Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Утвержден

постановлением президиума

Свердловского областного суда

от 17 июля 2007 г.

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2007 ГОДА)

 

Вопросы применения жилищного законодательства

 

Расходы собственника комнаты в коммунальной квартире определяются пропорционально его доле в праве общей собственности на общее имущество в данной квартире.

 

 

Т., проживающий в квартире N 1, обратился в суд с иском к собственнику вышерасположенной квартиры N 2 А. о возмещении ущерба, причиненного в результате затопления квартиры, в размере 19418 руб. 64 коп. Вина жильцов квартиры N 2 подтверждается актом ЖЭУ-10.

Определением мирового судьи с согласия истца к участию в деле были привлечены ответчики К. и Б., каждый из которых является наряду с А. единоличным собственником комнаты в трехкомнатной квартире N 2.

Ответчик Б. иск не признала, пояснила, что является собственником комнаты, но в ней не проживает, следит за состоянием квартиры. При посещении квартиры 14.09.2005 она осмотрела краны; заметив, что один из них подтекает, вызвала слесаря-сантехника; заявка была выполнена наполовину, поскольку жильцы других комнат выгнали слесаря.

Представитель третьего лица - ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" пояснил, что согласно имеющемуся журналу 14.09.2005 Б. действительно была подана заявка о течи крана в квартире N 2. По заявке были направлены слесари, которые полностью выполнить работу не смогли, так как жильцы квартиры пояснили, что причину протечки устранят самостоятельно. Слесари лишь перекрыли воду. В результате последующего самостоятельного открытия вентиля, перекрывающего воду, он жильцами был сорван, и произошло затопление.

Ответчики К., А. в судебное заседание не явились.

Решением мирового судьи судебного участка N 6 Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга постановлено: взыскать солидарно с С., К. в пользу Т. в возмещение ущерба сумму в размере 19418 руб. 64 коп., затраты на составление сметы в сумме 704 руб. 99 коп., государственную пошлину в сумме 704 руб. 99 коп.

Апелляционным решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 19.09.2006 решение мирового судьи изменено: с К., Б. солидарно взыскано в пользу Т. в счет возмещения ущерба 19418 руб. 64 коп., за составление сметы 704 руб. 99 коп., государственная пошлина в размере 703 руб. 71 коп., в остальной части иска отказано.

В надзорной жалобе Б. просила отменить принятые по делу судебные постановления с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Президиум отменил принятые по делу судебные постановления, указав на следующее.

Изменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции указал, что мировой судья необоснованно возложил обязанность по возмещению вреда на собственника одной из комнат в коммунальной квартире С., поскольку согласно свидетельству о праве собственности собственником комнаты является не С., а А., в связи с чем в удовлетворении иска к С. следует отказать.

Приведенное соображение являлось формальным, поскольку из материалов дела следует, что иск был заявлен к трем собственникам комнат в коммунальной квартире, одним из них являлся А., в представленных по иску доказательствах указан именно А. При таких обстоятельствах описка в решении мирового судьи не могла являться самостоятельным основанием для изменения существа решения; подобный формальный недостаток мог быть исправлен в порядке, предусмотренном ст. 200 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Президиум не согласился и с применением судами первой и апелляционной инстанций норм материального права.

Возлагая на ответчиков обязанность солидарного возмещения вреда, суды исходили из солидарной обязанности собственников коммунальной квартиры по содержанию общего имущества.

Однако в соответствии с ч. 2 ст. 43 Жилищного кодекса Российской Федерации расходы собственника комнаты в коммунальной квартире определяются пропорционально его доле в праве общей собственности на общее имущество в данной квартире.

Кроме того, в силу ст. 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации солидарная ответственность по возмещению вреда возможна лишь в случае его совместного причинения. В спорных правоотношениях такая ответственность могла быть возложена лишь по иску потерпевшего к непосредственным причинителям вреда, осуществлявшим 16.09.2005 ремонт сантехнического оборудования, либо на основании ст. 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации по регрессному иску возместивших вред собственников.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 18.04.2007, дело N 44-Г-55/2007

 

Первоуральское МУП "Единый расчетный центр" не является надлежащим истцом по делу о взыскании задолженности по оплате коммунальных услуг, поскольку не предоставляет эти услуги пользователям и не состоит с последними в договорных отношениях.

 

 

Первоуральское МУП "Единый расчетный центр" обратилось в суд с иском к З. и Д. о взыскании задолженности по коммунальным платежам за период с сентября 2003 года по ноябрь 2006 года с учетом начисленной пени, всего 68852 руб. 63 коп. В обоснование иска указано, что З. и Д. являются собственниками квартиры по 1/2 доле. За указанный период ответчики не производили оплату предоставляемых им как собственникам жилого помещения коммунальных услуг.

Ответчики исковые требования признали частично. Признали требования по взысканию задолженности по оплате услуг по вывозу мусора в размере 798 руб. 40 коп., за поставку газа - 1731 руб., за обслуживание домофона - 199 руб. 60 коп. Остальные требования не признают, указывая, что предоставляемые услуги ненадлежащего качества и оплачивать их они не будут.

Решением Первоуральского городского суда с З. и Д. взыскано в пользу ПМУП "Единый расчетный центр" по 26659 руб. 95 коп. и расходы по оплате государственной пошлины в сумме 833 руб. 20 коп. с каждого. В остальной части иска ПМУП "Единый расчетный центр" отказано.

В кассационной жалобе З. и Д. просили решение суда отменить.

Судебная коллегия отменила решение суда в связи с неправильным определением судом характера спорных отношений и, соответственно, неправильным применением норм материального и процессуального права.

Предметом данного спора является понуждение ответчиков к исполнению обязательств по договору предоставления услуг по содержанию жилого помещения и предоставления коммунальных услуг. Данные правоотношения основаны на договорных обязательствах сторон, и суд для правильного рассмотрения данного дела должен был первоначально установить стороны этих договорных отношений, выяснить, кто оказывает истцам услуги, по оплате которых возникла задолженность, перед кем истцы имеют неисполненные обязательства, возникшие из этих договорных отношений.

Исходя из этого, суд должен был проверить право истца требовать оплаты предоставленных ответчикам коммунальных услуг. Это судом не сделано.

Согласно ст. 153 Жилищного кодекса Российской Федерации ответчики как собственники жилого помещения обязаны своевременно вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

В соответствии со ст. 155 Жилищного кодекса Российской Федерации члены товарищества собственников жилья либо жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива вносят обязательные платежи и (или) взносы, связанные с оплатой расходов на содержание, текущий и капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, а также с оплатой коммунальных услуг, в порядке, установленном органами управления товарищества собственников жилья либо органами управления жилищного кооператива или органами управления иного специализированного потребительского кооператива.

Не являющиеся членами товарищества собственников жилья либо жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива собственники помещений в многоквартирном доме, в котором созданы товарищество собственников жилья либо жилищный кооператив или иной специализированный потребительский кооператив, вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом.

Собственники помещений в многоквартирном доме, в котором не созданы товарищество собственников жилья либо жилищный кооператив или иной специализированный потребительский кооператив и управление которым осуществляется управляющей организацией, плату за жилое помещение и коммунальные услуги вносят этой управляющей организации.

Собственники помещений в многоквартирном доме, осуществляющие непосредственное управление таким домом, вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности.

Собственники жилых домов оплачивают услуги и работы по их содержанию и ремонту, а также вносят плату за коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности.

Собственники помещений в многоквартирном доме оплачивают услуги и работы по содержанию и ремонту этих помещений в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности.

Вышеприведенные нормы жилищного законодательства указывают на то, что собственники жилых помещений обязаны производить оплату коммунальных услуг:

жилищному кооперативу или товариществу собственников жилья, членами которого они являются, либо если они не являются их членами, но в доме созданы такой кооператив или товарищество;

управляющей компании, если в доме не создан ни кооператив, ни товарищество собственников жилья и управление домом осуществляется управляющей компанией;

лицам, осуществляющим соответствующие виды деятельности (организациям, оказывающим коммунальные услуги), собственникам жилых помещений в многоквартирном доме в соответствии с заключенными договорами.

Первоуральское муниципальное предприятие "Единый расчетный центр" не является ни жилищным, ни иным специализированным потребительским кооперативом, не является оно и управляющей компанией. Доказательств того, что ПМУП "Единый расчетный центр" оказывает ответчикам какие-либо коммунальные услуги, в материалах дела не имеется. Согласно уставу ПМУП "Единый расчетный центр" оказание жильцам многоквартирных домов каких-либо коммунальных услуг либо услуг по содержанию и техническому обслуживанию жилого помещения к целям, предметам и видам деятельности этого предприятия не относится. К видам деятельности указанного предприятия относятся предоставление услуг по ведению первичной бухгалтерской отчетности, сбору средств за жилищно-коммунальные услуги, организация расчетов между поставщиками и потребителями коммунальных услуг. Данные услуги оказываются не потребителям жилищно-коммунальных услуг, а поставщикам таких услуг на основании договоров возмездного оказания услуг, что подтверждается имеющимися в материалах дела договорами между истцом и ППМУП "Водоканал", ЗАО "ГАЗЭКС", ПМУП "Завод по переработке твердых бытовых отходов", МУП "ПервоуральскРемСервис", ЗАО "Свердловские коммунальные системы".

Представитель истца в судебном заседании 24.11.2006 пояснила, что ПМУП "Единый расчетный центр" осуществляет деятельность только по ведению первичного бухгалтерского учета и не выполняет работ по обслуживанию жилого фонда.

Судебная коллегия, отменяя решение суда, приняла по данному делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований. Отказывая в удовлетворении иска, судебная коллегия исходит из нижеследующих обстоятельств. Ответчики не имеют перед истцом договорных обязательств. Истец, как лицо, не предоставлявшее ответчикам жилищно-коммунальных услуг и не состоящее с ними в договорных отношениях, не имеет права требовать в свою пользу оплаты предоставленных ответчикам другими лицами жилищно-коммунальных услуг. По требованиям о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг ПМУП "Единый расчетный центр" не является надлежащим истцом.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 24.04.2007, дело N 33-3038/2007

 

Суд незаконно снял с жилого помещения статус служебного, поскольку исключение жилого помещения из специализированного жилищного фонда может осуществляться только на основании решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом.

 

 

Ж. обратилась в суд с иском к Администрации г. Екатеринбурга о снятии с жилого помещения статуса служебного.

В обоснование иска указала, что 15.08.1996 ей в связи с работой с 15.02.1991 дворником в ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" (ранее - МУП "Градмаш", УЖКХ) было предоставлено служебное жилое помещение - комната площадью 18,8 кв. м в жилом доме коридорной системы, на право занятия которой выдан ордер от 15.08.1996. Ее стаж работы в системе ЖКХ составляет 16 лет, по настоящее время она работает в ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" и желает приватизировать жилое помещение. Неоднократно обращалась в ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" и Администрацию Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга с просьбой снять статус служебного жилого помещения, но везде получала отказ. В судебном заседании пояснила, что статус жилого помещения необходимо изменить с целью последующей приватизации жилого помещения.

Представитель ответчика с иском не согласился.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования Ж. к Администрации г. Екатеринбурга об исключении жилого помещения из числа служебных удовлетворены.

В кассационной жалобе Администрация г. Екатеринбурга просила решение суда отменить в связи с неправильным применением судом норм материального права и неполным выяснением обстоятельств, имеющих значение для дела.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

Свои требования истец основывала на том, что она не подлежит выселению из занимаемого служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения в силу ст. 13 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" от 29.12.2004 N 189-ФЗ. Кроме того, Ж. намерена приватизировать комнату, и именно в целях реализации права на приватизацию жилья ею предъявлен настоящий иск, так как согласно ч. 1 ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 04.07.1991 (в последующих редакциях) служебные жилые помещения не подлежат приватизации.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" от 29.12.2004 N 189-ФЗ граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

При установлении обстоятельств, указанных в ст. 13 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ, суд имеет основания признать, что спорное жилое помещение фактически утратило статус служебного и потому в соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" подлежит передаче в собственность граждан в порядке приватизации.

Однако в данном деле истец не заявляла требования о признании права на приватизацию жилого помещения, об устранении препятствий в приватизации жилого помещения. Единственным требованием Ж. являлось требование снять с комнаты статус служебного жилого помещения. Согласно ст. 101 действовавшего Жилищного кодекса РСФСР жилое помещение включалось в число служебных решением рай(гор)исполкома (впоследствии местной администрации). Из положений ч. 2 ст. 92 Жилищного кодекса Российской Федерации, действовавшего на момент предъявления иска и рассмотрения дела, следует, что исключение жилого помещения из специализированного жилищного фонда осуществляется на основании решений органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом. Своим решением суд не может снять с жилого помещения статус служебного.

В данном случае вопрос о фактическом изменении статуса служебного жилого помещения применительно к обстоятельствам, указанным в ст. 13 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", мог обсуждаться судом в рамках гражданского дела по заявлению Ж. об оспаривании решений, действий (бездействия) органов местного самоуправления и должностных лиц, поданному в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В случае спора истец, считая свое право на приватизацию жилого помещения нарушенным в связи со служебным статусом данного помещения, из которого он не может быть выселен без предоставления другого жилого помещения, вправе обратиться с иском о признании за ним такого права в судебном порядке, а при наличии препятствий в виде бездействия лиц, на которых законом возложена обязанность оформления документов для приватизации, - с требованием о возложении соответствующей обязанности.

Вывод суда о том, что Ж. не подлежит выселению из служебного жилья без предоставления другого жилого помещения, сделан судом без выяснения всех обстоятельств по делу, в частности того, состоит ли она на учете в качестве нуждающейся в жилом помещении в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации или имеет ли право состоять на таком учете. Данные о том, что служебная комната является единственным жилым помещением для истца и истец не является членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, собственником жилых помещений либо членом семьи собственника жилого помещения, в суд первой инстанции не были представлены.

Судебная коллегия направила дело на новое рассмотрение в тот же суд. Суду необходимо, исходя из предъявляемых истцом требований, выяснить юридически значимые по делу обстоятельства, а при наличии спора о праве гражданина на приватизацию рассмотреть его с правильным применением норм материального и процессуального права.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 17.05.2007, дело N 33-3456/2007

 

Вопросы применения законодательства

о защите прав потребителей

 

Суд правильно полагал, что изменение и расторжение договора возможно было только по соглашению сторон, поскольку ни законом, ни договором на предоставление услуг сотовой связи не предусмотрено право оператора в одностороннем порядке изменять стоимость услуг, а также порядок ее расчета.

 

Б. обратился в суд с иском к ОАО "Мобильные ТелеСистемы" о защите прав потребителей. В обоснование исковых требований указал, что 16.05.2002 между ним и ЗАО "Уралтел", ныне реорганизованным путем присоединения к филиалу ОАО "Мобильные ТелеСистемы", заключен договор на предоставление услуг сотовой радиотелефонной связи. 07.03.2006 им был изменен прежний тарифный план ("Бизнес 250") на тарифный план "Безлимитный". Условия данного тарифного плана предусматривали неограниченное число входящих и исходящих вызовов при условии внесения ежемесячной абонентской платы в размере 998 руб. Из информационных сообщений, размещенных на Интернет-сайте ОАО "МТС", стало известно, что условия использования тарифного плана "Безлимитный" неоднократно в одностороннем порядке были изменены ОАО "МТС". В частности, оператором связи последовательно была изменена стоимость тарифного плана с 12.07.2006 до 1000 руб., а с 09.10.2006 до 1300 руб. Из этого же информационного источника ему стало известно, что с 09.10.2006 ОАО "МТС" в отношении указанного тарифного плана были введены ограничения по объему предоставляемых услуг в виде фиксированного числа исходящих вызовов в количестве 2000 минут в месяц, включая вызовы при передаче данных на номер 0885, переадресованные вызовы. Кроме того, в число указанных 2000 минут не входят исходящие вызовы на телефоны абонентов МТС - Россия, находящихся за пределами территории Свердловской области, платить за которые теперь необходимо отдельно. В настоящее время оператор связи обязан создавать систему информационно-справочного обслуживания в целях предоставления абонентам информации, связанной с оказанием услуг. Оператор связи оказывает бесплатно и круглосуточно определенные информационно-справочные услуги, в том числе выдает информацию абоненту о состоянии его лицевого счета и о задолженности по оплате услуг подвижной связи. Ответчик при оказании услуги связи предоставляет истцу возможность проверки суммы денежных средств, имеющихся на лицевом счете. Данная информация предоставляется при наборе на телефоне *100#. При этом сумма денежных средств указывается оператором связи в условных единицах ($). Б. полагал, что действиями ответчика нарушаются его права и просил восстановить положение, существовавшее до нарушения его прав, обязав ОАО "МТС" отменить изменение услуг связи по тарифному плану "Безлимитный", восстановив первоначальный размер стоимости оказания услуг в сумме 998 руб.; обязать ОАО "МТС" отменить ограничение объема услуг, предоставляемых по тарифному плану "Безлимитный", в виде фиксированного числа исходящих вызовов в количестве 2000 минут в месяц, включая вызовы при передаче данных на номер 0885, переадресованные вызовы, восстановив неограниченное число исходящих вызовов на стационарные телефоны Свердловской области, на телефоны абонентов прочих операторов фиксированной сотовой связи Свердловской области, на телефоны ГТС г. Екатеринбурга, на мобильные телефоны всех абонентов МТС; взыскать излишне уплаченную сумму в связи с незаконным изменением стоимости услуг по тарифному плану "Безлимитный" за период с 13.07.2006 в размере 738 руб. 40 коп.; обязать ОАО "Мобильные ТелеСистемы" отменить использование условной единицы ($) в качестве единицы исчисления при предоставлении информации об оказываемых услугах связи.

В судебном заседании истец уточнил исковые требования и указал, что на день вынесения решения сумма имущественных требований к ОАО "МТС" составила 1014 руб. 08 коп.

Представители ОАО "Мобильные ТелеСистемы" - Ш., М. исковые требования не признали, пояснили, что применительно к договорным обязательствам в ст. 310, п. 3 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержится ограничений: закон допускает включение условия об одностороннем изменении договора. Возможность установления оператором тарифов на услуги связи в одностороннем порядке полностью согласуется с п. 25, 32 "Правил оказания услуг телефонной связи", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 N 328. Изменение размера абонентской платы было вызвано новыми экономическими условиями, возникшими вследствие изменения действующего законодательства. С 01.07.2006 вступил в силу Федеральный закон N 32-ФЗ "О внесении изменений в ст. 54 Федерального закона "О связи", в соответствии с которым была отменена плата за входящие звонки. Увеличение абонентской платы было вынужденной мерой со стороны оператора, даже после ее увеличения возможны ситуации, когда расходы оператора будут значительно выше размера абонентской платы. Оператор ведет статистику по всем абонентам, подключенным к тарифу "Безлимитный", из этой статистики следует, что абонент тратит 544,9 минуты в месяц на те направления, которые включены в абонентскую плату. Следовательно, 2000 минут среднестатистическому абоненту достаточно. На территории Свердловской области услуги подвижной связи предоставляются шестью операторами, то есть у истца имеется возможность выбора как оператора связи, так и условий конкретного тарифного плана. Основываясь на п. 2 Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 N 328, совокупностью ценовых условий, на которых оператор связи предлагает пользоваться одной или несколькими услугами подвижной связи, является тарифный план. Во исполнение законных требований в офисах продаж ОАО "МТС" все ценники на товары и тарифные планы на услуги связи содержат стоимостные характеристики, выраженные в рублях. В течение 2006 года курс условной единицы был изменен только один раз, что само по себе говорит о его стабильности. Информация об изменении с 15.07.2006 курса у.е. была опубликована на интернет-сайте ОАО "МТС" 05.07.2006. Информация об остатке средств на лицевом счете абонента, размер которых определен в у.е., не является ценой услуг связи, а представляет собой обобщенную информацию об объеме услуг и может быть доведена до сведения абонента в любом не запрещенном законом виде, в том числе и в условных единицах.

Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования Б. удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе ОАО "Мобильные ТелеСистемы" просило отменить решение суда.

Судебная коллегия оставила кассационную жалобу без удовлетворения, решение суда - без изменения, поскольку судом правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела; выводы, изложенные в решении суда, соответствуют установленным обстоятельствам; нарушений норм материального и процессуального права судом не допущено.

Удовлетворяя исковые требования о признании незаконными действий ответчика по изменению в одностороннем порядке условий договора, суд указал, что в соответствии со ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

На основании п. 1 ст. 428 Кодекса договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (п. 2 ст. 428 Кодекса).

Суд установил, что между сторонами заключен договор на предоставление услуг сотовой радиотелефонной связи.

07.03.2006 истец изменил тарифный план "Бизнес 250" на тариф "Безлимитный", предусматривающий неограниченное число входящих и исходящих вызовов при условии оплаты ежемесячной абонентской платы в размере 998 руб.

Из лицевых счетов абонента усматривается, что ответчик неоднократно в одностороннем порядке изменял стоимость тарифного плана, ввел ограничения объема предоставляемых услуг в виде фиксированного количества исходящих вызовов в размере 2000 минут в месяц, не уведомив об этом истца.

В соответствии со ст. 62 Федерального закона "О связи" от 07.07.2003 защита прав пользователей услугами связи при оказании услуг электросвязи и почтовой связи, гарантии получения этих услуг связи надлежащего качества, право на получение необходимой информации об услугах связи и об операторах связи, основания, размер и порядок возмещения ущерба в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, возникающих из договора об оказании услуг связи, определяются данным Законом и законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей.

Изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами или договором (ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ни законом, ни договором на предоставление услуг сотовой связи от 16.05.2002 не предусмотрено право оператора в одностороннем порядке изменять стоимость услуг, а также порядок расчета стоимости услуг. Подписи истца в договоре о том, что он ознакомлен с Правилами предоставления услуг и согласен с условиями, не имеется. Поэтому не могут быть приняты во внимание доводы представителя ответчика о том, что поскольку Правила предусматривают возможность изменения тарифного плана, то его действия являются обоснованными.

Ссылку ответчика на вынужденность действий по изменению тарифа и условий предоставления услуг в связи с принятием с 01.07.2006 Федерального закона N 32-ФЗ "О внесении изменений в ст. 54 Федерального закона "О связи" суд посчитал необоснованной. Федеральный закон от 03.03.2006 N 32-ФЗ и Федеральный закон "О связи" от 07.07.2003 не дают ответчику права в одностороннем порядке изменять условия заключенного договора. Изменение экономических условий может быть причиной для изменения или расторжения договора, но с соблюдением предусмотренного ст. 452 Гражданского кодекса Российской Федерации порядка, однако не является основанием для одностороннего изменения условий договора.

Исходя из этого, суд удовлетворил требование Б. и восстановил положение, существовавшее до нарушения права.

Признал суд несостоятельными и доводы ответчика - ОАО "МТС" о том, что предоставление абонентам информации о состоянии лицевого счета в условных единицах не противоречит нормам действующего законодательства.

Подпункт "б" п. 25, подп. "а" п. 27 Правил оказания услуг подвижной связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 N 328, в системном единстве с п. 2 ст. 8, ст. 10 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" обязывают оператора предоставлять необходимую для заключения и исполнения договора информацию. Указанная информация на русском языке в наглядной и доступной форме бесплатно доводится до сведения потребителей (абонентов).

Информация о состоянии лицевого счета в условных единицах не позволяет истцу своевременно и в доступной форме получить сведения об объеме денежных средств на лицевом счете, что влечет нарушение его прав.

При вынесении решения судом дана надлежащая правовая оценка всем представленным доказательствам по правилам, предусмотренным ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Решение суда является законным и обоснованным. Оснований для переоценки доказательств и отмены решения суда по доводам, изложенным в кассационной жалобе, судебная коллегия не нашла.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 05.04.2007, дело N 33-2139/2007

 

Вопросы применения социального законодательства

 

Заявление о назначении ежемесячного пособия на ребенка подается в территориальный исполнительный орган государственной власти в сфере социальной защиты населения по месту жительства лица, обратившегося за назначением пособия, а не по месту его регистрации.

 

Ц. обратилась в суд с иском к Территориальному отраслевому исполнительному органу государственной власти - Управлению социальной защиты населения Ленинского района г. Екатеринбурга о признании противоречащим закону и необоснованным отказа в назначении пособия на ребенка, о возложении на ответчика обязанности по назначению пособия на ребенка.

В обоснование иска указала, что она обратилась в Управление с заявлением о назначении пособия на несовершеннолетнего ребенка, однако в этом ей было отказано письмом от 14.07.2006 N 883 со ссылкой на отсутствие постоянной регистрации (прописки) в г. Екатеринбурге.

Истец полагает, что отказ был необоснованным, нарушающим ее конституционное право на получение государственного пособия, которое должно выплачиваться по месту жительства, а она проживает в г. Екатеринбурге с 2004 года. Данный факт подтверждается свидетельством о регистрации по месту пребывания, медицинскими документами, копией трудовой книжки и пр. Просила обязать ответчика произвести начисление и выплату пособия с момента обращения, то есть с 14.07.2006.

Представитель ответчика иск не признал, пояснив, что временное пребывание на территории Свердловской области не порождает у ответчика обязанности по выплате ей пособия. Истец с целью закрепления права на жилую площадь сохраняет регистрацию по месту постоянного проживания в Республике Марий Эл, где ранее и получала пособие. Конституционное право на получение истцом пособия не нарушено, поскольку это право может быть реализовано в любое время при обращении в органы соцзащиты по месту постоянного проживания.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга в удовлетворении исковых требований Ц. отказано.

В кассационной жалобе Ц. просила решение суда отменить как незаконное.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

Федеральным законом от 19.05.1995 N 81-ФЗ (в редакции Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ) "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" предусмотрено, что с 01.01.2005 размер, порядок назначения и выплаты ежемесячного пособия на ребенка устанавливаются законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации с финансированием за счет средств субъекта Российской Федерации. Ранее, до 01.01.2005, выплата ежемесячного пособия на ребенка осуществлялась за счет средств федерального бюджета.

14.12.2004 принят Областной закон N 204-ОЗ "О ежемесячном пособии на ребенка", вступивший в силу с 01.01.2005, в соответствии с которым заявление о назначении ежемесячного пособия на ребенка подается в территориальный исполнительный орган государственной власти Свердловской области в сфере социальной защиты населения по месту жительства лица, обратившегося за назначением пособия.

Постановлением Правительства Свердловской области от 01.02.2005 N 70-ПП утвержден Перечень документов, подтверждающих соблюдение условий осуществления выплаты ежемесячного пособия на ребенка, которым предусматривается, что к заявлению о назначении ежемесячного пособия на ребенка прилагается справка с места жительства лица, обратившегося за назначением ежемесячного пособия на ребенка, о составе его семьи.

Отказывая в удовлетворении иска Ц., суд первой инстанции указал, что отказ Управления социальной защиты населения Ленинского района г. Екатеринбурга в выплате пособия по месту временного проживания не нарушает права истца на получение пособия на ребенка, поскольку оно может быть реализовано по месту постоянного проживания, а постоянным местом жительства Ц. является г. Йошкар-Ола. При этом суд исходил из того, что Ц. зарегистрирована по месту пребывания в г. Екатеринбурге временно (с 23.06.2004 по 23.06.2007) в квартире, занимаемой ее отцом по договору социального найма, а постоянного места жительства в г. Екатеринбурге не имеет.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда, поскольку он сделан в результате ошибочного толкования закона.

Место жительства - это коллизионная привязка, используемая в международном частном праве России, и оно должно определяться согласно Российскому же праву.

В соответствии со ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. При этом речь идет о фактическом проживании, которое не обязательно совпадает с местом регистрации по месту жительства. Для вывода о фактическом проживании по определенному месту могут приниматься во внимание длительность проживания, наличие связей с социальным окружением (работа, обучение детей в школе, супруг и другое), намерения лица (желание остаться навсегда и другое) и его правовое положение.

Закон Российской Федерации от 25 июня 1993 года N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" устанавливает, что место жительства - это жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 3 Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" регистрация или ее отсутствие не могут служить основанием для ограничения или условием реализации прав и свобод граждан.

По смыслу указанных норм права регистрация не входит в понятие "место жительства" и является лишь одним из обстоятельств, отражающих факт нахождения гражданина по месту жительства или пребывания. Отсутствие регистрации не исключает возможности установления места жительства гражданина на основе других данных, не обязательно исходящих от органов регистрационного учета.

Между тем из содержания решения суда следует, что суд согласился с суждением ответчика и постановил свое решение только на одном факторе - наличии у истца временной регистрации, не принимая во внимание доводы Ц., подтверждающие факт ее постоянного проживания по месту регистрации.

Судебная коллегия не согласилась с суждением суда о том, что в данном деле предметом спора является лишь разрешение вопроса о законности или незаконности действий Управления социальной защиты Ленинского района, а установление в судебном порядке места жительства имеет иной субъектный состав и предмет спора.

Даже если следовать логике суда, то говорить о законности действий органов социальной защиты нет оснований, поскольку из содержания ответа от 14.07.2006 следует, что отказ в назначении пособия основан только на одном факторе - отсутствии постоянной регистрации в г. Екатеринбурге, что противоречит Областному закону N 204-ОЗ "О ежемесячном пособии на ребенка", в соответствии с которым заявление о назначении ежемесячного пособия на ребенка подается по месту жительства лица, обратившегося за назначением пособия, а не по месту его регистрации (временной либо постоянной). Свое место жительства истец в заявлении указала.

При таких обстоятельствах, проверяя законность действий органов социальной защиты, суд обязан был дать оценку доводам истца о наличии у нее постоянного или преимущественного места жительства в г. Екатеринбурге. Установление же в ином судебном порядке места жительства не требуется, поскольку проверка доводов истца в отношении ее места жительства именно в г. Екатеринбурге является одним из средств доказывания.

Из материалов дела следует, что Ц. представила суду достаточно доказательств, подтверждающих факт ее проживания в г. Екатеринбурге с 2004 года (справки о регистрации, медицинские документы, документы о посещении ребенком образовательного учреждения). Кроме того, в судебном заседании в качестве свидетеля был допрошен отец Ц. - С., подтвердивший, что истец постоянно с 2004 года проживает вместе с ним по указанному ею адресу. Утверждение свидетеля о том, что он не намерен зарегистрировать истца с дочерью на постоянной основе в связи небольшой жилплощадью, правового значения при решении вопроса о месте жительства истца по правилам ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеет.

Ссылка представителя ответчика на Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 06.02.2003 N 105-О и от 05.10.2000 N 199-О, которыми при рассмотрении вопросов, касающихся отказа органов службы занятости в регистрации в качестве безработного и, соответственно, отказа в назначении и выплате пособия гражданину, не имеющему регистрации по постоянному месту жительства, установлено, что законодатель вправе предусматривать в законе определенные организационно-учетные правила, в частности, в целях исключения злоупотребления правом, в данном случае неуместна, поскольку предметом рассмотрения Конституционного Суда являлись вопросы, связанные с регистрацией по месту жительства. Законодатель в Областном законе N 204-ОЗ "О ежемесячном пособии на ребенка" никаких ограничений, касающихся регистрации лица, обратившегося за назначением пособия, не предусмотрел, указав, что заявление о назначении ежемесячного пособия на ребенка подается в территориальный исполнительный орган государственной власти Свердловской области в сфере социальной защиты населения по месту жительства лица, обратившегося за назначением пособия, а не по месту его регистрации.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании документов, имеющихся в материалах дела, истец представила суду достаточно доказательств, подтверждающих ее место жительства именно в г. Екатеринбурге, а ответчик каких-либо возражений относительно приведенных доводов не представил, судебная коллегия вынесла по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Ц. к Территориальному отраслевому исполнительному органу государственной власти - Управлению социальной защиты населения Ленинского района г. Екатеринбурга о признании противоречащим закону и необоснованным отказа в назначении пособия на ребенка и о возложении на ответчика обязанности назначить пособие с момента обращения за таковым.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 08.05.2007, дело N 33-3055/2007

 

Суду следовало установить занятость лица на работах с осужденными, поскольку право на пенсию в связи с особыми условиями труда имеют работники, постоянно занятые выполнением работ, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени.

 

К. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Ленинскому району г. Екатеринбурга о включении периодов осуществления деятельности в специальный стаж.

В обоснование исковых требований истец указала, что 16.08.2006 обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Ленинскому району г. Екатеринбурга за досрочным назначением трудовой пенсии. В назначении пенсии ей было отказано в связи с тем, что в требуемый стаж не был включен период работы с 07.08.1996 по 16.08.2006 в должности начальника учебно-производственных мастерских ФГУП "Следственный изолятор N 5", так как он не был подтвержден документами.

Истец считает, что указанный период не включен в стаж, необходимый для досрочного назначения пенсии, незаконно, по следующим основаниям.

В соответствии с п. 5 Разъяснения Министерства труда Российской Федерации от 22.05.1996 N 5 под полным рабочим днем понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени. В указанное время может включаться время выполнения работ, производимых вне рабочего времени с целью обеспечения основных трудовых функций.

Истец поясняет, что в спорный период в течение полного рабочего дня выполняла должностные обязанности начальника учебно-производственной мастерской, в том числе занималась вопросами сбыта и снабжения, решение которых необходимо для обеспечения бесперебойной и эффективной деятельности УПМ.

Она просила признать за ней право на досрочную пенсию в связи с занятостью на работах с осужденными в учреждении, исполняющем уголовные наказания в виде лишения свободы; обязать ответчика включить период с 07.08.1996 по 16.08.2006 в стаж, необходимый для досрочного назначения пенсии, в связи с занятостью на работах с осужденными в вышеуказанном учреждении; обязать ответчика назначить и выплачивать пенсию с момента обращения - с 16.08.2006.

Ответчик с иском не согласился. В представленном суду письменном отзыве указал, что 16.08.2006 в Управление были представлены документы К. для назначения досрочной трудовой пенсии по подп. 8 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Комиссией Управления по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан было отказано истцу в назначении пенсии в связи с отсутствием стажа, дающего право на досрочное назначение пенсии по старости, о чем был составлен протокол от 23.11.2006 N 843. В соответствии с указанным протоколом в специальный трудовой стаж К. не подлежит зачету период работы с 07.08.1996 по 16.08.2006 в должности начальника учебно-производственных мастерских ФГУП "Следственный изолятор N 5". Основанием для отказа в зачете указанного периода работы К. послужили следующие обстоятельства. К заявлению о назначении пенсии истец приобщила справку о работе N 37, выданную ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России. После направления ответчиком запроса о корректировке стажа истца ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России отозвало вышеуказанную справку как необоснованно выданную в связи с занятостью на работах с осужденными на условиях неполного рабочего дня. Занятость К. на работах с осужденными на условиях неполного рабочего дня подтверждается письмом от 19.02.2007 ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России, указывающим, что непосредственная работа начальника УПМ на работах с осужденными составляет менее 80% рабочего времени. Кроме того, учебно-производственные мастерские в учреждении ИЗ-63/5 были созданы 21.10.1996 приказом начальника учреждения ИЗ-63/5 N 846. Учитывая изложенное, Управление ПФР в Ленинском районе г. Екатеринбурга просило в удовлетворении заявленных требований отказать.

Третье лицо - ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области - с исковыми требованиями не согласилось в полном объеме; в отзыве на исковое заявление указало следующее: согласно приказу от 07.08.1996 N 41 истец была назначена для дальнейшей работы в ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области на должность начальника учебно-производственной мастерской с 07.08.1996 с оплатой по 9 разряду. Согласно должностным инструкциям начальник УПМ осуществляет руководство производственно-хозяйственной деятельностью, координирует работу осужденных в цехе, организует текущее производственное планирование, учет, составление и своевременное предоставление отчетности о производственной деятельности цеха. Согласно письму от 17.11.2006 N 4958 материалы ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области по вопросу оформления пенсии в связи с особыми условиями труда были отозваны последним как необоснованно выданные в связи с занятостью сотрудника на работах с осужденными не на условиях полного рабочего времени. Помимо должностных обязанностей, указанных в должностной инструкции, истец фактически занимается непосредственной работой с заказчиками, поиском наиболее выгодных заказов, приобретением материалов и фурнитуры для пошива заказов, сбытом готовой продукции. В период отсутствия К. руководство УПМ осуществляет ее непосредственный руководитель - заместитель начальника учреждения по тылу либо старший инспектор отдела интендантского и хозяйственного обеспечения. В связи с тем, что истец не занята на работах с осужденными постоянно, ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области просило в удовлетворении исковых требований отказать.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования К. удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе ответчик просил решение отменить как незаконное.

Судебная коллегия отменила решение суда в связи с неправильным установлением обстоятельств, имеющих значение для дела.

Удовлетворяя исковые требования К., суд, правильно руководствуясь п. 3 ст. 1, п. 3 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", Списком работ, профессий и должностей работников учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, занятых на работах с осужденными, пользующихся правом на пенсию в связи с особыми условиями труда, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.02.1994 N 85, посчитал доказанным то обстоятельство, что К., начальник учебно-производственных мастерских ФГУП "Следственный изолятор N 5", в период с 07.08.1996 по 16.08.2006 полный рабочий день была занята на работах с осужденными. Указанное обстоятельство является юридически значимым по данному делу.

Что касается п. 2 ст. 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в соответствии с которым при подсчете страхового стажа периоды работы и (или) иной деятельности, которые предусмотрены ст. 10 и 11 настоящего Федерального закона, после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета, то суд сделал вывод о том, что сведения персонифицированного учета, подлежащие предоставлению работодателем в органы Пенсионного фонда Российской Федерации, не являются самостоятельным основанием для наступления права работника на получение трудовой пенсии, а используются для целей ее надлежащего исчисления при наступлении законного основания к ее получению.

Суд указал, что довод ответчика о неполной занятости истца на работах с осужденными в размерах, принимающих значение меньше 80%, обусловленный позицией третьего лица, документально не подтвержден и противоречит сведениям, первоначально представленным в Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Ленинскому району г. Екатеринбурга третьим лицом.

С таким решением не согласилась кассационная инстанция.

На основании ст. 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", ст. 11 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования", учитывая досрочное назначение пенсии в связи с особым характером работы, сведения о работе необходимо подтверждать представленными работодателем сведениями индивидуального (персонифицированного) учета.

В ответ на запрос Управления Пенсионного фонда от 08.11.2006 N 04-7858 о корректировке стажа К., сделанный в связи с выданной справкой N 37, ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области письмом от 17.11.2006 N 68/И5-4958 отозвало уточняющую справку N 37 как необоснованно выданную.

Занятость К. на работах с осужденными на условиях неполного рабочего дня подтверждается письмом от 19.02.2007 N 68/И5-454 ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России, указывающим, что непосредственная работа начальника учебно-производственных мастерских с осужденными составляет менее 80% рабочего времени.

Согласно Разъяснению Минтруда Российской Федерации от 22.05.1996 N 5, утвержденному Постановлением Минтруда Российской Федерации от 22.05.1996 N 29, право на пенсию в связи с особыми условиями труда имеют работники, постоянно занятые выполнением работ, предусмотренных Списками, в течение полного рабочего дня (п. 5). Под полным рабочим днем понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени (п. 5).

Суд перечисленным доказательствам оценки в решении не дал и сослался лишь на те письменные доказательства, которые фактически отвергнуты работодателем К., участвующим в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика. При этом каких-либо требований к работодателю истец не заявляла, однако она не согласна с позицией третьего лица, с тем, что ее работа с осужденными составляла менее 80% рабочего времени. Суд не разъяснил ей право и обязанность представить доказательства по данному факту.

Таким образом, суд не установил обстоятельство занятости истца на работе с осужденными не менее 80% рабочего дня, хотя оно имеет значение для дела.

Фактически суд признал право истца на досрочную пенсию, тогда как работодатель в категоричной форме оспаривает такое право истца.

Поскольку судебная коллегия не имела возможности устранить указанный недостаток, то, полагая, что истец не исчерпала все средства доказывания, направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 08.05.2007, дело N 33-3136/2007

 

Лица, получавшие пенсии в соответствии с законодательством СССР, кроме пенсий по инвалидности вследствие трудового увечья, профессионального заболевания и по случаю потери кормильца, и выехавшие на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации, не имеют права на сохранение и получение ранее назначенной им пенсии.

 

Г. обратилась в суд с иском к ГУ - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Екатеринбурга о восстановлении выплаты пенсии по старости. В обоснование иска указала, что с октября 1985 года стала получать пенсию по старости. 16.10.1991 выехала на постоянное жительство в Израиль, в настоящее время является гражданкой Израиля; российского гражданства, а также двойного гражданства не имеет, временного разрешения на проживание, вида на жительство, регистрации на территории Российской Федерации не имеет. В связи с выездом в Израиль на основании ст. 180 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденного Постановлением Совмина СССР от 03.08.1972, выплата пенсии была приостановлена. Указывает, что практика Европейского Суда по правам человека признала незаконным приостановление либо прекращение выплаты гражданину государственной пенсии. Считая свои права на пенсионное обеспечение нарушенными, ссылается на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15.06.1998 N 18-П, которым признано незаконным лишение пенсионеров права на получение назначенных им трудовых пенсий, если они выехали на постоянное место жительство за границу до 01.07.1993 либо после этой даты, но непосредственно перед выездом не проживали на территории Российской Федерации. Просила суд обязать восстановить (возобновить) выплату ей пенсии с 15.06.1998 с произведением соответствующего перерасчета.

Ответчик иск не признал и просил в иске отказать.

Третье лицо - Пенсионный фонд Российской Федерации просило в иске отказать.

Кировским районным судом г. Екатеринбурга ГУ - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Екатеринбурга обязано восстановить выплату Г. пенсии и произвести расчет пенсии с 01.11.2001 по день восстановления выплаты пенсии в соответствии с требованиями действующего законодательства с учетом установленной индексации пенсионных выплат.

В кассационной жалобе ГУ - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Екатеринбурга просило решение суда отменить.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

Судом установлено, что 01.10.1985 истцу была назначена пенсия по старости в соответствии с Законом СССР от 14.07.1956 "О государственных пенсиях". В связи с выездом на постоянное место жительства в Израиль, где она проживает до настоящего времени, выплата пенсии истцу прекращена с 14.08.1991.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 15.06.1998 N 18-П по делу о проверке конституционности положений ст. 2, 5 и 6 Закона Российской Федерации от 02.07.1993 "О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации", ст. 2, 5 и 6 признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они допускают лишение пенсионеров права на получение назначенных им трудовых пенсий, если они выехали на постоянное жительство за границу до 01.07.1993 либо после этой даты, но не проживали непосредственно перед выездом на территории Российской Федерации.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении иска, суд исходил из того, что истец, получавшая пенсию в соответствии с законодательством СССР и выехавшая на постоянное место жительства за границу, имеет право на сохранение и получение ранее назначенной пенсии.

Кроме того, как указывает суд в решении, в силу правовой природы пенсий, имеющих характер трудовых, право гражданина на получение полагающейся ему пенсии не может связываться с таким условием, как постоянное его проживание в Российской Федерации.

Вместе с тем в соответствии с Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 11.02.1993 N 4461-1, действующим до настоящего времени, Пенсионному фонду Российской Федерации разрешено осуществлять за счет средств фонда выплату пенсий, назначенных по нормам ранее действовавшего законодательства СССР, гражданам, получавшим пенсии на территории Российской Федерации и выехавшим на постоянное место жительства за границу.

Между тем такой вывод суда нельзя признать законным, поскольку он сделан без учета норм материального права, определяющих круг лиц, имеющих по российскому законодательству право на выплату пенсий, в том числе лиц, выехавших на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации.

Выплата пенсий гражданам, которые выезжали из СССР на постоянное место жительства за границу, регулировалась Положением о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 03.08.1972 N 590.

Пунктом 180 указанного Положения предусматривалась выплата назначенных пенсий только тем гражданам, выехавшим на постоянное место жительства в капиталистические страны, которые являлись получателями пенсии по инвалидности вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, а также по случаю потери кормильца.

Таким образом, граждане, выезжавшие на постоянное место жительства за пределы СССР и являвшиеся получателями иных пенсий (кроме пенсий по инвалидности вследствие трудового увечья, профессионального заболевания, по случаю потери кормильца), права на их получение в СССР не имели.

08.12.1991 главы союзных республик России, Белоруссии, Украины подписали Соглашение "О создании Содружества Независимых Государств (СНГ)", в котором было заявлено о прекращении существования СССР.

Пунктом 2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 12.12.1991 "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" установлено, что на территории РСФСР до принятия соответствующих законодательных актов РСФСР применяются нормы бывшего Союза ССР.

В целях возобновления перевода пенсий за границу Верховный Совет Российской Федерации принял Постановление от 11.02.1993 "О выплате пенсий, назначенных по нормам ранее действовавшего законодательства СССР, гражданам, выехавшим на постоянное место жительства за границу", которым Российская Федерация приняла на себя обязательства СССР в сфере пенсионного обеспечения граждан, выехавших на постоянное место жительства за границу, в той части, в которой это было предусмотрено законодательством СССР.

С учетом изложенного лица, получавшие пенсии в соответствии с законодательством СССР (кроме пенсии по инвалидности вследствие трудового увечья, профессионального заболевания и по случаю потери кормильца) и выехавшие на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации, не имеют права на сохранение и получение ранее назначенной им пенсии.

Согласно ст. 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

В силу ч. 3 ст. 3 действующего Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на трудовую пенсию наравне с гражданами Российской Федерации, за исключением случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации, имеют иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации.

С учетом изложенного вывод суда о том, что истцу должна быть восстановлена выплата пенсии, не соответствует действующим нормам материального права, регулирующим пенсионное обеспечение лиц, выехавших на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации.

Судебная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение, приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска Г. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Екатеринбурга о восстановлении выплаты пенсии по старости.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 10.04.2007, дело N 33-2041/2007

 

Суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что отказ в досрочном назначении трудовой пенсии по мотиву отсутствия должности старшей пионервожатой в действующем на 28.02.2006 Списке должностей, работа в которых подлежит зачету в специальный трудовой стаж, дающий право на получение досрочной трудовой пенсии, является необоснованным.

 

М. обратилась в суд с иском к ГУ - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Лесном Свердловской области, заявив требования о признании права на получение с момента обращения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности в государственных и муниципальных учреждениях для детей, об обязании УПФ Российской Федерации в г. Лесном Свердловской области назначить ей трудовую пенсию по старости досрочно с 28.02.2006, о взыскании с ответчика судебных расходов.

В обоснование иска пояснила, что решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан ГУ - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Лесном Свердловской области (далее - Управление Пенсионного фонда и УПФ) от 28.04.2006 ей отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости по заявлению от 28.02.2006 по причине отсутствия необходимого в силу подп. 10 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" 25-летнего стажа работы в государственных и муниципальных учреждениях для детей. Указанным решением признан не подлежащим зачету в специальный стаж период работы в должности старшей пионервожатой в восьмилетней школе N 72 ГОРОНО г. Свердловска-45 продолжительностью пять лет с 01.09.1978 по 31.08.1983.

Представитель Управления Пенсионного фонда в суд не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, в письменном отзыве иск не признал.

Решением городского суда г. Лесного за М. признано право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности; ГУ - УПФ Российской Федерации в г. Лесном Свердловской области обязано назначить М. трудовую пенсию по старости досрочно с 28.02.2006, включив в стаж для назначения пенсии следующий период ее работы: с 01.09.1978 по 31.08.1983 в школе N 72 ГОРОНО г. Свердловска-45 в должности старшей пионервожатой (стаж работы 5 лет); взыскать с УПФ в пользу М. 100 руб. в возмещение расходов по уплате госпошлины, 3500 руб. в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

Определением судебной коллегии по гражданским делам решение городского суда г. Лесного отменено, вынесено новое решение об отказе М. в удовлетворении иска.

В надзорной жалобе истец просила отменить определение суда кассационной инстанции, оставить в силе решение суда первой инстанции.

Президиум отменил определение судебной коллегии по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования о досрочном назначении пенсии с 28.02.2006 и включая в специальный стаж период работы в должности пионервожатой в течение 1978 - 1983 годов, суд первой инстанции указал, что в спорный период действовали утвержденные Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397 Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения и Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, в соответствии с которыми работа в училищах, школах, пионерских лагерях в качестве штатных пионервожатых засчитывалась в специальный стаж работы учителей и других работников просвещения.

Отменяя решение суда первой инстанции с вынесением нового решения, судебная коллегия сослалась на то, что на момент подачи заявления о досрочном назначении пенсии приведенные акты утратили силу (с 01.10.1993). Последующие Правила и Списки, утвержденные Постановлениями Правительства Российской Федерации от 06.09.1991 N 463, от 22.09.1999 N 1067, от 29.10.2002 N 781, должность пионервожатой не предусматривают. В соответствии с Разъяснениями Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 17.10.2003 N 4 прежний порядок подсчета трудового стажа может применяться лишь в том случае, когда на день отмены закона, предусматривающего включение спорных периодов в трудовой стаж, гражданин выработал необходимую продолжительность трудового стажа. В соответствии с Положением о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397, стаж работы пионервожатой мог быть засчитан в специальный стаж при условии, если не менее 2/3 стажа (16 лет 8 месяцев), требуемого для назначения пенсии в соответствии с этим Постановлением, приходится на работу в учреждениях, организациях, должностях, работа в которых дает право на эту пенсию. Поскольку на 01.10.1993 истец не имела требуемого стажа продолжительностью 16 лет 8 месяцев, по мнению коллегии, ее работа в качестве пионервожатой в спорный период не может быть включена в специальный стаж.

Приведенные суждения свидетельствуют о неправильном применении норм материального права судом кассационной инстанции.

С 01.01.2002 вопросы назначения пенсии регулируются Федеральным законом от 12.12.2001 "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Поэтому истцу должна быть назначена досрочно трудовая пенсия в соответствии с законодательством, действующим на момент ее обращения за назначением пенсии (28.02.2006). Соответственно, именно на эту дату Управлением Пенсионного фонда (либо в случае спора - судом) определяется достаточность специального трудового стажа для назначения досрочной пенсии.

В силу подп. 10 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Федерального закона, лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от их возраста. При этом названный Федеральный закон не содержит перечня работ, подлежащих включению в стаж для назначения трудовых пенсий. Этот вопрос разрешается иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Судом первой инстанции установлено (и не установлено иного судебной коллегией), что М. обратилась в Управление Пенсионного фонда с необходимыми для назначения пенсии документами 28.02.2006, то есть в период действия Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". При условии зачета периода работы в должности пионервожатой в общеобразовательной школе с 01.09.1978 по 31.08.1983 продолжительностью пять лет в специальный стаж в дополнение к включенным в этот стаж периодам общей продолжительностью 22 года 5 месяцев 27 дней, на день обращения истец имела необходимый стаж для назначения досрочной трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью, из которого на работу пионервожатой приходилось менее 1/5 стажа.

Спорные правоотношения носят длящийся характер. В период работы истца в должности старшей пионервожатой в общеобразовательной школе в 1978 - 1983 годах они регулировались Положением о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397, в соответствии с которым работа в училищах, школах, пионерских лагерях и детских домах в качестве штатных пионервожатых засчитывалась в стаж работы учителей и других работников просвещения.

Указанное Положение действовало на территории Российской Федерации до издания Постановления Правительства Российской Федерации от 22.09.1993 N 953. Конвертация приобретенных до 01.01.2002 пенсионных прав застрахованных лиц, указанных в подп. 7 - 13 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", предусмотрена п. 5 ст. 30 названного Федерального закона, поэтому суд первой инстанции правильно указал в решении, что к спорным правоотношениям подлежит применению закон, действовавший на момент возникновения данных правоотношений.

С учетом установленных по делу обстоятельств и приведенных норм материального права суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что отказ в досрочном назначении трудовой пенсии по мотиву отсутствия должности старшей пионервожатой в действующем на 28.02.2006 Списке должностей, работа в которых подлежит зачету в специальный трудовой стаж, дающий право на получение досрочной трудовой пенсии, является необоснованным.

Решение суда первой инстанции об удовлетворении иска отвечает положениям ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18, 19, ч. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации, которые по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

Президиум, отменив определение судебной коллегии, оставил в силе решение суда первой инстанции.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 28.03.2007, дело N 44-Г-49/2007

 

Признание сделки недействительной

 

Суд незаконно признал сделку недействительной, поскольку она была совершена под влиянием заблуждения (относительно мотивов сделки), не имеющего в силу закона существенного значения.

 

И. обратился в суд с иском к Администрации г. Екатеринбурга, ОАО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" о признании недействительным договора передачи в собственность граждан двухкомнатной квартиры, о возвращении сторон в первоначальное положение посредством передачи квартиры в муниципальную собственность, выдачи ордера и заключения договора найма жилого помещения.

Указал, что в 1993 г. совместно с матерью М. решил приватизировать указанную двухкомнатную квартиру. При обращении в агентство недвижимости, оформлявшее договоры приватизации, они поинтересовались различиями в приватизации в долевую и совместную собственность. Им было разъяснено, что в отличие от приватизации в долевую собственность при приобретении квартиры в совместную собственность в случае смерти одного из собственников его доля автоматически переходит в собственность пережившего наследника. 11.03.1993 они заключили с владельцем жилого фонда - ПО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" договор о приватизации квартиры в совместную собственность. Примерно в 1997 г. мать составила на него завещание на квартиру и имущество, поскольку они посчитали, что вопрос о квартире будет не лишним. 27.11.2005 мать умерла, после чего он узнал о составленном ею завещании на имя брата и включении доли квартиры, причитающейся матери, в наследственную массу в связи с изменившейся нотариальной практикой. Приведенные обстоятельства, по мнению истца, свидетельствуют о том, что при заключении договора приватизации он был введен в заблуждение относительно природы и последствий договора.

Представитель Администрации г. Екатеринбурга иск не признал, ссылаясь на разъяснение сторонам последствий сделки приватизации, составление завещания в пользу истца, отсутствие заблуждения относительно природы договора.

Представитель ОАО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" в судебное заседание не явился; в письменном отзыве просил рассмотреть дело в его отсутствие, в удовлетворении иска к акционерному обществу отказать, поскольку сделка приватизации заключена в соответствии с законом, весь жилой фонд реорганизованного ПО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" передан в муниципальную собственность.

Третье лицо Н. и его представитель исковые требования не признали, ссылаясь на то, что истец осознавал природу сделки, в 1999 году водил мать к нотариусу, где на него было оформлено завещание; просили применить срок исковой давности.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга договор передачи в собственность (приватизации) спорной квартиры, заключенный 11.03.1993 между ПО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" и И., М., признан недействительным; с Администрации г. Екатеринбурга в пользу И. взыскано 100 руб. в счет возмещения расходов по уплате госпошлины.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения, кассационная жалоба третьего лица - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Н. просил принятые по делу судебные постановления отменить как постановленные с существенными нарушениями норм материального права и противоречащие практике Верховного Суда Российской Федерации. Указывал также на бездоказательность доводов истца о полученных в агентстве недвижимости разъяснениях, необоснованность отказа в применении срока исковой давности, несправедливость принятого решения как нарушающего волю наследодателя.

Президиум признал решение суда первой инстанции и определение судебной коллегии незаконными и подлежащими отмене по следующим основаниям.

Удовлетворяя иск о признании договора приватизации недействительным, суд первой инстанции сослался на то, что в соответствии со ст. 126, 127, 560 Гражданского кодекса РСФСР имущество колхозного двора принадлежит его членам на праве совместной собственности, в случае смерти члена колхозного двора наследование в имуществе двора не возникает; договор приватизации заключен И. под влиянием заблуждения относительно природы сделки и ее последствий, о своем заблуждении истец узнал после смерти матери, когда его брат заявил о правах на наследство; доводы о пропуске истцом срока исковой давности в связи с составлением в его пользу завещания в 1999 году несостоятельны, поскольку завещание выражает лишь волеизъявление наследодателя.

Президиум полагает, что приведенные суждения, которые повторил в своем определении суд кассационной инстанции, не могли повлечь удовлетворение исковых требований по заявленным основаниям иска.

Специальные нормы Гражданского кодекса РСФСР, регулирующие правоотношения членов колхозного двора, не могли быть применены при разрешении данного спора, поскольку спорная квартира не являлась имуществом колхозного двора.

В соответствии с п. 1 ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. При этом имеющим существенное значение признается заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

В обоснование заявленных требований истец сослался на то, что при оформлении документов на приватизацию квартиры он был введен в заблуждение относительно различий в возможности наследования доли сособственника в случаях приватизации квартиры в долевую либо совместную собственность.

Приведенные истцом обстоятельства не могут служить основанием для признания сделки недействительной в силу п. 1 ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку такое заблуждение относится к мотивам заключения сделки, но не к ее природе, тождеству либо качествам ее предмета - квартиры, значительно снижающим возможность использования квартиры по назначению.

На необходимость именно такого применения норм материального права указал Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 1999 года.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции и определение судебной коллегии подлежат отмене как постановленные с существенным нарушением норм материального права и нарушающие принцип единства судебной практики. Дело направлено на новое рассмотрение в Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга в ином составе.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 18.04.2007, дело N 44-Г-54/2007

 

Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью

 

Ведомственная принадлежность органов, осуществляющих компенсационные выплаты, равно как и смена плательщика с органа социальной защиты на орган внутренних дел, не имеют правового значения для определения размера возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

 

К. является инвалидом второй группы в связи с заболеванием, связанным с участием в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в мае 1986 года; до 01.05.2002 получал ежемесячное возмещение вреда здоровью, составлявшее с 01.01.2001 2654 руб. 29 коп., через Управление социальной защиты населения Верх-Исетского района г. Екатеринбурга. При переходе на пенсионное обеспечение по линии МВД Российской Федерации Центром пенсионного обслуживания ГУВД Свердловской области размер возмещения вреда здоровью снижен до 2500 руб.

К. обратился в суд с иском к Центру пенсионного обслуживания ГУВД Свердловской области, ссылаясь на незаконность действий ответчика по снижению размера ежемесячной компенсации вреда здоровью; просил восстановить прежний размер возмещения за период с 01.05.2002 по 31.05.2004, произвести его индексацию с 01.06.2004 на основании Постановления Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 847, выплатить в его пользу задолженность в размере 15486 руб. 45 коп.

Представитель ГУВД Свердловской области с иском не согласился; в письменном отзыве и судебном заседании указал, что возмещение вреда здоровью в твердой сумме 2500 руб. установлено для инвалидов второй группы федеральным законом; именно такая выплата входит в перечень средств, выделяемых ГУВД области из федерального бюджета, поэтому Центр пенсионного обслуживания ГУВД области не вправе выплачивать истцу большее возмещение.

Представитель Территориального отраслевого исполнительного органа государственной власти Свердловской области - Управления социальной защиты населения Верх-Исетского района г. Екатеринбурга, привлеченного к участию в деле в качестве соответчика определением мирового судьи, в судебное заседание не явился.

Решением мирового судьи судебного участка N 2 Верх-Исетского района г. Екатеринбурга от 19.12.2005 в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 20.03.2006 решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба истца - без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. просил названные решение и определение отменить как постановленные с существенными нарушениями норм материального права.

Президиум признал решение мирового судьи и апелляционное определение незаконными и подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела о выдаче судебного приказа, дела, возникающие из брачно-семейных правоотношений, по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, дела, возникающие из трудовых отношений, дела об определении порядка пользования имуществом, иные дела, отнесенные к подсудности мирового судьи федеральными законами.

Настоящее дело по иску о возмещении вреда здоровью относится к категории неимущественных споров, поэтому согласно ст. 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оно подсудно районному суду.

В силу п. 1 ч. 2 ст. 364, ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение дела судом в незаконном составе, в том числе с нарушением правил подсудности, является безусловным основанием к отмене решения мирового судьи и апелляционного определения с направлением дела на новое рассмотрение в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга судом первой инстанции независимо от отсутствия довода о нарушении правил подсудности в надзорной жалобе.

Президиум не согласился и с существом принятого по делу решения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К., суд первой инстанции учел, что ранее сумма возмещения вреда здоровью выплачивалась совместно с пенсией по старости, пенсия по выслуге лет в себя такую выплату не включала. В настоящее время получение пенсии по выслуге лет не исключает возможность получения ежемесячных выплат возмещения вреда здоровью, но размер такого возмещения в соответствии с Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" для инвалидов второй группы составляет 2500 руб.; именно такая сумма входит в перечень средств, выделяемых ГУВД из федерального бюджета; поскольку общая сумма выплат, получаемая в настоящее время истцом по линии МВД, превышает размер ранее получаемой пенсии по старости, права истца не могут считаться нарушенными.

Соглашаясь с принятым по делу решением, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что у ответчика не было оснований для назначения истцу прежнего размера возмещения, поскольку сам ответчик назначал истцу возмещение впервые.

Приведенные суждения являются ошибочными.

В силу ст. 1, 2, 7, 42, 53 Конституции Российской Федерации признание и обеспечение права на возмещение вреда здоровью, являющемуся для каждого неотчуждаемым благом, - конституционная обязанность Российской Федерации как социального правового государства.

Территориальные органы социальной защиты населения и соответствующие структуры МВД Российской Федерации согласно п. 3 ст. 125 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 15 ч. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", ст. 8 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" выступают в спорных правоотношениях от имени казны Российской Федерации по обязательствам государства, вытекающим из причинения вреда жизни и здоровью в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Порядок и размер возмещения вреда здоровью инвалидам-чернобыльцам установлены Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Исходя из положений названного Закона, а также установленного ст. 39 Конституции Российской Федерации конституционного принципа равенства прав граждан, ведомственная принадлежность органов, выплачивающих компенсационные выплаты, равно как и смена плательщика с органа социальной защиты на орган внутренних дел, правового значения для определения размера возмещения не имеют.

Не является юридически значимым и получение пострадавшим пенсии по старости либо по выслуге лет, поскольку основания назначения пенсий и сумм возмещения вреда здоровью различны, компенсационные выплаты за вред здоровью не входят в состав пенсий по выслуге лет, равно как и в состав пенсии по старости.

В соответствии с ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ (в редакции Федерального закона от 26.04.2004 N 31-ФЗ) гражданам, получавшим до 15.02.2001 (до времени вступления в силу Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ) возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, начиная с 15.02.2001 вместо ежемесячных сумм возмещения вреда выплачивалась ежемесячная денежная компенсация в твердой сумме в зависимости от группы инвалидности. Однако если размер компенсации, установленный п. 15 ч. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (в редакции Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ), не достигал ранее получаемой инвалидом суммы возмещения вреда, то он имел право на получение ежемесячной денежной компенсации в прежней сумме, но не превышающей максимального размера ежемесячной страховой выплаты, установленного федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на очередной финансовый год.

По настоящему делу установлено, что возмещение вреда здоровью К. впервые назначено Управлением социальной защиты населения Верх-Исетского района г. Екатеринбурга, с 01.01.2001 до 01.05.2002 выплачивалось в размере 2654 руб. 29 коп. При таких обстоятельствах в силу ч. 1 ст. 2 названного Закона установление с 15.02.2001 инвалидам второй группы возмещения вреда здоровью в размере 2500 руб., как и переход на пенсионное обеспечение по линии МВД, не могло служить основанием для снижения размера возмещения вреда здоровью, получаемого истцом до введения в действие Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ в сумме, превышающей 2500 руб.

Отменив вынесенные по данному делу постановления, президиум направил дело на новое рассмотрение судом первой инстанции в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга.

При новом рассмотрении, исходя из впервые заявленных в надзорной жалобе доводов о нарушении права истца на индексацию возмещения вреда здоровью с учетом роста минимального размера оплаты труда и прожиточного минимума, суду надлежит предложить истцу уточнить исковые требования; при рассмотрении спора учесть разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.12.2000 N 35 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (в редакции Постановления от 05.04.2005 N 7), конституционное толкование норм материального права, приведенное в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 04.10.2005 N 364-О, от 03.11.2006 N 445-О.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 18.04.2007, дело N 44-Г-56/2007

 

Если применение введенного нормами Федерального закона от 26.04.2004 N 31-ФЗ порядка индексации компенсационных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, приводит к уменьшению размера выплат, рассчитанных в соответствии с ранее действовавшим критерием индексации, судам надлежит исходить из необходимости применения за период с 19.06.2002 по 29.05.2004 благоприятного для получателей указанных выплат критерия их индексации.

 

Б. обратился в суд с иском к Военному комиссариату Свердловской области об индексации сумм в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, о взыскании задолженности за период с 15.02.2001 по 30.11.2006, а также об установлении суммы ежемесячной выплаты.

13.09.2001 Ленинским районным судом г. Екатеринбурга было вынесено решение о взыскании с Военного комиссариата Свердловской области задолженности по выплате сумм возмещения вреда здоровью за период со 02.03.1996 по 31.01.2001 и об установлении ежемесячной выплаты.

25.05.2006 судебной коллегией по гражданским делам Свердловского областного суда решение было изменено в части взыскания единовременной суммы возмещения вреда и определена к выплате ежемесячная сумма возмещения вреда здоровью с 15.02.2001 в размере 4749 руб. 00 коп.; при определении ежемесячной суммы были учтены повышающие коэффициенты: с 01.07.2000 - в 1,581 раза, с 01.01.2001 - в 1,515 раза.

Дальнейшая индексация суммы ежемесячных платежей произведена ответчиком по индексам, установленным Правительством Российской Федерации. На момент рассмотрения дела ежемесячная сумма возмещения составила 8235 руб. 15 коп.

Истец просил произвести перерасчет ежемесячных сумм возмещения вреда здоровью и взыскать задолженность с применением повышающих коэффициентов за 2001 - 2006 годы.

По мнению истца, ответчик с февраля 2001 г. незаконно отказался производить индексацию выплачиваемых ему сумм в соответствии с ростом величины прожиточного минимума и индексацией роста потребительских цен. Так, с 01.01.2002 необходимо применить ежегодные индексы прожиточного минимума для пенсионеров в Свердловской области в размере 1,5122 раза, с 19 по 30.06.2002 - в 1,048 раза, с 01.07.2002 - в 1,12 раза, с 01.01.2003 индексы инфляции по Постановлению Правительства увеличились в 1,2544 раза, с 01.01.2004 - в 1,38 раза, с 01.06.2004 - еще в 1,38 раза, на 2005 год - в 1,11 раза, на 2006 г. - в 1,085 раза. По мнению истца, ответчиком выплаты надлежащим образом проиндексированы не были.

Кроме того, с учетом произведенных индексаций истец просил взыскать задолженность по ежемесячным выплатам за период с 15.02.2001 по 30.11.2006 с учетом сумм, выплаченных по ранее принятым решениям, в размере 695689 руб. 35 коп.

Ответчик иск не признал, указав, что полагающиеся истцу индексации сумм возмещения вреда здоровью произведены, задолженность по перерасчету выплачена, сделаны все перерасчеты и применены установленные на тот момент коэффициенты, а также выплачена задолженность.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования Б. удовлетворены частично. Суд постановил обязать Военный комиссариат Свердловской области установить ежемесячно Б. начиная с 01.12.2006 сумму в возмещение вреда здоровью в размере 8478 руб. 84 коп., подлежащую последующей индексации в установленном законодательством порядке.

Истец в кассационной жалобе просил отменить решение суда как незаконное.

Судебная коллегия отменила решение суда в связи с нарушением норм материального права, неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела.

Применяя ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд не принял во внимание разъяснения Конституционного Суда Российской Федерации, содержащиеся в Определении от 03.11.2006 N 445-О "По жалобам граждан Бронникова Валерия Акимовича и Володина Николая Алексеевича на нарушение их конституционных прав положениями ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которым положения ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" не препятствуют взысканию за прошлое время без ограничения каким-либо сроком своевременно не полученных пострадавшими лицами сумм возмещения вреда, причиненного их жизни или здоровью при исполнении ими обязанностей по трудовому договору, а также вследствие чернобыльской катастрофы, по вине органов, обязанных осуществлять такие выплаты.

Из материалов дела следует, что истец обратился с иском не впервые, суммы в возмещение вреда здоровью ему выплачиваются, однако, по его мнению, расчет их ответчиком сделан неверно. Оснований для применения ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации у суда не имелось.

Суду надлежало рассчитать суммы с 15 февраля 2001 г., чего не было сделано. Суд сделал расчет только за три года, предшествующие обращению истца в суд.

При расчете необходимо было принять во внимание следующие обстоятельства.

В соответствии с ч. 3 ст. 2 Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" суммы ежемесячных выплат, предусмотренных частями первой и второй этой нормы, подлежали ежегодной индексации пропорционально росту величины прожиточного минимума в целом по Российской Федерации. Приведенная правовая норма вступила в силу с 15.02.2001, однако первая ежегодная индексация могла быть произведена только по истечении данного календарного года, то есть с 01.01.2002.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2002 N 11-П признан противоречащим конституционным принципам справедливости, равенства, соразмерности, умаляющим право на возмещение вреда здоровью граждан, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы, установленный взаимосвязанными статьями - ст. 5 базового Закона (в редакции от 12.02.2001) и ч. 3 ст. 2 Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ - порядок индексации сумм возмещения вреда здоровью "исходя из роста величины прожиточного минимума за год в целом по Российской Федерации". До внесения соответствующих изменений в законодательство суды при рассмотрении конкретных дел после 15.02.2001 ориентированы данным Постановлением на принятие решений о выплате сумм возмещения вреда с учетом их ежегодной индексации в зависимости от роста величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации с учетом потребительской корзины для соответствующих категорий граждан (дети, пенсионеры по старости, инвалиды), которая определяется на основе законодательства субъекта Российской Федерации о прожиточном минимуме, а если таковое отсутствует - на основе данных, полученных по запросу суда в федеральных органах исполнительной власти.

Поскольку федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации предусмотрено определение лишь абсолютной величины прожиточного минимума для основных социально-демографических групп и только с ежеквартальной периодичностью, то суд вправе самостоятельно определить индекс роста величины прожиточного минимума за год как соотношение среднегодовой величины прожиточного минимума для пенсионеров за истекший год к среднегодовой величине прожиточного минимума для пенсионеров за предыдущий год. Среднегодовая величина прожиточного минимума может быть исчислена путем сложения ежеквартальных абсолютных величин прожиточного минимума и деления их суммы на количество кварталов в году, то есть на 4.

Сведения о величине прожиточного минимума, которые суд вправе использовать для определения индекса роста величины прожиточного минимума, должны исходить от органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченного нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации на исчисление величины прожиточного минимума и потребительской корзины в данном субъекте Российской Федерации, либо от федерального органа исполнительной власти.

Федеральным законом от 26.04.2004 N 31-ФЗ изменен механизм индексации сумм возмещения вреда здоровью: установлен исходя из уровня инфляции, устанавливаемого федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий год. Закону придана обратная сила - с 19.06.2002. Однако Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04.10.2005 N 364-О прямо указал, что, если применение введенного нормами Федерального закона от 26.04.2004 N 31-ФЗ порядка индексации компенсационных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, приводит к уменьшению размера выплат, рассчитанных в соответствии с ранее действовавшим критерием индексации (на основе роста величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации), судам надлежит исходить из необходимости применения за период с 19.06.2002 по 29.05.2004 благоприятного для получателей указанных выплат критерия их индексации.

Таким образом, средняя величина прожиточного минимума за 2000 год, рассчитанная путем сложения 4 квартальных индексов за 2000 год и деления ее на 4, составляет: за I квартал 628 руб., за II квартал 634 руб., за III квартал 697 руб., за IV квартал 711 руб. (постановления Правительства Свердловской области от 24.01.2000 N 51, от 17.04.2000 N 307, от 21.07.2000 N 607, от 19.10.2000 N 855).

(628 + 634 + 697 + 711) : 4 = 667,5.

Средняя величина прожиточного минимума за 2001 год, рассчитанная путем сложения 4 квартальных индексов за 2001 год и деления суммы на 4, составляет: за I квартал 789 руб., за II квартал 957 руб., за III квартал 1007 руб., за IV квартал 974 руб. (постановления Правительства Свердловской области от 22.01.2001 N 50, от 26.04.2001 N 287, от 24.07.2001 N 511, от 18.10.2000 N 688).

(789 + 957 + 1007 + 974) : 4 = 931,75.

Индекс, подлежащий применению с 01.01.2002, рассчитывается как соотношение среднего прожиточного минимума за 2001 год к среднему за 2000 год: 931,75 : 667,5 = 1,39588.

Средняя величина прожиточного минимума за 2002 год, рассчитанная путем сложения 4 квартальных индексов за 2002 год и деления суммы на 4, составляет: за I квартал 1474 руб., за II квартал 1547 руб., за III квартал 1548 руб., за IV квартал 1560 руб. (постановления Правительства Свердловской области от 15.04.2002 N 231, от 15.07.2002 N 704, от 25.10.2002 N 1301, от 22.01.2003 N 31).

(1474 + 1547 + 1548 + 1560) : 4 = 1532,25.

Индекс, подлежащий применению с 01.01.2003, рассчитывается как соотношение среднего прожиточного минимума за 2002 год к среднему за 2001 год: 1532,25 : 931,75 = 1,64448.

Средняя величина прожиточного минимума за 2003 год, рассчитанная путем сложения 4 квартальных индексов за 2003 год и деления суммы на 4, составляет: за I квартал 1640 руб., за II квартал 1706 руб., за III квартал 1665 руб., за IV квартал 1683 руб. (постановления Правительства Свердловской области от 24.04.2003 N 238, от 21.07.2003 N 441, от 17.10.2003 N 635, от 27.01.2004 N 43).

(1640 + 1706 + 1665 + 1683) : 4 = 1673,5

Индекс, подлежащий применению с 01.01.2004, рассчитывается как соотношение среднего прожиточного минимума за 2003 год к среднему за 2002 год: 1673,5 : 1532,25 = 1,092184.

С 01.01.2002 индекс инфляции, установленный Федеральным законом от 30.12.2001 N 194-ФЗ "О федеральном бюджете на 2002 год", составляет 1,12.

С 01.01.2003 индекс инфляции, установленный Федеральным законом от 24.12.2002 N 176-ФЗ "О федеральном бюджете на 2003 год", составляет 1,12.

С 01.01.2004 индекс инфляции, установленный Федеральным законом от 23.12.2003 N 186-ФЗ "О федеральном бюджете на 2004 год", составляет 1,1.

С 01.01.2005 индекс инфляции, установленный Федеральным законом от 23.12.2004 N 173-ФЗ "О федеральном бюджете на 2005 год", составляет 1,11.

С 01.01.2006 индекс инфляции, установленный Федеральным законом от 07.12.2005 N 189-ФЗ "О федеральном бюджете на 2005 год", составил 1,085 (надо 1,09 - см. Постановление Правительства Российской Федерации от 03.03.2007 N 136).

С учетом разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации суд обязан сделать расчет сумм возмещения по методике индексации в зависимости от роста величины прожиточного минимума (далее - РВПМ) и по методике, указанной в Федеральном законе от 26.04.2004 N 31-ФЗ, для их сравнения. В случае, если суммы возмещения по первой методике выше (РВПМ), определение сумм по второй методике должно выполняться с 01.06.2004 в соответствии с действующим законодательством.

Сравнение показывает, что расчет индексации с применением РВПМ за 2002 - 2003 годы выше, чем коэффициенты инфляции, тогда как за 2004 г. индекс инфляции превышает РВПМ (1,1 и 1,0921).

Между тем суд обязан учитывать заявленные истцом требования, поскольку за 2002 г. и далее истец просил взыскать индексацию с применением индексов инфляции.

Суд правильно не согласился с представленным истцом расчетом.

Так, за 2002 г. истец просил рассчитать индексацию и с применением РВПМ, и с учетом индексов инфляции, что противоречит разъяснениям Конституционного Суда Российской Федерации, приведенным выше.

При этом приведенный истцом индекс инфляции с 01.01.2003 в размере 1,2544 представляет из себя произведение индекса инфляции за 2002 г. - 1,12 и за 2003 г. - 1,12, то есть определен с нарастающим итогом. Между тем на указанный индекс истец умножает сумму возмещения вреда здоровью, выведенную путем умножения на индекс 1,12 за 2002 г., и полученный результат вновь просит умножить на 1,2544 (1,12 x 1,12). Индекс инфляции за 2004 г. - 1,38, указанный истцом, представляет из себя произведение индексов за 2002 г., 2003 г. и 2004 г. (соответственно 1,12; 1,12; 1,1). При этом истец сумму 14564 руб. 60 коп., полученную путем перемножения индексов (1,12 x 1,12 x 1,1), вновь умножает на индекс 1,38, получив 20099 руб. 15 коп. Таким образом, вновь применяется двойная индексация.

Учитывая, что суд необоснованно применил ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, необходимо уточнить требования истца, поскольку представленный им расчет не является обоснованным. В связи с этим судебная коллегия, отменив решение суда, направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 10.04.2007, дело N 33-1874/2007

 

Споры, вытекающие из кредитного договора

 

Субъективное отношение покупателя к факту обременения (ограничения) приобретенного им товара правами третьих лиц и судебным запретом (осведомленность или, наоборот, неосведомленность об этих обстоятельствах), а равно добросовестность его поведения и недобросовестность иных лиц значения для залоговых отношений не имеют.

 

ЗАО "МДМ-Банк Урал" обратилось в суд с иском к В., М. о взыскании задолженности по кредитному договору, об обращении взыскания на заложенное имущество.

Судом установлено и не оспорено ответчиками, что 30.10.2006 между банком и ответчиком В. был заключен кредитный договор. С целью обеспечения обязательства по возврату кредита между истцом и В. был заключен договор залога автомобиля ВАЗ-21124 на сумму 267000 руб. с оставлением заложенного имущества у В.

В. нарушила обязательства по оплате ежемесячных платежей по кредитному договору, не представила истцу паспорт транспортного средства, чем нарушила п. 4.2.3 кредитного договора. Кроме того, несмотря на установленный в данном договоре запрет распоряжения предметом залога, на следующий день после заключения договора залога В. заключила договор купли-продажи заложенного имущества с К., а тот впоследствии продал автомобиль М. На момент рассмотрения данного дела собственником автомобиля являлся М.

Ответчик В. в судебное заседание не явилась, уведомлена надлежащим образом, просила дело рассмотреть в ее отсутствие. Ранее в судебном заседании исковые требования в части досрочного взыскания средств по кредиту признала в полном объеме, пояснив, что погашать кредит не отказывается, но в настоящее время испытывает финансовые трудности, ввиду сокращения на работе.

Ответчик М. и его представитель Р. исковые требования не признали и обратились со встречным иском о признании его добросовестным приобретателем автомобиля ВАЗ-21114, так как М. не знал и не мог знать о наличии залога на автомобиль.

Третье лицо К. суду пояснил, что при покупке автомобиля не знал, что он находится в залоге, при постановке на учет в ГАИ не возникало вопросов. В дальнейшем продал автомобиль М. и считает его добросовестным приобретателем, так как ни ему, ни М. не было известно о залоге.

В судебном заседании представитель истца З. исковые требования поддержал, просил иск удовлетворить. Встречные требования М. о признании его добросовестным приобретателем не признал и пояснил, что требования М. основаны на моральных критериях, а не на применении норм права. Основания прекращения договора залога указаны в ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации - переход прав собственности на заложенную вещь не указан в качестве основания, прекращающего залог. В случае перехода права собственности на заложенное имущество право залога сохраняется.

Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования ЗАО "МДМ-Банк Урал" удовлетворены частично.

С В. в пользу ЗАО "МДМ-Банк Урал" взыскано 275876 руб. 48 коп., расходы по оплате государственной пошлины в размере 4358 руб. 76 коп.

В удовлетворении исковых требований ЗАО "МДМ-Банк Урал" к М. об обращении взыскания на заложенное имущество отказано.

Встречный иск М. к ЗАО "МДМ-Банк Урал", В., К. о признании добросовестным приобретателем удовлетворен.

В кассационной жалобе истец просил отменить решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований об обращении взыскания на заложенное имущество как незаконное.

В остальной части решение суда лицами, участвующими в деле, не оспаривалось.

Судебная коллегия отменила решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований об обращении взыскания на заложенное имущество по следующим основаниям.

В силу ст. 348 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскание на заложенное имущество может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.

В обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано, если размер требований залогодержателя несоразмерен стоимости заложенного имущества.

В соответствии с п. 1 ст. 353 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае перехода права собственности на заложенное имущество или права хозяйственного ведения им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.

Следовательно, право кредитора (залогодержателя) на заложенное имущество следует судьбе вещи независимо от воли ее нового собственника (приобретателя). Как следствие, независимо от его воли происходит и перемена лиц в залоговом обязательстве на стороне залогодателя.

Отказывая в удовлетворении исковых требований об обращении взыскания на заложенное имущество, суд пришел к выводу, что, исходя из смысла ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, М. является добросовестным приобретателем автомобиля, поэтому обращение взыскания на залог этого имущества невозможно.

Судебная коллегия не согласилась с такими выводами суда первой инстанции, поскольку правовые нормы о залоге и продаже товара (ст. 346, 353, 460 Гражданского кодекса Российской Федерации) не содержат такой правовой позиции. Напротив, они прямо определяют, что субъективное отношение покупателя к факту обременения (ограничения) приобретенного им товара правами третьих лиц и судебным запретом (осведомленность или, наоборот, неосведомленность об этих обстоятельствах), а равно добросовестность его поведения и недобросовестность поведения иных лиц значения для залоговых отношений не имеют. Сами по себе они залог не прекращают (ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации) и обращению взыскания на заложенное имущество не препятствуют.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся доказательств, судебная коллегия приняла новое решение об удовлетворении исковых требований об обращении взыскания на заложенное имущество, автомобиль ВАЗ-21114, находящийся в собственности М., установив начальную продажную цену на автомобиль в размере 267000 руб.

В остальной части решение суда оставила без изменения.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 15.05.2007, дело N 33-3190/2007

 

Со смертью должника в отсутствие правопреемника по основному обязательству прекращаются обязательства по кредитному договору, а с ними прекращаются и обязательства, вытекающие из договора поручительства.

 

Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации (далее - банк) в лице Кировского отделения N 7003 обратился в суд с иском к ответчикам М., Т., У. и Л. о взыскании суммы, ссылаясь на то, что 24.06.2004 с Г. был заключен кредитный договор, по условиям которого заемщику предоставлен кредит в сумме 650000 руб. сроком на 5 лет под 19% годовых. В обеспечение исполнения обязательств по указанному договору банк заключил с М., Т., У. и Л. договоры поручительства, на основании которых ответчики обязались перед банком отвечать за исполнение Г. всех его обязательств по кредитному договору. При этом договоры поручительства содержали в качестве одного из условий согласие поручителей отвечать перед кредитором также и за любого нового должника в случае перевода долга. Поскольку 21.07.2004 Г. скончался, не выполнив в полном объеме обязанности по возврату банку денежных средств с причитающимися процентами, истец просил взыскать с ответчиков солидарно сумму основного долга по кредитному договору, проценты и неустойку.

Ответчики иск не признали.

Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 02.06.2005 решение суда отменено, вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований.

Постановлением президиума Свердловского областного суда от 02.11.2005 определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 02.06.2005 оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение судебной коллегии и постановление президиума по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Согласно ст. 418 названного Кодекса обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Суд первой инстанции, отказывая банку в иске о взыскании с ответчиков суммы основного долга по кредитному договору, процентов за пользование денежными средствами и неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства, руководствовался вышеприведенными нормами и исходил из вывода о том, что для этого отсутствуют предусмотренные законом и договором основания. Этот вывод суда обоснован тем, что 21.07.2004 Г. умер, его наследники в установленный законом срок не подали в нотариальный орган заявления о принятии наследства, поэтому они не привлечены судом к участию в данном деле, само выморочное имущество отсутствует; в связи с этим обязательства по кредитному договору прекращаются, а с ними прекращаются и обязательства, вытекающие из договора поручительства.

Отменяя решение суда и принимая новое решение об удовлетворении иска, судебная коллегия областного суда сослалась на нарушение районным судом норм материального права, выразившееся, по ее мнению, в неправильном толковании положений п. 1 ст. 418 Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательства в связи со смертью должника. Судебная коллегия указала, что обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника - банк может принять исполнение от любого лица. То обстоятельство, что наследники должника не приняли наследство и наследственное имущество не установлено, не имеет определяющего значения для разрешения данного спора. Кредитный договор обеспечен поручительством. Поручители обязались отвечать не только за заемщика, но и за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо. При таких данных, по мнению коллегии, смертью должника кредитное обязательство не прекращается, а подлежит исполнению поручителями как солидарными с заемщиком должниками, являющимися ответственными перед банком в том же объеме, что и умерший должник.

Однако с такими выводами судебной коллегии нельзя согласиться, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права о переводе долга, поручительстве и прекращении обязательств.

В соответствии со ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации должник при своей жизни вправе перевести свой долг на другое лицо с согласия кредитора. При таком переводе долга ответственным перед кредитором должника становится новый должник.

В случае смерти должника, не исполнившего кредитное обязательство, допускается перемена лиц в обязательстве. Согласно ст. 1112, 1175 того же Кодекса имущественные права и обязанности входят в состав наследства. Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, причем каждый из них отвечает в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. В том случае, когда наследство отсутствует либо наследники его не приняли, обязательство заемщика прекращается в силу п. 1 ст. 418 названного Кодекса смертью должника.

В соответствии с абз. 1 ст. 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Согласно ст. 363 того же Кодекса при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность. Данная норма права является диспозитивной. Это означает, что ответственность поручителя перед кредитором должника по обеспеченному поручительством кредитному обязательству наступает лишь при наличии определенных условий, связанных с тем или иным поведением заемщика. Ответственность поручителя возникает тогда и постольку, когда и поскольку заемщик сам не исполняет кредитного обязательства либо исполняет его ненадлежащим образом. Если же должник в кредитном обязательстве исполняет свои обязанности надлежащим образом, кредитор к поручителю претензий не имеет и к имущественной ответственности его не привлекает.

Поручительство по своей правовой природе является способом обеспечения обязательств (ст. 329 Гражданского кодекса Российской Федерации) или зависимым от основного обязательством и следует его судьбе.

В соответствии со ст. 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего (п. 1). Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника (п. 2 той же статьи).

Как следует из материалов дела и установлено Кировским районным судом г. Екатеринбурга, заключенный 24.06.2004 между банком и Г. кредитный договор был обеспечен поручительством ответчиков, которые обязались отвечать за действия должника, а в случае перевода долга на другое лицо - за любого другого должника. Также установлено, что спустя месяц основной должник умер, не исполнив перед банком своих обязательств по возврату суммы долга с причитающимися процентами. Поскольку судом установлено и истцом не оспаривается, что по основаниям, предусмотренным законом, долг Г. на других лиц не переводился, то являются правильными выводы в решении районного суда о том, что смертью должника прекращено обеспеченное поручительством кредитное обязательство Г. (п. 1 ст. 418 Гражданского кодекса Российской Федерации); с прекращением указанного обязательства прекращено и поручительство М., Т., У., Л. (п. 1 ст. 367 Гражданского кодекса Российской Федерации), предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленных банком требований не имеется.

Поскольку решение суда является законным и обоснованным, то оснований для его отмены в кассационном порядке и принятия нового решения по делу об удовлетворении иска кассационная инстанция не имела.

Являются несостоятельными ссылки в определении судебной коллегии по гражданским делам областного суда как на основания к отмене решения районного суда на то, что обеспеченное поручительством ответчиков кредитное обязательство заемщика Г. смертью последнего не прекращается, а подлежит исполнению поручителями, обязавшимися отвечать за любого должника, и что банк может принять исполнение от любого лица. Данные ссылки суда основаны на неправильном толковании и применении вышеприведенных норм материального права. Действительно, обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника, они могут быть исполнены его правопреемником либо иным другим лицом, давшим на это свое согласие. Однако судебная коллегия не учла, что долг Г. на других лиц не переводился ни при жизни должника, ни после его смерти; правопреемников, за чьи действия могли бы отвечать поручители, судом не установлено. Также коллегия не учла, что отвечать перед кредитором должника при отсутствии самого должника ответчики согласия не давали. Кроме того, это противоречит правовой природе поручительства.

Также нельзя согласиться и с тем, что при вынесении нового решения судебная коллегия применила к спорному правоотношению положения ст. 323 Гражданского кодекса Российской Федерации, указав, что поскольку заемщик Г. и поручители М., Т., У., Л. являются солидарными должниками в обязательстве с банком, то ответчики должны нести ответственность по заявленным кредитором требованиям. Не имеет правового значения по настоящему делу вопрос о том, какой вид ответственности (солидарную либо субсидиарную) предусмотрели участники договора, поскольку не возникли сами основания для возложения на ответчиков имущественной ответственности.

Вышеизложенные нарушения норм материального права являются существенными. Существенность данных нарушений заключается в том, что они в итоге привели к неправильному разрешению дела и нарушению прав ответчиков. Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" допускает заключение банками кредитных договоров как с обеспечением исполнения обязательств одним из названных ст. 329 Гражданского кодекса Российской Федерации способов, так и без таковых. В отличие от банка граждане-поручители не являются профессиональными участниками рынка кредитования, в связи с чем не могут нести риск хозяйственной деятельности. Их права защищены законом. В соответствии со ст. 365 Гражданского кодекса Российской Федерации к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. В случае уплаты банку по указанному судебному постановлению денежных сумм ответчики приобретают регрессное требование к должнику. Учитывая обстоятельства дела, ответчики это право реализовать не смогут.

 

Определение

Судебной коллегии по гражданским делам

Верховного Суда Российской Федерации

от 17.04.2007 N 45-В06-34

 

Споры, вытекающие из права собственности

 

У суда отсутствовали основания для удовлетворения требования истца о переводе на него прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в праве собственности.

 

 

П. обратился в суд с иском к С., К., В. о признании договора купли-продажи недвижимости недействительным, признании свидетельств о государственной регистрации незаконными, переводе прав и обязанностей покупателя. В обоснование иска П. указал, что ранее состоял в браке с ответчиком С. и в период брака ими была приобретена в совместную собственность квартира. 08.08.2006 ответчик С. продала долю в праве собственности третьим лицам по договору купли-продажи недвижимости. Истец полагал, что С. нарушила его преимущественное право покупки, поскольку в телеграмме от 18.07.2006 С. сообщила лишь о намерении реализовать свою долю в квартире, потребовала внести аванс в сумме 50000 руб. в течение 10 дней. После этого в короткие сроки продала свою долю третьим лицам, не известив об этом истца.

В судебном заседании истец П. исковые требования поддержал.

Ответчик С. в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в ее отсутствие. Представитель ответчика С. иск не признал, пояснил, что С. была реализована доля в квартире, преимущественное право на покупку доли П. соблюдено.

Ответчики К., В. иск не признали и предъявили встречный иск к П. о вселении, об определении порядка пользования, о возложении обязанности устранить препятствия в пользовании, о взыскании убытков.

Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга постановлено: иск удовлетворить частично. Перевести на П. права и обязанности К. и В. по договору купли-продажи 1/2 доли в праве собственности на квартиру.

Взыскать 850000 руб. с П. в пользу К. и В., право собственности которых на указанную долю в общем имуществе утрачивается с момента получения указанной компенсации.

В удовлетворении остальной части требований П. о признании договора недействительным, признании свидетельств о государственной регистрации незаконными отказать.

В удовлетворении требований К. и В. полностью отказать.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, ответчики и истец в кассационных жалобах указывали на неправильное применение норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда в части, указав на то, что перевод прав и обязанностей покупателя на истца был произведен незаконно.

Суд не принял во внимание, что по смыслу ст. 250 Гражданского кодекса Российской Федерации преимущественное право покупки может быть нарушено и защищается судом только в том случае, когда сособственник не только желал, но и имел реальную возможность приобрести имущество на тех же условиях, а именно на момент продажи имущества другим лицам имел денежную сумму, указанную в договоре.

С учетом этого, по мнению судебной коллегии, не имеют правового значения ни тот факт, что ответчик С. предложила истцу П. купить ее долю в праве собственности на несколько иных условиях (внесение аванса в размере 50000 руб.), ни тот факт, что ответчик С. продала свою долю до истечения месяца, предусмотренного законом, поскольку истцом П. не представлено суду первой инстанции доказательств, что на момент заключения договора у него реально имелась необходимая сумма денег.

Более того, истцом П. не была внесена на депозитный счет суда или в нотариальную контору необходимая сумма ни на момент обращения с иском в суд, ни при рассмотрении дела в суде первой инстанции, хотя это является необходимым обстоятельством для удовлетворения иска о переводе прав и обязанностей покупателя.

Судебная коллегия также учитывает, что в заседании суда кассационной инстанции истец П. пояснял, что и на момент рассмотрения дела в кассации у него отсутствует денежная сумма в размере 850000 руб.; фактически он планировал рассчитаться с продавцом С. путем взаимозачета тех сумм, которые ответчик С. должна истцу П. после судебного раздела совместно нажитого имущества, что подтверждается фактом возбуждения Октябрьским районным отделом Управления ФССП Российской Федерации по Свердловской области 06.02.2007 исполнительного производства, в котором П. является взыскателем, а С. - должником.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что истец П. злоупотребляет своими правами, что недопустимо в силу ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку суду было необходимо учитывать и интересы ответчиков К. и В., которые единовременно выплатили С. 850000 руб., а на настоящий момент должны эту сумму получать частями, что не позволит им приобрести другое недвижимое имущество в связи с повышением цен на жилье к моменту рассмотрения дела.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что у суда отсутствовали основания для удовлетворения иска П. о переводе на него прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в праве собственности от 08.08.2006.

Поскольку судом первой инстанции в этой части исковых требований установлены все обстоятельства, имеющие значение для дела, но неправильно применена норма материального права, судебная коллегия отменила решение в этой части и постановила новое решение об отказе в удовлетворении иска П. о переводе на него прав и обязанностей покупателя по договору от 08.08.2006.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 12.04.2007, дело N 33-2411/2007

 

Дела, возникающие из публичных правоотношений

 

Отказ ГИБДД гражданину, приобретшему автомобиль иностранного производства с замененными агрегатами, в постановке его на учет является правомерным.

 

О. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий МРЭО ГИБДД ГУВД Свердловской области, указав, что 06.06.2006 им был приобретен автомобиль "Тойота Чейзер". Данный автомобиль был снят с регистрационного учета в г. Когалыме Тюменской области Ханты-Мансийского автономного округа 06.06.2006. Никаких изменений в конструкцию транспортного средства он не вносил, произведенная в 2005 г. замена номерных агрегатов ТС оформлена надлежащим образом в установленном порядке по месту регистрационного учета ТС. Номерные агрегаты полностью соответствуют данным, указанным в ПТС.

13.06.2006 он обратился в МРЭО ГИБДД ГУВД Свердловской области с заявлением о регистрации приобретенного им автомобиля, однако в регистрации ему было отказано.

Решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга жалоба О. удовлетворена, на МРЭО ГИБДД возложена обязанность поставить автомобиль заявителя на регистрационный учет.

Представитель УГИБДД Свердловской области М. в кассационной жалобе просила отменить решение суда как незаконное.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" транспортные средства, изготовленные в Российской Федерации или ввозимые из-за рубежа сроком более чем на шесть месяцев и предназначенные для участия в дорожном движении на ее территории, а также составные части конструкций, предметы дополнительного оборудования, запасные части и принадлежности транспортных средств в части, относящейся к обеспечению безопасности дорожного движения, подлежат обязательной сертификации в соответствии с правилами и процедурами, утверждаемыми уполномоченными на то федеральными органами исполнительной власти.

Согласно п. 2 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в ГИБДД МВД Российской Федерации, утвержденных Приказом МВД Российской Федерации от 27.01.2003 N 59, не подлежат регистрации в Госавтоинспекции и не принимаются к производству регистрационных действий транспортные средства: изготовленные в Российской Федерации, в том числе из составных частей конструкций, предметов дополнительного оборудования, запасных частей и принадлежностей, или ввозимые на ее территорию сроком более чем на шесть месяцев, без представления документов, подтверждающих проведение их сертификации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; конструкция которых или внесенные в конструкцию изменения не соответствуют требованиям действующих в Российской Федерации правил, нормативов и стандартов в области обеспечения безопасности дорожного движения или сведениям, указанным в представленных документах.

В соответствии с п. 5 вышеназванных Правил регистрация транспортных средств, принадлежащих юридическим и физическим лицам, изменение регистрационных данных, связанное с заменой номерных агрегатов транспортных средств, производятся на основании паспортов транспортных средств, справок-счетов, выдаваемых торговыми организациями и предпринимателями, либо заключенных в установленном порядке договоров или иных документов, удостоверяющих право собственности на транспортные средства и подтверждающих возможность допуска их к эксплуатации на территории Российской Федерации.

Судом установлено, что на автомобиле, приобретенном заявителем, были заменены двигатель и кузов и данный автомобиль уже с другим двигателем и кузовом был поставлен на регистрационный учет в УГИБДД УВД Приморского края МРЭО ГИБДД при УВД Приморского края. В конструкцию автомобиля "TOYOTA CHASER" были внесены следующие изменения: замена кузова и двигателя. Автомобиль соответствует требованиям безопасности дорожного движения и ГОСТа 51709-01. Свидетельство о соответствии конструкции транспортного средства требованиям безопасности, по мнению суда, является документом, подтверждающим возможность допуска автомобиля, принадлежащего О., к эксплуатации на территории Российской Федерации и его соответствие требованиям, предъявляемым к безопасности дорожного движения.

С таким выводом суда судебная коллегия не согласилась.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 10.12.1995 "О безопасности дорожного движения" задачами данного Федерального закона являются: охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий.

В соответствии с п. 1, 3 и 4 ст. 15 названного Федерального закона транспортные средства, изготовленные в Российской Федерации или ввозимые из-за рубежа сроком более чем на шесть месяцев и предназначенные для участия в дорожном движении на ее территории, а также составные части конструкций, предметы дополнительного оборудования, запасные части и принадлежности транспортных средств в части, относящейся к обеспечению безопасности дорожного движения, подлежат обязательной сертификации в соответствии с правилами и процедурами, утверждаемыми уполномоченными на то федеральными органами исполнительной власти.

Допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

После внесения изменения в конструкцию зарегистрированных транспортных средств, в том числе в конструкцию их составных частей, предметов дополнительного оборудования, запасных частей и принадлежностей, влияющих на обеспечение безопасности дорожного движения, необходимо проведение повторной сертификации.

Из информационного письма Госстандарта Российской Федерации от 27.06.2003 N ГЭ-1100-28/2308 "О применении нормативных документов в области обязательного подтверждения соответствия" следует, что в целях обеспечения практической деятельности по обязательному подтверждению соответствия продукции со дня вступления в силу Федерального закона "О техническом регулировании" и до вступления в силу соответствующих технических регламентов при проведении в Системе сертификации ГОСТ Р обязательного подтверждения соответствия продукции, выпущенной в обращение на территории Российской Федерации, следует руководствоваться как не противоречащими целям, установленным в п. 1 ст. 46 указанного Федерального закона: нормативными документами, установленными Номенклатурой продукции, в отношении которых законодательными актами Российской Федерации предусмотрена их обязательная сертификация, и Номенклатурой продукции, соответствие которой может быть подтверждено декларацией о соответствии; действующими нормативными правовыми документами, устанавливающими правила, процедуры и порядок проведения обязательного подтверждения соответствия продукции, а также нормативными правовыми документами систем сертификации однородных групп продукции Системы сертификации ГОСТ Р.

В Номенклатуре продукции, в отношении которой законодательными актами Российской Федерации предусмотрена ее обязательная сертификация, введенной в действие Постановлением Госстандарта России от 30.07.2002 N 64, в разделе "Товары для личных нужд гражданина и продукция производственно-технического назначения", в подразделе "Изделия автомобильной промышленности", с кодом 45 1400 согласно Общероссийскому классификатору продукции (ОК 005-93) значится продукция - автомобили легковые, за исключением гоночных (45 1482), с кодом 45 4000 - агрегаты, узлы и детали легковых автомобилей. Согласно указанной Номенклатуре перечень нормативных документов, на соответствие которым проводится сертификация, определяется Системой сертификации механических транспортных средств и прицепов.

В соответствии с п. 3.1 раздела III Положения о системе сертификации ГОСТ Р, утвержденного Постановлением Госстандарта России от 17.03.1998 N 11, правила проведения сертификации продукции в Системе ГОСТ Р установлены Порядком проведения сертификации продукции в Российской Федерации, утвержденным Постановлением Госстандарта России от 21.09.1994 N 15, а также правилами сертификации однородной продукции. Также процедура сертификации транспортных средств установлена Правилами по проведению работ в системе сертификации механических транспортных средств и прицепов, утвержденными Постановлением Госстандарта России от 01.04.1998 N 19. Названные нормативные правовые акты федерального органа исполнительной власти в силу ст. 46 Федерального закона "О техническом регулировании" подлежат обязательному исполнению до вступления в силу соответствующих технических регламентов, поскольку в части, относящейся к обеспечению безопасности дорожного движения, соответствуют целям защиты жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества.

В соответствии с п. 1, 2, 11 и 12 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД России, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 15.06.1998 N 711 "О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения", который издан в целях реализации единой государственной политики в области безопасности дорожного движения, Государственная инспекция безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (Госавтоинспекция) осуществляет специальные контрольные, надзорные и разрешительные функции в области обеспечения безопасности дорожного движения. Госавтоинспекция обеспечивает соблюдение юридическими лицами независимо от формы собственности и иными организациями, должностными лицами и гражданами Российской Федерации, иностранными гражданами, лицами без гражданства (далее именуются - граждане) законодательства Российской Федерации, иных нормативных правовых актов, правил, стандартов и технических норм по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения, проведение мероприятий по предупреждению дорожно-транспортных происшествий и снижению тяжести их последствий в целях охраны жизни, здоровья и имущества граждан, защиты их прав и законных интересов, а также интересов общества и государства.

На Госавтоинспекцию возложены обязанности осуществления государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации, правил, стандартов, технических норм и других нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения, которыми устанавливаются требования:

- к конструкции и техническому состоянию находящихся в эксплуатации автомототранспортных средств, прицепов к ним и предметов их дополнительного оборудования;

- к изменению конструкции зарегистрированных в Госавтоинспекции автомототранспортных средств и прицепов к ним.

Госавтоинспекция для выполнения возложенных на нее обязанностей наделена правом не допускать к участию в дорожном движении путем отказа в регистрации и выдаче соответствующих документов автомототранспортные средства и прицепы к ним, изготовленные в Российской Федерации или ввозимые на ее территорию сроком более чем на шесть месяцев, или в конструкцию которых внесены изменения, без документов, удостоверяющих их соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения.

При обращении О. в МРЭО УГИБДД ГУВД по Свердловской области должностными лицами исходя из результатов осмотра транспортного средства и информации, содержащейся в представленном на транспортное средство ПТС, было установлено, что данное транспортное средство собрано из составных частей. Фактически после установки на автомобиль другого двигателя и кузова был создан иной автомобиль, который в данной комплектации заводом-изготовителем не выпускался и, соответственно, сертификацию не проходил. Произведенная ранее регистрация изменений идентификационных данных базового транспортного средства, связанных с заменой кузова и двигателя автомобиля, в соответствии с порядком внесения изменений в конструкцию транспортных средств, зарегистрированных в Госавтоинспекции МВД Российской Федерации, регламентированным Приказом МВД России от 07.12.2000 N 1240, противоречит действующему законодательству Российской Федерации.

Транспортное средство, принадлежащее О. и подвергнутое переоборудованию в виде замены кузова и двигателя, никакой связи с базовым транспортным средством не имеет, следовательно, оно должно было пройти дополнительную сертификацию. Свидетельство о соответствии конструкции транспортного средства требованиям безопасности, на основании которого ранее была произведена регистрация транспортного средства в органах ГИБДД Приморского края, не отменяет необходимости сертификации спорного автомобиля и, соответственно, не может являться основанием для его постановки на учет в МРЭО ГИБДД Свердловской области.

Кроме этого, из Решения Верховного Суда Российской Федерации от 11.02.2005 N ГКПИ04-1587 по делу по заявлению К. о признании частично недействующими абз. 2 п. 2, п. 5.1 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД Российской Федерации следует, что п. 1 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения", предусматривающий обязательную сертификацию, соответствует действующему законодательству Российской Федерации в целом, а регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается. Это подтверждает правомерность отказа МРЭО ГИБДД Свердловской области в регистрации транспортного средства заявителя О., обоснованного необходимостью прохождения сертификации автомобиля после внесения конструктивных изменений.

При таких обстоятельствах решение суда законным признано быть не может и подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении жалобы.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 05.07.2007, дело N 33-4822/2007

 

Споры, связанные с авторскими правами

 

К публичному исполнению музыкальных произведений, которое в силу действующего законодательства возможно только при условии выплаты авторам этих произведений соответствующего авторского вознаграждения, относится любое сообщение передач организаций эфирного вещания, включающих данные произведения, в частности в местах, открытых для свободного посещения.

 

Общественная организация "Российское Авторское Общество" (РАО) обратилась в суд с иском в интересах членов общества М., Р. и других к Л. о взыскании денежной компенсации за нарушение авторских прав, сославшись на то, что 17.05.2004 в помещении кафе, которое принадлежит ответчику, были публично исполнены музыкальные произведения, состоящие в программных блоках радиостанции "Радио СИ", без надлежащего оформления соответствующих договоров с авторами используемых произведений или лицензионного соглашения с истцом, чем нарушены исключительные имущественные права указанных авторов.

Ответчик иск не признал.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам решение суда оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 26.05.2006 в истребовании дела по надзорной жалобе РАО отказано.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 05.02.2007 дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

В надзорной жалобе РАО просило отменить состоявшиеся по делу судебные постановления в связи с существенным нарушением судом первой и второй инстанций норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 29.03.2007 дело передано для рассмотрения по существу в президиум Свердловского областного суда.

Президиум отменил решение суда и определение судебной коллегии по следующим основаниям.

В надзорной жалобе заявителем указывается, что трансляция передач радиостанции "Радио СИ" осуществлялась в помещении кафе (в месте, открытом для свободного посещения) с использованием технических средств (радиоприемника) не для личного, а для коллективного прослушивания без заключения соответствующих договоров с авторами включенных в эти передачи музыкальных произведений и без выплаты вознаграждения, то есть неправомерно, что не учтено судом при рассмотрении настоящего дела.

Ответчик, не оспаривая факта указанной трансляции, утверждал в судебном заседании, что в данном случае не имело места незаконное публичное исполнение музыкальных произведений, поскольку радио и предназначено для осуществления трансляции радиопередач и было включено посетителями кафе.

Разрешая дело и отказывая в иске, суд исходил из того, что ответчиком Л. (владельцем кафе) не осуществлялось незаконное публичное исполнение музыкальных произведений, посетителям кафе лишь была предоставлена возможность прослушивания программы эфирного вещания радиостанции "Радио СИ".

При этом судом не было учтено следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 48 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" незаконное использование произведений или объектов смежных прав либо иное нарушение предусмотренных настоящим Законом авторского права или смежных прав влечет за собой гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В силу п. 2 ст. 49 того же Закона обладатели исключительных прав вправе требовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10 тысяч руб. до 5 миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда, арбитражного суда или третейского суда исходя из характера нарушения.

Согласно ст. 4 названного Закона исполнение - представление произведений, фонограмм, исполнений, постановок посредством игры, декламации, пения, танца в живом исполнении или с помощью технических средств (телерадиовещания, кабельного телевидения и иных технических средств); показ кадров аудиовизуального произведения в их последовательности (с сопровождением или без сопровождения звуком); публичный показ, публичное исполнение или сообщение для всеобщего сведения - любые показ, исполнение или сообщение произведений, фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания непосредственно либо с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимаются ли произведения, фонограммы, исполнения, постановки, передачи организаций эфирного или кабельного вещания в месте их сообщения или в другом месте одновременно с сообщением произведений, фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания.

В силу п. 1 ст. 16 названного Закона автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом; в соответствии с абз. 6 и 7 п. 2 ст. 16 Закона исключительные права автора на использование произведения означают право осуществлять или разрешать, в частности, следующие действия: публично исполнять произведение (право на публичное исполнение); сообщать произведение (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения путем передачи в эфир и (или) последующей передачи в эфир (право на передачу в эфир).

Передача организации эфирного вещания согласно ст. 4, 40 Закона является объектом смежных прав такой организации; в соответствии с п. 1 ст. 40 Закона организации эфирного вещания в отношении ее передачи принадлежат исключительные права использовать передачу в любой форме и давать разрешение на использование передачи, включая право на получение вознаграждения за предоставление такого разрешения.

При использовании объектов авторского права предприятиями торговли, общественного питания затрагиваются исключительные права автора - право на публичное исполнение и право на передачу в эфир. Между тем право на публичное исполнение с учетом содержания понятий "исполнение" и "публичное исполнение" (ст. 4 Закона) позволяет автору контролировать любое исполнение его произведения непосредственно либо с помощью технических средств в местах, открытых для свободного посещения, или местах, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, использование произведений посредством передачи в эфир.

В мотивировочной части решения указано, что, по мнению суда, при радиовещании произведение используется радиостанцией; прослушивание передачи в кафе не может быть признано использованием произведения путем его публичного исполнения: авторы, предоставляя радиостанции согласие на передачу произведений в эфир, должны знать, что передача в эфир произведений означает доведение произведений до всеобщего сведения независимо от фактического приема их публикой. В определении судебной коллегии содержится суждение, что прослушивание радиопередач в кафе не может свидетельствовать о публичном исполнении ответчиком произведений авторов.

Однако по смыслу закона лица, принимающие произведение с помощью соответствующих технических средств через эфир, делают это исключительно в личных целях; автор, выдавая телерадиокомпании разрешение на использование своего произведения путем передачи в эфир, не предполагает, что его произведение будет использовано в коммерческих целях каким-либо другим лицом, кроме самой телерадиокомпании; использование произведений для звучания в помещениях кафе и прочего может осуществляться только при наличии на это особого согласия автора.

Таким образом, к публичному исполнению музыкальных произведений, которое в силу изложенных положений Закона возможно только при условии выплаты авторам этих произведений соответствующего авторского вознаграждения, относится любое сообщение передач организаций эфирного вещания, включающих данные произведения, в частности в месте, открытом для свободного посещения. Предприятия торговли, общественного питания и другие подобные организации обязаны выплачивать авторское вознаграждение за использование на своих площадках охраняемых законом авторских произведений.

Поскольку в части просимой компенсации требуется дополнительное исследование и обсуждение (определение размера компенсации с учетом характера допущенного нарушения, результатов оценки доказательств и установленных по делу обстоятельств), президиум направил дело на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции в ином составе судей.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 16.05.2007, дело N 44-Г-67/2007

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

Подсудность

 

Суд правомерно отказал лицу в принятии заявления, поскольку вопросы исполнения приговора рассматриваются не в порядке гражданского судопроизводства, а в порядке, установленном уголовно-правовым законодательством.

 

Б., 1981 года рождения, отбывает наказание в виде лишения свободы по приговору Красноуральского городского суда от 04.11.2004.

Его мать Е. обратилась в суд с заявлением о признании Б. недееспособным вследствие психического расстройства, указывая на то, что сын страдает психическим заболеванием - параноидной формой шизофрении, которое в настоящее время обострилось; он не понимает значения своих действий, не может осуществлять свои права - заявлять ходатайства об условно-досрочном освобождении от наказания и обжаловать судебные постановления по этому вопросу.

Определением Краснотурьинского городского суда Е. в приеме заявления о признании ее сына Б. недееспособным отказано. Е. направила в суд частную жалобу об отмене определения как незаконного.

Судебная коллегия оставила определение без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья отказывает в принятии искового заявления (жалобы), если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается в ином судебном порядке.

Из содержания заявления Е. следует, что целью ее обращения в суд с заявлением о признании Б. недееспособным является создание для Б. возможности заявить ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания; иных мотивов обращения в суд заявитель не указывает.

Но такое ходатайство в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации рассматривается судом по ходатайству осужденного. В силу ч. 4 ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Поскольку вопросы исполнения приговора рассматриваются в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, судья правомерно отказал Е. в принятии заявления применительно к п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 15.05.2007, дело N 33-3164/2007

 

Представительство в суде

 

Неявка представителя не лишает суд права рассмотреть дело в его отсутствие при условии извещения лица, участвующего в деле, о времени и месте судебного заседания.

 

В производстве Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга находится гражданское дело по иску П. к С. о разделе наследственного имущества, которое было назначено к разбирательству на 26.04.2007. В судебное заседание не явился представитель ответчика Анненков В.С., являющийся адвокатом коллегии адвокатов "Свердловская областная гильдия адвокатов".

Судом вынесено частное постановление в адрес президиума Свердловской областной гильдии адвокатов о недопустимом поведении адвоката Анненкова В.С. в связи с его неявкой в судебное заседание.

В частной жалобе Анненков В.С. просил частное постановление отменить в связи с его необоснованностью.

Судебная коллегия отменила частное постановление в связи с несоответствием гражданско-процессуальному законодательству.

В соответствии с главой 20 и ст. 226 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при выявлении случаев нарушения законности по гражданскому делу суд выносит частное определение с направлением его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам.

Между тем судом по данному гражданскому делу вынесено частное постановление, не соответствующее нормам Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, со ссылкой на ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии с ч. 6 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, приступая к судебному разбирательству, может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.

Согласно указанной норме Закона обязанность обеспечить участие своего представителя в судебном заседании с извещением о месте и времени его проведения лежит на сторонах и других лицах, участвующих в деле. Поэтому неявка представителя не лишает суд права рассмотреть дело в его отсутствие при условии извещения лица, участвующего в деле, о времени и месте судебного заседания.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 07.06.2007, дело N 33-3857/2007

 

Отказ в принятии искового заявления

 

Отказывая в принятии заявления как не подлежащего рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, суд ошибочно посчитал, что понятие "исковой порядок" не входит в понятие "гражданское судопроизводство".

 

П. обратилась в суд с заявлением о признании незаконными решений жилищных комиссий войсковых частей в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В указанном заявлении П. просила признать незаконными решение жилищной комиссии в/ч 75168 о предоставлении служебной комнаты С., а также решение жилищной комиссии в/ч 61423 о выделении на распределение в в/ч 75168 вышеуказанной служебной комнаты.

Судьей Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга постановлено определение об отказе П. в принятии искового заявления в связи с тем, что данное требование не может быть рассмотрено в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации как жалоба на действия должностных лиц, поскольку имеется спор о праве.

П. в частной жалобе просила определение судьи отменить, указывая на неправильное применение судом норм процессуального законодательства.

Судебная коллегия отменила определение суда по следующим основаниям.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда о наличии спора о праве и невозможности рассмотрения заявленного требования в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Однако, постановляя решение об отказе в принятии заявления, судья не учел, что положения ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в данном случае неприменимы.

Судья неправильно истолковал положения п. 1 ч. 1 ст. 134 Кодекса, касающиеся отказа в принятии заявления в связи с тем, что оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, посчитав, что в понятие "гражданское судопроизводство" понятие "исковой порядок" не входит.

Между тем по смыслу указанной нормы права судья отказывает в принятии заявления тогда, когда заявление рассматривается в ином судебном порядке, то есть спор подведомствен иному юрисдикционному органу (арбитражному суду, третейскому суду, Конституционному Суду Российской Федерации и т.д.) либо предъявленное требование должно рассматриваться в порядке, установленном уголовно-правовым законодательством.

С учетом того, что в соответствии с ч. 3 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказ в принятии заявления препятствует повторному обращению с тождественным требованием, суд фактически лишил заявителя возможности защитить свои права.

Как справедливо отмечает автор частной жалобы, в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2003 N 2 при наличии спора о праве в силу требований ч. 3 ст. 247 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. 131, 132 настоящего Кодекса.

Поскольку суд вынес определение по не предусмотренным законом основаниям и при этом не учел рекомендации, содержащиеся в указанном выше Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, то определение подлежит безусловной отмене с возвращением заявления П. и материалов дела в тот же суд для решения вопроса о наличии (либо отсутствии) оснований для принятия заявления к производству суда.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 03.04.2007, дело N 33-2327/2007

 

Информация

 

Вопрос. При рассмотрении в суде апелляционной инстанции жалобы на решение мирового судьи выяснилось, что дело судом первой инстанции принято и рассмотрено с нарушением правил подсудности. Вправе ли апелляционная инстанция своим определением отменить решение мирового судьи и направить дело по подсудности на рассмотрение мировому судье другого района? Возможно ли это сделать в случае подачи надзорной жалобы на указанное апелляционное определение?

Ответ. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности. Данная статья не устанавливает, что правило применимо только при производстве дела в суде первой инстанции: норма имеет общий характер (содержится в разделе Кодекса "Общие положения") и распространяет свое действие на производство во всех инстанциях. Кроме того, нарушение правил о подсудности рассмотрения дела является безусловным основанием к отмене решения суда (в соответствии со ст. 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В случае выявления нарушения правил подсудности апелляционная инстанция также неправомочна рассматривать дело по существу, в связи с чем решение подлежит отмене, а дело - направлению по подсудности.

Обжалование стороной определения суда апелляционной инстанции не приостанавливает исполнение данного определения и не является основанием для отказа в принятии к производству гражданского дела, переданного по подсудности. Законность действий суда апелляционной инстанции при передаче дела по подсудности может быть проверена и оценена только судом надзорной инстанции.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Свердловского областного суда

 

Отдел кодификации

и систематизации законодательства,

обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь