Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Патрушева Е.А. Дело N 22-2064
Докладчик Копылова Т.Г. 8 сентября 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего судьи Преблагина Г.Е.,

судей Копыловой Т.Г., Гагарского А.В.

с участием прокурора Гладких И.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 8 сентября 2000 года дело по кассационной жалобе гражданского истца и кассационному протесту прокурора г. Северодвинска на приговор Северодвинского городского суда от 29 мая 2000 года, по которому:

С., <...>, не судимый,

осужден по ст. 159 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 306 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний определено 2 года 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание считается условным с испытательным сроком на 3 года с возложением обязанностей.

П., <...>, не судимый,

осужден по ст. 159 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 306 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний определено 2 года 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание считается условным с испытательным сроком на 3 года с возложением обязанностей.

Д., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 33 ч. 5, ст. 159 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 33 ч. 5, ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества. На основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к отбытию определено 5 лет 6 месяцев лишения свободы без конфискации имущества. Наказание считается условным с испытательным сроком на 2 года с возложением обязанностей.

С., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 30 ч. 3 - ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 306 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к отбытию определено 5 лет 3 месяца лишения свободы без конфискации имущества. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание считается условным с испытательным сроком на 3 года с возложением обязанности.

В., <...>, не судимый,

оправдан по ст. 159 ч. 3 п. "а", ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 пункты "а", "б" УК РФ за недоказанностью участия в преступлениях.

А., <...>, не судимый,

оправдан по ст. 159 ч. 3 п. "а", ст. 306 ч. 1 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений.

По делу разрешены гражданские иски. В пользу САО "Росгосстрах-Архангельск" с Д. и С. взыскано 27492 руб. 74 коп., с Д. и П. - 20400 рублей. В остальной части иска - 19903 руб. 88 коп. - отказано.

Заслушав доклад судьи Копыловой Т.Г., заключение прокурора Гладких И.П., поддержавшей протест, судебная коллегия

 

установила:

 

С. и П. признаны виновными в совершении хищения путем мошенничества страховых сумм страховой компании "Росгосстрах-Архангельск", а также заведомо ложном доносе о совершении краж, инсценированных ими.

Д. - в пособничестве в организации мошенничества С. и П., С. по признаку неоднократности.

С. - в покушении на мошенничество в крупном размере и заведомо ложном доносе о совершении кражи, инсценированной им.

Преступления совершены в г. Северодвинске в период с мая 1998 года по июнь 1999 года в отношении чужого имущества - страховых сумм - путем обмана страховой компании при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В. и А. органами расследования обвинялись в том, что в корыстных целях, имея умысел на хищение страховых сумм компании "Росгосстрах-Архангельск" путем обмана, создали организованную преступную группу, совместно разработали план осуществления преступной деятельности в г. Северодвинске, для которого необходимо было страховать дорогостоящую теле-, видео-, аудиотехнику, инсценировать кражи аппаратуры путем вывоза ее из квартиры страхователя, после чего получать страховые возмещения. И таким образом они совершили ряд хищений, инсценировав кражи имущества из квартир А., В., П., С. и С., а А., кроме того, в заведомо ложном доносе о совершении кражи имущества, инсценированной им.

В совершении указанных преступлений А. и В. оправданы за недоказанностью вины.

В судебном заседании А. и В. вину свою не признали, а остальные признали частично.

В кассационном протесте прокурор ставит вопрос об отмене приговора в полном объеме в отношении всех осужденных и оправданных ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, односторонности судебного следствия, неправильного применения уголовного закона и мягкости назначенных судом наказаний. По мнению прокурора, выводы суда в части оправдания судом В. и А., а в связи с этим изменение квалификации у других осужденных являются необоснованными в связи с неправильной оценкой собранных как к период расследования дела, так и исследованных в судебном заседании доказательств. При этом указывается, что суд отверг показания Д., изобличавшие в совершении мошенничества А. и В., признав их противоречивыми, не подтвержденными другими доказательствами, с чем нельзя согласиться, т.к. показания Д. последовательны по существу, а имеющиеся противоречия являются несущественными и объясняются тем, что допрашивался он спустя два с половиной года после случившегося, подтверждаются другими доказательствами, в частности показаниями свидетелей С., С., измененными в судебном заседании, однако суд не дал этому обстоятельству никакой оценки. Необоснованно суд признал письменные доказательства недопустимыми из-за допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, в частности заключение дактилоскопической экспертизы, протокол выемки записки у Д.

В кассационной жалобе и дополнении к ней представитель гражданского истца - страховой компании "Росгосстрах-Архангельск" просит приговор суда отменить в связи с необоснованным оправданием В. и А., что повлекло взыскание судом не в полном объеме причиненного ущерба.

В возражениях на доводы жалобы и протеста С., С., П., В., А. с ними не согласны, просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и протеста, судебная коллегия находит жалобу, протест подлежащими удовлетворению, а приговор - отмене по основаниям статей 343, 344 УПК РСФСР, как постановленный на неполно исследованных обстоятельств дела и без учета обстоятельств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда в части виновности или невиновности оправданных, квалификации преступления и меры наказания.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, а согласно ст. 71 УПК РСФСР суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом.

По данному делу эти требования нельзя признать выполненными.

Судом постановлен оправдательный приговор в отношении А. и В., хотя во время судебного разбирательства не были опровергнуты доказательства обвинения, собранные в ходе предварительного расследования и представленные суду. Оправдательный приговор основан на не критической оценке доказательств обвинения и их игнорировании.

Принимая решение об оправдании А. и В. в совершении мошеннических действий, суд исходил из того, что доказательств их вины судом не добыто, причем суд отверг показания Д., на основе которых было построено обвинение и которые подтверждались другими доказательствами: показаниями свидетелей и письменными материалами дела.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда, исходя из следующего.

Как в период расследования дела, так и в судебном заседании Д. изобличал А. и В. в совершении преступлений, указывая на них как на участников мошеннических действий. В период расследования дела он подтвердил свои показания на очных ставках с ними (листы дела 63 - 63 т. 2). Так, в частности, Д. пояснял, что в конце 1996 года он переносил имущество из квартиры В. к А. Через некоторое время они рассказали ему, что инсценировали кражу из квартиры В. и получили страховку. За то чтобы он молчал, передали ему видеокамеру "Панасоник". Об этом он рассказал С., с которым договорились обмануть Госстрах, посвятив в свои планы и В. Последний попросил для себя одну треть от страховки. В. его консультировал, как организовать хищение, представил на технику документы. В дальнейшем при организации мошенничества у П. и С.В. выполнял ту же роль (листы дела 20 - 21, 38 - 41, 197 - 200 т. 2, 19 - 23 т. 3, 156, 169 - 171, 179, 180, 182, 185 т. 4).

Однако суд отверг признательные показания Д., ссылаясь на их противоречивость, дачу в болезненном состоянии, а также возможность оговора им А., В., П. В то же время, по мнению прокурора, суд в приговоре не привел мотивов, заслуживающих внимание, в части оговора Д. других лиц. Не были приведены они и Д., и оправданными. Данных о том, что Д. как на следствии, так и судебном заседании давал показания в таком болезненном состоянии, что оно могло повлиять на их сущность, из материалов дела не усматривается. По мнению судебной коллегии, судом в должной мере эти моменты не учтены.

Как указывает прокурор в протесте, Д. никогда не отказывался от существа ранее данных показаний - причастности к преступлениям других подсудимых, а имеющиеся в его объяснениях противоречиях, которые нельзя признать существенными, объясняются давностью событий - они давались спустя два с половиной года. Суд этого не учел, как не учел и показания других лиц - свидетелей С., С., осужденного С., в чьих объяснениях имеются данные об участии в деле третьих лиц, что соответствует показаниям Д.С. и С. изменили в судебном заседании показания, однако судом не дана надлежащая оценка этим обстоятельствам. Не дано судом надлежащей оценки и показаниям других свидетелей, в частности М., гражданского истца, протоколам осмотра места происшествия и другим материалам дела.

Суд односторонне оценил противоречивые показания В. и А., а также их родственников о фактах приобретения имущества, являвшегося предметами страховки. По делу фигурируют одноименные названия аппаратуры, в частности музыкальный центр "Айва".

Заслуживают внимания и доводы протеста о необоснованном исключении из числа доказательств протокола выемки записки у Д., заключения дактилоскопической экспертизы об обнаружении следа пальца Д. В частности, по протоколу выемки обстоятельства получения этого доказательства судом в судебном заседании в полном объеме не проверены, что свидетельствует о неполноте судебного следствия, а по поводу экспертизы существенных нарушений норм УПК РСФСР, как указывает прокурор, не допущено. Судебная коллегия считает, что выводы суда о их недопустимости являются преждевременными.

Заслуживают внимание и доводы протеста о неправильной квалификации действий осужденных, вызванной не соответствующей оценкой доказательств по делу, мягкости наказаний, при избрании которых суд не учел характера и степени общественной опасности совершенных деяний, личности виновных.

В связи с изложенным судебная коллегия считает необходимым отменить приговор суда в отношении всех осужденных и оправданных.

При новом рассмотрении дела суд обязан более полно, всесторонне и объективно исследовать в судебном заседании доказательства, представленные органом дознания, и дать им в соответствии со ст. 71 УПК РСФСР надлежащую оценку, решить вопрос о виновности или невиновности подсудимых в предъявленном обвинении, дать правильную юридическую оценку их действиям, назначить наказания в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь ст. 339 п. 2 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Северодвинского городского суда от 29 мая 2000 года в отношении В., А., Д., П., С., С. отменить, дело направить в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь