Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ИЮЛЬ 2007 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Выводы суда об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей должны основываться на исследованных в судебном заседании доказательствах. Невыполнение этого требования повлекло отмену судебного решения (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением Шебекинского районного суда Белгородской области обвиняемому Б. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, затем судебным решением срок содержания под стражей Б. продлен до 4 месяцев 29 дней.

Б. обвиняется в контрабанде, то есть перемещении в крупном размере через таможенную границу РФ товаров, совершенном помимо таможенного контроля в районе таможенного поста им. В.А.Данкова.

В соответствии со ст. 97 ч. 1 УПК РФ дознаватель, следователь, прокурор, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК РФ, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый: скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелю, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Указанные положения уголовно-процессуального закона не приняты судом во внимание при избрании Б. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В материалах дела отсутствуют какие-либо данные, свидетельствующие о том, что Б. с целью избежания наказания за совершенное преступление, в причастности к которому он обвиняется, может скрыться от органов следствия либо воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Б. является гражданином РФ, постоянно проживает в пос. Борисовка Белгородской области, женат, имеет на иждивении малолетнего ребенка 2007 года рождения, ранее не судим, к уголовной ответственности не привлекался, положительно характеризуется по месту жительства, на учете у психиатра и нарколога не состоит, в ходе допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого давал признательные показания в совершении преступления, предусмотренного ст. 188 ч. 1 УК РФ, раскаялся в содеянном.

Ссылка в описательно-мотивировочной части постановления судьи на то, что Б. не работает, опровергается материалами дела, из которых следует, что обвиняемый работает музыкантом в отделе культуры Борисовского района.

Согласно ст. 108 ч. 1 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Принимая решение об избрании Б. меры пресечения в виде заключения под стражу, судом не обсуждался вопрос о возможности избрания ему иной, более мягкой меры пресечения.

Поскольку указанные выше обстоятельства не учитывались при избрании и продлении срока содержания под стражей Б., то постановленные судебные решения нельзя признать законными и обоснованными.

 

В удовлетворении ходатайства следователя о производстве обыска в жилище отказано ввиду отсутствия данных о нахождении похищенных номеров в домовладении (ст. 182 УПК РФ)

 

Постановлением Ракитянского районного суда в удовлетворении ходатайства следователя о производстве обыска в жилище С. отказано.

В соответствии со ст. 182 ч. 1 УПК РФ основанием для производства обыска является наличие достаточных данных полагать о нахождении в каком-либо месте предметов, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Как видно из постановления о возбуждении ходатайства о производстве обыска следователь не привел убедительных данных о том, что новые номерные знаки могут находиться в домовладении С. и такой вывод сделан только на предположениях.

С учетом изложенного судебная коллегия областного суда согласилась с выводами суда об отказе следователю в удовлетворении ходатайства.

 

Возвращение следователем заявленного защитником ходатайства без разрешения признано незаконным (ст. 123 УПК РФ)

 

Постановлением Яковлевского районного суда жалоба адвоката Мечикова Ю.С. о признании незаконным решения следователя о возвращении без разрешения его ходатайства по уголовному делу в отношении Ф. удовлетворена.

Судебная коллегия по уголовным делам согласилась с выводами суда по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что адвокат Мечиков, представлявший Ф., 28.05.2007 заявил письменное ходатайство о выполнении допросов свидетелей, других процессуальных действий по делу, с целью установления обстоятельств, имеющих значение для принятия решения по делу.

29.05.2007 следователь, сославшись на принятое им решение о приостановлении производства по делу, возвратил Мечикову ходатайство без рассмотрения.

В соответствии со ст. 123 УПК РФ на стадии предварительного следствия в судебном порядке могут быть обжалованы действия и решения следователя в суд в установленном УПК РФ порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

В соответствии со ст. ст. 119 ч. 1 и 120 УПК РФ защитник может заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или представляемого им лица соответственно, в любой момент производства по уголовному делу.

Статьями 121 и 122 УПК РФ предусмотрено, что ходатайство подлежит рассмотрению непосредственно после его заявления, но не позднее 3 суток со дня его заявления. Об удовлетворении либо отказе в удовлетворении ходатайства следователь выносит постановление.

Следователь данные требования закона не выполнил, поэтому суд правильно удовлетворил жалобу Мечикова о признании решения следователя, оставившего ходатайство адвоката без разрешения, не основанным на законе и обязал его устранить допущенное нарушение.

 

Обыск в жилище без получения судебного решения допускается в исключительных случаях, когда его производство не терпит отлагательства. Это требование закона следователем нарушено (ст. 165 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Красненского районного суда признано незаконным производство обыска в жилище К.

Судебная коллегия по уголовным делам областного признала данное постановление соответствующим требованиям закона по следующим основаниям.

По смыслу ч. 5 ст. 165 УПК РФ производство обыска в жилище без судебного решения допускается в исключительных случаях, когда его производство не терпит отлагательства.

Согласно протоколу К. был допрошен в качестве подозреваемого в 15 часов 45 минут 8 мая 2007 года и в ходе допроса признался в совершении кражи.

Постановление о производстве обыска в жилище К. вынесено 8 мая 2007 года, а обыск произведен лишь в 12 часов 9 мая 2007 года.

Таким образом, с момента допроса подозреваемого и до момента начала производства обыска (около 20 часов) следователь имел возможность обратиться в суд с ходатайством о получении разрешения на производство обыска в жилище.

 

Постановление судьи об установлении обвиняемому срока для ознакомления с материалами уголовного дела признано законным и обоснованным (ст. 217 УПК РФ)

 

Постановлением Губкинского городского суда по ходатайству следователя Д. был установлен срок для ознакомления с материалами уголовного дела.

Судебная коллегия по уголовным делам признала неубедительными доводы кассационной жалобы адвоката о том, что подобное ограничение нарушает процессуальные права обвиняемого.

В соответствии со ст. 217 УПК РФ обвиняемый может быть ограничен во времени, необходимом для ознакомления с материалами уголовного дела, если явно затягивает ознакомление с материалами уголовного дела.

Судом установлено, что на момент возбуждения ходатайства об установлении обвиняемому срока ознакомления с материалами уголовного дела Д. с 16 апреля 2007 года в течение 16 дней из 13 томов уголовного дела ознакомился только в полном объеме с 7 томами. Из исследованного в судебном заседании графика ознакомления с материалами дела видно, что с томом N 2 он знакомился 2 дня, с томом N 6 - 5 дней.

С материалами уголовного дела также знакомятся другие обвиняемые и их защитники.

Ограничив обвиняемого Д. в ознакомлении с материалами уголовного дела, суд обоснованно указал, что то количество материалов уголовного дела, с которыми знакомится обвиняемый, является затягиванием в ознакомлении с материалами уголовного дела.

При установлении срока ознакомления с материалами дела судом учтено количество обвиняемых по делу лиц и их защитников, а также то, что обвиняемый имеет средне-специальное образование, работал заместителем начальника службы безопасности.

 

Постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката о проведении очных ставок между обвиняемой и другими процессуальными лицами не подлежит обжалованию в судебном порядке (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением Губкинского городского суда жалоба адвоката Попова Г.И. на постановление следователя об отказе в проведении следственных действий по делу по обвинению О. оставлена без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда согласилась с принятым решением по следующим основаниям.

По правилам ст. 125 УПК РФ в судебном порядке обжалуются не все действия (бездействия) и решения следователя, а только те из них, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию.

Согласно ст. 38 ч. 2 п. 3 УПК РФ следователь самостоятельно направляет ход расследования, принимает решения о производстве следственных действий и иных процессуальных решений, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или санкции прокурора.

По смыслу названной нормы процессуального закона решение о проведении очной ставки относится к следственному действию, принимаемому самостоятельно следователем, в производстве которого находится уголовное дело.

Принятое следователем решение не причиняет ущерб конституционным правам обвиняемой О. и не затрудняет ее доступ к правосудию. Обвиняемая не лишена права на предоставление доказательств по делу.

Поэтому суд правильно пришел к выводу об отказе в удовлетворении жалобы адвоката, поскольку жалоба по приведенным в ней доводам не подлежит проверке в судебном порядке.

 

Судебное производство

 

Отсутствие в приговоре выводов о характере умысла осужденного признано существенным нарушением (ст. 73 УПК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Ш. признан виновным в совершении мошенничества путем обмана.

Субъективная сторона мошенничества заключается в прямом умысле и корыстной цели получить чужое имущество путем обмана.

Из материалов дела следует, что Ш. получил в аренду земельный участок по ул. Кирова в г. Белгороде для строительства жилого дома, оплачивал за него аренду, подготовил строительную площадку, огородил ее, занимался отселением от нее собственников частных домовладений, готовил проектную документацию, 04.05.2000 заключил договор с ООО "Белгородинвестстрой" о совместной деятельности в рамках строительства жилого дома <...>.

Согласно этому договору за ООО "Белгородинвестстрой" закреплялась обязанность по финансированию работ, по приобретению и поставке стройматериалов и возложена обязанность по предоставлению новых квартир под отселение жильцов частных домовладений, расположенных на земельном участке, выделенном под строительство дома. За БРООИВС "Строй" закреплялась обязанность по проведению строительных работ.

В приговоре отсутствуют выводы суда о характере умысла Ш. и о том, в чем конкретно выразилась корыстная цель осужденного при заключении с потерпевшими договора на строительство квартир. Не дано оценки в приговоре тому обстоятельству, что БРООИВС "Строй" не смогло выполнить своих обязательств перед потерпевшими в связи с невыполнением ООО "Белгородинвестстрой" принятых обязательств по финансированию строительных работ, что подтверждается исследованным в судебном заседании решением арбитражного суда Белгородской области.

Президиумом Белгородского областного суда приговор в отношении Ш. отменен ввиду того, что судом не были учтены обстоятельства, которые существенно могли повлиять на выводы суда о виновности последнего.

 

Вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий работника милиции, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования (ст. 309 УПК РФ)

 

К. приговором Красненского районного суда осужден за превышение должностных полномочий, совершенных с применением насилия, а также за причинение тяжкого вреда здоровью человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Постановлено взыскать с К. в пользу потерпевшего Д.. в счет компенсации морального вреда 100000 рублей и расходы на лечение в сумме 575,18 рублей.

К. состоял на службе в должности милиционера-водителя в Красненском РОВД.

При разрешении гражданских исков судом применен абз. 1 ч. 1 ст. 1064 ГК РФ, возлагающей обязанность возместить причиненный вред на причинителя вреда.

При этом не принято во внимание положение абз. 2 ч. 1 ст. 1064 ГК РФ, согласно которому законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению, за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Это положение закона при разрешении гражданских исков не учтено.

Финансовые органы, выступающие от имени соответствующей казны, к участию в деле в качестве гражданского ответчика не привлечены.

При таких данных приговор в отношении К. в части гражданского иска отменен президиумом областного суда, а дело направлено на новое рассмотрение.

 

Приговор в части гражданского иска изменен, так как суд ошибочно возложил взыскание компенсации морального вреда на родителей осужденного, который на момент постановления приговора уже достиг возраста совершеннолетия (ст. 309 УПК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода К. осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в ИК общего режима.

По делу удовлетворен гражданский иск потерпевшего о компенсации морального вреда в сумме 200000 рублей. Данная сумма взыскана с матери осужденного К.

В соответствии со ст. 1074 ч. 3 ГК РФ обязанность родителей по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия.

Из материалов дела следует, что К., родившийся <...>, на момент постановления приговора 20 января 2006 года достиг восемнадцатилетия, т.е. возраста совершеннолетия.

Ст. ст. 151, 1064 ГК РФ предусматривают, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Следовательно, компенсировать причиненный преступлением моральный вред обязан К.

 

Непредоставление подсудимому возможности дать показания по предъявленному обвинению и представлять доказательства повлекло нарушение его права на защиту (ст. 381 УПК РФ)

 

Приговором Ивнянского районного суда М. признан виновным по ч. 1 ст. 111 УК РФ и осужден к лишению свободы сроком на 2 года.

Кассационная инстанция областного суда отменила приговор по следующим основания.

Из протокола судебного заседания видно, что осужденный М. в судебном заседании не допрашивался. Стороны не заявляли ходатайств о его допросе. При этом суд не выяснил у М., желает ли он дать показания по предъявленному обвинению или отказывается от их дачи, воспользовавшись правом, предоставленным ст. 51 Конституции РФ.

По смыслу статей 47 и 267 УПК РФ подсудимый вправе возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению, представлять доказательства.

Поскольку в судебном заседании М. не допрашивался, судебная коллегия пришла к выводу, что осужденный был лишен возможности дать показания по предъявленному обвинению, чем было нарушено его право на защиту.

Данные нарушения уголовно-процессуального закона признаны существенными и явились основанием для отмены приговора.

 

Судебное разбирательства проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Поэтому приговор не должен содержать формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда З.М.В. осужден к лишению свободы сроком на 2 года.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила по следующим основаниям.

По смыслу ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению.

Как указал суд в описательно-мотивировочной части приговора участие в избиении потерпевшего Б. совместно с осужденным З.М.В. принимали участие его брат - З.А.В. и З.А.Н.

Из материалов дела видно, что обвинение им в части избиения Б. и завладения его имуществом не предъявлялось и в возбуждении уголовного дела в отношении З.А.В. и З.А.Н. отказано за отсутствием в деянии состава преступления. Постановление не обжаловано и вступило в законную силу.

При таких обстоятельствах из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание об избиении Б.З.А.В. и З.А.Н.

 

Кассационная инстанция исключила из обвинительного приговора ссылку на показания подсудимого на предварительном следствии как на доказательство его виновности в совершении преступления, поскольку они не исследовались в судебном заседании (ст. 210 УПК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда Ш. осужден за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила, указав следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Из приговора следует, что в подтверждение вины Ш. в незаконном обороте наркотиков суд сослался на его показания на предварительном следствии в качестве подозреваемого.

Из протокола судебного заседания видно, что эти показания не оглашались и не исследовались, в связи с чем они не могут быть положены в основу обвинительного приговора и подлежат исключению из приговора.

 

Объяснения подозреваемого, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, признаны недопустимыми и исключены из обвинительного приговора как доказательство вины осужденного (ст. 75 УПК РФ)

 

Г. приговором Яковлевского районного суда признан виновным по ст. 286 ч. 1, ст. 286 ч. 1 УК РФ; ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 1 УК РФ и осужден к лишению свободы сроком на 5 лет.

Кассационная инстанция, изменяя приговор, указала следующее.

По смыслу ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Из материалов уголовного дела следует, что после задержания 26.10.2006, фактически являясь подозреваемым, дал объяснения с признанием в содеянном, которые фиксировались видеозаписью. При этом права на защиту Г. не разъяснялись, адвокат при этом не присутствовал.

При таких обстоятельствах объяснения Г. нельзя признать допустимым доказательством, поэтому судебная коллегия по уголовным делам областного суда исключила ссылку на него, как на доказательство вины осужденного.

 

Вопросы применения норм материального права

 

При особом порядке судебного разбирательства одна третья часть максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, исчисляется от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания (ст. 68 УК РФ)

 

С. приговором Свердловского районного суда признан виновным в совершении десяти краж чужого имущества, с незаконным проникновением в помещения, и в покушении на кражу чужого имущества с незаконным проникновением в помещение.

Дело рассмотрено в особом порядке.

В соответствии со ст. 316 УПК РФ, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строго вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Суд при решении вопроса о назначении С. наказания, пришел к выводу о возможности применения правил ч. 3 ст. 68 УК РФ, согласно которой при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные статьей 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Исходя из этого наказание С. в виде лишения свободы по ст. 158 ч. 2 УК РФ не может превышать 1 года 1 месяца, по ст. 158 ч. 1 - 5 месяцев.

Эти требования закона при назначении С. наказания не выполнены, поэтому президиум Белгородского областного суда снизил последнему наказание по трем эпизодам совершенных преступлений.

 

Выводы суда о виновности осужденного в приготовлении к сбыту наркотического средства признаны ошибочными, поскольку в приговоре не приведены доказательства, подтверждающие хранение наркотического средства с целью последующего сбыта (ст. 228 УК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда П. признан виновным в покушении на сбыт наркотического средства в крупном размере и в приготовлении к сбыту наркотических средств в крупном размере.

Из приговора следует, что П. сбыл Г. 28,8 грамма наркотического средства за 1500 рублей, а оставшееся, массой не менее 37,6 грамма продолжил хранить в целях последующего сбыта, однако свой преступный умысел не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку данное наркотическое средство было у него изъято сотрудниками УФСКН РФ по Белгородской области при проведении оперативно-розыскного мероприятия.

Обосновывая вывод о виновности осужденного в приготовлении к сбыту наркотического средства, суд указал, что П. имел возможность все имеющееся у него наркотическое средство передать Г., но этого не сделал, а отдал ей часть, остальное - положил вместе с деньгами на балкон.

Такой вывод суда не является бесспорным, поскольку доказательств, подтверждающих, что П. хранил наркотическое средство с целью последующего сбыта, стороной обвинения представлено не было.

П. в ходе предварительного и судебного следствия пояснял, что часть наркотического средства оставил для личного потребления и сбывать не хотел.

При таких обстоятельствах действия П. президиумом Белгородского областного суда переквалифицированы на ст. 228 ч. 1 УК РФ как приобретение и хранение наркотических средств в крупном размере.

Оснований для освобождения П. от уголовной ответственности не имеется, поскольку изъятие наркотических средств имело место при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

 

Разрешая вопросы назначения наказания, суд обязан привести мотивы признания или непризнания тех или иных обстоятельств в качестве смягчающих. Невыполнение этого требования повлекло изменение приговора (ст. 61 УК РФ)

 

Приговором Губкинского районного суда Г. признана виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни.

В соответствии со ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством является оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления.

Как видно из материалов дела, осужденная Г. после совершения ею преступления попросила брата вызвать "скорую помощь", которая впоследствии госпитализировала потерпевшего С. Данным действием Г. оказала помощь потерпевшему, так как это дало возможность избежать более тяжких последствий (потери крови и т.д.).

Суд в нарушение требований ст. 60 УК РФ об общих началах назначения наказания данное обстоятельство в качестве смягчающего наказание не признал, что повлияло на размер назначенного Г. наказания.

Президиум Белгородского областного суда приговор в отношении Г. изменил, признав в качестве смягчающего наказание обстоятельства Г.: оказание медицинской или иной помощи непосредственно после совершения преступления и снизил назначенное наказание.

 

Надзорная жалоба осужденного о переквалификации его действий ввиду отсутствия умысла на убийство потерпевшего оставлена без удовлетворения (ст. 105 УК РФ)

 

Приговором Ивнянского районного суда Д. признан виновным в покушении на убийство Е.

В надзорной жалобе осужденный просил приговор изменить: переквалифицировать его действия на ст. 111 ч. 1 УК РФ, поскольку умысла на убийство у него не было, удары ножом наносил потерпевшему беспорядочно, не помнит зачем поджег потерпевшего.

Президиум Белгородского областного суда, проверив материалы уголовного дела, признал доводы осужденного о неверной квалификации его действий неубедительными.

О наличии у осужденного прямого умысла, направленного на совершение убийства Е., как правильно указал суд в приговоре, свидетельствует нанесение Д. потерпевшему 3 ударов с достаточной силой, орудие преступления - нож, размер клинка которого 205 мм. Удары нанесены в область жизненно-важных органов: в спину, в область левой лопатки и проникающее в шею потерпевшего с повреждением верхней доли левого легкого.

После причинения телесных повреждений Е., Д. облил вещи, находящиеся у кровати потерпевшего, самогоном, поджег их и ушел, понимая, что в ночное время никто не окажет Е. помощи. То есть последующее поведение осужденного, направленное на сокрытие следов преступления, также подтверждает его умысел, направленный на убийство потерпевшего. Смерть Е. не наступила по независящим от Д. обстоятельствам, поскольку он был обнаружен соседями, своевременно сообщившими о случившемся в больницу.

 

Приговор изменен вследствие небрежности при назначении наказания несовершеннолетнему осужденному (ст. 88 УК РФ)

 

Несовершеннолетний Ю. приговором Старооскольского городского суда признан виновным в покушении на кражу чужого имущества и ему назначено наказание в виде обязательных работ сроком на 180 часов.

Как установлено приговором, Ю., родившийся <...>, совершил покушение на кражу чужого имущества 8 января 2007 года, то есть на момент совершения преступления и вынесения приговора являлся несовершеннолетним.

Согласно ст. 88 ч. 3 УК РФ обязательные работы несовершеннолетним назначаются на срок не более 160 часов.

Суд при постановлении приговора эти требования закона не выполнил, поэтому президиум Белгородского областного суда приговор изменил и назначил Ю. наказание в виде обязательных работ сроком 160 часов.

 

Президиум областного суда смягчил осужденному наказание, поскольку оно назначено без учета характера и степени общественной опасности содеянного (ст. 64 УК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда К. признан виновным в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет 1 месяц.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части, и с учетом положений Общей части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Суд при назначении К. наказания эти требования закона выполнил не в полной мере.

Наказание К. назначено без учета фактически содеянного, является явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости: за покушение на сбыт 1,7 гр. и 10,31 гр. марихуаны ему назначено лишение свободы сроком на 4 года за каждое преступление, и за приготовление к сбыту 23,8 гр. марихуаны - 5 лет. При этом обстоятельств, отягчающих наказание, по делу не установлено. Смягчающими наказание обстоятельствами признаны наличие у осужденного малолетнего ребенка и раскаяние в содеянном.

Президиум областного суда снизил К. наказание с применением ст. 64 УК РФ, признав исключительными совокупность установленных по делу смягчающих наказание обстоятельств и конкретных обстоятельств совершения преступлений.

 

Вывод суда о преждевременности постановки осужденным вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания признан не основанным на материалах дела (ст. 79 УК РФ)

 

Постановлением Чернянского районного суда в удовлетворении ходатайства Е. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания отказано.

Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд свое решение мотивировал тем, что условия освобождения Е. не наступили. Он не доказал, что для своего исправления не нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Вину не признает, не раскаялся в содеянном, ущерб причиненный преступлением не возместил, находится ФГУ КП-8 п. Чернянки непродолжительное время, его личность не изучена, поэтому преждевременно поставлен вопрос о его условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, и он нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Такой вывод суда не основан на материалах дела.

Администрация исправительного учреждения предоставила данные, характеризующие осужденного за весь период отбывания наказания и поддержала ходатайство осужденного о его условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания в связи с тем, что Е. характеризуется положительно, из прежних мест отбывания наказания на него поступили положительные характеристики, он имеет 4 поощрения, трудоустроен, активно участвует в общественной жизни осужденных, на мероприятия воспитательного характера реагирует правильно, вину в совершенном преступлении признает, возместил судебные издержки, гражданский иск заявлен не был.

Эти сведения, положительно характеризующие Е. и свидетельствующие о его исправлении, имеющие важное значение для разрешения ходатайства осужденного, должной оценки в постановлении суда не получили.

Указание суда о непризнании вины в связи с обжалованием приговора является ошибочным, т.к. Конституция РФ и уголовно-процессуальный закон гарантируют право на обжалование судебного решения.

Из материалов дела следует, что Е. вину признает и в содеянном раскаивается. Об этом свидетельствуют выводы администрации исправительного учреждения и выводы психолога, к которым пришел последний в результате изучения личности осужденного.

Что касается указания суда о не возмещении материального ущерба от преступления, то из приговора, которым осужден Е. следует, что гражданский иск заявлен не был, поэтому выводы суда в этой части не соответствуют материалам дела.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного, суд не в полной мере учел все обстоятельства, указанные в ходатайстве осужденного, ходатайстве администрации исправительного учреждения и связанные с личностью осужденного, что привело к отмене постановления суда.

 

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ, характеризуется виной только в форме прямого умысла и наличием корыстной либо иной личной заинтересованности (ст. 325 УК РФ)

 

Приговором Губкинского районного суда Михайлов признан виновным в умышленном убийстве К. и в похищении паспорта гражданина РФ на имя К.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор в части осуждения М. по ч. 2 ст. 325 УК РФ отменила, а производство по уголовному делу в этой части прекратила по следующим основаниям.

По смыслу закона субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ, характеризуется виной только в форме прямого умысла и наличием корыстной либо иной личной заинтересованности.

Суду не предоставлено достаточных доказательств наличия умысла у М. на похищение паспорта К. Приговором суда и материалами дела установлено, что М. взял паспорт в доме по месту жительства убитого К. с целью уничтожения паспорта, как доказательства о существовании личности К., не имея умысла на хищение и какой-либо заинтересованности в использовании данного документа. Уничтожение М. паспорта убитого К. с целью сокрытия следов преступления не образует состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ.

 

Выводы о непризнании явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, должны быть мотивированы в приговоре (ст. 61 УК РФ)

 

Ю. осужден приговором Свердловского районного суда г. Белгорода за хищение чужого имущества путем мошенничества к лишению свободы сроком на 1 год.

Кассационная инстанция изменила приговор по следующим основаниям.

При назначении Ю. наказания суд в приговоре указал, что обстоятельств, отягчающих его наказание нет. Смягчающим наказание обстоятельством признал несовершеннолетие виновного, признание вины и раскаяние в содеянном.

Согласно ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ явка с повинной является обстоятельством, смягчающим наказание.

Суд признал доказательством виновности Ю. в содеянном протокол явки с повинной, однако в нарушение закона не мотивировал свое решение о непризнании его обстоятельством, смягчающим наказание.

Судебная коллегия признала явку с повинной смягчающим наказание обстоятельством и снизила Ю. назначенное наказание.

 

Назначение лицам, осужденным за умышленные преступления средней тяжести и ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывания наказания в ИК общего режима должно быть мотивировано (ст. 58 УК РФ)

 

Ранее судимый к условной мере наказания Б. признан виновным приговором Старооскольского городского суда в хищениях чужого имущества, и ему назначено наказание сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в ИК общего режима.

Кассационная инстанция изменила приговор в части режима отбывания наказания.

В соответствии со ст. 15 ч. 3 УК РФ совершенные Б. преступления относятся к категории преступлений средней тяжести, поскольку за их совершение максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы.

Согласно ст. 58 ч. 1 УК РФ лицам, осужденным за умышленные преступления средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, надлежит отбывать назначенное наказание в колонии-поселении.

С учетом обстоятельств дела и личности виновного, суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в ИК общего режима с указанием мотивов принятого решения.

Суд назначил Б. отбывание наказания в ИК общего режима, но мотивы принятого решения не указал. Поэтому судебная коллегия назначила Б. для отбывания наказания колонию-поселение.

 

Умышленное причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью признано совершенным при превышении пределов необходимой обороны (ст. 114 УК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда Б. осужден к лишению свободы по ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Признавая Б. виновным в умышленном причинении Т. тяжкого вреда здоровью, суд в приговоре сослался на показания свидетеля С.Е., оглашенные в судебном заседании, из которых следует, что около 21 часа он встретил осужденного, который разыскивал потерпевшего, высказывая намерение порезать его.

Эти показания явились основанием для квалификации судом действий Б. по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом, поскольку он сделан без учета всех обстоятельств дела.

Из показаний потерпевшего Т. следует, что повстречав поздним вечером Б., напал на него и первым нанес ему удар кулаком в глаз, что послужило поводом к драке. Объяснить свой поступок не смог, сославшись на опьянение.

На предварительном следствии он пояснял, что не помнит обстоятельств драки, и кто ее инициировал, но не исключал, что мог первым ударить осужденного.

Осужденный Б. на предварительном следствии и в судебном заседании сообщал, что потерпевший первым нанес ему удар кулаком в лицо, сбив при этом с ног, после чего продолжил его избиение на земле. Удары Т., в том числе и ножом, наносил обороняясь от его действий. Находившаяся вблизи С.А. пыталась оттащить от него потерпевшего. Поскольку кровь заливала лицо, не видел куда наносил удары Т.

Его показания подтверждает свидетель С.А., пояснившая, что Т., находясь в состоянии опьянения, неожиданно нанес кулаком удар в лицо Б., отчего тот упал, а затем стал бить его на земле. Когда пыталась оттащить Т., он упал и драка с осужденным продолжилась на земле. Оба были в крови.

Согласно сообщению 22.08.2006 Б. обращался в травмпункт, где ему был постановлен диагноз "ушиб, гематома орбитальной области слева".

По заключению судебно-медицинской экспертизы у Б. выявлены ссадины в скуловой области слева, на наружной поверхности правого локтевого сустава и кровоподтеки вокруг левого глаза, что подтверждает его показания о получении удара кулаком в лицо.

Из протокола медицинского освидетельствования от 22 августа 2006 года на 2 часа Б. трезв, признаков употребления алкоголя не выявлено, сознание ясное, ориентирован в месте, времени, ситуации.

Ссылки в приговоре на показания свидетеля С.Е. о том, что Б. разыскивал Т. с намерением порезать его не опровергают показания осужденного о том, что инициатором конфликта был потерпевший, который первым ударил его, поскольку С.Е. не являлся очевидцем преступления.

В соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

По смыслу ст. 37 УК РФ под необходимой обороной понимается причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося от общественно опасного посягательства, если это посягательство сопряжено с насилием опасным для жизни обороняющегося либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Превышением пределов необходимой обороны признаются действия, явно не соответствующие степени и характеру посягательства.

В связи с тем, что инициатором драки являлся Т., который первым нанес удар осужденному, судебная коллегия пришла к выводу, что Б., обороняясь, превысил пределы необходимой обороны, поскольку нанесение им ударов ножом потерпевшему явно не соответствовало степени и характеру посягательства.

При таких обстоятельствах судебная коллегия переквалифицировала действия Барилко с ч. 1 ст. 111 на ч. 1 ст. 114 УК РФ, поскольку он умышленно причинил Т. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни при превышении пределов необходимой обороны.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь