Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2007 г. по делу N 22-6575/2007

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                          Потаповой Г.Н.,

    судей                                           Шатохина В.Б.,

                                                      Бурдина А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании 27 июня 2007 года кассационную жалобу осужденного В. и кассационное представление заместителя прокурора Ленинского района г. Нижнего Тагила Давиденко Г.М. на приговор Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 06 апреля 2007 года, которым

В., 1989 года рождения,

осужден по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации с применением ч. 6.1 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

К., 1987 года рождения,

судимый с учетом внесенных в приговоры изменений 17 декабря 2002 года по п. "а" ч. 2 ст. 161, п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам 9 месяцам лишения свободы; 18 декабря 2002 года по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы, а с частичным присоединением наказания, назначенного по приговору от 17 декабря 2002 года, к 4 годам 9 месяцам лишения свободы; освобожденный 18 июля 2005 года условно-досрочно на 2 года 1 месяц 2 дня,

осужден по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к 5 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 5 лет 1 месяц лишения свободы.

На основании ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации к назначенному наказанию частично, в виде 5 месяцев лишения свободы, присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 18 декабря 2002 года, и окончательно К. назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Бурдина А.В., мнение прокурора Белоусовой О.В., полагавшей изменить приговор в отношении К. по доводам кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

В. и К. признаны виновными в разбое, совершенном 06 июля 2006 года группой лиц по предварительному сговору. Кроме того, К. признан виновным в краже, совершенной 02 декабря 2006 года.

Преступления были совершены в г. Нижнем Тагиле при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденный В. просит приговор в отношении его изменить, переквалифицировать его действия по более мягкому закону, так как он не принимал непосредственного участия в совершении преступления. Также просит о смягчении наказания, считая его чрезмерно суровым.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в отношении К. и о направлении дела на новое судебное разбирательство. Представление мотивируется тем, что судом не был исследован вопрос о том, за что и по какой статье К. был осужден 18 декабря 2002 года. Между тем из справки о судимости усматривается, что 18 декабря 2002 года ранее не судимый К. в возрасте 15 лет был осужден за преступление средней тяжести. В соответствии с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08 декабря 2003 года, к К. нельзя применить наказание в виде лишения свободы, а следовательно, применение ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по последнему приговору является неправильным.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и кассационном представлении, судебная коллегия находит приговор в отношении В. законным и обоснованным, а в отношении К. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность В. и К. в разбойном нападении на гражданина О. группой лиц по предварительному сговору подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, подробно изложенных в приговоре.

Утверждение В. о том, что он не принимал непосредственного участия в совершении преступления, опровергнуто материалами дела.

Так, осужденный К. показал в судебном заседании, что телефон у потерпевшего предложил забрать В. Для этого они преследовали потерпевшего, а затем напали на него и завладели телефоном.

Сам В. добавил, что он нанес О. несколько ударов по телу кулаком и не менее двух раз пнул его по телу. Затем он стал удерживать потерпевшего, а К. в это время осматривал у О. карманы. Потерпевший выбросил телефон в кусты, но К. его поднял и после этого они ушли.

Из показаний потерпевшего усматривается, что В. требовал у него деньги еще в магазине, а когда потерпевший отказал, то В. пригрозил, что будет ждать его на улице. Когда О. вышел, то В. опять потребовал у него деньги, потерпевший опять отказал. Тут подошел К. и вместе с В. стал толкать О. Прохожие помогли ему освободиться от К. и В., и он пошел домой. Но во дворе его дома В. и К. догнали его, сбили с ног и оба нанесли ему удары по телу и голове, а К. достал у него из кармана сотовый телефон.

Показания осужденных и потерпевшего надлежащим образом проверены судом и подтверждены другими доказательствами по делу, в том числе заключением судебно-медицинского эксперта о причинении потерпевшему легкого вреда здоровью, явками с повинной В. и К., поэтому обоснованно признаны судом достоверными доказательствами в той части, в какой они не противоречат другим доказательствам.

Суд пришел к правильному выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности В. и К. в совершении данного преступления и верно квалифицировал их действия.

Также обоснованно К. признан виновным в краже у А. золотого кольца, и действия его квалифицированы правильно, что никем не оспаривается.

Вопрос о наказании В. и К. за совершенные преступления разрешен судом правильно, с учетом содеянного каждым из них, данных об их личности, всех обстоятельств по делу. Назначенное осужденным наказание чрезмерно суровым не является.

Вместе с тем назначение К. наказания с применением ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации является необоснованным.

Как видно из материалов дела и представленной в кассационную инстанцию копии приговора от 18 декабря 2002 года, К. был осужден по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы в воспитательной колонии. Преступление, предусмотренное п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, относящееся к категории средней тяжести, осужденный совершил 10 ноября 2002 года, то есть в возрасте 15 лет; ранее он не был судим (приговор от 17 декабря 2002 года не вступил в законную силу). Поэтому в соответствии с ч. 6 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08 декабря 2003 года) ему (К.) нельзя было назначать наказание в виде лишения свободы.

Это обстоятельство не было учтено судом при пересмотре 24 января 2005 года данного приговора и приговора от 17 декабря 2002 года. Кроме того, по приговору от 17 декабря 2002, которым К. был осужден по п. "а" ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд, переквалифицировав действия осужденного с ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08 декабря 2003 года), вновь назначил ему по этой статье наказание в виде лишения свободы, что делать был не вправе.

Поскольку К. приговором от 17 декабря 2002 года был осужден еще по п. "а" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы, направление его для отбывания наказания в воспитательную колонию не противоречило закону. Срок отбывания наказания ему исчислялся с 10 ноября 2002 года (с учетом приговора от 18 декабря 2002 года).

18 июля 2005 года К. был освобожден условно-досрочно на 2 года 1 месяц 2 дня (с учетом срока наказания 4 года 9 месяцев по двум пересмотренным приговорам от 17 декабря 2002 года и от 18 декабря 2002 года), хотя срок условно-досрочного освобождения должен был быть определен в 3 месяца 22 дня, исходя из 3 лет лишения свободы, назначенных по п. "а" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, к моменту совершения преступления (06 июля 2006 года), за которое К. осужден по приговору от 06 апреля 2007 года, срок условно-досрочного освобождения закончился, и, следовательно, суд не должен был по новому приговору назначать К. наказание с применением ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного указание о применении этой статьи подлежит исключению из приговора.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 06 апреля 2007 года в отношении К. изменить: исключить из резолютивной части приговора указание об отмене условно-досрочного освобождения и о назначении ему наказания с применением ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации и считать К. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, к 5 годам 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор в отношении К. и этот же приговор в отношении В. оставить без изменения, а кассационную жалобу В. и кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ПОТАПОВА Г.Н.

 

Судьи

БУРДИН А.В.

ШАТОХИН В.Б.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь