Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

за I полугодие 2007 года

 

Вопросы квалификации

 

1. Квалифицирующий признак совершения кражи группой лиц по предварительному сговору исключен из объема обвинения осужденного как излишне вмененный.

 

Приговором Петрозаводского суда Г. признан виновным, в том числе, за совершение в составе организованной группы в период с 8 июня по 1 ноября 2002 года ряда краж чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, хранилище и жилище, с причинением значительного ущерба гражданину и осужден за данные преступления по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции от 13.06.1996 г.) к 7 годам лишения свободы.

Вместе с тем, квалификация действий Г. дополнительно по признаку "группой лиц по предварительному сговору" является излишней.

По смыслу уголовного закона, под организованной группой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившаяся для совершения одного или нескольких преступлений. Все участники организованной группы действуют по предварительному сговору.

При таких обстоятельствах, Президиум Верховного Суда Республики Карелия исключил из описательно-мотивировочной части приговора указание на осуждение Г. по квалифицирующему признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору.

 

2. Действия осужденного необоснованно квалифицированы как разбойное нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

 

Приговором Петрозаводского суда З., ранее судимый, осужден по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции от 13.06.1996 г.) к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Суд признал установленным, что З. договорился с ранее незнакомым молодым человеком по имени Дмитрий об открытом нападении с корыстной целью хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия, и с незаконным проникновением в квартиру, в которой находились Р. и Б., после чего, действуя совместно и согласованно, стали стучаться в дверь, а когда проживающая в квартире Р. была вынуждена открыть дверь, боясь, что та будет взломана, незаконно проникли внутрь, где стали требовать у Б. деньги. При этом З. нанес потерпевшему несколько ударов в область головы, причинив тем самым кровоподтеки и ссадины лица, что не вызвало вреда здоровью. После чего, продолжая противоправные действия, З. прошел в комнату, сел на кресло и стал втыкать в пол принесенный с собой кухонный нож, подавив, тем самым, сопротивление Б., принимавшего примененное насилие и демонстрацию ножа, как реальную угрозу для своей жизни и здоровья, в то время как Дмитрий стал рыться в шкафах в поисках денег или вещей, а затем З. и Дмитрий завладели кожаной курткой Б. и с места преступления скрылись.

Президиум ВС РК изменил приговор в части квалификации и наказания.

В постановлении Президиума указано, что доказательств наличия предварительной договоренности З. и Дмитрия о хищении чужого имущества путем разбоя в приговоре не приведено.

Как показал в судебном заседании потерпевший Б., в квартиру его знакомой Р., чуть не выбив двери, вломились сосед З. и незнакомый парень по имени Дима. З. стал требовать деньги на спиртное и, получив отказ, ударил его кулаком по лицу. Потом З. сел в кресло и стал втыкать принесенный с собой нож в пол, а Дима стал рыться по шкафам. Угрозу применения ножа он воспринял реально, поэтому и не оказывал сопротивления. З. увидел лежащую на диване под подушкой куртку и забрал ее, после чего они ушли.

Свидетель Р. дала аналогичные показания.

В то же время, из материалов дела и из показаний З. в судебном заседании следует, что, возвращаясь домой вместе с сожительницей З-ой, встретил в подъезде ранее незнакомого молодого человека по имени Дмитрий, который сказал, что распивал в кв. 23 спиртные напитки, а потом хозяин его вытолкал, забрав куртку с деньгами и шапку. Он решил ему помочь. Минут пять они оба стучали в квартиру, дверь им открыла Р. Он один раз ударил Б. по лицу, Дмитрий забрал из комнаты куртку Б. и валявшийся на полу кошелек, с которыми убежал.

Допрошенная в качестве свидетеля обвинения З-ва подтвердила, что вместе с З. встретили в подъезде незнакомого парня, который пояснил, что вместе с Б. распивал накануне спиртные напитки, а потом тот его выгнал, забрав куртку, деньги и шапку. Дверь ему не открывали и он попросил З. помочь, тот согласился и стал стучать в дверь квартиры Р. Она ушла домой, а через некоторое время, увидев открытой дверь квартиры, зашла внутрь. Незнакомый парень ходил по квартире и что-то искал, поднял кошелек и стал забирать куртку Б. Впоследствии ей стало известно, что куртку забрал незнакомый парень.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Как видно из материалов дела, З. действительно, имея умысел на разбойное нападение, незаконно проник в жилище Б., однако данных, свидетельствующих о том, что между ним и неустановленным лицом по имени Дмитрий состоялся предварительный сговор на хищение чужого имущества в приговоре не приведено.

Также приговором установлено, что насилие, примененное к Б., выразилось в том, что З. нанес потерпевшему несколько ударов в область головы, причинив тем самым кровоподтек на волосистой части головы в теменной области справа, кровоподтеки и ссадины на лице в области лба справа, правой и левой щек, нижней челюсти справа, верхней губы, две раны на внутренней поверхности нижней губы, кровоподтек со ссадиной в области крыла правой подвздошной кости, что согласно заключению судебно-медицинской экспертизы не вызвало вреда здоровью.

Таким образом, выводы суда о доказанности вины З. в применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, противоречат имеющимся в деле доказательствам и ничем не мотивированы.

Кроме того, судом установлено, что З. в ходе разбойного нападения на Б. использовал нож.

Однако, как следует из показаний потерпевшего Б. и свидетеля Р., З. лишь демонстрировал принесенный с собой нож, втыкая его в пол. При завладении курткой нож к телу потерпевшего не приставлял, никаких телесных повреждений ножом ему не причинял и не пытался этого сделать. При этом демонстрацию ножа потерпевший воспринимал как реальную угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

По смыслу уголовного закона, если при завладении имуществом лицо лишь демонстрировало оружие, не намериваясь использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, его действия не могут быть квалифицированы как разбой, совершенный с применением оружия или предмета, используемого в качестве оружия.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что З. совершил разбойное нападение с применением предмета, используемого в качестве оружия, является ошибочным, что влечет исключение указания на осуждение по данному квалифицирующему признаку.

С учетом недоказанности вины З. в предварительном сговоре на разбойное нападение, совершении преступления с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а также с применением предмета, используемого в качестве оружия, Президиум ВС РК указанные квалифицирующие признаки исключил из осуждения З. и квалифицировал его по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции закона от 13.06.1996 г.) как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, снизив наказание за содеянное до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

3. Квалифицирующий признак кражи, предусмотренный пунктом "в" части второй статьи 158 УК РФ, может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб.

 

Лахденпохским районным судом С. осужден за кражу и покушение на кражу чужого имущества. В числе других квалифицирующих признаков при покушении на кражу судом был вменен квалифицирующий признак "с причинением значительного ущерба гражданину".

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РК приговор изменила, исключила данный квалифицирующий признак, поскольку при покушении на кражу реальный ущерб потерпевшему не был причинен.

 

4. Изготовление наркотического средства из сырья заказчика, по его просьбе не образует сбыта наркотического средства. Лицо необоснованно признано виновным в содержании притона.

 

Приговором Петрозаводского городского суда Б. ранее судимая, осуждена по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 234 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 234 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 232 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 6 годам 10 месяцам лишения свободы без штрафа, на основании п. "в" ч. 7 ст. 79 и ст. 70 УК РФ - к 7 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С., ранее судимая, осуждена по ч. 3 ст. 234 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 232 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Б. и С. признаны виновными в покушении на незаконное хранение в целях сбыта и незаконный сбыт сильнодействующего вещества эфедрина массой 0,322 грамма, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в покушении на незаконный сбыт наркотического средства эфедрона массой 0,195 грамма, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а также в организации и содержании притона для потребления наркотических средств.

Б. также признана виновной в покушении на незаконное хранение в целях сбыта и незаконный сбыт сильнодействующего вещества эфедрина массой 0,172 грамма и в покушении на незаконный сбыт наркотического средства эфедрона в крупном размере массой 0,537 грамма.

Согласно приговору, свидетель Ф. в ходе проверочной закупки 13 июня 2005 года приобрел у Б. эфедрин. Из проданного ему эфедрина Б. приготовила для Ф. эфедрон. После этого, 17 июня 2005 года Ф. в квартире С. приобрел у Б. эфедрин, а затем Б. совместно с С. изготовила из этого эфедрина эфедрон для Ф.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив кассационные жалобы осужденных, полагавших неправильной квалификацию их действий как сбыт наркотического средства, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РК приговор суда изменила, указав следующее.

Поскольку наркотическое средство эфедрон готовилось подсудимыми по просьбе Ф. из принадлежащего ему эфедрина, действия подсудимых не могут быть квалифицированы как незаконный сбыт наркотического средства. С учетом фактических обстоятельств действия подсудимых, связанные с наркотическим средством эфедрон, подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 228 УК РФ как незаконное изготовление без цели сбыта наркотических средств.

Необоснованно Б. и С. обвинялись и признаны виновными в организации и содержании притона для потребления наркотических средств, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 232 УК РФ. По смыслу указанной нормы закона под организацией притона следует понимать подыскание, приобретение или наем жилого или нежилого помещения, финансирование, ремонт, обустройство помещения, совершенные в целях последующего его использования для потребления наркотических средств. Под содержанием притона следует понимать умышленные действия лица по использованию помещения, приспособленного для потребления наркотических средств, по оплате расходов, связанных с существованием притона. Содержание притона может признаваться оконченным преступлением лишь в том случае, если помещение фактически использовалось одним и тем же лицом несколько раз либо разными лицами для потребления наркотических средств. Указанные обстоятельства в ходе судебного разбирательства не установлены. С. и Б. находились в дружеских отношениях, употребляли наркотические средства по месту проживания в своих квартирах. Предоставление помещения для потребления наркотических средств другим лицам не нашло в суде подтверждения.

Приговор в отношении Б. и С. в части осуждения их по ч. 1 ст. 231 УК РФ отменен, дело в этой части прекращено.

Действия Б. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ, с ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Действия С. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Наказание, назначенное обеим осужденным, смягчено.

 

Вопросы назначения наказания

 

1. Обязанности, возложенные судом на условно осужденного в соответствии с положениями ч. 5 ст. 73 УК РФ, не должны противоречить Конституции РФ.

 

Приговором Сортавальского суда П., ранее не судимая, осуждена по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

На П. в порядке ч. 5 ст. 73 УК РФ возложены следующие обязанности: пройти курс лечения от наркомании, трудоустроиться в течение двух месяцев, один раз в месяц являться на регистрацию в УИИ г. Сортавала.

В кассационном порядке приговор не рассматривался.

Изменяя указанный приговор по надзорной жалобе осужденной, Президиум ВС РК указал, что, возложив на осужденную обязанность трудоустроиться в течение двух месяцев, суд нарушил положения Конституции РФ и уголовного закона.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ суд, назначая условное осуждение, может возложить на условно осужденного исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи.

Суд может также возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению.

Однако данные обязанности не должны противоречить Конституции РФ.

Статьей 37 Конституции РФ объявлена свобода труда, одной из гарантий которой является запрет принудительного труда.

Право свободно распоряжаться своими способностями к труду означает, в том числе и право вообще не заниматься трудовой деятельностью. В Конституции отсутствует указание на юридическую обязанность граждан трудиться, а в Уголовном Кодексе Российской Федерации - уголовная ответственность за тунеядство.

Указанные положения Конституции РФ судом при принятии решения о возложении на П. обязанности трудоустроиться учтены не были, что явилось основанием для изменения приговора судом надзорной инстанции.

 

2. При назначении окончательного наказания по ч. 5 ст. 69 УК РФ следует учитывать положения главы 40 УПК РФ.

 

Приговором Петрозаводского суда от 23.09.2005 г., постановленным в особом порядке судебного разбирательства, З.и Р., ранее судимые, осуждены: З. - за совершение четырех преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы за каждое, по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 20.07.05 г. окончательно к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; Р. - за совершение четырех преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы за каждое, по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 20.07.05 г. окончательно к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Карелия приговор изменен по следующим основаниям.

По смыслу закона при наличии оснований, предусмотренных статьями 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этих статей, так и части 7 статьи 316 УПК РФ.

Данное требование закона при назначении З. и Р. наказания в порядке ч. 5 ст. 69 УК РФ не выполнено.

Из материалов дела следует, что приговоры Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 23.09.05 г. и от 20.07.05 г. в отношении З. и Р. были постановлены в особом порядке принятия судебного решения.

З. и Р. по обоим приговорам признаны виновными в совершении преступлений, санкция за наиболее тяжкое из которых (ч. 2 ст. 166 УК РФ) предусматривает наказание до 7 лет лишения свободы.

При таких обстоятельствах, с учетом положений ст. 316 УПК РФ и ч. 3 ст. 69 УК РФ максимальное наказание, назначенное осужденному по приговору от 23.09.05 г. в порядке ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по предыдущему приговору, не могло превышать 7 лет лишения свободы

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Карелия наказание, назначенное З. и Р. по ч. 5 ст. 69 УК РФ смягчено до 7 лет лишения свободы.

 

3. Судимость за преступления небольшой тяжести не учитывается при признании рецидива преступлений.

 

Приговором Кемского городского суда Д., ранее судимый по ч. 1 ст. 158 УК РФ, осужден по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Этим же приговором осуждена К.

Прокурор района обратился с кассационным представлением, в котором просил приговор суда отменить в связи с неправильным применением уголовного закона, а именно, с признанием в действиях Д. отягчающего обстоятельства - рецидива преступлений.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия, кассационное представление прокурора удовлетворила, указав следующее. Назначая Д. наказание, суд необоснованно применил положение ст. 68 УК РФ, признав в действиях осужденного рецидив преступлений в связи с судимостью по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, является преступлением небольшой тяжести, судимость за которые в соответствии с п. "а" ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитывается. Приговор в отношении Д. изменен, исключено указание на наличие в его действиях рецидива преступлений. Наказание Д. снижено до 2 лет 10 месяцев лишения свободы.

 

4. Судимость за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, при признании рецидива преступлений не учитываются.

 

Приговором Сегежского городского суда Ф., 24 февраля 1988 года рождения, ранее судимый 24 декабря 2004 года и 18 марта 2005 года, осужден по п. "д" ч. 2 ст. 132 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия, удовлетворила кассационное представление прокурора, приговор суда изменила, исключив из приговора указание на наличие рецидива преступлений в действиях осужденного, поскольку он ранее осуждался за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, судимости за которые, в соответствии с п. "б" ч. 4 ст. 18 не учитываются при признании рецидива преступлений.

Отбывание наказания Ф. определено в исправительной колонии общего режима.

 

5. Наказание осужденному назначено без учета требований ст. 62 УК РФ, ч. 3 ст. 66 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

 

Приговором Костомукшского городского суда Ч., не судимый, осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Он признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств.

В судебном заседании Ч. вину признал полностью. По его ходатайству приговор постановлен в особом порядке принятия судебного решения.

Прокурор города Костомукши в кассационном представлении с приговором суда не согласен в связи с неправильным применением уголовного закона, поскольку назначенное Ч. наказание не могло превышать 3 лет лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия кассационное представление удовлетворила, указав следующее.

Судебное заседание по ходатайству обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с его согласием с предъявленным обвинением проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновного, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих обстоятельств, а также с учетом положений ч. 3 ст. 66 и ст. 62 УК РФ.

Вместе с тем, при определении размера наказания суд не учел то обстоятельство, что приговор был постановлен в особом порядке принятия судебного решения, при котором в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

С учетом положений ч. 3 ст. 66, ст. 62 УК РФ, ч. 7 ст. 316 УПК РФ максимальный срок наказания, который суд в соответствии с законом мог назначить Ч., не должен превышать 3 года лишения свободы. При этом ссылка на применение ст. 64 УК РФ в данном случае не требуется.

Приговор в отношении Ч. изменен, назначенное ему наказание снижено до 3 лет лишения свободы.

 

6. Положения статьи 62 УК РФ при наличии отягчающих обстоятельств не применяются.

 

Приговором Костомукшского городского суда осужден Б., 1964 года рождения, ранее судимый 19 августа 2005 года по п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка, постановлением Костомукшского городского суда от 30.06.2006 года в соответствии с ч. 4 ст. 50 УК РФ неотбытая часть исправительных работ заменена на 4 месяца 7 дней лишения свободы. Освобожден 3 ноября 2006 года по отбытии срока наказания.

Б. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением ч. 3 ст. 66 УК РФ, ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ст. 62 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном представлении прокурор города Костомукши полагал приговор суда незаконным и подлежащим отмене в связи с неправильным применением уголовного закона.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РК, рассмотрев кассационное представление, исследовав материалы дела, приговор суда отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 62 УК РФ назначение наказания, не превышающего трех четвертей максимального срока наказания, допускается при условии отсутствия отягчающих обстоятельств.

Суд первой инстанции обоснованно признал обстоятельством, отягчающим наказание Б., рецидив преступлений, поэтому правила, предусмотренные ст. 62 УК РФ, при назначении осужденному наказания, применяться не должны были.

Оснований для применения статьи 64 УК РФ не имеется. Б. ранее судим, привлекался к административной ответственности, нигде не работает, по месту жительства характеризуется отрицательно.

При указанных обстоятельствах приговор суда нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

 

7. При совокупности неоконченных преступлений окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое назначается по правилам ст. 66 УК РФ.

 

Приговором Сегежского городского суда В. была осуждена по семи эпизодам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 238 УК РФ, за каждый из которых назначено по 10 месяцев лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно определено наказание 2 года 9 месяцев лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года 9 месяцев.

По ходатайству В. приговор постановлен в особом порядке, предусмотренном ст. 316 УПК РФ.

В кассационном представлении и.о. прокурора Сегежского района просил приговор отменить в связи с неправильным применением уголовного закона.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РК, рассмотрев кассационное представление, приговор суда изменила, указав следующее.

Согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Максимальное наказание за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 238 УК РФ, с учетом ч. 3 ст. 66 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ составляет один год лишения свободы. Следовательно, максимальное наказание по совокупности преступлений, не может превышать один год 6 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия приговор суда изменила, снизив окончательно назначенное В. наказание до 1 года 6 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

Процессуальные вопросы

 

1. Оплата труда адвоката, участвовавшего в рассмотрении дела по назначению суда, должна осуществляться в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2003 г. N 400.

 

Судьей Петрозаводского суда приняты два постановления о выплате вознаграждений адвокату Коллегии адвокатов "ТАО" Н. за осуществление защиты осужденных М. и О. без заключения соглашения с ними при рассмотрении уголовного дела в суде, всего за 8 дней участия в судебном заседании по 10518 руб. 75 коп. за защиту каждого из осужденных.

Рассмотрев надзорное представление прокурора Республики Карелия, Президиум Верховного Суда Республики Карелия отменил постановления судьи и направил материалы дела на новое рассмотрение.

В обоснование принятого решения Президиум указал, что в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2003 г. N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда" и утвержденным Порядком расчета оплаты труда адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве по назначению, размер оплаты труда составляет не менее одной четверти минимального размера оплаты труда и не более минимального размера оплаты труда за один день участия, с учетом процентных надбавок и районных коэффициентов.

При определении размера оплаты труда адвоката учитывается сложность уголовного дела. При этом, по уголовным делам в отношении трех и более обвиняемых (подсудимых) лиц, в случае предъявления обвинения по трем или более инкриминируемым преступлениям, при объеме материалов уголовного дела более трех томов, размер оплаты труда адвоката определяется из расчета 75% МРОТ.

Суд взыскивая в пользу коллегии адвокатов "ТАО" по 10518 руб. 75 коп. за осуществление защиты адвокатом Н. подсудимых О. и М., вынес по уголовному делу два постановления об оплате труда адвоката за осуществление защиты каждого подсудимого, что противоречит установленному порядку расчета.

Кроме того, в нарушение требований ч. 4 ст. 7 УПК РФ в постановлениях судьи не содержится необходимых арифметических расчетов, которые позволили бы проверить обоснованность взысканных сумм.

 

2. При рассмотрении дела в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, процессуальные издержки взысканию с подсудимого не подлежат.

 

Приговором Калевальского районного суда Д. и П. были осуждены по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Одновременно с вынесением приговора судье было вынесено постановление о выплате вознаграждения в размере 1210 рублей адвокату С., участвовавшему в деле в качестве защитника Д. и П., за счет средств федерального бюджета.

Судебное заседание было проведено в особом порядке, предусмотренном ст. 316 УПК РФ.

Прокурор Калевальского района обратился в суд с заявлением о взыскании с осужденных Д. и П. процессуальных издержек в размере 1210 рублей, составляющих оплату труда адвоката С.

Постановлением судьи Калевальского районного суда заявление прокурора удовлетворено, взыскано солидарно с Д. и П. 1210 рублей.

Осужденный Д. обжаловал постановление судьи в кассационном порядке.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия постановление судьи изменила, в удовлетворении заявления прокурора отказала, указав следующее.

Согласно ч. 10 ст. 316 УПК РФ процессуальные издержки, предусмотренные ст. 131 УПК РФ, в том числе и суммы, выплаченные адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, взысканию с осужденного не подлежат.

 

3. Дела в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, рассматриваются с обязательным участием подсудимого и его защитника.

 

Муезерским районным судом У., 1928 года рождения, осуждена по трем эпизодам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 238 УК РФ к 1 году лишения с воды условно с испытательным сроком 1 год.

Приговор постановлен в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, без проведения судебного разбирательства.

По ходатайству У. дело рассмотрено в ее отсутствие.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия удовлетворила кассационное представление прокурора Муезерского района, приговор суда отменила, направив дело на новое судебное разбирательство в связи с нарушением судом уголовно-процессуального законодательства.

В соответствии с ч. 2 ст. 316 УПК РФ судебное заседание по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением, проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника.

Уголовное дело в отношении У. рассмотрено в особом порядке в ее отсутствие, что является недопустимым.

 

4. Приговор суда апелляционной инстанции признан не соответствующим требованиям УПК РФ.

 

Приговором Петрозаводского городского суда, вынесенном в апелляционном порядке, О. осужден по ч. 2 ст. 115 УК РФ к 11 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия, рассмотрев кассационное представление прокурора, приговор отменила, указав следующее.

Согласно ст. 368 УПК РФ суд апелляционной инстанции, в случае необходимости изменения приговора мирового судьи, постановляет новый приговор в соответствии с требованиями главы 39 и ст. 367 УПК РФ.

В нарушение данного требования закона в приговоре суда апелляционной инстанции не дана юридическая оценка действиям осужденного, не указаны обстоятельства, предусмотренные ст. ст. 60 - 63 УК РФ, имеющие значение для назначения наказания.

Вопреки требованиям ч. 2 ст. 367 и ст. 369 УПК РФ, изложив в приговоре доводы апелляционного представления и указав, что они обоснованы, суд не привел оснований, по которым приговор мирового судьи подлежит изменению.

Вывод суда о необходимости учесть в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, наличие у осужденного несовершеннолетнего ребенка, никак не мотивирован, документов, подтверждающих данный факт, в материалах дела не имеется.

Приговор в отношении О. отменен, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Республики Карелия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь