Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА АВГУСТ 2007 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Если какое-либо лицо на основании окончательного решения было осуждено за совершение уголовного преступления, и если впоследствии вынесенный приговор был пересмотрен, или это лицо было помиловано на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка, то оно получает компенсацию согласно закону или практике соответствующего государства

 

Решением суда О. отказано в иске к казне Российской Федерации (в лице Минфина РФ) о возмещении морального вреда.

Решение отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

Приговором Валуйского районного суда О. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 158 УК РФ и ему назначено наказание в виде 4-х лет лишения свободы, по правилам статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в ИК особого режима.

В кассационном порядке указанный приговор изменен, действия О. переквалифицированы на ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), с применением статьи 64 УК РФ ему назначено наказание 1 год 10 месяцев лишения свободы, на основании статьи 70 УК РФ окончательно назначено наказание 3 года 7 месяцев.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2007 года надзорная жалоба О. удовлетворена, в результате чего изменены все состоявшиеся по делу судебные решения, назначенное О. наказание по правилам статьи 70 УК РФ снижено до 2 лет 4 месяцев лишения свободы в ИК строгого режима.

Суд надзорной инстанции признал, что кассационная инстанция, назначив наказание О. по правилам ст. 70 УК РФ, фактически ухудшила положение осужденного, что законом не допускается.

На день изменения О. срока наказания его содержание в ИК - 5 г. Белгорода в течение 1 года и 3 месяцев являлось незаконным.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 133, 136 УПК РФ, исходил из права на компенсацию морального вреда только полностью реабилитированных лиц, в то время как истец признан виновным в совершении преступления, ему назначено наказание, полностью он не реабилитирован.

Между тем, судом не принято во внимание положение п. 5 ст. 133 УПК РФ, согласно которому в иных случаях (не предусмотренных указанной нормой закона) вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Вопросы компенсации ущерба, причиненного в результате нарушения права каждого на справедливое судебное разбирательство, урегулированы Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Согласно Конвенции каждый человек имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (статья 6); если какое-либо лицо на основании окончательного решения было осуждено за совершение уголовного преступления и если впоследствии вынесенный приговор был пересмотрен или это лицо было помиловано на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка, то оно получает компенсацию согласно закону или практике соответствующего государства, если только не будет доказано, что ранее неизвестное обстоятельство не было своевременно обнаружено полностью или частично по его вине (статья 3 Протокола N 7).

Из этих положений следует, что за ошибку суда, повлекшую вынесение приговора, государство несет ответственность и обеспечивает компенсацию незаконно осужденному независимо от вины судьи.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, с учетом требований разумности и справедливости.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает возможным решение отменить и, поскольку юридически значимые обстоятельства установлены на основании имеющихся доказательств, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение об удовлетворении иска о возмещении морального вреда.

Судебная коллегия считает возможным взыскать в пользу О. компенсацию морального вреда в определенном размере с учетом фактических обстоятельств дела, при которых причинен моральный вред, характера причиненных потерпевшему нравственных страданий.

Согласно п. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения <...> возмещается за счет казны Российской Федерации.

 

Вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, избрания меры пресечения и осуждения, возмещается за счет казны РФ независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

 

При рассмотрении требования о возмещении имущественного вреда, причиненного незаконным осуждением, следует руководствоваться положениями УПК РФ.

Решением суда иск Е. к Генеральной прокуратуре РФ, Министерству РФ о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, удовлетворен частично.

Взысканы с Генеральной прокуратуры Российской Федерации за счет Казны Российской Федерации в пользу Е. материальный ущерб в размере 199272 руб. 18 коп. и компенсация морального вреда в сумме 50000 рублей. В остальной части иска отказано.

Решение отменено частично в кассационном порядке по следующим основаниям.

Е. обратился в суд с требованиями о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности.

В объем причиненного имущественного ущерба истец включает утраченный им заработок со дня его увольнения и до установления инвалидности и также расходы, понесенные на услуги защитника по уголовному делу.

В соответствии с абз. 1 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 1 статьи 134 настоящего Кодекса.

Одним из таких оснований, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, препятствующих рассмотрению и разрешению дела в порядке гражданского судопроизводства, является предписание о рассмотрении и разрешении заявления в ином судебном порядке.

В силу ч. 2 ст. 135 УПК РФ в течение сроков исковой давности, установленных ГК РФ, со дня получения копии постановления прокурора, и извещения о порядке возмещения вреда реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в орган, постановивший приговор и (или) вынесший определение, постановление о прекращении уголовного дела, об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор.

Приведенная норма права содержит прямое предписание суду при рассмотрении требования о возмещении имущественного вреда, причиненного незаконным осуждением, руководствоваться положениями УПК РФ.

Таким образом, гражданское дело в части требований о взыскании материального ущерба, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, подлежит прекращению.

В соответствии с ч. 1 ст. 1070 ГК РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, избрания меры пресечения и осуждения, возмещается за счет казны РФ независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Суд ошибочно возложил обязанность по возмещению вреда на Генеральную прокуратуру РФ.

Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с указанным Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от имени Казны выступает финансовый орган.

Интересы Министерства финансов РФ в суде представляло УФК по Белгородской области.

При таких обстоятельствах обязанность по возмещению морального вреда причинного Е. должна быть возложена на Министерство финансов РФ.

Доводы кассационного представления относительно завышенного размера компенсации морального вреда являются обоснованными. Суд кассационной инстанции считает возможным уменьшить сумму компенсации до 25000 руб., учитывая степень нравственных страданий истца, а также следующие обстоятельства: Е. мера пресечения, связанная с ограничением либо лишением свободы, не избиралась, причинная связь между его инвалидностью и привлечением к уголовной ответственности не установлена. Указанный размер компенсации является разумным и справедливым.

 

Вывод суда о том, что перенесенная истцом травма не повлекла последствия для вывода о военной травме, ввиду отсутствия прямой причинной связи между противоправными действиями ответчиков и полученными телесными повреждениями, соответствует установленным обстоятельствам дела и требованиям закона (ст. 1064 ГК РФ)

 

Решением суда ФГУ УФСИН России по Белгородской области отказано в иске к Г., С., А. о возмещении материального ущерба.

В кассационном порядке решение оставлено без изменения со ссылкой на следующее.

Судом установлено, что 18 февраля 1999 года около 20 часов находящиеся в состоянии алкогольного опьянения Г., С. и А. в ответ на пресечение их хулиганских действий нанесли главному инженеру УИН Минюста России по Белгородской области М. удары руками и ногами, причинив совместными действиями потерпевшему множественные кровоподтеки лица и головы, которые составили единый комплекс закрытой черепно-мозговой травмы и расценены как легкий вред здоровью.

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода от 12 августа 1999 года они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а", "б" ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Согласно свидетельству о болезни от 29 июня 2004 года N 346 ВВК при УИН Минюста РФ по Белгородской области установила у М. последствия черепно-мозговой травмы (сотрясение головного мозга в 1999 г.) в виде формирующегося психоорганического синдрома с вегетативной дисфункцией и дала заключение о причинной связи увечья - военная травма.

Приказом УИН Минюста России по Белгородской области от 6 августа 2004 года N 234 л/с М. уволен из органов УИС Минюста России по основаниям п. "з" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел (ограниченное состояние здоровья).

В связи с полученными телесными повреждениями, послужившими основанием для прекращения службы в органах УИС, М. произведена выплата единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания и ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью.

Судом установлено, что истец до причинения ему телесных повреждений ответчиками страдал рядом заболеваний - НЦД по гипертоническому типу, спондилоартроз шейного отдела позвоночника.

Специалист К. не отрицал, что заболевания, имеющиеся у М. до травмы, ВВК при УИН Минюста России по Белгородской области не исследовались, причинной связи между ними, полученной травмой, появлением сопутствующих и иных заболеваний не нашло своего отражения в свидетельстве о болезни <...>.

В заключении ВВК отсутствуют данные об имеющихся заболеваниях, их течении и выводы о влиянии травмы на дальнейшее развитие патологий.

Имеющиеся в материалах уголовного дела заключения судебно-медицинских экспертиз в ходе предварительного следствия по уголовному делу, опровергают заключение ВВК.

Согласно заключению эксперта N 1389 от 22.03.1999 у М. имели место кровоподтеки, ссадина на лице, кровоподтек на голове, припухлость мягких тканей головы, которые не причинили вреда здоровью. Диагноз "сотрясение головного мозга" объективными клиническими данными не подтвержден, а поэтому при определении тяжести вреда здоровью во внимание не принимался. Длительное нахождение на стационарном лечении М. связано с его жалобами, наблюдением и обследованием. Клинически у больного синдром вегетодистонии, астеноневротический синдром, которые являются самостоятельным заболеваниями и с травмой, полученной в феврале 1999 года, причинной связи не имеют.

По заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы N 45 от 26.05.1999 - 04.06.1999 диагноз "сотрясение головного мозга, астенический синдром в остром периоде черепно-мозговой травмы" выставлен на основании жалоб потерпевшего и анамнеза (сведений о получении и течении травмы), не подтвержден объективными клиническими данными, и поэтому при определении тяжести вреда здоровью во внимание не принимался. При ответе на вопрос об определении тяжести вреда здоровью при каждом причиненном ему повреждении, эксперты указывают на невозможность дачи ответа, так как причиненные М. повреждения составляют единый комплекс закрытой черепно-мозговой травмы. Длительное пребывание на стационарном и амбулаторном лечении М. связано с его обследованием и лечением, наличием его жалоб и имеющихся у него сопутствующих патологий: НЦД (нейроциркуляторная дистония) по гипертоническому типу, спондилоартроз шейного отдела позвоночника. Причиненная травма оказала неблагополучное влияние на течение имеющейся у него сопутствующей патологии.

По объяснениям экспертов В., Ж., исходя из представленной медицинской документации основания для вывода о диагнозе "сотрясение головного мозга" на основании имеющихся объективных клинических данных отсутствовали.

Правовая оценка указанным доказательствам судом дана. Отказ в удовлетворении ходатайства истца о допросе нейрохирурга О. на обоснованность вывода суда о выставленном М. медицинском диагнозе не влияет. Кассатор не приводит доводов, которые указанный вывод опровергают.

Оценивая свидетельство о болезни N 346 ВВК по правилам ст. 67 ГПК РФ, наряду с другими доказательствами, суд не может принять его за основу как достоверное и достаточное доказательство наличия причинной связи между действиями ответчиков и выводом ВВК о том, что прекращение службы истца находится в причинной связи с полученным вредом.

Вывод суда о том, что перенесенная М. 18.02.1999 травма не повлекла последствия для вывода о военной травме, ввиду отсутствия прямой причинной связи между противоправными действиями ответчиков и полученными телесными повреждениями, соответствует установленным обстоятельствам дела и требованиям закона (ст. 1064 ГК РФ).

При таких обстоятельствах решение суда признано законным и обоснованным.

 

Организация и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих обязаны возместить вред в связи с повреждением здоровья или смертью кормильца, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что он возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Источником повышенной опасности надлежит признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека

 

Решением суда постановлено взыскать солидарно с МОУ школа N 25 и МУП "ОЖКХ" в пользу К. счет возмещения вреда здоровью единовременно за период с 19 июля 2001 г. по 01.12.2005 сумму 68063 руб. 04 коп. и, начиная с 01.12.2005 по 01.07.2006 ежемесячно по 782 руб. 40 коп. в счет компенсации морального вреда 50000 руб. Взыскать солидарно с МОУ школа N 25 и МУП "ОЖКХ" в пользу К. в счет компенсации морального вреда сумму 10000 руб. и расходы по оплате услуг адвоката 3000 руб.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Несовершеннолетний К. находился в летнем лагере при МОУ СОШ N 25. Около 12 час. 30 мин., заметив отсутствие К. на территории лагеря, воспитатель обнаружила его лежащим под качелями во дворе жилого дома.

К., сильно раскачавшись, хотел на качелях сделать полный оборот - трюк "Солнышко", но не удержался и упал. В результате падения ему причинены телесные повреждения, повлекшие за собой длительное расстройство здоровья и по этому признаку расценивающихся как вред здоровью средней тяжести.

Постановлениями прокуратуры г. Старого Оскола в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц СОШ N 25 и МУП "ОЖКХ" отказано за отсутствием в их действиях состава преступления.

Возлагая солидарную ответственность на МУП "ОЖКХ", суд первой инстанции сослался на положения ст. 1079 ГК РФ, признав качели источником повышенной опасности.

Согласно п. 17 Постановления N 3 Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" организация и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автомобилей и т.п.), обязаны возместить вред в связи с повреждением здоровья или смертью кормильца, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что он возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Источником повышенной опасности надлежит признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами. Имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения автомобиля).

Совершая движение на качелях, именно человек контролирует амплитуду движения и именно от действий человека зависит: совершат ли качели вращение по замкнутому кругу.

Ответственность за причиненный вред не может быть возложена здоровью К. на МУП "ОЖКХ". Доказательств, свидетельствующих о том, что на качелях должны были иметься ограничители в судебное заседание не представлено. Согласно проекту, исследованному в ходе разбирательства, ограничители на качелях должны иметься только по горизонтали, во избежание смещения вправо или влево, ограничители по вертикали не предусмотрены.

В данном случае установлено, что падение К. с качелей произошло за территорией летнего лагеря при школе N 25 г. Старого Оскола.

В соответствии с ч 1. ст. 51 Закона РФ "Об образовании" - образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников.

Под виной учебных, воспитательных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 1068 ГК РФ обязанность по возмещению вреда должна быть возложена непосредственно на МОУ СОШ N 25, т.к. установлено и не оспаривается сторонами, что на момент произошедшего несовершеннолетний К. должен был находиться на территории летнего лагеря под надзором и присмотром работников учреждения, а непосредственно - воспитателя П.

В ходе судебного разбирательства установлено, что П. не видела момента, когда К. покинул территорию лагеря.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о возложении ответственности на МОУ СОШ N 25, отменив решение в части взыскания в солидарном порядке сумм возмещения вреда с МУП "ОЖКХ", исключив его из числа ответчиков.

 

Процессуальные вопросы

 

Дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, в том числе и в случае, когда ущерб причинен работником не при исполнении им трудовых обязанностей, подлежат рассмотрению мировыми судьями независимо от размера ущерба, подлежащего возмещению

 

Решением районного суда с П. в пользу М. взыскано 12000 руб., выплаченных ею по решению Старооскольского городского суда Т., 2500 руб. расходы на представителя, госпошлина в размере 460 руб., а всего 14960 руб.

Предприниматель М. обратилась в суд с исковыми требованиями к П. о возмещении материального ущерба, причиненного последним в связи с исполнением трудовых обязанностей.

Исходя из содержания пункта 6 части 1 статьи 23 ГПК РФ дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о признании забастовки незаконной, подсудны мировым судьям независимо от цены иска.

Учитывая, что обязанность работника возместить ущерб, причиненный работодателю, возникает в связи с трудовыми отношениями между работником и работодателем (часть первая статьи 232 Трудового кодекса Российской Федерации, далее - ТК РФ), дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, в том числе и в случае, когда ущерб причинен работником не при исполнении им трудовых обязанностей (пункт 8 части первой статьи 243 ТК РФ), подлежат рассмотрению мировыми судьями независимо от размера ущерба, подлежащего возмещению.

Если ущерб был причинен работником во время действия трудового договора, а иск работодателем предъявлен после прекращения его действия, дело также подсудно мировому судье, так как указанный спор в силу части второй статьи 381 ТК РФ является индивидуальным трудовым спором.

При таких обстоятельствах исковые требования М. к П. неподсудны районному суду и должны разрешаться мировым судьей.

 

При заключении мирового соглашения стороны должны предусмотреть порядок распределения судебных расходов

 

Определением суда по заявленным требованиям утверждено мировое соглашение, которым произведен раздел имущества супругов.

С Ж. взыскана государственная пошлина в доход государства в размере 2500 рублей.

Производство по делу прекращено.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Определение отменено в надзорном порядке по следующим основаниям.

При подаче искового заявления истицей уплачена государственная пошлина в размере 2590 рублей.

Между тем, вопреки ст. 101 ГПК РФ, которая предусматривает распределение судебных расходов между сторонами, суд взыскал государственную пошлину в сумме 2500 рублей с ответчика в доход государства.

Кроме того, признаны заслуживающими внимания доводы жалобы о невыполнении судом требований ст. 224 ГПК РФ о необходимости немедленного оглашения определения суда в части судебных расходов.

Указанные обстоятельства не учтены при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций, а также судьей областного суда при рассмотрении надзорной жалобы.

 

В мотивировочной части решения суда должны быть указаны доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства.

Судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано

 

Решением мирового суда судебного участка N 5 Западного округа г. Белгорода, оставленным без изменения в апелляционном порядке, Т. обязан убрать существующий забор, разделяющий земельный участок N 174 и не чинить препятствий по установлению на этой черте забора собственникам земельного участка N 174, выполнить работы по четырем окнам, расположенным в доме N 172 с тыльной стороны, выходящих на двор N 174 таким образом, чтобы двор собственников N 174 не просматривался. С Т. в пользу Д. взысканы судебные расходы в размере 7810,96 руб. и государственная пошлина в доход государства в размере 200 руб. В требованиях об устранении препятствий в пользовании земельным участком N 174 путем переноса Т. забора на линию межевой границы земельных участков по состоянию на 4 августа 2002 года и возмещении морального вреда истцам отказано.

Отменяя судебные постановления в части, президиум указал следующее.

Обязав Т. выполнить работы по четырем окнам, расположенным в доме N 172 с тыльной стороны, в нарушение ст. 198 ГПК РФ суд в решении не привел доводы, по которым отверг доказательства ответчика об армировании и закрашивании выходящих на двор истцов окон дома N 172, возведении своего жилого на фундаменте старого дома и уменьшении расстояния между домами в результате возведения истцами самовольных построек в сторону межи, разделяющей участки N 172 и N 174.

Удовлетворив иск частично, суд в решении также не привел мотивов, по которым взыскал с ответчика судебные расходы в приведенных выше размерах и согласуется ли это со ст. 98 ГПК РФ о распределении судебных расходов между сторонами пропорционально удовлетворенным исковым требованиям.

Вопреки ч. 2 ст. 330 ГПК РФ при рассмотрении дела в апелляционном порядке, эти обстоятельства оставлены без внимания.

 

Суд не может под видом разъяснения решения изменить его или затронуть вопросы, не бывшие предметом судебного разбирательства

 

Определением суда разъяснено решение по заявлению Г.

Определение отменено в кассационном порядке с указанием на следующее.

Решением суда от 2 февраля 2007 года установлен факт получения Г. травмы при исполнении служебных обязанностей.

Г. подал заявление о разъяснении судебного решения, ссылаясь на то, что при обращении в ВВК УВД ему предложено указать диагноз полученной травмы.

Определением суда в рамках разъяснения решения резолютивная часть изложена в новой редакции с указанием диагноза полученной травмы.

По смыслу ч. 1 ст. 202 ГПК РФ, суд не может под видом разъяснения решения изменить его или затронуть вопросы, не бывшие предметом судебного разбирательства.

Как следует из материалов дела, Г. обратился в суд с просьбой установить факт получения им травмы 10 апреля 1993 года при исполнении служебных обязанностей.

В судебном заседании не исследовался вопрос о диагнозе полученной травмы.

Г. не лишен права разрешить вопрос об установлении факта получения травмы с определенным диагнозом при исполнении служебных обязанностей.

Кроме того, в силу ч. 2 ст. 347 ГПК РФ, суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.

В соответствии с ч. 1 ст. 202 ГПК РФ, разъяснение решения суда допускается, если оно не приведено в исполнение.

Из материалов дела следует, что Г., обратившись в ВВК, фактически передал решение к исполнению.

При таких обстоятельствах судебная коллегия определение отменила и, поскольку юридически значимые обстоятельства установлены на основании имеющихся доказательств, не передавая материал на новое рассмотрение, вынесла новое определение об отказе в удовлетворении заявления о разъяснении решения.

 

По делам об обращении взыскания на имущество должника необходимо устанавливать наличие либо отсутствие оснований для применения мер принудительного исполнения, поскольку совершение исполнительных действий без возбуждения исполнительного производства не допускается.

Обстоятельства дела устанавливаются посредством относимых и допустимых доказательств

 

Решением суда отказано в удовлетворении жалобы Г. на действия судебного пристава-исполнителя.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Г. обжалуется постановление судебного пристава-исполнителя Волоконовского районного отдела УФССП от 5 октября 2006 года о наложении ареста на недвижимое имущество.

В решении суда первой инстанции указано, что обжалуемое постановление отменено, 10.01.2007 принято новое постановление о наложении ареста на имущество - магазин, площадью 78,51 кв. м.

Вместе с тем, оспариваемое постановление от 05.10.2006 судом не исследовалось. Постановление судебного пристава-исполнителя от 10.01.2007 не являлось предметом рассмотрения суда, поскольку такие требования Г. заявлены не были.

В предмет доказывания по делам об обращении взыскания на имущество должника входит, в том числе, наличие оснований для применения мер принудительного исполнения (ст. 44 Федерального закона "Об исполнительном производстве"), то есть факт возбуждения исполнительного производства. Совершение исполнительных действий без возбуждения исполнительного производства не допускается.

Судом первой инстанции данное обстоятельство оставлено без внимания, исполнительное производство судом не исследовалось (ст. 181 ГПК РФ).

В нарушение ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд сослался на решение Волоконовского районного суда от 01.03.2006, кассационное определение от 02.05.2006, исполнительный документ 2-33 от 01.03.2006, сводное исполнительное производство N 1792/615/5/2006, которых в материалах дела не имеется, данных о том, что указанные документы судом исследовались, в протоколе судебного заседания от 6 февраля 2007 года не содержится.

В материалах дела имеются копии технического паспорта спорного строения, справки Волоконовской РЭГС, акта описи и ареста имущества должника, постановлений судебного пристава-исполнителя от 10.01.2007 об отмене постановления о наложении ареста на имущество должника от 5 октября 2006 года и о наложении ареста на имущество должника, которые в решении суд первой инстанции указывает как письменные доказательства.

В соответствии с ч. 2 ст. 71 ГПК РФ письменные доказательства предоставляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

Данное требование закона судом не выполнено.

Оставлены без проверки и оценки доводы Г. о несоразмерности долгу стоимости арестованного имущества (ч. 6 ст. 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

При рассмотрении гражданских дел следует исходить из представленных истцом и ответчиком доказательств. Вместе с тем суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства (ч. 2 ст. 156 ГПК РФ).

Стоимость арестованного имущества, как обстоятельства, имеющего значение для дела, не определена. Сторонам не предлагалось представить доказательства, подтверждающие их доводы в части соразмерности или несоразмерности применения ареста в качестве меры принудительного исполнения.

Недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, нарушение или неправильное применение норм процессуального права являются основаниями для отмены решения суда в кассационном порядке (ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

 

Жалоба на действия пристава по исполнению судебного постановления подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель

 

Определением Октябрьского районного суда г. Белгорода заявление об обжаловании бездействия приставов возвращено В. в связи с неподсудностью дела данному суду.

В надзорной жалобе В. ставил вопрос об отмене определения. Доводы жалобы не признаны убедительными.

В соответствии со ст. 441 ГПК РФ, специально устанавливающей подсудность данной категории дел, жалоба на действия пристава по исполнению судебного постановления подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель.

Как усматривается из теста заявления, В. требует признать незаконным бездеятельное поведение судебных приставов исполнителей Старооскольского районного отдела УФССП по Белгородской области, расположенного в г. Старый Оскол.

То обстоятельство, что в качестве ответчиков указаны УФССП по Белгородской области, третьих лиц - Минфин РФ, Минюст РФ и должника по обязательству Щ. не меняют содержания заявления В., обжалующего бездействие приставов Старооскольского районного отдела УФССП по Белгородской области.

В этой связи вывод в определении о неподсудности дела Октябрьскому районному суду г. Белгорода не вызывает сомнений.

Согласно ст. 135 ГПК РФ суд возвращает исковое заявление в случае, если дело неподсудно данному суду.

Следовательно, возвращение заявления В. Октябрьским районным судом г. Белгорода с разъяснением заявителю возможности обращения в Старооскольский городской суд Белгородской области, соответствует вышеуказанной норме закона.

 

Административное производство

 

В постановлении по делу об административном правонарушении должна быть указана не только статья, предусматривающая административную ответственность за совершенное правонарушение, но также отражены обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, и содержаться мотивированное решение

 

Постановлением начальника МОБ ГРОВД С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 300 рублей.

Решением Валуйского районного суда в удовлетворении жалобы на указанное постановление С. отказано.

Решение отменено по следующим основаниям.

В соответствии с п. 8 ст. 30.6 КоАП РФ при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении подлежит проверке законность и обоснованность вынесенного постановления, то есть проверяется, соответствует ли постановление закону по существу, и соблюдены ли при его вынесении соответствующие процессуальные нормы.

В данном случае судом указанные требования закона не выполнены.

Согласно ст. 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должна быть указана не только статья, предусматривающая административную ответственность за совершенное правонарушение, но также отражены обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, и содержаться мотивированное решение.

В обжалуемом С. постановлении приводится только диспозиция статьи 20.21 КоАП РФ без указания конкретных обстоятельств, установленных судом. При этом в постановлении не указано, в чем конкретно выражалось оскорбление С. человеческого достоинства и общественной нравственности Отсутствуют такие данные и в представленном суду административном материале.

В нем имеется рапорт на имя начальника Валуйского ГРОВД о задержании С. в состоянии алкогольного опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность. Однако указанный рапорт является по существу анонимным, поскольку он никем не подписан, в нем не указано, когда и кем он составлен.

Не проверено судом при рассмотрении жалобы С. на постановление и соблюдение процедуры рассмотрения дела об административном правонарушении.

В материалах административного дела отсутствуют данные о том, что в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 25.1 и ст. 29.4 КоАП РФ С. надлежащим образом извещен о рассмотрении дела об административном правонарушении и принимал участие в его рассмотрении.

С. указанные обстоятельства отрицает и достоверных доказательств, опровергающих его доводы, суду не представлено.

Ссылка в решении суда на наличие в постановлении подписи С., подтверждающей получение указанного постановления, не свидетельствует о том, что С. надлежащим образом был извещен о рассмотрении дела и принимал участие в его рассмотрении. Кроме того, С. оспаривает свою подпись на обжалуемом постановлении и эти доводы оставлены судом без проверки.

Приступив к рассмотрению по существу жалобы С., суд таким образом удовлетворил его ходатайство о восстановлении срока на обжалование постановления, признав уважительными указанные заявителем причины пропуска.

При таких обстоятельствах решение суда и постановление по делу об административном правонарушении нельзя признать законными.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь