Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2007 г. по делу N 22-6968/2007

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                        Герасименко М.Ю.,

    судей                                            Грозных Г.Ю.,

                                                    Матвеевой Т.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании 06 июля 2007 года с использованием систем видеоконференц-связи кассационные жалобы осужденного Б. и адвоката Озорнина Г.Г., кассационное представление и.о. прокурора Чкаловского района г. Екатеринбурга Николаева Н.Н. на приговор Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 11 мая 2007 года, которым

Б., 1983 года рождения, не имеющий судимостей,

осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации к семи годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации к двум годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний назначено восемь лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Герасименко М.Ю., объяснения осужденного Б. и адвоката Рытвина К.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение помощника прокурора Чкаловского района г. Екатеринбурга Мануйловой А.Ю., поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признан виновным в том, что 21 ноября 2006 года около 15:00 на автобусной остановке "Сосновый бор" в г. Екатеринбурге, на почве ссоры, происшедшей из-за внезапно возникших личных неприязненных отношений, умышленно покушался на убийство гр. Ш., выстрелив в последнего из револьвера, переделанного из газового револьвера, вследствие чего потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью. Смерть Ш. не наступила вследствие своевременно оказанной ему медицинской помощи.

Кроме того, Б. осужден за то, что 21 ноября 2006 года незаконно хранил в квартире огнестрельное оружие - револьвер, переделанный из газового револьвера "РГ-9", и боеприпасы - 6 патронов калибра 5,6 мм, которые носил при себе до момента задержания.

В судебном заседании Б. вину в совершении преступлений признал частично.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Б. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, указывает, что было отклонено его ходатайство о допросе свидетеля. В то же время осужденный просит снизить ему наказание, указывает, что он содействовал следствию, явился с повинной, оружие сдал добровольно, вызывал "скорую помощь", ранее не судим, находился в депрессивном состоянии, в настоящее время начал погашать сумму иска о возмещении средств, потраченных на лечение потерпевшего, в СИЗО работает.

Адвокат Озорнин Г.Г. в кассационной жалобе просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Адвокат считает, что действия Б. следует квалифицировать по ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как его умысел на совершение убийства Ш. не доказан. Обращает внимание на то, что, по словам осужденного, он стрелял только 1 раз, просил вызвать "скорую помощь", не пытался "добить" потерпевшего. Адвокат также утверждает, что в приговоре указано место хранения Б. оружия, которое не соответствует показаниям осужденного. Кроме того, адвокат пишет, что органами предварительного следствия не был установлен ряд свидетелей, судебно-психиатрическая экспертиза не располагала протоколом допроса свидетеля - врача-психиатра К., у которого лечился Б. Адвокат считает приговор, вынесенный в отношении Б., чрезмерно суровым.

В кассационном представлении и.о. прокурора Чкаловского района г. Екатеринбурга Николаев Н.Н. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, считая назначенное осужденному наказание чрезмерно мягким. Прокурор ссылается на то, что Б. совершил преступления, представляющие повышенную общественную опасность, вину признал лишь частично.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит приговор в части осуждения Б. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации законным и обоснованным, а в части осуждения по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации - подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Б. в покушении на умышленное убийство гр. Ш. соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Утверждения Б. в судебном заседании о том, что он оборонялся от нападения Ш., опровергаются, как верно указано в приговоре, показаниями самого потерпевшего и свидетеля В., из которых следует, что Б. приставал на остановке к девушке. Когда Ш. сделал осужденному замечание, тот достал из-за пояса брюк пистолет и выстрелил с близкого расстояния в потерпевшего, который упал и потерял сознание. Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетеля суд не установил. Тот факт, что он стрелял в потерпевшего с близкого расстояния, не отрицал и сам Б.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, Ш. были причинены телесные повреждения в виде огнестрельного пулевого слепого торакоабдоминального ранения справа с повреждением диафрагмы, печени, сопровождавшегося кровотечением в правую плевральную и брюшную полости.

Выводы суда о квалификации действий осужденного подробно мотивированы в приговоре, и судебная коллегия находит их обоснованными.

Об умысле Б. на умышленное убийство потерпевшего свидетельствуют, как правильно указано в приговоре, близкое расстояние, с которого был произведен выстрел в Ш., направление выстрела, характер ранения потерпевшего, сам факт применения огнестрельного оружия. Как следует из показаний Ш., после получения ранения он упал и потерял сознание, что подтвердили также свидетели А. и В.

Суд правильно, по мнению судебной коллегии, указал в приговоре, что смерть Ш. не наступила лишь вследствие того, что ему своевременно была оказана медицинская помощь. При этом в больнице потерпевший находился в течение 3 недель.

При таких обстоятельствах суд обоснованно квалифицировал содеянное Б. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, и оснований для переквалификации его действий судебная коллегия не находит.

Как следует из заключения амбулаторной комплексной судебной нарколого-психолого-психиатрической экспертизы, Б. хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Показания свидетеля К. оценивались судом в совокупности с другими доказательствами, в том числе заключением психолого-психиатрической экспертизы. При этом суд учитывал, что Б. хорошо запомнил произошедшие события и подробно о них рассказывал.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении судом уголовного дела в отношении Б. судебная коллегия не усматривает. В судебном заседании стороной защиты было заявлено лишь одно ходатайство - о допросе свидетеля К., которое было удовлетворено судом. Ходатайств о допросе иных лиц ни осужденный, ни его адвокат в судебном заседании не заявляли.

За незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов Б. осужден обоснованно. Данный факт не отрицал и сам осужденный.

Вместе с тем, согласно ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления, в том числе место его совершения. Соответственно, это обстоятельство должно быть достоверно установлено судом.

Однако это требование закона в части установления места хранения Б. огнестрельного оружия и боеприпасов судом, по мнению судебной коллегии, выполнено не было.

Суд признал, что Б. хранил оружие и боеприпасы в квартире.

Между тем в судебном заседании Б. пояснил, что нашел оружие и боеприпасы под лестницей в подъезде дома в г. Екатеринбурге. В суде кассационной инстанции Б. также подтвердил, что нашел оружие в подъезде указанного дома, когда пришел к брату, у которого заночевал. В ходе предварительного следствия вопрос о том, где Б. хранил оружие и боеприпасы, должным образом не выяснялся. Не сделал этого и суд.

В связи с тем, что суд фактически не установил место хранения Б. огнестрельного оружия и боеприпасов, судебная коллегия исключает из приговора указание об осуждении Б. за незаконное хранение данного оружия и боеприпасов.

Уменьшение объема обвинения влечет снижение наказания, назначенного осужденному как по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации, так и по совокупности преступлений.

Вместе с тем наказание, назначенное Б. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, по мнению судебной коллегии, соответствует тяжести совершенного преступления и данным о личности осужденного. Все те обстоятельства, которые указаны в кассационных жалобах и кассационном представлении, судом при назначении Б. наказания были учтены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 11 мая 2007 года в отношении Б. изменить:

- исключить указание об осуждении Б. за незаконное хранение огнестрельное оружие и боеприпасов;

- снизить Б. наказание по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации до одного года шести месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний окончательно Б. назначить восемь лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ГЕРАСИМЕНКО М.Ю.

 

Судьи

ГРОЗНЫХ Г.Ю.

МАТВЕЕВА Т.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь