Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ПО РАССМОТРЕНИЮ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ЗА 1 ПОЛУГОДИЕ 2007 ГОДА

 

За анализируемый период надзорной группой Верховного суда Чувашской Республики рассмотрено 1404 надзорных жалоб и представлений (за первое полугодие 2006 года - 1013), по ним изучено 368 уголовных дел и материалов (за 1 полугодие 2006 года - 271). При этом по 1163 жалобам и представлениям принято решение об отказе в их удовлетворении. По изученным 219 делам возбуждены надзорные производства (за 1 полугодие 2006 года - 108).

Таким образом, проверка показала, что по 59,5% истребованным делам судами были допущены различные ошибки в применении материального и процессуального права, которые впоследствии были исправлены президиумом Верховного Суда Чувашской Республики (далее - президиум).

 

I. Отмена приговоров и других судебных решений

 

Анализ судебной практики показывает, что чаще всего приговоры отменяются вследствие ненадлежащего исследования обстоятельств дела.

Так, приговором Шумерлинского районного суда от 29 мая 2006 года осужден И. по ст. 159 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Он признан виновным в мошенничестве, совершенном в пассажирском вагоне электропоезда 23 октября 2005 года.

Президиум, отменил приговор суда по мотивам неполноты судебного следствия.

Как видно из уголовного дела, И. 4 ноября 2003 года был судим приговором Пресненского районного суда г. Москва с учетом внесенных изменений по ст. 222 ч. 1 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы с исчислением срока наказания с 16 марта 2003 года, и 23 октября 2005 года (момент совершения мошенничества) он находился в местах лишения свободы и каких либо данных об оставлении И. на это время места отбывания наказания или об условно-досрочном освобождении в материалах дела не имелись.

Но суд эти обстоятельства не исследовал, а постановил приговор на противоречивых доказательствах.

 

Президиум отменил приговор Калининского районного суда г. Чебоксары от 10 января 2007 года и кассационное определение в отношении И., осужденного по ст. 264 ч. 1 УК РФ условно к 1 году 6 месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на срок 2 года.

При этом президиум указал, что суды 1 и 2 инстанций не учли обстоятельства, существенно влияющие на выводы о виновности осужденного.

В частности, сам осужденный И., признавая факт езды с некоторым превышением скорости, обстоятельства происшествия объяснял по-иному. Из его слов следует, что велосипедист В. ехал в попутном направлении по тротуару, потом резко, не посмотрев на двигающуюся машину, заехал на проезжую часть дороги и тут же врезался передним колесом велосипеда в правое переднее крыло автомашины. Такого поворота событий он предвидеть не мог.

Его показания согласуются с другими собранными по делу доказательствами.

При опросе 26 мая потерпевший В. в присутствии матери подтвердил, что ехал на скоростном велосипеде для взрослых, сначала по тротуару, затем с целью разворота заехал на проезжую часть, что было потом, с какой стороны ехала машина и ударилась, он не помнит.

Суду он пояснил, что "хотел развернуться и заехал на дорогу, откуда-то появилась машина", что было после, он не помнит.

Из заключения первой автотехнической экспертизы видно, что скорость движения автомашины под управлением И. составляла около 58 км в час; водитель автомашины не располагал технической возможностью предотвратить наезд при скорости движения 60 км в час, так и при скорости движения 40 км в час; причиной ДТП является нарушение велосипедистом пунктов 24.1, 24.3 Правил дорожного движения.

Однако эти и другие доказательства не получили в приговоре надлежащей оценки.

По этим же основаниям отменен приговор Ленинского районного суда г. Чебоксары от 7 октября 2005 года и кассационное определение в отношении К. и П., осужденных соответственно по ст. 201 ч. 1, 159 ч. 3 п. "б" УК РФ.

В своем постановлении президиум отметил, что суд, признав К. виновным по ст. 201 ч. 1 УК РФ, указал в приговоре, что им ООО "ИЗВА" был причинен существенный вред в сумме более 100000 руб., поскольку деньги были перечислены, а услуги, предусмотренные договором, не оказаны, т.е. имело место нарушение нормальной деятельности предприятия, создавалась угроза его рентабельности; кроме того, была занижена налогооблагаемая база ООО "ИЗВА".

Проверка материалов уголовного дела показала, что данный вывод суда сформулирован без исследования финансового состояния предприятия (ООО "ИЗВА") и объема реализации им продукции (работ, услуг); не установлена балансовая стоимость основных средств и товарно-материальных ценностей этой организации. Сведений о производстве соответствующей экспертизы, по результатам которой можно было бы обосновать вывод о причинении Казаковым существенного вреда предприятию и о проявлении в связи с этим угрозы рентабельности предприятия, в приговоре не имеется.

Что касается отмены судебных постановлений в отношении П., то решение президиум изложил следующим образом.

Суд признал его виновным в хищении имущества ООО "Торговый Дом "ЧЭАЗ" в размере 80504000 руб. Описательная часть приговора в отношении него составлена в нарушение требований ст. 307 УПК РФ; в ней не дано описания преступного деяния, в совершении которого П. признан виновным, не указано время его совершения. Доказательства совершения осужденным умышленных действий, направленных на завладение чужим имуществом, в приговоре не приведены.

 

Были отменены приговоры и ввиду нарушения элементарных требований процессуального законодательства.

Так, приговором Моргаушского районного суда от 4 октября 2005 года, оставленным без изменения кассационным определением Верховного суда Чувашской Республики от 10 ноября 2005 года, А. осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. "в, г", 163 ч. 1 УК РФ с применением ст. 62 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Президиум отменил судебные решения с направления уголовного дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 ст. 61 УПК РФ судья, прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

Из материалов дела видно, что предварительное следствие по уголовному делу в отношении А. осуществлял следователь СО при Моргаушском РОВД Чувашской Республики лейтенант юстиции Кабуркин А.А., а государственное обвинение в суде поддерживал помощник прокурора Моргаушского района Кабуркин С.Л., который является родным братом Кабуркина А.А.

При таких обстоятельствах, государственный обвинитель Кабуркин С.А. не вправе участвовать в производстве по делу по обвинению А., поскольку он в силу ст. 5 п. 4 УПК РФ является близким родственником участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения по данному делу - следователя Кабуркина А.А., в связи с чем судебные постановления следует признать незаконными.

Примером грубого нарушения норм процессуального закона может служить дело в отношении А., осужденного 5 ноября 2004 года Аликовским районным судом по ст. 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы.

Суд первой инстанции, постановляя приговор в особом порядке, не учел, что в соответствии с ч. 1 ст. 314 УПК РФ в особом порядке без проведения судебного разбирательства могут быть рассмотрены дела о преступлениях, наказание за которые не превышают 10 лет лишения свободы.

Санкция ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, по которой осужден А., предусматривает максимальный срок лишения свободы до 12 лет, поэтому уголовное дело в отношении осужденного в особом порядке рассмотрено незаконно.

Кроме того, по делу допущен ряд других нарушений.

В частности, в приговоре суда не указано, кому конкретно А. сбыл наркотическое средство.

Вместе с тем из материалов дела следует, что наркотическое вещество А. было сбыто гражданке Ш., которая являлась участником оперативно-розыскных мероприятий, проводившихся сотрудниками Аликовского РОВД.

Из материалов дела также следует, что гражданке Ш. в рамках оперативно-розыскного мероприятия доля приобретения наркотиков были переданы две меченые денежные купюры достоинством 500 рублей каждая. В то же время в материалах дела отсутствует постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", утвержденное руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, как того требует ст. 8 Закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности".

Эти обстоятельства при рассмотрении дела судом 1-й инстанции во внимание приняты не были.

В связи с изложенным президиум пришел к выводу об отмене приговора.

 

Следующий пример свидетельствует, что причиной необоснованного привлечения к уголовной ответственности является неправильное применение судом норм материального закона.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Ибресинского района от 4 июля 2006 года на основании акта амнистии от 19 апреля 2006 года "Об объявлении амнистии в связи с 100-летием учреждения Государственной Думы в России" прекращено уголовное дело по ст. 129 ч. 1 УК РФ в отношении С.

Президиум, отменив приговор мирового судьи с прекращением дела за отсутствием в действиях С. состава преступления, указал следующее.

Из материалов уголовного дела следует, что оно по ст. 129 ч. 1 УК РФ было возбуждено мировым судьей в связи с тем, что С. обратился с официальным заявлением в Ибресинский РОВД, в котором просил принять меры к гражданке Х., которая занималась изготовлением и продажей самогона.

В соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 129 УК РФ объективная сторона этого преступления, совершаемого с прямым умыслом, состоит в распространении заведомо ложных сведений, позорящих честь и достоинство другого лица.

Обращение в органы внутренних дел, прокуратуры или суд с заявлением или сообщением о совершении кем-либо преступления или правонарушения не может рассматриваться, как распространение негативных сведений, так как к компетенции этих органов относится рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях и правонарушениях и в то же время законом на сотрудников этих органов возложена обязанность по соблюдению тайны следствия, сохранении конфиденциальности информации и т.д.

В случае сообщения в эти органы заведомо ложных сведений о совершении преступления виновное лицо несет уголовную ответственность по ст. 306 УК РФ, а не по ст. 129 ч. 1 УК РФ.

В постановлении мирового судьи о прекращении уголовного дела указано, что заявление С. содержит клеветнические измышления.

Вместе с тем этот факт судом не установлен. Из протокола судебного заседания следует, что уголовное дело было прекращено в подготовительной стадии судебного процесса на основании ходатайства защитника, и обстоятельства дела судом исследованы не были.

При таких обстоятельствах состав преступления, предусмотренного ст. 129 ч. 1 УК РФ, в действиях С. отсутствует.

 

В анализируемый период президиумом отменены 5 постановлений мировых судей по делам о применении принудительных мер медицинского характера с прекращением производства по делу. Причиной является либо игнорирование главы 51 УПК РФ, либо незнание ее.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Мариинско-Посадского района от 27 апреля 2006 года И. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасных деяний, предусмотренных ст. 116 ч. 1, 116 ч. 2, 119 УК РФ, и в отношении него применена принудительная мера медицинского характера - помещение в психиатрический стационар специализированного типа.

Президиум, отменяя постановление мирового судьи, указал следующее.

По делу правильно установлены фактические обстоятельства дела. Вместе с тем, согласно ст. 443 ч. 2 и 4 УПК РФ в случае совершения невменяемым лицом деяния небольшой тяжести суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера. Копия постановления суда направляется в орган здравоохранения для решения вопроса о лечении или направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в психиатрический стационар.

При таких обстоятельствах решение суда о применении принудительных мер медицинского характера в отношении И. не может быть признано законным и обоснованным.

 

С момента принятия Уголовно-процессуального кодекса РФ 2001 года положения главы 16 регламентирующей вопросы обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, в правоприменительной практике вызывают определенные затруднения, но в целом суды правильно рассматривают дела этой категории. В то же время допускаются ошибки, в особенности, необоснованно отказывая в принятии жалоб.

Так, В. обратилась в суд с жалобой на бездействие прокурора Московского района г. Чебоксары, который по ее заявлению не вынес постановление о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в возбуждении уголовного дела, а ограничился письменным ответом.

Постановлением Московского районного суда г. Чебоксары ЧР от 24 марта 2006 года жалоба оставлена без удовлетворения по мотивам, что ответ прокурора не является процессуальным документом, поэтому не может быть обжалован в порядке ст. 125 УПК РФ.

Президиум отменил постановление суда, в том числе кассационное определение, которым оставлено без изменения постановление суда, и указал. Согласно ст. 125 УПК РФ в районный суд могут быть обжалованы постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

С выводами суда нельзя согласиться, поскольку письменный ответ прокурора, хотя и не является процессуальным документом, однако относится к иным решениям и действиям, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства.

 

Другой пример.

Постановлением Московского районного суда г. Чебоксары от 7 декабря 2006 года, оставленным без изменения кассационным определением от 18 января 2007 года, в принятии к производству суда жалобы И. отказано.

Суд отказал в принятии жалобы к производству, указав, что она ненадлежаще оформлена, нет данных о лице, подавшем жалобу, не изложены ее доводы, на приложена доверенность.

Президиум не согласился с такими доводами, посчитав их надуманными, поскольку в жалобе имеются данные об И., изложены доводы, по которым он считает постановление следователя необоснованным. Наличие доверенности при подаче жалобы не требуется, т.к. следователем отказано в возбуждении уголовного дела по его заявлению, а значит, он является лицом, чьи интересы затрагивает обжалуемое постановление.

Президиум также не принял во внимание доводы, изложенные в постановлении Ленинского районного суда г. Чебоксары ЧР от 3 марта 2007 года об отказе в принятии жалобы С. о том, что в жалобе не изложены доказательства, обосновывающие требования заявителя.

 

По-прежнему судами допускаются ошибки при рассмотрении ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Одно из причин отмен постановлений судов является мотивировка принятого решения надуманными доводами, не исходящими из требований закона.

Постановлением Калининского районного суда г. Чебоксары от 7 сентября 2006 года в отношении К., осужденного 17 июня 2003 года по ст. 162 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64, 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы, отказано в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Как видно из материалов дела, суд, отказывая К. в удовлетворении ходатайства об условно-досочном освобождении от наказания, сослался на то, что последний не проявил себя ничем, что могло бы свидетельствовать о его исправлении, неоднократно допускал нарушения, за что имеет взыскания.

Президиум ссылку суда о том, что К. имеет взыскания, признал необоснованной, поскольку примененные к осужденному взыскания либо сняты, либо погашены в установленном законом порядке, а доводы суда о пассивности осужденного в местах лишения свободы - не подтвержденными материалами дел.

Действительно, из материалов дела усматривается, что К. срок наказания, необходимый для условно-досрочного освобождения отбыл, по месту отбывания наказания характеризуется положительно, по прибытию в колонию был трудоустроен, к общественно полезному труду относится добросовестно, обучается в средней вечерней общеобразовательной школе, мероприятия воспитательного характера посещает, принимает участие в общественной жизни отряда, является членом санитарно-бытовой секции отряда, за добросовестное отношение к труду и примерное поведение имеет 10 поощрений.

Однако эти обстоятельства не получили соответствующей оценки в судебных решениях.

 

В другом случае суд (постановлением Калининского районного суда г. Чебоксары от 2 апреля 2007 года), составленным кассационным определением от 3 мая 2007 года без изменения), отказывая в удовлетворении ходатайства Б. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, сослался, что осужденный не принял меры для погашения гражданского иска, не имеет поощрений за участие в общественной работе и содействие администрации в поддержании правопорядка.

Президиум совершенно правильно отменил эти судебные решения, поскольку доводы суда являются несостоятельными. Во-первых, не имеется необходимых условий в местах лишения свободы для своевременного погашения гражданского иска.

Во-вторых, для оценки поведения осужденного необязательно, чтобы он имел особые заслуги, а необходимо, в частности, отсутствие дисциплинарных взысканий, наличие поощрений, т.е. добросовестное отношение к исполнению обязанностей.

 

В ряде случаев имеет место необоснованный отказ в удовлетворении ходатайств осужденных о пересмотре приговора вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу.

Приговором Канашского районного суда от 21 августа 2002 года С. осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) к 5 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С. признан виновным в том, что он 10 июня 2002 года по предварительному сговору с М. незаконно проник в садовый домик Е., расположенный в коллективном саду "Радуга" на северо-восточной окраине г. Канаш ЧР, где с применением в отношении потерпевшего насилия, не опасного для жизни и здоровья, открыто похитили у последнего материальные ценности на общую сумму 361 руб. 81 коп.

С. обратился в суд с ходатайством о пересмотре приговора в порядке ст. 397 п. 13 УПК РФ.

Постановлением Новочебоксарского городского суда ЧР от 13 апреля 2004 года в удовлетворении его ходатайства о проведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года отказано.

Президиум отменил данное решение суда с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Согласно ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Санкцией ст. 161 ч. 2 УК РФ (в редакции 13.06.1996) предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком от 3 до 7 лет со штрафом в размере до 50 МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

Федеральный закон от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в УК РФ" внес изменения в ст. 161 ч. 2 УК РФ, в санкции которой при сохранении верхнего предела лишения свободы в прежнем размере нижний предел снижен до 2-х лет, тем самым новая редакция закона улучшает положение осужденного и имеет обратную силу.

Таким образом, утверждение суда об отсутствии оснований для пересмотра приговора не основано на законе.

 

По другим материалам дела, рассмотренным в порядке исполнения приговоров, также допускаются ошибки, которые, как правило, связаны с поверхностным исследованием материалов дела, невнимательностью судей, а также с неправильным применением требований закона.

Так, постановлением Московского районного суда г. Чебоксары от 3 ноября 2006 года в отношении Р., осужденного приговором от 23 августа 2006 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ условно к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком на один год, отменено условное осуждение и для отбывания наказания в виде 2 лет лишения свободы он направлен в исправительную колонию общего режима.

Президиум отменил решение суда, поскольку из материалов дела следует, что Р., будучи осужденным приговором от 23 августа 2006 года к условному наказанию, на учет в УИИ Московского района г. Чебоксары был поставлен 7 сентября 2006 года, а еще ранее, т.е. 5 июля 2006 года он был арестован за преступление, совершенное до вынесения приговора от 23 августа 2006 года. Поэтому он не мог систематически и злостно не исполнять возложенные судом обязанности, в частности, периодически являться на регистрацию.

 

Президиумом отменено постановление Цивильского районного суда от 26 апреля 2006 года, которым в отношении П. отменено условное осуждение, назначенное приговором Цивильского районного суда ЧР по ст. 158 ч. 3 УК РФ, и она для отбывания наказания в виде 2 лет лишения свободы направлена в колонию-поселение.

Президиум удовлетворил надзорное представление прокурора ЧР, указав следующее.

В соответствии с п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года "О практике назначения судами РФ уголовного наказания" вопрос об отмене условного осуждения разрешается судом только в присутствии лица, в отношении которого принимается такое решение.

Как видно из материалов дела, представление начальника УИИ об отмене условного осуждения в отношении П. было рассмотрено судом в ее отсутствии, что лишило последнюю возможности изложить в судебном заседании доводы о причинах нарушения ею обязанностей, возложенных на нее приговором суда, и представить соответствующие доказательства.

При этом в деле отсутствуют сведения о надлежащем извещении П. о дне судебного заседания по рассмотрению представления УИН.

П. по приговору осуждена за совершение преступления, отнесенного к категории тяжких, что в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ влечет отбывание наказания в исправительной колонии общего режима. Данное требование закона также не было выполнено.

 

Судьи испытывали определенные трудности при решении вопроса о возможности отмены условного осуждения или условно-досрочного освобождения после истечения срока назначенного наказания либо срока оставшейся неотбытой части.

На этот вопрос был дан ответ постановлением президиума от 8 июня 2007 года, которым отменено постановление Калининского районного суда г. Чебоксары от 27 декабря 2006 года об отмене условно-досрочного освобождения в отношении Е.

Президиум свое решение мотивировал следующим образом. Из материалов дела следует, что постановлением Новочебоксарского городского суда от 13 февраля 2004 года Е. был освобожден условно-досрочно на неотбытый срок наказания по приговору Калининского районного суда г. Чебоксары от 22 июля 1999 года в виде 2 лет 2 месяцев 15 дней. После этого Е. 19 февраля 2004 года встал на учет в Калининский РОВД г. Чебоксары. Условно-досрочное освобождение должно было закончиться 2 мая 2006 года. Представление начальника МОБ Калининского РОВД г. Чебоксары от 11 февраля 2006 года об отмене условно-досрочного освобождения в отношении Е. поступило в Калининский районный суд г. Чебоксары 15 февраля 2006 года, а практически рассмотрено 21 декабря 2006 года, то есть после истечения срока условно-досрочного освобождения. Неисполнение лицом в период условно-досрочного освобождения возложенных на него судом обязанностей не приостанавливает течение срока условно-досрочного освобождения. На момент принятия окончательного решения Е. полностью отбыл наказание по приговору от 22 июля 1999 года, в связи с чем оснований для отмены условно-досрочного освобождения не имелось.

 

Иногда суды, при отсутствии на то оснований, оставляют кассационные жалобы без рассмотрения.

Постановлением Калининского районного суда г. Чебоксары от 4 октября 2006 года К. отказано в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Данное постановление К. обжаловал в кассационном порядке.

Постановлением судьи Калининского районного суда г.Чебоксары ЧР от 27 декабря 2006 года кассационная жалоба К. оставлена без рассмотрения и возвращена осужденному.

Президиум отменил постановление судьи из-за несоответствия его требованиям закона и указал.

В соответствии с ст. 401 УПК РФ на постановление суда, вынесенное при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, может быть подана жалоба в кассационном порядке, установленном главой 45 УПК РФ.

Копия постановления суда от 4 октября 2006 года, К. была вручена 13 октября 2006 года, кассационная жалоба на данное постановление осужденным подана 19 октября 2006 года, то есть в течение срока обжалования, установленного ст. 356 УПК РФ.

Ссылка судьи в постановлении от 27 октября 2006 года на положения ч. 3 ст. 356 УПК РФ и тот факт, что К. не обратился с ходатайством о восстановлении срока обжалования, являются неуместными, так как осужденным К. не был пропущен срок кассационного обжалования, а поскольку копия постановления от 4 октября 2006 года ему была вручена по истечении 5 суток, то согласно ч. 2 ст. 357 УПК РФ, пропущенный срок восстанавливается во всяком случае.

 

Другой пример.

Ф. обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в соответствии со ст. 79 УК РФ.

9 января 2007 года Ф., не согласившись с постановлением об отказе в условно-досрочном освобождении, направил кассационную жалобу в суд, вынесший постановление.

Постановлением Новочебоксарского городского суда от 16 января 2007 года кассационная жалоба Ф. на постановление от 20.12.2006 возвращена заявителю с предоставлением ему срока для ее пересоставления до 26 января 2007 года.

Постановлением от 1 февраля 2007 года кассационную жалобу Ф. постановлено считать не поданной, ввиду невыполнения требований указанных в постановлении от 16.01.2007.

Президиум отменил постановление Новочебоксарского городского суда от 16 января 2007 года и от 1 февраля 2007 года по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что Ф. в установленный законом срок подал еще жалобу, датированную им 22.12.2006, и поступившую в Новочебоксарский городской суд ЧР 17 января 2007 года через Верховный суд ЧР.

По данной жалобе суд не принял никакого решения, тогда как в ней выражается несогласие с постановлением об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении и подана она в установленный законом срок.

Более того, вывод суда о том, что кассационная жалоба Ф. от 09.01.2007 не содержит убедительных доводов с указанием оснований, предусмотренных ст. 379 УПК РФ, а следовательно, является немотивированной, является незаконным.

Из текста жалобы заявителя видно, что он не согласен с постановлением Новочебоксарского городского суда ЧР от 20.12.2006, поскольку данное постановление вынесено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, (ст. 63 УПК РФ).

При таких обстоятельствах признано жалобы Ф. поданными в установленный законом срок и подлежащими направлению на кассационное рассмотрение.

 

Встречаются ошибки и по нарушению норм материального права.

Приговором Московского районного суда г. Чебоксары ЧР от 25 февраля 2005 года М., ранее судимый 4 ноября 2004 года по ст. 158 ч. 2 п. "б", 158 ч. 2 п. "а", 158 ч. 2 п.п. "а, б", 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 69, 73 УК РФ условно к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с испытательным сроком на 2 года, осужден по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ с применением ст. 70, 74 УК РФ к 3 годам 6 месяцам без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Московского районного суда г. Чебоксары от 1 августа 2005 года оставлено без удовлетворения ходатайство осужденного М. о зачете ему в срок наказания, назначенного по приговору от 25 февраля 2005 года, по уголовному делу, по которому 4 ноября 2004 года вынесен приговор.

Президиум поддержал представление прокурора ЧР об отмене постановления суда по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, М. ранее осуждался приговором Калининского районного суда г. Чебоксары от 4 ноября 2004 года по ст. 158 ч. 2 п. "б", 158 ч. 2 п. "а", 158 ч. 2 п.п. "а, б", 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года за совершение краж чужого имущества в период с начала апреля 2004 года по 2 июня 2004 года. При этом в стадии предварительного следствия по данному делу была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, и он находился под арестом в течение 3 месяцев 2 дней.

В соответствии со ст. 72 ч. 3 УК РФ время содержания лица под стражей досудебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы.

При назначении наказания по совокупности приговоров при присоединении наказания, назначенного по первому приговору, которое суд постановил считать условным, к наказанию, назначенному по последнему приговору, суд должен засчитывать в окончательный срок наказания время нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения или задержания.

Поскольку по первому делу с приговором от 4 ноября 2004 года М. содержался под стражей в течение 3 месяцев 2 дней, этот срок подлежал зачету в срок окончательного наказания, назначенного по совокупности приговоров.

Отказ суда в удовлетворении ходатайства осужденного М. о зачете времени предварительного содержания его под стражей в срок наказания, назначенный по совокупности приговоров, явился незаконным.

 

Из года в год судами допускаются ошибки по применению актов об амнистии.

Так, постановлением Мариинско-Посадского районного суда от 16 мая 2006 года в отношении Е., ранее дважды судимого, в том числе условно, уголовное дело по обвинению по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ прекращено, и он освобожден от уголовной ответственности на основании подпункта 2 пункта 6 Постановления Государственной Думы Федерального собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 года.

Президиум удовлетворил надзорное представление прокурора ЧР и отменил постановление суда первой инстанции.

В постановлении президиума было отмечено: "Суд прекратил уголовное дело и освободил Е. от уголовной ответственности на основании подпункта 2 пункта 6 Постановления государственной Думы Федерального собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 года на том основании, что он ранее не отбывал наказание в воспитательной колонии и в возрасте 16 лет совершил преступление, за которое предусмотрено наказание не более 5 лет лишения свободы.

Однако суд не учел, что согласно пункту 10 указанного Постановления действие акта об амнистии не распространяется на осужденных, злостно нарушающих установленный порядок отбывания наказания.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 12 Постановления Государственной Думы Федерального собрания РФ "О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 года лицами, злостно нарушающими установленный порядок отбывания наказания, являются осужденные, совершившие преступления в период испытательного срока.

Из материалов дела видно, что приговором мирового судьи судебного участка N 2 Ленинского района города Чебоксары ЧР от 14 сентября 2005 года Е. осужден по ст. 159 ч. 1 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Е. обвиняется в совершении преступления 2 октября 2005 года, то есть в течение установленного судом испытательного срока.

Следовательно, Е. является лицом, злостно нарушающим установленный порядок отбывания наказания, а значит, действие указанного акта об амнистии на него не распространяется".

 

Нередки случаи, когда судами допускались ошибки при оплате труда защитников, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению. В связи с чем в прошлом году Верховным Судом Чувашской Республики изучена эта работа и выработаны соответствующие рекомендации, которые оказали положительное воздействие на единообразное применение законодательства. Несмотря на это, практика президиума имеет примеры неправильного применения нормативных актов.

Постановлением Аликовского районного суда от 19 октября 2006 года адвокату Н. выплачено вознаграждение за счет средств федерального бюджета в размере 3300 рублей.

Президиум отменил указанное постановление суда и отметил.

Из материалов уголовного дела следует, что защитник Н. представлял интересы четырех подсудимых в течение одного дня судебного разбирательства.

Согласно п. 2 "Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела", утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства финансов Российской Федерации от 6 октября 2003 года N 257/89н суд устанавливает размер оплаты труда адвоката за один день участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по уголовным делам в отношении трех или более подсудимых в размере 75% от минимального размера оплаты труда (МРОТ).

В связи с изложенным, сумма вознаграждения адвоката по уголовному делу по групповому преступлению должна устанавливаться судом в размере 75% МРОТ, то есть в сумме 825 рублей, независимо от того, интересы скольких подсудимых он представлял.

При изложенных обстоятельствах постановление Аликовского районного суда от 19 октября 2006 года не может быть признано законным и обоснованным.

 

II. Изменение приговоров и других судебных решений

 

В основном приговоры изменялись вследствие ошибок, допускаемых судами при назначении наказания, а также при применении материального закона из-за ненадлежащего исследования обстоятельств, имеющих значение для квалификации действий виновных.

Так, приговором Новочебоксарского городского суда от 28 июля 2000 года В-ев В.Н. и В-ев В.В. осуждены за совершение открытого хищения чужого имущества по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в помещение и причинением значительного ущерба потерпевшему.

Президиум изменил судебные постановления, переквалифицировав действия осужденных со ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, д" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, и указал.

Из анализа доказательств видно, что осужденные В-ев В.Н., В-ев В.В. и не установленное следствием лицо, по предварительному сговору, имея умысел на тайное похищение чужого имущества, незаконно проникли в киоск, где в процессе изъятия имущества из киоска, обнаружив приближающуюся автомашину, пытались скрыться с места происшествия, однако один был задержан сотрудниками милиции, второй вырвался и убежал, третий скрылся с места преступления с похищенным. При этом осужденные, будучи обнаруженные сотрудниками милиции, не продолжали открыто похищать чужое имущество, а пытались скрыться от задержания.

Поэтому выводы суда о совершении открытого похищения чужого имущества осужденными Васильевыми не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Умысел осужденных был направлен на тайное похищение чужого имущества, входе изъятия имущества осужденными собственник или посторонние лица не присутствовали, виновные лица полагали, что они действуют тайно.

Принимая во внимание, что осужденные и не установленное следствием лицо имели предварительный сговор на совершение кражи, и последний с похищенным скрылся, действия осужденных следует квалифицировать как оконченное преступление.

 

К этой же категории ошибок можно отнести и рассмотренное 3 июля 2006 года Цивильским районным судом уголовное дело в отношении В., осужденного за совершение 5 преступлений, предусмотренных ст. 160 ч. 3 УК РФ.

По приговору В. признан виновным в том, что он, работая в должности директора муниципального унитарного предприятия "Бюро технической инвентаризации" администрации Цивильского района (МУП "БТИ" администрации Цивильского района ЧР), злоупотребляя своим служебным положением, из корыстных побуждений в нарушение п. 2.4 Коллективного договора, заключенного между администрацией БТИ и профсоюзным комитетом БТИ, предусматривающего выделение средств предприятия на подготовку и переподготовку кадров путем направления сотрудников лишь на курсы повышения квалификации и семинары, 1 октября 2002 года заключил от имени МУП "БТИ" договор N 1702589 с Московским государственным открытым университетом (МГОУ) на обучение своей дочери И. на платном юридическом факультете Чебоксарского филиала МГОУ. Согласно этому договору в счет оплаты обучения своей дочери В. незаконно перечислил с расчетного счета МУП "БТИ" на расчетный счет филиала МГОУ с февраля 2003 г. по сентябрь 2004 г. всего 26200 рублей.

Он же, в декабре 2004 г. незаконно из тех же побуждений перечислил с расчетного счета МУП "БТИ" 5521 руб. 10 коп. на ссудный счет В-ва В.Н., находящийся в Цивильском ОСБ, в погашение долга последнего перед банком и поручителем которого был В-ев А.Л.

19 апреля 2005 года В-ев А.Л. после объявления ему приказа об увольнении его с должности директора МУП "БТИ" издал приказ об оказании себе материальной помощи в размере 3 месячных должностных окладов и получил в кассе предприятия 21000 руб. вместо предусмотренной условиями контракта суммы, не превышающей 14000 руб.

11 ноября 2005 г. В-ев А.Л. за счет средств МУП "БТИ" перечислением на счет Управления ГИБДД МВД ЧР оплатил административный штраф в размере 772 руб. 50 коп., наложенный на него за нарушение Правил дорожного движения.

23 ноября 2005 года он же за счет средств МУП "БТИ" по квитанции произвел оплату услуг адвоката Е., защищавшего его личные интересы в судебных инстанциях.

Каждое из указанных действий осужденного суд квалифицировал по ст. 160 ч. 3 УК РФ, предусматривающей ответственность за растрату вверенного виновному чужого имущества с использованием своего служебного положения.

Президиум, изменив приговор, указал следующее.

Квалификация совершенных В-ым преступных действий по ст. 160 ч. 3 УК РФ является ошибочной. По указанной статье УК РФ может квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения осуществлял в отношении этого имущества полномочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению.

Таковых полномочий В-ев не имел. Денежные средства БТИ в правомерном владении В-ва не находились, договор о полной материальной ответственности перед администрацией Цивильского района, являющейся учредителем МУП "БТИ", с ним не заключался.

Совершая указанные в приговоре противоправные действия, В-ев использовал при выполнении управленческих функций в унитарном предприятии свои полномочия директора. Он извлек выгоды и преимущества для себя и нанес предприятию существенный вред путем заключения, противоречащего закону договора на обучение своей дочери в высшем учебном заведении за счет средств унитарного предприятия, издания незаконных приказов об оказании себе материальной помощи и о выплате себе выходного пособия в большей сумме, чем это было предусмотрено, и в издании незаконных распоряжений о перечислении денежных средств предприятия на покрытие своих личных расходов. Эти действия осужденного В-ва повлекли существенное нарушение законных интересов организации - администрации Цивильского района в виде имущественного вреда в размере 62493 руб. 60 коп.

Все преступные действия осужденного образуют единое продолжаемое преступление и подлежат квалификации по ст. 201 ч. 1 УК РФ.

 

По-прежнему совершаются ошибки и при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого состава незаконной перевозки наркотических средств.

Президиум изменил приговор Чебоксарского районного суда от 31 января 2006 года в отношении М., осужденного по ст. 228 ч. 2 УК РФ за незаконные приобретение, хранение и перевозку наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере.

Как видно из материалов дела, суд, квалифицируя действия М. по ст. 228 ч. 2 УК РФ, сослался на то, что он в конце августа 2005 года в частном секторе г. Цивильск для личного потребления собрал дикорастущий мак и спрятал в тайник, а 26 октября того же года маковую солому вывез в г. Новочебоксарск ЧР, но в пути следования был задержан сотрудниками УФСКН РФ по ЧР у него изъята высушенная маковая солома массой 2 кг 267 гр.

В соответствии с действующим законодательством вопрос о наличии в действиях состава преступления - незаконная перевозка наркотических средств и об отграничении его от незаконного хранения наркотического средства во время поездки, должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема и места нахождения наркотических средств, а также других обстоятельств дела.

Как видно из показаний М., он периодически употребляет экстракт маковой соломы и 26 октября 2005 года он решил перевезти из г. Цивильск в г. Новочебоксарск ранее собранную маковую солому для личного потребления, но в пути следования у него была изъята маковая солома.

При таких обстоятельствах действия М. не могут квалифицироваться как незаконная перевозка наркотического средства, так как его действия образуют незаконное хранение наркотического средства во время поездки. В связи с чем из приговора следует исключить изложенный квалифицирующий признак ст. 228 УК РФ, а его действия образуют незаконное приобретение и хранение наркотических средств в особо крупном размере.

 

Имели место случаи, когда судебные решения изменялись в связи с неправильным истолкованием материального закона.

Приговором Порецкого районного суда от 29 декабря 2006 года, оставленным без изменения кассационным определением от 8 февраля 2007 года, осуждена Ф. по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по 3 эпизодам); по ст. 292 ч. 1 УК РФ (по 3 эпизодам).

Ф. признана виновной в том, что она, являясь должностным лицом - ветеринарным врачом ВСЭ ГУ "Порецкая районная станция по борьбе с болезнями животных", 24 июля, 2 августа и 12 августа 2006 года трижды получила взятку по 250 рублей с Ч. за выдачу ему ветеринарных справок о пригодности к использованию в пищевых целях принадлежавшего ему и подлежавшего реализации на рынке мяса без проведения санитарной экспертизы, а также трижды в совершении служебного подлога путем выдачи Чугунову ветеринарных справок формы N 4, являющихся документами строгой отчетности, при этом она дважды собственноручно подделала на них подписи ветврача С. и заведующего Сыресинским ветеринарным пунктом ГУ "Порецкая районная СББЖ" Ф. (своего мужа).

Прекратив дело за отсутствием состава преступления в части осуждения по ст. 290 ч. 1 УК РФ, президиум указал.

Как видно из примечания к ст. 285 УК РФ должностными лицами в статьях главы 30 УК РФ (ст. 285, 290 УК РФ) признаются лица, временно или по специальному полномочию,

1) осуществляющие функции представителя власти либо 2) выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях.

Согласно разъяснению, содержащемуся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 6 от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", к представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности.

Ф., занимавшая должность рядового ветеринарного врача в Порецкой районной станции по борьбе с болезнями животных, указанными правами не обладала, следовательно, не являлась представителем власти.

Организационно-распорядительные функции включают в себя руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий.

К административно-хозяйственным функциям отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п.

Согласно "Должностным обязанностям ветврача ветеринарно-санитарной экспертизы", утвержденным 1 июня 2004 года начальником ГУ "Порецкая районная станция по борьбе с болезнями животных" на Ф. были возложены следующие функции: выполнение работ по осмотру и проведению ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и других продуктов; дежурство в порядке и по графику, установленному начальником районной СББЖ; слежение за обезвреживанием продуктов и конфискатов; ведение установленной учетной документации, составление и подписание актов на конфискацию продукции. При осуществлении этих функций она была обязана правильно оформлять квитанции по оприходованию денег от оказания платных услуг (л.д. 25 - 26). Выдаваемые ею ветеринарные справки, являлись действительными только на территории Порецкого района ЧР и только в течение 3 дней со дня их выдачи.

Таким образом, Ф. как рядовой ветеринарный врач не обладала ни организационно-распорядительными, ни административно-хозяйственными функциями и поэтому не являлась должностным лицом. Следовательно, она не может рассматриваться как субъект преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

Ее действия охватываются ст. 292 УК РФ, поскольку она как государственный служащий, не являющийся должностным лицом, совершила должностной подлог путем внесения в официальные документы - ветеринарные справки и ветеринарные свидетельства заведомо ложных сведений из корыстной заинтересованности.

 

Другой пример.

Приговором Канашского районного суда от 31 марта 2006 года, оставленным без изменения кассационным определением от 16 мая 2006 года, осужден К. по 8 эпизодам, квалифицируя каждый эпизод по ст. 159 ч. 3 УК РФ.

Он признан виновным в том, что, работая вагонным мастером вагонного депо ст. Канаш, за период с 20 мая 2004 года по март 2005 года путем обмана и злоупотребления доверием и с использованием служебного положения систематически (8 раз) похищал чужое имущество, причинив Канашскому вагоноремонтному заводу материальный ущерб в сумме 633023 руб. 60 коп.

Президиум изменил судебные постановления и отметил.

Выводы суда о виновности К. в хищении путем обмана и злоупотребления доверием, с использованием служебного положения, основаны на всесторонне исследованных доказательствах и являются правильными.

Вместе с тем президиум не может согласиться с квалификацией действий осужденного как самостоятельных эпизодов преступления и назначении ему наказания по совокупности преступлений. Из материалов дела следует, что преступные действия К., с единой целью незаконного обогащения, были совершены аналогичным способом и из единого источника (все станции вагонного депо, откуда поступал металлолом в адрес Канашского ВРЗ, входят в состав ОАО "Российские железные дороги" и являются структурными подразделениями общества). В соответствии с законом хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление, образует продолжаемое хищение и подлежит квалификации как одно преступление.

В силу изложенного действия осужденного охватываются ч. 3 ст. 159 УК РФ, и не требуют самостоятельной квалификации и назначения наказания за каждый эпизод преступной деятельности.

 

Наиболее многочисленные случаи, когда суды при наличии обстоятельств, прямо предусмотренных в ст. 61 УК РФ, не обсуждают вопрос о признании их смягчающими наказание.

Так, приговором Алатырского районного суда от 21 ноября 2003 года, оставленным без изменения кассационным определением от 25 декабря 2003 года, осужден К. по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 9 годам 6 месяцам.

Президиум изменил судебные постановления, признал наличие смягчающего обстоятельства "явки с повинной" и наказание К. снизил до 9 лет 3 месяцев лишения свободы. Свое решение президиум изложил следующим образом.

В соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ явка с повинной признается обстоятельством, смягчающим наказание.

Как видно из материалов дела, в обоснование своих выводов о виновности К. в инкриминируемом ему деянии суд в обвинительном приговоре сослался на его явку с повинной, как на одно из доказательств, подтверждающих факт совершения преступления.

Вместе с тем при назначении наказания в качестве обстоятельства, смягчающего его, "явка с повинной" учтена не была.

 

Напротив, некоторые суды безосновательно признают ряд обстоятельств, отягчающих наказание, хотя они в силу уголовного закона не могут быть признаны таковыми или закон прямо запрещает их признать таковым.

К примеру, приговором Ибресинского районного суда от 10 октября 2003 года, оставленным без изменения кассационным определением, осужден С. по ст. 158 ч. 2 п. "а", 150 ч. 1 УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Президиум изменил судебные постановления и снизил назначенное наказание С. до 2 лет 9 месяцев лишения свободы, указав следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд при назначении наказания С. учел в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, вовлечение в совершение преступления лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Между тем эти же обстоятельства в соответствии с диспозициями п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 150 УК РФ (по которым осужден С.) являются квалифицирующими признаками этих преступлений.

Поскольку наказание С. назначено с учетом этих обстоятельств, признанных судом отягчающими его, то мера наказания, как за каждое преступление, так и по их совокупности подлежит снижению.

 

Другим примером изменения приговора является уголовное дело в отношении Х., осужденного приговором Калининского районного суда г. Чебоксары от 18 августа 2003 года по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Мотивом, послужившим основанием к отмене приговора, явилось то, что суд при назначении наказания Х. учел факт неоднократного привлечения его ранее к уголовной ответственности за совершение корыстных преступлений.

Президиум, изменив приговор и исключив из него указанное обстоятельство, отметил, что судимости у Х. погашены и в соответствии со ст. 86 ч. 6 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

 

По уголовному делу по обвинению Х., рассмотренному Батыревским районным судом ЧР от 31 января 2006 года президиум свое решение об изменении приговора изложил следующим образом.

Как видно из описательно-мотивировочной части приговора суд при назначении наказания признал обстоятельством, отягчающим ответственность Х., прежнюю судимость и отрицательную его характеристику, хотя такие обстоятельства отсутствуют в перечне ст. 63 УК РФ, который является исчерпывающим. В связи с чем изложенные обстоятельства подлежат исключению из приговора.

К числу подобного ряда ошибок следует отнести и случаи, когда суды при назначении наказания, в частности, необоснованно учитывают то, что осужденные не занимались общественно полезным трудом, поскольку в соответствии с Конституцией РФ труд является правом, а не обязанностью гражданина.

Представляет интерес следующее уголовное дело в отношении Т., ранее судимого 23.12.2004 по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, осужденного приговором Ядринского районного суда от 14 марта 2005 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 9 годам 7 месяцам лишения свободы.

При этом при назначении наказания суд сослался на раннюю судимость за особо тяжкое преступление.

Президиум исключил из приговора такую ссылку, поскольку Токарев В.И. осужден за совершение совокупности преступлений. Поэтому предыдущая судимость не может учитываться.

 

Некоторые суды продолжают допускать ошибки при назначении наказания с применением ст. 69 ч. 5, 70 УК РФ.

А. и Т., судимые 6 апреля 2004 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ условно к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком на 3 года, осуждены 14 июля 2004 года Мариинско-Посадским районным судом по ст. 158 ч. 3 УК РФ и каждому назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года со штрафом в размере 10000 рублей. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения наказаний по этому приговору и наказания, назначенного приговором от 6 апреля 2004 года, окончательно назначено в виде 4 лет лишения свободы со штрафом в размере 10000 рублей. На основании ст. 73 УК РФ назначенные наказания в отношении каждого в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на 4 года.

Президиум изменил приговор и постановил приговоры от 6 апреля и 14 июля 2004 года исполнять самостоятельно, указав следующее.

Если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила статьи 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в ст. 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на которых возможна отмена условного осуждения.

Поэтому два приговора Мариинско-Посадского районного суда от 6 апреля 2004 года и от 14 июля 2004 года подлежат исполнению самостоятельно.

 

По другому уголовному делу по обвинению П., осужденного 6 мая 2006 года мировым судьей судебного участка N 3 Ленинского района г. Чебоксары по ст. 159 ч. 1 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году лишения свободы, президиум указал, что при назначении наказания по совокупности приговоров суд не учел требования части 4 статьи 70 УК РФ, в соответствии с которыми окончательное наказание должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Как следует из материалов дела, П. условно-досрочно освобожден на неотбытый срок 1 год 3 месяца 2 дня и с учетом требований общей части УК РФ окончательное наказание должно быть больше 1 года 3 месяцев 2 дней.

Следующие примеры свидетельствуют о невнимательном подходе судей к рассмотрению дел.

Так, приговором Новочебоксарского городского суда от 26 апреля 2005 года С., ранее судимый 17 мая 1999 года по ст. 158 ч. 3 п. "б", 30 ч. 3, 175 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 7 годам лишения свободы, освобожденный 18 июля 2002 года условно-досрочно на срок 3 года 4 месяца 14 дней, осужден по ст. 228 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы и с применением ст. 70 УК РФ окончательно к 4 годам лишения свободы.

Постановлением Новочебоксарского городского суда от 13 ноября 2006 года с изменениями, внесенными в него определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда ЧР от 23 января 2007 года, приговор Новочебоксарского городского суда от 17 мая 1999 года, которым С. был осужден по ст. 158 ч. 3 п. "б" и 30 ч. 3, 175 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, приведен в соответствие с Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в УК РФ": действия осужденного С. переквалифицированы со ст. 158 ч. 3 "б" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ (в редакции от 08.12.2003) со снижением срока лишения свободы до 5 лет без конфискации имущества; срок лишения свободы, назначенный по совокупности преступлений предусмотренных ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" и ст. 30 ч. 3, 175 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ снижен до 6 лет лишения свободы.

Президиум изменил судебные постановления, указав следующее.

От наказания, назначенного по приговору от 17 мая 1999 года, С. был освобожден 18 июля 2002 года условно-досрочно на неотбытый срок 3 года 4 месяца 14 дней. С учетом внесенных в приговор от 13 мая 1999 года изменений (сокращения срока лишения свободы на 1 год) считается, что С. освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 2 года 4 месяца 14 дней. Это наказание считается им отбытым 2 декабря 2004 года.

Преступление, за которое С. осужден последующим приговором 26 апреля 2005 года, совершено им 10 декабря 2004 года, т.е. после отбытия им наказания по предыдущему приговору от 17 мая 1999 года.

В связи с этим из приговора от 26 апреля 2005 года подлежит исключению указание о назначении Степанову наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

 

Ранее суды при пересмотре приговоров вследствие применения уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии с ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 июня 1996 года "О ведении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" даже в случае улучшения положения осужденного не снижали размер назначенного наказания, если его размер не превышал верхний предел соответствующей статьи Уголовного кодекса РФ. 20 апреля 2006 года Конституционный Суд Российской Федерации внес некоторые уточнения по применению вышеуказанного закона и ст. 10 ч. 2 УК РФ, согласно которых суды при пересмотре приговоров должны применить все правила назначения наказания, как общие, так и специальные.

В связи с чем резко выросло количество пересмотренных постановлений в порядке надзора. За анализируемый период по этим основаниям президиумом пересмотрены 32 судебных постановления.

Так, приговором Новочебоксарского городского суда от 28 июля 1998 года осужден А. по ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы и на основании ст. 70 УК РФ окончательно к 9 годам 6 месяцам лишения свободы.

Осужденный А. обратился с заявлением в Новочебоксарский городской суд о приведении в соответствие с ФЗ N 162 от 8 декабря 2003 года приговора Новочебоксарского городского суда от 28 июля 1998 года. Постановлением Новочебоксарского городского суда от 21 июля 2004 года приговор от 28 июля 1998 года изменен: исключены из приговора квалифицирующий признак "неоднократность", указание на совершение особо тяжкого преступления и наличие в действиях особо опасного рецидива. Действия осужденного переквалифицированы на п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ (в редакции 08.12.2003), наказание оставлено без изменения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 17 августа 2004 года постановление Новочебоксарского городского суда от 21 июля 2004 года изменено: постановлено считать А. осужденным по п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ (в редакции 13.06.1996), с оставлением наказания без изменения.

Президиум изменил судебные постановления по следующим основаниям.

Согласно положению п. 3.2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года N 4-П, положения части второй ст. 10 УК РФ о сокращении наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, в системной связи с частью первой той же статьи, следует, что при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом, независимо от того, в какой процессуальной стадии решается данный вопрос, подлежат применению все установленные Уголовным кодексом РФ в редакции этого закона правила, как общие, так и специальные, в соответствии с которыми вопрос о наказании разрешается при постановлении приговора, включая правила назначения наказания ниже низшего предела, при наличии смягчающих обстоятельств, а также при рецидиве преступлений.

Поскольку при пересмотре приговора Новочебоксарский городской суд исключил из приговора признак неоднократности, изменил вид рецидива с особо опасного на опасный, а также переквалифицировал действия А. с особо тяжкого преступления на тяжкое, то данные обстоятельства должны быть учтены судом при решении вопроса о назначении наказания. В связи с чем назначенное наказание снижено на 6 месяцев лишения свободы.

 

Еще один пример.

Приговором Московского городского суда от 30 июля 1999 года А., 18 июля 1966 года рождения, осужден с применением ст. 64 УК РФ по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ к 4 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Новочебоксарского городского суда от 4 августа 2006 года данный приговор был приведен в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в УК РФ", из резолютивной части приговора исключено указание о применении в отношении А. дополнительного наказания в виде конфискации имущества, в остальной части приговор суда оставлен без изменения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики от 3 октября 2006 года указанное постановление изменено: исключен из приговора вывод суда об осуждении А. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, в остальной части приговор суда оставлен без изменения.

Президиум назначенное наказание А. снизил до 5 лет 10 месяцев лишения свободы, т.к. суд второй инстанции, изменяя постановление Новочебоксарского городского суда, не дал оценки тому обстоятельству, что в связи с исключением из обвинения А. одного из пунктов обвинения по ч. 3 ст. 162 УК РФ уменьшился объем обвинения.

 

Из года в год суды допускают ошибки, связанные с вопросами признания в действиях осужденных рецидива преступлений.

Приговором Чебоксарского районного суда от 21 декабря 2005 года И., ранее судимый 17 января 2005 года по ст. 158 ч. 1 УК РФ условно к 1 году лишения свободы; 16 марта 2005 года по ст. 112 ч. 1 УК РФ условно к 1 году лишения свободы, осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

При этом суд первой инстанции признал в действиях осужденного рецидив преступлений как обстоятельство, отягчающее наказание.

Президиум изменил приговор и исключил указанное обстоятельство из приговора, указав следующее.

Как видно из материалов дела, И. осужден 17 января 2005 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно, с испытательным сроком на 1 год, 16 марта 2005 года осужден по ст. 112 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 1 год с испытательным сроком на 1 год.

Преступления, за которые ранее был осужден И., относятся к разряду небольшой и средней тяжести, оба наказания назначались условно, с испытательным сроком.

Согласно п.п. "а, в" ч. 4 ст. 18 УК РФ при назначении рецидива преступлений не учитываются: судимости за умышленные преступления небольшой тяжести и судимости за преступления, осуждение за которые признавались условными, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

При таких обстоятельствах в действиях осужденного И. отсутствует рецидив преступлений.

 

В анализируемом периоде много ошибок судами допущено по материалам о пересмотре приговоров вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу. По указанным основаниям изменены 18 судебных постановлений.

Так, постановлением Ленинского районного суда г. Чебоксары от 15 июля 2006 года в отношении Е., осужденного приговором от 19 июля 2005 года, постановленным в особом порядке без проведения судебного разбирательства, по ст. 228 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 3000 рублей, приведен данный приговор в соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в УК РФ" и действия осужденного переквалифицированы со ст. 228 ч. 2 УК РФ на ст. 228 ч. 1 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы на срок 3 года.

Президиум изменил приговор и назначенное наказание Е. снизил до 2 лет лишения свободы, указав, что приговор постановлен в особом порядке и в силу ст. 316 ч. 7 УК РФ наказание не должно превышать две трети максимального срока лишения свободы, предусмотренного санкцией ст. 228 ч. 1 УК РФ.

 

Заслуживает внимания и следующий пример.

Постановлением Калининского района г. Чебоксары от 21 октября 2004 года в отношении П., осужденного приговором Канашского районного суда от 25 апреля 2003 года по ст. 158 ч. 3, 150 ч. 4 УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, приведен приговор в соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 года "О внесении изменений и дополнений в УК РФ" и действия осужденного переквалифицированы со ст. 158 ч. 3 УК РФ на ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ с оставлением приговора в остальной части без изменения.

Президиум не согласился с этим постановлением суда по следующим основаниям.

Судом действия осужденного П. со ст. 158 ч. 3 УК РФ (в ред. от 31.10.2002), на момент совершения преступления, относящиеся к категории тяжких преступлений, переквалифицированы по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ в ред. от 08.12.2003, относящиеся к категории средней тяжести.

Ст. 150 ч. 4 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления.

С учетом переквалификации действий осужденного П. на ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, которые относятся к преступлениям средней тяжести, подлежат переквалификации действия осужденного, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления, с ч. 4 ст. 150 УК РФ на ч. 1 ст. 150 УК РФ, предусматривающую ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления.

 

По другому уголовному делу в отношении Т., осужденного приговором Моргаушского районного суда от 20 августа 2003 года с учетом внесенных изменений судебной коллегией по ст. 166 ч. 2 п.п. "б, в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, был приведен приговор в соответствии с уголовным законом, имеющим обратную силу.

Президиум изменил судебные постановления и Т. назначил наказание по п. "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев.

Свое решение президиум мотивировал следующим образом.

Суд кассационной инстанции изменил данный приговор, признал наличие у Т. исключительных обстоятельств и постановил считать его осужденным по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ, однако наказание в виде 5 лет лишения свободы оставил без изменения.

При приведении приговора в соответствии с ФЗ от 08.12.2003 Новочебоксарский городской суд уменьшил объем обвинения Т.: исключил п. "а" из ч. 2 ст. 166 УК РФ; признал, что не особо опасный рецидив, а опасный, но при этом оснований для снижения наказания не нашел, посчитал Т. осужденным по п. "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ (в редакции от 08.12.2003) к 5 годам лишения свободы, указав в описательно-мотивировочной части, что применение ст. 64 УК РФ является излишним. Тем самым суд нарушил требования ст. 10 УК РФ, ухудшил положение Т.

 

Судья Верховного суда

Чувашской Республики

Н.В.ЯКОВЛЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь