Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ РЯЗАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА 2006 ГОД ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ, РАССМОТРЕННЫМ

ФЕДЕРАЛЬНЫМИ СУДАМИ РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ

 

За отчетный период поступило 1208 надзорных жалоб, что на 178 жалоб меньше, чем в 2005 году. Из них:

- возвращено 148 жалоб;

- отказано в истребовании дел по 644 жалобам;

- рассмотрено с истребованием дел 173 жалобы;

- отказано в передаче на рассмотрение президиума областного суда по 109 жалобам;

- передано дел с надзорными жалобами в президиум областного суда по 95 жалобам, в 2005 году - по 90 жалобам.

В президиум областного суда за отчетный период поступило 102 дела, из них 10 дел перешло с 2005 года, 3 дела перешло на 2007 год (в 2005 году - 91 дело). Судьями Верховного Суда Российской Федерации передано на рассмотрение президиума 17 дел (в 2005 году - 15 дел).

По результатам рассмотрения президиум удовлетворил 80 жалоб, отклонил - 22.

Результаты рассмотрения дел по удовлетворенным надзорным жалобам характеризуются следующими данными:

Всего отменено 59 решений, изменено 2 решения, 19 определений федеральных судов.

Так, президиум отменил 52 решения с направлением дел на новое рассмотрение в районные суды, 4 решения отменены с прекращением производства по делу, 1 решение отменено с оставлением иска без рассмотрения, по 3 делам постановлены новые решения.

В 2005 году отменено 67 решений, 2 решения изменены.

Отмену и изменение судебных постановлений имели 20 судов.

Основными причинами отмены судебных постановлений в порядке надзора явились существенные нарушения норм материального или процессуального права. Вместе с тем следует отметить, что более 50% решений, отмененных в связи с существенным нарушением норм материального права, составляют дела, по которым нет единства правоприменительной практики (иски о возмещении вреда здоровью лиц, принимавших участие в ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС; применение нового жилищного кодекса; пенсионное обеспечение военнослужащих).

Анализ надзорной практики показал, что большинство гражданских дел судами области рассматривается с соблюдением действующего материального и процессуального законодательства. В то же время суды допускают ошибки, вызванные недостаточным знанием норм ГПК РФ.

В основном причины судебных ошибок кроются в невыполнении судами требований ст. 147, 148 ГПК РФ о подготовке дела к судебному разбирательству, как следствие этого - неправильное определение правоотношений и закона, которым следует руководствоваться при разрешении спора. В большинстве случаев решения судов 1-й инстанции отменялись вследствие неправильного определения юридически значимых обстоятельств.

Президиумом было отменено решение Сасовского районного суда Рязанской области от 26 августа 2004 года по делу по иску отдела по опеке и попечительству над несовершеннолетними администрации г. Петрозаводска к М-вой о признании права на жилое помещение.

Отменяя решение суда, президиум указал в постановлении, что в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ судом не определены юридически значимые обстоятельства, не указано, какие из этих обстоятельств должна доказать каждая из сторон. Выводы суда, изложенные в решении суда, проверенными в установленном порядке доказательствами не подтверждаются. Имеющиеся в деле доказательства не получили предусмотренной ст. 67 ГПК РФ оценки. В деле содержатся противоречивые сведения о месте регистрации несовершеннолетнего З-ва, и эти противоречия не устранены судом, достоверность имеющихся в деле ксерокопий справок не проверена.

Так, согласно незаверенной ксерокопии справки адресного бюро Рязанской области В-ко вместе с детьми З-м и З-й выписана 5 марта 1999 года с места жительства: г. Сасово. Из незаверенной ксерокопии справки ОВД Сасовского района Рязанской области следует, что В-ко зарегистрирована по адресу: г. Сасово и выписана с указанного адреса 5 марта 1999 года вместе с детьми З-м и З-й. Суд признал недостоверной последнюю справку, сославшись на совокупность иных доказательств, исследованных в судебном заседании, не указав при этом, какие конкретные доказательства, составляющие эту совокупность, оценивались судом и каким образом. Вместе с тем, кроме незаверенной ксерокопии названной выше справки и объяснений свидетелей, иных доказательств, подтверждающих либо оспаривающих факт вселения несовершеннолетнего З-ва в спорную квартиру, в деле не имеется. Вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ суд не обязал истца представить бесспорные доказательства в подтверждение указанного юридически значимого обстоятельства.

К тому же судом неправильно определены состав лиц, участвующих в деле, и их процессуальное положение. Так, согласно имеющимся в деле данным, над малолетним З-м, 1994 года рождения, установлено опекунство и его опекуном является Д-тер. Согласно определению суда от 28 апреля 2004 года процессуальное положение Д. определено как третье лицо. Из содержания обжалованного решения следует, что Д. является ответчиком по делу.

Между тем в силу ст. 32 ГК РФ, 52 ГПК РФ опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки. При таких обстоятельствах суду следовало с соблюдением процессуального порядка решить вопрос о процессуальном положении Д. по данному делу, обеспечив ей возможность осуществления процессуальных прав и обязанностей в интересах опекаемого ребенка. Помимо изложенного из материалов дела усматривается, что дело рассмотрено в отсутствие лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания. Так, данные об извещении Д. и отдела опеки и попечительства над несовершеннолетними администрации г. Петрозаводска о рассмотрении дела 26 августа 2004 года в материалах дела отсутствуют.

При рассмотрении дела по иску Х-вой к администрации г. Сасово Рязанской области и Рязанской областной регистрационной палате, комитету по земельным ресурсам и землеустройству г. Сасово, П-ву о признании недействительным Постановления администрации г. Сасово Рязанской области от 11 июня 2003 года N 895, договора дарения от 1 ноября 2003 года, свидетельства о государственной регистрации права собственности на землю Сасовский районный суд Рязанской области не учел требований ст. 148 ГПК РФ, в соответствии с которой на стадии подготовки гражданского дела к судебному разбирательству, обязательной по каждому гражданскому делу, суд обязан, наряду с другими указанными в данной норме вопросами, определить закон, разрешить вопрос о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса.

Указанные нормы процессуального права судом не выполнены, что повлекло существенное нарушение норм процессуального права.

Как видно из решения суда от 18 ноября 2004 года и материалов дела, судом признан частично недействительным договор дарения жилого дома и земельного участка от 1 ноября 2003 года, заключенный между В-ной А.Т., В-ным С.Д., В-ным В.Д. и П-вым В.И., стороны договора дарения - В-ин С.Д., В-на А.Е., В-ин В.Д. к участию в деле не привлекались, дело рассмотрено в их отсутствие и разрешен вопрос об их правах и обязанностях по оспариваемому истицей договору дарения.

В силу ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии со ст. 196 ГПК РФ решение суда по гражданскому делу должно быть законным и обоснованным, основанным на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены.

В мотивировочной части решения должны быть указаны обстоятельства дела, признанные судом установленными, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым отвергнуты те или иные доказательства. Оценка доказательств должна быть произведена судом по правилам, установленным ст. 67 ГПК РФ.

Так, Октябрьским районным судом г. Рязани 20 января 2006 года вынесено решение по заявлению О-кина об установлении факта несчастного случая на производстве и в удовлетворении заявления О-кину отказано.

Отменяя решение суда, президиум указал, что постановленное решение не отвечает требованиям ст. 56, 67, 196 ГПК РФ. Отказывая О-кину в удовлетворении заявления об установлении факта несчастного случая на производстве, суд указал, что бесспорных доказательств такого факта заявителем не представлено.

Между тем такой вывод сделан без надлежащей оценки имеющихся в деле доказательств и с нарушением порядка оценки. В решении суда отсутствует вывод о том, какие обстоятельства суд признал установленными и какие доказательства подтверждают такой вывод, какие обстоятельства признаны судом не установленными и какими исследованными судом доказательствами это подтверждается.

Так, согласно мотивировочной части решения суда, суд привел как доказательство несчастного случая на производстве объяснения заявителя О-на, в соответствии с которыми он 12 ноября 1993 года находился на своем рабочем месте в цехе у токарного станка, когда с соседнего станка сорвалась тяжелая металлическая деталь, ударившая его сзади в плечевой и шейный отдел позвоночника. От удара он потерял сознание, ему была оказана скорая медицинская помощь и впоследствии он был госпитализирован. Согласно справкам здравпункта ОАО РНТП "Н" О-кин 12.11.1993 получил травму-ушиб правого плечевого сустава, болевой шок, по поводу которых вызывалась скорая медицинская помощь, в дальнейшем он проходил лечение у врача-хирурга. Приведены объяснения свидетелей М-вой, И-ва, из которых усматривается факт причинения вреда здоровью О-на в указанное им время и при указанных им обстоятельствах.

В нарушение требований ст. 67 ГПК РФ суд ограничился лишь перечислением в решении исследованных доказательств и приведением их содержания, но не дал им оценки и не сделал вывода о фактах, содержащихся в приведенных доказательствах. В решении не указано, признаны ли приведенные доказательства достоверными, отвечают ли они требованиям допустимости, приняты ли они судом как доказательства, и если не приняты, то какими бесспорными доказательствами по делу они опровергаются.

Далее в обоснование вывода об отказе в удовлетворении заявления приводятся объяснения свидетеля К-ной о том, что полученная О-ным 12 ноября 1993 года на производстве травма не состоит в причинной связи с наступившими последствиями. Помимо того, что указанное доказательство не опровергает факта несчастного случая на производстве в указанное заявителем время, оно не является относимым, поскольку наличие причинной связи имеющихся у заявителя заболеваний с фактом несчастного случая не были предметом судебной проверки. Вместе с тем ссылка свидетеля на отсутствие причинной связи несчастного случая на производстве с наступившей утратой трудоспособности может свидетельствовать о наличии спора о праве, подлежащего разрешению в исковом порядке. Судом эти обстоятельства не приняты во внимание и не получили должной проверки и оценки. Помимо изложенного решение суда не отвечает требованиям, установленным ст. 198 ГПК РФ, согласно которым суд обязан в мотивировочной части решения указать, какие юридически значимые обстоятельства установлены; какие проверенные судом доказательства подтверждают выводы суда об этих обстоятельствах.

В соответствии с ч. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

В соответствии со ст. 173 ГПК РФ заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком и условия мирового соглашения сторон заносятся в протокол судебного заседания и подписываются истцом, ответчиком или обеими сторонами. В случае, если отказ от иска, признание иска или мировое соглашение сторон выражены в адресованных суду заявлениях в письменной форме, эти заявления приобщаются к делу, на что указывается в протоколе судебного заседания. Суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признания иска или заключения мирового соглашения сторон. При отказе истца от иска и принятии его судом или утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращается производство по делу. В определении суда должны быть указаны условия утверждаемого судом мирового соглашения сторон. При признании ответчиком иска и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований.

Указанные требования процессуального законодательства не всегда соблюдаются судами.

Так, 16 марта 2005 года определением Октябрьского районного суда г. Рязани от 16 марта 2005 года прекращено производство по делу по иску Ф-ва к Ф-вой, Л-ник о признании недействительными: регистрационного удостоверения N 41 от 21.02.1996, выданного ДФГУП "Бюро технической инвентаризации"; договора дарения квартиры от 20.12.2001, между Л-ник и Ф-вой; свидетельства о государственной регистрации права серии 62 МВ N 078527 от 04.01.2002, выданного регистрационным Управлением (палатой) администрации г. Рязани; записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним N 62-01.29-... от 04.01.2002; признании права собственности на 1/2 долю квартиры общей площадью 103,3 кв. м, жилой площадью 63,3 кв. м.

Отменяя определение суда, президиум сослался на то, что при вынесении указанного определения суд не учел требования ст. 39 ГПК РФ и 173 ГПК РФ.

Из материалов дела усматривается, что заявление Ф-ва об отказе от иска поступило по почте. В судебное заседание истец Ф-в не явился. Принимая отказ от иска, суд не разъяснил истцу последствия данного процессуального действия и не убедился, что они понятны истцу. Не разъяснены последствия отказа от исковых требований и представителю истца в судебном заседании. Более того, прекращая производство по делу по одному из заявленных требований, суд не учел, что все заявленные истцом требования взаимосвязаны. К тому же фактически, что следует из материалов дела, производство по делу прекращено и по требованиям, от которых истец не отказывался.

Захаровским районным судом Рязанской области было утверждено мировое соглашение и производством прекращено дело по иску У-вой к П-ну о признании неприобретшим право пользования жилым помещением и устранении препятствий в пользовании помещением.

Утверждая мировое соглашение сторон, суд, в нарушение требований ст. 39 ГПК РФ, оставил без внимания, что мировое соглашение нарушает жилищные права истицы и противоречит закону, поскольку суд не проверил законность регистрации ответчика в спорном жилом помещении и регистрации этого помещения в собственность ответчиком. Так, в материалах дела имеется 2 договора на приватизацию жилого помещения от 28 декабря 1998 года и 10 декабря 1992 года, законность которых судом не проверена. Кроме того, судом не соблюдены требования ст. 173 ГПК РФ, поскольку в заявлении об утверждении мирового соглашения, подписанного сторонами, отсутствуют указания о том, что сторонам понятны последствия заключения мирового соглашения, а в протоколе судебного заседания отсутствуют подписи сторон после разъяснения судом последствий указанного процессуального действия.

Решением Советского районного суда г. Рязани от 11 ноября 2005 года были удовлетворены исковые требования Б-ва к администрации г. Рязани о признании права пользования жилым помещением на основании признания иска ответчиком.

Отменяя данное решение, президиум сослался на ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, в соответствии с которой суд не принимает признание иска ответчиком, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

При рассмотрении дела указанные требования закона судом не были соблюдены. Принимая признание иска ответчиком, суд не проверил, является ли спорное жилое помещение свободным от прав третьих лиц. Вместе с тем, как следует из документов, представленных к надзорной жалобе С-вым, на момент вынесения решения суда от 11 ноября 2005 года имелось разрешение Управления по жилью администрации г. Рязани от 14 октября 2005 года на повторное заселение спорной квартиры. Указанная квартира была зарегистрирована в Рязанском филиале ФГУП "Ростехинвентаризация" за Рязанским приборным заводом.

В связи с получением разрешения на повторное заселение решением N 12 администрации завода от 16 октября 2005 года указанная квартира была предоставлена С-ву как работнику завода. После этого 19 октября 2005 года между С-вым и администрацией завода был заключен договор социального найма жилого помещения. 28 декабря 2005 года он был зарегистрирован по месту жительства в предоставленной ему квартире. Кроме того, при рассмотрении дела судом допущено существенное нарушение процессуального права, а именно: суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, что в силу п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ является безусловным основанием к отмене судебного решения.

По решению Рязанского районного суда Рязанской области от 3 ноября 2005 года исковые требования Б-ва, В-вой, С-ной и других к С-тиной о выделении земельного участка в натуре были удовлетворены частично, и истцам выделено в долевую собственность по 1/13 доли каждому 9 обособленных земельных участков из категории земель-поселений на основании признания иска ответчиком, а в остальной части в иске отказано.

Отменяя решение суда, президиум указал, что, удовлетворяя исковые требования на основании признания иска ответчиком, руководствовался только доводами, изложенными в исковом заявлении и приложенными к нему доказательствами, при этом не принял мер к установлению фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, и не вынес их на обсуждение сторон, а именно: не установил документально общее количество участников долевой собственности, не определил правовой статус спорного земельного участка на момент судебного разбирательства, его общую площадь, для чего было необходимо запросить соответствующие сведения из ФГУ "Земельная кадастровая палата по Рязанской области" и других регистрирующих органов и привлечь их в качестве третьих лиц для участия в деле. Также было необходимо в полном объеме исследовать все правоустанавливающие документы по землепользованию спорного земельного участка и при этом установить, в связи с чем у всех участников общей долевой собственности произошло уменьшение площадей с 8,67 га до 5 га и за счет каких земель. Более того, располагая сведениями о наличии других заинтересованных по делу лиц, в частности колхоза "И", чьи права и законные интересы прямо затрагиваются принятым судом решением, суд не принял мер по привлечению его представителя к участию в деле и надлежащему извещению. В результате суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, что само по себе в силу п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ является безусловным основанием для отмены решения суда.

Аналогичные ошибки были допущены Рязанским районным судом Рязанской области при вынесении решения по делу по иску С-ной, Ю-ва, Л-на и других к К-евой о выделении земельного участка в натуре.

В силу ч. 2 ст. 48 ГПК РФ дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представителями. Согласно ст. 182 ГК РФ не являются представителями лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (конкурсные управляющие при банкротстве).

Согласно ст. 53 ГПК РФ полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передача спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от иска, уменьшение размера заявленных требований, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передача полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления и иные указанные в ст. 54 ГПК РФ полномочия должны быть специально оговорены в доверенности, выданной представляемым лицом.

Московским районным судом г. Рязани 6 декабря 2005 года вынесено решение, которым были удовлетворены исковые требования С-ова к ОАО "Рязанская кинокопировальная фабрика" о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда. При вынесении решения суд исходил из признания иска ответчиком. Однако из материалов дела следует, что решением арбитражного суда Рязанской области от 7 ноября 2005 года ОАО "Рязанская кинокопировальная фабрика" признано несостоятельным (банкротом) и открыто конкурсное производство сроком на один год. Определением того же суда от 24 ноября 2005 года утвержден конкурсный управляющий И-в. 24 ноября 2005 года конкурсным управляющим поручено Б-ву представлять полномочия и совершать процессуальные действия от имени конкурсного управляющего ОАО "Рязанская кинокопировальная фабрика".

В судебном заседании по иску к ОАО "Рязанская кинокопировальная фабрика" представитель конкурсного управляющего признал заявленные требования в полном объеме. В нарушение ст. 173 ГПК РФ, принимая признание иска ответчиком, суд не проверил надлежащим образом полномочия лица, действующего от имени ОАО "Рязанская кинокопировальная фабрика", при совершении процессуальных действий.

В силу подпункта 2 пункта 2 ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания. Правила и порядок извещения лиц, участвующих в деле, и в частности ответчиков, установлены главой 10 Гражданского процессуального кодекса РФ.

В соответствии со ст. 113 ГПК РФ извещение производится путем направления заказного письма с уведомлением о вручении, судебной повестки с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование извещения или вызова и его вручение адресату. Направляются повестки и извещения по указанному в материалах дела адресу места жительства. В случае, если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, извещение может быть направлено по месту его работы. В любом случае, независимо от способа и формы извещения, оно должно обеспечивать суд достоверной информацией об извещении лиц, участвующих в деле, и своевременном вручении им повесток.

Отменяя решение Скопинского городского суда Рязанской области от 29 декабря 2005 года по делу по иску Л-вой к П-ной, П-ну и П-ной, Путятинскому ЛПУМГ о признании недействительным договора приватизации квартиры от 6 июня 1995 года, президиум указал, что при рассмотрении данного дела судом допущено существенное нарушение процессуального права, а именно: дело рассмотрено судом в отсутствие лиц, в данном случае ответчиков, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания, что в силу п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ является безусловным основанием к отмене судебного решения.

Так, в материалах дела отсутствуют сведения о надлежащем извещении ответчиков П-ной, П-на и П-ной о времени и месте судебного заседания, состоявшегося 29 декабря 2005 года, когда было принято окончательное решение по делу. Кроме того, привлекая по делу в качестве ответчика филиал "Мострансгаза" Путятинское УМГ, суд не принял во внимание, что филиал в силу действующего гражданского законодательства не является самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. Также судом не учтено, что истица, не участвовавшая в заключении договора мены квартиры, не относящаяся ни к одной из сторон по сделке и не имеющая никаких прав и обязанностей по данной сделке, в силу ст. 166 ГК РФ не могла предъявлять какие-либо требования.

Согласно ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в ст. 131 и 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков. При этом в случае, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. Указанные требования процессуального закона не всегда выполняются судами.

С-ков обратился с иском к ГУ по делам ГО и ЧС о восстановлении на работе, взыскании за время вынужденного прогула материального ущерба и компенсации морального вреда, указав в обоснование требований, что приказом председателя ликвидационной комиссии ГУ по делам ГО и ЧС Рязанской области от 3 августа 2005 года он был уволен с должности водителя ПЧ-37 с 5 августа 2005 года в соответствии с п. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией предприятия. Считая увольнение незаконным, просил суд восстановить его в занимаемой ранее должности, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 50000 руб. Одновременно просил восстановить срок на подачу искового заявления.

Определением Сараевского районного суда Рязанской области от 2 декабря 2005 года заявление С-кова о восстановлении срока на подачу искового заявления оставлено без движения, поскольку к заявлению не приложена копия приказа о приеме на работу, имеющиеся в материалах копии документов не заверены, отсутствуют копии документов по числу ответчиков. С-ву предложено в срок до 23 декабря 2005 года устранить указанные недостатки. Определением того же суда от 23 декабря 2005 года заявление С-кова о восстановлении срока на подачу искового заявления возвращено ему в связи с невыполнением определения суда от 2 декабря 2005 года.

Отменяя состоявшиеся определения суда, президиум указал, что, оставляя без движения, а затем возвращая заявление С-кова, суд не учел, что действующим процессуальным законом не предусмотрено отдельного рассмотрения заявлений о восстановлении срока на подачу искового заявления. Для исследования фактов пропуска сроков обращения в суд и сроков исковой давности в силу ст. 152 ГПК РФ проводится предварительное судебное заседание, в котором может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд. Однако в материалах дела такие возражения ответчика отсутствуют. При этом суд вообще не приступил к рассмотрению иска С-ва к ГУ по делам ГО и ЧС о восстановлении на работе, взыскании за время вынужденного прогула материального ущерба и компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 215 ГПК РФ суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве.

Определением Советского районного суда г. Рязани от 11 апреля 2005 года было приостановлено производство по делу по иску П-вой к ООО "Т", ООО "С", ООО "О "Р" об устранении препятствий в пользовании нежилым помещением до разрешения другого гражданского дела, находящегося в производстве мирового судьи объединенного судебного участка N 22 Советского района г. Рязани по иску К-ва к П-вой о признании права собственности на долю нежилого помещения.

Приостанавливая производство по делу, суд руководствовался требованиями ч. 5 ст. 215 ГПК РФ. При этом суд исходил из того, что в производстве мирового судьи находится гражданское дело по иску К-ва, являющегося руководителем ООО "Т" и ООО "С", к своей бывшей супруге П-вой о признании права собственности на долю спорных нежилых помещений. Исходя из этого, суд пришел к выводу, что без решения вопроса о принадлежности вышеуказанных спорных нежилых помещений невозможно разрешить спор об устранении препятствий в их пользовании.

Отменяя определение суда, президиум указал, что в силу ст. 33 СК РФ законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, в связи с чем разрешение спора между бывшими супругами о признании права на долю спорного имущества не может повлиять на право одного из супругов на пользование этим имуществом.

Иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении препятствий в пользовании имуществом или об устранении нарушения права собственника, не влекущие лишения владения, и об определении порядка пользования имуществом связаны с возникновением прав на имущество, поэтому, если предметом этих исков является имущество, указанное в ст. 30 ГПК РФ, эти иски подлежат рассмотрению по месту нахождения такого имущества. Если предметом этих исков является другое имущество, они должны предъявляться в суд по общему правилу территориальной подсудности - по месту нахождения ответчика.

Согласно ч. 1 п. 5 ст. 23 ГПК РФ мировому судье подсудны дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления. При объединении нескольких связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска, если новые требования становятся подсудными районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде. В этом случае, если подсудность дела изменилась в ходе его рассмотрения у мирового судьи, мировой судья выносит определение о передаче дела в районный суд и передает дело на рассмотрение в районный суд. Споры между мировым судьей и районным судом о подсудности не допускаются. Статья 24 ГПК РФ относит к подсудности районных судов все гражданские дела, за исключением дел, предусмотренных статьями 23, 25, 26 и 27 настоящего Кодекса.

С-ва обратилась в суд с иском к администрации муниципального образования - Рыбновское городское поселение Рыбновского муниципального района Рязанской области о признании права собственности на земельный участок в порядке наследования, о признании недействительными Постановлений главы администрации N 442 от 16.09.2005.

Определением Рыбновского районного суда Рязанской области от 21 марта 2006 года исковое заявление С-вой возвращено, и ей разъяснено право обратиться к мировому судье судебного участка N 54 Рыбновского района Рязанской области.

Отменяя указанное определение, президиум указал, что, возвращая исковое заявление С-вой, суд сослался на п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, поскольку цена иска по требованию о признании права собственности на земельный участок не превышает пятисот минимальных размеров оплаты труда. Между тем из искового заявления С-вой усматривается, что наряду с указанными требованиями ею заявлены требования неимущественного характера о признании незаконными постановлений главы администрации муниципального образования, не отнесенные ст. 23 ГПК РФ к подсудности мирового судьи. Исходя из этого, вывод суда о неподсудности спора Рыбновскому районному суду является ошибочным.

В соответствии со ст. 203 ГПК РФ суд, рассмотревший дело, по заявлениям лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя либо исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств, вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения суда, изменить способ и порядок его исполнения.

К-н обратился в Скопинский районный суд с заявлением в порядке ст. 203 ГПК РФ о снижении размера удержаний из пенсии на основании исполнительного документа, выданного Скопинским районным судом на основании решения этого суда от 8 апреля 2005 года, указывая, что названным решением суда с него в пользу Ч-ной взыскано в возмещение вреда 122546 руб. 91 коп. Решение вступило в законную силу и исполняется путем удержаний из его пенсии в размере 50% ежемесячно. Он является инвалидом по зрению, пенсия является единственным источником средств к существованию. Размер пенсии составляет 2868 руб. 62 коп, что составляет прожиточный минимум. При удержании из пенсии 50% он лишается средств к существованию.

Определением Скопинского районного суда Рязанской области от 27 октября 2005 года заявление К-на о снижении размера удержаний из пенсии на основании исполнительного документа, выданного Скопинским районным судом на основании решения этого суда от 8 апреля 2005 года, исходя из его имущественного положения, возвращено заявителю в связи с неподсудностью спора районному суду и разъяснено его право на обращение в Скопинский городской суд. Возвращая поданное заявление, суд исходил из того, что К-ном заявлены требования, подлежащие рассмотрению в исковом порядке по общему правилу об их подсудности по месту жительства ответчика.

Не согласившись с указанным определением суда, президиум указал, что К-н просил снизить размер удержаний из пенсии с 50% до 25%, ссылаясь на тяжелое материальное положение и нетрудоспособность. Одновременно просил изменить порядок исполнения указанного решения в порядке ст. 203 ГПК РФ. При этом указал, что решением Скопинского районного суда Рязанской области от 8 апреля 2005 года разрешен спор по иску Ч-ной о возмещении ущерба и с него в пользу Ч-ной взыскано 122546 руб. 91 коп. и судебные расходы в размере 2825 руб. 50 коп. При исполнении указанного решения взыскание обращено на получаемую им пенсию.

В соответствии со ст. 263 ГПК РФ дела особого производства рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными настоящей главой и главами 28 - 38 настоящего Кодекса. В случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

По решению Спасского районного суда Рязанской области от 19 октября 2005 года удовлетворены требования Х-на об установлении факта получения военной травмы при исполнении обязанностей военной службы. Установление данного юридического факта необходимо заявителю для перерасчета размера пенсии.

При рассмотрении заявления Х-на суд не учел, что в данном случае наличествует спор о праве, поскольку заявитель фактически оспаривает размер назначенной ответчиком пенсии по инвалидности. Более того, при рассмотрении дела судом не учтены требования ст. 21 Закона РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу...", предусматривающей, что обязанность выявлять и аргументировать факт связи увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы лежит на военно-врачебных комиссиях, заключения которых могут быть обжалованы в суд. Из материалов дела усматривается, что по решению ВВК от 16 сентября 1994 года Х-ну была установлена причинная связь его заболевания с прохождением военной службы.

Ю-ва Н. обратилась в суд с заявлением об установлении факта родственных отношений, указывая, что она является родной сестрой Ю-вой А., умершей 16 января 2006 года в г. Москве. После смерти Ю-вой А. открылось наследство в виде квартиры, расположенной в г. Москве.

Наследниками Ю-вой А. являются она и И-ва, однако получить свидетельство о праве на наследство заявительница не может, поскольку утрачено свидетельство о рождении Ю-вой А. Восстановить запись о рождении невозможно, в архиве ТСП г. Касимова Управления ЗАГС Рязанской области запись акта о ее рождении отсутствует, так как архивный фонд за период с 1918 года по 1921 год сохранился не полностью, в управление ЗАГС Рязанской области архивный фонд за 1918 год на хранение не поступал. В ином порядке получить необходимые документы, подтверждающие факт родственных отношений с умершей, она лишена возможности.

Решением Железнодорожного районного суда г. Рязани от 10 марта 2006 года был установлен факт родственных отношений Ю-вой Н. с Ю-вой А., 1924 года рождения, уроженки д. Морозово Касимовского района Рязанской области, умершей 16 января 2006 года, и установлено, что они являются родными сестрами.

Отменяя состоявшееся решение по делу, президиум указал, что из заявления Ю-вой Н. об установлении факта родственных отношений следует, что установление этого факта ей необходимо для принятия наследства, открывшегося после смерти Ю-вой А., умершей 16 января 2006 года. Наследником второй очереди и заинтересованным лицом по делу является И-ва. В судебное заседание И-ва не явилась. Направляемые в ее адрес повестки вернулись в суд по истечении срока хранения. Однако в материалах дела имеется заявление, по содержанию исполненное от имени И-вой, из которого следует, что она отказалась от подписи в заявлении, подтверждающем факт родства Ю-вой Н. и Ю-вой А. При наличии такого заявления суду необходимо было уточнить у заинтересованного лица отношение к заявленному в порядке особого производства требованию, выяснить, не возник ли спор о праве либо имеет место спор о факте. В зависимости от установленных обстоятельств суду следовало решить вопрос о возможности рассмотрения заявленных Ю-вой Н. требований в рамках искового производства либо применить положения п. 3 ст. 263 ГПК РФ.

Решением Клепиковского районного суда Рязанской области от 14 июня 2006 года удовлетворено заявление А-вой об установлении юридического факта выполнения ею в период с 15.07.1975 по настоящее время лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения и факта тождественности должности фельдшера и фельдшера в организационно-методическом кабинете Клепиковской ЦРБ.

Отменяя указанное решение суда, президиум указал, что в соответствии с нормами, установленными главой 27 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судом в порядке особого производства рассматриваются дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, если невозможно получить в ином порядке надлежащие документы, удостоверяющие эти факты, и при отсутствии спора о праве, подведомственного суду. Из материалов дела усматривается, что А-ва обратилась в суд с заявлением об установлении факта выполнения ею лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, предусмотренной Списком N 781 от 20.10.2002 и дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с лечебной деятельностью, указывая, что установление этого факта необходимо для назначения ей досрочной трудовой пенсии по старости, в назначении которой ей отказано, поскольку право А-вой на досрочную трудовую пенсию по старости оспаривается ГУ УПФ РФ по Клепиковскому району. Следовательно, из поданного заявления усматривается наличие спора о праве А-вой на назначение ей досрочной трудовой пенсии по старости. С учетом изложенных обстоятельств решение суда было отменено, а заявление А-вой оставлено без рассмотрения. Одновременно А-вой разъяснено ее право разрешить спор в порядке искового производства.

В соответствии с нормами ст. 392, 394 ГПК РФ стороны, прокурор, лица, участвующие в деле, могут обратиться в суд с заявлением (представлением) о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения, постановления суда в течение трех месяцев со дня установления оснований для пересмотра. Основания для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам исчерпывающе приведены в ст. 392 ГПК РФ.

Определением Клепиковского районного суда Рязанской области от 12 января 2006 года удовлетворено заявление К-ва Б. о пересмотре решения Клепиковского районного суда Рязанской области от 9 декабря 2003 года по вновь открывшимся обстоятельствам.

Отменяя определение суда и отказывая К-ву в удовлетворении заявления о пересмотре решения, президиум указал, что К-ов Б. к участию в деле по иску К-ва В. не привлекался, в связи с чем он не является лицом, которому в данном случае предоставлено право обратиться с заявлением о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам. В заявлении о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам К-ов Б. ссылается на то, что он не был привлечен к участию в деле, в то время как является наследником первой очереди по закону и по завещанию, фактически вступившим во владение наследственным имуществом. Между тем приведенные в заявлении обстоятельства не могут быть отнесены ко вновь открывшимся.

К тому же истец К-в В. в нарушение ст. 396 ГПК РФ о рассмотрении заявления о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам судом не извещен и дело рассмотрено в его отсутствие.

В силу абзаца 7 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства.

Определением Московского районного суда г. Рязани от 22 декабря 2005 года прекращено производство по делу по иску Ш-вой к администрации г. Рязани о признании права собственности на домовладение в порядке наследования на основании абзаца 7 ст. 220 ГПК РФ в связи с недопустимостью правопреемства в спорном правоотношении, поскольку Ш-ва умерла 23 марта 2001 года.

Отменяя определение суда, президиум указал, что такой вывод противоречит нормам права и характеру возникших правоотношений сторон. Так, иск Ш-вой о признании права собственности на домовладение в порядке наследования по закону находится в производстве суда с 23 сентября 1998 года. После смерти Ш-вой открылось наследство на принадлежащее ей имущество. Спорное правоотношение является имущественным, тесно не связано с личностью и неимущественными правами наследодателя и допускает правопреемство, что прямо предусмотрено гражданским законодательством. К тому же, как следует из надзорной жалобы, у Ш-вой имеются наследники первой очереди, которые претендуют в порядке наследования на имущество, входящее в состав наследства.

Согласно ч. 1 ст. 208 ГПК РФ по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения.

Так, 6 декабря 2005 года Советский районный суд вынес определение по заявлению Г-ва, которым была произведена индексация взысканной по решению суда суммы за период с мая 2004 года по сентябрь 2004 года в размере 1973 руб. 48 коп. Вынося определение, суд сослался на требования ст. 208 ГПК РФ, при этом судом не было учтено, что названная правовая норма защищает присужденные денежные суммы от обесценивания в связи с инфляцией и не связывает период, в который взысканная сумма подлежит индексации, с моментом предъявления исполнительного листа к принудительному исполнению, а также какими-либо действиями или бездействием взыскателя и должника. В связи с указанными нарушениями ГПК РФ определение суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Одновременно президиум указал, что суду следует учесть требования процессуального закона, в связи с чем произвести индексацию взысканной судом денежной суммы с момента вступления решения в законную силу на день его исполнения.

Определением Октябрьского районного суда г. Рязани от 20 декабря 2005 года жалоба П-ва на Постановление судебного пристава-исполнителя от 02.12.2005 о наложении ареста на транспортные средства, принадлежащие ему на праве собственности, была возвращена заявителю в связи с истечением срока на обжалование.

Возвращая жалобу на постановление судебного пристава-исполнителя, суд руководствовался ст. 109 ГПК РФ, в которой предусмотрены последствия пропуска процессуальных сроков. Отменяя определение судьи, президиум указал, что данная норма процессуального права применяется исключительно к судебным постановлениям, к которым постановление судебного пристава-исполнителя не относится. Возврат исковых заявлений, в том числе и жалоб на постановление судебного пристава-исполнителя, регламентирован ст. 135 ГПК РФ, однако в указанной процессуальной норме не предусмотрено такого основания для возврата, как пропуск срока исковой давности для подачи жалобы в суд.

В силу ч. 1 ст. 441 ГПК РФ право на обжалование действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имеют взыскатель либо должник. При этом ст. 442 ГПК РФ предусмотрена защита прав других лиц при исполнении судебного постановления, однако заявленный указанными лицами спор рассматривается судом по правилам искового производства.

Определением Клепиковского районного суда Рязанской области от 2 сентября 2005 года действия судебного пристава-исполнителя С-вой по аресту имущества К-ва признаны незаконными, также признано незаконным и отменено Постановление судебного пристава-исполнителя от 12 августа 2005 года по аресту имущества К-ва, расположенного по адресу: р.п. Тума Клепиковского района.

Отменяя определение суда, президиум указал в постановлении, что при рассмотрении жалобы суд не учел требований ст. 441, 442 ГПК РФ. Принимая к производству жалобу К-вой, суд не убедился, является ли последняя стороной исполнительного производства, которой предоставлено право обжаловать действия судебного пристава-исполнителя. Из материалов гражданского дела этого не следует. Кроме того, удовлетворяя жалобу К-вой, суд пришел к выводу о том, что арестованное имущество является жилым домом, находящимся в общей собственности супругов К-вых и единственным местом жительства заявительницы и ее сына. Между тем, по сведениям БТИ, имеющимся в материалах дела, арестованное имущество является объектом незавершенного строительства и принадлежит на праве собственности только должнику К-ву.

Решением Скопинского городского суда Рязанской области от 12 декабря 2005 года исковые требования Г-ва М., Г-вой В., Г-вой М., Ч-лей Н., действующей в своих интересах и в интересах своих несовершеннолетних детей П-ряк и Ч-лей А., к МРИ ФНС России N 5 по Рязанской области и Управлению ФНС России по Рязанской области о признании права постановки на налоговый учет и уплаты налогов без присвоения ИНН были удовлетворены.

Удовлетворяя требования истцов, суд пришел к выводу, что присвоение ИНН взамен имени без согласия истцов нарушает их права и свободы, так как ИНН после присвоения его физическому лицу - налогоплательщику используется налоговыми органами для идентификации налогоплательщика взамен персональных данных гражданина.

Отменяя указанное решение, президиум указал, что указанные выводы противоречат нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения. Обязанность стоять на учете в налоговом органе с присвоением ИНН установлена ст. 83 и 84 Налогового кодекса РФ, в соответствии с которыми в целях проведения налогового контроля налогоплательщик - физическое лицо подлежит постановке на учет в налоговых органах по месту жительства, а также по месту нахождения принадлежащего ему недвижимого имущества и транспортных средств, подлежащих налогообложению. Каждому налогоплательщику присваивается единый по всем видам налогов и сборов на всей территории Российской Федерации идентификационный номер налогоплательщика. Порядок и условия присвоения, применения, а также изменения ИНН определяется Министерством РФ по налогам и сборам. Идентификационный номер налогоплательщика не заменяет имя человека и подлежит использованию наряду с другими сведениями о налогоплательщике исключительно в целях налогового учета.

При вынесении решения суд не учел выводы Конституционного суда РФ, содержащиеся в определении от 10.07.2003 N 287-О о том, что требование п. 7 ст. 84 НК РФ о присвоении единого по всем видам налогов и сборов на всей территории Российской Федерации идентификационного номера налогоплательщика не нарушает свободу совести и вероисповедания и не затрагивает конституционные права граждан.

Поскольку по делу имеет место ошибка в толковании норм материального права, регулирующего спорные правоотношения, все обстоятельства по делу установлены, президиум постановил новое судебное решение, отказав истцам в удовлетворении их исковых требований.

В соответствии со ст. 66 СК РФ родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании. Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию. Кроме того, согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" только в исключительных случаях, когда общение ребенка с отдельно проживающим родителем может нанести вред ребенку, суд, исходя из п. 1 ст. 65 СК РФ, не допускающего осуществление родительских прав в ущерб физическому и психическому здоровью детей и их нравственному развитию, вправе отказать этому родителю в удовлетворении иска об определении порядка его участия в воспитании ребенка, изложив мотивы принятого решения.

Решением Московского районного суда г. Рязани от 21 ноября 2005 года С-ву отказано в удовлетворении исковых требований к С-вой об установлении порядка общения с ребенком.

Отказывая С-ву в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что истец от предложенного ответчицей порядка общения с ребенком отказался, ребенок легко возбудимый, находится на грудном кормлении, что естественным образом привязывает его к матери, а истец совместно с ребенком не проживал и не приобрел навыка общения с детьми.

Отменяя решение суда, президиум сослался на то, что изложенные в решении выводы противоречат требованиям ст. 66 СК РФ, а также Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей". В нарушение требований действующего законодательства суд не привел в решении мотивов принятого решения.

Железнодорожным районным судом г. Рязани 4 апреля 2005 года рассмотрены исковые требования Н-вой к Н-ву об изменении договора социального найма и в удовлетворении исковых требований ей отказано. Разрешая возникший спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что возникшие правоотношения являются длящимися и регулируются нормами, установленными ст. 82 ЖК РФ. Вступившим в законную силу с 1 марта 2005 года ЖК РФ не предусмотрено такого способа разрешения спора, как заключение совершеннолетним членом семьи нанимателя отдельного договора найма жилого помещения. С таким решением согласился и суд кассационной инстанции.

Отменяя состоявшиеся судебные постановления, Президиум указал, что по данному гражданскому делу судом допущены существенные нарушения норм материального права.

В соответствии со ст. 82 ЖК РФ, действующего с 1 марта 2005 года, граждане, проживающие в одной квартире, пользующиеся в ней жилыми помещениями на основании отдельных договоров социального найма и объединившиеся в одну семью, вправе требовать заключения с кем-либо из них одного договора социального найма всех занимаемых ими жилых помещений. Ранее действовавшая ст. 86 ЖК РСФСР предусматривала право совершеннолетнего члена семьи нанимателя жилого помещения требовать заключения с ним отдельного договора найма, если с согласия остальных проживающих с ним совершеннолетних членов семьи и в соответствии с приходящейся на его долю жилой площадью либо с учетом состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением ему может быть выделено изолированное жилое помещение, удовлетворяющее требованиям ст. 52 ЖК РСФСР.

Как усматривается из материалов дела, Н-ва Т.Е. обратилась в суд за разрешением спора 7 февраля 2005 года, то есть до вступления в законную силу Жилищного кодекса РФ. По общему правилу вновь принятый правовой акт регулирует только те правоотношения, которые возникают после вступления его в законную силу, если иное не предусмотрено в самом акте. Статьей 1 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" предусмотрено, что Жилищный кодекс РФ вводится в действие с 1 марта 2005 года. Частью 1 ст. 6 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным правоотношениям, возникшим после введения его в действие. В соответствии с частью 2 той же статьи действие акта жилищного законодательства может распространяться на жилищные отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных этим актом. Согласно ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 года "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Учитывая, что производство по делу в суде возникло до 1 марта 2005 года, к спорным правоотношениям сторон подлежат применению нормы материального права, которые действовали на момент их возникновения. В силу ст. 86 ЖК РСФСР, действовавшего на момент возникновения правоотношений по делу, совершеннолетний член семьи нанимателя вправе требовать заключения с ним отдельного договора найма, если в соответствии с приходящейся на его долю жилой площадью или с учетом состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением ему может быть выделено помещение, удовлетворяющее требованиям ст. 52 этого Кодекса.

Таким образом, обобщение судебной практики показывает, что суды области в основном правильно применяют процессуальное и материальное законодательство. Вместе с тем у судов возникают вопросы правового характера, которые можно разрешить путем более тщательного изучения действующего законодательства и судебной практики.

 

Судья Рязанского областного суда

Г.И.ЛЕВКОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь