Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Шабанов Н.А. Дело N 22-1593/2000
Докладчик Харитонов И.А. 1 сентября 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Белоусовой Н.А.,

судей Харитонова И.А., Эрте В.В.

с участием адвоката Боковцовой Г.Г., защитника Г., потерпевшего Г., представителей потерпевшего и гражданского истца Г. и З.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 1 сентября 2000 года дело по кассационной жалобе потерпевшего Г. на приговор Северодвинского городского суда от 30 мая 2000 года, по которому:

Л., <...>, женатый, работающий, не судимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считается условным с испытательным сроком 5 лет,

он же по ст. 160 ч. 3 п. "б", ст. 160 ч. 2 пункты "б", "в", "г", ст. 327 части 2 и 3 УК РФ оправдан за отсутствием в действиях состава преступления либо за недоказанностью участия в совершении преступления.

Взыскано с Л. в пользу АОЗТ НПФ "Акватехника" 215000 руб. в счет возмещения материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Харитонова И.А., объяснения потерпевшего Г., представителей потерпевшего и гражданского истца Г. и З., поддержавших доводы кассационной жалобы потерпевшего об отмене приговора и ходатайствовавших направить дело на новое расследование, адвоката Боковцовой Г.Г. и защитника Г. об оставлении приговора без изменения, а жалобы потерпевшего - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. признан виновным в похищении путем обмана 215000 деноминированных рублей у АОЗТ НПФ "Акватехника" г. Северодвинска, Архангельской области.

Преступление совершено им в октябре 1996 г. - январе 1997 г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный факт получения указанной суммы денег не отрицал, но вину в хищении не признал, пояснив, что 140000 руб. передал Г., а 75000 руб. присвоил как акционер "Акватехники", поскольку имел право на дивиденды.

Также Л. обвинялся в том, что, работая в должности коммерческого директора АОЗТ НПФ "Акватехника", совершал хищения денежных средств и имущества этого общества путем присвоения, а именно:

- получив в магазине АОЗТ "Акватехника" в ноябре 1995 года, марте и мае 1996 года для реализации товары (мебель, ковровое покрытие, обои) на сумму 7011 руб. 11 коп., вернул в кассу только 3671 руб. 13 коп., а 3340 руб. 57 коп. присвоил;

- получив со склада "Акватехники" в декабре 1995 года и январе 1996 года для продажи консервированный зеленый горошек на сумму 31492 руб. 50 коп., реализовал данный товар через свое предприятие ТОО "Северянка", вернув АОЗТ 20912 руб. 50 коп., а 10580 руб. присвоил;

- получив 27 мая 1996 года для личных целей в АОЗТ мебель для офиса стоимостью 8953 руб. 29 коп., перевез и использовал ее в своем ЗАО НПФ "Арсенал", после увольнения из "Акватехники" расчет за мебель не произвел, присвоив чужое имущество;

- получив в бухгалтерии "Акватехники" в мае - июне 1996 года в подотчет для решения производственных вопросов вексель администрации Архангельской области номинальной стоимостью 100000 рублей, указанную ценную бумагу при расчете не вернул, присвоив ее себе;

- получив со склада "Акватехники" для личных целей 38 дверей стоимостью 7980 руб., данное имущество при увольнении не вернул;

а также обвинялся в мошенничестве, когда:

- получив в апреле 1996 года направленные из МКП-1 г. Архангельска через московские предприятия в счет оплаты услуг АОЗТ "Акватехника" материальные ценности (ткани) общей стоимостью 100639 руб., данный товар не оприходовал, а реализовал неустановленным лицам, то есть похитил;

- после увольнения из "Акватехники", используя бланки АОЗТ и представляясь его коммерческим директором, в октябре 1997 года похитил 337000 руб. дебиторской задолженности ДХО "Норильскторг" за поставленную этому предприятию "Акватехникой" в 1995 году рыбную продукцию.

Все указанные выше денежные суммы приведены в деноминированном исчислении. Кроме того, Л. обвинялся в неоднократной подделке официальных документов, когда в январе 1999 года, с целью уклонения от уплаты налогов, составил подложные документы о продаже вымышленному лицу своего предприятия - ЗАО НПФ "Арсенал", которые представил в ГосНИ по г. Северодвинску.

По эпизодам обвинения в похищении мебели, коврового полотна, обоев, зеленого горошка, мебели для офиса, дверей, подделке и использовании иных официальных документов Л. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Эпизоды обвинения, связанные с похищением товаров в счет оплаты услуг МКП-1 на сумму 100639 руб. и 337000 руб. денег, квалифицированные следствием по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ, были исключены судом из объема обвинения как не подтвердившиеся по существу за недоказанностью участия Л. в совершении этих преступлений.

По факту присвоения векселя администрации Архангельской области номинальной стоимостью 100000 руб., квалифицированному по п. "б" ч. 3 ст. 160 УК РФ, Л. оправдан за недоказанностью участия в совершении этого преступления.

Кассационное производство по жалобе Л. (основной и дополнительной) прекращено в связи с ее отзывом самим осужденным.

Потерпевший Г. считает приговор необоснованным вследствие односторонности и неполноты проведенного расследования, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, мягкости назначенного Л. наказания. И если в первоначальной жалобе потерпевший ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, то в дополнительной жалобе и своем выступлении в суде второй инстанции полагает необходимым приговор отменить и ходатайствует направить дело на новое расследование. Фактически же Г. не согласен с оправданием Л. по эпизодам похищения тем векселя, денежных средств в размере 100639 руб. по договору с МКП-1, 337000 руб. денег по договорам с ДХО "Норильскторг", подделки и использования заведомо подложных официальных документов при продаже ЗАО НПФ "Арсенал". Неполнота, по мнению потерпевшего, выразилась, в частности, в том, что на предварительном следствии (при выполнении требований ст. 200 УПК РСФСР) было необоснованно отклонено его ходатайство о допросе работников ТОО "РоссМа" и ИЧП "Алекс", которые получили ценную бумагу после "Акватехники", хотя никаких договорных отношений с ней не имели, а также об изъятии актов передачи векселя и проведении почерковедческой экспертизы для установления лица, выполнившего передаточные подписи в этих актах. По эпизоду получения Л. товара на 100639 руб. следствием, считает Г., не проанализированы бухгалтерские и иные документы предприятия Анисимовой, через магазин которой мог быть реализован похищенный товар. По поводу завладения Л. дебиторской задолженности в размере 337000 руб. суд также не принял во внимание представленные в судебном заседании ксерокопии бухгалтерских документов ДХО "Норильскторг" на 76 листах, подтверждающих такой же способ хищения осужденным денег, как и по тому эпизоду, по которому он признан виновным и осужден. Тяжесть совершенных Л. преступлений должна влечь назначение более строгого наказания, связанного с изоляцией его от общества.

Осужденный Л. и адвокат Боковцова в возражениях на кассационную жалобу потерпевшего просят приговор суда оставить без изменения, а жалобу Г. - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы потерпевшего, объяснения защиты, заявленные потерпевшим, представителями потерпевшего и гражданского истца ходатайства об отмене приговора суда и направлении дела на новое расследование, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене в части по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины Л. в похищении, путем мошенничества, 215000 руб. денег соответствуют фактическим обстоятельствам дела и установлены исследованными в судебном заседании доказательствами, изложенными в приговоре, в частности показаниями Г., о том, что в мае 1996 года Л. был уволен по собственному желанию с должности коммерческого директора АОЗТ НПФ "Акватехника", с ним был произведен полный расчет, но, имея на руках бланки предприятия, осужденный внес в них заведомо ложные сведения и от своего имени (якобы директора "Акватехники") попросил ДХО "Норильскторг" перечислить на расчетные счета трех предприятий (владельцами которых были он и его сын) 215000 руб. в счет оплаты за поставленный в 1995 году "Акватехникой" хрусталь, деньги осужденным были получены и полностью присвоены; показаниями свидетелей П. (сестры осужденного), С. и М., получивших на основании доверенностей указанные выше деньги в ДХО "Норильскторг" с последующей передачей их Л.: изъятыми бухгалтерскими и другими документами, подтверждающими передачу осужденному чужих денег.

Доводы Л. о том, что он большую часть денег отдал Г., а меньшую присвоил самовольно, поскольку как акционер имел право на дивиденды, полно, объективно и всесторонне исследовались в судебном заседании и правомерно отвергнуты как несостоятельные. Как акционер Л. имел право на 19% акций (или 171 акцию) предприятия, выкупленных им при создании АОЗТ "Акватехника" в конце 1994 года за 9234 деноминированных рубля. Согласно уставу имущество общества принадлежит акционерам на праве общей долевой собственности и решение о выплате дивидендов принимается общим собранием акционеров. Как видно из протоколов собрания акционеров, в которых участвовал и осужденный, дивидендов по итогам работы в 1995 - 1996 годах не начислялось. Из исследованных в порядке ст. 286 УПК РСФСР показаний свидетеля Н. усматривается, что при увольнении ее из АОЗТ "Акватехника" в декабре 1996 года ей как акционеру была выплачена только номинальная стоимость акций, без каких-либо "отступных". В соответствии с решением собрания акционеров стоимость 171 акции Л. в октябре 1997 года составляла 31088 руб.

Оценив по данному эпизоду все доказательства в совокупности, суд сделал правильный вывод о виновности Л. в совершенном преступлении и дал верную юридическую квалификацию его действий, назначив справедливое наказание в полном соответствии с требованиями уголовного закона.

Полно, объективно и всесторонне исследовав представленные доказательства по другим эпизодам, суд обоснованно пришел к выводам об оправдании Л. за отсутствием в его действиях состава преступления по эпизодам обвинения в похищении мебели, коврового полотна, обоев, зеленого горошка, мебели для офиса, дверей, подделке и использовании официальных, заведомо подложных документов, правомерно признав необоснованным и обвинение того в завладении, путем мошенничества, материальными ценностями на сумму 100639 рублей, поступившими в счет оплаты услуг АОЗТ "Акватехника" от МКП-1.

Доводы жалобы потерпевшего, не согласного с прекращением уголовного преследования осужденного по эпизодам похищения имущества, поступившего в счет оплаты услуг МКП-1 общей стоимостью 100639 рублей, подделки и использования заведомо подложных официальных документов, судебная коллегия считает несостоятельными.

Так, Л. пояснил, что письмо в МКП-1 г. Архангельска об увеличении залоговой стоимости тары на 100280 руб. подписал не он, а потерпевший, чего Г. также не отрицает. Деньги в указанном размере были переведены из МКП-1 в московские фирмы также с ведома Г.А., получившей для АОЗТ "Акватехника" в г. Москве товар на сумму 100639 руб., он доверенность не оформлял и после перевозки тканей в г. Северодвинск ничего от нее не получал.

Рукописный текст доверенности на имя А., по заключению почерковедческой экспертизы, выполнен не Л., а другими, не установленными следствием лицами.

А. при допросе в качестве свидетеля пояснила, что в Москву ездила по просьбе руководства "Акватехники", то ли Г., то ли Л., весь товар привезла в Северодвинск и передала с сопровождающими документами водителю "Акватехники" Г. Л. ее не встречал, и она ткань ему не передавала.

Свидетель Г. подтвердил перевозку груза А., но заявил, что разгрузил его в магазин А., а не на склад своего предприятия.

Согласно письму директора МКП-1 (за подписью Г.) от 4 июня 1996 года, в связи с выделением из АОЗТ "Акватехника" ЗАО "Арсенал" (учрежденного Л.), все права и обязанности, вытекающие из договоров, заключенных между "Акватехникой" и МКП-1, передаются ЗАО "Арсенал".

Главный бухгалтер МКП-1 В. пояснила в судебном заседании, что залоговая стоимость тары была проплачена их предприятием, а не АОЗТ "Акватехника". Когда поставку химреагентов стало производить предприятие Л., то эта сумма была включена при взаимозачетах с данным предприятием.

При таких обстоятельствах суд не мог осудить Л. за хищение имущества, привезенного А. Возможность же получения новых доказательств с целью выяснения вопроса о том, кто и каким образом распорядился полученной в Москве тканью, вследствие давности событий утрачена. Учитывает при этом судебная коллегия и содержание ксерокопии документов из МКП-1, представленных в кассационную инстанцию адвокатом Боковцовой и приобщенных по ее ходатайству к материалам дела.

Обоснованно оправдан Л. и по ст. 327 части 2 и 3 УК РФ, поскольку изготовленные им с помощью компьютера документы - выписка из реестра акционеров ЗАО "Арсенал", извещение о намерении продажи акций данного предприятия, решение о снятии с себя полномочий генерального директора, договор купли-продажи акций, акты приема-передачи акций и документов ЗАО "Арсенал" гражданину О. и другие, нельзя признать официальными, поскольку это противоречит требованиям, предъявляемым к официальным документам, в частности приведенным в ст. 5 Федерального закона РФ "Об обязательном экземпляре документов" от 23 ноября 1994 года.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с обоснованностью оправдания Л. по эпизоду обвинения в похищения им, путем присвоения, в мае - июне 1996 года в АОЗТ "Акватехника" векселя администрации Архангельской области номинальной стоимостью 100000 деноминированных рублей и исключением из объема его обвинения, как не подтвердившегося, эпизода похищения, путем мошенничества, в октябре 1997 года 337000 деноминированных рублей, которые ДХО "Норильскторг" должно было перечислить в АОЗТ "Акватехника" как оплату за поставленную в 1995 году рыбную продукцию.

Так, принимая решение об оправдании Л. в части обвинения в присвоении векселя, суд в приговоре указал, что, кроме непоследовательных показаний главного бухгалтера АОЗТ "Акватехника" М. о времени передачи Л. без документального оформления векселя, а также показаний потерпевшего Г. и свидетеля Б. о том, что им известно, что М. передавала подсудимому вексель, каких-либо других доказательств органами следствия не представлено, к тому же передаточные надписи и подпись на векселе выполнены рукой Г. и Б.

По эпизоду обвинения в похищении 337000 руб. суд в приговоре отметил, что представленные потерпевшим и представителем гражданского истца ксерокопии расходных кассовых ордеров на получение части этой суммы жителями г. Норильска П., С. и М. в различных предприятиях города и оспариваемые подсудимым и его защитой, не могут судом быть признаны доказательствами. П., С. и М., а также должностные и материально-ответственные лица предприятий: ресторана "Лама", НПТФ "Хлеб", мясоперерабатывающего завода и др., по данным фактам не допрашивались. Кем выдавались доверенности П., С. и М. на получение денег в вышеперечисленных предприятиях г. Норильска, также не установлено. Сам суд невправе заниматься сбором доказательств виновности подсудимого в совершении данного преступления. Кроме того, органами следствия в вину Л. не вменялось, что он эти деньги в сумме 337000 руб. похитил через П., С. и М. А это меняет существо обвинения. Вернуть дело в этой части на дополнительное расследование суд по своей инициативе не может.

Таким образом, суд первой инстанции по перечисленным выше эпизодам обвинения признал допущенное предварительным следствием нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР, обязывающих прокурора, следователя принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также отягчающие и смягчающие его вину обстоятельства.

Установив неполноту предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, суд, в силу разъяснений Постановления Конституционного Суда РФ N 7-П от 20 апреля 1999 года, не может по своей инициативе вернуть дело для производства дополнительного расследования, если об этом нет ходатайства, а в соответствии с разъяснениями п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования" от 8 ноября 1999 года N 84 в случаях, предусмотренных пунктами 1, 3, 4 части 1 ст. 232 УПК РСФСР, постановляет в соответствии с требованиями закона оправдательный приговор либо обвинительный приговор лишь по тому обвинению, доказанность которого не вызывает сомнения.

Поскольку ходатайства о направлении дела для производства дополнительного расследования, вызове и допросе новых свидетелей со стороны участников процесса, в том числе и потерпевшего, заявлено не было, суд первой инстанции при рассмотрении дела в отношении Л. не имел правовых оснований для направления его на новое расследование по не подтвержденным в судебном заседании эпизодам обвинения.

В настоящее время, при рассмотрении дела в суде второй инстанции, потерпевшим, представителями потерпевшего и гражданского истца ходатайство об отмене приговора в части и направлении дела на новое расследование заявлено, доводы приведены в кассационной жалобе Г.

Обсудив доводы жалобы потерпевшего и заявленные ходатайства, судебная коллегия находит их обоснованными, приговор подлежащим отмене, но только в части оправдания Л. по эпизодам обвинения в похищении тем векселя номинальной стоимостью 100000 деноминированных рублей, а также мошенническом завладении 337000 рублей денег по договорам с ДХО "Норильскторг", вследствие неполноты расследования, которая не могла быть восполнена в судебном заседании.

Неполнота, в частности, выразилась в том, что на предварительном следствии (при выполнении требований ст. 200 УПК РСФСР) было необоснованно отклонено ходатайство потерпевшего об установлении и допросе работников ТОО "РоссМа" и ИЧП "Алекс", которые получили вексель после "Акватехники", хотя никаких договорных отношений с ней не имели, а также об изъятии актов передачи векселя и проведении почерковедческой экспертизы для установления лица, выполнившего передаточные подписи в этих актах.

По эпизоду похищения Л. дебиторской задолженности в размере 337000 руб. существенное значение для установления фактических обстоятельств, которые могли бы повлиять на принятие законного и обоснованного решения, имеет более тщательное исследование подлинников бухгалтерских документов ДХО "Норильскторг" (копии которых представлены потерпевшим и представителем гражданского истца), с последующими допросами свидетелей П., С. и М., должностных и материально-ответственные лиц предприятий (ресторана "Лама", НПТФ "Хлеб", мясоперерабатывающего завода и др.), которые по данным фактам не допрашивались, установление лица или лиц, выдававших доверенности П., С. и М. на получение денег в вышеперечисленных предприятиях г. Норильска, выполнение иных следственно-розыскных действий.

Поскольку для устранения неполноты проведенного расследования по эпизодам обвинения Л. в похищении векселя и дебиторской задолженности в размере 337000 деноминированных рублей необходимо проведение следственных действий, связанных с собиранием новых доказательств, установлением других лиц, возможно причастных к совершенному преступлению, производство следственных действий в другой местности и в значительном объеме, а также проведение новых экспертиз, для чего требуется отыскание и изъятие новых документов, приговор в части оправдания Л. по указанным выше эпизодам подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое расследование.

При новом расследовании необходимо, исходя из оценки имеющихся и вновь полученных доказательств, основанной на всестороннем, полном, объективном исследовании всех обстоятельств дела в совокупности, решить вопрос о виновности или невиновности Л. по обвинения в похищении векселя и 337000 деноминированных рублей денег, верном применении уголовного закона, в целом принять правильное решение по существу.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Северодвинского городского суда от 30 мая 2000 года в отношении Л. в части, касающейся его оправдания по эпизоду обвинения в похищения, путем присвоения, в мае - июне 1996 года векселя администрации Архангельской области номинальной стоимостью 100000 деноминированных рублей и исключения из объема обвинения как не подтвердившегося эпизода обвинения в похищении, путем мошенничества, в октябре 1997 года 337000 деноминированных рублей, отменить, направив дело в этой части на новое расследование прокурору г. Северодвинска, в остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь