Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА СЕНТЯБРЬ 2007 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Суд обоснованно признал жалобу адвоката на постановление дознавателя о возбуждении ходатайства о продлении срока дознания неприемлемой для рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением Старооскольского городского суда Белгородской области адвокату в принятии к рассмотрению жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление, вынесенное дознавателем о возбуждении ходатайства о продлении срока дознания, отказано.

В кассационном порядке постановление оставлено без изменения по следующим основаниям.

Статьей 125 УПК РФ предусмотрен судебный порядок рассмотрения жалоб на постановления следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иных решений и действий, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Судья в постановлении правильно указал, что постановление дознавателя о возбуждении ходатайства о продлении срока дознания ущерба конституционным правам и свободам Ш. не причинило, его доступ к правосудию не затруднило.

Жалоба адвоката правильно не была принята судом к рассмотрению и признана неприемлемой, поскольку она не подлежит рассмотрению в указанном выше порядке.

 

Отказ суда в удовлетворении жалобы лица на постановление дознавателя о возбуждении в отношении него уголовного дела признан незаконным и необоснованным (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда Белгородской области отказано в удовлетворении жалобы Д. на постановление старшего дознавателя ЛОВД на ст. Валуйки о возбуждении уголовного дела.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 7 УПК РФ определение суда, постановление судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Данным требованиям закона постановление суда не соответствует.

Само постановление о возбуждении уголовного дела не соответствует требованиям ст. 146 УПК РФ, поскольку из него не усматривается, каким образом хищение совершено Д., если с колесными парами вагонов был задержан автомобиль под управлением водителя В.

Вывод дознавателя, возбудившего уголовное дело, о том, что хищение совершено Д., из постановления не усматривается.

Выводы суда о том, что имеются объективные данные, подтверждающие законность и обоснованность постановления о наличии в действиях Д. признаков преступления не основаны на материалах проверки.

Без оценки остались доводы Д. о том, что 16 вагонных колесных пар привезли из г. Россошь Воронежской области с целью проверки их пригодности для эксплуатации. После того, как он их проверил, водитель КамАЗа с воронежским номером (36 регион) стал выезжать из депо, но на выезде был задержан.

Депо колеса не принадлежали, и совершить их кражу он не мог.

Собственник колесных пар при проверке не установлен, несмотря на то, что установить принадлежность колесных пар не представляет трудности, поскольку каждая колесная пара имеет свой номер.

Свидетели С.А. и С.Б., допрошенные по делу, лишь подтверждают факт того, что по указанию Д. они вначале разгрузили колесные пары с автомобиля КамАЗ, а затем через некоторое время, погрузили вновь.

Данные показания не свидетельствуют о факте хищения.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что для возбуждения уголовного дела в отношении Д. по ст. 158 ч. 1 УК РФ имелись повод и основание, признаны судебной коллегией неубедительными.

 

Рассмотрение жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ в отсутствие заявителя процессуальным законом допускается лишь в случае, если он не настаивает на ее рассмотрении с его участием (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда Белгородской области жалоба А. в порядке ст. 125 УПК РФ на действия заместителя Валуйского межрайпрокурора, оставлена без удовлетворения.

Президиум областного суда постановление отменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 ч. 3 УПК РФ судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействий) и решений дознавателя, следователя, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы, в судебном заседании с участием заявителя, его защитника, законного представителя и представителя.

Из материалов дела следует, что А. заявлял ходатайство о вызове в судебное заседание, в удовлетворении которого было отказано в связи с тем, что он отбывал наказание в Республике Мордовия.

Жалоба А. рассматривалась в его отсутствие, чем нарушены требования ст. 125 ч. 3 УПК РФ об участии заявителя в судебном заседании.

 

Доказательства обвинения подлежат оценке судом при рассмотрении дела по существу и не могут обжаловаться в порядке ст. 125 УПК РФ на предмет их законности и обоснованности (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением Шебекинского районного суда Белгородской области жалоба К. в порядке ст. 125 УПК РФ на решение прокурора Шебекинского района Белгородской области о не проведении проверки по его заявлению о преступлении оставлена без удовлетворения.

Кассационная инстанция постановление отменила, производство по жалобе прекратила по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что следственным управлением при УВД по Белгородской области в отношении К. расследуется уголовное дело по факту хищения чужого имущества путем мошенничества.

Постановлением он привлечен по делу в качестве обвиняемого.

В связи с не установлением места нахождения К., он объявлен в розыск.

Как видно из жалобы К., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ в суд, он просил провести проверку по факту подделки конфиденциального соглашения, явившегося доказательством в выдвинутом против него обвинении в совершении мошенничества.

Таким образом, К. обжаловал доказательство обвинения.

По смыслу ст. 125 УПК РФ в суд могут быть обжалованы не все действия, а только те, которые могут причинить ущерб конституционным правам и свободам граждан и затруднить доступ к правосудию.

Проверка законности и обоснованности соглашения по жалобе К. повлекла бы его исследование и оценку как доказательства.

Соглашение будет предметом рассмотрения в случае направления дела в суд, и в процессе судебного разбирательства К. не лишен права на доступ к правосудию и реализацию своих конституционных прав и свобод.

Поэтому жалоба К. не подлежала рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Статья 125 УПК РФ не предусматривает возможности обжалования постановления следователя о назначении судебных экспертиз и об отказе в удовлетворении ходатайств (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода жалоба адвоката в интересах обвиняемого Г. в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя СО УФСКН РФ по Белгородской области о назначении экспертизы и об отказе в удовлетворении ходатайства оставлена без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам постановление отменила, производство по жалобе прекратила по следующим основаниям.

Согласно ст. 38 ч. 2 п. 3 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или санкции прокурора.

Следовательно, суд не вправе вмешиваться в ход расследования уголовного дела, и жалоба адвоката неприемлема к рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

 

Производство по жалобе прекращено, поскольку уголовное дело, в котором содержаться обжалуемые в порядке ст. 125 УПК РФ процессуальные документы, передано в суд для рассмотрения по существу (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода жалоба адвоката в интересах обвиняемого Г. в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя по ОВД прокуратуры Белгородской области о полном отказе в удовлетворении ходатайств, оставлена без удовлетворения.

Кассационной инстанцией постановление отменено, производство по жалобе прекращено по следующим основаниям.

Адвокат обжаловал в суд незаконные действия следователя в период предварительного расследования.

В момент рассмотрения кассационной жалобы дело в отношении Г. поступило в суд и рассматривалось по существу.

Следовательно, все вопросы стороны защиты в частности относимости, допустимости и достоверности доказательств подлежали оценке судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу.

 

Судебное производство

 

Кассационная жалоба потерпевшего об отмене приговора ввиду его явной несправедливости вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания за умышленное убийство признана обоснованной, подлежащей удовлетворению (ст. 383 УПК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда Белгородской области Т. осуждена по ст. 105 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК общего режима.

В кассационной жалобе потерпевший просил приговор отменить виду его явной несправедливости вследствие чрезмерной мягкости.

Судебная коллегия отменила приговор по следующим основаниям.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия его жизни.

Эти требования закона, предусмотренные ст. 60 ч. 3 УК РФ судом были нарушены.

По приговору Т. совершила особо тяжкое преступление повышенной общественной опасности. Ее личность судом достаточно не изучена, а необоснованно мягкое наказание явно не соответствует тяжести содеянного.

В приговоре суд указал, что Т. раскаялась в содеянном и активно способствовала раскрытию преступления. Однако, из материалов дела видно, что подсудимая вину в совершенных преступлениях признала частично, а ее способ защиты направленный на смягчение наказания не подтвердился доказательствами, исследованными судом.

При такой позиции осужденной у суда не было оснований указывать на ее раскаяние.

Кроме того, учтенное в качестве исключительного смягчающего обстоятельства - неправомерное поведение потерпевшего в приговоре не достаточно мотивировано и требует дополнительной проверки и обоснования.

С учетом изложенного, приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

 

Приговор отменен вследствие нарушения требований процессуального закона, регламентирующего его составление (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда Белгородской области осужден Т. по ст. 228 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в ИК строгого режима.

Судебная коллегия отменила приговор по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Признавая Т. виновным в незаконном приобретении наркотических средств, в приговоре не указаны место, время, способ его совершения.

Выводы суда, содержащиеся в приговоре, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

В обоснование виновности Т. судом приведены показания свидетеля Е. пояснившего, что при обнаружении в кармане куртки полиэтиленового пакета с растительной массой, Т. пояснил, что это конопля, которую он употребляет лично путем курения как наркотическое средство.

Однако, в соответствии с протоколом судебного заседания Е., рассказывая об обстоятельствах изъятия пакета с веществом растительного происхождения у Т., показал, что когда у последнего спросили, откуда у него пакет, Т. ответил, что не знает. На взгляд Е., Т. вообще был пьяным.

Уголовный закон предусматривает возможность освобождения от наказания лица, добровольно сдавшего наркотические средства.

В судебном заседании Б., приглашенный в качестве понятого, пояснил, что задержанный мужчина вел себя неадекватно, не отвечал на вопросы. Свидетель посчитал, что он находился в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

При допросе свидетеля А. стороной защиты, он пояснил, что при задержании у Т. была нечленораздельная речь, и он ничего не мог пояснить.

Не получил в приговоре надлежащей оценки тот факт, что ввиду состояния здоровья осужденного и степени опьянения, в которой он находился, имел ли он реальную возможность воспользоваться предоставленным ему законом правом добровольной выдачи наркотических средств.

 

Приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании (ст. 297 УПК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда Белгородской области осужден П. по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года 5 месяцев с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда приговор изменила.

На основании ст. 297 УПК РФ, приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании.

Суд не вправе ссылаться в своих выводах на собранные по делу доказательства, если они не были предметом рассмотрения в судебном заседании.

Судебная коллегия из протокола судебного заседания и постановления о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания пришла к выводу, что листы дела 69, 107, 188 - 189 тома 1 и листы дела 57 - 58, 87 - 88 тома 2, судом не исследовались.

Поэтому суд безосновательно сослался на эти документы в приговоре, положив их в основу обвинения осужденного П.

Указание на эти доказательства кассационной инстанцией исключены из описательно-мотивировочной части приговора.

 

Доводы кассационной жалобы об отмене приговора ввиду отказа суда прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон, признаны необоснованными (ст. 25 УПК РФ)

 

Приговором Губкинского районного суда Белгородской области осужден Г. по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к обязательным работам на 100 часов.

Доводы кассационной жалобы о необходимости отмены приговора ввиду отказа суда прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон признаны судебной коллегией необоснованными.

Статьей 25 УПК РФ предусмотрено право суда, а не его обязанность, прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон, поэтому отказ суда в удовлетворении ходатайства потерпевшего не может быть основанием для отмены приговора.

 

Отсутствие в обвинительном заключении достоверных данных о личности подсудимого, в том числе и данных о судимости, влияющих на постановление судом приговора, обоснованно признано существенным нарушением процессуального закона, влекущим возвращение уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Чернянского районного суда Белгородской области уголовное дело по обвинению П. по ст. 161 ч. 1 УК РФ возвращено прокурору в соответствии со ст. 237 ч. 1 п. 1 УПК РФ для устранения нарушений, препятствующих рассмотрению.

В кассационном порядке постановление оставлено без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 237 УПК РФ, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение уголовного дела не связано с восполнением неполноты проведенного предварительного следствия.

Судом установлено, что обвинительный акт не соответствует требованиям ст. 225 УПК РФ, поскольку не содержит полных сведений о судимости П.

Данные, содержащиеся в имеющихся в деле требованиях о судимости П., вызвали у суда обоснованные сомнения.

Отсутствие в уголовном деле достоверных данных о личности подсудимого, влияющих на вынесение обоснованного и законного приговора, как правильно указал суд, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В соответствии с требованиями ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ в судебном заседании, возложено на прокурора.

При таких обстоятельствах, довод жалобы о том, что эти нарушения были устранимы в судебном заседании, не основан на требованиях закона.

 

Кассационная жалоба осужденного об отмене постановления о взыскании с него процессуальных издержек признана необоснованной (ст. 132 УПК РФ)

 

Постановлением Ракитянского районного суда Белгородской области постановлено взыскать процессуальные издержки с осужденного в виде суммы, выплаченной адвокату за оказание юридической помощи, в Федеральный бюджет, в размере 825 рублей.

Приговором суда от 26 сентября 2006 года, вступившим в законную силу, Р. осужден по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 10 месяцев.

При вынесении приговора суд не разрешил вопрос о процессуальных издержках.

В соответствии со ст. 397 п. 15 УПК РФ вопрос о процессуальных издержках был разрешен судом в судебном заседании 1 августа 2007 года. На основании постановления с осужденного взысканы процессуальные издержки в размере 825 рублей.

В кассационной жалобе осужденный просил постановление суда отменить.

Заявил, что он отказывался от защитника в судебном заседании, поэтому в соответствии со ст. 132 ч. 5 УПК РФ должен быть освобожден от уплаты судебных издержек, связанных с выплатой гонорара адвокату, участвовавшему в судебном заседании по назначению.

В кассационном порядке постановление оставлено без изменения по следующим основаниям.

Доводы жалобы осужденного о том, что он отказался от услуг адвоката, назначенного судом в соответствии со ст. 50 УПК РФ, не соответствуют материалам дела.

Как установил суд, при разрешении вопроса о взыскании с осужденного процессуальных издержек, Р. подал заявление об участии адвоката Коваленко в судебном заседании при его защите в порядке ст. 50 УПК РФ.

Согласно протоколу судебного заседания, адвокат участвовал в судебном процессе в течение трех дней и в соответствии с постановлением от 26 сентября 2006 года, за эту работу получил гонорар в размере 25% МРОТ за день работы, т.е. в сумме 825 рублей.

При таких обстоятельствах, суд в соответствии с требованиями ст. 132 ч. 1 УПК РФ взыскал эту сумму денежных средств, выплаченных адвокату из средств федерального бюджета, с осужденного, отнеся эти расходы на основании ст. 131 ч. 2 п. 5 УПК РФ к процессуальным издержкам.

 

Постановление суда о наложении ареста на имущество обвиняемого признано законным и обоснованным (ст. 115 УПК РФ)

 

Постановлением Старооскольского городского суда Белгородской области удовлетворено ходатайство старшего следователя УФСКН РФ по Белгородской области о наложении ареста на имущество, принадлежащее обвиняемому З.

В кассационном порядке постановление оставлено без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 115 УПК РФ, для обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, полученного в результате преступных действий, либо нажитого преступным путем, следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

В соответствии со ст. 104.1 УК РФ, конфискация имущества есть принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных ст. 228.1 УК РФ.

Как следует из представленных материалов, при досмотре транспортного средства, в сумочке у З. обнаружена марихуана.

В ходе обыска в квартире З. обнаружены и изъяты денежные средства в сумме 273550 рублей и 200 долларов США.

Удовлетворив ходатайство следователя о наложении ареста на имущество З., суд обоснованно указал в постановлении о наличии у органа следствия оснований полагать, что выше указанное имущество обвиняемого получено в результате преступных действий либо нажито преступным путем, поскольку З. обвиняется в совершении преступлений, связанных со сбытом наркотических средств в составе преступной группы; числясь менеджером по продажам ООО ТД "Адамантан", фактически не работал, зарплату получил один раз в размере 3000 рублей, в качестве индивидуального предпринимателя не зарегистрирован, жена не работает; в августе 2005 года он освободился из мест лишения свободы, а в марте 2007 года приобрел автомобиль "Ауди А-6", рыночная стоимость которого составляет примерно 340 тысяч рублей.

Законность наложения ареста на имущество обвиняемого З. у кассационной инстанции сомнений не вызвала.

 

Постановление об отказе адвокату в удовлетворении заявления об оплате труда за участие в судебном заседании в качестве защитника отменено, поскольку изложенные в нем выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам (ст. 50 УПК РФ)

 

Постановлением Краснояружского районного суда Белгородской области отказано в удовлетворении ходатайства адвоката об оплате его труда за счет средств федерального бюджета.

Суд, отказывая адвокату К. в удовлетворении его заявления об оплате труда за участие в судебном заседании в качестве защитника по уголовному делу, указал, что адвокатом К. был предоставлен ордер, в котором указано, что он участвует в деле по назначению. Однако постановление о назначении защитника не выносилось, такое ходатайство не заявлялось и подсудимой.

Вместе с тем, этот вывод суда является ошибочным, так как в соответствии со ст. 315 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в особом порядке в судебном заседании обязательно участие адвоката.

Кроме того, суд, назначая уголовное дело к слушанию в особом порядке, в постановлении о назначении судебного заседания указал, что вызывает адвоката К. в судебное заседание для защиты интересов подсудимой М.

Из протокола судебного заседания следует, что адвокат К. участвовал в судебном заседании.

При таких обстоятельствах, постановление суда в соответствии со ст. 379 УПК РФ отменено, поскольку выводы суда, изложенные в постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Необращение к тексту закона повлекло необоснованное признание в действиях лица наличия рецидива преступлений и назначение более строгого наказания (ст. 18 УК РФ)

 

Приговором Корочанского районного суда Белгородской области осужден В. по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к лишению свободы сроком на 8 месяцев с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

В кассационном порядке приговор изменен по следующим основаниям.

Суд необоснованно указал в приговоре о наличии у В. отягчающего наказание обстоятельства в виде рецидива преступлений.

Согласно материалам дела, В. судим 17 апреля 2000 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "в", 70 УК РФ к 2 годам 10 месяцам 25 дням лишения свободы.

Срок отбытия наказания исчислялся с 17 апреля 2000 года.

В. освобожден из мест лишения свободы 11 марта 2003 года по отбытию срока наказания.

Совершенное им преступление по закону, действовавшему и в тот момент и в настоящее время, относится к категории средней тяжести, поскольку он совершил кражу группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

Срок погашения судимости в соответствии со ст. 86 ч. 3 п. "в" УК РФ, за преступления средней тяжести, составляет три года после отбытия наказания.

При таких данных к 12 марта 2006 года судимость у В. была погашена.

В. вновь совершил преступление, за которое его осудили в марте 2007 года, то есть после погашения судимости.

При таких обстоятельствах, он является несудимым и у него отсутствует рецидив преступлений.

С учетом отсутствия у В. отягчающего обстоятельства назначенное ему наказание снижено решением судебной коллегии.

 

Обязательным условием наступления уголовной ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего является жестокое обращение с ним.

Приговор отменен за отсутствием в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ

 

Приговором Старооскольского городского суда Белгородской области П.Ю. осужден по ст. 156 УК РФ к штрафу в размере 30000 рублей.

Приговором суда П.Ю. признан виновным в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетней дочери П.К. <...>, соединенное с жестоким обращением с несовершеннолетней.

Судебная коллегия отменила приговор по следующим основаниям.

Осужденный П.Ю. в судебном заседании признал, что 17 января 2007 года, дома наказал свою несовершеннолетнюю дочь П.К. ремнем. П.К. стала плохо учиться, пропускала занятия в школе, не ночевала дома, стала проводить время в плохой компании, курить и пить спиртное, поэтому он и побил ее ремнем в этот день. Ни ранее, ни после этого случая он больше П.К. не бил.

По заключению судебно-медицинской экспертизы у потерпевшей были выявлены кровоподтеки на теле, которые могли образоваться 17.01.2007 от 11-ти травматических воздействий тупых твердых предметов, и не расцениваются как вред здоровью, поэтому тяжесть их не определяется.

В материалах дела нет объективных доказательств, подтверждающих фабулу обвинения о том, что П.Ю., помимо избиения ремнем своей дочери 17.01.2007, избивал ее и ранее.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда о том, что показания потерпевшей на предварительном следствии являются правдивыми, так как сама она в суде заявила, что эти показания ложные, она их выдумала, так как была злая на отца.

Судебная коллегия пришла к выводу, что формально в действиях П.Ю., который 17.01.2007 в своей квартире ремнем нанес не менее 15 ударов по спине, рукам и ногам своей несовершеннолетней дочери П.К., причинив ей побои, имеет признаки деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности, они не представляют общественной опасности и не являются преступлением, поэтому уголовное дело в отношении П.К. подлежит прекращению.

 

Назначение наказания с применением ст. 64 УК РФ допускается только при наличии обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления. Решение суда в этой части должно быть мотивированно.

Нарушение этого требования закона повлекло отмену приговора (ст. 64 УК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода осуждены: 1) Л. по ст. ст. 111 ч. 3 п. "а", 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет 1 месяц в ИК строгого режима. 2) Х. по ст. 111 ч. 3 п. "а", с применением ст. 64 УК РФ, к лишению свободы на 2 года 6 месяцев в ИК строгого режима. 3) Ч. по ст. ст. 111 ч. 3 п. "а", 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года 1 месяц в ИК общего режима.

Судебная коллегия приговор отменила по следующим основаниям.

Назначая наказания Х. и Ч. с применением ст. 64 УК РФ, суд нарушил требования Общей части Уголовного кодекса РФ, чем неправильно применил уголовный закон.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" указывает, что в силу ст. 64 УК РФ назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ, возможно при наличии исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного лицом преступления, либо при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления.

Суд вправе признавать таковыми как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность, указав в приговоре основания принятия решения.

При отсутствии обстоятельств, смягчающих наказание Х. и Ч., суд, в нарушение закона, признал исключительными обстоятельствами совершение ими преступления из чувства ложно понятой солидарности с Л., который избивал Е. в связи с выяснением конфликтных отношений, связанных с нахождением его под стражей по уголовному делу, возбужденному по факту смерти брата потерпевшего, а также то, что удары Х. носили наименьшую травматическую эффективность.

Из приговора не ясно почему суд пришел к выводу, что указанные обстоятельства существенно уменьшают общественную опасность совершенных преступлений.

При этом приговором установлено, что находившийся в квартире Е. потерпевший Д. ни с кем из осужденных не конфликтовал, видя агрессивное поведение Л., пытался покинуть помещение, но был остановлен и избит Х., к которому присоединились Л. и Ч.

Признавая Х. виновным в том, что он совместными действиями с другими осужденными умышленно причинил тяжкий вред здоровью Д., суд сделал вывод о том, что удары Х. носили наименьшую травматическую эффективность, фактически признав, что причинение тяжкого вреда здоровью резиновым шлепанцем, зажатым в руке, существенно менее опасно, чем причинение такого же вреда ногой.

Осуждая Л. и Ч. по совокупности преступлений, суд пришел к не основанному на законе выводу о необходимости по совокупности присоединить минимально возможный размер наказания.

В соответствии со ст. 379 ч. 1 п. п. 3, 4 УПК РФ указанные обстоятельства явились основанием для отмены приговора.

 

Нарушение судом норм материального права, регламентирующего особенности назначения наказания несовершеннолетним, повлекло изменение приговора (ст. 61 УК РФ)

 

Борисовским районным судом Белгородской области осуждены: 1) Ш. по ст. ст. 150 ч. 1, 158 ч. 2 п. "а, б" (3 эпизода), по ст. 158 ч. 3 п. "а", 158 ч. 1 УК РФ, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 2 года с отбыванием наказания в ИК общего режима; 2) З. по ст. ст. 158 ч. 2 п. "а, б", 158 ч. 2 п. "а, б" УК РФ, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 5 месяцев 20 дней с отбыванием наказания в колонии поселении.

Кассационная инстанция приговор изменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ основанием к изменению приговора в кассационном порядке является нарушение уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона.

Приговором суда обстоятельством, отягчающим наказание З., признан рецидив преступлений.

Согласно ст. 18 ч. 4 п. "б" УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

Из материалов уголовного дела видно, что все преступления З. совершены в несовершеннолетнем возрасте и поэтому не могут учитываться при рецидиве преступлений.

В связи с изложенным, указание в приговоре на признание обстоятельством, отягчающим наказание З. рецидива преступлений, подлежит исключению.

Кроме того, при назначении наказания З. также не учтено обстоятельство, смягчающее его наказание - совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте.

Руководствуясь ст. 61 ч. 1 п. "б" УК РФ, судебная коллегия признала обстоятельством, смягчающим наказание З., - совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте.

 

Квалифицирующий признак кражи - причинение значительного ущерба гражданину является оценочным. Вменение данного признака должно быть мотивированно с изложением доказательств, подтверждающих обвинение в этой части (ст. 158 УК РФ)

 

Приговором Ракитянского районного суда Белгородской области осужден Ш. по ст. 158 ч. 3 п. "а" к лишению свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в ИК особого режима.

Приговор постановлен в особом порядке.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия нашла приговор, подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно ст. 220 УПК РФ обвинительное заключение должно содержать формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за данное преступление и перечень доказательств, подтверждающих обвинение.

Данное требование закона при составлении обвинительного заключения не выполнено.

Как видно из обвинительного заключения, действия Ш. органами следствия квалифицированы по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

По смыслу уголовного закона квалифицирующий признак статьи 158 УК РФ - причинение значительного ущерба гражданину - является оценочным и поэтому в обвинительном заключении должны быть приведены мотивы квалификации действий обвиняемого по данному квалифицирующему признаку с изложением доказательств, подтверждающих обвинение в этой части.

Обвинительное заключение таких сведений не содержит.

Руководствуясь принципом презумпции невиновности судебная коллегия по уголовным делам посчитала необходимым исключить квалифицирующий признак кражи - причинение значительного ущерба гражданину.

 

Обвинительный приговор, в части осуждения за содержание притона для потребления наркотических средств, отменен с прекращением производства по делу (ст. 232 УК РФ)

 

Приговором Губкинского районного суда Белгородской области осуждены: 1) Б. по ст. ст. 158 ч. 2 п "а, б" (2 эпизода), 158 ч. 3, с применением ст. 64 УК РФ (4 эпизода), 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием наказания в ИК общего режима. 2) Л. по ст. ст. 158 ч. 2 п. "а, б" (2 эпизода), 158 ч. 3 п. "а", 232 ч. 1 УК РФ, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Судебная коллегия пришла к выводу, что приговор подлежит отмене в части осуждения Л. по ст. 232 ч. 1 УК РФ, поскольку факт содержания им в гараже притона для потребления наркотических средств не подтверждается представленными и исследованными по делу доказательствами.

В соответствии со ст. 232 УК РФ, притон - это помещение, в котором систематически, неоднократно собираются люди с целью потребления наркотических средств.

Под содержанием притона следует понимать владение помещением, отведенным и приспособленным для потребления наркотических средств, управление этим помещением, т.е. деятельностью по оплате расходов, связанных с существованием притона после его организации.

В судебном заседании установлено, что Л. потребляет наркотические средства, что он сам и не отрицает.

Для этой цели он использует гараж, которым они владеют совместно с матерью.

Л. и Б. один - два раза в период 17 по 21 февраля 2007 года в гараже совместно потребляли наркотические средства.

Изложенные обстоятельства не свидетельствуют о содержании Л. притона для потребления наркотических средств.

Доказательств, которые подтверждали бы наличие в действиях Л. состава преступления, предусмотренного ст. 232 ч. 1 УК РФ, стороной обвинения не представлено.

Объективная сторона указанного преступления в его действиях отсутствует.

Приговор в этой части в отношении Л. отменен, а производство по делу прекращено за отсутствием состава преступления.

 

Назначенное судом первой инстанции наказание признано явно несправедливым вследствие суровости, так как при обсуждении вопросов наказания не была дана оценка роли потерпевшего в конфликте, повлекшем совершение преступления (ст. 61 УК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда Белгородской области Г. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Кассационная инстанция приговор изменила по следующим основаниям.

При назначении наказания суд признал обстоятельством, смягчающим наказание, пожилой возраст Г., явку с повинной, признание вины, способствование расследованию путем дачи правдивых показаний.

Наряду с указанными данными при решении вопросов, связанных с назначением наказания, суд не дал оценки ряду обстоятельств, которые влияют на размер назначенного наказания.

Приговором суда установлено, что инициатором ссоры, послужившей поводом и мотивом совершения Г. преступления, был потерпевший.

Г. преступление совершил в пожилом возрасте, страдает рядом заболеваний.

В соответствии со ст. 61 УК РФ, указанные обстоятельства судебная коллегия посчитала необходимым признать смягчающими и снизить Г. назначенное наказание.

Кассационная жалоба осужденного в этой части удовлетворена.

 

Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Новый уголовный закон может быть применен только в случае, если он улучшает положение осужденного (ст. 9 УК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода осужден А. по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к лишению свободы сроком на 1 год с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Кассационная инстанция областного суда приговор изменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 9, 10 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Новый уголовный закон может быть применен только в случае, если он улучшает положение лица.

Эти требования материального закона по уголовному делу не выполнены.

Приговором суда установлено, что кражу из жилища А. совершил 9 января 2003 года, то есть в период действия уголовного закона (статьи 158 ч. 3 УК РФ) в редакции ФЗ N 133 от 31 октября 2002 года.

Органами следствия действия А. по факту кражи имущества из квартиры С. 9 января 2003 года квалифицированы по ст. 158 ч. 3 УК РФ в редакции ФЗ N 283 от 30 декабря 2006 года, санкция которой предусматривает более строгое наказание, чем санкция ст. 158 ч. 3 УК РФ в редакции ФЗ N 133 от 31 октября 2002 года, чем ухудшили его положение, что является недопустимым.

 

Надзорная жалоба осужденного о назначении явно несправедливого наказания вследствие суровости и о признании в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, нахождение на его иждивении матери-инвалида, оставлена без удовлетворения (ст. 60 УК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда Белгородской области осужден М. по ст. ст. 158 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ, с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ, на основании ст. ст. 70, 71 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 8 месяцев с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Президиум областного суда приговор оставил без изменения по следующим основаниям.

Наказание назначено в соответствии с требованиями закона - ст. ст. 61, 68 ч. 2 УК РФ и ст. 316 ч. 7 УПК РФ.

Обстоятельством, отягчающим наказание М., судом признан рецидив преступлений, смягчающими наказание - чистосердечное признание вины и раскаяние в содеянном.

Считать назначенное в минимальных пределах санкции ст. 158 ч. 3 УК РФ наказание явно несправедливым вследствие суровости, президиум не нашел оснований.

Довод жалобы осужденного о возможности признания в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, нахождение на его иждивении матери-инвалида 2 группы неубедителен. Из материалов дела видно, что осужденный последние несколько лет с матерью не проживал, материальной помощи ей не оказывал.

Данных о том, что М. совершил преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств, следствием не установлено, не представлено таких данных и в суде.

Каких-либо исключительных обстоятельств, являющихся основанием для назначения наказания ниже низшего предела санкции ст. 158 ч. 3 УК РФ, по делу не установлено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли либо могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по делу, не допущено.

 

Выводы суда об оконченном составе грабежа, так как осужденные имели реальную возможность распорядиться похищенным, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах (ст. 161 УК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода осужден Г. по ст. 161 ч. 2 п. "г" к лишению свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в ИК общего режима.

Президиум областного суда нашел приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Доводы надзорной жалобы осужденного о том, что преступление им не окончено и должно квалифицироваться как покушение на грабеж, не основаны на доказательствах, имеющихся в уголовном деле.

Из показаний потерпевшей А. следует, что возле дома N 1 по ул. Пушкина г. Белгорода к ней подошел ранее незнакомый парень (Г.) и попытался вырвать сумочку из рук. Она тянула сумку на себя, и тогда Г. протащил ее по земле около 5 - 6 метров. Завладев сумкой, он побежал, а она закричала, чтобы ей вернули вещь. Затем Г., как ей показалось, передал сумку Р., они вместе побежали в сторону ул. Преображенская, но через некоторое время были задержаны сотрудниками милиции.

Согласно показаниям работников милиции К. и М. они, проходя по ул. Пушкина, услышали крик А.: "Там ключи от квартиры". Увидели, что возле переулка стоит парень, к которому подбежал другой с сумкой. Молодые люди стали убегать. Они побежали за ними. К. догнал Г., а М. - Р. Г., убегая, бросил у магазина сумку. Они задержали молодых людей, а подошедшая А. опознала свою сумку, пояснив, что Г. вырвал ее из рук.

При таких обстоятельствах, квалификация действий Г. по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ является правильной, поскольку в момент совершения преступления свидетель и работники милиции находились достаточно далеко, самого преступления не видели, а у осужденного имелась реальная возможность распорядиться похищенным. То, что работники милиции оказались недалеко от места преступления, правильно оценили обстановку и задержали Г., не влияет на квалификацию содеянного.

 

Действия лица по незаконному проникновению в дом бывшей супруги признаны малозначительными, не представляющими общественной опасности.

Приговор отменен с прекращением производства по делу (ст. 139 УК РФ)

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 2 Валуйского района Белгородской области осужден Т. по ст. 139 ч. 1 УК РФ (3 эпизода), на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ к исправительным работам сроком на 9 месяцев с удержанием 15% заработка в доход государства.

Президиум приговор отменил, производство по делу прекратил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 14 ч. 2 УК РФ не является преступлением действие (бездействие) лица, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Как следует из материалов дела, Т. действительно трижды незаконно проникал в дом, где проживает его бывшая супруга и сын, с целью поговорить о пользовании его частью дома, поскольку, по его мнению, бывшая супруга препятствовала этому. После проникновения, он никаких активных действий в отношении потерпевших не принимал, а, постояв 1 - 2 минуты, уходил. Ущерб, причиненный в результате своих неправомерных действий, Т. возместил в полном объеме.

Учитывая конкретные обстоятельства дела, отношения между Т. и потерпевшими, президиум пришел к выводу, что действия Т., хотя и содержат признаки преступлений, предусмотренных ст. 139 УК РФ, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности.

 

Невыполнение судом требований норм материального права, регламентирующих вопросы назначения наказания, повлекло изменение приговора и смягчение наказания (ст. 60 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Белгородской области осуждена Д. по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет 6 месяцев в ИК общего режима.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

Приговором установлено, что И. в нетрезвом состоянии инициировал ссору с Д., толкнув последнюю на диван.

Боясь быть избитой, учитывая прежнее поведение сожителя, Д. нанесла ему удары ножом по телу.

При назначении наказания суд учел, что потерпевший своим поведением в течение длительного времени создал обстановку, способствовавшую совершению преступления. Однако необоснованно, в нарушение требований ст. 61 ч. 1 п. "з" УК РФ, не признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Д. противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления.

Приговором установлено, что сразу после нанесения ножевых ранений потерпевшему, Д. выбежала из дома и сообщила о случившемся своему знакомому П., который, по ее просьбе, вызвал врачей "Скорой помощи", а Д. обратилась в милицию с явкой с повинной.

Президиум посчитал необходимым признать в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Д., в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "з, к" УК РФ: противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления; оказание медицинской помощи непосредственно после совершения преступления.

В соответствии со ст. 63 ч. 2 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей УК РФ в качестве обязательного признака преступления, оно само по себе не может учитываться при назначении наказания.

Как следует из приговора, суд при назначении Д. наказания, необоснованно учел тяжесть совершенного преступления и наступившие последствия.

Вместе с тем, наступление последствия в виде тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни и здоровья, повлекшие смерть потерпевшего, предусмотрены в качестве признака преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ, за которое осуждена Д. Учитывая изложенное, указание в описательно-мотивировочной части на тяжесть совершенного преступления и наступившие последствия, подлежат исключению из приговора.

 

Действия лица по хранению в целях сбыта товара, не отвечающего требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, и сбыт этого товара не образуют совокупности преступлений (ст. 238 УК РФ)

 

Приговором Красненского районного суда Белгородской области осуждена Ф. по ст. ст. 238 ч. 1, 238 ч. 1 УК РФ, в соответствии со ст. 69 ч. 2 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

Ф. признана виновной в совершении двух преступлений: в хранении в целях сбыта товара, не отвечающего требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, а также в сбыте товара, не отвечающего требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, которые квалифицированы одним уголовным законом.

Диспозиция ст. 238 ч. 1 УК РФ содержит альтернативные элементы объективной стороны данного преступления, связанного как с хранением в целях сбыта товара, не отвечающего требованиям безопасности жизни, так и с его сбытом. С учетом этого, все действия осужденной по незаконному обороту спиртосодержащей жидкости, не отвечающей требованиям безопасности жизни и здоровья людей, охватываются одним составом ст. 238 ч. 1 УК РФ. Поэтому ее действия правильно надлежало квалифицировать одной статьей, предусматривающей ответственность за хранение в целях сбыта товара, не отвечающего требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей.

 

Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении отменено, поскольку в обоснование выводов суд сослался на основания, не предусмотренные законом (ст. 79 УК РФ)

 

Постановлением Чернянского районного суда Белгородской области С. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Президиум областного суда постановление отменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 79 ч. 1 УК РФ лицо, отбывающее уголовное наказание, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Отказывая в удовлетворении ходатайства С., суд в постановлении указал, что она нуждается в дальнейшем отбывании наказания, поскольку цели постановления социальной справедливости, а также исправления осужденной не достигнуты.

Такие выводы суда не соответствуют материалам дела.

Из материалов дела видно, что С. с 11.03.1999 отбывала наказание в учреждении УР - 65/28 Самарской области, где доказала свое исправление с 18.11.1999 по постановлению начальника учреждения переведена на облегченные условия содержания. Постановлением Волжского районного суда Самарской области от 20.08.2004 переведена для дальнейшего отбывания наказания в колонию-поселение. По заключению начальника УФСИН по Самарской области переведена в колонию-поселение, расположенную ближе к месту своего жительства и месту жительства своих родственников.

Как видно из постановления, судом установлено, что С. прибыла в ФГУ КП - 8 п. Чернянка 5 декабря 2005 года, трудоустроена, состоит в самодеятельной организации осужденных, за весь период отбывания наказания имеет 26 поощрений, взысканий не имеет.

Согласно заключению администрации ФГУ КП - 8 п. Чернянка С. встала на путь исправления, не нарушает установленный порядок отбывания наказания, в содеянном раскаялась, причиненный потерпевшим ущерб возместила в полном объеме, в целях успешной социальной адаптации ей предоставлено право проживания за пределами исправительного учреждения со своей семьей: старшей дочерью, зятем и внучкой. Администрация считает целесообразным условно-досрочное освобождение С.

Суд данным обстоятельствам при вынесении постановления оценки не дал.

 

Президиум отменил приговор в части осуждения лица за хулиганство, так как по уголовному делу не установлен его прямой умысел на нарушение общественного порядка и установленных в обществе правил поведения (ст. 213 УК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода осужден М. по ст. ст. 158 ч. 2 п. "в", 213 ч. 1, 119 УК РФ, в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 8 месяцев, со штрафом в размере 10000 рублей, с отбыванием наказания в ИК общего режима.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

Хулиганство является преступлением, которое всегда совершается с прямым умыслом. Как правило, хулиганство совершается беспричинно, что выражается в отсутствии повода, либо с использованием малозначительного повода. При этом лицо осознает, что нарушает общественный порядок, демонстративно проявляет явное неуважение к обществу, упорно, несмотря на замечания, совершает общественно опасные действия.

Судом установлено, что потерпевший А. ранее был знаком с М., знал, что он сожительствовал с В.

М. пришел в офис ООО "Профтекстиль", чтобы поговорить с В.; А. вывел его на улицу, где и произошел между ними конфликт, вызванный, как указывает М., неприязненными отношениями в связи с тем, что А. не дал ему поговорить с В. Ссора между осужденным и потерпевшим происходила хотя и на улице, но в отсутствие посторонних граждан.

Ни органами следствия, ни судом не установлено умысла М. на нарушение общественного порядка, установленных в обществе правил поведения. При данных обстоятельствах, квалификация действий М. по ст. 213 ч. 1 УК РФ является излишней. В этой части уголовное преследование подлежит прекращению за отсутствием состава преступления, а действия осужденного квалификации по ст. 119 УК РФ, поскольку М. угрожал убийством А. на почве личных неприязненных отношений, и у потерпевшего имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

 

Президиум признал назначенное осужденному наказание явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости (ст. 60 УК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда Белгородской области Н.В.М. осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года, с применением ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров - на 3 года 4 месяца с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Приговором суда Н.В.М. осужден за кражу имущества Н.В.В. (телевизора стоимостью 300 рублей, сковороды б/у стоимостью 50 рублей, кастрюли стоимостью 70 рублей, др. имущества, всего на сумму 1610 рублей), группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ основаниями изменения приговора являются неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора.

Органами следствия установлены и судом указаны в приговоре смягчающие наказание Н.В.М. обстоятельства: чистосердечное раскаяние в содеянном и полное признание вины, явка с повинной, отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений.

По смыслу закона при назначении наказания суд должен учитывать и конкретные обстоятельства дела: количество и сумму похищенного, значимость его для потерпевшего.

Из материалов дела видно, что Н.В.М. похищены предметы быта, бывшие длительное время в эксплуатации, не представляющие большой ценности, на сумму, не превышающую минимальный размер оплаты труда.

При таких обстоятельствах, назначение за содеянное наказания, близкого к максимальному (три года лишения свободы при максимальной санкции четыре года - с учетом положений ст. 316 УПК РФ) нельзя признать соответствующим требованиям справедливости и соразмерности.

Президиум пришел к выводу, что конкретные обстоятельства дела и совокупность установленных по делу смягчающих наказание обстоятельств, необходимо признать исключительными и снизить НН.В.М. наказание с применением ст. 64 УК РФ.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь