Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2007 г. по делу N 22-6611/2007

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                          Потаповой Г.Н.,

    судей                                            Бурдина А.В.,

                                                     Шатохина В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании 27 июня 2007 года кассационное представление прокурора г. Первоуральска Рудых А.М., кассационную жалобу осужденного К. на приговор Первоуральского городского суда Свердловской области от 26 апреля 2007 года, которым

К., 1975 года рождения,

осужден по ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации к 9 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации к обязательным работам на срок 160 часов, по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации к обязательным работам на срок 160 часов, по п. "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, в силу ст. 71 Уголовного кодекса Российской Федерации исходя из соответствия 8 часов обязательных работ одному дню лишения свободы, окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Содержится под стражей.

По делу разрешены гражданские иски, заявленные потерпевшими Р. и С.

Заслушав доклад судьи Потаповой Г.Н., мнение прокурора отдела Свердловской областной прокуратуры Фирсова А.В., поддержавшего доводы, изложенные в кассационном представлении, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда К. признан виновным в угрозе убийством Р., у которой имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, а также в нанесении побоев этой же потерпевшей, причинивших ей боль. Также признан виновным в нанесении гражданину Ш. побоев, в результате чего последнему были причинены телесные повреждения в виде множественных ссадин на коже правой ушной раковины, на коже правого коленного сустава, которые как вред здоровью не расцениваются.

Помимо этого, К. признан виновным в открытом хищении принадлежащего потерпевшей Р. сотового телефона "Моторола" стоимостью 700 руб., совершенном с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, и в нападении на гражданку С. в целях хищения ее имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Все преступления совершены К. в состоянии алкогольного опьянения 01 мая 2007 года при изложенных в приговоре суда обстоятельствах.

В судебном заседании К. свою вину признал частично.

В кассационном представлении прокурор просит приговор в отношении К. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что наличие у К. корыстного мотива при завладении имуществом Р. и С. не установлено и достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что насилие в отношении С. он применял с целью завладения ее имуществом, суду не представлено. В обоснование представления ссылается на показания самого К., которые, по мнению прокурора, ничем не опровергнуты. Также указывает на нарушение судом положений ст. 295 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, выразившееся в том, что после удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора суд возобновил производство по делу, нарушив тем самым тайну совещательной комнаты, после чего вновь удалился в совещательную комнату. По мнению прокурора, суд, неверно квалифицировав действия К. по эпизодам завладения имуществом Р. и С., назначил К. несправедливое, чрезмерно суровое наказание.

В кассационной жалобе осужденный К. оспаривает обоснованность его осуждения и утверждает, что положенные в основу обвинительного приговора показания потерпевших голословны и ничем не подтверждены. Считает, что дело расследовалось следователем Матюсиной О. с обвинительным уклоном и было сфальсифицировано ею, что, по его мнению, подтверждается заключениями судебно-медицинских экспертиз, а также отсутствием вещественных доказательств и протоколов изъятия последних. Обращает внимание на то, что оригинал и копия уголовного дела, а также копия приговора на таджикском языке ему не предъявлялись. С учетом изложенного просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

 

Проверив материалы дела и обсудив изложенные в кассационных жалобе и представлении доводы, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по указанным ниже основаниям.

Виновность К. в совершении преступных действий, за которые он осужден, проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами установлена полностью и автором представления не оспаривается.

Доводы К. о необоснованности его осуждения, аналогичные его позиции в судебном заседании, судом проверялись и обоснованно были отвергнуты со ссылкой на показания потерпевших Р., Ш., С., свидетелей О., А., М., Г., на протоколы очных ставок, личного досмотра К. и заключения судебно-медицинских экспертиз.

При этом суд обоснованно признал достоверными показания потерпевших, поскольку их показания соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам, объективно подтверждаются другими доказательствами и согласуются с ними.

Так, из показаний потерпевших Р. и С. видно, что во время отдыха на берегу реки находившийся в состоянии алкогольного опьянения К. стал приставлять нож к своему горлу, а затем приставил лезвие ножа к горлу Р. и стал говорить, что может ее убить. Они обе испугались и стали успокаивать его. При этом Р. реально восприняла его угрозу, так как К. был агрессивен. Позднее, когда к их компании подошел друг С. - Ш. - и стал разговаривать с Р., отошедший к реке К. подбежал к Ш. и с криком "Не трогай мою женщину!" ударил Ш. кулаком в лицо, отчего тот упал, а К. несколько раз пнул потерпевшего ногой по телу. После того как О. разнял их, К., обернувшись, ударил Р. в область левого виска. Когда все немного успокоились и К. с Р. пошли домой, К. потребовал, чтобы последняя отдала ему сотовый телефон, а в ответ на ее отказ стал угрожать ей расправой и с силой вырвал телефон у нее из рук. На ее просьбы вернуть телефон К. заявил, что телефон теперь его и он его ей не отдаст. После этого К. убежал обратно к реке, где оставалась одна С., которую он также избил, сбив ее ударом руки на землю и нанеся множественные удары ногами по телу и голове, при этом сломав ей три вставных зуба; сидя на спине у потерпевшей, стал прыгать на ней, угрожая сломать позвоночник и требуя при этом позвать Р., потом вырвал из рук С. сотовый телефон "Самсунг", а затем, когда волок ее за рукав одежды к реке, сорвал с ее правой руки три золотых кольца.

Эти показания потерпевших согласуются с показаниями свидетелей О., А., М., Г. и потерпевшего Ш., подробно изложенными в приговоре, и объективно подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертиз, согласно которым у Ш. были обнаружены телесные повреждения в виде множественных ссадин на коже правой ушной раковины, на коже правого коленного сустава, которые образовались в результате ударного воздействия тупого твердого предмета и как вред здоровью не расцениваются. У С. были обнаружены телесные повреждения в виде перелома 9-го, 10-го ребер с обеих сторон, пневмоторакса справа, которые могли образоваться в результате ударного воздействия тупым твердым предметом и повлекли за собой расстройство здоровья свыше трех недель, в связи с чем расцениваются как вред здоровью средней тяжести. Также у нее были обнаружены телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга, подкожной гематомы лба, ушибленной раны лица, ушибов мягких тканей лица, которые могли образоваться в результате ударного воздействия тупого твердого предмета, повлекли за собой расстройство здоровья сроком свыше 6 дней (но не более трех недель) и расцениваются как легкий вред здоровью. Помимо этого, у С. был обнаружен ушиб мягких тканей верхних конечностей, который мог образоваться в результате ударного воздействия и как вред здоровью не расценивается.

Проанализировав исследованные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины К. и правильно квалифицировал его действия по эпизодам в отношении Р. и Ш. по ст. 119, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 116 и п. "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем должным образом мотивировал в приговоре.

Вопреки утверждениям осужденного об отсутствии по делу вещественных доказательств у К. при его задержании и личном досмотре были обнаружены и изъяты принадлежащие потерпевшим Р. и С. сотовые телефоны "Моторола" и "Самсунг". При этом, как явствует из показаний свидетеля Г., задержанный К. заявил, что оба телефона принадлежат ему.

Утверждение автора представления об отсутствии у К. корыстного умысла при завладении имуществом Р. и С. опровергается вышеприведенными показаниями потерпевших и свидетеля Г.

Вместе с тем суд, правильно установив фактические обстоятельства по эпизоду с потерпевшей С., дал неверную юридическую оценку его действиям.

Между тем, как видно из показаний потерпевшей С. и установлено самим судом, К. молча стал избивать эту потерпевшую и уже в ходе избиения, сидя у нее на спине и прыгая, угрожал сломать ей позвоночник; при этом требовал, чтобы она позвала свою сестру Р. Телефон у С. забрал после того, как тот зазвонил и потерпевшая не стала звать сестру, как этого требовал осужденный. Золотые кольца забрал тогда, когда волок ее за рукав одежды к реке.

При таких обстоятельствах следует признать, что доказательств, свидетельствующих о применении К. насилия к С. и о высказывании им угрозы причинения тяжкого вреда здоровью с целью завладения ее имуществом, в ходе предварительного и судебного следствия добыто не было. Поэтому коллегия находит нужным действия К. по данному эпизоду переквалифицировать с ч. 1 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на три статьи: на ч. 1 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, но вызвавшего длительное расстройство здоровья; на ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации как угрозу причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, и на ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации как открытое хищение чужого имущества.

Наказание К. в виде лишения свободы назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного им, данных, характеризующих его личность, обстоятельств, смягчающих наказание, и влияния назначенного наказания на исправление осужденного.

С учетом вносимых в приговор изменений коллегия находит необходимым снизить срок наказания, назначенного К. по совокупности преступлений.

Утверждение К. о неполучении им копии перевода приговора на таджикском языке надуманно и опровергается материалами дела, где имеется расписка осужденного о получении им копии приговора от 26 апреля 2007 года на таджикском языке.

Что касается неполучения К. оригинала и копии уголовного дела, то законом таковое не предусмотрено; с материалами уголовного дела К. был ознакомлен по окончании следствия совместно с защитником и переводчиком и копию перевода обвинительного заключения на таджикском языке получил.

Несостоятельно и не основано на законе и утверждение автора представления о нарушении судом тайны совещательной комнаты, поскольку, как явствует из протокола судебного заседания, выйдя из совещательной комнаты, суд возобновил судебное следствие, после чего вновь провел прения сторон и выслушал последнее слово подсудимого, а затем удалился в совещательную комнату для постановления приговора, что не оспаривается и самим прокурором.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Первоуральского городского суда Свердловской области от 26 апреля 2007 года в отношении К. изменить.

Переквалифицировать действия К. с ч. 1 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 112, ст. 119 и ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить ему наказание по ч. 1 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде 2 лет 10 месяцев лишения свободы, по ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде 1 года лишения свободы, по ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде 3 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 119, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 116, п. "г" ч. 2 ст. 161, ст. 119, ч. 1 ст. 112 и ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, в силу ст. 71 Уголовного кодекса Российской Федерации, исходя из соответствия 8 часов обязательных работ одному дню лишения свободы, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить К. 5 лет 4 месяца лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор суда оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Кассационное представление прокурора удовлетворить частично.

 

Председательствующий

ПОТАПОВА Г.Н.

 

Судьи

БУРДИН А.В.

ШАТОХИН В.Б.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь