Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ОБЗОР

практики рассмотрения районными (городскими) судами

и мировыми судьями Калининградской области в 2006 году

гражданских дел по спорам, связанным с применением

налогового и таможенного законодательства

 

В соответствии с планом работы на 2007 год судебной коллегией по гражданским делам Калининградского областного суда проведено изучение практики рассмотрения районными (городскими) судами и мировыми судьями области в 2006 году дел по спорам, связанным с применением налогового и таможенного законодательства.

Следует отметить, что в статистических отчетах о работе районных (городских) судов имеются данные только о количестве дел по заявлениям об оспаривании неправомерных действий (бездействия) из нарушений налогового законодательства.

Так, в 2006 году районными (городскими) судами области окончено 17 дел данной категории, рассмотренных в порядке главы 25 ГПК РФ, из них 13 дел - с вынесением решения (76,5%). При этом по 9 делам требования удовлетворены (52,9% от общего числа рассмотренных по существу), по 4 - требования оставлены без удовлетворения (23,5%). Прекращено производством 3 дела, что составляет 17,6% от общего количества оконченных дел, 1 заявление оставлено без рассмотрения (5,9%).

Согласно статистическим данным в 2005 году районными (городскими) судами было окончено 24 дела по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) налоговых и таможенных органов, из которых 16 - с вынесением решения (66,7%). По 13 делам требования были удовлетворены (54,2% от общего числа рассмотренных по существу), по 3 - требования оставлены без удовлетворения (12,5%). Прекращено производством 6 дел, что составляет 25% от общего количества оконченных дел, 2 заявления оставлены без рассмотрения (8,3%).

Мировыми судьями области в 2006 году окончено 515 дел по налоговым спорам, в том числе 503 - с вынесением решения (судебного приказа), что составляет 97,7%, из них с удовлетворением требований - 503 (100%). Прекращено производство 11 дел (2,1% от общего количества оконченных дел) и 1 заявление оставлено без рассмотрения (0,2%).

В 2005 году мировыми судьями были окончено 559 дел данной категории, в том числе 549 (98,2%) - с вынесением решения (судебного приказа), при этом во всех случаях требования были удовлетворены (100%). Производство по 8 делам было прекращено (1,4%) и 2 заявления оставлены без рассмотрения (0,4%).

Имеющиеся статистические данные свидетельствуют о том, что по сравнению с 2005 годом количество дел по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) налоговых и таможенных органов несколько снизилось, при том, что соотношение количества рассмотренных по существу дел сравнительно с общим количеством оконченных дел увеличилось. Несколько снизилось количество дел данной категории, рассмотренных мировыми судьями, в то время как по-прежнему во всех случаях заявленные требования удовлетворяются полностью или в части.

Вместе с тем представляется, что в отчетах о работе судов сведения не в полной мере отражают количество дел рассматриваемой категории, принимая во внимание фактическое увеличение их количества, а также то обстоятельство, что дела по спорам, связанным с применением налогового и таможенного законодательства, рассмотренные районными (городскими) судами в порядке искового производства, не выделяются из общего количества прочих исковых дел.

Всего на обобщение поступило 149 дел, рассмотренных районными (городскими) судами области, и 274 дела, рассмотренные мировыми судьями области.

Изучение дел показало, что районными (городскими) судами и мировыми судьями области допускаются ошибки в применении норм как процессуального, так и материального права.

Так, до недавнего времени отсутствовала единообразная практика при решении вопроса о наличии у прокурора права на обращение в суд с исками о взыскании с граждан недоимки по налогам и сборам, что влекло за собой неправомерный отказ в принятии исковых заявлений либо прекращение производства по делам.

В то же время конституционная обязанность платить законно установленные налоги и сборы по смыслу ст. 57 Конституции Российской Федерации имеет публично-правовой характер.

В соответствии с п. 2 ст. 41 Бюджетного кодекса РФ федеральные, региональные и местные налоги и сборы, а также пени и штрафы относятся к налоговым доходам бюджетов.

Согласно ст. 6 Бюджетного кодекса РФ доходы бюджета - это денежные средства, поступающие в безвозмездном и безвозвратном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации в распоряжение органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения налогов и сборов в соответствующий бюджет, является Министерство по налогам и сборам Российской Федерации.

В соответствии с п. 16 ч. 1 ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды иски о взыскании налоговых санкций с лиц, допустивших нарушения законодательства о налогах и сборах.

Таким образом, недоимки и финансовые санкции по налогам и сборам взыскиваются с граждан и поступают на расчетные счета соответствующих бюджетов. Неуплата таможенных платежей влечет неисполнение доходной части бюджета, а следовательно, недополучение государством денежных средств.

Поэтому обращение в суд с требованием о взыскании с граждан недоимки и финансовых санкций по налогам и сборам производится в интересах Российской Федерации, соответствующего субъекта Российской Федерации или муниципального образования.

Часть 1 ст. 45 ГПК РФ предусматривает право прокурора обратиться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Из вышеизложенного следует, что по смыслу ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе в интересах Российской Федерации обращаться в суд с требованиями о взыскании с граждан недоимки и финансовых санкций по налогам и сборам независимо от того, что действующее законодательство предусматривает наличие специальных учреждений - налоговых органов, на которые в силу п. 16 ст. 31 Налогового кодекса РФ возложена обязанность по взысканию указанных платежей.

Приведенные нормы закона учитывались не во всех случаях.

Владимирский транспортный прокурор обратился в Балтийский районный суд г. Калининграда в интересах Российской Федерации с иском к Р.В.Г. о взыскании таможенных платежей и пени.

Определением Балтийского районного суда г. Калининграда от 19 мая 2006 года производство по делу было прекращено по тем основаниям, что статьей 348 Таможенного кодекса РФ взимание и взыскание таможенных платежей отнесено к компетенции таможенных органов РФ, то есть настоящий иск предъявлен прокурором в интересах Калининградской таможни, а в силу ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, в том числе если заявление подано в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым настоящим Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право (дело N 2-77/2006).

Следует отметить, что определения о прекращении производства по аналогичным делам в надзорном порядке не обжаловались, а в удовлетворении исков таможенных органов о взыскании таможенных платежей, как правило, суды в дальнейшем отказывали по мотиву пропуска истцом установленного ст. 48 НК РФ срока обращения в суд.

Прокурор Октябрьского района г. Калининграда обратился к мировому судье в интересах Калининградской области с иском к О.А.В. о взыскании транспортного налога за 2004 год и пени.

Определением мирового судьи судебного участка N 2 Октябрьского района г. Калининграда от 25 апреля 2006 года производство по делу прекращено (п. 1 ч. 1 ст. 134, 220 ГПК РФ) по тем основаниям, что каких-либо препятствий у налоговых органов для самостоятельного обращения в суд не имеется, а оснований для применения положений ст. 45 ГПК РФ не усматривается.

Апелляционным определением Октябрьского районного суда г. Калининграда от 13 сентября 2006 года правомерно вышеуказанное определение мирового судьи отменено.

В ряде случаев мировыми судьями без достаточных к тому оснований было отказано в принятии исковых заявлений прокуроров о взыскании недоимки по налогам.

Так, прокурор Гурьевского района Калининградской области в интересах МО "Гурьевский городской округ" обратился к мировому судье 1-го судебного участка Балтийского района г. Калининграда с иском к Е.С.Е. о взыскании недоимки по земельному налогу.

Определением мирового судьи от 20 февраля 2006 года прокурору было отказано в принятии заявления.

Апелляционным определением Балтийского районного суда г. Калининграда от 13 апреля 2006 года определение мирового судьи оставлено без изменения.

Отказывая в принятии искового заявления, мировой судья исходил из того, что исковое заявление подписано и подано в суд лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

С аналогичным иском прокурор Гурьевского района Калининградской области обратился к Д.Ю.А., к мировому судье 6-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда.

Определением мирового судьи от 26 февраля 2006 года было отказано в принятии искового заявления по тем же основаниям.

Апелляционным определением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 4 мая 2006 года определение мирового судьи оставлено без изменения.

Постановлениями президиума Калининградского областного суда от 26 февраля 2007 года определения мировых судей и апелляционные определения районных судов отменены и вопрос о принятии исковых заявлений передан на новое рассмотрение.

До настоящего времени в практике возникают вопросы о подведомственности дел при утрате ответчиком статуса индивидуального предпринимателя.

Не во всех случаях судами учитывается, что с момента прекращения государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя дела с участием указанных граждан, в том числе и связанные с осуществлявшейся ими ранее предпринимательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных обстоятельств.

Например, Р.Д.М. обратился в суд с иском к МРИ ФНС России N 8 по г. Калининграду о признании недействительным решения налогового органа в части, касающейся взыскания с него как с индивидуального предпринимателя недоимки по налогу на доходы физических лиц, единого социального налога и налога на добавленную стоимость.

МРИ ФНС России N 8 по г. Калининграду обратилась с встречным иском о взыскании налога, пени и штрафных санкций.

Определением Октябрьского районного суда г. Калининграда от 31 октября 2005 года производство по данному делу прекращено, истцам разъяснено право на предъявление и разрешение требований в ином судебном порядке, принимая во внимание, что Р.Д.М. является индивидуальным предпринимателем, а спор касается осуществления им предпринимательской деятельности, в связи с чем относится к подведомственности арбитражного суда.

Отменяя 1 марта 2006 года определение суда первой инстанции, судебная коллегия указала, что на момент обращения в суд с иском Р.Д.М. индивидуальным предпринимателем не являлся, утратив государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя с 1 января 2005 года.

Дело, принятое к производству судом общей юрисдикции с соблюдением правил подведомственности, должно быть рассмотрено им по существу, несмотря на то, что в дальнейшем в результате изменения обстоятельств (регистрации в октябре 2005 года в качестве индивидуального предпринимателя) оно стало подведомственным арбитражному суду.

Имеют место отдельные случаи необоснованного принятия к производству исковых заявлений при том, что в производстве мирового судьи имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Например, заочным решением мирового судьи 6-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 2 августа 2006 года по иску МРИ ФНС России N 3 по Калининградской области со С.Ю.А. был взыскан земельный налог, налог на имущество за 2005 год и пеня.

Решение вступило в законную силу в ноябре 2006 года (дело N 2-557/2006).

Вместе с тем, в октябре 2006 года этим же мировым судьей было принято к производству исковое заявление МРИ ФНС России N 3 по Калининградской области к С.Ю.А. о том же предмете и по тем же основаниям, несмотря на то, что данное исковое заявление подлежало возвращению на основании п. 5 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ (дело N 2-803/2006).

 

Споры о взыскании земельного налога, налога на имущество

физических лиц, транспортного налога

 

В 2006 году были рассмотрены районными (городскими) судами и мировыми судьями области в основном дела по искам налоговых органов о взыскании земельного налога, налога на имущество физических лиц, транспортного налога.

Обстоятельствами, имеющими юридическое значение для дела, являются: наличие либо отсутствие обязанности по уплате налога, момент возникновения обязанности по уплате налога, ставки налога, наличие недоимки.

В практике возник вопрос о том, с какого момента возникает обязанность по уплате земельного налога: предоставления земельного участка постановлением органа местного самоуправления или государственной регистрации права.

На основании ст. 7 (действовавшей до 1 января 2006 года - на момент возникновения спорных правоотношений) Закона РФ "О плате за землю" от 11 октября 1991 года N 1738-1 (с последующими изменениями и дополнениями) налог за земли городов, рабочих, курортных и дачных поселков взимается со всех предприятий, учреждений и граждан, имеющих в собственности, владении или пользовании земельные участки по ставкам, устанавливаемым для городских земель.

В силу ст. 15 названного Закона основанием для установления налога и арендной платы за землю является документ, удостоверяющий право собственности, владения и пользования (аренды) земельным участком.

Однако в ряде случаев лица, которым земельные участки предоставлены постановлениями органов местного самоуправления, не регистрируют своевременно свое право, вследствие чего полагают, что у них обязанность по уплате земельного налога у них отсутствует.

Например, по гражданскому делу N 2-1018/2006 МРИ ФНС России N 3 по Калининградской области обратилась к мировому судье 2-го судебного участка Октябрьского района г. Калининграда с иском к Р.Г.К. о взыскании земельного налога за 2005 год за принадлежащий ответчику на праве собственности земельный участок площадью кв. м в г. Светлом Калининградской области.

Р.Г.К., возражая против исковых требований, ссылался на то, что обязанность по уплате земельного налога у него возникла с момента регистрации права собственности (15 августа 2005 года), несмотря на то, что участок предоставлен ему Постановлением органа местного самоуправления от 12 августа 2004 года.

Удовлетворяя заявленные требования решением от 9 октября 2006 года, мировой судья правильно исходил из того, что в силу ч. 1 ст. 17 Закона "О плате за землю" земельный налог с юридических лиц и граждан исчисляется начиная с месяца, следующего за месяцем предоставления им земельного участка.

Не по всем делам о взыскании земельного налога мировые судьи проверяют наличие у ответчика права собственности, постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения земельным участком и, соответственно, наличие обязанности по уплате земельного налога.

МРИ ФНС России N 10 по Калининградской области обратилась к мировому судье Полесского судебного участка Калининградской области с иском к А.Г.Г. о взыскании земельного налога и пени.

Возражая против заявленных требований, ответчик ссылался на то, что в его пользовании земельных участков не имеется, правоустанавливающие документы не выдавались.

С учетом этого мировому судье следовало выяснить, на каком праве участок был предоставлен ответчику (праве постоянного (бессрочного) пользования либо аренды) и в зависимости от этого разрешить возникший спор, принимая во внимание, что в случае предоставления земельного участка в аренду земельный налог не взимается и при невнесении арендной платы размер задолженности определяется исходя из условий договора аренды, а требования о взыскании задолженности по арендной плате могут быть заявлены только органом местного самоуправления, а не налоговым органом.

Удовлетворяя заявленные требования решением от 11 октября 2006 года, мировой судья исходил из того, что на учете в налоговом органе за А.Г.Г. числится земельный участок площадью кв. м для ведения личного подсобного хозяйства.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 8 Федерального закона "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации..." N 141-ФЗ от 29.11.2004 в случае отсутствия в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сведений о существующих правах на земельные участки налогоплательщики определяются на основании государственных актов, свидетельств и других документов, удостоверяющих права на землю и выданных физическим или юридическим лицам до вступления в силу Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", которые в соответствии с законодательством имеют равную юридическую силу с записями в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, либо на основании актов, изданных органами государственной власти или органами местного самоуправления в рамках их компетенции и в порядке, установленном законодательством, действующим в месте издания таких актов на момент их издания, о предоставлении земельных участков.

Поскольку как правоустанавливающие документы, так и решение органа местного самоуправления о предоставлении ответчику земельного участка отсутствуют, апелляционным решением Полесского районного суда Калининградской области от 22 января 2007 года решение мирового судьи отменено и исковые требования налогового органа оставлены без удовлетворения (дело N 2-343/2006).

По аналогичному делу по иску МРИ ФНС России N 10 по Калининградской области к К.И.Л. о взыскании земельного налога и пени заочным решением мирового судьи Полесского судебного участка Калининградской области от 26 мая 2006 года иск был удовлетворен и с К.И.Л. взыскан земельный налог и пени исходя из имеющихся в налоговом органе сведений о наличии у ответчика земельного участка площадью кв. м в г. Полесске, ул. Р., 4

После постановления судебного решения в августе 2006 года мировому судье поступило сообщение налогового органа о том, что на момент вынесения судебного решения от 26 мая 2006 года за К.И.Л. земельный участок как объект налогообложения не значился.

К.И.Л. обратилась с заявлением об отмене заочного решения, после чего одним определением мирового судьи от 28 августа 2006 года было отменено заочное решение, возобновлено производство по делу и прекращено производство по делу и исполнительное производство.

Вместе с тем оснований для прекращения производства по делу, предусмотренных ст. 220 ГПК РФ, по делу не имелось, не приведены такие основания и в определении от 28 августа 2006 года, в связи с чем мировому судье следовало разрешить возникший спор по существу, принимая во внимание отсутствие объекта налогообложения.

Кроме того, по делу нарушен и порядок рассмотрения заявления об отмене заочного решения суда, установленный ст. 239-241 ГПК РФ (дело N 2-219/2006).

Изучение дел данной категории показало, что отсутствует единый подход в определении предельного срока обращения налоговых органов в суд и взыскания недоимок по налогам.

В ряде случаев районные суды и мировые судьи, удовлетворяя требования налоговых органов о взыскании налогов за три предыдущих года, исходят из положений специальных законов о конкретном виде налога.

Так, в соответствии со ст. 356 НК РФ транспортный налог устанавливается Налоговым кодексом и законами субъектов Российской Федерации о налоге, вводится в действие в соответствии с Налоговым кодексом законами субъектов Российской Федерации о налоге и обязателен к уплате на территории соответствующего субъекта Российской Федерации. Вводя налог, законодательные (представительные) органы субъекта Российской Федерации определяют ставку налога в пределах, установленных настоящим Кодексом, порядок и сроки его уплаты, форму отчетности по данному налогу.

На основании ст. 9 Закона Калининградской области N 193 от 16.11.2002 "О транспортном налоге" уплата налога налогоплательщиком, являющимся физическим лицом, производится не позднее 1 июля календарного года, следующего за истекшим налоговым периодом. Физические лица, своевременно не привлеченные к уплате налога, уплачивают его не более чем за три предыдущих года.

Например, заочным решением Ленинградского районного суда г. Калининграда по иску МРИ ФНС России N 9 по г. Калининграду с К.Л.М. взыскана задолженность по транспортному налогу за 2003 и 2004 гг. и пени за просрочку уплаты налога, при этом из материалов дела видно, что требование об уплате налога было выставлено 5 сентября 2005 года за два года - 2003 и 2004 годы - при отсутствии данных, подтверждающих непредставление органами ГИБДД сведений о зарегистрированных за ответчиком транспортных средствах (дело N 2-4482/2006).

Аналогично по делу N 2-4709/06 решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 31 мая 2006 года по иску МРИ ФНС России N 9 взыскана с Б.В.М. задолженность по транспортному налогу за 2003 и 2004 годы и пени, при том, что требование об уплате налогов за 2003 и 2004 гг. выставлено только 5 сентября 2005 года.

Судебные решения о взыскании налогов не только за 2004, но и за 2003 год мотивированы положениями ст. 9 Закона Калининградской области "О транспортном налоге" о возможности уплаты налога в пределах трех предыдущих лет.

Статьей 17 Закона РФ "О плате за землю" от 11.10.1991 N 1738-1 (с последующими изменениями и дополнениями) также было установлено, что плательщики, своевременно не привлеченные к уплате земельного налога, уплачивают этот налог не более чем за три предшествующих года.

Однако Федеральным законом "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" от 29 ноября 2004 года N 141-ФЗ Закон Российской Федерации "О плате за землю" признан утратившим силу с 1 января 2006 года.

Этим же Федеральным законом N 141-ФЗ введен раздел X части второй Налогового кодекса "Местные налоги", включающий в себя главу 31 "Земельный налог", которая не содержит нормы о возможности взыскания земельного налога за три предшествующих года.

Частью 1 ст. 397 НК РФ предусмотрено, что порядок и сроки уплаты земельного налога устанавливаются нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга).

Следует отметить, что с 1 января 2006 года действует Решение городского Совета депутатов Калининграда от 19 октября 2005 года N 346 "об установлении на территории города Калининграда земельного налога", которым также не предусмотрена возможность взыскания недоимок по земельному налогу за три года.

Кроме того, согласно п. 10 ст. 5 Закона РФ "О налогах на имущество физических лиц" от 09.12.1991 N 2003-1 (действующего до настоящего времени) лица, своевременно не привлеченные к уплате налога, уплачивают его не более чем за три предыдущих года.

С другой точки зрения, несмотря на наличие в специальных законах о транспортном налоге, земельном налоге (до 1 января 2006 года) и налоге на имущество физических лиц норм об уплате налога не более чем за три предыдущих года налогоплательщиками, своевременно не привлеченными к уплате налога, в силу ст. 7 Федерального закона "О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" от 31 июля 1998 года N 147-ФЗ, ст. 29 Федерального закона "О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах" от 5 августа 2000 г. N 118-ФЗ федеральные законы и иные нормативные правовые акты, действующие на территории Российской Федерации и не вошедшие в перечень актов, утративших силу в соответствии со статьями 2 настоящих Федеральных законов, действуют в части, не противоречащей частям первой и второй Кодекса и настоящим Федеральным законам, и подлежат приведению в соответствие с частями первой и второй Кодекса.

Частью 1 статьи 70 и пунктом 3 статьи 48 НК РФ предусмотрены правовые нормы, регулирующие сроки направления плательщику требования об уплате налога и обращения в суд с исковым заявлением в случае неисполнения данного требования.

Согласно ст. 70 НК РФ (в редакции, действовавшей до 1 января 2007 года) требование об уплате налога должно быть направлено налоплательщику не позднее трех месяцев после наступления срока уплаты налога, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Следует отметить, что Федеральным законом "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию налогового администрирования" от 27 июля 2006 года N 137-ФЗ изменен срок выставления требования - не позднее трех месяцев, но со дня выявления недоимки, что ухудшает положение налогоплательщиков, вследствие чего эта норма не имеет обратной силы.

В соответствии с ч. 3 ст. 48 НК РФ исковое заявление о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика - физического лица или налогового агента - физического лица может быть подано в соответствующий суд налоговым органом (таможенным органом) в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога.

Таким образом, до 1 января 2007 года Налоговым кодексом был установлен пресекательный срок для обращения налогового органа в суд с иском о взыскании недоимки, складывающийся из следующих сроков:

3-месячный срок выставления требования;

срок для добровольного исполнения требования об уплате налога;

6-месячный срок (со дня истечения срока добровольного исполнения требования об уплате налога) для обращения в суд с исковым заявлением.

Положений о возможности взыскания неуплаченного налога, пени, штрафных санкций за три предыдущих года Налоговый кодекс РФ не содержит.

С учетом этого представляется, что пропуск именно вышеуказанного совокупного срока и влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований.

Следует отметить, что вопрос о соблюдении срока для обращения в суд с соответствующим иском во всех случаях подлежит судебной проверке независимо от наличия либо отсутствия заявления ответчика о пропуске указанного срока (в отличие от порядка применения исковой давности, установленного ч. 2 ст. 199 ГК РФ).

Именно с таких позиций рассмотрено, в частности, мировым судьей 2-го судебного участка Октябрьского района г. Калининграда дело по иску МРИ ФНС России N 8 по г. Калининграду к З.В.А. о взыскании задолженности по транспортному налогу.

Из материалов дела видно, что налоговым органом в мае 2006 года заявлены требования о взыскании недоимки за 2003-2004 годы.

Решением мирового судьи от 18 октября 2006 года иск удовлетворен частично и взыскана задолженность по транспортному налогу за 2004 год.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании недоимки за 2003 год, мировой судья правильно исходил из того, что в силу п. 1 ст. 9 Закона Калининградской области "О транспортном налоге" предельный срок уплаты транспортного налога за 2003 год - 1 июля 2004 года, следовательно, требование об уплате налога должно было быть направлено в срок до 1 октября 2004 года, а иск мог быть заявлен после истечения срока исполнения требования (в данном случае - 10 дней) - только до 10 апреля 2006 года (в пределах 6 месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога) - дело N 2-1040/2006.

Аналогично по делу N 2-878/2006 мировым судьей 1-го судебного участка Центрального района г. Калининграда отказано в иске прокурору Центрального района г. Калининграда к Б.Ю.В. о взыскании налога на имущество физических лиц за 2002-2005 гг.

Поскольку мировым судьей было установлено, что 5 августа 2003 года зарегистрирован в установленном законом порядке переход права собственности на объект недвижимости от Б.Ю.В. к иному лицу, в удовлетворении требований о взыскании налогов за период с августа 2003 года по 2005 год отказано.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании налога за 2002 - июль 2003 гг., мировой судья исходил из того, что истцом пропущена совокупность сроков для обращения в суд, установленных статьями 70 и 48 НК РФ.

По значительному количеству дел по искам о взыскании земельного налога требования удовлетворены без учета положений ст. 70, 48 НК РФ.

Например, прокурор г. Светлого обратился с иском к А.Л.П. о взыскании земельного налога и пени.

Заочным решением мирового судьи 1-го судебного участка Светловского городского округа от 6 октября 2006 года требования удовлетворены и с ответчика взыскан налог за землю за 2005 год и пени.

Вместе с тем из материалов дела видно, что заявленная по делу сумма недоимки складывается из недоимок по земельному налогу за 2004 год и за 2005 год.

Требование об уплате земельного налога за 2004 год выставлено только 19 января 2005 года с установлением срока его исполнения до 29 января 2005 года (10 дней).

Требование об уплате земельного налога за 2005 год выставлено 15 декабря 2005 года с установлением срока его исполнения до 25 декабря 2005 года (10 дней).

В соответствии с действовавшим на момент возникновения спорных правоотношений Законом РФ "О плате за землю" суммы налога уплачиваются равными долями не позднее 15 сентября и 15 ноября.

Поскольку предельный срок уплаты земельного налога за 2004 год - 15 ноября 2004 года, то предельный срок выставления требования об уплате налога - 15 февраля 2005 года, после чего налоговый орган вправе обратиться в суд с соответствующим иском в течение 6 месяцев со дня истечения срока добровольного исполнения требования (10 дней) - до 26 августа 2005 года.

Поскольку дело было рассмотрено мировым судьей после 1 января 2006 года, нормы Закона РФ "О плате за землю" в части возможности уплаты этого налога не более чем за три предшествующих года к возникшему спору не могли быть применены как ухудшающие положение налогоплательщика, а мировому судье следовало проверить соблюдение истцом совокупности сроков для обращения в суд, установленных ст. 70, 48 НК РФ, что сделано не было - дело N 2-537/06.

Следует отметить, что Федеральным законом "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию налогового администрирования" N 137-ФЗ от 27 июля 2006 года, вступившим в силу с 1 января 2007 года, в статью 48 Налогового кодекса включена норма о том, что пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

В правоприменительной практике имеют место и иные ошибки, связанные с неправильным применением положений ст. 48 Налогового кодекса.

Например, МРИ ФНС России N 8 по г. Калининграду обратилась с иском к Б.И.Ю. о взыскании транспортного налога за 2004 год и пени.

Решением мирового судьи 4-го судебного участка Центрального района г. Калининграда от 20 июня 2006 года в иске отказано.

Апелляционным определением судьи Центрального районного суда г. Калининграда от 28 сентября 2006 года решение мирового судьи оставлено без изменения.

Постановлением президиума Калининградского областного суда от 26 февраля 2007 года состоявшиеся по делу судебные постановления отменены вследствие неправильного толкования норм процессуального права.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, мировой судья исходил из того, что установленный ст. 48 НК РФ 6-месячный срок для обращения в суд с требованием о принудительном взыскании задолженности истек 30 марта 2006 года, а налоговый орган обратился в суд с иском лишь 15 мая 2006 года.

Вместе с тем из материалов дела видно, что в соответствии со ст. 70 НК РФ Б.И.Ю. было направлено требование об уплате налога в срок до 30 сентября 2005 года. Поскольку задолженность в добровольном порядке погашена не была, налоговый орган 13 марта 2006 года, то есть в пределах 6-месячного срока, обратился к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа и 13 апреля 2006 года такой приказ был выдан.

Впоследствии в связи с поступлением от должника возражения определением от 25 апреля 2006 года мировым судьей приказ был отменен и налоговому органу разъяснено право на обращение в суд с заявлением в порядке искового производства.

Определение об отмене судебного приказа поступило в налоговый орган 11 мая 2006 года и в разумный срок, 15 мая 2006 года, налоговый орган обратился к мировому судье с настоящим исковым заявлением.

Поскольку обращение налогового органа к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа имело место в установленный законом срок и было произведено в соответствии со ст. 122 ГПК РФ обоснованно, а впоследствии истец сразу же после получения определения об отмене судебного приказа обратился в суд с этими же требованиями в порядке искового производства, что соответствует Положениям ст. 129 ГПК РФ, достаточных оснований считать установленный законом срок пропущенным не имелось.

Напротив, в тех случаях, когда налоговый или таможенный орган первоначально обратились в суд с нарушением установленного законом порядка предъявления иска, установленный частью 3 ст. 48 НК РФ срок для обращения в суд может быть пропущен.

Например, Неманская таможня обратилась с иском к Ф.Г.Н. о взыскании таможенных платежей и пени.

Решением Нестеровского районного суда Калининградской области от 6 марта 2006 года в иске отказано по мотиву пропуска таможенным органом 6-месячного срока для обращения с иском в суд (ч. 3 ст. 48 НК РФ), учитывая, что срок уплаты таможенных платежей, установленный требованием об уплате таможенных пошлин, налогов, истек 16 июня 2005 года, а таможенный орган обратился в суд с иском только 10 января 2006 года.

Неманская таможня, оспаривая решение суда, сослалась на то, что таможня обращалась первоначально с иском к Ф. в арбитражный суд Калининградской области, не зная, что предпринимательская деятельность ответчиком прекращена, исковое заявление было принято к производству арбитражного суда и производство по делу было прекращено 1 декабря 2005 года, после чего, по мнению таможенного органа, 6-месячный срок для обращения в суд начинает течь заново.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в определении от 12 апреля 2006 года правомерно указала, что предусмотренный ч. 3 ст. 48 НК РФ срок обращения в суд является пресекательным; в силу ч. 3 ст. 2 ГК РФ к налоговым отношениям гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законом; нормы, позволяющие применять положения ГК РФ, регулирующие исковую давность, к сроку на обращение в суд, установленному ч. 3 ст. 48 НК РФ, в действующем законодательстве отсутствуют.

Кроме того, из материалов дела видно, что деятельность в качестве индивидуального предпринимателя прекращена Ф.Г.Н. 25 марта 2005 года, вследствие чего обращение Неманской таможни с иском к Ф.Г.Н. в арбитражный суд 28 сентября 2005 года нельзя признать предъявлением иска в установленном порядке, тем более что сведения о деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей носят открытый характер и таможенный орган перед обращением в суд имел возможность установить указанное обстоятельство и обратиться в компетентный суд, которому подведомственно настоящее дело.

В ряде случаев налоговые споры связаны с предоставлением имущественных и профессиональных налоговых вычетов (ст. 220, 221 НК РФ).

 

Имущественные налоговые вычеты

 

Сама по себе оплата на основании доверенности супругом собственника квартиры расходов по ее приобретению не является основанием к отказу в предоставлении имущественного налогового вычета (ст. 220 НК РФ).

П.В.В. обратилась в суд с заявлением об оспаривании отказа МРИ ФНС России N 9 по г. Калининграду в предоставлении ей имущественного налогового вычета в связи с приобретением квартиры, ссылаясь на то, что оплату по договору долевого участия в строительстве многоквартирного жилого дома на основании выданной ею доверенности произвел ее супруг, П.М.П., что не противоречит закону.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 29 мая 2006 года заявленные требования обоснованно были удовлетворены.

В силу подпункта 2 пункта 1 ст. 220 НК РФ для подтверждения права на имущественный налоговый вычет налогоплательщик представляет договор о приобретении квартиры, акт о передаче квартиры налогоплательщику или документы, подтверждающие право собственности на квартиру. Вычет предоставляется на основании письменного заявления налогоплательщика, а также платежных документов, оформленных в установленном порядке и подтверждающих факт уплаты денежных средств.

Из материалов дела следует, что фактически оплату по договору о долевом участии произвел супруг заявительницы на основании удостоверенной по месту ее работы доверенности с указанием в заявлении на перевод об оплате денежных средств за П.В.В., что само по себе не может быть признано достаточным правовым основанием к отказу в предоставлении имущественного налогового вычета (дело N 2-3855/2006).

Следует отметить, что изменилась практика рассмотрения споров о предоставлении имущественного налогового вычета в связи с приобретением жилого помещения при его последующей продаже.

Г.Е.В. обратилась в суд с иском о предоставлении имущественного налогового вычета в сумме, израсходованной на приобретение квартиры, ссылаясь на то, что в августе 2005 года она приобрела в собственность квартиру, после чего ею были представлены все необходимые документы (в том числе свидетельство о праве собственности на квартиру) в налоговый орган для предоставления имущественного вычета и налоговым органом такой вычет ей был предоставлен в 2005 году. Поскольку предоставленный имущественный вычет не был ею использован в 2005 году, она обратилась в 2006 году с заявлением о предоставлении оставшейся части имущественного налогового вычета, при этом Г.Е.В. были представлены копии ранее предоставлявшихся в налоговый орган документов, в том числе и копия свидетельства о праве собственности. Налоговым органом в предоставлении налогового вычета было отказано по тем основаниям, что в нарушение пп. 2 п. 1 ст. 220 НК РФ истицей не подтверждено право собственности на квартиру в связи с ее отчуждением.

Решением Октябрьского районного суда г. Калининграда от 25 октября 2006 года иск был удовлетворен.

Отказ в предоставлении имущественного вычета был правильно признан судом необоснованным, принимая во внимание положения налогового законодательства о возможности предоставления такого вычета только один раз и желание истицы получить налоговый вычет в связи с приобретением именно этой квартиры.

Фактически отказ налогового органа в предоставлении имущественного налогового вычета основывался на разъяснениях, приведенных в письме Федеральной налоговой службы от 22 ноября 2005 года N 04-2-03/179, в котором было указано, что для предоставления права на имущественный налоговый вычет налогоплательщик должен предоставить свидетельство о государственной регистрации права собственности, договор о приобретении квартиры, акт о передаче квартиры, наличие указанных документов было необходимо не только при первоначальном предоставлении указанного вычета, но и при последующем переносе неиспользованной части налогового вычета.

Суды в основном соглашались с такой позицией.

Вместе с тем, следует учитывать, что письмом Министерства финансов РФ от 3 июля 2006 года N 03-05-01-07/33 официально разъяснено, что, если в налоговом периоде имущественный налоговый вычет не может быть использован полностью, то оставшаяся часть имущественного налогового вычета может быть предоставлена налогоплательщику в последующие налоговые периоды независимо от того, что в эти периоды жилой дом или квартира могут уже не находиться в собственности налогоплательщика.

Решение суда об удовлетворении заявленных требований не обжаловалось, вступило в законную силу (дело N 2-1255/2006).

Аналогичным образом рассмотрено Октябрьским районным судом дело по иску Т.Н.Ю. к МРИ ФНС N 8 по г. Калининграду о понуждении к предоставлению имущественного налогового вычета, заявленного по таким же основаниям (дело N 2-1016/2006).

Заявить об имущественном налоговом вычете в связи с приобретением квартиры вправе оба супруга, если плата за жилое помещение была внесена за счет их общих средств.

П.В.И. обратился в суд с иском к МРИ ФНС России N 9 по г. Калининграду о понуждении к предоставлению имущественного налогового вычета за 2003-2005 гг. в связи с приобретением им совместно с его супругой, П.Н.В., за счет общих средств квартиры, ссылаясь на незаконность отказа в предоставлении имущественного налогового вычета по мотиву отсутствия у него документов, подтверждающих фактически понесенные им расходы на приобретение квартиры, право собственности на которую зарегистрировано за его супругой, П.Н.В.

Вступившим в законную силу 21 марта 2007 года решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 19 января 2007 года иск удовлетворен.

При этом суд правильно исходил из того, что в соответствии со ст. 220 Налогового кодекса для подтверждения права на имущественный налоговый вычет налогоплательщик представляет договор о приобретении квартиры, документы, подтверждающие право собственности на квартиру. Указанный имущественный налоговый вычет предоставляется налогоплательщику на основании письменного заявления налогоплательщика, а также платежных документов, оформленных в установленном порядке и подтверждающих факт уплаты денежных средств налогоплательщиком по произведенным расходам. При приобретении имущества в общую долевую либо общую совместную собственность размер имущественного налогового вычета распределяется между совладельцами в соответствии с их долей (долями) собственности либо с их письменным заявлением (в случае приобретения жилого дома или квартиры в общую совместную собственность).

Согласно п. 7 ст. 3 Налогового кодекса РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Несмотря на государственную регистрацию права собственности за П.Н.В., приобретенная в период брака за счет общих средств квартира фактически является общей совместной собственностью супругов П. в силу закона (ст. 33, 34 Семейного кодекса РФ), вследствие чего размер имущественного налогового вычета должен быть определен в соответствии с заявлением сособственников.

Поскольку П.Н.В. имущественный налоговый вычет не предоставлялся, а П.В.И. в своем заявлении о предоставлении налогового вычета просил предоставить его соразмерно его доходам при отсутствии на то возражений со стороны П.Н.В., суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии у П.В.И. права на получение имущественного налогового вычета, несмотря на государственную регистрацию права собственности на квартиру за П.Н.В.

Доводы налогового органа о том, что ввиду оформления приходных кассовых ордеров об уплате денежных средств по договору долевого участия в строительстве на имя П.Н.В. у истца отсутствуют документы, подтверждающие фактически понесенные им расходы на приобретение квартиры, признаны не соответствующими ст. 33, 34 СК РФ.

В практике возник вопрос о наличии до 1 января 2007 года права на имущественный налоговый вычет, предусмотренный подпунктом 1 ст. 220 НК РФ, при определении налоговой базы для исчисления налога на доходы физических лиц у пережившего супруга, получившего акции в порядке наследования и осуществившего продажу этих акций.

Так, удовлетворяя заявление Г.И.В. об оспаривании решения МРИ ФНС России N 8 по г. Калининграду об отказе в предоставлении имущественного налогового вычета в связи с продажей акций, полученных ею в порядке наследования, Октябрьский районный суд г. Калининграда правильно исходил из того, что сама по себе смерть супруга, на имя которого была сделана запись в реестре акционеров, не прекращает возникшее в силу закона право собственности на акции пережившего супруга, а лишь предполагает преобразование общей собственности в индивидуальную, что не меняет первоначального основания возникновения права собственности супругов на акции по возмездной сделке.

Из материалов дела видно, что супруги Г. стали собственниками акций ЗАО "К." в 1998 году в результате преобразования ТОО "К." в ЗАО, путем обмена долей участников ТОО, которые формировались за счет вкладов участников, на акции ЗАО, то есть по возмездной сделке. Расходы, произведенные на приобретение долей участников ТОО "К.", не могут быть подтверждены документально в связи с истечением 5-летнего срока хранения первичных учетных документов. В 1999 году супруг Г.И.В. умер. Согласно свидетельству о праве на наследство по закону 1/2 доли указанных акций является собственностью Г.И.В. в совместной собственности супругов, а 1/2 доли - получена в порядке наследования. В 2004 году Г.И.В. данные акции были проданы, доход от продажи был заявлен в декларации о доходах, равно как и имущественный налоговый вычет в связи с продажей акций.

Согласно абз. 3 подп. 1 пункта 1 статьи 220 НК РФ (в редакции, действовавшей до 01.01.2007) особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога на доходы по операциям с ценными бумагами и операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, базисным активом по которым являются ценные бумаги, устанавливались статьей 214.1 Кодекса.

В соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 214.1 НК РФ доход по операциям купли-продажи ценных бумаг определяется как разница между суммами доходов, полученными от реализации ценных бумаг, и документально подтвержденными расходами на приобретение, реализацию и хранение ценных бумаг, фактически произведенными налогоплательщиком.

Как следовало из абз. 13 п. 3 ст. 214.1 Кодекса (в редакции, действовавшей до 01.01.2007), в случае, если расходы налогоплательщика не могли быть подтверждены документально, он вправе был воспользоваться имущественным налоговым вычетом, предусмотренным абз. 1 подп. 1 п. 1 ст. 220 Кодекса, в соответствии с которым при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц налогоплательщик имеет право на получение налоговых вычетов в суммах, полученных им в налоговом периоде от продажи имущества, находящегося в его собственности менее трех лет - не более 125000 руб., а при продаже имущества, находящегося в собственности три года и более - в сумме, полученной налогоплательщиком при продаже.

Таким образом, имущественный налоговый вычет, предусмотренный абз. 1 подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ, до 01.01.2007 должен был предоставляться в случае, если расходы на приобретение, реализацию и хранение ценных бумаг хотя и были произведены, но по тем или иным причинам не могли быть подтверждены документально (отсутствовали расчетные и иные документы, подтверждающие оплату ценных бумаг и услуг, связанных с их приобретением, реализацией и хранением).

Поэтому супругу, получившему акции в порядке наследования, понесшему расходы на приобретение, реализацию и хранение ценных бумаг, которым имеется документальное подтверждение, при определении налоговой базы для исчисления налога на доходы физических лиц до 01.01.2007 доход от продажи акций определяется как разница между суммой, полученной от продажи акций, и суммой расходов, уплаченной при получении акций в собственность.

Если же супруг не может представить документальное подтверждение понесенных им расходов, он имеет право на предоставление имущественного налогового вычета в соответствии с абз. 1 подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ.

Несмотря на оформление права собственности на акции за супругом Г.И.В., приобретенные в период брака по возмездной сделке акции фактически являлись общей совместной собственностью супругов Г. в силу закона (ст. 33, 34 Семейного кодекса РФ, п. 1 ст. 256 ГК РФ), вследствие чего при невозможности документального подтверждения расходов по приобретению супругами Г. указанных акций оснований к отказу в предоставлении имущественного налогового вычета по мотиву приобретения акций по безвозмездной сделке (в порядке наследования) не имеется.

 

Профессиональный налоговый вычет

 

При уплате как налога на доходы физических лиц (НДФЛ), так и единого социального налога (ЕСН) при исчислении налоговой базы в состав расходов частного нотариуса подлежит включению стоимость оказания нотариальных услуг без взимания платы с лиц, освобожденных законом от уплаты государственной пошлины (суммы невзысканных тарифов), являющаяся расходами нотариуса (пп. 49 п. 1 ст. 264 НК РФ).

Так, нотариус Калининградского городского нотариального округа С.Н.Н. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения налогового органа в части доначисления единого социального налога и пени за 2003 год в связи с уменьшением в нарушение закона расходов нотариуса в 2003 году на стоимость оказания нотариальных услуг без взимания платы с лиц, освобожденных законом от уплаты государственной пошлины.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 26 июля 2006 года заявление было оставлено без удовлетворения.

Оставляя заявление нотариуса С.Н.Н. без удовлетворения, суд исходил из того, что невзысканные тарифы за совершение нотариальных действий по заявлениям лиц, имеющих льготы по уплате государственной пошлины, не отвечают критериям расходов применительно к ст. 252 Налогового кодекса РФ и не являются затратами нотариуса.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 11 октября 2006 года решение суда первой инстанции было отменено с вынесением нового решения об удовлетворении требований частного нотариуса.

При этом суд кассационной инстанции руководствовался следующим.

На основании п. 3 ст. 237 НК РФ налоговая база налогоплательщиков, указанных в пп. 2 п. 1 ст. 235 настоящего Кодекса (в том числе нотариусов), определяется как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением. При этом состав расходов, принимаемых к вычету в целях налогообложения данной группой налогоплательщиков, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленных для налогоплательщиков налога на прибыль соответствующими статьями главы 25 настоящего Кодекса.

Нормами налогового законодательства, содержащимися в главе 25 НК РФ, установлено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, понесенные налогоплательщиком, при этом под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме; под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ; расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода (ч. 1 ст. 252 НК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов) документов и выполнение технической работы нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, взимает государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством РФ.

За выполнение действий, указанных в части первой настоящей статьи, когда для них законодательными актами РФ предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает плату по тарифам, соответствующим размерам государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичного действия в государственной нотариальной конторе. В других случаях тариф определяется соглашением между физическими и (или) юридическими лицами, обратившимися к нотариусу, и нотариусом. Полученные денежные средства остаются в распоряжении нотариуса (ч. 2 ст. 22 Основ).

При этом ч. 4 ст. 22 Основ установлено, что льготы для физических и юридических лиц, предусмотренные законодательством о государственной пошлине, распространяются на этих лиц при совершении нотариальных действий, составлении проектов документов, выдаче копий и выполнении технической работы как нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, так и нотариусами, занимающимися частной практикой.

Таким образом, занимающиеся частной практикой нотариусы не вправе взимать тариф с ряда физических и юридических лиц за совершение нотариальных действий.

Следовательно, частные нотариусы несут затраты, обусловленные совершением таких нотариальных действий без взимания тарифов.

Статьей 264 НК РФ "Прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией" установлен неисчерпывающий перечень затрат, которые могут быть включены в состав расходов (пп. 49 п. 1 ст. 264 НК РФ).

При совершении указанных нотариальных действий без взимания соответствующих тарифов состав расходов нотариуса увеличивается на общую сумму тарифов за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов) документов, выполнение технической работы в отношении лиц, указанных в ч. 4 ст. 22 вышеназванных Основ. Общая сумма тарифов за совершение указанных действий исчисляется исходя из ставок государственной пошлины за совершение нотариальных действий.

Следует отметить, что в указанном налоговом периоде (2003 год) действовал подпункт "а" п. 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11.02.1993 N 4463-1 "О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате", которым было предусмотрено увеличение расходов нотариуса на общую сумму невзысканных тарифов для целей исчисления подоходного налога, что, по мнению коллегии, не исключало само по себе возможности включения затрат нотариуса в размере невзысканных тарифов в расходы при определении налоговой базы по уплате единого социального налога, тем более что действовавшим в 1993 году законодательством единый социальный налог не был установлен.

Более того, при определении налоговой базы при исчислении налога на доходы физических лиц и, соответственно, исчислении профессионального налогового вычета состав расходов, принимаемых к вычету, определяется в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой 25 "Налог на прибыль организаций".

С учетом этого позиция налогового органа о возможности включения в состав расходов при исчислении НДФЛ невзысканных тарифов и несоответствия тем же (установленным главой 25 НК РФ) критериям расходов этих же невзысканных тарифов при исчислении единого социального налога признана противоречивой и не основанной на законе.

Кроме того, возник вопрос о возможности включения в состав расходов частного нотариуса затрат за использование личного автомобиля в служебных целях.

Показательным в этом плане является дело по иску частного нотариуса К.Ю.С. к МРИ ФНС России N 8 по г. Калининграду о включении в состав расходов, мимо иных, и затрат за использование личного автомобиля в служебных целях.

К.Ю.С. обратилась в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что Приказом <...> руководителя Управления Федеральной регистрационной службы по Калининградской области она назначена на должность частнопрактикующего нотариуса Гусевского нотариального округа и, постоянно проживая в г. Калининграде, несет затраты по использованию личного автомобиля для проезда к месту работы и обратно, которые, по мнению нотариуса, должны быть включены состав расходов нотариуса для исчисления налога на доходы физических лиц и единого социального налога, с чем налоговый орган не согласен.

Решением Октябрьского районного суда г. Калининграда от 28 декабря 2006 года в удовлетворении требований о включении в состав расходов частного нотариуса затрат на использование личного автомобиля в служебных целях отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 21 марта 2007 года решение было оставлено без изменения.

На основании п. 11 ч. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией (в данном случае - предоставлением услуг), относятся расходы на содержание служебного транспорта (в частности, автомобильного). Расходы на компенсацию за использование для служебных поездок личных легковых автомобилей и мотоциклов в пределах норм, установленных Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 8 февраля 2002 года N 92 установлены нормы расходов организаций на выплату компенсации за использование для служебных поездок личных легковых автомобилей и мотоциклов, в пределах которых при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций такие расходы относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Порядок использования личного имущества работников в служебных целях установлен ст. 188 Трудового кодекса РФ, в соответствии с которой размер возмещения расходов определяется соглашением сторон трудового договора, выраженным в письменной форме.

По смыслу приведенной нормы закона компенсация за использование личного автотранспорта и другого личного имущества, принадлежащего работнику, выплачивается только работодателем, при этом на разъездной характер служебной деятельности работника должно быть указано в его должностных обязанностях.

Частные нотариусы наделяются полномочиями нотариуса в пределах нотариального округа, в который они назначены органом юстиции в соответствии с Основами о нотариате, при этом частные нотариусы не состоят в трудовых отношениях с органами юстиции и, следовательно, не являются работниками этих органов.

Следовательно, частные нотариусы не вправе устанавливать в отношении самих себя порядок и размер возмещения расходов, связанных с использованием личного транспорта при осуществлении нотариальной деятельности, а также использовать нормы компенсационных выплат, установленных Постановлением Правительства РФ от 08.02.2002 N 92, в целях учета сумм таких компенсационных выплат в составе профессиональных налоговых вычетов.

Кроме того, ст. 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате предусмотрено, что при выезде нотариуса для совершения нотариального действия вне места своей работы заинтересованные физические и юридические лица возмещают ему фактические транспортные расходы.

С учетом приведенных норм закона само по себе осуществление профессиональной деятельности нотариусом на основании его на то желания за пределами постоянного места жительства (в данном случае - в Гусевском нотариальном округе при том, что место жительства нотариуса находится в г. Калининграде) с использованием личного автомобиля в целях проезда к месту работы и обратно, не является основанием для предоставления налоговой льготы.

В состав расходов, подлежащих вычету при определении налоговой базы частного нотариуса по налогу на доходы физических лиц, налоговыми органами обоснованно не включается полная стоимость приобретенного нотариусом амортизируемого имущества.

Частный нотариус Я.И.С. обратилась в суд с иском к МРИ ФНС России N 10 по Калининградской области о признании решения налогового органа о привлечении ее к налоговой ответственности незаконным, возврате излишне уплаченных сумм налога, сославшись, в частности, на то, что в состав расходов, подлежащих вычету при определении ее налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, не включена полная стоимость приобретенного ею амортизируемого имущества: за 2001 год - в размере 775151 руб. 93 коп.; за 2002 год - 180363 руб. 9 коп.; за 2003 год - 15082 руб., которую просила включить в состав расходов. Вследствие включения в состав подлежащих вычету при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц расходов суммы полной стоимости приобретенных основных (амортизируемых) средств налог на доходы физических лиц, по расчетам нотариуса, излишне уплачен, в связи с чем нотариус сумму излишне уплаченных налогов просила зачесть в счет погашения задолженности по налогу на доходы физических лиц за 2003 год.

Кроме того, нотариусом были заявлены и иные требования.

МРИ ФНС России N 10 по Калининградской области обратилось с иском к нотариусу Я.И.С. о взыскании сумм налога, штрафа, пени и, уточнив требования, сослалась на то, что нотариусом при расчете налога на доходы физических лиц в нарушение положений ст. 11, 221, 227, 235 НК РФ в 2002-2003 гг. была занижена налогооблагаемая база вследствие неправильного применения профессионального налогового вычета путем включения в состав расходов полной стоимости приобретенного Я.И.С. амортизируемого имущества, в связи с чем налоговым органом доначислен налог на доходы физических лиц и пеня за 2002-2003 гг.

Решением Гурьевского районного суда Калининградской области от 27 февраля 2006 г. в удовлетворении требований Я.И.С. о признании незаконным решения налогового органа о включении в состав расходов, подлежащих вычету при определении налогооблагаемой базы по налогу на доходы физических лиц суммы полной стоимости приобретения основных средств (амортизируемого имущества) и возврате единого социального налога было отказано, иск налогового органа о взыскании налогов, пени, штрафных санкций удовлетворен частично.

Кассационным определением от 24 мая 2006 года решение оставлено без изменения.

Судебные инстанции исходили из следующего.

На основании абзаца 4 пункта 2 ст. 11 Налогового кодекса РФ для целей данного Кодекса под индивидуальными предпринимателями понимаются физические лица, зарегистрированные в индивидуальном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты (в редакции Федерального закона РФ от 23 декабря 2003 г. N 185-ФЗ).

Согласно п. 1 ст. 221 НК РФ при исчислении налоговой базы право на получение профессионального налогового вычета имеют налогоплательщики, указанные в пункте 1 статьи 227 настоящего Кодекса, - в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой "Налог на прибыль организаций" (действие этой нормы распространяется на отношения, возникшие с 1 января 2002 года).

Пункт 1 ст. 227 НК РФ имеет указание на такую группу налогоплательщиков, как частные нотариусы.

Статьей 256 НК РФ, включенной в главу 25 "Налог на прибыль организаций" (введена в действие с 1 января 2002 года), установлено, что имущество со сроком полезного действия более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10000 руб. признается амортизируемым.

В силу приведенных норм закона профессиональный налоговый вычет при исчислении налоговой базы частному нотариусу может быть предоставлен только в пределах амортизации, а не полной стоимости приобретенного в отчетном налоговом периоде амортизируемого имущества.

Доводы нотариуса о том, что приобретенное амортизируемое имущество не используется для извлечения прибыли частным нотариусом, совершающим нотариальные действия от имени государства (ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате), признаны необоснованными.

В силу п. 1 ст. 1 НК РФ законодательство Российской Федерации о налогах и сборах состоит только из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах, к которым не относятся Основы законодательства о нотариате, не регулирующие порядок предоставления профессиональных налоговых вычетов частным нотариусам.

В силу прямого указания закона (п. 1 ст. 221 НК РФ) порядок определения расходов для целей налогообложения при предоставлении профессионального налогового вычета аналогичен порядку, установленному для организаций.

Правом на получение профессионального налогового вычета в размере 20 процентов общей суммы полученных доходов частные нотариусы не обладают.

Нотариус Калининградского городского нотариального округа Б.О.В. обратился в суд с иском к МРИ ФНС России N 9 по г. Калининграду о признании незаконным решения налогового органа в части доначисления налога на доходы физических лиц и понуждении к предоставлению налогового вычета, им правильно исчислен налог на доходы физических лиц за 2005 год, поскольку частные нотариусы приравнены статьей 11 НК РФ к индивидуальным предпринимателям, в связи с чем имеют право на 20-процентный профессиональный налоговый вычет.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 6 декабря 2006 года в иске отказано. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам от 28 февраля 2007 года решение оставлено без изменения.

Судебные инстанции исходили из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 221 НК РФ при исчислении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц право на получение профессиональных налоговых вычетов имеют, в частности, налогоплательщики, указанные в п. 1 ст. 227 настоящего Кодекса, - в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. Если налогоплательщики не в состоянии документально подтвердить свои расходы, связанные с деятельностью в качестве индивидуальных предпринимателей, профессиональный налоговый вычет производится в размере 20 процентов общей суммы доходов, полученной индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности. Настоящее положение не применяется в отношении физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей.

Таким образом, право на указанный профессиональный вычет, на предоставлении которого настаивал частный нотариус, имеют лица при одновременном наличии трех условий: невозможности документально подтвердить расходы; наличии статуса индивидуального предпринимателя; осуществлении предпринимательской деятельности.

При отсутствии хотя бы одного из названных условий право на указанный налоговый вычет не возникает.

Действительно, частью 2 статьи 11 НК РФ для целей налогообложения частные нотариусы и индивидуальные предприниматели включены в одну группу налогоплательщиков - индивидуальных предпринимателей, что, однако, не означает само по себе полного уравнивания их в плане налогообложения.

Исходя из положений ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариальная деятельность не является предпринимательской и не преследует цели извлечения прибыли. Деятельность нотариуса представляет собой особый вид юридической деятельности, осуществляемой от имени государства, что предопределяет особый публично-правовой статус таких лиц. Нотариусы не вправе заниматься предпринимательской или иной деятельностью, кроме нотариальной, научной и преподавательской.

Поскольку частные нотариусы предпринимательскую деятельность не осуществляют, доходы от такой деятельности не получают, статуса индивидуального предпринимателя не имеют, расходы частного нотариуса с учетом характера нотариальной деятельности подтвердить возможно, правом на получение 20-процентного профессионального налогового вычета нотариусы не обладают.

В состав расходов для определения налоговой базы для исчисления НДФЛ и ЕСН, уплачиваемых адвокатами, могут быть включены только расходы, непосредственно связанные с извлечением прибыли.

Адвокат Н.А.С. обратился в суд с заявлением об оспаривании решения налогового органа о доначислении налога на доходы физических лиц и единого социального налога за 2004-2005 гг. и пени, ссылаясь на то, что им правомерно в состав расходов, принимаемых к вычету в целях налогообложения, были включены денежные средства, израсходованные на оборудование адвокатского кабинета в принадлежащей ему на праве собственности комнате в коммунальной квартире (в частности, на ремонт помещения, приобретение мебели, электротоваров, цветов, сервиза чайного, цифрового фотоаппарата и т.д.).

Решением Гусевского городского суда Калининградской области от 10 ноября 2006 года в удовлетворении требований об оспаривании решения налогового органа в части доначисления налогов и пени отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 27 декабря 2006 года решение в указанной части оставлено без изменения.

На основании п. 1 ст. 221 НК РФ при исчислении налоговой базы в соответствии с п. 2 ст. 210 настоящего Кодекса право на получение профессиональных налоговых вычетов имеют налогоплательщики, указанные в п. 1 ст. 227 НК РФ (в том числе адвокаты, занимающиеся в установленном действующим законодательством порядке частной практикой), - в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой "Налог на прибыль организаций".

В соответствии с ч. 1 ст. 252 НК РФ в целях главы "Налог на прибыль организаций" налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, при этом под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными расходами - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В силу ст. 1 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" N 63-ФЗ от 31.05.2002 адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Этим же Законом установлено, что адвокат вправе использовать для размещения адвокатского кабинета жилое помещение, принадлежащее ему либо членам его семьи на праве собственности, с согласия последних (ст. 21).

Введенный в действие с 1 марта 2005 года Жилищный кодекс РФ также допускает использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение; не допускается размещение в жилых помещениях промышленных производств (ст. 17).

Вместе с тем ст. 17 Жилищного кодекса РФ и ст. 21 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" не регулируют порядок учета расходов для целей налогообложения.

Налоговым же законодательством не предусмотрено предоставление налоговых льгот в случае использования жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности, поскольку основное назначение помещения как жилого, то есть не связанного непосредственно с извлечением дохода, не изменяется при использовании жилого помещения для размещения адвокатского кабинета.

Расходы по ремонту и обустройству жилой комнаты, в которой расположен адвокатский кабинет, установка сигнализации, прожектора в подъезде дома не влияют на оказание именно квалифицированной юридической помощи, а свидетельствуют о желании адвоката повысить комфортность своего кабинета и создать благоприятную обстановку, что само по себе не связано с извлечением дохода, вследствие чего эти расходы подлежат оплате за счет адвоката.

Расходы на приобретение прочих товаров (цветы, подписка на журналы, электротовары, фотоаппарат, тепловентилятор и т.д.) не связаны непосредственно с извлечением дохода от осуществляемого вида деятельности, вследствие чего также не могут быть приняты к вычету (п. 1 ст. 221 и п. 1 ст. 252 НК РФ).

 

Споры, связанные с применением таможенного законодательства

 

Дела по искам с участием таможенных органов связаны в основном с взысканием таможенных пошлин, налогов и пени, оспариванием требований об уплате таможенных платежей, оспариванием отказа таможенных органов в льготном оформлении товаров.

Актуальным является вопрос о порядке исчисления срока для обращения таможенных органов в суды с исками о взыскании неуплаченных таможенных платежей.

Пунктом 1 статьи 348 Таможенного кодекса РФ предусмотрено, что в случае неуплаты или неполной уплаты таможенных пошлин, налогов в установленные сроки указанные пошлины, налоги взыскиваются таможенными органами принудительно.

Порядок взыскания таможенных пошлин, налогов представляет собой определенную совокупность последовательных действий, совершаемых в рамках установленных Кодексом сроков.

Таможенным кодексом установлены следующие сроки:

- общий срок для выставления требования об уплате таможенных платежей (срок давности выставления требования, за пределами которого принудительное взыскание не может быть осуществлено) - 3 года со дня истечения срока уплаты таможенных пошлин, налогов либо со дня наступления события, влекущего обязанность по их уплате (ч. 5 ст. 348 ТК РФ);

срок для направления требования лицу, ответственному за уплату таможенных платежей, по конкретному факту их неуплаты или неполной уплаты - 10 дней со дня обнаружения такого факта (ч. 3 ст. 350 ТК РФ);

срок для добровольного исполнения лицом обязанности по уплате таможенных платежей - от 10 рабочих до 20 календарных дней со дня получения требования (ч. 4 ст. 350 ТК РФ);

для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей срок для принятия решения о бесспорном взыскании таможенных платежей - 30 дней со дня истечения срока исполнения требования об уплате таможенных платежей (ч. 2 ст. 351 ТК РФ).

При этом не урегулированными Таможенным кодексом остались вопросы относительно правовых последствий нарушения таможенными органами 10-дневного срока направления требования об уплате таможенных платежей и сроков для обращения таможенных органов в суды с исками о взыскании причитающихся к уплате таможенных платежей.

В правоприменительной практике сложился единый подход к определению правовых последствий пропуска таможенными органами 10-дневного срока направления требования об уплате таможенных платежей - этот срок не является пресекательным и пропуск этого срока не является сам по себе основанием к отмене требования об уплате таможенных платежей и не препятствует их принудительному взысканию.

Несоблюдение 10-дневного срока направления требования влечет за собой лишь лишение таможенных органов права на бесспорное взыскание неуплаченных таможенных платежей с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Выставление требования является обязательной досудебной процедурой (ч. 4 ст. 348 ТК РФ), за исключением случаев, если предельный срок хранения товаров на складе временного хранения или таможенном складе истек; если лицо, ответственное за уплату таможенных пошлин, налогов, не установлено таможенными органами (ч. 2 ст. 352 ТК РФ).

Таким образом, по общему правилу выставлению требования плательщику препятствует только истечение 3-летнего срока на принудительное взыскание таможенных платежей, установленного ч. 5 ст. 348 ТК РФ.

Учитывая, что направление требования предшествует применению таможенными органами мер по принудительному взысканию таможенных платежей и направляется лицу во всех случаях, за исключением указанных в ч. 2 ст. 352 ТК РФ, а лицу, ответственному за уплату таможенных пошлин, налогов всегда должно быть предложено исполнить обязанность по их уплате в добровольном порядке, требование об уплате таможенных пошлин, налогов должно направляться таможенными органами и в случае пропуска установленного ч. 3 ст. 350 ТК РФ 10-дневного срока. Отсутствие в Таможенном кодексе нормы, определяющей сроки для обращения таможенных органов в суды с исками о взыскании таможенных платежей, не означает, что взыскание указанных платежей не ограничено никакими временными рамками.

На основании п. 1 ст. 3 ТК РФ и ч. 2 ст. 2 НК РФ таможенным органам при определении сроков давности для обращения в суды с исками о взыскании подлежащих уплате таможенных платежей необходимо руководствоваться положениями ч. 3 ст. 48 НК РФ.

В основном ошибки при применении положений ч. 3 ст. 48 НК РФ по делам о взыскании таможенных платежей судами не допускаются.

Например, Калининградская таможня в августе 2006 года обратилась в суд с иском к Ж.Т.Н. о взыскании неуплаченных таможенных платежей и пени.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 13 октября 2006 года в иске было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 7 февраля 2007 года решение оставлено без изменения с указанием о следующем.

Из материалов дела видно, что 9 февраля 2005 года Калининградской таможней было выставлено требование об уплате таможенных платежей в срок до 1 марта 2005 года, которое исполнено не было, после чего 14 января 2005 года Балтийским транспортным прокурором в защиту интересов Российской Федерации в Ленинградский районный суд был заявлен иск к Ж.Т.Н. о взыскании неуплаченных таможенных платежей, а определением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 16 августа 2006 года заявление прокурора было оставлено без рассмотрения, после чего 25 августа 2006 года Калининградской таможней был заявлен настоящий иск.

На основании ст. 48 НК РФ исковое заявление о взыскании налога за счет имущества плательщика - физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, может быть подано в суд общей юрисдикции налоговым (таможенным) органом в течение 6 месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога.

Налоговое законодательство, действовавшее на момент вынесения решения, не содержало норм о возможности восстановления пропущенного срока для обращения в суд.

Таким образом, установленный ст. 48 НК РФ срок являлся пресекательным и, соответственно, восстановлению не подлежал независимо от причин его пропуска.

Само по себе первоначальное обращение с аналогичным иском прокурора не прерывает течение указанного срока.

Вместе с тем таможенный орган вправе оспорить определение суда об оставлении искового заявления прокурора без рассмотрения в порядке надзора.

В то же время имеют место отдельные факты неправильного исчисления установленного ч. 3 ст. 48 НК РФ срока на обращение в суд.

По аналогичному делу по иску Калининградской таможни к Ж.Р.А. о взыскании таможенных пошлин, налогов установлено, что требование об уплате таможенных платежей выставлено 9 февраля 2005 года с установлением срока добровольного погашения задолженности до 1 марта 2005 года.

Калининградская таможня обратилась с иском в суд только 23 декабря 2005 года, ссылаясь на то, что ранее Балтийским транспортным прокурором были заявлены аналогичные требования и определением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 7 декабря 2005 года исковое заявление прокурора было оставлено без рассмотрения на основании ст. 45, п. 2 ч. 1 ст. 220 ГПК РФ.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 12 апреля 2006 года исковые требования таможни были удовлетворены.

Какая-либо оценка факту пропуска истцом установленного ч. 3 ст. 48 НК РФ срока для обращения в суд в судебном решении не приводится, несмотря на то, что до 1 января 2007 года данный срок являлся пресекательным и восстановлению не подлежал (дело N 2-4170/06).

Аналогичным образом рассмотрено дело по иску Калининградской таможни к Ж.Е.А. (N 2-5032/06).

Решения не обжаловались, но представляется, они не соответствуют нормам материального права (ч. 3 ст. 48 НК РФ в редакции, действовавшей до 1 января 2007 года).

В практике возник вопрос о порядке исчисления срока для обращения таможенных органов в суды с исками о взыскании неуплаченных таможенных платежей в случаях, когда после выпуска товаров и (или) транспортных средств выявлена недостоверность заявленных при таможенном оформлении сведений, влияющих на размер таможенных платежей, а требование об уплате таможенных пошлин, налогов выставлено за пределами установленного ч. 2 ст. 361 ТК РФ годичного срока.

Следует учитывать, что, поскольку требование об уплате таможенных платежей не является решением, принимаемым по результатам таможенного контроля после выпуска товаров и (или) транспортных средств, а представляет собой меру по взысканию таможенных платежей, выставление таможенным органом требования об уплате таможенных платежей возможно и по истечении годичного срока, предусмотренного ч. 2 ст. 361 ТК РФ.

Размер таможенных платежей может быть определен исходя из таможенной стоимости товаров и (или) транспортных средств, определенной таможенным органом при таможенном оформлении.

Например, Неманская таможня обратилась в суд с иском к К.С.А. о взыскании таможенных платежей и пени, ссылаясь на то, что он ввез 3 июня 2005 года на таможенную территорию РФ автомобиль "М.", года выпуска, рабочий объем двигателя куб. см, заявив при его оформлении о цели ввоза - для личного пользования, в связи с чем автомобиль был оформлен Неманской таможней в соответствии с пп. "б" п. 11 Положения о применении единых ставок таможенных пошлин, налогов в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами для личного пользования, утв. Постановлением Правительства РФ N 718 от 29 ноября 2003 года, с взиманием по ТПО 1020060/030605/ТВ-0530356 таможенных платежей с применением единой ставки таможенных пошлин, налогов в зависимости от рабочего объема двигателя. В дальнейшем в ходе проверки достоверности сведений после выпуска транспортных средств, проведенной в порядке ст. 361 ТК РФ, была установлена коммерческая цель ввоза транспортных средств, принимая во внимание, что в период с июня по декабрь 2005 года он ввез на таможенную территорию Российской Федерации и произвел оформление более 100 транспортных средств, в том числе и вышеуказанную, которая на следующий день после таможенного оформления была поставлена на регистрационный учет в органах ГИБДД и снята с регистрационного учета в связи с прекращением права собственности. С учетом этого таможенным органом произведен перерасчет подлежащих уплате таможенных платежей в соответствии со ст. 318, 323, 325 ТК РФ исходя из таможенной стоимости автомобиля, в связи с чем К.С.А. было выставлено требование от 8 июня 2006 года N 118 о доплате в срок до 30 июня 2006 года таможенных платежей, которое К.С.А. в добровольном порядке исполнено не было.

Решением Нестеровского районного суда г. Калининграда от 19 февраля 2007 года в иске отказано по мотиву выставления требования об уплате таможенных платежей за пределами установленного ч. 2 ст. 361 ТК РФ пресекательного годичного срока проверки достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств.

Судебная коллегия, отменяя 25 апреля 2007 года указанное решение и вынося новое решение об удовлетворении иска, указала следующее.

Коммерческая цель ввоза транспортных средств подтверждена имеющимися сведениями о ввозе К.С.А. во втором полугодии 2005 года свыше 100 транспортных средств, в том числе вышеуказанного автомобиля, которые в течение непродолжительного периода после таможенного оформления и постановки на учет были сняты К.С.А. с регистрационного учета в органах ГИБДД в связи с прекращением права собственности.

На основании ст. 281 ТК РФ предназначение товаров определяется таможенным органом исходя из заявления физического лица о товарах, перемещаемых через таможенную границу, характера товаров и их количества, а также из частоты перемещения товаров через таможенную границу.

Согласно Правилам перемещения в упрощенном, льготном порядке товаров физическими лицами через таможенную границу Российской Федерации, утв. Приказом ГТК РФ от 24 ноября 1999 года N 815, для целей применения настоящих Правил товары рассматриваются как не предназначенные для производственной или иной коммерческой деятельности, если такие товары ввозятся (вывозятся) исключительно для пользования или потребления лицом, перемещающим товары, и членами его семьи и использование товаров не связано с извлечением дохода в любой форме (п. 2.2); при установлении предназначения товаров должностным лицом таможенного органа могут приниматься во внимание следующие факторы: характер товаров - потребительские свойства, традиционная практика их применения и использования; количество товаров, однородность товаров; частота перемещения товаров и т.д.

Количество и частота ввоза транспортных средств (как до, так и после ввоза вышеуказанного транспортного средства), а также неиспользование вышеуказанного автомобиля К.С.А. и (или) членами его семьи подтверждают недостоверность заявленных К.С.А. при декларировании данного транспортного средства сведений о его предназначении для личных целей.

Поскольку применение единых ставок таможенных пошлин, налогов возможно в случае перемещения через таможенную границу физическими лицами товаров только для личного пользования, Неманская таможня направила в адрес К.С.А. требование об уплате таможенных платежей.

При этом расчет ввозной пошлины, акциза и НДС произведен таможенным органом исходя из определенной им таможенной стоимости.

Таможенная стоимость автомобиля была определена таможенным органом на основании ч. 3 ст. 288, ч. 3 ст. 323 ТК РФ, согласно которым таможенный орган вправе самостоятельно определить таможенную стоимость на основании имевшейся в его распоряжении информации.

При том, что в договоре купли-продажи была указана стоимость автомобиля (1000 евро), существенно заниженная по сравнению с рассчитанной таможенной стоимостью по имевшемуся в таможенном органе каталогу, а у таможенного органа отсутствовала иная, помимо названного каталога, ценовая информация, оснований для изменения таможенной стоимости после выпуска и этого транспортного средства не имеется.

Определенная таможенным органом таможенная стоимость транспортных средств была доведена до сведения декларанта, что объективно подтверждено его подписью в декларации и в таможенном приходном ордере.

Определение таможенной стоимости транспортного средства К.С.А. в установленный ст. 48 ТК РФ 3-месячный срок не оспаривалось.

Из материалов дела следует, что основанием выставления требования об уплате таможенных платежей явилось письмо СЗТУ (Калининградский регион) от 4 мая 2006 года "Об итогах проверки" N 05-30-01/2523, из которого следует, что установлен факт недостоверного заявления цели ввоза при оформлении 126 автомобилей, в том числе и вышеуказанной. Этим же письмом Неманской таможне предложено принять меры по направлению требований об уплате таможенных платежей и их взысканию.

При таких обстоятельствах датой обнаружения факта недостоверного декларирования К.С.Н. цели ввоза указанного транспортного средства следует считать 4 мая 2006 года.

Требование об уплате таможенных платежей, как указано выше, было выставлено 8 июня 2006 года.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что по смыслу ст. 361 ТК РФ и с учетом понятия таможенного контроля по истечении установленного ч. 2 ст. 361 ТК РФ годичного срока неправомерно не только проведение таможенного контроля, но и каких-либо мер по принудительному взысканию таможенных платежей, в том числе выставление требования об их уплате, которое является недействительным.

Судебной коллегией такой вывод признан ошибочным.

На основании ч. 1 ст. 360 ТК РФ товары и транспортные средства, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации, считаются находящимися под таможенным контролем с момента пересечения таможенной границы при прибытии их на таможенную территорию Российской Федерации и до момента выпуска для свободного обращения.

В силу ст. 361 ТК РФ после выпуска товаров и (или) транспортных средств таможенные органы вправе осуществлять проверку достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений в порядке, предусмотренном главой 35 настоящего Кодекса (ч. 1); проверка достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств может осуществляться таможенными органами в течение одного года со дня утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем.

По смыслу приведенной нормы закона указанный годичный срок проверки достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств является пресекательным, обеспечивающим стабильность внешнеторгового оборота и определенность таможенных правоотношений.

Законом не установлена обязательная форма фиксации результатов такой проверки, равно как и обязанность таможенного органа по направлению требования об уплате таможенных платежей в установленный частью 2 ст. 361 ТК РФ срок.

Согласно ч. 5 ст. 348 ТК РФ предельный срок выставления требования об уплате таможенных платежей, нарушение которого влечет его недействительность, составляет 3 года с момента истечения срока их уплаты либо со дня наступления события, влекущего обязанность лиц уплачивать таможенные пошлины, налоги.

Статья 348 Таможенного кодекса РФ, предусматривая срок давности выставления требования об уплате таможенных платежей, устанавливает общие правила принудительного взыскания таможенных пошлин и налогов, в том числе в случаях, когда требование об уплате таможенных платежей направляется не по итогам таможенного контроля после выпуска товаров и транспортных средств в свободное обращение.

В то же время выставленное после выпуска товаров и (или) транспортных средств требование об уплате таможенных пошлин, налогов может быть признано недействительным, если недостоверность заявленных при таможенном оформлении сведений, влияющих на размер таможенных пошлин, налогов, выявлена за пределами установленного частью 2 ст. 361 ТК РФ годичного срока.

Поскольку требование об уплате таможенных платежей не является решением, принимаемым по результатам таможенного контроля после выпуска товаров и (или) транспортных средств, а представляет собой меру по взысканию таможенных платежей, выставление таможенным органом требования об уплате таможенных платежей возможно и по истечении годичного срока, предусмотренного ч. 2 ст. 361 ТК РФ.

Аналогичное толкование закона приводится и в письме ФТС РФ от 06.04.2007 N 01-06/12871 "О разъяснении некоторых положений таможенного законодательства".

Поскольку вышеуказанный автомобиль был выпущен в свободное обращение 3 июня 2005 года, недостоверное декларирование К.С.А. цели ввоза данного транспортного средства было обнаружено в пределах годичного срока после выпуска автомобиля в свободное обращение - 4 мая 2006 года, требование об уплате таможенных платежей выставлено 8 июня 2006 года с установлением срока добровольной уплаты таможенных пошлин, налогов - до 30 июня 2006 года, а исковое заявление предъявлено в суд 22 ноября 2006 года, судебная коллегия пришла к выводу о том, что установленный частью 3 ст. 48 НК РФ пресекательный 6-месячный срок для обращения в суд таможенным органом не пропущен и оснований для признания недействительным выставленного К.С.А. требования об уплате таможенных платежей не имеется (дело N 2-023/7).

Как исключение из общего правила, установленного ч. 5 ст. 348 ТК РФ, выставленное после выпуска товаров и (или) транспортных средств требование об уплате таможенных пошлин, налогов может быть признано недействительным, если недостоверность заявленных при таможенном оформлении сведений, влияющих на размер таможенных пошлин, налогов, выявлена за пределами установленного частью 2 ст. 361 ТК РФ годичного срока.

Так, Советским городским судом Калининградской области правильно рассмотрены дела об оспаривании требований об уплате таможенных пошлин, налогов, выставленных таможенными органами в случаях, когда недостоверность заявленных при декларировании сведений о цели ввоза, влияющих на размер таможенных платежей, выявлена по истечении годичного срока с момента выпуска транспортных средств.

Например, Д.Д.В. обратился в суд с заявлением об оспаривании требования об уплате таможенных пошлин, налогов, ссылаясь на то, что 20 января 2005 года им для личных нужд был ввезен автомобиль "М.", года выпуска, куб. см, с уплатой таможенных платежей с применением единой ставки таможенных пошлин, налогов в зависимости от рабочего объема двигателя. В дальнейшем согласно акту ФТС России от 28.02.2006 была установлена иная цель ввоза транспортного средства - для коммерческой деятельности, в связи с чем таможенным органом Д.Д.В. было направлено требование N 196 от 13.07.2006 об уплате таможенных платежей с учетом таможенной стоимости автомобиля, которое Д.Д.В. полагал не соответствующим закону, в том числе по тем основаниям, что требование об уплате таможенных платежей было ему направлено по истечении предельного срока проверки достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств, предусмотренного ч. 2 ст. 361 ТК РФ.

Решением Советского городского суда Калининградской области от 2 ноября 2006 года требование об уплате таможенных платежей было признано незаконным.

Оставляя указанное решение суда без изменения, суд кассационной инстанции указал следующее.

Коммерческая цель ввоза транспортного средства подтверждена материалами дела.

В то же время, на основании ч. 1 ст. 360 ТК РФ товары и транспортные средства, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации, считаются находящимися под таможенным контролем с момента пересечения таможенной границы при прибытии их на таможенную территорию Российской Федерации и до момента выпуска для свободного обращения.

В силу ст. 361 ТК РФ после выпуска товаров и (или) транспортных средств таможенные органы вправе осуществлять проверку достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений в порядке, предусмотренном главой 35 настоящего Кодекса (ч. 1); проверка достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств может осуществляться таможенными органами в течение одного года со дня утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем.

Как видно из материалов дела, вышеуказанный автомобиль был выпущен в свободное обращение 21 января 2005 года с указанием в паспорте транспортного средства об отсутствии таможенных ограничений; оспариваемое требование об уплате таможенных платежей выставлено 13 июля 2006 года на основании акта Федеральной таможенной службы N 1 от 28 февраля 2006 года "О результатах целевой инспекторской проверки..." и письма СЗТУ (Калининградский регион) от 17 мая 2006 года N 05-30-01/2856 "Об итогах проверки", что свидетельствует о том, что меры таможенного контроля предприняты за пределами установленного для этого срока.

С учетом этого оспариваемое требование об уплате таможенных платежей обоснованно признано недействительным.

Поскольку действия таможенных органов по начислению таможенных платежей и направлению требований об их уплате по своему характеру относятся к числу действий, которые подлежат судебной проверке в порядке, установленном главой 25 ГПК РФ, основания к оставлению без движения либо возвращению таких заявлений по мотиву наличия спора о праве отсутствуют.

Например, Б.А.А. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий Багратионовской таможни по незаконному, с точки зрения заявителя, направлению ему требования об уплате таможенных платежей и пени за ранее ввезенные им транспортные средства в связи с недостоверно заявленной целью их ввоза.

Определением судьи Правдинского районного суда Калининградской области от 28 марта 2007 года заявление возвращено и разъяснено, что имеет место спор о праве, подлежащий рассмотрению в порядке искового производства по месту нахождения ответчика.

Отменяя указанное определение судьи и передавая вопрос о принятии заявления на новое рассмотрение, судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в кассационном определении от 25 апреля 2007 года указала, что оспаривание действий таможенного органа по начислению таможенных платежей и направлению требования об их уплате допускается в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

В тех случаях, когда товары и (или) транспортные средства после их таможенного оформления находятся под таможенным контролем, установленный ч. 2 ст. 361 ТК РФ применению не подлежит, что не всегда учитывается судами области.

Например, А.С.А. обратился в суд с иском к Калининградской таможне о признании незаконным требования об уплате таможенных платежей N от 11 мая 2005 года по 16 указанным в требовании ГТД и освобождении его от уплаты ввозной пошлины в сумме 1814396,43 руб. и НДС в сумме 873244,34 руб., ссылаясь на то, что в период осуществления им предпринимательской деятельности, которая прекращена 3 ноября 2004 года, по указанным в требовании грузовым таможенным декларациям он оформил ввоз товара с указанием кода ТН ВЭД 0207147000. В нарушение положений ст. 361 ТК РФ по истечении года с даты выпуска товара и, соответственно, утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем таможенным органом была неправомерно проведена проверка правильности классификации товаров.

Решением Балтийского районного суда г. Калининграда от 13 декабря 2005 года оспариваемое требование об уплате таможенных пошлин, налогов было признано незаконным, А.С.А. освобожден от уплаты таможенных платежей и пени.

Из материалов дела следует, что по указанным в оспариваемом требовании 16 грузовым таможенным декларациям А.С.А. товар был оформлен в режиме ИМ 71 (таможенный режим свободной таможенной зоны) с указанием кода товара по ТН ВЭД 0207147000, в связи с чем было произведено начисление условных платежей - ввозной пошлины и НДС. В ходе проверки был установлен факт неправильной классификации товара и принято решение о классификации товаров по подсубпозиции 0207 14 200 0 ТН ВЭД, а классифицируемый таким образом товар мог быть помещен под режим свободной таможенной зоны только в пределах квот, подтвержденных свидетельством на право ввоза товаров в ОЭЗ Калининградской области на льготных условиях. Изменение кода товара и непредоставление свидетельства на право ввоза квотируемого товара в ОЭЗ Калининградской области повлекло возникновение задолженности по уплате таможенных платежей.

Отменяя решение и направляя дело на новое рассмотрение, судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в определении от 1 февраля 2006 года указала, в соответствии с ч. 1 ст. 360 ТК РФ товары и транспортные средства, ввезенные на таможенную территорию РФ, считаются находящимися под таможенным контролем с момента пересечения таможенной границы при их прибытии на таможенную территорию Российской Федерации и до момента:

выпуска для свободного обращения;

уничтожения;

отказа в пользу государства;

обращения товаров в федеральную собственность либо распоряжения ими иным образом в соответствии с главой 41 настоящего Кодекса;

фактического вывоза товаров и транспортных средств с таможенной территории Российской Федерации.

С учетом приведенной нормы закона товары, оформленные в режиме свободной таможенной зоны, не утрачивают статус находящихся под таможенным контролем, что не было принято во внимание судом первой инстанции.

Необходимо отметить, что при новом рассмотрении решением Балтийского районного суда г. Калининграда от 7 марта 2006 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 12 апреля 2006 года, требования А.С.А. были правомерно оставлены без удовлетворения.

Судам следует учитывать при рассмотрении дел о взыскании таможенных пошлин, налогов и пени, что в основном таможенными органами заявляются требования о взыскании пени, расчет размера которой производится с даты, следующей за оформлением товаров и (или) транспортных средств, что не основано на законе.

На основании ст. 349 ТК РФ при неуплате таможенных пошлин, налогов в установленный срок (просрочке) уплачиваются пени (ч. 1); по общему правилу пени начисляются за каждый календарный день просрочки уплаты таможенных пошлин, налогов начиная со дня, следующего за днем истечения сроков уплаты таможенных пошлин, налогов, по день исполнения обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов либо по день принятия решения о предоставлении отсрочки или рассрочки уплаты таможенных пошлин, налогов (ч. 2).

В случаях, когда недостоверность заявленных при таможенном оформлении сведений была выявлена после выпуска товаров и (или) транспортных средств, пеня подлежит взысканию за период начиная со дня истечения срока добровольной уплаты таможенных пошлин, налогов, установленного в требовании об их уплате, а не с момента выпуска товаров (или) транспортных средств.

Кроме того, в практике возник вопрос о возможности снижения на основании ст. 333 ГК РФ размера пени за просрочку уплаты налогов и таможенных пошлин, налогов.

При разрешении этого вопроса следует исходить из следующего.

В Налоговом и Таможенном кодексах нет норм, которые бы допускали либо запрещали возможность уменьшения суммы начисленной пени ввиду явно несоразмерной величины этой суммы размеру недоимки самого налога или таможенного платежа, что свидетельствует о наличии пробела в налоговом и таможенном законодательстве в этой части.

В соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ в случае отсутствия закона, регулирующего спорное отношение, суд применяет закон, регулирующий сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Пеня - одно из средств обеспечения исполнения обязательств, как гражданско-правовых, так и налоговых. Ее назначение - стимулировать своевременное исполнение обязательства, в частности, уплату налога (таможенного платежа), а также побуждать к минимальной просрочке уплаты налога.

Указанные отношения по уплате пени являются сходными между собой, поэтому к отношениям по уплате пени за несвоевременное внесение налогов (таможенных платежей) может применяться по аналогии права статья 333 ГК РФ.

Кроме того, согласно ст. 7 Конституции РФ Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Начисление пени и ее взыскание не должны влечь непомерных расходов налогоплательщика по ее уплате, а налоговое и таможенное законодательство не преследует таких целей.

Поэтому взыскание пени требует учета фактической способности гражданина к ее уплате в полном размере начисленной суммы и не должно влечь лишения гражданина-налогоплательщика гарантий, предусмотренных ст. 7 Конституции РФ.

Таким образом, уменьшение размера пени в соответствии со ст. 333 ГК РФ при разрешении дел данной категории возможно.

При рассмотрении споров о признании находящегося на складах временного хранения имущества бесхозяйным имеют место ошибки, связанные с неправильным применением норм материального права, неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, и недоказанностью обстоятельств, имеющих значение для дела.

Калининградское региональное отделение Российского фонда федерального имущества обратилось в суд с заявлением о признании бесхозяйным и обращении в доход государства автомобиля марки "А.", зарегистрированного на территории Литовской Республики, которое было ввезено в 2002 году на таможенную территорию РФ гражданином РФ Б.Р.Р. без оформления в установленном порядке удостоверения ввоза транспортного средства. Постановлением таможенного органа от 15.03.2002 Б.Р.Р. был признан виновным в совершении нарушения таможенных правил, предусмотренного ч. 1 ст. 279 Таможенного кодекса РФ, при этом пунктом 2 этого постановления предусмотрено, что автомобиль подлежит возврату владельцу после уплаты причитающихся таможенных платежей, однако Б.Р.Р. не принял меры по получению своего имущества. Полагая, что своим бездействием Б.Р.Р. демонстрирует фактический отказ от права собственности на принадлежащий ему автомобиль, КРО РФФИ просило признать автомобиль бесхозяйным и обратить его в доход государства.

Решением Московского районного суда г. Калининграда от 2 июня 2006 года в удовлетворении заявленных КРО РФФИ требований отказано.

Принимая решение об отказе в удовлетворении требований о признании указанного автомобиля бесхозяйным, суд исходил из заявления Б.Р.Р. в судебном заседании о намерении забрать автомобиль со склада временного хранения.

В то же время из материалов дела следует, что с момента вынесения постановления по делу о нарушении таможенных правил от 15.03.2002 Б.Р.Р. было известно местонахождение автомобиля и условия его возврата. 09.12.2005 Калининградская таможня направляла Б.Р.Р. уведомление о необходимости оформить в таможенном отношении названный автомобиль и забрать его со склада временного хранения в течение месяца. 21.12.2005 Б.Р.Р. выразил желание забрать автомобиль со склада, однако в связи с неуплатой таможенных пошлин автомобиль ему возвращен не был. Несмотря на сделанное в судебном заседании 02.06.2006 заявление о намерении забрать автомобиль с СВХ "И.", Б.Р.Р. до настоящего времени не принял меры по получению своего имущества и уплате таможенных платежей.

Такие действия Б.Р.Р. могут свидетельствовать о его фактическом устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество, что является основанием прекращения права собственности в соответствии с положениями ч. 1 ст. 235, ч. 1 ст. 236 ГК РФ, которые при постановлении решения не были применены судом.

По надзорной жалобе Калининградской таможни постановлением президиума Калининградского областного суда от 12 февраля 2007 года решение отменено.

Напротив, решением Советского городского суда Калининградской области от 21 сентября 2005 года по заявлению КРО РФФИ ввезенный на территорию Российской Федерации У.Д.А. автомобиль "М.", VIN, находящийся на складе временного хранения "Б.", признан бесхозяйным и обращен в доход государства.

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что У.Д.А. был надлежащим образом уведомлен о возможности получить указанный автомобиль, однако никаких мер по его получению не предпринял, отказавшись от транспортного средства.

Между тем из пояснений У.Д.А. следует, что в мае 2004 года он обратился с заявлением об оспаривании действий таможенного органа в Октябрьский районный суд г. Калининграда, однако дальнейшая судьба указанного заявления ему неизвестна.

Без проверки данных доводов выводы суда о том, что У.Д.А. отказался от права собственности на автомобиль, судебной коллегией признаны необоснованными и кассационным определением от 25 января 2006 года решение отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

В последующем решением Октябрьского районного суда г. Калининграда от 31 марта 2006 года заявление У.Д.А. об оспаривании отказа Неманской таможни в возврате автомобиля и выдаче документов, необходимых для его государственной регистрации, было отказано, что было принято во внимание при новом рассмотрении дела о признании автомобиля бесхозяйным.

 

Отдельные процессуальные вопросы, возникающие

при рассмотрении дел по спорам, связанным с применением

налогового и таможенного законодательства

 

До настоящего времени судами допускаются ошибки при решении вопроса о порядке рассмотрения дел по заявлениям об оспаривании решений налоговых органов о привлечении к налоговой ответственности.

Например, решением МРИ ФНС России N 3 по Калининградской области от 14 января 2005 года индивидуальный предприниматель В.С.Г. привлечен к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

В.С.Г., полагая решение налогового органа незаконным и необоснованным, просил его отменить, обратившись в суд с заявлением в порядке, установленном главой 25 ГПК РФ.

Решением Зеленоградского районного суда Калининградской области от 11 августа 2006 года в удовлетворении заявления отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 20 сентября 2006 года решение отменено с прекращением производства по делу, поскольку оспариваемым решением В.С.Г. привлечен к ответственности, предусмотренной нормами Налогового кодекса Российской Федерации, содержащими признаки административного правонарушения, вследствие чего производство по делу должно было осуществляться в порядке, предусмотренном Кодексом об административных правонарушениях.

Таким образом, в случае оспаривания решения налогового органа о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности подлежат принятию и разрешению по существу в порядке гражданского судопроизводства требования о признании незаконным решения налогового органа о доначислении и уплате налога и пени, а в принятии заявления об оспаривании этого же решения налогового органа в части привлечения к ответственности, предусмотренной нормами Налогового кодекса, содержащими признаки административного правонарушения, следует отказывать, поскольку производство по делу в этой части должно осуществляться в порядке, предусмотренном Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Изучение дел показало, что имеют место факты необоснованного оставления без рассмотрения заявлений по делам рассматриваемой категории, в частности, при отсутствии в материалах дел данных о надлежащем извещении сторон по спору о взыскании налогов и пени, при неявке заявителей в судебное заседание по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) налоговых и таможенных органов.

Например, Неманская таможня в августе 2005 года обратилась в суд с иском к К.В.Н. о взыскании неуплаченных таможенных платежей в размере 1576275,40 руб. и пени в размере 182375,06 руб. Определением Балтийского районного суда г. Калининграда от 11 октября 2005 года исковое заявление оставлено без рассмотрения на основании абз. 7 ст. 222 ГПК РФ в связи с повторной неявкой истца в судебное заседание при том, что ответчик не требует разбирательства дела по существу.

Вместе с тем в материалах дела отсутствовали сведения об извещении истца о времени и месте судебного заседания (назначенного на 11 октября 2005 года), вследствие чего определением от 10 января 2006 года определение от 11 октября 2005 года отменено с возобновлением производства по делу, что повлекло за собой затягивание разрешения спора по существу (дело N 2-171/2006).

При рассмотрении заявленных в порядке главы 25 ГПК РФ требований об оспаривании действий или решений налоговых или таможенных органов основания к оставлению таких заявлений без рассмотрения, предусмотренные п. 7 ст. 222 ГПК РФ, отсутствуют.

Например, З.О.В. обратилась в суд в порядке ст. 254 ГПК РФ с заявлением об оспаривании требования об уплате единого социального налога и пени за просрочку уплаты налога.

Определением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 4 декабря 2006 года заявление З.О.В. было оставлено без рассмотрения по тем основаниям, что заявительница, не просившая о разбирательстве дела в ее отсутствие, не явилась в суд по вторичному вызову, а налоговый орган не требует рассмотрения дела по существу.

Вместе с тем судом не принято во внимание, что в силу ч. 2 ст. 257 ГПК РФ неявка в судебное заседание кого-либо из указанных в части первой настоящей статьи лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению заявления (дело N 2-6204/06).

Имеют место отдельные факты необоснованного приостановления производства по делу о взыскании налогов, в частности, в связи с невозможностью рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в уголовном производстве в связи с назначением судом экспертизы с целью определения таможенной стоимости автомобилей.

Например, Неманская таможня обратилась в суд с иском к О.К.А. о взыскании неуплаченных таможенных платежей и пени.

При рассмотрении дела определением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 25 ноября 2005 года производство по делу было приостановлено до разрешения уголовного дела, возбужденного в отношении О.К.А. по п. "г" ч. 2 ст. 194 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 19 апреля 2006 года определение отменено.

Отменяя определение суда первой инстанции, судебная коллегия исходила из того, что в силу положений ст. 319, 350 Таможенного кодекса РФ, ст. 44 Налогового кодекса РФ возникновение и прекращение обязанности по уплате таможенных платежей не зависит от итогов расследования уголовного дела, а также от привлечения лица к уголовной либо административной ответственности, вследствие чего результаты разрешения уголовного дела не имеют правового значения для разрешения требований о взыскании неуплаченных таможенных платежей и пени, что свидетельствует о необоснованном применении судом пункта 4 ст. 215 ГПК РФ.

Нестеровским районным судом Калининградской области по ряду дел о взыскании таможенных пошлин, налогов без достаточных к тому оснований были назначены экспертизы с целью определения таможенной стоимости автомобилей и, соответственно, проверки доводов ответчиков о неправильности расчета таможенными органами размера таможенных пошлин, налогов. Одновременно с назначением экспертиз было приостановлено производство по делам. Вместе с тем судом не было принято во внимание, что определение таможенной стоимости отнесено законом к исключительной компетенции таможенных органов (ст. 288, 323 Таможенного кодекса РФ), а правовую оценку правомерности действий таможенных органов суд вправе дать с учетом имеющихся в материалах дела доказательств.

В отдельных случаях имеет место необоснованное приостановление исполнения судебных решений по делам данной категории.

Так, вступившим в законную силу 15 марта 2006 года решением Нестеровского районного суда Калининградской области от 8 февраля 2006 года с Ф.Г.Н. в пользу Неманской таможни взысканы неуплаченные таможенные платежи и пени.

Определением Нестеровского районного суда от 5 мая 2006 года по заявлению Ф.Г.Н. приостановлено исполнение указанного решения суда на основании ст. 436 ГПК РФ по тем основаниям, что должником в судебном порядке оспорен исполнительный документ.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 5 июля 2006 года определение суда первой инстанции было отменено и в удовлетворении заявления Ф.Г.Н. о приостановлении исполнения решения суда отказано по тем основаниям, что исполнительное производство не возбуждалось, а подача надзорной жалобы на решение суда и кассационное определение в принципе не является основанием для приостановления исполнительного производства.

В практике возник вопрос о том, относится ли к компетенции суда рассмотрение заявлений об отсрочке исполнения обязательств по исполнительному производству, возбужденному по постановлению налогового органа о взыскании налогов, сборов, пени.

Муниципальное казенное предприятие обратилось в суд с заявлением о предоставлении отсрочки исполнения обязательств по возбужденному исполнительному производству от 7 сентября 2006 года о взыскании с МКП по постановлению МРИ ФНС России N 8 по г. Калининграду от 8 августа 2006 года налогов, сборов, пени в размере 17718128 руб. 40 коп.

Определением Балтийского районного суда г. Калининграда от 8 ноября 2006 года в удовлетворении заявления МКП отказано.

Отменяя указанное определение суда и прекращая производство по делу кассационным определением от 20 декабря 2006 года, судебная коллегия исходила из следующего.

В соответствии со ст. 434 ГПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления или постановлений иных органов, взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе поставить перед судом, рассмотревшим дело, или перед судом по месту исполнения судебного постановления вопрос об отсрочке или рассрочке исполнения, об изменении способа и порядка исполнения, а также об индексации присужденных денежных сумм.

Из смысла приведенной нормы закона вытекает, что перед судом может ставиться вопрос об отсрочке исполнения судебного постановления.

По данному делу МКП обратилось в суд с заявлением об отсрочке исполнения постановления налогового органа о взыскании налогов, сборов, пени.

Согласно ст. 18 Федерального закона "Об исполнительном производстве" должник вправе обратиться в орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке его исполнения.

По настоящему же делу суд принял к своему производству неподведомственное ему заявление об отсрочке исполнения налогового органа и рассмотрел его по существу, в то время как МКП следовало с таким заявлением обратиться в налоговый орган, вынесший постановление о взыскании налогов, сборов, пени.

Согласно имеющимся статистическим данным с нарушением установленного законом срока рассмотрено в 2006 году мировыми судьями 6,4% дел, районными (городскими) судами - 23,5% дел.

Следует отметить, что частью 1 ст. 257 ГПК РФ установлен 10-дневный срок рассмотрения заявлений об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти.

Вместе с тем, при наличии в законе сокращенного срока рассмотрения дел данной категории подготовка к судебному разбирательству дел об оспаривании требований об уплате налогов, сборов и пени затруднительна, принимая во внимание обязательность истребования соответствующих документов у налоговых и таможенных органов, ознакомления с ними участников процесса, получения возражений по существу заявленных требований.

Кроме того, свыше установленных законов сроков дела рассматривались в основном в связи с неоднократным отложением судебных заседаний для истребования дополнительных доказательств, из-за неявки участников процесса при отсутствии данных об их уведомлении, в связи с уточнением истцами своих требований.

Судебная коллегия по гражданским делам обращает внимание судей на указанные в обзоре недостатки, необходимость постоянного изучения судьями налогового и таможенного законодательства и более тщательного подхода при определении обстоятельств, имеющих значение для дел данной категории, а также правильного применения материального и процессуального закона.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь