Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 августа 2007 г. N 33-1203

 

 

29 августа 2007 года судебная коллегия рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Ш.Н.А. на решение Шиловского районного суда Рязанской области от 29 июня 2007 года, которым постановлено:

Иск удовлетворить частично.

Взыскать с Б.Г.В. в пользу Ш.Н.А. в возмещение морального вреда 20000 (двадцать тысяч) рублей.

Взыскать с Б.Г.В. в пользу Ш.Н.А. расходы по оплате услуг адвоката в сумме 1000 (одна тысяча) рублей.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи, возражения представителя Б.Г.В. - А.С.П. против доводов жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш.Н.А. обратилась в суд с иском к Б.Г.В. о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

В обоснование своих требований указала, что 30 июня 2006 года ответчик, управляя принадлежащей ему автомашиной ВАЗ-21150, государственный регистрационный номер <...>, двигался в р.п. Шилово по ул. Липаткина в направлении микрорайона и на пересечении улиц Липаткина и Луговая, объезжая слева стоявший автобус, в нарушение п. 10.1 ч. 1 Правил дорожного движения совершил на нее наезд, в то время когда она стала переходить дорогу, выйдя на нее впереди автобуса. Затем ответчик в нарушение п. 2.5 Правил дорожного движения, не оказав ей помощи, с места происшествия скрылся. В результате указанного дорожно-транспортного происшествия она получила следующие телесные повреждения: черепно-мозговую травму - ушиб головного мозга тяжелой степени с кровоизлиянием под твердую мозговую оболочку, травму грудной клетки - ссадину в лопаточной области, кровоподтек на правой голени. В связи с полученными травмами с 30 июня по 31 июля 2006 года она находилась на стационарном лечении в травматологическом отделении Шиловской ЦРБ, а впоследствии длительное время проходила амбулаторное лечение у врача-невропатолога. Кроме того, в сентябре 2006 года на основании ультразвукового обследования брюшной полости ей было поставлено заключение - неразвивающаяся беременность 10 - 11 недель, после чего была проведена операция в условиях стационара, где в дальнейшем она проходила лечение по данному поводу с 7 по 13 сентября 2006 года.

Ш.Н.А. считает, что вследствие неправомерных действий ответчика ей был причинен моральный вред, выразившийся в полученных ею телесных травмах, относящихся к категории тяжкого вреда здоровью, а также в гибели ее плода. В настоящее время она страдает головными болями, быстро переутомляется. Моральный вред она оценивает в 100000 рублей. Кроме того, истица просила взыскать с ответчика расходы по оплате услуг адвоката в сумме 1000 рублей.

Суд удовлетворил заявленные требования в части, постановив указанное выше решение.

В кассационной жалобе Ш.Н.А. просит изменить решение суда, ссылаясь на его незаконность.

Судебная коллегия, проверив решение суда в пределах доводов кассационной жалобы, полагает, что оно отмене не подлежит по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых по делу обстоятельств, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

В силу ч. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов и т.д.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 ГК РФ

В силу п. 2 ст. 1083 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда, в случаях когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано.

На основании ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации этого вреда.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

На основании ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

В п. 8 Постановления N 10 Пленума Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 года (с последующими изменениями) указано, что размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных и физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимание обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Судом первой инстанции установлено, что 30 июня 2006 года, в 24-м часу, Б.Г.Н., управляя на праве личной собственности автомашиной ВАЗ-21150, государственный регистрационный номер <...>, двигался по своей полосе движения по ул. Липаткина в сторону ул. Стройкова р.п. Шилово со скоростью 50 км/ч, не превышающей установленного ограничения, которая обеспечивала ему возможность постоянного контроля над движением и безопасность, учитывая дорожные и метеоусловия. В пути следования Б.Г.В. стал подъезжать к перекрестку ул. Липаткина и ул. Луговая и поравнялся со стоящим по ходу его движения автобусом ЛАЗ-695. В этот момент пассажир автобуса Ш.Н.А., выйдя из автобуса, обошла его спереди, при этом не убедившись в своей безопасности, стала быстро переходить проезжую часть дороги. Поскольку Ш.Н.А., выйдя из-за автобуса, оказалась на пути движущегося автомобиля под управлением ответчика, в непосредственной от него близости, то последний не имел технической возможности применить экстренное торможение и остановить транспортное средство. В результате грубого нарушения Ш.Н.А. требований п. 4.5 ПДД Б.Г.В. совершил на нее наезд, причинив ей телесные повреждения.

Таким образом, из материалов дела следует, что дорожно-транспортное происшествие произошло в результате грубой неосторожности Ш.Н.А., при этом в действиях Б.Г.В. вина не усматривается.

Суд первой инстанции правильно истолковал положения материального закона о компенсации морального вреда, также им приняты во внимание характер и объем причиненных истцу нравственных и физических страданий, требования разумности и справедливости, факт причинения морального вреда в результате грубой неосторожности самой потерпевшей, с учетом названных обстоятельств дела суд пришел к обоснованному выводу о том, что размер денежной компенсации морального вреда должен составлять 20000 рублей. Судебная коллегия считает, что этот размер не является заниженным.

Доводы жалобы о том, что Б.Г.В. нарушил требования п. 10.1 Правил дорожного движения не подтверждаются материалами дела.

При таких обстоятельствах решение суда отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности, в связи с чем оснований для его отмены не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Шиловского районного суда Рязанской области от 29 июня 2007 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ш.Н.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь