Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 августа 2007 г. N 33-1191

 

 

Судебная коллегия рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе представителя С.З.В. по доверенности - Д.Г.М. на решение Рязанского районного суда Рязанской области от 20 июля 2007 года, которым постановлено:

С.З.В. в иске к С.Ю.П. о признании недействительной сделки по отказу от наследства отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи, объяснения представителя С.З.В. - Д.Г.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения на жалобу представителя С.Ю.П. - адвоката Л.Ю.А., судебная коллегия

 

установила:

 

С.З.В. обратилась в суд с иском к С.Ю.П. о признании недействительным отказа в принятии наследства, открывшегося после смерти ее сына С.П.А.

В обоснование заявленных требований истец указала, что 13 августа 2003 года трагически погиб ее сын С.П.А. Сын при жизни содержал своих родителей, выплачивая им ежемесячно по 15000 руб. После смерти сына его супруга С.Ю.П. - ответчик по делу обещала его родителям, что так же, как их сын, будет выплачивать им ежемесячно по 15000 руб. За это она попросила истицу отказаться в ее пользу от наследства - двух автомобилей "Мерседес" и ВАЗ-2109. Информацию о том, что сын имел акции и доли в коммерческих предприятиях ответчица от истца умышленно утаила. Заявление об отказе от наследства было подано истицей нотариусу 17 декабря 2003 года. После подачи истцом заявления об отказе от наследства в пользу С.Ю.П. последняя произвела такие выплаты в декабре 2003 г. и в январе 2004 г., а в дальнейшем отказалась содержать истицу и ее мужа. Истица указывает, что ее отказ от наследства является возмездным, совершенным под условием: со стороны ответчицы имеет место встречное обязательство по пожизненному содержанию истца и ее мужа. Считает, что в силу ст. 168 ГК РФ отказ истца от наследства является ничтожной сделкой, поскольку не соответствует требованиям закона - ст. 1158 ГК РФ.

Просила суд признать отказ от наследства недействительным с момента его подписания.

Впоследствии представитель истца по доверенности Д.Г.М. изменил основание иска, указав, что в момент подписания отказа от наследства истец находилась в таком состоянии, при котором не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Такое состояние было обусловлено внезапной и трагической смертью сына, а также наличием онкологического заболевания у истицы.

Именно по указанным основаниям на основании ст. 177 ГК РФ истец просила суд признать отказ от наследства недействительным.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, постановив указанное решение.

В кассационной жалобе представитель С.З.В. - Д.Г.М. просит решение суда отменить, ссылаясь на незаконное рассмотрение дела судом в отсутствие истца и ее представителя. Также указывает на то обстоятельство, что суд вынес решение на основе экспертного заключения, которое является недопустимым доказательством.

Проверив законность и обоснованность постановленного решения в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Судом установлено, что 13 августа 2003 года умер С.П.А. Наследниками его имущества являются: супруга С.Ю.П., несовершеннолетняя дочь С.С.П. и его родители С.А.П. и С.З.В.

29 октября 2003 года С.Ю.П. обратилась в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери умершего к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство.

С аналогичными заявлениями к нотариусу обратились родители умершего - С.З.В. и С.А.П.

На основании ст. 1157, 1158 ГК РФ наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц в течение срока, установленного для принятия наследства, в том числе в случае, когда он уже принял наследство. При этом отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно.

Материалами дела установлено, что 17 декабря 2003 года С.З.В. в соответствии со ст. 1159 ГК РФ обратилась к нотариусу г. Рязани П.Р.Б. с заявлением об отказе от причитающейся ей доли на наследство после смерти своего сына С.П.А., умершего 13 августа 2003 года, в пользу его супруги С.Ю.П. При этом нотариусом заявительнице были разъяснены все последствия отказа от наследства, установленные ст. 1157 - 1158 ГК РФ.

В тот же день к нотариусу с аналогичным заявлением обратился и другой наследник - С.А.П.

Разрешая исковые требования С.З.В. по предъявленным ею основаниям, суд обоснованно принял во внимание положения ст. 177 ГК РФ, в силу которой сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В связи с этим суд правильно на основании ст. 56 ГПК РФ возложил на истца обязанность представить доказательства того обстоятельства, что в момент совершения отказа от наследства - 17 декабря 2003 года она находилась в таком состоянии, что не была способна понимать значение своих действий или руководить ими.

Поскольку в судебном заседании истцом и ее представителем таких бесспорных доказательств представлено не было, суд пришел к обоснованному выводу о том, что оснований для признания односторонней сделки недействительной не имеется.

Из материалов дела следует, что судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых обстоятельств по делу, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные правоотношения.

Доводы кассационной жалобы о том, что судом неправомерно дело рассмотрено в отсутствие истца и ее представителя, не могут быть приняты во внимание, поскольку в материалах дела имеются доказательства надлежащего извещения как истца, так и ее представителя Д.Г.М. о дате и времени судебного заседания. В силу п. 1 ст. 167 ГПК РФ лица, участвующие в деле, обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин. Согласно п. 6 ст. 167 ГПК РФ суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине. Поскольку причина неявки истца и ее представителя суду на момент рассмотрения дела не была известна, ходатайства от истца с просьбой отложить судебное разбирательстве из-за неявки представителя не поступало, суд обоснованно на основании п. 3 ст. 167 ГПК РФ рассмотрел дело в отсутствие истца и ее представителя и постановил решение.

Ссылка в кассационной жалобе на необоснованность экспертного заключения Центра судебно-психиатрических экспертиз при Рязанской областной клинической психиатрической больнице является несостоятельной, поскольку данное заключение соответствует требованиям ст. 86 ГПК РФ. Оно было оценено судом при постановлении решения наряду с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела. Никаких иных заключений экспертов при рассмотрении дела истцом суду представлено не было, равно как не заявлялось ходатайства в порядке ст. 87 ГПК РФ о проведении дополнительной либо повторной экспертизы.

Таким образом, решение суда постановлено в соответствии с нормами материального права и с соблюдением норм процессуального права. Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для его отмены в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Рязанского районного суда Рязанской области от 20 июля 2007 года оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя С.З.В. по доверенности - Д.Г.М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь