Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

за I полугодие 2007 года

 

 

Кассационная практика.

 

1. Поскольку ответчик не вселялся в общежитие, у него не возникло права на данное жилое помещение.

 

Прокурор г. Петрозаводска обратился в суд в интересах МВД Республики Карелия с иском по тем основаниям, что ответчики Р. с декабря 1988 г. зарегистрированы в общежитии МВД РК по ул. Щорса в г. Петрозаводске, однако жилое помещение им фактически не предоставлялось, решение о предоставлении жилья собственник жилья не принимал, ордер был выдан без права проживания. Регистрация ответчиков нарушает права МВД РК, как владельца федерального имущества, на распоряжение, владение и пользование этим общежитием. Прокурор просил признать ответчиков не приобретшими право пользования жилым помещением.

Ответчик Р. заявил встречный иск к МВД РК по тем основаниям, что на основании решения руководства подразделения МВД РК в ноябре 1988 года ему выдан ордер на комнату N 8 "б" в указанном общежитии, он неоднократно обращался к руководству, однако комната ему в фактическое пользование не предоставлялась. Он не обеспечен жильем, просил обязать МВД РК предоставить ему на состав семьи из трех человек в фактическое пользование для проживания жилое помещение в данном общежитии, соответствующее норме предоставления площади жилого помещения по договору социального найма.

Решением Петрозаводского городского суда иск прокурора удовлетворен, ответчики Р. признаны не приобретшими право пользования жилым помещением по ул. Щорса в г. Петрозаводске, в удовлетворении встречного иска отказано.

Суд кассационной инстанции оставил решение без изменения, указав следующее.

Судом установлено, что ответчик Р. работал в системе органов внутренних дел с 1988 г. по 2003 г., в настоящее время является пенсионером МВД РК. В ноябре 1988 г. в соответствии с решением жилищной комиссии по распределению мест в общежитии МВД РК ему была разрешена прописка в указанном общежитии, выдан ордер на комнату без права проживания, в связи с чем с декабря 1988 г. Р. с супругой Р. и сыном зарегистрированы в указанном общежитии. Однако фактически в общежитие они не вселялись, не проживали, оплату за него не производили.

Поскольку Р. с семьей зарегистрирован в общежитии с 1988 г., следовательно, при разрешении спора в этой части следует применять положения Жилищного кодекса РСФСР.

В силу ст. 109 Жилищного кодекса РСФСР и Примерного положения об общежитиях, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 11 августа 1988 г. N 328, жилая площадь в общежитии предоставлялась по совместному решению администрации, профсоюзного комитета.

Поскольку ответчику Р. комната в общежитии фактически не предоставлялась, в общежитие с семьей он не вселялся, в нем никогда не проживал, следовательно, у него не возникло право на данное жилое помещение; при этом сама по себе регистрация в общежитии право на данное жилое помещение не порождает.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил иск о признании ответчиков Р. не приобретшими право пользования этим жилым помещением.

Рассматривая встречный иск в пределах заявленных требований и в соответствии со ст. 99 Жилищного кодекса РФ, суд правомерно отказал в его удовлетворении, исходя из того, что собственник данного общежития в установленном порядке не принимал решение о предоставлении Р. жилого помещения в этом общежитии.

При этом не могут быть приняты во внимание доводы кассационной жалобы Р. о том, что не вселение в общежитие имело место по вине МВД РК. Как видно из материалов дела в ноябре 1988 г на заседании жилищной комиссии по распределению мест в общежитии МВД РК рассматривался рапорт Р. о прописке в общежитии без права проживания. Данный рапорт был удовлетворен, в подтверждение чего Р. выдан ордер на комнату в данном общежитии с отметкой "без права проживания". Таким образом, МВД РК не принимало решение о предоставлении Р. комнаты в общежитии, соответственно у МВД и не возникла обязанность по предоставлению ему указанного жилого помещения; при этом указанная комната на момент выдачи ордера была занята.

Ссылки на положения ч. 4 ст. 3, ст. 102 и ст. 103 Жилищного кодекса РФ также не могут быть учтены, поскольку у Р. и членов его семьи не возникло право пользования общежитием.

По мнению судебной коллегии, несостоятельными являются доводы кассационной жалобы о том, что судом не исследовался вопрос о том, действительно ли нарушены права РФ в лице МВД РК. Из представленных материалов видно, что общежитие является федеральной собственностью, находится в оперативном управлении МВД РК, которое, исходя из положений ст. ст. 125, 288, 296 ГК РФ, является надлежащим истцом по настоящему делу.

В данном случае прокурор обратился в суд в порядке ст. 45 ГПК РФ, в связи с чем ошибочными являются ссылки на то, что прокурор не имел правовых оснований для обращения в суд.

 

2. По делу по иску о взыскании вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, надлежащим ответчиком является Министерство финансов РФ.

 

С. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о возмещении имущественного ущерба и взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением его к уголовной ответственности. Требования мотивированы тем, что 19.07.06 г. он был привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 286 УК РФ, в последующем постановлением следователя Карельской транспортной прокуратуры уголовное дело в отношении него прекращено за отсутствием состава преступления. В связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности ему причинен имущественный вред, связанный с оплатой юридической помощи адвокатов, осуществлявших его защиту на предварительном следствии и в суде. Истец просил взыскать с ответчика расходы по оплате услуг адвокатов и компенсацию морального вреда.

Решением Сортавальского городского суда исковые требования удовлетворены частично, с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации в пользу истца взыскана компенсация морального вреда, в остальной части иска отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия решение суда оставила без изменения, указав следующее.

Судом установлено, что 22.08.2004 г. следователем Карельской транспортной прокуратуры было возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 285, статьей 293, частью 3 статьи 159 УК РФ, 19.07.2006 г. из него выделено уголовное дело по обвинению С. по части 1 статьи 286 УК РФ, в указанный день ему предъявлено обвинение. Данное уголовное дело в отношении истца было прекращено по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления, за С. признано в соответствии со статьей 134 УПК РФ право на реабилитацию.

В соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности возмещается за счет казны Российской Федерации в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В силу ст. 1071 ГК РФ вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

Учитывая изложенное, суд правомерно признал надлежащим ответчиком по делу Министерство финансов РФ.

Согласно статье 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах суд правильно указал, что истец имеет право на компенсацию морального вреда.

При этом судебной коллегией не приняты во внимание доводы кассационной жалобы ответчика о том, что в соответствии с пунктом 10 статьи 158 Бюджетного кодекса РФ надлежащим ответчиком по данному делу является Генеральная прокуратура РФ. В силу статьи 1 названный Кодекс регулирует бюджетные правоотношения между субъектами бюджетных правоотношений, участником которых истец не является.

Решение суда признано законным и обоснованным.

 

3. Порядок возмещения реабилитированному лицу имущественного вреда предусмотрен статьей 135 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в связи с чем суд обоснованно прекратил производство по гражданскому делу на основании статьи 220 Гражданского процессуального кодекса РФ.

 

С. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о возмещении имущественного ущерба и взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением его к уголовной ответственности. Требования мотивированы тем, что 19.07.06 г. он был привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 286 УК РФ, в последующем постановлением следователя Карельской транспортной прокуратуры уголовное дело в отношении него прекращено за отсутствием состава преступления. В связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности истцу причинен имущественный вред, связанный с оплатой юридической помощи адвокатов, осуществлявших его защиту на предварительном следствии и в суде. Истец просил взыскать с ответчика расходы по оплате услуг адвокатов и компенсацию морального вреда.

Определением Сортавальского городского суда производство по делу прекращено в части исковых требований о взыскании расходов по оплате услуг адвокатов на предварительном следствии и в суде.

Суд кассационной инстанции оставил определение суда о прекращении производства по делу без изменения, указав следующее.

Из представленных материалов дела видно, что истец заявил исковые требования о взыскании расходов, понесенных им в связи с оплатой услуг адвокатов по уголовному делу на предварительном следствии и в суде.

В соответствии со ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 1 ст. 134 ГПК РФ.

Пункт 1 части 1 ст. 134 ГПК РФ предусматривает, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Поскольку ст. 135 УПК РФ предусматривается порядок возмещения реабилитированному имущественного вреда, суд обоснованно прекратил производство по делу в этой части.

Несостоятельными являются ссылки в частной жалобе истца на Постановление Правительства РФ от 09.02.2002 г. N 666 "О порядке исполнения Министерством финансов Российской Федерации судебных актов по искам к казне Российской Федерации на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти", поскольку указанный нормативный акт отменен в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 20 марта 2006 г. N 146.

Судом кассационной инстанции не приняты во внимание и ссылки в частной жалобе на определение Верховного суда РФ от 14 января 2005 г. по делу по иску Т. к Министерству финансов РФ, Министерству внутренних дел РФ, Министерству юстиции РФ о возмещении убытков, где судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что иск Т. о взыскании материального ущерба в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности подлежал разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Из данного судебного акта видно, что уголовное дело в отношении истицы было прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления в сентябре 1999 г., в суд она обратилась в феврале 2000 г., в то время в законе не было иного порядка, кроме установленного ст. 1070 ГК РФ и нормами гражданского процессуального законодательства, для возмещения в судебном порядке вреда, причиненного незаконным привлечением гражданина к уголовной ответственности, а правила главы 18 УПК РФ введены в действие с 1 июля 2002 г.

При таких обстоятельствах определение суда признано законным, оно основано на правильном толковании и применении норм материального и процессуального права.

 

4. Таможенным кодексом Российской Федерации не предусмотрена возможность признания имущества бесхозяйным с обращением имущества в собственность государства.

 

Специализированное государственное учреждение при Правительстве РФ "Российский фонд федерального имущества" обратилось в суд с заявлением о признании имущества бесхозяйным по тем основаниям, что 30 марта 2006 г. К. ввез на территорию России бывшие в употреблении: четыре колеса с дисками и аккумулятор, которые были помещены на склад временного хранения таможенного поста МАПП "Люття". К. уведомлялся Костомукшской таможней о необходимости осуществления таможенного оформления товара и о возможной передаче имущества специализированной организации, однако меры по выпуску товара не предпринял. Заявитель просил в соответствии со статьей 225 ГК РФ признать указанное имущество бесхозяйным с дальнейшим его обращением в собственность государства.

Решением Костомукшского городского суда в удовлетворении заявления отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия признала Республики Карелия признала решение суда законным и обоснованным, указав следующее.

В соответствии с частью 3 статьи 2 Гражданского кодекса РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Согласно статье 3 Таможенного кодекса РФ отношения в области таможенного дела, в том числе отношения по установлению порядка перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу, отношения, возникающие в процессе таможенного оформления и таможенного контроля, обжалования актов, действий (бездействия) таможенных органов и их должностных лиц, а также отношения по установлению применению таможенных режимов, установлению, введению и взиманию таможенных платежей, регулируются таможенным законодательством РФ.

Судом установлено, что бывшие в употреблении два колеса с дисками и аккумулятор были ввезены К. на территорию России как декларантом и помещены на склад временного хранения таможни, таможенное оформление указанных товаров произведено не было. Костомукшская таможня направляла К. уведомления о необходимости принять меры по выпуску товара в соответствии с таможенным законодательством.

Таким образом, в отношении указанного товара Костомукшская таможня осуществляла действия, предписанные нормами таможенного законодательства, а именно главой 41 Таможенного кодекса РФ.

Согласно статьям 429, 431, 432 Таможенного кодекса РФ распоряжение товарами, срок временного хранения которых или срок хранения которых на таможенном складе истек, осуществляется на основании акта таможенного органа организацией, уполномоченной Правительством РФ, путем их реализации, уничтожения или утилизации, в порядке, определяемом Правительством РФ. При этом суммы, вырученные от реализации товаров и транспортных средств, не обращенных в федеральную собственность, выплачиваются их законному владельцу, в порядке, определяемом Правительством РФ, в течение трех лет со дня их реализации, за вычетом сумм ввозных таможенных пошлин, налогов в отношении иностранных товаров, которые подлежали бы уплате, если бы они были выпущены для свободного обращения, а также расходов на перевозку (транспортировку), хранение товаров и их реализацию (включая экспертизу и оценку), понесенных таможенными органами и иными лицами.

Однако Таможенным кодексом РФ не предусмотрена возможность признания имущества бесхозяйным с обращением имущества в собственность государства.

Учитывая изложенное, суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований, поскольку в данном случае нормы гражданского законодательства не применимы.

При этом не могут быть приняты во внимание доводы заявителя в кассационной жалобе на отсутствие определяемого Правительством РФ порядка распоряжения товарами, срок временного хранения которых или срок хранения которых на таможенном складе истек, и организации, осуществляющей данную деятельность. Указанное обстоятельство не свидетельствует о возможности применения к отношениям в сфере таможенного оформления норм гражданского законодательства.

Решение суда соответствует требованиям ст. 198 ГПК РФ.

 

В Президиуме Верховного Суда Республики Карелия.

 

1. Судебные постановления отменены ввиду существенного нарушения норм процессуального права.

 

А. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ в г. Сегежа РК по тем основаниям, что она работала в качестве музыкального руководителя детского сада N 17 г. Сегежа с 3 апреля 1978 года. Ответчик отказал истице в назначении досрочной трудовой пенсии в связи с отсутствием необходимого стажа педагогической работы. В специальный стаж работы истицы ответчиком не были включены периоды ее работы с 3 апреля 1978 года по 31 декабря 1978 года и с 1980 года по 1982 год в должности музыкального руководителя, поскольку работа в указанной должности засчитывается при условии выполнения нормы рабочего времени, установленной за ставку заработной платы. А. в эти периоды работала в должности музыкального руководителя на 0,5 ставки. Истица не согласна с решением комиссии ГУ - Управление Пенсионного Фонда РФ в г. Сегежа РК, просила обязать ответчика зачесть в льготный стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии по старости, вышеуказанные периоды работы в должности музыкального руководителя детского сада N 17 г. Сегежа и назначить ей пенсию со дня обращения в Пенсионный орган.

Решением Сегежского городского суда иск удовлетворен частично. Суд обязал ответчика включить А. в стаж работы, дающий право на назначение досрочной пенсии, в связи с осуществлением педагогической деятельности, периоды работы в должности музыкального руководителя детского сада N 17 с 3 апреля по 31 декабря 1978 года, с января по ноябрь 1980 года, с января по декабрь 1981 года.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия решение Сегежского городского суда в части включения в педагогический стаж периода работы с 1 января 1980 года по ноябрь 1980 года и не включения в этот стаж периода с 24 ноября 1980 года по 31 декабря 1980 года отменено, дело в этой части направлено на новое рассмотрение.

Определением Сегежского городского суда производство по делу по иску А. к ГУ - Управление Пенсионного Фонда РФ в г. Сегежа РК о включении периода работы с 1 января 1980 года по 23 ноября 1980 года в льготный стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии, прекращено в связи с отказом истицы от иска.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия отменил все указанные судебные постановления ввиду существенного нарушения норм процессуального права, указав следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Как видно из решения Сегежского городского суда судом решен вопрос о включении в стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии, периодов работы истицы с 3 апреля 1978 года по 31 декабря 1978 года, с января по ноябрь 1980 года, с января по декабрь 1981 года. При этом суд исходил из того, что истица изменила исковые требования, просила обязать ответчика включить в стаж, дающий право на назначение пенсии, период работы в должности музыкального руководителя с 3 апреля по 31 декабря 1978 года, с января по ноябрь 1980 года и с января по 31 декабря 1981 года, от остальной части исковых требований отказалась.

Однако отказ от иска должен происходить с соблюдением положений ст. 39, 173 и 220 ГПК РФ.

Между тем судом не обсуждался вопрос о правомерности отказа от иска, истице не разъяснялись последствия отказа от иска, отказ от иска судом не принимался, производство по делу в связи с отказом от иска не прекращалось. В связи с чем суду следовало разрешить вопрос по всем заявленным требованиям.

Судом не решен вопрос по требованиям о включении в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии, по периодам с ноября 1980 года по 1 января 1981 года, с 1 января по 31 декабря 1982 года и о назначении досрочной трудовой пенсии.

При таких обстоятельствах у судебной коллегии при вынесении кассационного определения не было оснований лишь для частичной отмены судебного постановления. Поэтому решение Сегежского городского суда и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам отменены с направлением дела на новое рассмотрение в Сегежский городской суд.

В соответствии с ч. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Принимая отказ от иска и прекращая производство по делу, суд указал, что отказ от иска в части включения в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии, периода с 1 января 1980 года по 23 ноября 1980 года не противоречит закону.

С такой позицией согласиться нельзя. Пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 года N 25 предусматривает, что при разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года, то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

Таким образом, отказ от иска в этой части противоречит закону и не мог быть принят судом. В связи с чем определение суда о прекращении производства по делу также отменено судом надзорной инстанции.

 

2. Собственник, утративший имущество, имеет право на его возврат из незаконного владения по основаниям, предусмотренным статьей 303 Гражданского кодекса РФ.

 

Истцы П. обратились в суд с иском к ответчикам П. и М. по тем основаниям, что истцы заключили договор дарения квартиры по пр. Лесному в г. Петрозаводске с М. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 12 мая 2006 года договор дарения указанной квартиры признан недействительным. Истцы зарегистрированы постоянно проживающими в данной квартире. С 10 июня 2005 года квартира принадлежит на праве собственности В. на основании договора купли-продажи. Истцы просили взыскать с ответчика в их пользу в счет возмещения убытков стоимость квартиры.

Решением Петрозаводского городского суда иск удовлетворен.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил судебное решение по следующим основаниям.

Судом установлено, что 6 мая 2005 года между истцами с одной стороны и ответчиком М. с другой стороны был заключен договор дарения вышеуказанной квартиры.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 12 мая 2006 года договор дарения указанной квартиры признан недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 179 ГК РФ, а именно: как сделка, совершенная под влиянием обмана.

Согласно п. 2 ст. 179 ГК РФ если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пункте 1 настоящей статьи, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах.

Суд, удовлетворяя иск, пришел к выводу, что возврат квартиры истцам невозможен ввиду того, что квартира находится в собственности Е. на основании договора купли-продажи, заключенного 22 мая 2006 года с прежним собственником В., которая в свою очередь приобрела квартиру у ответчика М.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии с п. 1 ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск).

Последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является возврат имущества из незаконного владения (виндикация).

Таким образом, собственник, утративший имущество, обладает правом на его возврат из незаконного владения по основаниям, предусмотренным ст. 302 ГК РФ. При этом собственник вправе требовать возврата имущества не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих сделок.

При таких обстоятельствах решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

3. В случае увольнения работника по собственному желанию до окончания года, в счет которого он получил ежегодный оплачиваемый отпуск, из его заработной платы могут быть произведены удержания за неотработанные дни отпуска.

 

МДОУ "Детский сад N 5" обратилось в суд с иском к Б. о взыскании денежных средств по тем основаниям, что Б. была принята на работу 01.12.2005 года. По истечении шести месяцев в июне 2006 года Б. был предоставлен очередной отпуск в количестве 58 календарных дней с 08.06.2006 года по 05.08.2006 года с выплатой отпускных в полном объеме. 7 августа 2006 года Б. была уволена по собственному желанию. Б. отказалась добровольно возместить денежные средства за неотработанную часть отпуска. В связи с чем истец просил суд взыскать с Б. денежные средства за неотработанную часть отпуска.

Решением мирового судьи судебного участка Прионежского района иск удовлетворен.

Апелляционным решением Прионежского районного суда решение мирового судьи отменено и принято новое решение об отказе в иске.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил апелляционное решение суда, указав следующее.

Отменяя решение мирового судьи и отказывая в иске о взыскании денежных средств с Б. за неотработанную часть отпуска, суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что, хотя полученная Б. сумма за неотработанные дни отпуска является излишне выплаченной, оснований для ее взыскания, указанных в ч. 4 ст. 137 ТК РФ, не имеется.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что поскольку Б. прекратила трудовые отношения с истцом, то из ее заработка не могут быть произведены удержания.

Такие выводы суда основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

В соответствии со статьей 137 ТК РФ удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

В силу абзаца 4 части 2 статьи 137 ТК РФ при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска могут производиться удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю. Удержания за эти дни не производятся, если работник увольняется по основаниям, указанным в п. п. 1, 2, подп. "а" п. 3 и п. 4 статьи 81, п. п. 1, 2, 5, 6 и 7 статьи 83 настоящего Кодекса.

Согласно части 2 раздела 1 Правил, утвержденных Наркомтрудом СССР, от 30.04.1930 г. N 169 "Об очередных и дополнительных отпусках" в случаях, когда работник увольняется до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил отпуск, наниматель вправе из заработной платы произвести удержание за неотработанные дни отпуска.

Судом установлено, что ответчица была принята на работу в МДОУ "Детский сад N 5" воспитателем с 01.12.2005 года.

Приказом от 06.06.2006 г. ответчице был предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск на 42 календарных дня и дополнительный отпуск на 16 календарных дней и выплачены отпускные за все дни предоставленного отпуска.

Ответчица уволена по собственному желанию в соответствии со ст. 80 ТК РФ с 07.08.2006 года.

Поскольку Б. уволилась по собственному желанию до окончания года, в счет которого она получила ежегодный оплачиваемый отпуск, из ее заработной платы могут быть произведены удержания за неотработанные дни отпуска.

При таких обстоятельствах апелляционное решение Прионежского районного суда в связи с неправильным применением норм материального права отменено, а решение мирового судьи оставлено в силе.

 

4. Судебные постановления об отказе в иске о признании договора дарения недействительным отменены как принятые с существенным нарушением норм материального права.

 

М. обратилась с иском к М. и А. о признании договора дарения недействительным по тем основаниям, что с 13.07.1991 года истица состояла с ответчиком М. в зарегистрированном браке; имеют дочь, 1994 года рождения. 10.10.2003 г. брак был расторгнут. Дочь осталась проживать с истицей. По решению суда с ответчика в пользу истицы взысканы алименты на содержание дочери. В долевой собственности супругов и несовершеннолетней дочери находилась квартира в г. Петрозаводске, в которой каждому принадлежало по 1/3 доли. 29.05.2006 г. между ответчиком М. и А. был заключен договор дарения, согласно которому М. подарил принадлежащую ему 1/3 долю в вышеуказанной квартире А. Истица считала заключенный договор дарения незаконным, так как он ущемляет права и законные интересы несовершеннолетнего ребенка, поскольку решение суда о взыскании алиментов на содержание ребенка не исполняется, ответчик с 2003 года не принимал участия в содержании дочери, не платил алименты по решению суда. В связи с этим, по мнению истицы, ответчик, выбирая способ распоряжения своим правом на долю собственности в квартире путем дарения, преследовал цель уклонения от погашения задолженности по алиментам. Истица полагала, что при наличии у М. задолженности по алиментам, обязанность по уплате которых возложена на него, у ответчика не было законного права безвозмездно путем дарения отчуждать принадлежащее ему имущество. Также ответчик не поставил истицу в известность о своем решении подарить принадлежащую ему долю в квартире постороннему лицу. Кроме того, истица считала, что ответчик таким способом преследовал цель ухода от согласования продажи своей доли с органами опеки и попечительства, нарушая ее преимущественное право покупки этой доли, а также от решения вопроса о погашении задолженности по алиментам. Истица просила признать договор дарения от 29.05.2006 г. недействительным и применить последствия недействительности сделки путем возврата сторон в первоначальное положение.

Решением Петрозаводского городского суда в удовлетворении иска отказано.

Кассационным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия решение суда оставлено без изменения.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил судебные постановления по следующим основаниям.

Суд, отказывая в удовлетворении иска, указал на то, что в данном случае признать договор дарения мнимой и притворной сделкой нельзя; А. приняла квартиру в дар, то есть сделка повлекла за собой соответствующие ей правовые последствия; доказательств того, что сделка совершена с целью прикрыть другую сделку, нет.

Однако с выводами суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Судом установлено, что ответчик М. и истица М. состояли в зарегистрированном браке с 1991 года, имеют от брака несовершеннолетнюю дочь, 1994 года рождения.

В результате обмена жилыми помещениями в долевую собственность М. и их дочери перешла спорная однокомнатная квартира в г. Петрозаводске. 10 октября 2003 года брак между истицей и ответчиком расторгнут.

Истица указала на то обстоятельство, что ответчик не принимает участие в содержании своей несовершеннолетней дочери, решение суда о взыскании алиментов не исполняется, имеется задолженность по алиментам.

29 мая 2006 года ответчик М. подарил 1/3 доли квартиры А. по договору дарения, обосновав это тем, что А. "участвует в его судьбе...". Право собственности на 1/3 доли названной квартиры зарегистрировано за А.

При этом для ответчика являлось очевидным то обстоятельство, что в результате дарения он освобождается от обязанности погасить задолженность по алиментам за счет продажи своей доли, а как следует из материалов дела, ответчик не работает, другого имущества не имеет. Кроме того, отчуждение своей доли по договору дарения исключило для истицы возможность выкупить отчуждаемую долю, поскольку при купле-продаже доли истица имела бы преимущественное право покупки.

При таких обстоятельствах суду следовало проверить, подлежат ли применению в данном случае положения ст. 10 Гражданского кодекса РФ, то есть были ли ответчиком совершены действия, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом, в частности с целью причинить вред.

Таким образом, судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального права, в связи с чем они отменены и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

5. Решение суда о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП, отменено ввиду неправильного применения статьи 1079 Гражданского кодекса РФ, регулирующей ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности.

 

М. обратился в суд с иском к ответчикам Т. и П. по тем основаниям, что 3 октября 2003 года ответчик Т., находясь в нетрезвом состоянии, управляя автомашиной ВАЗ-2105, принадлежащей П., нарушил правила дорожного движения, не пропустил автомобиль под управлением истца, двигавшийся по главной дороге. В результате чего произошло ДТП, автомобиль истца получил технические повреждения. Истец просил взыскать с ответчиков стоимость восстановительного ремонта автомобиля солидарно, поскольку непосредственный виновник ДТП не имел право на управление транспортным средством, принадлежащем П.

Решением Петрозаводского городского суда иск удовлетворен.

В пользу истца с ответчиков взыскан материальный ущерб.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил судебное решение по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ, регулирующим ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Таким образом, обстоятельствами, имеющими значение для разрешения спора о возложении обязанности по возмещению материального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, являются, в частности, обстоятельства, связанные с тем, кто владел источником повышенной опасности на момент дорожно-транспортного происшествия.

Как пояснил ответчик П., автомобиль, которым управлял Т. в марте 1998 года был передан Т. другому лицу по нотариально удостоверенной доверенности с правом на управление и распоряжение, в том числе с правом продажи, снятия с учета в ГИБДД.

Вопрос о том, на каком основании Т. владел автомобилем ВАЗ-2105 в момент дорожно-транспортного происшествия, остался невыясненным.

То обстоятельство, что автомобиль зарегистрирован за П., не является достаточным основанием для взыскания с него причиненного ущерба, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 1079 ГПК РФ владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

В силу того, что П. не участвовал в судебном заседании, он лишен был возможности представить соответствующие доказательства в подтверждение своих доводов.

Неучастие ответчика П. в судебном заседании было вызвано тем, что на момент рассмотрения дела он сменил место жительства, был зарегистрирован в другом регионе и по месту регистрации, указанному в исковом заявлении, не проживал. Обязанность сообщить суду об изменении своего места жительства у П. в силу ст. 118 ГПК РФ не возникла, поскольку исковое заявление в суд поступило 5 ноября 2003 года, а с 31 октября 2003 года П. зарегистрирован в Ленинградской области.

При указанных обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно отменено ввиду нарушения норм материального и процессуального права, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

6. Заявление о признании права собственности на автомобиль, в отношении которого имеются правоустанавливающие документы, не подлежит рассмотрению в порядке особого производства.

 

Я. обратился в суд с заявлением об установлении права собственности на автомобиль "Фольксваген Пассат", 1991 года выпуска, приобретенный в городе Санкт-Петербурге. Основанием к обращению послужила необходимость надлежащего оформления документов, подтверждающих право собственности, так как при регистрации автомобиля в регистрационных органах были выявлены несоответствия в паспорте транспортного средства, что является препятствием для регистрации права собственности на движимое имущество.

Решением Пудожского районного суда заявление удовлетворено. Суд признал за Я. право собственности на транспортное средство "Фольксваген Пассат", 1991 года выпуска. Суд обязал ГИБДД Пудожского РОВД зарегистрировать указанное транспортное средство за заявителем.

Судом кассационной инстанции дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил судебное постановление, указав следующее.

Судом данное дело было рассмотрено в порядке особого производства.

С данным решением суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно статье 265 Гражданского процессуального кодекса РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.

Доказательств того, что заявитель не может подтвердить свое право собственности на автомобиль, суду представлено не было. Напротив, право собственности Я. на транспортное средство подтверждается справкой-счетом, то есть заключением договора купли-продажи.

Таким образом, оснований для рассмотрения данного дела в порядке особого производства у суда не имелось.

Суд, удовлетворяя заявление, обязал ГИБДД Пудожского РОВД произвести регистрацию его транспортного средства.

Однако данный вывод суда нельзя признать правомерным по следующим основаниям.

Федеральный закон "О безопасности дорожного движения", определяя правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации, установил регистрацию транспортных средств.

В силу пункта 3 статьи 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов.

Положения по допуску транспортных средств и порядок регистрации транспортных средств установлены Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090 и приказом МВД РФ от 27 января 2003 года N 59, согласно которым при обнаружении признаков подделки представленных документов, регистрационных знаков, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, регистрационные действия не производятся.

В силу пункта 55 указанного Приказа при установлении обстоятельств, являющихся основанием для отказа в совершении регистрационных действий, в том числе в результате проверки, проводимой в установленном законодательством Российской Федерации порядке органами внутренних дел или иными правоохранительными органами, проведенная регистрация транспортного средства считается недействительной и подлежит аннулированию регистрационным подразделением по месту регистрации транспортного средства.

Как следует из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, паспорт транспортного средства на автомобиль заявителя является поддельным, что послужило основанием для аннулирования регистрации автомобиля Я.

Данные действия регистрирующего органа соответствуют требованиям действующего законодательства в области безопасности дорожного движения, в связи с чем оснований для удовлетворения заявления у суда не имелось.

Кроме того, вывод суда о добросовестности приобретателя указанного транспортного средства со ссылкой на статью 234 Гражданского кодекса РФ, положения которой регулируют вопросы приобретательной давности, является ошибочным, основанным на неправильном толковании норм материального права по следующим основаниям.

Положения Гражданского кодекса РФ о добросовестном приобретателе установлены статьей 302 Гражданского кодекса РФ, однако даже эти положения в данном случае применены быть не могут, поскольку право на автомобиль никем не оспаривается. Названная статья регулирует отношения между собственником автомобиля и его приобретателем; органы, производящие регистрацию транспортного средства, участниками данных правоотношений не являются.

Следовательно, обстоятельства, свидетельствующие о добросовестности приобретения имущества, в данном случае правового значения не имеют и не влияют на оценку действий (бездействия) регистрирующего органа.

С учетом изложенного решение Пудожского районного суда нельзя признать законным, в связи чем оно отменено судом надзорной инстанции и принято новое решение об оставлении заявления без удовлетворения.

 

7. Вывод суда о нахождении несовершеннолетнего ребенка на иждивении заявителя основан на неправильном применении норм материального права.

 

С. обратился в суд с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение, ссылаясь на то, что проживает вместе с супругой, дочерью и внуком. Они ведут совместное хозяйство, имеют общий семейный бюджет. Его с супругой доля доходов превышает доходы дочери, которая получает зарплату нерегулярно, ее несовершеннолетний сын, 2002 года рождения, его внук, находится на его иждивении. Заявитель с супругой оплачивают проживание в квартире, коммунальные услуги, обеспечивают питание, покупают внуку одежду и обувь. Установление факта нахождения на иждивении внука необходимо для включения внука в состав членов семьи, имеющих право на получение субсидии на приобретение жилья по программе государственных жилищных сертификатов согласно постановлению Правительства РФ N 153 от 21.03.2006 г.

Решением Лахденпохского районного суда заявление удовлетворено.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Суд надзорной инстанции отменил судебное решение, указав следующее.

На основании п. 17 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 153 от 21.03.2006 г., применительно к условиям подпрограммы членами семьи гражданина - участника подпрограммы признаются постоянно проживающие совместно с ним супруга (супруг), их дети и родители гражданина-участника подпрограммы. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица, постоянно проживающие совместно с гражданином - участником подпрограммы, учитываются при расчете размера субсидии в случае признания их в судебном порядке членами его семьи.

Суд, устанавливая факт нахождения несовершеннолетнего С. на иждивении заявителя, исходил из того, что внук заявителя С. в силу возраста является нетрудоспособным, заявитель и его супруга регулярно оказывают материальную помощь дочери, которая выражается в приобретении продуктов питания, одежды, обуви, медикаментов для ребенка, оплате квартиры, коммунальных услуг.

Однако с данным выводом суда согласиться нельзя.

Статья 54 Семейного кодекса РФ предусматривает, что ребенок имеет право на воспитание своими родителями. При отсутствии родителей, при лишении родительских прав и в других случаях утраты родительского попечения право ребенка на воспитание в семье обеспечивается органом опеки и попечительства.

В силу ст. 60 Семейного кодекса РФ ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи в порядке и размерах, которые установлены разделом 5 настоящего кодекса (ст. ст. 80 - 88 СК РФ).

Согласно ст. 63 Семейного кодекса РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед другими лицами.

В соответствии со ст. 80 Семейного кодекса РФ родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно. В случае если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке.

Согласно свидетельству о рождении С., 2002 года рождения, имеет родителей, которые не лишены родительских прав. Семья проживает отдельно от заявителя.

Таким образом, согласно указанным выше правовым нормам обязанность по содержанию несовершеннолетнего С. лежит на его родителях.

Тот факт, что размер совокупного дохода заявителя и его супруги значительно превышает доход их дочери С., не свидетельствует о том, что несовершеннолетний внук находится на их иждивении.

Учитывая изложенное, вывод суда о нахождении несовершеннолетнего С. на иждивении заявителя основан на неправильном применении норм материального права.

Кроме того, в соответствии с п. 14 ст. 15 ФЗ N 76-ФЗ от 27.05.1998 г. "О статусе военнослужащих" обеспечение жилым помещением военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета, в том числе путем выдачи жилищного сертификата.

При таких обстоятельствах решение суда отменено в связи с существенным нарушением норм материального права и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

8. Для приобретения права пользования жилым помещением родственником необходимо, чтобы он был вселен нанимателем жилого помещения в качестве члена своей семьи и вел с ним общее хозяйство.

 

М. обратилась в суд с иском по тем основаниям, что она проживает в квартире по ул. Судостроительной в г. Петрозаводске, которая является муниципальной собственностью. Обратилась в РГЦ "Недвижимость" с заявлением о приватизации данной квартиры. На основании заключения отдела опеки и попечительства над несовершеннолетними Администрации г. Петрозаводска ей было отказано в заключении договора о безвозмездной передаче жилого помещения в собственность в связи с тем, что необходимо включить в число собственников на приватизацию указанной квартиры несовершеннолетнего внука истицы М., 1995 г. рождения, который зарегистрирован и проживает со своим отцом постоянно в квартире по ул. Сусанина в г. Петрозаводске, являющейся собственностью истицы. Полагает отказ в приватизации квартиры по ул. Судостроительная г. Петрозаводске необоснованным, поскольку внук истицы был зарегистрирован в данной квартире с 27.06.2003 г. по 02.02.2004 г., но не вселялся и не проживал в ней, в связи с чем мнение отдела опеки и попечительства о том, что данная квартира является последним постоянным местом его жительства не основано на законе. Кроме того, решением Петрозаводского городского суда определено последнее место жительства несовершеннолетнего М. в квартире по ул. Кемской в г. Петрозаводске и гарантирует включение его в число собственников в случае приватизации указанной квартиры. Истица просила обязать Администрацию г. Петрозаводска заключить с ней договор приватизации квартиры по ул.Судостроительная в г. Петрозаводске без включения в число собственников несовершеннолетнего М.

Решением Петрозаводского городского суда в удовлетворении иска отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия решение суда оставлено без изменения.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил судебные постановления ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, судебные инстанции пришли к выводу о том, что квартира по ул. Судостроительная в г. Петрозаводске является последним местом жительства (регистрации) несовершеннолетнего М. в муниципальном жилом помещении; несовершеннолетний М. не утратил право пользования данным жилым помещением, в связи с чем вправе участвовать в приватизации данной квартиры.

Однако выводы судебных инстанций основаны на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии со статьей 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, передаются им в собственность по заявлению родителей (усыновителей), опекунов с предварительного разрешения органов опеки и попечительства либо по инициативе указанных органов.

Согласно статье 7 данного Закона в договор передачи жилого помещения в собственность включаются несовершеннолетние, имеющие право пользования данным жилым помещением и проживающие совместно с лицами, которым это жилое помещение передается в общую с несовершеннолетними собственность, или несовершеннолетние, проживающие отдельно от указанных лиц, но не утратившие право пользования данным жилым помещением.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, в квартире по ул. Судостроительная в г. Петрозаводске зарегистрированы и постоянно проживают с 23.03.1989 года истица М. и ее супруг М. Их внук - несовершеннолетний М., 1995 года рождения, был зарегистрирован в данной квартире вместе со своим отцом М. с 27 июня 2003 года по 2 февраля 2004 года.

Из пояснений третьего лица М., отца несовершеннолетнего М., следует, что ребенок с рождения был зарегистрирован и проживал в квартире по ул. Кемской; в связи с невозможностью совместного проживания с матерью несовершеннолетнего М. он вместе с ним зарегистрировался в квартиру родителей по ул. Судостроительная, а выехал и все время проживал вместе с сыном в квартире по ул. Сусанина, позже зарегистрировался вместе с сыном в этой квартире.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 29.12.2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие.

В соответствии со ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи.

Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Согласно ст. 69 Жилищного кодекса РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Из содержания приведенных норм следует, что для приобретения права пользования жилым помещением родственником требуется, чтобы он был вселен нанимателем жилого помещения в качестве члена своей семьи и вел с ним общее хозяйство.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1998 года N 4-П, сам по себе факт регистрации или отсутствие таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей и согласно части второй статьи 3 Закона РФ "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными законами и законодательными актами субъектов РФ.

Таким образом, вывод судебных инстанций о том, что несовершеннолетний М. имеет право пользования спорным жилым помещением, и оно является последним его местом жительства, не основан на нормах материального права.

Кроме того, суду следовало учесть, что решением Петрозаводского городского суда от 28 января 2003 года удовлетворен иск М. к Администрации г. Петрозаводска и признан недействительным договор безвозмездной передачи жилья в собственность, заключенный Администрацией г. Петрозаводска и родителями несовершеннолетнего ребенка М. применены последствия недействительности сделки, квартира по ул. Кемская в г. Петрозаводске передана в муниципальную собственность по тем основаниям, что при приватизации данной квартиры в договор не был включен несовершеннолетний М.

При таких обстоятельствах принятые по делу судебные постановления отменены в связи с существенным нарушением судами норм материального и процессуального права, а дело направлено на новое рассмотрение.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Республики Карелия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь