Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 августа 2007 г. N 44у-284/2007

 

Президиум в составе:

председателя Каневского Б.С.,

членов президиума Лазорина Б.П., Серова В.А., Сухарева И.М., Щербаковой А.А.,

с участием заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А.

рассмотрел дело по надзорной жалобе осужденного П. на приговор Семеновского районного суда Нижегородской области от 18.05.2006 г., которым

П., родившийся <...>, ранее не судимый;

осужден по п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев,

В кассационном порядке приговор не обжалован.

В надзорной жалобе осужденного П. поставлен вопрос об изменении приговора и снижении наказания в связи с неправильной квалификацией его действия.

Надзорное производство возбуждено судьей Нижегородского областного суда Ярцевым Р.В. по основаниям, изложенным в постановлении от 13.08.2007 г.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Ярцева Р.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебного решения, мотивы надзорной жалобы осужденного и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А., полагавшего приговор в части квалификации изменить и снизить назначенное наказание,

президиум Нижегородского областного суда

 

установил:

 

согласно приговору от 18 мая 2006 года, П. осужден за грабеж, то есть за открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено в п. Сухобезводное Семеновского района Нижегородской области при следующих обстоятельствах.

28 ноября 2005 года П. и М., с целью хищения имущества Л., выломали несколько досок в деревянном туалете, пристроенном к дому потерпевшего, и через образовавшийся пролом незаконно проникли во двор дома. Не сумев проникнуть в жилое помещение, П. и М. выставили стекло в оконной раме подвала дома и незаконно проникли в подполье, откуда похитили имущество потерпевшего.

Действия осужденного П. квалифицированы как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

В обоснование своего вывода о правовой квалификации действий осужденного суд указал, несмотря на то что Л., находящийся в доме и осознающий, что происходит хищение в его доме, не предпринял никаких мер к пресечению незаконных действий подсудимых, действия последних следует расценивать как открытое хищение имущества.

Суд установил, что поскольку П. осознал, что потерпевший Л. находится в доме, и понимал, что не услышать, как отламываются доски со стороны туалета в ночной тишине, невозможно, преступление следует считать совершенным в присутствии постороннего лица.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 409 и п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, в связи с неправильным применением уголовного закона.

Квалифицируя деяния осужденного как грабеж, суд в основу обвинительного приговора положил показания потерпевшего Л. о том, что он проснулся от шума, подошел к окну, услышал мужские голоса и звук отрывающихся досок. Через некоторое время он увидел, как из калитки вышли двое мужчин, одного из которых он узнал как П. В руках одного из мужчин было ведро. После их ухода осмотрел дом и обнаружил, что сломаны доски туалета, о чем сообщил брату.

Кроме того, осужденный П. в судебном заседании, не отрицая факта кражи у Л., показал, что полагал о неосведомленности потерпевшего о совершении хищения, считал, что потерпевший их не видел.

Таким образом, судом установлено, что П. был уверен в том, что хищение совершается тайно, в отсутствие посторонних лиц.

Следовательно, при квалификации деяний осужденного П. как грабежа, суду следовало учесть, что открытым хищением чужого имущества является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали они меры к пресечению этих действий или нет.

Между тем, из уголовного дела видно, что П. не осознавал открытости своих действий, напротив, полагал, что за ним никто не наблюдает, доказательств иного в приговоре не приведено.

При таких обстоятельствах действия осужденного П. следует правильно квалифицировать по ч. 3 ст. 158 УК РФ, как кражу, то есть тайное хищение имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору.

Доводы осужденного П. о том, что подполье дома не является жилищем, приведены без учета понятия "жилище", под которым понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, пригодный для постоянного или временного проживания, и не могут быть признаны состоятельными.

При назначении наказания президиум, учитывая изменение характера и снижение степени общественной опасности преступления, руководствуясь ст. 6 и 60 УК РФ, исходя из обстоятельств, установленных судом первой инстанции и влияющих на наказание, приходит к выводу о его соразмерном снижении.

Руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

 

постановил:

 

приговор Семеновского районного суда Нижегородской области от 18.05.2006 г. в отношении осужденного П. изменить.

Переквалифицировать действия П. с п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 158 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части судебное решение оставить без изменения.

 

Председатель

Б.С.КАНЕВСКИЙ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь