Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 16 августа 2007 г. Дело N 33-5775/2007

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                           Антонова В.И.,

    судей                                              Чумак Г.Н.,

                                                       Прасол Е.В.

 

рассмотрела в судебном заседании 16.08.2007 дело по заявлению Р. об оспаривании действий Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга, об отмене требования об уплате финансовых санкций по кассационной жалобе Р. на решение Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 04.05.2007, которым постановлено: заявление удовлетворить частично.

Заслушав доклад судьи Антонова В.И., объяснения представителя заявителя Е., просившего отменить решение, представителя Министерства юстиции Российской Федерации, согласного с решением, судебная коллегия по гражданским делам

 

установила:

 

нотариус Р., занимающаяся частной практикой, обратилась в суд с заявлением об оспаривании незаконных действий ГУ Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга, об отмене требования от 20.02.2007 N 29 об уплате финансовых санкций.

В предварительном судебном заседании 27.04.2007 представитель нотариуса Р. Е., действующий по доверенности, дополнил заявленные требования, просил отменить аналогичное требование от 20.03.2007 и решение от 15.03.2007 N 29 о привлечении нотариуса Р. к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании, на основании которого вынесено указанное требование.

Представитель ГУ Управление Пенсионного фонда (далее - УПФ) Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга П., действующий по доверенности, заявленные Р. требования не признал и пояснил суду, что решение от 15.03.2007 N 29 о привлечении Р. к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании, требование от 20.03.2007 N 29, вынесены ГУ УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга правомерно, в соответствии с действующим законодательством об обязательном пенсионном страховании.

Факт нарушения Р. законодательства об обязательном пенсионном страховании был выявлен 20.12.2006, когда она обратилась в УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга с заявлением о регистрации ее как страхователя, уплачивающего страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации в виде фиксированного платежа. Из лицензии, приложенной к заявлению в числе других необходимых для регистрации документов, следовало, что лицензия на право осуществления нотариальной деятельности выдана Р. 06.10.2003. На момент обращения Р. с вышеуказанным заявлением 30-дневный срок регистрации страхователя в УПФ Российской Федерации (с момента получения лицензии), был нарушен.

На 20.12.2006 срок регистрации был нарушен более чем на 90 дней, за что в соответствии со ст. 11, ч. 1 ст. 27 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" предусмотрена ответственность страхователя в виде штрафных санкций в размере 10000 рублей. В связи с нарушением Р. законодательства об обязательном пенсионном страховании был составлен акт от 02.02.2007 N 29. Решением от 15.03.2007 N 29 Р. была привлечена к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании. УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга, решая вопрос о привлечении Р. к ответственности за вышеуказанное нарушение, руководствовалось ч. 1 ст. 11, абз. 3 ч. 1 ст. 27 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации". Требованием от 20.03.2007 N 29 Р. была извещена о наличии примененных к ней штрафных санкций за вышеуказанное нарушение. Штрафные санкции были применены к Р. правомерно, в соответствии с требованиями закона. Действия УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга в связи с привлечением Р. к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании - вынесение решения и направление требования в адрес Р. - являются законными.

Что касается требования об уплате финансовых санкций от 20.02.2007 N 29, то оно вынесено ошибочно. УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга признает, что данное требование вынесено ошибочно, однако не может его самостоятельно отменить, поэтому не возражает против его отмены судом.

Представитель УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга в судебном заседании относительно доводов Р. о том, что ее регистрация должна была быть осуществлена по месту ее деятельности, пояснил, что при подаче Р. заявления соблюдался общий порядок регистрации страхователей в соответствии со ст. 11 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", согласно которому регистрация осуществляется по месту жительства страхователей, так как Р. сведений о том, что она работает в р.п. Арти Свердловской области, не представила. Регистрация по месту жительства в данном случае не является нарушением законодательства об обязательном пенсионном страховании.

Решением суда постановлено: заявление нотариуса Р. об оспаривании требований Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга Свердловской области удовлетворить частично.

Требование Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга Свердловской области от 20.02.2007 N 29 об уплате финансовых санкций, направленное в адрес Р., как ошибочно вынесенное отменить.

В удовлетворении заявления нотариуса Р. об оспаривании действий Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга Свердловской области об устранении нарушений прав и свобод нотариуса Р., о признании незаконными решения о привлечении лица к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании от 15.03.2007 N 29, требования об уплате финансовых санкций от 20.03.2007 N 29 и об их отмене отказать.

В кассационной жалобе Р. просит отменить решение суда как незаконное в части отказа ей в иске, оспаривая правильность выводов суда.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Порядок регистрации страхователей, в том числе нотариусов, занимающихся частной практикой, согласно ч. 2 ст. 11 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" устанавливается страховщиком.

Граждане Российской Федерации, обеспечивающие себя самостоятельно работой, в том числе нотариусы, занимающиеся частной практикой, согласно ч. 1 ст. 7 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", являются застрахованными лицами, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование в соответствии с указанным Федеральным законом.

Регистрация страхователей, в том числе частных нотариусов, согласно ч. 1 ст. 11 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", п. 3, 6 раздела 2 Порядка регистрации в территориальных органах Пенсионного фонда Российской Федерации страхователей, уплачивающих страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации в виде фиксированных платежей, утвержденного Постановлением Правления Пенсионного фонда Российской Федерации от 02.08.2006 N 197п, является обязательной и осуществляется в территориальных органах страховщика по месту их жительства (в случае осуществления ими деятельности в другом месте - по месту осуществления этой деятельности) на основании представляемого в срок не позднее 30 дней со дня получения лицензии на право нотариальной деятельности заявления о регистрации в качестве страхователя и представляемых одновременно с заявлением копий лицензии на право нотариальной деятельности, документов, удостоверяющих личность страхователя и подтверждающих его регистрацию по месту жительства, а также его постановку на учет в налоговом органе.

При таких обстоятельствах суд обязан был более тщательно проверить доводы истца о том, что, согласно требованию ГУ УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга от 20.02.2007 N 29, она, являясь нотариусом, занимающимся частной практикой, привлечена к административной ответственности в виде штрафа в размере 10000 рублей за нарушение срока постановки на учет по обязательному пенсионному страхованию.

Однако требование в отношении ее не могло быть вынесено и она не могла быть привлечена к административной ответственности по следующим основаниям.

Как следует из ст. 11 Федерального закона Российской Федерации "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", регистрация страхователей, в том числе частных нотариусов, осуществляется по месту их жительства, однако в случае осуществления нотариусами деятельности в другом месте - по месту осуществления этой деятельности на основании представляемого в срок не позднее 30 дней со дня получения лицензии на право нотариальной деятельности заявления о регистрации в качестве страхователя.

При вынесении вышеуказанного требования ГУ УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга не были учтены особенности лицензирования, наделения полномочиями и назначения на должность нотариусов, занимающихся частной практикой, что повлекло за собой неправильное применение норм действующего законодательства и необоснованное привлечение нотариуса Р. к административной ответственности.

Согласно ст. 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 N 4462-1, наделение нотариуса полномочиями производится на основании рекомендации нотариальной палаты Министерством юстиции Российской Федерации или по его поручению органом юстиции на конкурсной основе из числа лиц, имеющих лицензии.

С учетом специальных норм Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, Р. не могла являться субъектом правоотношений, регулируемых Федеральным законом Российской Федерации "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", в соответствии с которым субъектом таких правоотношений может являться исключительно нотариус, лицо, получившее лицензию на право нотариальной деятельности и наделенное полномочиями по совершению нотариальных действий соответствующим приказом, так как лицензию на право нотариальной деятельности она получила 06.10.2003, но была назначена на должность нотариуса, занимающегося частной практикой, приказом N 291-Л ГУ ФРС по Свердловской области только 21.11.2006.

В период с 06.10.2003 по 21.11.2006 нотариусом, занимающимся частной практикой, Р. не являлась, что подтверждается трудовым договором от 05.01.2004, заключенным с ней нотариусом г. Екатеринбурга - Б. Согласно данному трудовому договору в указанный период Р. являлась помощником нотариуса Б., а не нотариусом, а поэтому не являлась субъектом правоотношений, которые регулируются Федеральным законом Российской Федерации "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации".

Кроме того, регистрация частных нотариусов в случае осуществления ими деятельности не по месту их жительства производится по месту осуществления этой деятельности. Она работает нотариусом, занимающимся частной практикой, в р.п. Арти Свердловской области, следовательно, ее регистрация должна производиться в территориальном органе Пенсионного фонда р.п. Арти.

Отвергая эти доводы истца, суд посчитал установленным, что, согласно ст. 1 Федерального закона Российской Федерации "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", настоящий Федеральный закон устанавливает основы государственного регулирования обязательного пенсионного страхования в Российской Федерации, регулирует правоотношения в системе обязательного пенсионного страхования, а также определяет правовое положение субъектов обязательного пенсионного страхования, основания возникновения и порядок осуществления их прав и обязанностей, ответственность субъектов обязательного пенсионного страхования.

Основы законодательства Российской Федерации о нотариате определяют статус, правовое положение и порядок деятельности нотариусов и должностных лиц органов исполнительной власти, уполномоченных на совершение нотариальных действий.

Обязанность по постановке на учет в органах Пенсионного фонда Российской Федерации Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" связывает не с фактом начала ведения нотариальной деятельности, а с фактом регистрации, исчисляя срок регистрации с момента получения лицензии на право нотариальной деятельности.

Согласно лицензии, выданной на имя Р. Главным управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области 06.10.2003, данная лицензия выдана на право нотариальной деятельности и является основанием для назначения на должность нотариуса или помощника нотариуса.

Как следует из ч. 1 ст. 11 Федерального закона Российской Федерации "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", в течение 30 дней с момента получения лицензии в Управлении Пенсионного фонда Российской Федерации должны зарегистрироваться нотариусы, а указаний насчет помощников нотариуса нет.

Суд считает, что вышеуказанные нормы Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, регулирующие правовой статус и порядок деятельности нотариусов, не могут регулировать порядок регистрации нотариусов в органах Пенсионного фонда Российской Федерации и устанавливать ответственность за нарушение этого порядка, подлежащие регулированию Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", в состав которого Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, как указывалось выше, не входят.

Суд также посчитал, что при отсутствии в Федеральном законе Российской Федерации "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" указания на должность помощника нотариуса как субъекта регулируемых законом правоотношений и при отсутствии нормы, указывающей на необходимость регистрации нотариуса в органах Пенсионного фонда Российской Федерации не с момента получения лицензии, а с момента издания приказа о назначении на должность нотариуса, имеет место пробел в законодательстве, под которым понимается отсутствие конкретной нормы, необходимой для регламентации отношения, входящего в сферу правового регулирования.

По аналогии закона, являющейся способом преодоления пробела в законодательстве, помощник нотариуса, имеющий лицензию, может быть отнесен к субъектному составу страхователей законодательством об обязательном пенсионном страховании, в частности регулирующим порядок регистрации в органах Пенсионного фонда Российской Федерации, так как, согласно ст. 19, 20 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, помощник вправе временно исполнять обязанности нотариуса и в соответствии со ст. 24 Основ является членом нотариальной палаты как лицо, получившее лицензию, в которой указано, что она может быть выдана как нотариусу, так и помощнику нотариуса. Других норм законодательства об обязательном пенсионном страховании, регулирующих порядок регистрации в органах Пенсионного фонда Российской Федерации именно помощников нотариуса, нет. Нет также норм законодательства об обязательном пенсионном страховании, запрещающих отнесение помощника нотариуса к субъектному составу страхователей, в число которых входит нотариус.

Что касается отсутствия нормы в законодательстве об обязательном пенсионном страховании, которая бы в части регулирования правоотношений субъектов обязательного пенсионного страхования, в том числе регистрации нотариусов в качестве страхователей в органах Управления Пенсионного фонда Российской Федерации, учитывала бы особенность порядка лицензирования и назначения на должность нотариусов, то в данном случае восполнить указанный пробел в законе возможно только путем внесения изменений и дополнений в законодательство об обязательном пенсионном страховании компетентными органами.

Изменять установленный законодательством об обязательном пенсионном страховании порядок регистрации нотариусов в территориальных органах УПФ Российской Федерации и учитывать вышеуказанные особенности, исчисляя 30-дневный срок регистрации в УПФ Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга не с даты выдачи лицензии на право нотариальной деятельности, а с даты издания приказа органом юстиции о назначении Р. на должность нотариуса, не входит в компетенцию Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга.

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга действовало в данном случае правомерно, в соответствии с порядком, установленным законом: ч. 1 ст. 11 Федерального закона Российской Федерации от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" и положениями п. 3, 6 Порядка регистрации в территориальных органах Пенсионного фонда Российской Федерации страхователей, уплачивающих страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации в виде фиксированных платежей, утвержденного Постановлением Правления Пенсионного фонда Российской Федерации от 02.08.2006 N 197п, предусматривающими срок регистрации нотариусов в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации в течение 30 дней со дня получения лицензии.

Суд необоснованно пришел к выводу о том, что нарушений со стороны Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга прав и свобод нотариуса, занимающегося частной практикой, Р. в связи с незаконно вынесенными решением о привлечении ее к ответственности за нарушение срока регистрации в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации и требованием об уплате штрафных санкций не имеется.

Решение о привлечении Р. к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании от 15.03.2007 N 29, требование об уплате финансовых штрафных санкций от 20.03.2007 N 29 вынесены правомерно и на законных основаниях, в пределах полномочий ГУ УПФ Российской Федерации. Права и свободы Р. вынесенными в соответствии с законом вышеуказанными решением и требованием не нарушены, поэтому в удовлетворении заявления Р. в этой части следует отказать.

Вместе с тем суд не дал оценки тому обстоятельству, что в законе нет указания на помощника нотариуса как на субъект правоотношений, регулируемых Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации".

Р., являясь помощником нотариуса до 21.11.2006, до момента вынесения приказа о ее назначении на должность нотариуса, не обязана была регистрироваться в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации.

В данном случае необходимо руководствоваться ст. 3 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, указывающей на то, что нотариальной деятельностью вправе заниматься только гражданин Российской Федерации, получивший лицензию на право этой деятельности, и ст. 8, 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, согласно которым нотариус наделяется полномочиями на конкурсной основе из числа лиц, имеющих лицензии, и на него распространяются услуги системы государственного социального обеспечения, социального страхования в установленном законодательством порядке.

Не дал суд оценки и тому обстоятельству, что Порядок регистрации в территориальных органах Пенсионного фонда Российской Федерации страхователей - лиц, производящих выплаты физическим лицам, разработан во исполнение статьи 11 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", в соответствии с которой регистрация занимающихся частной практикой нотариусов осуществляется в случае заключения ими трудовых договоров или договоров гражданско-правового характера, предметом которых является выполнение работ и оказание услуг, а также авторских договоров с физическими лицами (абзац второй пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ). При этом Порядком не предусмотрена регистрация помощников нотариуса, имеющих лицензию.

Оставлено судом без внимания и то обстоятельство, что Р., исходя из природы трудовых отношений, не могла пройти регистрацию как лицо, самостоятельно обеспечивающее себя работой, поскольку работала по трудовому договору, у нее не было дохода, а утрата заработка уже была застрахована нотариусом Б.

Более того, Р. выплаты физическим лицам не производила.

При таких обстоятельствах решение нельзя признать законным и обоснованным.

Однако, учитывая, что судом допущено неправильное применение норм материального права, а обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств, судебная коллегия считает возможным принять новое решение, которым следует удовлетворить требования истца, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 4 мая 2007 года в части отказа Р. в иске отменить.

Вынести новое решение, которым исковые требования Р. об оспаривании действий Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга Свердловской области, об устранении нарушений прав и свобод нотариуса Р., о признании незаконными решения о привлечении лица к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании от 15.03.2007 N 29, Требования об уплате финансовых санкций от 20.03.2007 N 29 и требование об их отмене удовлетворить.

Это же решение в остальной его части оставить без изменения.

 

Председательствующий

АНТОНОВ В.И.

 

Судьи

ЧУМАК Г.Н.

ПРАСОЛ Е.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь