-3139

 

 

Приговором районного суда Омской области К. и Ч. осуждены по ст. 116 ч. 2, ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года каждый, несовершеннолетний С., 19.11.1990 года рождения, оправдан по ст. 213 ч. 2 УК РФ; ему разъяснено его право на реабилитацию.

Согласно приговору К. признан виновным и осужден за нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, совершенных из хулиганских побуждений в отношении потерпевшего А.

Ч. признан виновным и осужден за совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, совершенных из хулиганских побуждений в отношении потерпевшего А.

С. оправдан в совершении хулиганских действий в отношении А. за отсутствием состава преступления в его действиях.

В судебном заседании осужденные К. и Ч. виновными себя признали полностью, а С. виновным себя признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора в отношении всех осужденных ввиду допущенных нарушений закона, несправедливости назначенного К. и Ч. наказания, необоснованного оправдания С. в совершении преступления, необоснованного указания в резолютивной части приговора права на реабилитацию оправданного С.

Кассационная инстанция кассационное представление удовлетворила частично, указав следующее.

Доводы государственного обвинителя относительно неверного указания С. права на реабилитацию и возмещение вреда, заслуживают внимания.

В соответствии со ст. 133 ч. 4 УПК РФ правом на реабилитацию, в том числе и правом на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, не обладают несовершеннолетние лица, не достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает необходимым исключить из резолютивной части приговора указание суда на признание за С. права на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Иные доводы кассационного представления коллегия признала необоснованными.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении С. изменила: исключила из резолютивной части указание на признание за С. права на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

В остальной части приговор в отношений С., К. и Ч. оставила без изменения.

 

 

 

Кассационная инстанция отменила приговор с направлением

дела на новое судебное рассмотрение ввиду допущенных

судом нарушений требований ст. ст. 281 и 307 УПК РФ

и постановленного на недопустимых доказательствах

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 24 августа 2006 г. N 22-2570

 

 

Приговором районного суда г. Омска Ф. и С. осуждены по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

При обстоятельствах, изложенных в приговоре, Ф. и С. признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Я., опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть последнего, группой лиц в период с 23 час. 28.08.2005 до 3 час. 29.08.2005 в г. Омске.

В судебном заседании осужденный Ф. вину признал частично, осужденный С. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный Ф. просил приговор в отношении его отменить, производство по делу прекратить, утверждая, что он действовал в состоянии необходимой обороны.

В кассационной жалобе осужденный С. также просил приговор отменить и производство по делу прекратить в связи с его непричастностью к избиению Я.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора в отношении обоих осужденных, ссылаясь на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона.

Кассационная инстанция приговор в отношении Ф. и С. отменила по основаниям кассационного представления, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение. В обоснование принятого решения указала следующее.

В соответствии со ст. 281 УПК РФ оглашение показаний свидетелей, ранее данных при производстве предварительного расследования, воспроизведение видеозаписи допускаются с согласия сторон в случае неявки свидетелей в судебное заседание.

Из материалов уголовного дела усматривается, что стороной обвинения не приняты надлежащие меры по обеспечению явки в суд свидетелей С., К. и К-вой.

В нарушение требований вышеуказанной нормы уголовно-процессуального закона без согласия осужденных Ф., С. и их адвокатов оглашены показания указанных свидетелей, а также воспроизведена видеозапись допроса свидетеля К-вой.

По мнению судебной коллегии, в основу приговора судом положены добытые с нарушением уголовно-процессуального закона показания свидетелей С., К. и К-вой, т.е. приговор основан на недопустимых доказательствах.

Кроме того, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора судом неполно отражены телесные повреждения, причиненные Я.

Помимо указанных нарушений, в приговоре имеются противоречия, в частности, его вводной и резолютивной частей о наличии судимости у осужденного С.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, влекущими отмену судебного решения в соответствии со ст. 379 УПК РФ.

При новом рассмотрении суду следует в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона исследовать доказательства по делу, проверив заслуживающие внимания доводы адвокатов и подсудимых, изложенные в жалобах, собранным доказательствам дать надлежащую оценку.

 

 

 

При приведении постановленных в отношении осужденного

приговоров (один из которых был постановлен в особом

порядке принятия судебного решения), в соответствии

с новым уголовным законом, улучшающим положение

осужденного лица и имеющим обратную силу, судом

нарушены требования ст. 316 ч. 7 УПК РФ,

предусматривающей назначение наказания

не более 2/3 максимального срока или размера

наиболее строгого вида наказания, предусмотренного

за совершенное преступление, что повлекло

изменение судебных решений

 

Постановление суда надзорной инстанции

Омского областного суда

от 11 июля 2006 г. N 44-У-123

 

 

Постановлением районного суда г. Омска приведены в соответствие с Федеральным законом от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в УК РФ" постановленные в отношении осужденного К. приговоры.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда постановление изменено: постановлено считать К. осужденным по приговорам от 19.10.2000, от 26.06.2001 в редакции Закона от 08.12.2003. В остальной части постановление оставлено без изменения.

Из материалов дела следует, что К. (ранее судимый приговором от 19.10.2000 по ст. ст. 158 ч. 2 п. "г", 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год; приговором от 26.06.2001 по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 68, 70 УК РФ к 4 годам 2 мес. лишения свободы без штрафа в ИК общего режима, освобожден УДО на 1 год 11 мес. 27 дней), осужденный приговором районного суда г. Омска от 14.10.2003 по ст. 158 ч. 4 п. "в", ст. 70 УК РФ к 5 годам 2 мес. лишения свободы в ИК строгого режима, отбывая наказание, обратился в суд в порядке ст. ст. 396 - 399 УПК РФ с ходатайством о приведении постановленных в отношении его приговоров в соответствие с ФЗ РФ от 08.12.2003.

Постановлением районного суда г. Омска указанные приговоры приведены в соответствие с новым уголовным законом.

Приговор от 19.10.2000 изменен. Действия К. переквалифицированы с п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 31.10.2002), постановлено считать К. осужденным по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции Закона от 31.10.2002), ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком в 1 год.

Приговор от 26.06.2001 изменен. Из приговора исключен квалифицирующий признак "неоднократно", указание о наличии рецидива преступлений, о назначении наказания с применением ст. 68 УК РФ. Действия К. переквалифицированы с п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 31.10.2002). Постановлено считать К. осужденным по указанному приговору по ст. ст. 158 ч. 2 п. "в", 70 УК РФ к 4 годам 2 мес. лишения свободы в ИК общего режима.

Приговор от 14.11.2003 изменен. Из приговора исключен квалифицирующий признак "лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство". Действия К. переквалифицированы с п. "в" ч. 4 ст. 158 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 31.10.2002). Постановлено считать К. осужденным по последнему приговору по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции Закона от 31.10.2002) к 5 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 26.06.2001 и окончательно определено к отбытию 5 лет 2 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

В надзорной жалобе осужденный просил отменить постановление и определение, снизить срок наказания.

Президиум изменил состоявшиеся судебные решения, указав следующее.

Приговор от 14.10.2003, по которому осужденный отбывает наказание, был постановлен без проведения судебного разбирательства, в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ в данном случае назначенное осужденному наказание не может превышать 2/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания.

Постановлением районного судьи с внесенными в него изменениями этот приговор приведен в соответствие с новым уголовным законом, действия К. переквалифицированы на ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции Закона от 08.12.2003).

Однако в нарушение требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ осужденному было назначено максимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 08.12.2003), тогда как следовало назначить не более 3 лет 4 мес. лишения свободы.

Таким образом, по последнему по времени приговору наказание подлежит снижению как за совершенное преступление, так и назначенное по совокупности приговоров.

В силу изложенного президиум Омского областного суда постановление районного суда и определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда в отношении К. изменил: снизил наказание, назначенное ему по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции Закона РФ от 08.12.2003) до 3 лет 4 мес. лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначил к отбытию 3 года 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима. В остальном судебные решения оставлены без изменения.

 

 

 

 

 

3. ГРАЖДАНСКИЙ ИСК В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ

 

Взыскание компенсации морального вреда, причиненного

потерпевшему повреждением здоровья в результате

совершения преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1

УК РФ, с ненадлежащего гражданского ответчика повлекло

отмену приговора в части разрешения гражданского иска

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 30 марта 2006 г. N 22-945

 

 

Приговором районного суда г. Омска К. осужден по ст. 264 ч. 1, ст. 73 УК РФ к 1 году 6 мес. лишения свободы без лишения права управления транспортным средством условно с испытательным сроком в 1 год 6 мес.

Постановлено взыскать с К. в пользу Б. в счет компенсации морального вреда 95000 руб.

К. признан виновным и осужден за нарушение лицом, управляющим транспортным средством, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

В кассационной жалобе потерпевший Б. выразил несогласие с решением суда в части взыскания с К. указанной суммы в качестве компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что согласно ст. 1079 ГК РФ обязанность компенсировать ему данный вред, причиненный источником повышенной опасности, лежит на ООО "Стройтранссервис", являющемся собственником автомобиля, которым управлял К. в момент ДТП. Просил приговор суда в части гражданского иска отменить, оставив за ним право обратиться с исковыми требованиями в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Кассационная инстанция жалобу потерпевшего удовлетворила, указав следующее.

Из материалов уголовного дела следует, что К. состоял в трудовых отношениях с ООО "Кар До". Автомобиль, которым он управлял в момент дорожно-транспортного происшествия, находился в собственности ООО "Стройтранссервис", но по договору аренды передан во владение и пользование ООО "Кар До", т.е. находился у последнего на законных основаниях.

Судом данные обстоятельства не учтены, что привело к неправильному разрешению гражданского иска и взысканию компенсации морального вреда в пользу потерпевшего Б. с ненадлежащего ответчика К.

При новом рассмотрении уголовного дела в порядке гражданского судопроизводства суду следует привлечь к участию в деле надлежащего ответчика и разрешить вопрос в части гражданского иска в соответствии с требованиями закона.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор районного суда в отношении К. изменила: отменила решение суда в части разрешения гражданского иска, признала за Б. право на удовлетворение исковых требований в возмещении морального вреда в порядке гражданского судопроизводства. В остальной части приговор оставила без изменения.

 

 

 

Уголовно-процессуальным законом не предусмотрена

возможность разрешения вопроса об отсрочке исполнения

приговора в части гражданского иска

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 30 марта 2006 г. N 22-951

 

 

Приговором мирового судьи судебного участка ОАО г. Омска от 06.09.2005 Д. осуждена по ст. 116 ч. 1 УК РФ. Взыскано с Д. в пользу потерпевшей М. в возмещение компенсации морального вреда 7000 руб.

Постановлением того же мирового судьи от 28.11.2005 по заявлению осужденной Д. исполнение приговора в части гражданского иска рассрочено на один год равными долями в порядке ст. 398 УПК РФ.

Потерпевшая М. обжаловала данное постановление в апелляционном порядке в районный суд г. Омска.

Постановлением районного суда г. Омска от 21.12.2005 постановление мирового судьи о рассрочке исполнения приговора в части гражданского иска изменено: постановлено считать его вынесенным на основании ст. 434 ГПК РФ, ст. 18 Закона РФ "Об исполнительном производстве". В остальной части постановление оставлено без изменения, а апелляционная жалоба потерпевшей - без удовлетворения.

В кассационной жалобе потерпевшая М. поставила вопрос об отмене постановления, ссылаясь на его незаконность и необоснованность. Указала, что осужденная имеет возможность единовременно возместить ей причиненный ущерб в сумме 7000 руб.

Кассационная инстанция постановление районного суда отменила, дело направила на новое апелляционное рассмотрение в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, указав следующее.

Принимая решение о рассрочке исполнения приговора в части гражданского иска, мировой судья сослался на ст. 398 УПК РФ.

При этом мировым судьей не учтено, что в соответствии с ч. 2 ст. 398 УПК РФ возможна отсрочка или рассрочка уплаты штрафа на срок до 3 лет, если немедленная уплата его является для осужденного невозможной.

При этом согласно закону такая отсрочка или рассрочка возможна только в том случае, если лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначен штраф в качестве вида уголовного наказания.

Что касается возможности рассрочки уплаты сумм, взысканных судом с виновного при рассмотрении уголовного дела в пользу потерпевшего в возмещение материального ущерба или компенсации морального вреда, то таковая действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрена.

Суд апелляционной инстанции, правильно указав на допущенное мировым судьей нарушение, вопреки установленному порядку, сам принял решение в порядке уголовного судопроизводства, сославшись на ст. 367 УПК РФ.

При изложенных обстоятельствах дело подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение в районный суд, при этом суду следует учесть указанные нарушения и принять решение в строгом соответствии с требованиями закона.

 

 

 

 

 

4. ПРОИЗВОДСТВО О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР

МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

 

В соответствии со ст. 443 ч. 2 УПК РФ в случае, если лицо

не представляет опасности по своему психическому

состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести,

суд выносит постановление о прекращении уголовного дела

и об отказе в применении принудительных мер медицинского

характера и одновременно решает вопрос

об отмене меры пресечения

 

Определение судебной коллегии

по уголовным делам Омского областного суда

от 9 февраля 2006 г. N 22-347

 

 

Постановлением мирового судьи судебного участка ОАО г. Омска Е.Н. освобождена от наказания за совершение общественно опасных деяний, предусмотренных ст. 116 ч. 1 и ст. 119 УК РФ, и к ней применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Районным судом, рассмотревшим дело в апелляционном порядке, постановление мирового судьи оставлено без изменения, а апелляционная жалоба законного представителя Е.Н. - Е.С. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе законный представитель Е.Н. - Е.С. выразил несогласие с принятыми судебными решениями, ссылаясь на то, что причина конфликта не установлена, потерпевшая Г. и свидетель не были допрошены, обстоятельства происшедшего 07.10.2003 не исследовались, все следствие сводилось к установлению психического состояния Е.Н., в связи с чем просил постановления отменить, дело прекратить и Е.Н. освободить из-под стражи.

В кассационной жалобе Е.Н. просила отменить судебные решения, оправдать ее за отсутствием состава преступления, освободить из СИЗО-1, где она находится в течение 7 месяцев и фактически отбыла наказание, отменить принудительное лечение в ОКПБ, поскольку социальной опасности для себя и окружающих не представляет.

Кассационная инстанция судебные решения в части принудительных мер медицинского характера в отношении Е.Н. отменила, указав следующее.

В соответствии со ст. 443 ч. 2 УПК РФ если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера. Одновременно суд решает вопрос об отмене меры пресечения.

Как видно из материалов дела, Е.Н. освобождена от наказания за совершение ею общественно опасных деяний, предусмотренных ст. 116 ч. 1 и ст. 119 УК РФ. Данные деяния в соответствии со ст. 15 УК РФ законодателем отнесены к категории небольшой тяжести, в связи с чем Е.Н. должно быть отказано в применении принудительных мер медицинского характера.

Постановления мирового судьи и судьи апелляционной инстанции в этой части подлежат отмене, а жалобы законного представителя Е.Н. и самой Е.Н. - удовлетворению.

Версии Е.Н. и ее законного представителя, изложенные в кассационных жалобах об отсутствии составов преступлений в действиях Е.Н., мировым судьей и судом апелляционной инстанции проверены и отвергнуты как не нашедшие своего подтверждения, с изложением мотивов принятых решений, не согласиться с которыми у судебной коллегии оснований не имеется. В этой части судебные постановления являются законными и обоснованными.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановления мирового судьи судебного участка САО г. Омска и апелляционной инстанции районного суда г. Омска в отношении Е.Н. в части применения к ней принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа отменила, прекратив производство по делу в этой части. Меру пресечения - содержание под стражей - в отношении Е.Н. отменила, освободив ее из-под стражи. В остальном судебные решения оставила без изменения, кассационные жалобы удовлетворила частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь