Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ У СУДОВ ЧУВАШИИ

ПРИ ПРИМЕНЕНИИ КОДЕКСА ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

I. Вопросы, возникающие при рассмотрении некоторых дел

об административных правонарушениях

 

1.1. Статья 12.26 КоАП РФ и часть 1 статьи 12.8 КоАП РФ

 

Анализ сложившейся в настоящее время практики показал, что судьи продолжают допускать неверное толкование положений действующего законодательства при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.26 КоАП РФ и ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

В частности, при рассмотрении дел об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, судьи по-прежнему не учитывают, что данной нормой установлена административная ответственность за невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Квалифицирующим признаком при привлечении к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, является только отказ лица, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии опьянения.

Таким образом, по юридической конструкции правонарушение образует формальный состав, то есть считается оконченным именно в момент невыполнения требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Основанием привлечения к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный непосредственно уполномоченному сотруднику милиции или врачу.

При этом последующее установление состояния опьянения или его отсутствие, что, в частности, является обязательным при квалификации действий, например, по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, по которой административная ответственность наступает за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, для дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, не имеет существенного значения.

В связи с этим не может быть принято во внимание представление водителем акта освидетельствования (протокола, справки химико-токсикологических исследований и т.п.), опровергающего факт нахождения в состоянии опьянения, пройденного правонарушителем после заявления сотруднику милиции отказа выполнить законное требование и возбуждения дела об административном правонарушении по ст. 12.26 КоАП РФ.

Наличие подобных документов согласно разъяснениям, содержащимся в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования.

Указанное не было принято во внимание судьей Ядринского районного суда ЧР при пересмотре дела об административном правонарушении в отношении А. (справка N 01-28-193).

 

Мировой судья судебного участка N 1 г. Алатырь ЧР, прекращая производство по делу, принял во внимание приведенные в ходе рассмотрения дела объяснения К. о согласии пройти медицинское освидетельствование, но только после выполнения поручения, а также показания свидетелей - врачей больницы, в которой правонарушитель работал водителем, указавших на отсутствие у него запаха алкоголя.

Между тем судья не учел, что факт отказа К. от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения нашел подтверждение имеющимися в деле доказательствами, в частности, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, в котором им указывалось о своем несогласии выполнить это требование сотрудника милиции.

При этом из его объяснений, данных при возбуждении дела об административном правонарушении, следовало, что отказ от прохождения медицинского освидетельствования был мотивирован отсутствием времени. Иные причины и пояснения К. не приводились (дело N 4-А-64).

 

Мировой судья судебного участка N 2 г. Новочебоксарск ЧР, критически оценив показания сотрудников ГИБДД МВД ЧР, а также, посчитав, что К. не являлся водителем транспортного средства, пришел к выводу об отсутствии состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ.

Более того, судьей в подтверждение данного вывода было приведено и совсем недопустимое обоснование, которое само по себе не могло свидетельствовать об отсутствии состава административного правонарушения.

В частности, о наличии неустранимых сомнений в виновности данного лица, по мнению судьи, свидетельствовало то, что сотрудник ГИБДД не смог пояснить, по какой причине он при следовании за автомобилем К. не подавал ему никаких знаков, чтобы тот остановил транспортное средство, и подъехал лишь тогда, когда он стоял у своего дома.

Между тем оснований сомневаться в достоверности сообщенных сотрудником милиции, находившимся при исполнении служебных обязанностей, сведений об управлении К. транспортным средством, а также об отказе выполнить его требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, которые к тому же нашли подтверждение имеющимися в деле доказательствами, в частности, показаниями свидетелей, допрошенных по ходатайству правонарушителя, у судьи не имелось (дело N 4-А-26).

 

Мировой судья судебного участка N 1 Моргаушского района ЧР при рассмотрении дела, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении П. приняла во внимание объяснения правонарушителя о согласии пройти медицинское освидетельствование, приведенные в ходе рассмотрения дела. При этом судья посчитала невозможным установить конкретные обстоятельства дела, а именно место совершения данного правонарушения ввиду неявки на судебное рассмотрение сотрудников ГИБДД, и с учетом положений ст. 1.5 КоАП РФ пришла к выводу о недоказанности вины П.

Между тем из составленных протоколов об административном правонарушении, о направлении на медицинское освидетельствование и об отстранении от управления транспортным средством, а также рапорта сотрудника милиции однозначно усматривалось место его совершения.

Несогласие с отраженными в протоколах сведениями, а именно в части указанного в них места совершения правонарушения, П. не выражалось.

При этом объяснениями, данными им при возбуждении в отношении него дела об административном правонарушении, также подтверждалась правильность указанного в составленных протоколах места его совершения (дело N 4-А-42).

 

Такой же неверный вывод о наличии неустранимых сомнений был допущен мировым судьей судебного участка N 1 Моргаушского района ЧР при рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении И. (дело N 4-А-51).

При этом данный вывод был мотивирован тем, что факты совершения отдельных процессуальных действий, а именно направления на медицинское освидетельствование и отстранения от управления транспортным средством, не были удостоверены в надлежащем порядке понятыми.

Ошибочный вывод об отсутствии доказательств совершения административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, ввиду указания в качестве понятых сотрудников органов ГИБДД при рассмотрении дела в отношении П. также был допущен мировым судьей судебного участка N 2 Цивильского района ЧР (дело N 4-А-71).

Между тем Верховным судом ЧР неоднократно разъяснялось, что статья 25.7 КоАП РФ устанавливает возможность привлечения должностным лицом, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, понятых в случаях, предусмотренных КоАП РФ.

При этом согласно ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых при применении мер обеспечения производства является обязательным только в случаях, прямо предусмотренных главой 27 настоящего Кодекса.

В главе 27 КоАП РФ при применении таких мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях как отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида и медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 27.12 КоАП РФ) не предусмотрено обязательное участие понятых.

При задержании транспортного средства присутствие понятых обязательно только в случае составления протокола о применении данной меры обеспечения производства (ст. 27.13 КоАП РФ) в отсутствие водителя транспортного средства, создавшего препятствия для движения других транспортных средств.

В остальных случаях участие понятых при задержании транспортного средства также не является обязательным.

Наличие в протоколах об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование, а также о задержании транспортного средства сведений о лицах, привлеченных в качестве понятых, само по себе не влечет их незаконность и невозможность использования в качестве доказательств по делу об административном правонарушении, поскольку в силу вышеизложенного участие понятых при применении данных мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении не требуется.

Неверное применение вышеприведенных положений действующего административного законодательства при рассмотрении дел об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, допускается и судьями районных судов.

В частности, судья Козловского районного суда ЧР, прекращая производство по делу в отношении К., посчитал, что при рассмотрении дела были допущены такие существенные нарушения процессуальных требований административного законодательства, как отсутствие понятых, невручение правонарушителю копий протоколов, неразрешение ходатайств о получении доказательств с нарушением закона и о вызове свидетелей.

Между тем из материалов дела усматривалось, что оснований для такого вывода у судьи не имелось. Факт совершения К. вмененного административного правонарушения нашел подтверждение доказательствами, а каких-либо существенных нарушений действующего административного законодательства при производстве по делу допущено не было (дело N 4-А-18).

 

При рассмотрении дел об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, судьи выходят за пределы предоставленных полномочий, и, не являясь лицами, обладающими специальными медицинскими познаниями, имеющиеся сомнения в ходе судебного рассмотрения путем вызова для установления обстоятельств специалиста в этой области либо врача, проводившего освидетельствование, не устраняют, давая самостоятельное заключение о неустановлении состояния опьянения (мировой судья судебного участка N 1 Чебоксарского района ЧР при рассмотрении дела в отношении О. (дело N 4-А-31).

Судья Новочебоксарского городского суда ЧР, прекращая производство по делу, пришел к выводу об отсутствии в действиях А. состава административного правонарушения, посчитав имевшиеся по делу доказательства недостаточными, отраженные в акте медицинского освидетельствования внешние признаки, не свидетельствующими о состоянии опьянения.

Кроме того, давая оценку акту медицинскому освидетельствования по существу отраженных в нем результатов исследования, в противоречие этого судья указал на недопустимость использования данного документа в качестве доказательства в связи с получением его с нарушением закона. При этом данный вывод надлежащим образом им не обосновывался.

Единственное приведенное в решении указание о том, что акт медицинского освидетельствования не соответствует требованиям закона, поскольку в нем отсутствуют подтвержденные самим А. сведения об отказе в лабораторном исследовании, не основано на действующем законодательстве, которым подобное не предусмотрено в качестве обязательного требования к составлению акта. Иных оснований для признания акта в качестве недопустимого доказательства судьей установлено не было (дело N 4-А-230).

Прекращая производство по делу об административном правонарушении, судья Чебоксарского районного суда ЧР посчитал акт медицинского освидетельствования не имеющим доказательственного значения. Свои выводы судья обосновал тем, что при вторичном измерении, проведенном с интервалом 20 минут, были использованы те же приборы, с теми же заводскими номерами, что и при первоначальном исследовании. Указанное, по мнению судьи, свидетельствовало о фактическом их неприменении при вынесении заключения о наличии состояния опьянения (дело N 4-А-248).

При рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, следует иметь в виду изменения, внесенные в Инструкцию по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/у "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством" приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 10 января 2006 г. N 1, согласно которым при освидетельствовании во всех случаях осуществляется исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь. Установление конкретного средства (вещества), вызвавшего алкогольное опьянение, не требуется.

Только при наличии клинических признаков опьянения и отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе отбирается проба биологического объекта.

Основой для вынесения заключения является наличие или отсутствие клинических признаков опьянения.

 

При этом следует отметить, что статьи 12.26 и 12.8 КоАП РФ предусматривают административную ответственность водителя только в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

В соответствии с ч. 1 ст. 3.8 КоАП РФ лишение физического лица, совершившего административное правонарушение, ранее предоставленного ему специального права устанавливается за грубое или систематическое нарушение порядка пользования этим правом в случаях, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса.

Тем самым физическое лицо может быть лишено специального права только в случае, если оно ему ранее предоставлялось.

Таким образом, единственный предусмотренный санкциями статей 12.26 и 12.8 КоАП РФ вид административного наказания не может быть назначен лицу, не имеющему право управления транспортными средствами.

Аналогичные разъяснения содержатся в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 18 от 24 октября 2006 года, согласно которому назначение административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами, исходя из положений статьи 3.8 КоАП РФ, возможно только лицам, имеющим такое право либо лишенным его в установленном законом порядке. При рассмотрении дел об административных правонарушениях, перечисленных в главе 12 КоАП РФ, когда субъектом правонарушения является лицо, которое не получало право управления транспортными средствами либо его утратило на основании статьи 28 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (за исключением случаев лишения права управления в предусмотренном законом порядке), необходимо учитывать, что санкция в виде лишения права управления транспортными средствами к данному лицу не может быть применена.

Указанное не было учтено мировым судьей судебного участка N 5 г. Новочебоксарск ЧР и судьей Новочебоксарского городского суда ЧР при привлечении к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ Ш., не имевшего согласно материалам дела и представленным УГИБДД МВД ЧР сведениям права управления транспортными средствами. В связи с этим производство по данному делу было прекращено за отсутствием состава административного правонарушения (дело N 4-А-229).

 

1.2. Часть 2 ст. 12.8 КоАП РФ

 

Согласно ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Таким образом, объективную сторону данного правонарушения образуют действия по передаче управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения. При этом такого квалифицирующего признака как заведомость нахождения указанного лица в состоянии опьянения для лица, передающего управление, закон не предусматривает.

Тем самым совершение данного административного правонарушения возможно как умышленно, так и по неосторожности, то есть, когда лицо, передавшее управление транспортным средством, не знало об опьянении лица, которому им было передано управление, и по небрежности не проверило его состояние.

Из смысла части 2 статьи 12.8 КоАП РФ следует, что состав данного административного правонарушения взаимосвязан с правонарушением, предусмотренным частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, поскольку в случае установления факта передачи управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, ответственность, как правило, наступает для обоих водителей: для того, кто передал управление лицу, находящемуся в состоянии опьянения (по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ), и для того, кто управляет переданным транспортным средством в состоянии опьянения (по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ).

Но при этом необходимо иметь в виду, что из содержания положений части 2 ст. 12.8 КоАП РФ также не следует, что действия лица, передавшего управление лицу, находящемуся в состоянии опьянения, могут быть квалифицированы исключительно только при наличии данных о привлечении лица, которому было передано управление транспортным средством, к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

По смыслу положений, предусмотренных ст. 12.8 КоАП РФ, совершение лицом действий по передаче управления транспортным средством, как следствие, является основанием для возбуждения дела об административном правонарушении в отношении лица, которому было передано управление, либо по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, либо по ст. 12.26 КоАП РФ.

Состояние опьянения устанавливается, как правило, медицинским освидетельствованием, вместе с тем при квалификации действий по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ не исключается возможность установления этого факта и иными доказательствами, с достоверностью подтверждающими нетрезвое состояние лица, которому передано управление транспортным средством (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

Так, по делу в отношении Е. такими доказательствами были признаны, в частности, объяснения лица, которому им было передано управление, - Е., данные при возбуждении в отношении него дела по ст. 12.26 КоАП РФ и отраженные в протоколе об административном правонарушении, где им не отрицалось употребление алкоголя, протоколы об отстранении от управления транспортным средством и о направлении на медицинское освидетельствование, согласно которым основаниями для направления на освидетельствование являлось наличие запаха алкоголя изо рта, признание водителя в употреблении алкогольных напитков.

Мировым судьей была дана всесторонняя, полная и объективная оценка всем имеющимся в деле доказательствам в их совокупности, результаты которой были подробно изложены в постановлении по делу об административном правонарушении, вследствие этого был признан обоснованным вывод о наличии в действиях Е. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ (дело N 4-А- 205).

 

1.3. Часть 3 статьи 12.5 КоАП РФ

 

Поскольку в ходе рассмотрения данных дел и в поступающих в порядке, предусмотренном ст. 30.11 КоАП РФ, жалобах наиболее часто ставится вопрос о необходимости проведения экспертизы световых приборов для установления их несоответствия требованиям законодательства, следует указать следующее.

На сегодняшний день Верховным Судом ЧР признается правильной практика судей, учитывающих, что в соответствии со ст. 26.4 КоАП РФ определение о назначении экспертизы выносится исключительно в случаях, когда при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле.

При рассмотрении дел об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений, оценивается визуально сотрудником ГИБДД, являющимся уполномоченным должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства, что является достаточным для выявления состава данного административного правонарушения.

При наличии данных, свидетельствующих об управлении водителем транспортным средством, на передней части которого установлены не соответствующие законодательству световые приборы, необходимости в специальных познаниях и, соответственно, в назначении экспертизы не имеется.

В частности, такие данные могут устанавливаться составленным уполномоченным лицом протоколом об административном правонарушении с описанием объективной стороны правонарушения, указанием светового прибора, не соответствующего по цвету и режиму работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства и действующему законодательству, а также дополнительно - объяснениями правонарушителя, показаниями свидетелей, рапортом сотрудника милиции и др.

 

Отдельно следует определиться с протоколом изъятия световых приборов, не соответствующих требованиям Основных положений.

В силу ст. 27.10 КоАП РФ изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства, осуществляется лицами, указанными в статьях 27.2, 27.3, 28.3 настоящего Кодекса, в присутствии двух понятых.

Об изъятии вещей и документов составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе о доставлении или в протоколе об административном задержании. Протокол об изъятии вещей и документов подписывается должностным лицом, его составившим, лицом, у которого изъяты вещи и документы, понятыми.

При таких обстоятельствах, при изъятии световых приборов и приспособлений в обязательном порядке должны присутствовать понятые.

В случае, если изъятие производилось в их отсутствие, то составленный по его результатам протокол не может служить доказательством по делу, так как согласно ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Между тем, если имеющихся в деле полученных в соответствии с законом вышеуказанных доказательств (в частности, протокола об административном правонарушении, объяснений правонарушителя, показаний свидетелей, рапорта сотрудника милиции) достаточно, то водитель, управлявший транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений, подлежит ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

 

1.4. Части 1 и 2 статьи 12.2 КоАП РФ

 

При рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 12.2 КоАП РФ, следует иметь в виду следующее.

В соответствии с п. 2 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090, на механических транспортных средствах (кроме трамваев и троллейбусов) и прицепах должны быть установлены на предусмотренных для этого местах регистрационные знаки соответствующего образца.

Согласно с п. И.1 Приложения И к ГОСТ Р 50577-93 "Знаки государственные регистрационные транспортных средств. Типы и основные размеры. Технические требования", принятого и введенного в действие постановлением Госстандарта РФ от 29 июня 1993 г. N 165, на каждом легковом, грузовом, грузопассажирском автомобиле и автобусе должны быть предусмотрены места установки одного переднего и одного заднего регистрационных знаков.

Исходя из смысла содержащихся в ч. 1 и ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ положений, можно сделать вывод о том, что правильная квалификация за совершение данных правонарушений зависит от того, было ли зарегистрировано транспортное средство в установленном законодательством порядке или нет.

Анализ ч. 1 ст. 12.2 КоАП РФ свидетельствует о том, что законодателем установлена административная ответственность только в отношении транспортных средств, прошедших государственную регистрацию и имеющих регистрационные знаки, которые по тем или иным причинам не соответствуют требованиям государственного стандарта, в частности, ввиду их неверной установки.

Между тем в ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ предусмотрена ответственность только в случае управления транспортным средством без государственных регистрационных знаков в силу того, что транспортное средство не было зарегистрировано в установленном законодательством порядке, либо если на транспортном средстве эти знаки вообще отсутствуют по каким-либо иным причинам.

Тем самым при наличии установленного государственного регистрационного знака на передней части автомашины действия водителя не могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ. Управление таким транспортным средством, на котором на предусмотренном месте отсутствует установленный задний государственный регистрационный знак (или он находился в салоне автомашины), при наличии переднего знака влечет административную ответственность по ч. 1 ст. 12.2 КоАП РФ.

(Аналогичные разъяснения содержатся в обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 г., утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 и 14 июня 2006 г., вопрос 9).

В частности, неверная квалификация по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ была допущена мировым судьей судебного участка N 4 г. Новочебоксарск ЧР и судьей Новочебоксарского городского суда, которые не учли наличие установленного на передней части транспортного средства государственного регистрационного знака (дело N 4-А-70).

 

1.5. Статья 17.8 КоАП РФ

 

В связи с возникшим при рассмотрении дел об административном правонарушении, предусмотренном ст. 17.8 КоАП РФ, случаем неверного применения и толкования законодательства РФ следует указать следующее.

Статья 17.8 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за воспрепятствование законной деятельности судебного пристава-исполнителя, находящегося при исполнении служебных обязанностей.

При этом согласно ст. 25 Конституции Российской Федерации жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

В частности, такое исключение из данного принципа установлено Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" и Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве", положениями которого предусмотрено право судебного пристава-исполнителя при осуществлении исполнительного производства, возбужденного по исполнительному листу, выданному на основании решения о взыскании денежной суммы, входить в помещения, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений.

Тем самым являются недопустимыми выводы о том, что не образуется состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.8 КоАП РФ, поскольку у граждан отсутствует обязанность впускать в занимаемое ими жилое помещение судебного пристава-исполнителя, а судебный пристав не обладает правом входить в жилье без согласия его собственника.

Установление факта отказа лица впустить в занимаемое им жилое помещение судебного пристава-исполнителя, находящегося при исполнении по возбужденному исполнительному производству своих обязанностей, для проверки имущества должника и его изъятия в целях осуществления исполнения вступившего в законную силу решения суда свидетельствует об осуществлении воспрепятствования законной деятельности и тем самым совершения административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.8 КоАП РФ.

(Вышеуказанное неверное применение законодательства было допущено судьей Шумерлинского районного суда ЧР при рассмотрении дел в отношении Б. и Б. (соответственно дела N 4-А-44 и N 4-А-45), по которым ею необоснованно было прекращено производство с отменой законных постановлений мирового судьи судебного участка N 1 Шумерлинского района ЧР.)

 

1.6. Часть 1 статьи 8.37 КоАП РФ

 

Частью 1 статьи 8.37 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение правил охоты.

В соответствии с п.п. "д" и "к" п. 1 ст. 72 Конституции РФ в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; а также законодательство об охране окружающей среды.

В силу ст. 7 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ "О животном мире" в соответствии с Конституцией Российской Федерации разграничение полномочий органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области охраны и использования животного мира и среды его обитания определяется настоящим Федеральным законом.

Статья 6 указанного закона к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации относит, в частности, охрану объектов животного мира, регулирование использования объектов животного мира, введение ограничений на использование объектов животного мира в целях их охраны и воспроизводства на территории субъекта Российской Федерации, осуществление государственного контроля и надзора.

В соответствии со ст. 34, 35 ФЗ от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ охота является одним из видов пользования животным миром.

Условием пользования животным миром является его осуществление с соблюдением федеральных и региональных стандартов, правил, лимитов и нормативов, разрабатываемых в соответствии с настоящим Федеральным законом, иными законами и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также законами и другими нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

При этом в ст. 41 данного закона также предусмотрено, что отношения в области охоты и охотничьего хозяйства регулируются на основе настоящего Федерального закона специальным федеральным законом и принимаемыми в соответствии с ним другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

В силу п. 1.1 Правил охоты на территории Чувашской Республики, утвержденных постановлением Кабинета Министров Чувашской Республики от 10 августа 2005 г. N 196, охотой признается вид пользования животным миром, заключающийся в выслеживании и преследовании с целью добычи и добыче диких животных (млекопитающих и птиц), находящихся в состоянии естественной свободы, с изъятием их из среды обитания.

Нахождение в охотничьих угодьях с оружием, капканами и другими орудиями охоты, с собаками и ловчими птицами либо с добытой продукцией охоты приравнивается к охоте.

Таким образом, в силу вышеприведенных положений были признаны неверными выводы и.о. мирового судьи судебного участка N 2 Московского района г. Чебоксары ЧР (мировой судья судебного участка N 4) об отсутствии состава правонарушения ввиду недоказанности факта добычи обнаруженного мясо кабана во время охоты (дело N 4-А- 260).

 

1.7. Часть 1 статьи 14.1 КоАП РФ

 

В соответствии с ч. 1 ст. 14.1 КоАП РФ осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или без государственной регистрации в качестве юридического лица влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда.

Принимая решение о привлечении продавца к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.1 КоАП РФ, судом (мировым судьей судебного участка N 2 г. Новочебоксарск ЧР и судьей Новочебоксарского городского суда ЧР) не было установлено, содержатся ли в его действиях, работавшего по договору, заключенным с индивидуальным предпринимателем, признаки предпринимательской деятельности, перечисленные в пункте 1 статьи 2 ГК РФ.

Между тем сама по себе деятельность в качестве продавца в интересах предпринимателя, на постоянной основе с выплатой денежного вознаграждения за выполненную работу, которая не осуществлялась самостоятельно на свой риск, не может свидетельствовать об осуществлении предпринимательской деятельности, являясь, по сути, формой организации трудовых отношений.

Наличие договора, что было установлено в ходе рассмотрения дела, заключенного между продавцом и индивидуальным предпринимателем, также свидетельствует об этом.

Указания суда на то, что данный договор заключен по неустановленной форме (не заверен в администрации г. Новочебоксарск ЧР), в нем отсутствуют существенные условия трудового договора, не имеют значения, поскольку в силу ст. 16 Трудового кодекса РФ трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (дело N 4-А-278).

При этом в настоящее время Пленум Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" в п.п. 13, 14 разъяснил, что при решении вопроса о том, образуют ли действия лица состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.1 КоАП РФ, необходимо проверять, содержатся ли в них признаки предпринимательской деятельности, перечисленные в пункте 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу названной нормы предпринимательской является деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, которая осуществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя.

Учитывая это, отдельные случаи продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг лицом, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, не образуют состав данного административного правонарушения при условии, если количество товара, его ассортимент, объемы выполненных работ, оказанных услуг и другие обстоятельства не свидетельствуют о том, что данная деятельность была направлена на систематическое получение прибыли.

Доказательствами, подтверждающими факт занятия указанными лицами деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли, в частности, могут являться показания лиц, оплативших товары, работу, услуги, расписки в получении денежных средств, выписки из банковских счетов лица, привлекаемого к административной ответственности, акты передачи товаров (выполнения работ, оказания услуг), если из указанных документов следует, что денежные средства поступили за реализацию этими лицами товаров (выполнение работ, оказание услуг), размещение рекламных объявлений, выставление образцов товаров в местах продажи, закупку товаров и материалов, заключение договоров аренды помещений.

Вместе с тем само по себе отсутствие прибыли не влияет на квалификацию правонарушений, предусмотренных статьей 14.1 КоАП РФ, поскольку извлечение прибыли является целью предпринимательской деятельности, а не ее обязательным результатом.

Лица, не наделенные организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями, работающие в организации или у индивидуального предпринимателя (например, продавцы, кассиры), также могут быть привлечены к административной ответственности как граждане в связи с совершением ими правонарушений, предусмотренных статьями 14.2, 14.4, 14.7, 14.15 КоАП РФ.

 

1.8. Часть 3 статьи 14.16 КоАП РФ

 

Согласно ч. 1 ст. 23.50 КоАП РФ дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.16 КоАП РФ, рассматривают органы, осуществляющие государственный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

В соответствии с п. 1 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства РФ от 30 сентября 2004 г. N 506, Федеральная налоговая служба (ФНС России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору за производством и оборотом этилового спирта, спиртосодержащей, алкогольной и табачной продукции.

Тем самым должностные лица Федеральной налоговой службы, соответствующие тем, которые перечислены в ч. 2 ст. 23.50 КоАП РФ, вправе рассматривать дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.

 

1.9. Статья 18.8 КоАП РФ

 

При рассмотрении дел об административном правонарушении, предусмотренном ст. 18.8 КоАП РФ, следует учитывать то, что ее санкция предусматривает в качестве дополнительного наказания выдворение за пределы Российской Федерации.

Между тем согласно сложившейся судебной практике назначение дополнительного административного наказания в виде выдворения за пределы РФ должно быть мотивировано судьей, вынесшим постановление о привлечении к административной ответственности, и допускается только при наличии данных, подтверждающих необходимость применения к нарушителю такой меры ответственности.

В связи с этим было изменено постановление судьи Цивильского районного суда ЧР по делу в отношении Х. Указание на назначение дополнительного административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации было исключено, поскольку мотивов необходимости его назначения судьей приведено не было.

При этом было установлено, что Х. указывал на то, что он прибыл на территорию РФ к своему двоюродному брату, а также к отцу, являющемуся гражданином РФ и имеющему регистрацию по месту жительства (г. Цивильск ЧР).

Между тем судьей указанные обстоятельства в нарушение требований п. 7 ст. 26.1 КоАП РФ при решении вопроса о назначении наказания в виде административного выдворения за пределы РФ не исследовались.

Не давая надлежащей оценки обстоятельствам дела и доказательствам, судья также не учел то, что исполнение указанного дополнительного наказания в соответствии с п. 3 ст. 7 ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" повлечет невозможность получения Х. разрешения на временное проживание в Российской Федерации в течение 5 лет и тем самым может означать вмешательство в право на уважение личной и семейной жизни.

В соответствии с ч. 2 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.) вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права не допускается, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц (дело N 4-А-158).

При этом следует отметить, что по данной категории дел необходимо соблюдать требования административного законодательства, предусмотренные абз. 2 ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ, согласно которым при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным.

В связи с несоблюдением данных требований, что является существенным нарушением административного законодательства, были отменены решения судей Верховного Суда ЧР по вышеуказанному делу в отношении Х. (дело N 4-А-158), по делу в отношении М. (дело N 4-А-136), рассмотревших жалобы на постановления судей районных судов без участия правонарушителей.

Кроме того, судьям также следует иметь в виду, что в статью 18.8 КоАП РФ были внесены изменения, согласно которым данная статья стала содержать и второй состав.

Часть 2 ст. 18.8 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, выразившееся в несоответствии заявленной цели въезда в Российскую Федерацию фактически осуществляемой в период пребывания (проживания) в Российской Федерации деятельности или роду занятий.

Тем самым в случае совершения правонарушения после вступления в законную силу изменений судьям в постановлении необходимо указывать соответствующую часть состава, предусмотренного ст. 18.8 КоАП РФ.

 

1.10. Статья 7.1 КоАП РФ

 

Статья 7.1 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за самовольное занятие земельного участка или использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю, а в случае необходимости без документов, разрешающих осуществление хозяйственной деятельности.

Таким образом, объективную сторону указанного правонарушения образуют такие самостоятельные противоправные деяния как самовольное занятие земельного участка и использование земельного участка без оформления в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю, а в случае необходимости без документов, разрешающих осуществление хозяйственной деятельности, когда законодательством установлена необходимость их получения.

При этом следует иметь в виду, что самовольное занятие не является длящимся правонарушением, в отличие от использования, оно считается совершенным с момента захвата земли (дело N 4-А-150).

 

1.11. Возможность отнесения административных

правонарушений к малозначительным

 

Верховным судом ЧР неоднократно обращалось внимание на то, что статья 2.9 КоАП РФ предоставляет право судье, уполномоченному решить дело об административном правонарушении, освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием только при малозначительности совершенного административного правонарушения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", если при рассмотрении дела будет установлена малозначительность совершенного административного правонарушения, судья на основании статьи 2.9 КоАП РФ вправе освободить виновное лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием, о чем должно быть указано в постановлении о прекращении производства по делу.

Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Такие обстоятельства, как, например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, характеризующими малозначительность правонарушения. Они в силу частей 2 и 3 статьи 4.1 КоАП РФ учитываются при назначении административного наказания.

 

Между тем в нарушение вышеприведенного судья Козловского районного суда ЧР, отменяя на основании статьи 2.9 КоАП РФ постановление мирового судьи и прекращая производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Ш., посчитала, что наказание назначено без учета характера правонарушения и личности виновного. Приняв во внимание, что Ш. ранее к административной ответственности не привлекался, имеет большой водительский стаж, характеризуется положительно, а также материально содержит свою семью, пришла к выводу о малозначительности совершенного им правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ.

Между тем указанные обстоятельства, являющиеся, по сути, смягчающими административную ответственность, не свидетельствовали о малозначительности совершенного правонарушения, а подлежали в силу вышеприведенных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ принятию во внимание при назначении административного наказания (дело N 4-А-19).

 

Аналогичное неверное применение положений ст. 2.9 КоАП РФ было допущено мировым судьей судебного участка N 3 Ленинского района г. Чебоксары ЧР, при и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Ленинского района г. Чебоксары ЧР, по делам об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Л. и О. (соответственно дела N 4-А-8 и N 4-А-9), а также мировым судьей судебного участка N 3 Калининского района г. Чебоксары ЧР при рассмотрении дела в отношении О. (дело N 4-А-10).

При этом мировой судья судебного участка N 3 Ленинского района г. Чебоксары ЧР, прекращая в отношении Л. производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, посчитала, что оно не представляет большого общественного вреда и не наносит значительного ущерба государственным интересам либо гражданам.

Мировой судья судебного участка N 3 Калининского района г. Чебоксары ЧР вывод о малозначительности совершенного О. правонарушения обосновал тем, что он работает водителем-электромехаником лифтовой аварийной службы в ЗАО "Чувашлифт", режим данной работы, являющейся единственным источником дохода для его семьи, составляет 24 часа, на иждивении имеет малолетнего ребенка, положительно характеризуется с места работы, руководство ходатайствует о смягчении наказания.

 

В настоящее время по данному вопросу имеется разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому при назначении наказания за правонарушения, предусмотренные статьями 12.8 и 12.26 КоАП РФ, надлежит учитывать, что они не могут быть отнесены к малозначительным, а виновные в их совершении лица - освобождены от административной ответственности, поскольку управление водителем, находящимся в состоянии опьянения, транспортным средством, являющимся источником повышенной опасности, существенно нарушает охраняемые общественные правоотношения независимо от роли правонарушителя, размера вреда, наступления последствий и их тяжести (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

 

Новым в ошибочной практике применения КоАП РФ стало прекращение по мотивам малозначительности производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ (мировой судья судебного участка N 2 Чебоксарского района ЧР, дело (N 4-А-17) в отношении Л.), а также ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ (мировой судья судебного участка N 1 Ленинского района г. Чебоксары ЧР (дело N 4-А-120) в отношении И.).

В частности, вывод о возможности применения положений ст. 2.9 КоАП РФ мировой судья обосновал тем, что административное правонарушение не представляло большой угрозы безопасности дорожного движения ввиду незначительного периода управления транспортным средством, на передней части которого установлены приборы, не соответствующие Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации, устранения выявленного нарушения в месте задержания, а также поскольку транспортное средство при движении с включенными фарами ближнего света не имело тех неисправностей, при наличии которых запрещается эксплуатация транспортного средства.

Между тем судьей не были учтены положения пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", а также характер административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, которое создает угрозу причинения вреда здоровью, жизни и имуществу граждан.

В связи с повышенной опасностью данного административного правонарушения законодателем за его совершение предусмотрен единственный вид административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией приборов, цвет и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090.

Мировой судья посчитал, что совершенное И. правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, не представляет большого общественного вреда и не наносит сколько-нибудь значительного ущерба государственным интересам либо гражданам, при этом также приняв во внимание факт погашения на момент проведения судебного заседания задолженности по неуплате административных штрафов.

Между тем судьей не было учтено, что И. неоднократно привлекался к административной ответственности за различные нарушения Правил дорожного движения, не оплачивая назначенные по ним административные штрафы.

По факту неуплаты штрафа в отношении него было возбуждено еще одно дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

Судьей не был принят во внимание характер совершенного И. административного правонарушения, посягающего на общественный порядок, а также не учтена роль самого правонарушителя, умышленно не выполнявшего до возбуждения дела обязанность по уплате штрафа и проявившего пренебрежение к принятым в отношении его мерам административной ответственности.

Тем самым указанное административное правонарушение представляло существенное нарушение охраняемых государством общественных правоотношений и не могло быть признано малозначительным.

 

Аварийность на автотранспорте в настоящее время является одной из острейших социально-экономических проблем.

В большинстве случаев основной причиной ДТП, прежде всего, является выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, в случаях, если это запрещено Правилами дорожного движения.

За совершение таких действий, являющихся грубейшим нарушением Правил дорожного движения, частью 3 ст. 12.15 КоАП РФ предусмотрена повышенная административная ответственность по сравнению с другими случаями несоблюдения правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги.

Выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, в запрещенных случаях выделен законодателем отдельно от других нарушений правил расположения транспортного средства, поскольку является более тяжким видом их несоблюдения.

Тем самым данное правонарушение в силу своего характера не может быть признано малозначительным, а виновные в их совершении лица - освобождены от административной ответственности, поскольку его совершение создает реальную угрозу безопасности для других участников дорожного движения.

Между тем мировой судья судебного участка N 1 Калининского района г. Чебоксары ЧР посчитал возможным освободить от административной ответственности Н., признав совершенные им действия - выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, с пересечением сплошной линии дорожной разметки, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений, малозначительными.

При этом судья не учел, что в силу п. 9.2 Правил дорожного движения на дорогах с двусторонним движением, имеющих четыре полосы или более, запрещается выезжать на сторону дороги, предназначенную для встречного движения.

А то, что Н. ранее к административной ответственности не привлекался, осознал противоправность деяния, не является в силу разъяснений Пленума (п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях") основанием для признания совершенных им действий малозначительными.

Указанные обстоятельства могли быть лишь учтены при назначении наказания.

Судьей была дана неверная оценка характеру совершенного Н. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ.

Из материалов дела следовало, что Н., осуществляя перевозку пассажиров на маршрутном автобусе, пренебрег требованиями законодательства, выехав на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, в случае, прямо запрещенном Правилами дорожного движения.

Таким образом, своими действиями он создал угрозу совершения дорожно-транспортного происшествия, причинения вреда участникам дорожного движения.

То, что в данной ситуации вследствие действий Н. не произошло дорожно-транспортное происшествие, не может свидетельствовать о малозначительности правонарушения, поскольку не имеет значения при квалификации действий по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, состав которой не связан с наступлением последствий.

В связи с повышенной опасностью данного административного правонарушения законодателем за его совершение предусмотрена возможность лишения водителя права управления транспортными средствами (дело N 4-А-20/2007 г.).

 

В практике Верховного суда ЧР имело место прекращение производства по малозначительности по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.20 КоАП РФ (осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна).

Доводы заявителя, указавшего на отсутствие по независящим от него обстоятельствам возможности соблюсти действующее административное законодательство, были признаны обоснованными.

Из материалов дела усматривалось, что заведующей муниципального дошкольного образовательного учреждения "Детский сад N 108 "Сказка" - некоммерческой организации, финансируемой за счет средств бюджета города Чебоксары, на основе сметы, были предприняты в рамках своих должностных обязанностей все меры для получения лицензии. Между тем получение лицензии напрямую было связано с отсутствием денег (финансирования) на устранение предписания по противопожарной безопасности (дело N 4-А-276).

 

II. Процессуальные вопросы

 

2.1. Давность привлечения

к административной ответственности

 

Давность привлечения к административной ответственности в силу ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, по общему правилу, составляет два месяца со дня совершения административного правонарушения.

Согласно п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ в случае истечения сроков давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит обязательному прекращению.

Между тем вышеуказанные положения не были учтены мировым судьей судебного участка N 2 Ядринского района ЧР при и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Ядринского района ЧР, и их нарушение не признано существенным судьей Ядринского районного суда ЧР (дело N 4-А-181/2005 г.).

Так, на момент вынесения 18 ноября 2005 года постановления по делу об административном правонарушении установленный двухмесячный срок давности привлечения к административной ответственности, подлежащий непрерывному исчислению ввиду отсутствия единственного предусмотренного ч. 5 ст. 4.5 КоАП РФ основания для его приостановления с момента совершения Х. 17 сентября 2005 года правонарушения, истек.

И, наоборот, имеют место случаи, когда судьями прекращается производство по делу ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности без учета положений ч. 5 ст. 4.5 КоАП РФ, предусматривающих, что в случае удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о рассмотрении дела по месту жительства данного лица срок давности привлечения к административной ответственности приостанавливается с момента удовлетворения данного ходатайства до момента поступления материалов дела судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело, по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

В частности, такое неверное прекращение производства по делу было допущено мировым судьей судебного участка N 1 Чебоксарского района ЧР, при и.о. мирового судьи судебного участка N 2 Чебоксарского района ЧР, по делу в отношении Г. по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (дело N 4-А-38) и мировым судьей судебного участка N 1 Яльчикского района ЧР по делу в отношении Ф. по делу по ст. 12.26 КоАП РФ (дело N 4-А-299).

Судьями не был учтен факт поступления дела вследствие удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого велось производство по делу, о рассмотрении дела по месту его жительства.

Судья Аликовского районного суда ЧР, отменяя постановление по делу об административном правонарушении, посчитал, что мировой судья не вправе был руководствоваться положениями ч. 5 ст. 4.5 КоАП РФ при исчислении срока давности привлечения к административной ответственности.

Свой вывод мотивировал отсутствием ходатайства о рассмотрении дела по месту жительства правонарушителя, которое, по его мнению, подлежало рассмотрению и разрешению мировым судьей по месту совершения правонарушения, и в случае его удовлетворения на основании соответствующего определения мирового судьи дело следовало направить по месту жительства правонарушителя.

Между тем указанный вывод основывался на ошибочном толковании и применении норм административного законодательства.

Согласно ст. 29.5 КоАП РФ, а также в силу разъяснений, содержащихся в п.п. 3, 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5 от 24 марта 2005 года "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", решение вопроса о направлении дела об административном правонарушении с места совершения правонарушения по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу, относится к компетенции органа (должностного лица), составившего протокол об административном правонарушении, который соответствующим определением вправе направить административный материал по месту жительства правонарушителя.

При этом действующее законодательство не предусматривает необходимость направления административного дела органом (должностным лицом), составившим на месте совершения правонарушения протокол об административном правонарушении, мировому судье по месту совершения правонарушения для разрешения ходатайства правонарушителя о направлении дела по месту его жительства (справка N 01-28-165).

 

Также имело место неверное прекращение производства по делу, когда судьями не учитывается характер совершенного противоправного деяния и предусмотренные в связи с этим исключения, установленные в ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ.

В частности, мировой судья судебного участка N 1 Яльчикского района ЧР при рассмотрении дела в отношении А. по ст. 15.5 КоАП РФ не учел, что данной нормой установлена административная ответственность за нарушение установленных законодательством о налогах и сборах сроков представления налоговой декларации в налоговый орган по месту учета.

В силу ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении за нарушение законодательства Российской Федерации о налогах и сборах не может быть вынесено по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

При таких обстоятельствах, мировой судья, обоснованно посчитав, что вмененное А. правонарушение не является длящимся, не учел характер состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.5 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за нарушение налогового законодательства.

Тем самым на момент рассмотрения дела годичный срок давности привлечения к административной ответственности, подлежащий исчислению со дня его совершения, то есть невыполнения предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку, а не его обнаружения, не истек (дело N 4-А-134).

Федеральным законом от 27 декабря 2005 г. N 193-ФЗ в часть 1 статьи 4.5 КоАП РФ были внесены изменения, согласно которым срок давности за нарушение патентного законодательства, а также законодательства об авторском праве и смежных правах, о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров составляет один год со дня совершения административного правонарушения.

Между тем, прекращая за истечением срока давности производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, которой установлена административная ответственность за нарушение авторских и смежных прав, судья Мариинско-Посадского районного суда ЧР указанные изменения не учел (дело N 4-А-21/2007 г.).

В настоящее время Верховным Судом РФ разъясняется, что исходя из положений ст. 4.5 и п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ, по истечении установленных сроков давности не может обсуждаться вопрос о наличии в действиях лица, в отношении которого ведется производство по делу, состава административного правонарушения.

Тем самым по истечении установленных сроков давности не может возобновляться обсуждение вопроса об административной ответственности лица, в отношении которого производство по делу прекращено.

Между тем мировой судья судебного участка N 1 Козловского района ЧР, прекращая за истечением срока давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Я., пришел к выводу о том, что формально действия Я. подпадают под ст. 12.26 КоАП РФ (справка N 01-28-125).

Судьям районных судов при пересмотре дел об административных правонарушениях следует учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, согласно которым истечение сроков привлечения к административной ответственности на время пересмотра постановления не влечет за собой его отмену и прекращение производства по делу, если для этого отсутствуют иные основания (п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

Основанием к отмене вступившего в законную силу судебного постановления о прекращении производства по делу является исключительно наличие существенных (фундаментальных) нарушений закона (постановление Верховного Суда РФ от 17 февраля 2006 г. N 15-АД06-1).

В частности, не учитывая положения действующего административного законодательства, судьей Аликовского районного суда ЧР были отменены постановления по делам об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности на момент пересмотра дел в районном суде (справка N 01-28-145).

 

2.2. Подсудность дел об административных правонарушениях

судьям районных судов

 

В процессе применения Кодекса РФ об административных правонарушениях возник вопрос о подсудности судьям районных судов дел, указанных в ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, которые указаны в частях 1 и 2 настоящей статьи и производство по которым осуществляется в форме административного расследования, а также дела об административных правонарушениях, влекущих административное выдворение за пределы Российской Федерации или административное приостановление деятельности, рассматриваются судьями районных судов.

Таким образом, вышеприведенные положения законодательства, определяя подсудность дел об административных правонарушениях судьям районных судов, устанавливают, что к их компетенции относятся исключительно дела, предусмотренные частями 1 и 2 ст. 23.1 КоАП РФ, например, при условии осуществления по ним производства в форме административного расследования.

При этом следует иметь в виду, что части 1 и 2 указанной статьи различны по своему содержанию. Так, если в части 1 предусмотрены дела, подлежащие непосредственному рассмотрению исключительно судьями, то часть 2 определяет условие, при наличии которого дела могут стать предметом их рассмотрения.

Из содержания части 2 ст. 23.1 КоАП РФ следует, что указанные в ней дела могут быть рассмотрены судьей только в случае, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье.

Таким образом, при отсутствии факта передачи указанные в ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ дела, даже если производство по ним осуществлялось в форме административного расследования, не могут быть отнесены к компетенции судьи районного суда.

Неверные выводы о подсудности дел, указанных в ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, по которым проводилось административное расследование судьям районных судов, были допущены судьей Верховного Суда ЧР по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ, в отношении А. (дело N 4-А-13), судьей Ядринского районного суда ЧР по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ (дело N 4-А-223).

Также имело место ошибочное принятие к своему производству судьей районного суда дела об административном правонарушении, указанного в ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ, когда как в материалах дела отсутствовали сведения об осуществлении производства в форме административного расследования.

В частности, с нарушением установленных правил подсудности было рассмотрено возбужденное в отношении продавца-консультанта дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, которое указано в части 1 статьи 23.1 КоАП РФ, судьей Мариинско-Посадского районного суда ЧР (дело N 4-А-21/2007 г.).

 

2.3. Назначение наказания с учетом статуса правонарушителя

 

При назначении наказания следует иметь в виду, что субъектами административных правонарушений могут быть граждане (физические лица), должностные лица и юридические лица.

Вследствие этого установление статуса лица, привлекаемого к административной ответственности, размеры которой для каждого субъекта различны, является обязательным.

При этом судьями не всегда учитывается то, что согласно примечанию к ст. 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

В частности, указанное обстоятельство не было учтено мировым судьей судебного участка N 1 Вурнарского района ЧР при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, в отношении индивидуального предпринимателя Н. (дело N 4-А-20); судьей Алатырского районного суда ЧР при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении индивидуального предпринимателя К.

При назначении наказания следует учитывать, что в отношении некоторых должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров и иных лиц), Конституцией Российской Федерации и федеральными законами установлены особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности (ч. 2 ст. 1.4 КоАП РФ).

Так, указанное не было принято во внимание мировым судьей судебного участка N 2 Цивильского района ЧР (дела N 4-А-109,110), которым были привлечены к административной ответственности по ст. 5.22 КоАП РФ заместитель председателя участковой избирательной комиссии по избирательному участку N 15 по Булдеевскому избирательному округу N 2 С. и член участковой избирательной комиссии по избирательному участку N 15 по Булдеевскому избирательному округу N 2В.

Между тем в силу п. 18 ст. 29 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" член комиссии с правом решающего голоса не может быть привлечен к уголовной ответственности, подвергнут административным наказаниям, налагаемым в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта Российской Федерации.

Такое согласие при привлечении вышеуказанных лиц, в отношении которых установлены особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности, получено не было.

Согласно статье 2.5 КоАП РФ (в ранее действовавшей редакции, в настоящее время Федеральным законом от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ статья 2.5 КоАП РФ изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 января 2007 г.) сотрудники органов внутренних дел, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов или специальных положений о дисциплине, на общих основаниях, то есть в порядке, определяемом КоАП РФ, несут административную ответственность только за нарушение законодательства о выборах и референдумах, в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, правил дорожного движения, требований пожарной безопасности вне места службы, законодательства об охране окружающей природной среды, таможенных правил и правил режима Государственной границы Российской Федерации, пограничного режима, режима в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации, а также за административные правонарушения в области налогов, сборов и финансов, невыполнение законных требований прокурора, следователя, лица, производящего дознание, или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

При этом к указанным лицам не могут быть применены административные наказания в виде административного ареста.

В остальных случаях сотрудники органов внутренних дел несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими порядок прохождения службы в указанных органах.

Указанное не было учтено и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Порецкого района ЧР и судьей Порецкого районного суда ЧР при привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 15 Закона ЧР от 23 июля 2003 г. N 22 "Об административных правонарушениях в Чувашской Республике" сотрудника милиции (участкового уполномоченного милиции ОВД Порецкого района), который подлежал привлечению к ответственности в порядке, предусмотренном Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (дело N 4-А-239).

 

2.4. Назначение административных наказаний

за совершение нескольких административных правонарушений

(ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ)

 

Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ при совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания.

Таким образом, из смысла вышеприведенных положений следует, что назначение наказания в пределах санкции, предусматривающей более строгое административное наказание, возможно только в случае совершения лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел, о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу.

Между тем вышеприведенные положения законодательства не были учтены мировым судьей судебного участка N 3 Московского района г. Чебоксары ЧР, а также судьей Московского районного суда г. Чебоксары ЧР при рассмотрении дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 7.11 КоАП РФ и ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ.

Так, признавая С. виновным в совершении указанных административных правонарушений, мировой судья, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ, назначила наказание в пределах санкции ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ как предусматривающей более строгое административное наказание.

При этом судьями не было принято во внимание, что рассмотрение дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.11 КоАП РФ, не отнесено к компетенции судьи, установленной ст. 23.1 КоАП РФ (дело N 4-А-117).

Также неверное применение положений ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ было допущено судьей Красночетайского районного суда ЧР, который одним своим решением изменил пять вынесенных по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ в отношении председателя правления Красночетайского РПО В. постановлений налогового органа (дело N 4-А-182).

Другим своим решением она также изменила три постановления налогового органа по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ в отношении В. (дело N 4-А-183).

При этом, мотивируя свои выводы, судья привел неверное толкование ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ, указав, что если лицо совершило несколько тождественных административных правонарушений, дела о которых рассматриваются одним и тем же органом, должностным лицом, наказание назначается в пределах только одной санкции.

Между тем из материалов дела усматривалось, что постановлениями налогового органа В. была привлечена по различным самостоятельным фактам совершения административных правонарушений, предусмотренных ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.

В силу ч. 1 ст. 4.4 КоАП РФ при совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое совершенное административное правонарушение.

При таких обстоятельствах, поскольку В. вменено совершение нескольких действий, содержащих один и тот же состав, в связи с этим положения ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ к ней неприменимы.

Объектом посягательства вмененных В. нарушений иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, являлись гарантированные государством права потребителей в части своевременного предоставления необходимой и достоверной информации о товарах (работах, услугах).

Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ за нарушение законодательства Российской Федерации о защите прав потребителей срок давности привлечения к административной ответственности составляет один год со дня совершения административного правонарушения.

Тем самым с учетом того, что в силу вышеизложенного срок давности привлечения к административной ответственности не истек, дела были возвращены на новое рассмотрение в тот же суд (дела N 4-А-182, 183).

 

2.5. Оценка доказательств

 

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

При привлечении У. к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ, мировой судья судебного участка N 1 Ибресинского района ЧР, приобщая к материалам дела акт медицинского освидетельствования, оценки этому документу, представленному У. в качестве доказательства своей невиновности, не дала.

Более того, мировой судья в вынесенном постановлении указала, что лицом, в отношении которого ведется производство по делу, основания для проведения освидетельствования на состояние опьянения, изложенные в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, не оспорены (дело N 4-А-80).

Судьей Ибресинского районного суда ЧР при пересмотре дела указанные нарушения административного законодательства, допущенные мировым судьей, устранены не были.

При этом также не были учтены разъяснения, содержащиеся в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", согласно которым при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам на постановления или решения по делам об административных правонарушениях судья должен исходить из закрепленного в статье 1.5 КоАП РФ принципа административной ответственности - презумпции невиновности лица, в отношении которого осуществляется производство по делу. Реализация этого принципа заключается в том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, вина в совершении административного правонарушения устанавливается судьями, органами, должностными лицами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, должны толковаться в пользу этого лица.

 

И.о. мирового судьи судебного участка N 2 Московского района г. Чебоксары ЧР (с.у. N 4), постанавливая решение о прекращении производства по делу, посчитав с учетом положений ст. 1.5 КоАП РФ недоказанной вину Т. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ, в нарушение вышеприведенных требований действующего административного законодательства надлежащей оценки всем имеющимся в деле доказательствам не дала.

В частности, из дела не усматривалось, что приобщенная к протоколу изъятия видеозапись, которая осуществлялась при составлении протокола и оформлении изъятия продукции охоты (мяса кабана), в ходе рассмотрения дела исследовалась мировым судьей в совокупности с другими доказательствами.

Также мировым судьей не была дана оценка рапортам сотрудников Россельхознадзора по ЧР. Доводы, по которым содержащиеся в них сведения не были приняты во внимание, в постановлении не приводились (дело N 4-А-260).

 

Надлежащая оценка доказательствам по делу не была дана мировым судьей судебного участка N 2 Батыревского района ЧР при исполнении обязанностей мирового судьи судебного участка N 1 Шемуршинского района ЧР. Из содержания постановления по делу об административном правонарушении следовало, что его установочная часть состоит из описания совершенного М. правонарушения, а также из перечисления доказательств, имеющихся в деле (дело N 4-А-98).

Судья Шумерлинского районного суда ЧР, отменяя постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ, в отношении О., в решении ограничился лишь ссылкой на обоснованность доводов протеста прокурора. При этом вынесенное им решение не содержало сведения, предусмотренные ст. 29.10 КоАП РФ, в части обстоятельств, установленных при рассмотрении дела, и мотивированное решение по делу.

Также следует отметить о необходимости при получении такого доказательства как показания свидетелей надлежащим образом соблюдать действующее административное законодательство.

В п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" разъяснено, что при рассмотрении дела об административном правонарушении собранные по делу доказательства должны оцениваться в соответствии со статьей 26.11 КоАП РФ, а также с позиции соблюдения требований закона при их получении (часть 3 статьи 26.2 КоАП РФ).

Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ, статьей 51 Конституции Российской Федерации, а свидетели, специалисты, эксперты не были предупреждены об административной ответственности соответственно за дачу заведомо ложных показаний, пояснений, заключений по статье 17.9 КоАП РФ, а также существенное нарушение порядка назначения и проведения экспертизы.

Так, несоблюдение действующего законодательства при получении объяснений свидетелей послужило основанием для отмены постановления и.о. мирового судьи судебного участка N 2 Чебоксарского района ЧР мировой судья с.у. N 1 Чебоксарского района ЧР и решения судьи Чебоксарского районного суда ЧР по делу об административном правонарушении по ст. 12.26 КоАП РФ (дело N 4-А-174).

 

В ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ предусмотрено, что в протоколе об административном правонарушении подлежат указанию объяснения физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело.

При этом следует учитывать, что в силу ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

В соответствии со ст. 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе давать объяснения.

Таким образом, дача объяснений является правом лица, в отношении которого ведется производство, а не обязанностью.

Отсутствие объяснений правонарушителя, не желавшего их давать, в силу вышеприведенных положений не может свидетельствовать о нарушении норм административного законодательства.

Указанное не было учтено судьей Ядринского районного суда при прекращении производства в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (справка N 01-28-192).

 

2.6. Изменение постановления и (или) решения

по делу об административном правонарушении

 

Согласно п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" несмотря на обязательность указания в протоколе об административном правонарушении наряду с другими сведениями, перечисленными в части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, конкретной статьи КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающей административную ответственность за совершенное лицом правонарушение, право окончательной юридической квалификации действий (бездействия) лица КоАП РФ относит к полномочиям судьи.

Если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения.

В таком же порядке может быть решен вопрос о переквалификации действий (бездействия) лица при пересмотре постановления или решения по делу об административном правонарушении.

Таким образом, по смыслу действующего административного законодательства при пересмотре постановления и решения по делу об административном правонарушении возможно их изменение в части данной квалификации действиям (бездействию) лица, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесено постановление, не изменяется подведомственность дела.

В порядке, предусмотренном ст. 30.11 КоАП РФ, имели место следующие случаи переквалификации действий:

1) со статьи 15.5 КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за нарушение установленных законодательством о налогах и сборах сроков представления налоговой декларации в налоговый орган по месту учета, на ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ.

При этом было разъяснено, что объективная сторона правонарушения, предусмотренного ст. 15.5 КоАП РФ, выражается в непредставлении своевременно в налоговый орган только налоговой декларации.

Между тем из материалов усматривалось, что должностным лицом (руководителем ООО "Пятилетка") своевременно не были представлены в налоговый орган по месту учета сведения о доходах физических лиц и суммах, начисленных и удержанных в налоговом периоде налогов.

Тем самым неисполнение обязанности по предоставлению таких сведений свидетельствовало о наличии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 ст. 15.6 КоАП РФ, в которой установлена ответственность за непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля.

(Согласно ч. 1 статьи 15.6 КоАП РФ непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок либо отказ от представления в налоговые органы, таможенные органы и органы государственного внебюджетного фонда оформленных в установленном порядке документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, а равно представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одного до трех минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц - от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда).

В силу ст. 23.1 КоАП РФ рассмотрение дел об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ, равно как и дел, возбужденных по ст. 15.5 КоАП РФ, отнесено к подведомственности судей.

При таких обстоятельствах, действия должностного лица (руководителя ООО "Пятилетка") были переквалифицированы на ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ, имеющей единый, что и ст. 15.5 КоАП РФ, родовой объект посягательства, а также предусматривающей аналогичный вид и размер наказания для должностных лиц, что и санкция ст. 15.5 КоАП РФ.

(Ошибка в квалификации была допущена и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Красноармейского района ЧР и судьей Красноармейского районного суда ЧР, дело N 4-А-15).

2) с ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), а равно воспрепятствование осуществлению этим должностным лицом служебных обязанностей, на ст. 19.7 КоАП РФ.

При этом было разъяснено, что объективная сторона правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ, выражается в неповиновении законному распоряжению или требованию только должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль).

Между тем судебный пристав-исполнитель федеральным законодательством не отнесен к числу таких должностных лиц.

В силу Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах", а также согласно Федеральному закону от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" судебный пристав является должностным лицом, на которого возлагаются задачи по исполнению судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве.

Следовательно, действия, выразившиеся в непредставлении судебному приставу-исполнителю сведений, представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим должностным лицом его законной деятельности, не могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ, поскольку не образуют состава данного административного правонарушения.

Указанные действия подлежали квалификации по ст. 19.7 КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за непредставление сведений (информации).

(В соответствии со ст. 19.7 КоАП РФ непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных статьями 19.7.1, 19.8, 19.19 настоящего Кодекса, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одного до трех минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц - от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц - от тридцати до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда).

Предусмотренное санкцией ст. 19.7 КоАП РФ для должностных лиц наказание (административный штраф в размере от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда) является менее строгим по сравнению с санкцией ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность в виде штрафа в размере от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда.

В силу ст. 23.1 КоАП РФ рассмотрение дел об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ, равно как и дел, возбужденных по ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ, отнесено к подведомственности судей.

При таких обстоятельствах, действия должностного лица (руководителя СХПК "Дружба") были переквалифицированы с ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ на ст. 19.7 КоАП РФ, имеющей единый, что и ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ, родовой объект посягательства и определено наказание в размере трех минимальных размеров оплаты труда в сумме 300 рублей.

(Ошибка в квалификации была допущена и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Красноармейского района ЧР, дела N 4-А-68, 69).

 

2.7. Возможность рассмотрения дела

об административном правонарушении в отсутствие лица,

в отношении которого ведется производство

 

В соответствии со ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело об административном правонарушении, вправе признать обязательным присутствие при рассмотрении дела лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Таким образом, из содержания вышеприведенных положений следует, что неявка лица, в отношении которого ведется производство по делу, не препятствует рассмотрению дела без его участия при наличии сведений о надлежащем извещении о месте и времени рассмотрения дела, отсутствии или отклонении ходатайства об отложении рассмотрения дела, а также в случае, если присутствие лица не признано судьей, рассматривающим дело об административном правонарушении, обязательным.

Только при надлежащем соблюдении этих условий судья вправе рассмотреть дело об административном правонарушении в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Между тем не всегда дела об административных правонарушениях рассматриваются судьями при наличии данных, которые бы свидетельствовали об извещении лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о времени и месте судебного рассмотрения дела.

Так, мировой судья судебного участка N 1 Батыревского района ЧР указал, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу, Д. извещен надлежащим образом. Между тем в материалах дела таких сведений не имелось (дело N 4-А-41).

Аналогично при отсутствии в материалах дела сведений о надлежащем извещении было рассмотрено дело по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в отношении М. и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Шемуршинского района ЧР (мировой судья с.у. N 2 Батыревского района ЧР) (дело N 4-А-98).

При этом вопрос о возможности рассмотрения дела об административном правонарушении в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, мировым судьей разрешен не был. Основания, дающие право на рассмотрение дела без участия М., в постановлении не приводились.

Более того, в постановлении содержалось указание о том, что мировым судьей были выслушаны объяснения правонарушителя, которое тем самым противоречило материалам дела, свидетельствовало о ненадлежащем рассмотрении дела и грубом нарушении закона при осуществлении производства по данному делу об административном правонарушении.

 

Неверное применение указанных положений было допущено при пересмотре в порядке, предусмотренном ст. 30.1 КоАП РФ, судьей Ибресинского районного суда ЧР, который посчитал необоснованным рассмотрение дела в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, при поступившем с указанного им места жительства сообщении о нахождении адресата на севере.

При этом свои выводы судья обосновал справкой о том, что правонарушитель является студентом дневного отделения, а также зачетной книжкой, согласно которой он 10 января 2006 года, то есть в день рассмотрения дела, сдавал зачет. На основании данных документов судья пришел к необоснованному выводу о неизвещении о времени и месте рассмотрения дела лица, в отношении которого велось производство по делу.

При этом судья указал на необходимость выяснения подлинной причины его неявки на рассмотрение дела.

Данный вывод являлся необоснованным, поскольку установление этих обстоятельств не имело значения для правильного разрешения дела, а указанные документы (справка и зачетная книжка) не могли быть приняты во внимание.

Судья не учел, что в силу разъяснений, содержащихся в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", лицо, в отношении которого ведется производство по делу, считается извещенным о времени и месте судебного рассмотрения и в случае, когда с указанного им места жительства (регистрации) поступило сообщение о том, что оно фактически не проживает по этому адресу.

Таким образом, по смыслу вышеприведенных положений, лицо, в отношении которого ведется производство по делу, считается извещенным и в случае, когда с указанного им места жительства (регистрации) поступило сообщение о том, что оно фактически не проживает по этому адресу.

Тем самым, последствия неправильного сообщения своего места жительства или не проживания по указанному в протоколе об административном правонарушении адресу несет лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении.

Вышеприведенные положения законодательства направлены на пресечение попыток уклонения от административной ответственности путем неверного указания адреса или иным образом избежать получения извещений (справка по результатам проверки дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении К.).

При этом следует иметь в виду, что возвращение с указанного правонарушителем места жительства повестки в суд с отметкой органа связи о невручении по причине истечения срока хранения не препятствует рассмотрению дела в его отсутствие.

Получение указанных сведений также свидетельствует о направлении повестки и о надлежащем исполнении судьей обязанности по извещению лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Между тем вышеуказанное не было учтено судьей Чебоксарского районного суда при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении М. (дело N 4-А-249).

 

Кроме того, по смыслу вышеприведенных положений, лицо, в отношении которого ведется производство по делу, подлежит извещению о времени и месте судебного рассмотрения дела по указанному им месту жительства (регистрации). Только такое извещение может быть признано надлежащим.

Между тем в нарушение этого имело место рассмотрение дела без участия правонарушителя при отсутствии в материалах дела сведений о его извещении по указанному им месту жительства.

В частности, такое нарушение было допущено мировым судьей судебного участка N 2 Калининского района г. Чебоксары ЧР и судьей Калининского районного суда г. Чебоксары ЧР при рассмотрении дела по ст. 12.26 КоАП РФ в отношении Я. (дело N 4-А-106);

мировым судьей судебного участка N 2 Вурнарского района ЧР при рассмотрении дела по ст. 12.26 КоАП РФ в отношении Н. (дело N 4-А-139).

При рассмотрении дела по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в отношении К. судья Чебоксарского районного суда ЧР не приняла во внимание надлежащее извещение мировым судьей по указанному правонарушителем при возбуждении дела адресу. Ходатайство об отложении рассмотрения дела мировым судьей надлежащим образом было рассмотрено, мотивы отказа в его удовлетворении приведены в определении. Отменяя постановление, судья свои выводы о ненадлежащем извещении К. обосновала отсутствием в материалах дела данных о направлении ему судебной повестки по указанному в паспорте адресу.

При этом судья не учел то, что об этом адресе правонарушитель сообщил только при обращении в суд с жалобой на постановление по делу об административном правонарушении (дело N 4-А-248).

Также при осуществлении производства по делу судьям следует иметь в виду следующее.

В силу ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

Реализацию предусмотренных действующим законодательством прав, в частности, права на защиту лицом, привлекаемым к административной ответственности, призван обеспечить судебный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях, который подразумевает обязательное создание судом необходимых условий.

Исходя из положений п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, разрешая на стадии подготовки к рассмотрению вопрос о назначении места и времени рассмотрения дела и вызове в суд лица, привлекаемого к административной ответственности, судья должен в обязательном порядке надлежащим образом известить указанное лицо о принятом решении.

Протокол об административном правонарушении и расписка к нему, составленные сотрудниками ДПС, в которых содержатся записи о времени и месте судебного рассмотрении дела не могут быть признаны надлежащим извещением лица, в отношении которого возбуждено дело, о рассмотрении дела в суде, поскольку они сделаны должностным лицом (инспектором ДПС), неуполномоченным решать вопрос о вызове лица в суд, до поступления дела об административном правонарушении мировому судье и решения им вопроса о назначении времени и места судебного заседания.

Наличие в материалах дела таких извещений, во всяком случае, не освобождает мирового судью от необходимости на стадии подготовки к рассмотрению дела от самостоятельного решения вопроса о вызове лица в суд.

Исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

Указанный порядок не был соблюден мировым судьей судебного участка N 2 г. Алатырь ЧР, а также судьей Алатырского районного суда ЧР при рассмотрении дела в отношении А., что повлекло нарушение права лица, привлекаемого к административной ответственности на судебную защиту (дело N 4-А-185).

При рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении также следует надлежащим образом исполнять обязанность по извещению лица, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении.

Так, в порядке, предусмотренном ст. 30.11 КоАП РФ, были отменены решения судьи Новочебоксарского городского суда ЧР ввиду того, в материалах отсутствовали доказательства, подтверждающие извещение заявителя о месте и времени рассмотрения жалобы. В частности, по одному делу было установлено, что извещение заявителю было вручено лично только после того, как состоялось рассмотрение его жалобы на постановление по делу об административном правонарушении (дело N 4-А-261). Во втором случае, в материалах дела отсутствовали сведения о направлении повестки по последнему указанному заявителем в качестве места своего жительства адресу (дело N 4-А-280).

По смыслу ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ в случае возникновения у лица, в отношении которого ведется производство по делу, обстоятельств, препятствующих его участию в рассмотрении дела, рассмотрение дела может быть отложено. При этом о наличии препятствий необходимо заранее известить судью, уполномоченного рассмотреть дело.

Тем самым последствия невыполнения этой обязанности несет лицо, не заявившее при наличии указанных обстоятельств ходатайство об отложении рассмотрения дела.

 

Особо следует отметить, что административное законодательство предполагает обязательное рассмотрение судьей, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, поступившего ходатайства об отложении рассмотрения дела и вынесение в случае отказа в его удовлетворении определения.

Только после вынесения такого определения судья вправе в силу ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ рассмотреть дело в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Несоблюдение вышеуказанных требований административного законодательства было допущено мировым судьей судебного участка N 2 г. Новочебоксарск ЧР, которым ходатайство защитника об отложении рассмотрения дела в связи с болезнью правонарушителя не было рассмотрено по тому основанию, что адвокатом не был представлен ордер на участие в деле.

Этим же мировым судьей судебного участка N 2 г. Новочебоксарск ЧР также не было разрешено ходатайство о привлечении к участию в производстве по делу защитника. Указанное ходатайство, приобщенное к материалам дела, какого-либо разрешения не получило, что помимо вышеизложенного является нарушением предусмотренного ст. 25.1, 25.5 КоАП РФ права привлекаемого к административной ответственности лица иметь по делу защитника (дело N 4-А-237).

 

2.8. Сроки составления протокола

об административном правонарушении

 

Согласно ст. 28.5 КоАП РФ протокол об административном правонарушении составляется немедленно после выявления совершения административного правонарушения.

В случае, если требуется дополнительное выяснение обстоятельств дела либо данных о физическом лице или сведений о юридическом лице, в отношении которых возбуждается дело об административном правонарушении, протокол об административном правонарушении составляется в течение двух суток с момента выявления административного правонарушения.

В случае проведения административного расследования протокол об административном правонарушении составляется по окончании расследования в сроки, предусмотренные статьей 28.7 настоящего Кодекса.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", нарушение установленных статьей 28.5 КоАП РФ сроков составления протокола об административном правонарушении является несущественным недостатком протокола.

По смыслу КоАП РФ, сроки составления протоколов об административных правонарушениях, закрепленные в ст. 28.5 КоАП РФ, являются не давностными (пресекательными), а процессуальными, то есть факт нарушения такого срока не является безусловным основанием для прекращения производства по делу.

Главным требованием, предъявляемым административным законодательством, невыполнение которого влечет обязательное прекращение начатого производства по делу и невозможность возбуждения нового, является соблюдение предусмотренных статьей 4.5 КоАП РФ сроков давности привлечения к административной ответственности. По истечении данных сроков протокол об административном правонарушении в силу ст. 4.5 и п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ не может быть составлен.

В частности, неверные выводы о существенном нарушении требований административного закона в связи с несоблюдением срока составления протокола об административном правонарушении были допущены мировым судьей судебного участка N 1 Яльчикского района ЧР при прекращении производство по делу по ст. 15.5 КоАП РФ в отношении А. (дело N 4-А-134).

 

2.9. Обжалование судебных постановлений

по делу об административном правонарушении

 

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", если дело рассматривалось мировым судьей, то его постановление может быть обжаловано в порядке, установленной статьями 30.2 - 30.8 КоАП РФ, только в вышестоящий суд - соответственно в районный суд.

Возможность обжалования в таком же порядке решения судьи вышестоящего суда статья 30.9 КоАП РФ не предусматривает, в связи с чем оно вступает в законную силу немедленно после принятия (пункт 3 статьи 31.1 КоАП РФ).

В аналогичном порядке подлежат обжалованию определения судей, например, об отказе в удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела.

Тем самым в случае, если судьей районного суда отказано в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления мирового судьи, то определение об этом в дальнейшем не может быть обжаловано в вышестоящий суд. Такое определение судьи районного суда вступает в законную силу, после чего возможен только его пересмотр в порядке, предусмотренном ст. 30.11 КоАП РФ.

В частности, неверное разъяснение порядка обжалования было допущено судьей Вурнарского районного суда ЧР, который в резолютивной части решения, вынесенного по результатам пересмотра жалобы на постановление мирового судьи, указал, что оно может быть обжаловано в Верховный суд Чувашской Республики в течение 10 дней со дня вручения или получения его копии (справка N 01-28-143).

 

2.10. Защитник по делу об административном правонарушении

 

Согласно ст. 25.5 КоАП РФ для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по делу об административном правонарушении может участвовать защитник, а для оказания юридической помощи потерпевшему - представитель.

В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо.

Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом.

Тем самым интересы лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, могут представлять как адвокат, на основании ордера, так и иное лицо по доверенности.

При этом и в том и в другом случае указанные лица являются защитниками лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

 

Неверное толкование вышеуказанных положений было допущено судьей Ленинского районного суда г. Чебоксары ЧР, которым была возвращена жалоба защитника-адвоката, по мотиву неприложения доверенности о предоставлении права на обжалование постановления по делу об административном правонарушении (дело N 4-А-11/2007 г.).

Кроме того, в силу ст. 25.5 КоАП РФ защитник и представитель допускаются к участию в производстве по делу об административном правонарушении с момента составления протокола об административном правонарушении. В случае административного задержания физического лица в связи с административным правонарушением защитник допускается к участию в производстве по делу об административном правонарушении с момента административного задержания.

Защитник и представитель, допущенные к участию в производстве по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении дела, обжаловать применение мер обеспечения производства по делу, постановление по делу, пользоваться иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

В частности, в порядке, предусмотренном ст. 30.11 КоАП РФ, были отменены постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 2 Цивильского района ЧР (с.у. N 1) и решение судьи Цивильского районного суда ЧР.

Мировой судья, рассмотрев дело в отсутствие лица, в отношении которого велось производство по делу, не извещенного надлежащим образом (на повестке, направленной ему, не имелось сведений (подписи лица) о вручении, также не известил допущенного к участию в деле защитника.

При этом в постановлении по делу об административном правонарушении мировой судья также указал о том, что защитник извещен о дне судебного рассмотрения дела.

Кроме того, следует отметить, что судьей районного суда не было учтено, что согласно п. 3 ч. 2 ст. 30.6 КоАП РФ при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении подлежат проверке полномочия защитника.

Из материалов дела усматривалось, что в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении в районном суде в качестве защитника А. участвовал К.

Между тем из единственного имеющегося в материалах дела ордера следовало, что данному адвокату поручалось ведение административного дела в отношении А. исключительно у мирового судьи.

Дальнейших полномочий, предоставляющих право на участие в пересмотре дела об административном правонарушении по жалобе на постановление, у К. согласно материалам дела не имелось.

Тем самым судьей районного суда необоснованно без проверки полномочий в качестве защитника было допущено лицо, не имевшее право на участие в пересмотре вынесенного в отношении А. постановления по делу об административном правонарушении (дело N 4-А-159).

 

III. Иные нарушения, допускаемые судьями

при производстве по делу об административном правонарушении

 

1) применение при осуществлении производства по делу об административном правонарушении положений гражданского процессуального законодательства и норм уголовного права

 

Согласно п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 года N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", ГПК РФ не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе и порядок рассмотрения жалоб на постановления, вынесенные по делам об административных правонарушениях. Этот порядок с 1 июля 2002 года устанавливает только Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

Между тем судья Шумерлинского районного суда ЧР, осуществляя рассмотрение жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, руководствовалась не КоАП РФ, а нормами ГПК РФ.

В частности, из протокола судебного заседания усматривалось, что судьей участникам процесса разъяснялись положения ст. 16, 19, 35, 39, 56, 158 ГПК РФ.

При этом из отобранной у свидетеля по делу об административном правонарушении подписки следовало, что ему разъяснялись права и обязанности, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, он предупреждался об ответственности по ст. 307 - 308 УК РФ.

Между тем в силу ч. 5 и ч. 6 ст. 25.6 КоАП РФ свидетель предупреждается об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. При этом за отказ или за уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, свидетель несет административную ответственность, предусмотренную настоящим Кодексом.

Свидетелю подлежат разъяснению права, предусмотренные ч. 3 ст. 25.6 КоАП РФ, а также в силу п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" - положения ст. 51 Конституции РФ (дела N 4-А-44, 45).

Также положения ГПК РФ при осуществлении производства по делам об административных правонарушениях руководствуется судья Чебоксарского районного суда ЧР (справка N 01-28-126).

По ст. 307 - 308 УК РФ свидетелей по делам об административных правонарушениях предупреждают об ответственности судья Новочебоксарского городского суда ЧР (дело N 4-А-296), заместитель председателя Канашского районного суда ЧР, которым также разъяснялись права и обязанности, предусмотренные ст. 56 УПК РФ (дело N 4-А-298), судья Батыревского районного суда ЧР (дело N 4-А-24).

Также является недопустимым использование при осуществлении производства по делу об административном правонарушении терминологии уголовного права.

Например, судья Алатырского районного суда ЧР, изменяя постановление по делу об административном правонарушении, в резолютивной части решения указал на то, чтобы считать К. "осужденным по статье 19.5 КоАП РФ".

Мировой судья судебного участка N 4 Московского района г. Чебоксары ЧР, рассматривая дело об административном правонарушении, возбужденное по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в резолютивной части вынесенного постановления указала на привлечение Н. к ответственности по ч. 1 ст. 12.8 УК РФ (дело N 4-А-273).

Подобное указание при осуществлении производства по делу об административном правонарушении является недопустимой небрежностью, подрывающей авторитет суда, а также свидетельствует о недостаточно ответственном и добросовестном отношении к исполнению своих профессиональных обязанностей.

 

2) изменение подсудности дел об административных правонарушениях

 

В соответствии со ст. 29.5 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения. По ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица.

Дело об административном правонарушении, влекущем лишение права управления транспортным средством, может быть рассмотрено по месту учета транспортного средства.

Согласно п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" для дел о правонарушениях, за совершение которых предусмотрено лишение права управления транспортными средствами, частью 4 статьи 29.5 КоАП РФ установлена альтернативная территориальная подсудность. Орган (должностное лицо), составивший протокол о таком правонарушении, вправе направить материалы на рассмотрение судье по месту учета транспортного средства, которое также определяется по месту жительства лица, привлекаемого к ответственности.

Тем самым действующее административное законодательство не предусматривает после удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу, о рассмотрении дела по месту его жительства возможность передачи дела для рассмотрения обратно по месту совершения правонарушения.

Между тем анализ дел, в том числе проверенных по сообщениям УГИБДД, показывает, что судьями допускается неверное применение указанных положений.

В частности, поступивший материал после удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу, о рассмотрении дела по месту его жительства мировым судьей судебного участка N 1 Ядринского района ЧР был передан ввиду удовлетворения в последующем заявленного ходатайства, на рассмотрение по месту совершения правонарушения (справка N 01-28-192).

Дело в отношении Г., поступившее в судебный участок по его ходатайству о рассмотрении дела месту жительства, мировым судьей судебного участка N 3 Чебоксарского района по вновь заявленному Г. ходатайству о рассмотрении дела по месту учета транспортного средства было перенаправлено в судебный участок N 2 Чебоксарского района ЧР, что также недопустимо.

Неверно была изменена подсудность дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, мировым судьей судебного участка N 1 Аликовского района ЧР, к которому дело на рассмотрение поступило уже после удовлетворения и.о. мирового судьи судебного участка N 3 Чебоксарского района ЧР ходатайства правонарушителя о рассмотрении дела по месту его жительства.

Мировым судьей снова было удовлетворено ходатайство о рассмотрении дела по месту жительства и дело было направлено по другому указанному правонарушителем в качестве места жительства адресу - в Ядринский район ЧР (дело по ст. 12.26 КоАП РФ в отношении Ф. представлено Ядринским районным судом ЧР по устному запросу).

Между тем действующее административное законодательство не предусматривает возможность неоднократного удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу, о рассмотрении дела по месту его жительства.

При этом следует отметить, что удовлетворение ходатайства является правом судьи, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, а не обязанностью.

В каждом конкретном случае данными лицами подлежит определению целесообразность удовлетворения такого ходатайства.

Например, как правило, не имеется необходимости в удовлетворении ходатайства в том случае, когда рассмотрение дела начато по существу, судом приняты меры к выяснению обстоятельств путем исследования материалов дела, заслушивания объяснений лица, в отношении которого ведется производство, показаний свидетелей и т.п.

В этом случае передача материалов дела, что повлечет за собой необходимость назначения и проведения новых судебных заседаний, может способствовать нарушению требований административного законодательства по своевременному рассмотрению дела, то есть в пределах срока давности привлечения к административной ответственности.

При этом следует отметить, чтобы избежать со стороны лица, в отношении которого ведется дело, злоупотребления своим правом изменить подсудность дела путем заявления ходатайства, судьям необходимо более тщательно проверять обоснованность данной просьбы. Особенно если адреса, указанные в протоколе в качестве места жительства и в ходатайстве о направлении дела по месту жительства, различны.

В данном случае ходатайство о рассмотрении дела по месту жительства может быть удовлетворено при наличии доказательств того, что указанный в нем адрес, отличный от того, который имеется в материалах дела, действительно является местом жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Таким образом, в целях выполнения задач по своевременному выяснению обстоятельств дела и разрешения его в соответствии с законом судьям следует принимать меры к документальному подтверждению изложенных в ходатайстве о направлении дела по месту жительства сведений.

 

3) несвоевременное рассмотрение дела

 

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Между тем в нарушение вышеприведенных положений мировым судьей судебного участка N 1 Ибресинского района ЧР не были приняты меры к своевременному рассмотрению дела после его возвращения судьей районного суда.

В частности, из материалов дела усматривалось, что необходимости в отложении на длительный срок с 8 февраля 2006 года по 26 февраля 2006 года у мирового судьи не имелось.

Кроме того, из материалов дела следует, что мировым судьей не были приняты необходимые меры для быстрого извещения участвующих в деле лиц о времени и месте судебного рассмотрения.

В частности, извещение о времени и месте рассмотрения дела, отложенного определением от 8 февраля 2006 года на 26 февраля 2006 года, было направлено К. только 21 февраля 2006 года.

Это привело к тому, что 26 февраля 2006 года у судьи отсутствовали сведения об извещении лица, в отношении которого ведется производство по делу. Указанное обстоятельство явилось основанием для нового отложения рассмотрения дела на 27 февраля 2006 года и прекращения производства.

При этом, как следовало из материалов дела, извещение о времени и месте рассмотрения дела, назначенного на 26 февраля 2006 года, с отметкой о невручении поступило в судебный участок N 1 Ибресинского района ЧР только 28 февраля 2006 года, то есть уже после того, как мировым судьей было прекращено производство по делу.

Кроме того, следует отметить, что истечению срока давности привлечения к административной ответственности вследствие несвоевременного рассмотрения дел также способствует отложение рассмотрения дел на продолжительный срок. Это является недопустимым ввиду того, что общий срок давности привлечения к административной ответственности составляет два месяца со дня совершения правонарушения.

Особо следует отметить об отсутствии необходимости в отложении рассмотрения дела на длительный срок при вынесении определения о приводе лица, в отношении которого ведется производство.

 

4) не назначение в полном объеме наказания, предусмотренного санкцией ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ

 

Санкцией ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ предусмотрено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных в ней приборов и приспособлений.

Между тем судьи, принимая решение о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, допускают неполное назначение предусмотренного санкцией наказания.

В частности, имеются случаи, когда судьями не указывается, что световые приборы подлежат конфискации в доход государства.

 

5) обоснование размера назначенного наказания

 

Пунктом 6 ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ предусмотрено, что в постановлении по делу об административном правонарушении должно быть указано мотивированное решение по делу.

Между тем мировой судья судебного участка N 2 Батыревского района ЧР при исполнении обязанностей мирового судьи судебного участка N 1 Шемуршинского района ЧР, постанавливая привлечь М. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (санкция которой предусматривает наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет) в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год восемь месяцев, мотивы принятого решения не привел (дело N 4-А-98).

Кроме того, при назначении наказания судьи не всегда учитывают положения ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ, предусматривающей, что при назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

Определяя его размер, судьи не всегда принимают во внимание наличие обстоятельств, отягчающих административную ответственность, и назначают минимальное предусмотренное санкцией, что не отвечает целям административного наказания.

Особенно недопустимо такое назначение наказание, когда санкцией статьи предусмотрены альтернативные меры воздействия - лишение специального права и административный штраф.

По данным, представленным УГИБДД МВД ЧР, судьями в основном назначается наиболее мягкий для водителей вид наказания - административный штраф. В частности, по 3872 протоколам, направленным в суды для принятия решения, получено всего 246 постановлений о лишении водительских прав, что составляет примерно 6,4% (6,35).

Также не всегда, по сведениям УГИБДД МВД ЧР, судами в полной мере исполняются требования ст. 29.11 КоАП РФ о направлении постановления в трехдневный срок со дня вынесения должностному лицу, составившему административный протокол.

Так, по данным, представленным УГИБДД МВД ЧР, в течение года подразделениями ГИБДД ЧР мировым судьям на рассмотрение направлено 13430 административных материалов, по которым на 1 января 2007 года получено 10761 принятых решений.

 

6) несоблюдение сроков, установленных ст. 29.6 КоАП РФ

 

В соответствии со ст. 29.6 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается в пятнадцатидневный срок со дня получения судьей, органом, должностным лицом, правомочными рассматривать дело, протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

Между тем мировыми судьями не всегда соблюдается установленный ст. 29.6 КоАП РФ срок при первоначальном назначении поступивших материалов к рассмотрению.

Так, из дела в отношении Е. следовало, что поступившие из УГИБДД МВД ЧР 21 сентября 2005 года материалы были назначены к рассмотрению на 10 октября 2005 года (мировой судья судебного участка N 1 Чебоксарского района ЧР);

из дела в отношении Г. усматривалось, что поступившие из УГИБДД МВД ЧР 5 июля 2005 года материалы были назначены к рассмотрению только на 26 июля 2005 года (мировой судья судебного участка N 2 Чебоксарского района ЧР).

В силу ч. 4 ст. 29.6 КоАП РФ дело об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест, рассматривается в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

Между тем поступившие в судебный участок 7 марта 2006 года материалы дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, совершение которого влечет административный арест, мировой судьей судебного участка N 1 Ленинского района г. Чебоксары ЧР были рассмотрены 15 марта 2006 года.

При этом мировым судьей не было учтено, что согласно ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным.

В нарушение вышеприведенных положений данное дело об административном правонарушении было рассмотрено без участия лица, в отношении которого велось производство (дело N 4-А-120).

 

7) необоснованное признание присутствие лиц, в отношении которых ведется производство по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.26 КоАП РФ и ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, обязательным и отложение рассмотрение дела в связи с их неявкой

 

В частности, при вынесении определений об отложении рассмотрения дела мировой судья судебного участка N 1 Чебоксарского района ЧР руководствовалась положениями ч. 3 ст. 29.4 КоАП РФ, предусматривающими, что в случае, если рассмотрение дела об административном правонарушении отложено в связи с неявкой без уважительной причины лиц, указанных в части 1 статьи 27.15 настоящего Кодекса, и их отсутствие препятствует всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дела и разрешению его в соответствии с законом, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело, выносят определение о приводе указанных лиц.

Откладывая рассмотрение дел, мировой судья посчитала присутствие лиц, в отношении которых велось производство по делам об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, не явившихся на рассмотрение дела, будучи надлежащим образом извещенными, обязательным.

Между тем, как следовало из материалов дел, оснований для признания обязательным присутствие лиц, в отношении которых велось производство, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения, не имелось.

Их отсутствие не препятствовало всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дел и разрешению их в соответствии с законом.

В силу ст. 26.2 КоАП РФ достаточными доказательствами для рассмотрения дела о привлечении к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ являются составленные в соответствии с требованиями административного законодательства протоколы об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование с зафиксированным в нем отказом водителей от выполнения законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также дополнительно собственноручные объяснения правонарушителя, рапорта сотрудников милиции, показания свидетелей.

Также в силу ст. 26.2 КоАП РФ достаточным для рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является наличие в материалах дела протокола об административном правонарушении и иных составленных в соответствии с КоАП РФ протоколов, акта медицинского освидетельствования, в котором состояние опьянения водителя нашло подтверждение.

Необходимые меры к всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств не были предприняты мировым судьей судебного участка N 1 Козловского района ЧР при рассмотрении дела по ст. 12.26 КоАП РФ в отношении Я.

Откладывая рассмотрение дела по заявленным Я. ходатайствам, мировой судья посчитал, что имеется необходимость в дополнительном выяснении обстоятельств дела.

Между тем, как следует из материалов дела, отсутствие лица, в отношении которого велось производство, не препятствовало всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дела и разрешению его в соответствии с законом.

На рассмотрение судье были переданы достаточные доказательства, которые отвечали требованиям относимости и допустимости.

Мировой судья, неоднократно откладывая рассмотрение дела по мотиву необходимости выяснения дополнительных обстоятельств дела, каких-либо мер для этого не предпринял. О том, какие именно обстоятельства дополнительно должны были быть установлены, им также не указывалось (справка N 01-28-125).

 

8) откладывая рассмотрение дела об административном правонарушении, судьи не всегда выносят соответствующие определения

 

Так, из материалов изученных дел усматривалось, что выносимые постановления о прекращении производства ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности имели даты, не совпадающие с теми, на которые определениями мирового судьи откладывалось рассмотрение дела.

В частности, например, из материалов дела в отношении Д. следовало, что рассмотрение дела мировым судьей судебного участка N 1 Чебоксарского района ЧР было отложено на 3 ноября 2005 года. После отложения дело было рассмотрено только 8 ноября 2005 года (вынесено постановление о прекращении производства по делу ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности от 8 ноября 2005 года).

При этом в материалах дела отсутствовали сведения о вынесении 3 ноября 2005 года каких-либо документов о переназначении рассмотрения дела на 8 ноября 2005 года, а также данные о надлежащем извещении Д. на указанную дату.

 

9) не соблюдается порядок рассмотрения ходатайств о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении

 

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей, может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1 - 25.5 настоящего Кодекса, в вышестоящий суд.

В силу разъяснений, содержащихся п. 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", если дело рассматривалось мировым судьей, то его постановление может быть обжаловано в порядке, установленном статьями 30.2 -30.8 КоАП РФ, только в вышестоящий суд - в районный суд.

В соответствии с ч. 1 ст. 30.2 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подается судье, в орган, должностному лицу, которыми вынесено постановление по делу и которые обязаны в течение трех суток со дня поступления жалобы направить ее со всеми материалами дела в соответствующий суд, вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу.

В силу ст. 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления.

В случае пропуска срока, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, указанный срок по ходатайству лица, подающего жалобу, может быть восстановлен судьей или должностным лицом, правомочными рассматривать жалобу.

При этом в силу ч. 4 указанной статьи об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении выносится определение.

Таким образом, с учетом вышеприведенных положений жалоба на постановление мирового судьи подлежит в течение трех суток со дня поступления направлению со всеми материалами дела в вышестоящий суд, то есть в соответствующий районный суд, для пересмотра в порядке, предусмотренном ст. 30.2 - 30.8 КоАП РФ.

Согласно действующему административному законодательству, право разрешить ходатайство о восстановлении пропущенного срока принадлежит судье, правомочному рассматривать жалобу, а не судье, вынесшему обжалуемое постановление. Об отказе в удовлетворении ходатайства выносится определение.

В частности, жалоба на постановление по мотиву пропуска срока для обжалования была возвращена письмом мировым судьей (с.у. N 6) при исполнении обязанностей мирового судьи судебного участка N 5 Московского района г. Чебоксары ЧР.

 

10) несоответствие судебных постановлений и решений требованиям КоАП РФ к их содержанию

 

Требования к содержанию постановлений по делу об административном правонарушении определены ст. 29.10 КоАП РФ.

Решение по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении в силу ч. 2 ст. 30.7 КоАП РФ должно содержать сведения, предусмотренные частью 1 статьи 29.10 КоАП РФ.

Между тем судья Шумерлинского районного суда ЧР, отменяя постановление мирового судьи, в решении ограничилась лишь ссылкой на обоснованность доводов протеста прокурора, не изложив в нем предусмотренные ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ сведения в части обстоятельств, установленных при рассмотрении дела, и мотивированное решение по делу.

 

11) несоблюдение положений ст. 30.7 КоАП РФ, предусматривающей, что по результатам рассмотрения жалобы в случае оставления постановления по делу об административном правонарушении без изменения может быть вынесено исключительно решение.

В частности, оставляя постановление по делу об административном правонарушении без изменения, а жалобу без удовлетворения, судья Урмарского районного суда ЧР вынес постановление.

 

IV. Недостатки при оформлении постановлений и решений

по делам об административных правонарушениях

 

В частности, при оформлении постановлений и решений имеет место небрежность в указании оснований прекращения производства по делу, а также состава административного правонарушения.

Так, постанавливая решение о прекращении производства по делу, судья Шумерлинского районного суда ЧР, указав в мотивировочной части решения об отсутствии состава в действиях лица административного правонарушения (прекращение по этому основанию предусмотрено п. 2 ст. 24.5 КоАП РФ), пришла к выводу о необходимости прекращения производства по делу на основании п. 1 ст. 24.5 КоАП РФ (за отсутствием события административного правонарушения).

При этом в этой же части решения судья, ссылаясь на п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ, предусматривающего прекращение производства по делу ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности, в резолютивной части решения постановила прекратить производство по делу ввиду отсутствия события административного правонарушения (дела N 4-А-44, 45).

Мировым судьей судебного участка N 3 Чебоксарского района ЧР в вводной части постановления указывалось, что судьей рассматривалось дело по ст. 12.26 КоАП РФ. В описательной части приводилась объективная сторона правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. В резолютивной части производство по делу прекращалось судьей по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, хотя данное административное правонарушение не содержит нескольких составов правонарушений.

Допускается судьями небрежность при составлении протокола судебного заседания.

Согласно п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", при рассмотрении дела об административном правонарушении коллегиальным органом ведется протокол, в котором закрепляются проведенные процессуальные действия, объяснения, показания и заключения участвующих в деле лиц и указываются исследованные документы.

Учитывая, что КоАП РФ не содержит запрета на ведение протокола при рассмотрении дела судьей, в необходимых случаях возможность ведения такого протокола не исключается.

При этом ведение протокола судебного заседания в таком случае также должно осуществляться в соответствии с требованиями действующего административного законодательства.

В частности, небрежность при составлении протокола по делу об административном правонарушении по ст. 19.7 КоАП РФ в отношении О. была допущена судьей Шумерлинского районного суда ЧР, которым рассмотрение дела было назначено на 20 ноября 2006 года на 11 час. Между тем из составленного протокола судебного заседания следовало, что датой рассмотрения дела являлось 21 ноября 2006 года.

Судебное заседание открыто в 11 часов, и дело (не представляющее особой сложности) рассматривалось в течение 4-х часов до 15 час. При этом решение суда объявлено 13 ноября 2006 года в 15 час. 20 мин. В указанный день изготовлен протокол судебного заседания.

Из материалов дела по ст. 12.26 КоАП РФ в отношении М. усматривалось, что оно было рассмотрено судьей Вурнарского районного суда ЧР с участием секретаря Т. Между тем протокол судебного заседания в материалах дела отсутствовал (справка N 01-28-143).

 

Некоторые рекомендации:

1) по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, указанных в главе 12 КоАП РФ (например, ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ), совершение которых повлекло за собой дорожно-транспортное происшествие, следует предоставлять возможность дать свои объяснения по делу водителю - второму участнику ДТП.

2) оставляя заявленное ходатайство об отложении рассмотрения дела без удовлетворения, судье не следует мотивировать отказ исключительно тем, что отложение рассмотрения дела будет способствовать истечению срока давности привлечения к административной ответственности. Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства, судье необходимо привести иные основания, по которым оно подлежит оставлению без удовлетворения.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного суда Чувашской Республики

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь