Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 28 августа 2000 г. по делу N 3-205/00

 

Именем Российской Федерации, Кемеровский областной суд в составе:

председательствующего Шостак Г.П.,

при секретаре К.Н.А.,

с участием прокурора Маслаковой О.Г.,

рассмотрел в открытом судебном заседании в г. Кемерово дело по заявлению прокурора Кемеровской области в интересах государства и общества о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Кемеровской области "О финансовых санкциях, налагаемых государственной жилищной инспекцией Кемеровской области на территории Кемеровской области",

 

установил:

 

Прокурор Кемеровской области обратился в суд с заявлением в интересах государства и общества о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению Закона Кемеровской области "О финансовых санкциях, налагаемых государственной жилищной инспекцией Кемеровской области на территории Кемеровской области".

Свои требования прокурор области обосновал тем, что при издании данного Закона Совет народных депутатов Кемеровской области вышел за пределы своей компетенции, так как оспариваемым Законом установлен расширительный перечень субъектов административной ответственности, введена иная административная ответственность за нарушения нормативно технических требований, допускаемых при эксплуатации, обслуживании и ремонте жилых зданий и определены другие меры ответственности, нежели предусмотренные ст. 142 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, что противоречит требованиям ст. 6 КоАП РСФСР.

В судебном заседании прокурор областной прокуратуры Маслакова О.Г. заявленное требование поддержала.

Представитель Совета народных депутатов Кемеровской области заявленное требование не признал и просил отказать в его удовлетворении, ссылаясь на то, что оспариваемый Закон области принят Советом народных депутатов области в пределах его компетенции, поскольку федеральный закон, устанавливавший административную ответственность за нарушение нормативных технических требований по использованию, сохранности и эксплуатации жилищного фонда юридическими лицами отсутствует. Статьей 142 КоАП РСФСР предусмотрена административная ответственность за нарушение правил пользования жилыми помещениями в отношении физических лиц.

Представитель администрации Кемеровской области возражал против удовлетворения заявления, указывая, что оспариваемый Закон области принят в соответствии со ст. 26 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", поскольку административная ответственность за предусмотренные действия не установлена федеральным законом, на юридических лиц действие ст. 142 КоАП РСФСР не распространяется.

Представители государственной жилищной инспекции Кемеровской области просили отказать в удовлетворении заявления, обосновывая свои возражения тем, что в настоящее время отсутствует федеральный закон об ответственности юридических лиц за ненадлежащее использование и содержание жилищного фонда.

Выслушав объяснения заинтересованных лиц, исследовав материалы дела, суд находит заявленное требование подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 12 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" по вопросам, отнесенным частью 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов в Российской Федерации, издаются федеральные законы, определяющие основы (общие принципы) правового регулирования, включая принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а также федеральные законы, направленные на реализацию полномочий федеральных органов государственной власти.

Согласно ч. 1 ст. 72 (п. "к") административное и административно-процессуальное законодательство, в том числе законодательство об административных правонарушениях, находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Основным федеральным законом, устанавливающим административную ответственность, является Кодекс РСФСР об административных правонарушениях.

В статье 6 КоАП РСФСР определены полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области административных правонарушений.

Согласно Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 01.10.98 по запросу Законодательного Собрания Нижегородской области о проверке конституционности ч. 1 с. 6 КоАП РСФСР, субъекты Российской Федерации вправе принимать собственные законы в области административных правонарушений, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения.

В судебном заседании установлено, что Советом народных депутатов Кемеровской области 12 ноября 1999 года издан Закон области N 75-ОЗ "О финансовых санкциях, налагаемых государственной жилищной инспекцией Кемеровской области на территории Кемеровской области" (л. д. 8 - 15). Данный закон опубликован в областной газете "Кузбасс" 25 ноября 1999 года N 224.

Как следует из содержания данного Закона области, закон устанавливает размер финансовых санкций, налагаемых Государственной жилищной инспекцией области на юридических лиц за несоблюдение нормативно-технических требований по использованию, содержанию, ремонту, сохранности жилищного фонда, придомовых территорий и неисполнение предписаний инспекции об устранении выявленных недостатков (ст. 1).

Анализ положений (норм) данного закона области показывает, что ст. ст. 2 - 6, 8, 28, 32 устанавливается ответственность юридических лиц за нарушение правил и норм эксплуатации жилых домов (нарушение правил и норм содержания придомовой территории, отмосток, этажных, цокольных и подвальных помещений, фасадов, входов в подъезды, тамбуры, вестибюли, лестничные клетки и т.д.), ст. 7 - за нарушение правил содержания помещений в квартире в виде промерзания стен, оконных и дверных проемов, нарушения температурно-влажностного режима помещений, наличия протечек потолков и стен и др., ст. ст. 9 - 27, 30, 31 предусматривается ответственность за нарушения норм эксплуатации инженерного оборудования (тепловых пунктов, котельных и их инженерных сетей, систем центрального отопления, горячего и холодного водоснабжения, канализования, вентиляции и газоходов и т.д.).

Размер санкций устанавливается в зависимости от минимального размера оплаты труда и за разные виды правонарушений составляет от 0,5 до 50 минимальных размеров оплаты труда.

С учетом изложенного суд приходит к выводу, что оспариваемым Законом области устанавливается административная ответственность за нарушение правил эксплуатации жилых домов, жилых помещений и инженерного оборудования, бесхозяйственное их содержание, предусмотренное ст. 142 КоАП РСФСР. Как установлено судом в настоящее время действуют Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденные приказом Государственного комитета РФ по жилищной и строительной политике N 17-139 от 26.12.97. Оспариваемым Законом установлена по существу административная ответственность за нарушение названных Правил, что не оспаривали заинтересованные лица.

Однако Законом области предусмотрен иной размер административной ответственности и иной субъект этого правонарушения, чем это установлено в КоАП РСФСР, а в силу ст. 12 Федерального Закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" субъекты Российской Федерации вправе принимать собственные законы в области административных правонарушений, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правонарушения.

Доводы представителей заинтересованных лиц, что оспариваемый Закон принят в пределах компетенции субъекта Российской Федерации, поскольку федеральный закон, устанавливающий административную ответственность за нарушение нормативных технических требований по использованию, сохранности и эксплуатации жилищного фонда, отсутствует, по мнению суда, несостоятельны.

Статьей 142 КоАП РСФСР устанавливается административная ответственность граждан и должностных лиц не только за нарушение установленного порядка пользования жилыми помещениями, но и за нарушение правил и норм эксплуатации жилых домов, жилых помещений и инженерного оборудования, бесхозяйственное их содержание.

Как установлено судом, эти же правоотношения в жилищной сфере регулируются оспариваемым Законом области.

Поскольку имеется Федеральный закон в области административных правонарушений, регулирующий правоотношения в жилищной сфере, субъект Российской Федерации не вправе осуществить собственное правовое регулирование в данной сфере. Устанавливая ответственность юридических лиц за нарушения правил и норм эксплуатация жилых зданий, помещений и инженерного оборудования, Совет народных депутатов области не учел, что федеральным законодательством уже установлена ответственность за данное правонарушение и определен круг субъектов за данные административные правонарушения, что противоречит ч. 3 ст. 2 КоАП РСФСР и п. п. 3 и 4 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 01.10.98 по запросу Законодательного Собрания Нижегородской области.

Возражения представителей заинтересованных лиц о том, что оспариваемый Закон издан в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 26.09.94 N 1086 "О государственной жилищной инспекции в Российской Федерации" (п. 6 Положения) необоснованы, поскольку, как следует из содержания указанного пункта Положения, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предоставлено право устанавливать порядок и условия применения финансовых санкций органами государственных жилищных инспекций за несоблюдение нормативно-технических требований по использования, содержаний и ремонту жилищного фонда и придомовых территорий. Такой порядок установлен постановлением Администрации Кемеровской области от 10.06.99 N 39 (л. д. 27 - 28).

При таких данных суд приходит к выводу о том, что имеются основания для признания Закона Кемеровской области от 12.11.99 N 75-ОЗ "О финансовых санкциях, налагаемых государственной жилищной инспекцией Кемеровской области" противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению.

Поскольку данный Закон был опубликован в областной газете "Кузбасс", суд полагает необходимым сообщение о решении суда опубликовать в этой же газете после его вступления в законную силу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 191 - 197, 239-7 - 239-8 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Заявление прокурора Кемеровской области удовлетворить.

Признать противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению Закон Кемеровской области от 12.11.99 N 75-ОЗ "О финансовых санкциях, налагаемых государственной жилищной инспекцией Кемеровской области на территории Кемеровской области" со дня вступления решения суда в законную силу.

Обязать редакцию областной газеты "Кузбасс" сообщение о данном решении опубликовать в месячный срок со дня его вступления в законную силу.

Данное решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней со дня его вынесения в окончательной форме.

 

Судья Кемеровского

областного суда

Г.П.ШОСТАК

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь