Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 28 августа 2007 г. Дело N 33-5744/2007

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                           Зинченко И.П.,

    судей                                         Родионовой Т.О.,

                                                  Черепановой А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании 28 августа 2007 г. дело по иску К. к Е. о возмещении ущерба и компенсации морального вреда по кассационной жалобе ответчика на решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 4 мая 2007 г., которым постановлено: исковые требования К. удовлетворить частично. Взыскать с Е. в пользу К. убытки в размере 113469 руб. 64 коп. и госпошлину в доход государства в размере 2734 руб. 70 коп.

Заслушав доклад председательствующего Зинченко И.П., объяснения ответчика, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

К. обратилась в суд с иском к Е. о взыскании ущерба, причиненного неисполнением договора суррогатного материнства, и компенсации морального вреда.

Истец указала, что 16 мая 2004 г. заключила с Е. договор об оказании услуг суррогатного материнства. По данному договору Е., пройдя необходимый объем обследования, приняла на себя обязательство участвовать в процедуре экстракорпорального оплодотворения, для чего ей надлежало прибыть 21 мая 2004 г. в Центр семейной медицины г. Екатеринбурга.

В назначенное время ответчик в медицинское учреждение не явилась, нарушив условие договора. Действиями Е. ей (истцу) был причинен имущественный и моральный вред.

Расходы, понесенные ею в связи с исполнением своих обязательств по заключенному договору, подлежат, по ее мнению, взысканию с ответчика. Кроме того, она испытала чувство обиды и разочарования, так как потратила много сил и средств зря, по вине ответчика рухнула ее мечта стать матерью.

В судебном заседании 4 мая 2007 г. истец уточнила, что ее претензии к ответчику вызваны не виной ответчика в гибели эмбриона, а ее неявкой в назначенный срок для экстракорпорального оплодотворения.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, указывая, что никаких обязательств по договору не возникло. Поскольку сам договор является ничтожным, то никаких обязательств по возмещению расходов он не порождает. Суд признал договор суррогатного материнства заключенным, между тем договор не содержал существенных условий, имел много дополнений, не подписанных сторонами.

Причинно-следственной связи между ее (ответчика) действиями, выразившимися в неявке на операцию "подсадки эмбриона", и гибелью эмбриона и, соответственно, понесенными истцом расходами по подготовке к операции не имеется.

 

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Суд, удовлетворяя исковые требования, посчитал установленным, что договор между сторонами был заключен и в силу ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации должен быть исполнен.

С выводами суда, изложенными в решении, судебная коллегия согласиться не может, поскольку они не основаны на законе и не соответствуют материалам дела.

Согласно ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Из имеющегося в материалах дела договора, при сопоставлении его с текстом договора, представленного ответчиком в заседание судебной коллегии, а также текстами дополнительных соглашений к договору N 1 и N 2, объяснений сторон, следует, что договор не содержит существенных условий, в нем имеются исправления, не оговоренные сторонами как согласованные и принятые ими, договор заключен поспешно.

Ни в договоре, ни в дополнительных соглашениях к нему не указан срок явки ответчика для участия в процедуре экстракорпорального оплодотворения, в то время как п. 2.1.3 договора предусматривает оказание услуги в сроки, определенные договором.

Договор не содержит конкретных указаний в отношении цены оказываемых услуг и порядка расчета между сторонами. Сопоставление текстов договоров, представленных каждой из сторон, свидетельствует о том, что окончательный вариант договора сторонами подписан не был, по поводу существенных условий договора между сторонами имелись разногласия, которые не были устранены. Сопоставление каждого из вариантов договора с текстами дополнительных соглашений N 1 и N 2 позволяет сделать вывод о том, что они содержат противоречивые и взаимоисключающие условия.

В п. 3.1.3 договора указано, что ежемесячное вознаграждение исполнителю (ответчику) составляет 4000 руб.

Дополнительное соглашение N 1 к договору содержит условие, в котором поясняется, что дополнительно выплачивается еще 1 раз в два месяца 8000 руб. Дополнительный расход на одежду определяется в рабочем порядке (дополнительное соглашение N 2). В дополнительном соглашении N 2 данный вопрос не урегулирован.

Вопрос о вознаграждении исполнителя по окончании выполнения услуги также не урегулирован договором.

Так, в договоре указано, что вознаграждение исполнителю по окончании выполнения услуги выплачивается в размере стоимости однокомнатной квартиры, находящейся не далее 4-го пояса. Не указано, в каком городе будет расположена квартира, будет ли она находиться в новом доме или это будет вторичное жилье.

В п. 3.1.6 договора указано, что уплата цены договора осуществляется путем оформления дарственной или договора купли-продажи. Из данного пункта можно сделать вывод о том, что ответчик должна будет купить квартиру у истца.

Договор не содержит данных о том, что истец имеет в наличии сумму, которую она должна будет уплатить ответчику по договору.

Договор не содержит данных о том, как будет производиться расчет между сторонами в случае рождения ребенка мертвым.

Запись, сделанная в дополнительном соглашении, о том, что в случае смерти заказчика (истца) вся ответственность по исполнению договора возлагается на ее родственников - мужа, сестру, мать - не подтверждена согласием на это указанных лиц.

В представленном ответчиком варианте договора от 16 мая 2004 г. указано, что ежемесячное вознаграждение исполнителю составит 6000 руб. Вознаграждение исполнителю по окончании выполнения услуг определяется в размере стоимости однокомнатной квартиры, но не менее 20000 долларов США.

Дополнительным соглашением N 2 предусмотрено, что в случае "мертворождения" заказчик выплачивает исполнителю 100000 руб.

В этом же дополнительном соглашении указано, что в случае неудачной попытки экстракорпорального оплодотворения 22 мая 2004 г. ответчик обязуется возместить расходы на обследование согласно предъявленным чекам, а в случае удачной попытки экстракорпорального оплодотворения 22 мая 2004 г. данный договор переоформляется с уточнениями и заверяется у нотариуса.

Из указанного договора видно, что время экстракорпорального оплодотворения действительно не было установлено. Истец указала, что ответчик должна была явиться для проведения данной процедуры 21 мая 2004 г.

Из договора, представленного ответчиком, следует, что эта процедура должна была состояться 22 мая 2004 г. Истец в судебном заседании признала, что конкретно день экстракорпорального оплодотворения определить нельзя. Об этом же она указывала и в дополнении к исковому заявлению.

Из договора N 181 (без даты), заключенного между ЗАО "Центр семейной медицины" и истцом, и приложения к нему от 18 мая 2004 г. и 19 мая 2004 г. также не видно, на какое время было назначено проведение операции по "подсадке эмбриона".

Дописанная истцом в дополнительном соглашении фраза о том, что договор должен быть переоформлен с уточнениями и заверен у нотариуса, подтверждает доводы ответчика, что по существенным условиям договоренность не была достигнута.

С учетом изложенного судебная коллегия находит, что обязательства ответчика явиться на операцию "по подсадке эмбриона" не наступили в связи с недостижением соглашения по существенным условиям договора.

Допрошенная в суде врач "Центра семейной медицины" пояснила, что множество факторов влияет на результат экстракорпорального оплодотворения, в том числе возраст и состояние здоровья женщины, у которой берется яйцеклетка.

Из ходатайства истца следует, что после неявки ответчика на проведение экстракорпорального оплодотворения она (истец) еще 5 раз проводила такие попытки с другими донорами, но безуспешно.

Причинной связи между неявкой ответчика на проведение экстракорпорального оплодотворения и расходами, которые понесла истец для подготовки экстракорпорального оплодотворения, не имеется.

Кроме того, доказательств оплаты стоимости каких-либо анализов истцом за ответчика не представлено.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся доказательств, судебная коллегия находит возможным вынести новое решение, которым в удовлетворении иска отказать.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 - 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 4 мая 2007 г. отменить. Вынести новое решение, которым в удовлетворении иска отказать.

 

Председательствующий

ЗИНЧЕНКО И.П.

 

Судьи

РОДИОНОВА Т.О.

ЧЕРЕПАНОВА А.М.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь