Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

от 10 июля 2007 г. N 01-19/407

 

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПО СТ. 174-1 УК РФ (О ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИИ)

ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ИЛИ ИНОГО ИМУЩЕСТВА, ПРИОБРЕТЕННЫХ ЛИЦОМ

В РЕЗУЛЬТАТЕ СОВЕРШЕНИЯ ИМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ)

 

По заданию Председателя Верховного Суда РФ от 30.05.07 N 7/общ-72 проведены обобщение судебной практики по рассмотрению уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 174, 174-1, 205-1 УК РФ, и проверка соблюдения судами области положений пунктов 19 - 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.04 N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем".

 

По сведениям, представленным 42 районными (городскими) судами Кемеровской области, уголовные дела по ст. ст. 174, 205-1 УК РФ судами области не рассматривались, в производстве судов дела данной категории не числятся.

 

Уголовные дела по ст. 174-1 УК РФ рассматривались судьями Топкинского городского суда, Центрального районного суда г. Новокузнецка, Мариинского городского суда, Центрального районного суда г. Кемерово, Ленинского районного суда г. Кемерово, Ленинск-Кузнецкого городского суда.

 

Так, в 2005 году -

 

Обвинительные приговоры по ст. 174-1 УК РФ постановлены в отношении 2 лиц:

- приговором Топкинского городского суда от 27.07.05 Гордиенко признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ - по 10 эпизодам, ч. 1 ст. 174-1 УК РФ - по 2 эпизодам;

- приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 22.07.05 Шагвалева признана виновной по ч. 3 ст. 33 - ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 174-1, ч. 2 ст. 174-1 УК РФ.

 

В отношении 1 лица постановлен оправдательный приговор:

- приговором Мариинского городского суда от 28.12.05 Лазарев оправдан по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ.

 

В отношении 3 лиц уголовные дела прекращены:

- постановлением Центрального районного суда г. Новокузнецка от 15.07.05 прекращено уголовное дело по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ и ч. 2 ст. 174-1 УК РФ в отношении Филиппенко в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части за отсутствием состава преступления;

- постановлением Центрального районного суда г. Новокузнецка от 05.04.05 прекращено уголовное дело по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ в отношении Кузьменцовой в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части за отсутствием состава преступления;

- постановлением Центрального районного суда г. Новокузнецка от 11.04.05 прекращено уголовное дело по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ в отношении Рябовой в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части за отсутствием состава преступления.

 

В 2006 году -

 

Обвинительные приговоры по ст. 174-1 УК РФ постановлены в отношении 4 лиц:

- приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 17.04.06 Ильичев, Федорушин и Сушков осуждены каждый по ч. 3 ст. 159 УК РФ (1 - 3 эпизода), п. "а" ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (по 4 эпизодам), кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.07.06 приговор изменен: действия осужденных квалифицированы как один эпизод п. "а" ч. 3 ст. 174-1 УК РФ, наказание снижено;

- приговором Топкинского городского суда от 02.08.06 Белкина осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ (по 6 эпизодам), ч. 1 ст. 174-1 УК РФ (по 6 эпизодам).

 

В отношении 2 лиц постановлены оправдательные приговоры (1 приговор отменен кассационным определением):

- приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 29.08.06 Тимофеева оправдана по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ;

- приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 07.09.06 Харченко оправдан по ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 327, по 2 эпизодам ч. 1 ст. 174-1 УК РФ, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.01.07 приговор отменен с направлением на новое судебное рассмотрение.

 

В отношении 4 лиц уголовные дела прекращены:

- постановлением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 03.02.06 прекращено уголовное дело по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ в отношении Орленко и Клоковой в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части за отсутствием состава преступления;

- постановлением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 04.05.06 прекращено уголовное дело по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ в отношении Ананьева и Ананьевой в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части за отсутствием состава преступления.

 

В 2007 году -

 

Обвинительные приговоры по ст. 174-1 УК РФ постановлены в отношении 3 лиц:

- приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 01.02.07 Ткаченко и Никифорова осуждены по нескольким эпизодам ст. ст. 228.1, 234 УК РФ, а также по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ;

- приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 02.04.07 Пакелиани осуждена по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ;

 

В отношении 2 лиц уголовные дела прекращены:

- постановлением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 05.04.07 прекращено уголовное дело по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ (2 эпизода) в отношении Катасоновой в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части за отсутствием состава преступления;

- постановлением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 14.05.07 прекращено уголовное дело по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ в отношении Синявиной в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части за отсутствием состава преступления.

 

Кроме того, по состоянию на июнь 2007 года в производстве судов области по ст. 174-1 УК РФ находятся 2 уголовных дела (Тайгинский городской суд, Ленинск-Кузнецкий городской суд), а также 1 уголовное дело, направленное на новое судебное рассмотрение кассационной инстанцией (Ленинский районный суд г. Кемерово).

 

Основные данные о лицах, осужденных по ст. 174-1 УК РФ

 

Как уже отмечено выше, обвинительные приговоры в период 2005 - 1 полугодие 2007 г.г. постановлены в отношении 9 лиц, в том числе в отношении 5 женщин и 4 мужчин.

 

                 основные данные               

женщины

мужчины

Совершили преступление в возрасте до 30 лет    

   2  

   -  

Совершили преступление в возрасте старше 30 и до
50 лет                                         

   3  

   4  

Работали на момент совершения преступления     

   3  

   3  

Проживают в городе                             

   5  

   4  

Образование среднее (специальное, техническое) 

   4  

   2  

Образование высшее                             

   1  

   2  

Замужем (женаты)                               

   2  

   3  

Имеют детей на иждивении                       

   5  

   3  

Ранее судимы                                   

   -  

   -  

 

Из приведенной таблицы видно, что по ст. 174-1 УК РФ осуждены, как правило, лица среднего возраста, ранее не судимы (1 лицо - судимость погашена).

На момент совершения преступления 6 лиц были трудоустроены, причем 5 лиц легализовали доходы от преступлений, совершенных в связи с непосредственной трудовой деятельностью.

К примеру, Б., осужденная приговором Топкинского городского суда от 02.08.06, признана виновной в том, что, работая в должности главного бухгалтера рыбоперерабатывающего цеха, принадлежащего индивидуальному предпринимателю, совершила растрату путем перечисления вверенных ей денежных средств в счет гашения личного долга по кредитному договору.

И., Ф. и С. (приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 17.04.06) осуществляли предпринимательскую деятельность. Совместно совершили хищения денежных средств хозяйствующих субъектов путем обмана и злоупотребления доверием при проведении различных финансовых операций и других сделок.

Осужденная приговором Топкинского городского суда от 27.07.05 Г. работала в должности почтальона по выплате пенсий и пособий на дому. Совершила присвоение вверенных ей денежных средств, которые направила на погашение личных долгов по кредитным договорам.

3 лица нигде не работали, из которых 1 женщина организовала секту и получала доход от вовлеченных в секту граждан и преступной деятельности (мошенничества), 2 лица получали доход от преступной деятельности по сбыту наркотических средств.

В большинстве случаев виновные легализовали доходы от совершения хищений (мошенничества, присвоения или растраты) - 6 лиц. Доходы от совершения незаконного сбыта наркотических средств и ядовитых веществ легализовали 3 лица.

 

Проблемы квалификации

 

Статья 174-1 УК РФ не содержит четкого закрепления понятия легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления.

Лексическое значение термина "легализация" предполагает под собой придание юридической силы, законности действию (акту), которое ранее законом урегулировано не было, либо имелся прямой законодательный запрет на совершение данного действия.

Поэтому и понятие "отмывание денежных средств" не ограничивается лишь совершением действий с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем. Оно несколько уже.

В общем смысле понятие "отмывание" определяется целью совершения действий - приданием правомерного вида владению, пользованию и распоряжению имуществом, приобретенным преступным путем. Таким образом, цель является обязательной составляющей понятия легализации (отмывания) денежных средств.

Это же вытекает и из определения рассматриваемого понятия, приведенного в Федеральном законе от 07.08.01 "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем", в соответствии с которым под легализацией понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198 и 199 УК РФ, ответственность по которым установлена указанными статьями.

Диспозиция ст. 174-1 УК РФ не предусматривает обязательной цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению имуществом, приобретенным преступным путем. Наказуемы деяния, направленные на использование данного имущества (денежных средств) при совершении финансовых операций и иных сделок. По нашему мнению, цель преступления хотя и не сформулирована прямо в диспозиции ст. 174-1 УК РФ, но должна подразумеваться, поскольку о цели рассматриваемого деяния говорится в самом названии статьи.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.04 N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в статьях 174 и 174.1 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей.

Как и законодатель, Пленум Верховного Суда РФ не уточнил в постановлении, в чем состоит отличие простого распоряжения похищенными денежными средствами от легализации (отмывания) денежных средств в контексте ст. 174-1 УК РФ.

Изучение судебной практики показывает, что позиция судей по данному вопросу неоднозначна.

К примеру, по двум делам государственный обвинитель отказался от обвинения подсудимых по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ за отсутствием состава преступления, поскольку, по мнению государственного обвинителя, подсудимые просто распорядились похищенными денежными средствами, и цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению похищенными денежными средствами не преследовали. Суд согласился с мнением стороны обвинения и прекратил уголовные дела в этой части (постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 05.04.05 по делу К.; постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 11.04.05 по делу Рябовой).

По одному уголовному делу судом установлена цель реализации результатов незаконной преступной деятельности и введения в легальный оборот денежных средств, полученных преступным путем.

Приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 17.04.06 И., Ф. и С. осуждены по п. "а" ч. 3 ст. 174-1 УК РФ каждый, кроме того, И. и Ф. осуждены по ч. 3 ст. 159 УК РФ каждый, а С. по 3 эпизодам ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Как указывается в мотивировочной части приговора, достоверно установлен как факт получения И., С. и Ф. денежных средств ООО "Феокон", добытых в результате преступления, так и дальнейшие финансовые операции с этими денежными средствами, проведенные в период с 15.03.02 по июль 2002 г. Ф., действовавшим совместно и согласованно по предварительному сговору с И. и С., которые привели в дальнейшем к легализации похищенных денежных средств, т.е. введению их в законный, легальный оборот.

Так, И., Ф. и С., действуя согласованно по предварительному сговору группой лиц, умышленно, с целью реализовать результаты незаконной преступной деятельности, желая полученные преступным путем денежные средства ввести в легальный оборот, предъявляли в банк платежные поручения на перечисление денежных средств с расчетного счета ранее специально созданного и зарегистрированного Ф. и И. ООО, на который поступали денежные средства, полученные в результате мошенничества, на расчетные счета других компаний с целью заключения различных сделок, а также с целью снятия со счетов наличных денежных средств, используя при этом заведомо подложные документы. Денежными средствами, полученными в результате проведения финансовых операций и других сделок, И., Ф. и С. распорядились по собственному усмотрению.

В установочной части приговора в отношении Ш. (приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 22.07.05) судом указана цель совершения преступления: "Ш. в целях придания правомерного вида распоряжению доходами, полученными незаконным путем, приняла решение направить часть денежных средств на совершение сделки ...". При этом в описательно-мотивировочной части приговора суд указывает, что специальная цель субъективной стороны легализации, как обязательный признак преступления, характерна исключительно для состава, предусмотренного ст. 174 УК РФ, а при квалификации действий по ст. 174-1 УК РФ установление специальной цели не требуется.

По мнению суда, Ш. легализовала часть денежных средств, приобретенных преступным путем. Так, Ш., объявив себя посланником бога "Синдой", организовала секту, вовлекая иных лиц для проведения бесед и чтения "библии" у себя на дому. Вовлеченные в секту лица ежемесячно передавали Ш. часть заработной платы, покупали подарки, приобретали на свои деньги товары, продукты питания.

Суд установил, что Ш., зная о том, что Ф. работает главным бухгалтером коммерческой организации с высоким доходом, используя психологическое воздействие на нее на протяжении длительного времени склоняла Ф. к совершению хищения денежных средств ООО "Невада - Кузбасс" в ее пользу, организовала и руководила действиями Ф. при совершении хищений, производила изъятие похищенных денежных средств и распоряжалась ими.

Часть приобретенных преступным путем денежных средств Ш. легализовала путем совершения сделки по покупке автомобиля (на сумму 581108,2 рубля) и незавершенного строительством коттеджа (на сумму 4952796 рублей).

Действия Ш., направленные на совершение сделки по покупке автомобиля за счет средств, приобретенных путем мошенничества, организатором которого она являлась, квалифицированы судом по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ, а по второму эпизоду (покупке коттеджа) - по ч. 2 ст. 174-1 УК РФ, поскольку сделка совершена Ш. на сумму, превышающую 1 млн. рублей.

Органами предварительного следствия по ст. 174-1 УК РФ были также квалифицированы и действия Ф. Однако государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в этой части, поскольку автомобиль и коттедж приобретены Ш. и оформлены на ее имя, решение о приобретении указанного имущества принималось только Ш.

По делу Ш. представляет интерес тот факт, что сама Ш. объективную сторону мошенничества не выполняла и его исполнителем не являлась. Ш. являлась инициатором хищения, организатором преступления, в течение длительного времени руководила действиями Ф., которая и являлась непосредственным исполнителем хищения. Таким образом, по мнению суда, действия лица подлежат квалификации по ст. 174-1 УК РФ независимо от вида его соучастия в первичном преступлении.

Обвинительный приговор по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ постановлен Топкинским городским судом в отношении Г. При этом цель придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами, приобретенными преступным путем, как и в предыдущем примере, не устанавливалась.

Г. работала в должности почтальона по выплате пенсий и пособий на дому. На основании функциональных обязанностей, договора о полной индивидуальной материальной ответственности осуществляла получение документации и денежных средств для выплаты пенсий и пособий жителям г. Топки, доставку пенсий и пособий по месту их жительства, составление отчетности и несла индивидуальную материальную ответственность за сохранность вверенных ей денежных средств.

Суд установил, что имея умысел на хищение денежных средств путем присвоения, используя свое служебное положение, Г. в период с 07.03.05 по 09.03.05 противоправно, безвозмездно, из корыстных побуждений, с целью обращения в свою пользу совершила присвоение вверенных ей денежных средств в сумме 2605,93 руб., предназначенных согласно ведомости Пенсионного фонда N 0253 на выплату пенсии за март 2005 г. жителю г. Топки С., умершей 28.02.05, в связи с чем было утрачено право на получение данной пенсии, о чем Г. знала. Полученными денежными средствами Г. распорядилась по своему усмотрению, причинив материальный ущерб филиалу ФГУП "Почта России" Топкинскому почтамту в сумме 2605,93 рубля.

Часть дохода - денежные средства в сумме 2500 рублей, приобретенные Г. заведомо незаконным способом, а именно в результате совершения ею преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК, Г., с целью легализации (отмывания) денежных средств, 09.03.05 и 14.03.05 использовала для совершения финансовых операций и других сделок, а именно - произвела гашение задолженности в сумме 2000 рублей и 500 рублей, всего - 2500 рублей по договору займа N 993 от 19.01.04, заключенному с КПКГ "Народным кредит".

Также Г., имея умысел на хищение денежных средств путем присвоения, используя свое служебное положение, 21.03.05 противоправно, безвозмездно, из корыстных побуждений, с целью обращения в свою пользу, совершила присвоение вверенных ей денежных средств в сумме 8315,44 рубля, предназначенных согласно ведомости Пенсионного фонда N 0278 на выплату пенсии за март 2005 г. жителю г. Топки Г. Полученными денежными средствами Г. распорядилась по своему усмотрению, причинив материальный ущерб филиалу ФГУП "Почта России" Топкинскому почтамту в сумме 8315,44 рубля.

Часть дохода - денежные средства в сумме 3532 рублей, приобретенные Г. заведомо незаконным способом, а именно в результате совершения ею преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, Г. 08.04.05 использовала для совершения финансовых операций и других сделок, а именно - произвела гашение задолженности в сумме 3532 рублей по договору займа N 240 от 02.06.04, заключенному с КПКГ "Топкинский кредитный союз".

Действия Г., направленные на совершение сделок с денежными средствами, приобретенными путем присвоения, квалифицированы по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ (по двум эпизодам).

Таким образом, однозначно вопрос, в чем состоит отличие простого распоряжения похищенным (приобретенным преступным путем) имуществом (денежными средствами) от легализации (отмывания) денежных средств в контексте ст. 174-1 УК РФ, и надлежит ли устанавливать цель введения в легальный оборот денежных средств, полученных преступным путем, на практике не разрешен.

 

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.04 N 23 при постановлении обвинительного приговора судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления. Пункт 22 постановления предусматривает, что в тех случаях, когда лицо приобрело денежные средства или иное имущество в результате совершения преступления и использовало эти денежные средства или иное имущество для совершения финансовых операций и других сделок, содеянное этим лицом подлежит квалификации по совокупности преступлений (например, как получение взятки, кража, мошенничество и как легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества).

Обобщение судебной практики показало, что положения постановления Пленума судами области соблюдаются. Из приведенных выше статистических данных видно, что в восьми случаях постановления обвинительного приговора из девяти действия лиц квалифицированы по совокупности преступлений. В одном случае действия лица квалифицированы только по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ. Однако судебной ошибки в данном случае не допущено.

Так, приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 02.04.07 П. осуждена по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ. Ранее приговором этого же суда от 06.06.06 П. была осуждена по п. "а" ч. 2 ст. 228-1, ч. 2 ст. 234 УК РФ, а по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ П. данным приговором была оправдана. Однако кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.09.06 приговор от 06.06.06 в части оправдания П. по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ был отменен с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение. При новом рассмотрении дела в части обвинения П. по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ суд постановил обвинительный приговор.

Как уже отмечено выше, в большинстве случаев виновные легализовали доходы от совершения хищений (мошенничества, присвоения или растраты) - 6 лиц. Доходы от совершения незаконного сбыта наркотических средств и ядовитых веществ легализовали 3 лица. Во всех случаях судьи мотивировали в приговоре выводы о том, что лицо совершило сделку либо финансовую операцию с денежными средствами, добытыми преступным путем либо в результате совершения им преступления.

К примеру, в мотивировочной части приговора Центрального районного суда г. Кемерово от 01.02.07 в отношении Н. и Т. суд указал, что Н. приобрела автомобиль "Форд-Скорпио" на денежные средства, полученные от преступной деятельности - сбыта наркотических средств и ядовитых веществ. Н. нигде не работала, иного источника дохода не имела, что подтверждается показаниями свидетелей, показаниями самой Н., протоколом осмотра и прослушивания фонограмм, из которых следует, что Н. в ходе разговора с неустановленным лицом сообщила о том, что деньги, которые ею накоплены в результате продажи наркотических средств за полторы недели, она истратила на приобретение автомобиля.

Т. же признан судом виновным в легализации денежных средств путем совершения сделки по покупке сувенирного набора "Nemiroff", двух пакетов сока и пакета на общую сумму 173 рубля. Помимо показаний самого Т. о том, что часть денежных средств - 173 рубля, полученных от сбыта наркотиков, он сразу же истратил в магазине "Медвежий угол", данный факт подтверждается также и тем, что денежные средства были переданы Т. в результате проведения оперативно-разыскного мероприятия, предварительно переписанные денежные купюры были изъяты из кассы указанного магазина, свидетель - продавец магазина подтвердила, что данными денежными купюрами рассчитался за товар Т.

Приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 29.08.06 Т. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 174-1 УК РФ, оправдана. По мнению суда, обвинением не представлено доказательств того, что оплата за установку антенны в сумме 269 рублей была произведена Т. именно из денег, полученных за незаконный сбыт наркотиков, одних признательных показаний Т. недостаточно, чтобы подтвердить этот факт, приложение копии квитанций об оплате также не свидетельствует, что 269 рублей добыты преступным путем, к тому же, из протокола допроса матери Т. следует, что она давала Т. деньги - 30 тысяч рублей на приобретение квартиры, куда их потратила Т., ей неизвестно. Кроме того, обвинением установлено, что сбыт Т. наркотических средств осуществлен в январе 2006 года, установка антенны оплачена в декабре 2005 года, а данных о том, что Т. занималась сбытом наркотических средств в декабре 2005 года, по делу не имеется.

 

В судебной практике также имел место случай переквалификации действий лиц в связи с принятием нового уголовного закона.

Органами предварительного следствия действия И., Ф. и С. (приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 17.04.06) были квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 174-1 и п. п. "а, б" ч. 2 ст. 174-1 УК РФ (в редакции от 07.08.01). Государственный обвинитель в процессе предложил квалифицировать действия подсудимых поэпизодно (4 эпизода) по п. "а" ч. 3 ст. 174-1 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 08.12.03, как совершение в крупном размере финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, группой лиц по предварительному сговору. Предложенную стороной обвинения квалификацию действий подсудимых суд посчитал правильной.

Однако с принятым судом решением судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда не согласилась, кассационным определением от 20.07.06 приговор изменен.

По мнению коллегии, суд излишне квалифицировал действия осужденных по четырем самостоятельным эпизодам. Так, судом установлено, что в результате мошеннических действий всех осужденных, руководством ООО "Феокон" им были переданы наличными деньгами, векселями, путем безналичного перечисления денежные средства на общую сумму 5602000 рублей, в том числе сумма безналичного перечисления составила 4000000 рублей, и именно для легализации данной сумма осужденными совершались финансовые операции и другие сделки. То есть их умысел был направлен на отмывание денежных средств, приобретенных ими в результате совершения одного преступления, и разделение их действий на эпизоды по количеству совершенных для легализации указанной суммы денег финансовых операций и сделок является неверным. Коллегия квалифицировала действия И., Ф. и С. как по одному эпизоду по п. "а" ч. 3 ст. 174-1 УК РФ.

Согласно абз. 2 п. 19 постановления Пленума Суда РФ от 18.11.04 N 23, ответственность по ст. 174-1 УК РФ наступает в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом.

По мнению суда, одна финансовая операция либо сделка (как и все последующие) с денежными средствами (имуществом), добытыми преступным путем, с учетом данного положения постановления Пленума, должна квалифицироваться как отдельный самостоятельный состав. По мнению же судебной коллегии, если ряд сделок совершен в отношении денежных средств или имущества, добытых в результате совершения одного преступления, то поэпизодно квалифицировать действия лица ошибочно.

Мариинский городской суд, рассматривая уголовное дело в отношении Л., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 159, п. "б" ч. 2 ст. 171, ч. 1 ст. 198 и ч. 1 ст. 174-1 УК РФ (в редакции от 07.08.01), пришел к выводу о необходимости оправдать подсудимого по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ, как указано в резолютивной части приговора, в связи с декриминализацией данного преступления.

Так, суд в приговоре указал, что органами предварительного следствия Л. обвинялся в том, что в период с июня 2001 года по сентябрь 2001 года Л. использовал имущество, приобретенное в результате совершения им преступления для осуществления предпринимательской деятельности, в крупном размере. Однако на этот период уголовная ответственность за данный вид преступления предусмотрена не была, в связи с чем из обвинения Л. следует исключить указание о совершении им легализации в период с июня 2001 года по сентябрь 2001 года.

Кроме того, Л. предъявлено обвинение в том, что за период с марта по сентябрь 2002 года он легализовал полученное преступным путем имущество на сумму 523000 рублей. Суд и в этой части обвинения Л. счел необходимым оправдать и указал следующее:

"Федеральным законом от 08.12.03 в примечание к статье 174 УК РФ внесены изменения, согласно которым финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным имуществом, совершенными в крупном размере, в настоящей статье, а также в статье 174-1 УК РФ признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую один миллион рублей.

За период с марта по сентябрь 2002 года Л. легализовал полученное преступным путем имущество на сумму 523000 рублей.

Согласно примечанию, уголовная ответственность по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ наступает за легализацию имущества на сумму, превышающую один миллион рублей. Поэтому Л. в связи с декриминализацией преступления по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ оправдать".

Решение суда в данной части не вполне понятно. Видимо, суд счел, что при квалификации действий лица по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ в редакции от 07.08.01, предусматривающей ответственность за легализацию денежных средств либо имущества в крупном размере, следует учитывать примечание к ст. 174 УК РФ в редакции от 08.12.03.

 

В ходе обобщения судебной практики выявлены ошибки, связанные с неправильным определением времени совершения преступления.

К примеру, по делу Г. судом неверно определено время совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 174-1 УК РФ, как по первому эпизоду, так и по второму.

Из установочной части приговора суда следует, что легализация денежных средств была осуществлена Г. по первому эпизоду - 09.03.05 и 14.03.05, а по второму - 08.04.05, т.е. непосредственно в те дни, когда Г. направила денежные средства на погашение долгов по кредитам.

В резолютивной же части приговора суд указал иное время совершения данных преступных деяний, ошибочно определив его моментом совершения присвоения денежных средств, вверенных Г. (с 07.03.05 по 09.03.05 и 21.03.05).

Суд не учел, что преступление считается оконченным в момент проведения операции, признаваемой финансовой, либо в момент заключения сделки, направленной на легализацию денежных средств.

Неуказание времени и места совершения легализации денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, послужило основанием для отказа государственного обвинителя от обвинения в отношении О. и К Постановлением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 03.02.06 уголовное дело по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ в отношении указанных лиц прекращено.

 

Практика назначения мер уголовного наказания

 

В отношении 1 лица наказание по первому эпизоду ст. 174-1 УК РФ назначено в виде штрафа, а по второму - в виде лишения свободы.

Так, Ш. осуждена по ч. 3 ст. 33 - ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ - к штрафу в сумме 10000 рублей, по ч. 2 ст. 174-1 УК РФ - к 2 годам лишения свободы без штрафа.

Окончательно назначено наказание по ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Наказание в виде штрафа в сумме 10000 исполнять самостоятельно.

В отношении 3 лиц суд принял решение о наказании в виде лишения свободы без штрафа (2 лицам - условно).

И., Ф. и С., признанным виновными в совершении 4 эпизодов п. "а" ч. 3 ст. 174-1 УК РФ, суд назначил 4 года лишения свободы по каждому эпизоду. Путем частичного сложения назначенных наказаний (в том числе и по ч. 3 ст. 159 УК РФ) суд окончательно назначил И. и Ф. - 5 лет лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года, Сушкову - 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия приговор изменила в части ст. 174-1 УК РФ, действия каждого осужденного квалифицировала по одному эпизоду п. "а" ч. 3 ст. 174-1 УК РФ с наказанием в виде 4 года лишения свободы. Совокупное наказание И.у и Ф. назначено в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года, а С. - в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

В остальных случаях наказание по ст. 174-1 УК РФ назначалось виновным в виде штрафа.

К примеру, Г. осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ (по 10 эпизодам) к лишению свободы, по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ по первому эпизоду - к штрафу в размере 2500 рублей, по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ по второму эпизоду - к штрафу в размере 3000 рублей.

Окончательно назначено наказание по ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 3 лет лишения свободы и штрафа в размере 5000 рублей.

С применением ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 2 года. На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно.

 

Порядок разрешения вопросов о признании вещественными

доказательствами имущества, денег или иных ценностей,

которые получены в результате преступных действий либо

нажиты преступным путем (ст. 81 УПК РФ)

 

В соответствии с п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства в порядке, установленном Правительством РФ.

Согласно п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.04 N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем", если при рассмотрении уголовного дела по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 174 или ст. 174.1 УК РФ, будет установлено, что имущество, деньги и иные ценности получены в результате преступных действий либо нажиты преступным путем, они в соответствии с п. 2 и 2.1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ признаются вещественными доказательствами и на основании п. 4 ч. 3 указанной статьи подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства с приведением в приговоре обоснования принятого решения.

По делу Г. вопрос о признании вещественными доказательствами денежных средств, полученных ею в результате присвоения, не разрешался, поскольку ими произведено гашение задолженности по кредитам (т.е. в качестве денежных знаков либо на отдельном счете они не существуют). Поскольку указанные денежные средства признаком вещественности не обладают, они не признаны вещественными доказательствами по делу. По аналогичным основаниям не разрешался вопрос о вещественных доказательствах по делу Б., которая также направляла денежные средства, полученные ею в результате совершения растраты, на гашение личных долгов по кредитному договору.

По делу П. установлено, что денежные средства, полученные от преступной деятельности, виновная внесла на лицевой счет в отделении Сберегательного банка на вклад "Универсальный на 5 лет". Вещественное доказательство в виде денежных средств, в сумме 80000 рублей, находящихся на лицевом счете на имя Пакелиани в отделении Сберегательного банка, суд обратил в доход государства.

По делу И., Ф. и С. суд установил, что полученными в результате проведения финансовых операций и других сделок с денежными средствами обвиняемые распорядились по собственному усмотрению. Вещественными доказательствами по делу признаны 2310 рублей и золотые изделия на общую сумму 57816 рублей 10 копеек, изъятые у С. как добытые преступным путем. Данные вещественные доказательства суд обратил в доход государства.

В резолютивной части приговора в отношении Ш. суд указал, что имущество, на которое наложен арест, в том числе автомобиль и коттедж, приобретенные Ш. путем легализации похищенных денежных средств, подлежит передаче в счет возмещения гражданского иска ООО "Невада-Кузбасс".

В резолютивной части приговора в отношении Т. и Н. суд указал об обращении в доход государства автомобиля "Форд-Скорпио", приобретенного Н. путем легализации преступно полученных ею денежных средств. Т. же признан судом виновным в легализации денежных средств путем совершения сделки по покупке сувенирного набора "Nemiroff", двух пакетов сока и пакета на общую сумму 173 рубля. Данные вещественные доказательства суд постановил уничтожить.

 

Анализ судебной практики рассмотрения уголовных дел по ст. 174-1 УК РФ показал, что судьи сталкиваются со следующими проблемными вопросами квалификации:

1. В чем состоит отличие простого распоряжения похищенным (приобретенным преступным путем) имуществом (денежными средствами) от легализации (отмывания) денежных средств в контексте ст. 174-1 УК РФ?

2. Следует ли при определении понятия легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, руководствоваться положениями Федерального закона от 07.08.01 "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" и, следовательно, устанавливать цель совершения действий - придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению имуществом, приобретенным преступным путем?

3. Если лицо легализовало денежные средства, приобретенные в результате одного преступления, но посредством совершения нескольких финансовых операций и сделок, подлежат ли его действия поэпизодной квалификации по ст. 174-1 УК РФ (сделка - статья)?

К сожалению, данные вопросы не нашли своего отражения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.04 N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем".

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь