Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИЗУЧЕНИЯ ПРАКТИКИ

ПРИМЕНЕНИЯ РАЙОННЫМИ СУДАМИ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА НА СТАДИИ

ПРИНЯТИЯ ЗАЯВЛЕНИЙ К ПРОИЗВОДСТВУ

 

Общая характеристика

 

Обобщение практики федеральных судов по применению гражданского процессуального законодательства на стадии принятия исковых заявлений (заявлений) проведено в соответствии с планом работы Свердловского областного суда на I квартал 2007 года.

С целью обобщения судебной практики изучены определения судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда, постановленные в кассационном порядке за 2006 год, а также вынесенные ею в адрес судов в тот же период частные определения, касающиеся вопросов применения законодательства об отказе в принятии исковых заявлений, их возвращении и оставлении без движения.

Прежде всего следует обратить внимание судов области на сравнительную характеристику результатов рассмотрения кассационных и частных жалоб на решения и определения, постановленные федеральными районными судами г. Екатеринбурга в 2006 г.

 


Наименование суда

       Решения       

      Определения     

обжало-
вано  

   без  
изменения

 % 

обжало-
вано   

   без  
изменения

 % 

  Верх-Исетский 
  районный суд  
г. Екатеринбурга


    396


      339


85,6


     250


      109


43,6

 Железнодорожный
  районный суд  
г. Екатеринбурга


    303


      275


90,8


     137


      107


78,1

    Кировский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга


    491


      417


84,9


     311


      181


58,2

    Ленинский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга


    488


      442


90,6


     270


      136


50,4

   Октябрьский  
  районный суд  
г. Екатеринбурга


    329


      289


87,8


     147


       70


47,6

Орджоникидзевский
  районный суд  
г. Екатеринбурга


    387


      365


94,3


     161


      115


71,4

   Чкаловский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга


    271


      248


91,5


     203


       87


42,9

      Всего     

   2665

     2375

89,1

    1479

      805

54,4

 

Приведенные данные показывают, что при достаточно высоком уровне результатов рассмотрения дел по существу, что свидетельствует в основном о правильном применении норм материального права, федеральные суды г. Екатеринбурга в недостаточной степени уделяют внимание соблюдению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГПК) при рассмотрении и разрешении вопросов процессуального характера.

В частности, наиболее низкое качество определений наблюдается в Чкаловском районном суде г. Екатеринбурга (42,9%), Верх-Исетском районном суде г. Екатеринбурга (43,6%) и Октябрьском районном суде г. Екатеринбурга (47,6%).

При этом значительное число отмененных определений составляют определения, постановленные федеральными районными судами г. Екатеринбурга в 2006 г. на стадии принятия исковых заявлений (заявлений).

 


  Наименование  
      суда      

                Частные жалобы               


поступило

  удовлетворено 

 из них на стадии
     принятия    

 

    %   

 

    %    

  Верх-Исетский 
 районный суд г.
  Екатеринбурга 

      250

    141

     56,4

     93

      65,9

 Железнодорожный
    районный    
     суд г.     
  Екатеринбурга 

      137

     30

     21,9

     10

      33,3

    Кировский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга

      311

    130

     41,8

     58

      44,6

    Ленинский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга

      270

    134

     49,6

     82

      61,2

   Октябрьский  
  районный суд  
г. Екатеринбурга

      147

     77

     52,4

     30

      38,9

Орджоникидзевский
  районный суд  
г. Екатеринбурга

      161

     46

     28,6

     18

      39,1

   Чкаловский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга

      203

    116

     57,1

     68

      58,6

      Всего     

     1479

    674

     45,6

    359

      53,3

 

Приведенные данные свидетельствуют о том, что больше половины незаконных определений постановлено федеральными районными судами г. Екатеринбурга на стадии принятия исковых заявлений (заявлений), что является препятствием гражданам и организациям доступа к правосудию.

При этом обращает внимание, что общее число таких определений увеличивается к окончанию очередного отчетного периода (квартала, полугодия или года), что умаляет авторитет судебной власти и является недопустимым, поскольку суды осуществляют правосудие не с целью повышения показателей статистики, а для реализации гражданами и организациями права на судебную защиту.

Наибольшее число незаконных определений на стадии принятия исковых заявлений (заявлений) постановлено Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга (65,9%), Ленинским районным судом г. Екатеринбурга (61,2%) и Чкаловским районным судом г. Екатеринбурга (58,6%).

Непосредственно по видам незаконных определений, постановленных федеральными районными судами г. Екатеринбурга в 2006 г. на стадии принятия исковых заявлений (заявлений), ситуация выглядит следующим образом.

 



  Наименование  
      суда      



общее
число

 отказ в
принятии
заявления

возвраще-
   ние  
заявления

оставле-
 ние без
движения

оставление
   без   
 рассмот-
  рения  

 

 % 

 

 % 

 

 % 

 

  % 

  Верх-Исетский 
  районный суд  
г. Екатеринбурга


   93


  13


13,9


  45


48,4


  33


35,5


   2


  2,2

 Железнодорожный
  районный суд  
г. Екатеринбурга


   10


   2


20,0


   5


50,0


   2


20,0


   1


 10,0

    Кировский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга


   58


  20


34,5


  26


44,8


  10


17,2


   2


  3,5

    Ленинский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга


   82


  24


29,3


  36


43,9


  19


23,2


   3


  3,6

   Октябрьский  
  районный суд  
г. Екатеринбурга


   30


   8


26,7


  13


43,3


   9


30,0


   -


    -

Орджоникидзевский
  районный суд  
г. Екатеринбурга


   18


   7


38,9


   6


33,3


   5


27,8


   -


    -

   Чкаловский   
  районный суд  
г. Екатеринбурга


   68


  11


16,2


  25


36,8


  31


45,6


   1


  1,4

      Всего     

  359

  85

23,7

 156

43,4

 109

30,4

   9

  2,5

 

Таким образом, наибольшее число незаконных определений выносилось федеральными районными судами г. Екатеринбурга в 2006 г. о возвращении исковых заявлений (заявлений).

По судам же наблюдаются различные тенденции. В частности, в Верх-Исетском районном суде г. Екатеринбурга в основном исковые заявления (заявления) возвращаются (48,4%) и оставляются без движения (35,5%); в Ленинском районном суде г. Екатеринбурга - возвращаются (43,9%) и отказывается в их принятии (29,3%); в Чкаловском районном суде г. Екатеринбурга - оставляются без движения (45,6%) и возвращаются (36,8%).

При этом обращает внимание, что незаконным является практически каждое четвертое определение об отказе в принятии искового заявления (заявления), что является недопустимым, поскольку в силу ч. 3 ст. 134 ГПК отказ в принятии искового заявления препятствует повторному обращению заявителя в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям.

Изложенное обуславливает актуальность и необходимость обобщения практики применения судами области процессуального законодательства об отказе в принятии, возвращении и оставлении без движения исковых заявлений (заявлений) в целях дальнейшего устранения допускаемых судьями ошибок.

 

Вводные положения

 

Право на судебную защиту является одним из основных прав человека и гражданина в государстве. Данное право закрепляется многими нормами международного права, гарантируется механизмом международного правосудия.

Основополагающие положения установлены ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее по тексту - Европейская конвенция). Указанной статьей предусмотрено право каждого человека в случае спора о его гражданских правах и обязанностях на справедливое и публичное разбирательство его дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Статья 46 Конституции Российской Федерации (далее по тексту - Конституция РФ) вслед за международными актами устанавливает право на судебную защиту прав и свобод человека. При этом судебной защитой в Российской Федерации пользуются не только граждане государства, но и любой иной человек, даже не являющийся гражданином Российской Федерации. Включение положений о судебной защите в гл. II Конституции РФ подчеркивает важность подобного механизма осуществления функций государства. Эти положения дополняются нормами гл. VII Конституции РФ, в которой определяются виды правосудия, компетенция суда, основные принципы судебной системы (такие как независимость судей, их подчинение только Конституции РФ и федеральному закону), порядок назначения судей на должность.

Положения Конституции РФ о праве на судебную защиту конкретизированы в ГПК (ст. 2, 3, 4, 22, 245, 247 и др.), во многих иных законодательных актах (ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК), ст. 48 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"; ст. 75 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и др.).

Право на обращение в суд является надежной гарантией защиты гражданских, семейных, трудовых и иных прав граждан и организаций. По смыслу ст. 3 ГПК заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Право на обращение в суд обеспечено юридическими гарантиями: действием принципов гражданского процессуального права, доступностью судебной формы защиты права, наличием в гражданском процессуальном законодательстве исчерпывающих оснований к отказу в принятии заявления и другими.

Часть 2 данной статьи конкретизирует правило, установленное в ст. 9 ГК, а именно: "отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращение этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом". В ст. 3 ГПК однозначно определяется недействительность отказа от права на обращение в суд. Следовательно, изъявление каким-либо лицом отказа от права на обращение за судебной защитой не должно приниматься во внимание в принципе, независимо от того, в какой форме оно осуществлено.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" указывается, что, поскольку Конституция РФ гарантирует каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина своевременным и правильным рассмотрением дел.

Право на обращение в суд заинтересованное лицо реализует, прежде всего, путем подачи искового заявления и заявления по делам неисковых производств.

Право на иск - это обеспеченная государством и закрепленная законом возможность юридически заинтересованного лица обратиться в суд с просьбой о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком о защите нарушенного или оспоренного субъективного права либо охраняемого законом интереса. Фактически реализация права на иск всегда зависит от усмотрения заинтересованного лица, в чем выражается диспозитивное начало гражданского процессуального права.

Вместе с тем, определяя право на судебную защиту и способы его реализации, законодатель в императивной форме устанавливает определенный порядок, в котором лицо должно обратиться в суд, и требования, предъявляемые к соответствующим заявлениям. Определяются также и последствия несоблюдения субъектом, ищущим судебную защиту, установленного порядка и формы обращения в суд. Данные требования, с одной стороны, призваны обеспечить упорядоченность судебного рассмотрения и разрешения гражданских дел с самого их начала. С другой стороны, регламентируют действия самого суда, закрепляют возможность их обжалования. При этом судам следует иметь в виду, что правила гл. 12 ГПК тесно связаны с другими нормами ГПК, например, регулирующими такие вопросы, как подведомственность и подсудность гражданских дел, соответственно, должны применяться и толковаться судами в их взаимосвязи и взаимообусловленности.

Строго регламентированы, в том числе и основания для отказа в рассмотрении возникшего спора в порядке гражданского судопроизводства, а также порядок действий суда в данном случае. Это объясняется тем, что главная процессуальная задача, разрешаемая судьей на стадии возбуждения гражданского дела - проверка оснований для принятия заявления, а не создание "удобств" для судей на последующих стадиях гражданского судопроизводства, о чем нередко "забывают" судьи области. Именно в связи с этой задачей заинтересованному лицу может быть отказано в защите его прав только при наличии предусмотренных законом обстоятельств, а не по произвольному усмотрению судей. При этом данные обстоятельства не связаны с какими-либо субъективными критериями, а носят объективный, закономерный и необходимый характер.

В соответствии с ГПК основания для отказа в рассмотрении искового заявления (то есть по существу в доступе к правосудию) связаны с двумя группами причин и подразделяются на основания к отказу в принятии искового заявления и основания к его возвращению. Перечень таких предусмотренных законом оснований является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Отказ в принятии иска регулируется ст. 134 ГПК, возвращение иска - ст. 135 ГПК, а также дополнительно ч. 2 ст. 136 ГПК.

Отказ в принятии искового заявления (заявления) связан с такими обстоятельствами, которые не могут быть устранены заявителем, существуют объективно, независимо от него. Их невозможно преодолеть, так как они либо в принципе исключают право на судебную защиту, либо возможность его реализации в судах общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства.

Обстоятельства, являющиеся основанием к возвращению искового заявления (заявления), в определенной степени зависят от самого заявителя, им же могут быть устранены в рамках одного суда или одного разбирательства либо путем совершения каких-то действий, в том числе и обращения в другой суд общей юрисдикции.

В этой связи судьям необходимо тщательно проверять предпосылки для отказа в праве на судебную защиту, чтобы не допустить лишения гражданина данного права в принципе в тех случаях, когда возможно было только указание ему на необходимость устранения недочетов поданного в суд иска.

Однако в практике судов области неоднократно встречаются случаи, когда граждане не могут реализовать свое право на обращение за правосудием ввиду ошибочного применения или толкования закона судьями.

Так, 22.09.2005 Б. обратился в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области о признании незаконным отказа в предоставлении информации об основаниях его увольнения со службы и обязании устранить несоответствие сведений об увольнении в трудовой книжке и пенсионном удостоверении.

Определением суда от 26.09.2005 исковое заявление оставлено без движения ввиду несоблюдения требований к его форме и содержанию. 08.11.2005 определение в связи с неконкретностью указаний суда отменено в кассационном порядке.

Определением от 14.11.2005 суд вновь оставил исковое заявление Б. без движения, предложив истцу в срок до 30.11.2005 уточнить, в каком процессуальном порядке он подает исковое заявление, а также устранить несоответствие заявления требованиям ст. 131 - 132 ГПК, после чего обратиться в соответствующий суд с учетом правил подсудности.

Определением от 01.12.2005 исковое заявление возвращено Б. в связи с неисполнением указаний судьи, перечисленных в определении от 14.11.2005.

Отменяя определение суда от 01.12.2005, судебная коллегия указала, что действия суда свидетельствуют о надуманности судом причин непринятия иска и фактическом уклонении от осуществления правосудия (дело N 33-2190/2006).

Кроме того, судебная коллегия признала необходимым в частном определении от 28.03.2006 обратить внимание председателя суда и судьи, что "указанные судом мотивы непринятия искового заявления не только противоречили нормам процессуального права, но и носили явно надуманный характер.

Как справедливо указывает автор жалобы, согласно ч. 3 ст. 108 ГПК процессуальное действие, для совершения которого установлен процессуальный срок, может быть совершено до двадцати четырех часов последнего дня срока. В случае, если жалоба, документы или денежные суммы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным. Таким образом, процессуальное законодательство не содержит запрета на направление адресованных суду документов по почте, а срок их подачи определяется моментом сдачи в организацию почтовой связи.

Как видно из приложенных к частной жалобе копий квитанции и почтового уведомления, переоформленное исковое заявление отправлено Б. по почте 27.11.2005, т.е. до истечения назначенного судом процессуального срока. Однако при вынесении обжалуемого истцом определения судом это обстоятельство не учтено.

Кроме того, предыдущее определение от 14.11.2005 также не может быть признано законным и обоснованным, поскольку повторяет те же ошибки, что были уже отмечены судом кассационной инстанции. Оно не содержит указания на конкретные недостатки искового заявления и способ их устранения. В частности, судом так и не указано, какие же именно требования ст. 131 - 132 ГПК истец нарушил, в какой суд ему надлежит обратиться.

Вместе с тем в результате указанных выше нарушений закона по делу допущена не обусловленная какими-либо объективными причинами волокита. На протяжении более шести месяцев судья фактически уклоняется от принятия искового заявления, тогда как срок для рассмотрения этого процессуального вопроса в соответствии со ст. 133 ГПК ограничен 5 днями, а установленный ст. 154 ГПК срок для рассмотрения и разрешения дела - двумя месяцами.

В результате такого поведения судьи Б. длительное время не имеет доступа к правосудию и не может реализовать свое конституционное право на судебную защиту, что противоречит задачам гражданского судопроизводства и подрывает авторитет судебной власти" (частное определение по делу N 33-2190/2006).

К сожалению, сознательное нарушение судьями области норм ГПК, злоупотребление ими предоставленными полномочиями, выражающиеся в совершения ими действий, направленных на уклонение от осуществления правосудия, не единичны.

Например, С., действующий в интересах М. по нотариально удостоверенной доверенности, обратился в суд с жалобой на бездействие судебного пристава-исполнителя.

Первоначально отказано в принятии жалобы 24.01.2006 определением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга.

23.03.2006, отменяя определение, судебная коллегия указала следующее:

"Согласно ч. 1, 2 ст. 53 ГПК полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом...

Суд при вынесении определения посчитал, что копия нотариально заверенной доверенности от 02.04.2004, срок действия которой не истек, не является документом, дающим право С. подать жалобу на бездействие пристава в интересах доверителя, то есть М., хотя в самой доверенности прямо указано полномочие С. на обжалование действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя. Данная доверенность заверена нотариусом в соответствии с законодательством РФ о нотариате (ст. 16, 59 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993).

Кроме того, в жалобе заявителем указан С., как действующий по доверенности в интересах М., то есть заинтересованное лицо в разрешении данной жалобы названо. М. является взыскателем, которому на основании ч. 1 ст. 441 ГПК предоставлено право подачи жалобы на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя по исполнению судебного постановления, а С. - представителем взыскателя, чьи полномочия оформлены надлежащим образом.

Обосновывая заявленные требования, заявитель достаточно подробно изложил, когда и при каких обстоятельствах судебным приставом-исполнителем были нарушены законные интересы взыскателя М., в чем выразилось нарушение прав бездействием судебного пристава-исполнителя по исполнению решения Красноуфимского городского суда от 11.02.2005. За защитой своих прав С. не обращался" (дело N 33-1936/2006).

Несмотря на указания судебной коллегии, 31.03.2006 определением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга (тем же судьей) вновь отказано в принятии вышеуказанной жалобы.

Отменяя данное определение, 11.05.2006 судебная коллегия вновь указала:

"Отказывая в принятии заявления, суд руководствовался п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, полагая, что С. обращается от своего имени и обжалует действия судебного пристава-исполнителя по исполнительному производству, участником которого он не является.

С таким выводом судебная коллегия согласиться не может.

Согласно тексту жалобы на бездействие судебного пристава-исполнителя, поступившей в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга 19.01.2006, С. обращается с жалобой не от своего имени, а от имени и в интересах М., как ее уполномоченный представитель.

Копия доверенности, подтверждающая полномочия С. как представителя М., была приложена им к жалобе на действия судебного пристава-исполнителя" (дело N 33-3200/2006).

Таким образом, в течение четырех месяцев жалоба на действия судебного пристава-исполнителя не принималась судьей к производству по одним и тем же основаниям, хотя судебной коллегией обращалось внимание на допущенные нарушения, что умаляет авторитет судебной власти и является недопустимым.

Изучение практики показало, что судьи области до сих пор допускают ошибки в разграничении отказа в принятии заявлений, их возвращения и оставления без движения.

Например, определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 22.11.2005 оставлен без движения иск М. к З. о взыскании суммы долга по договору займа. Основанием судья указал нарушением правил подсудности (ст. 28 ГПК). Отменяя определение, судебная коллегия 12.01.2006 указала, что у суда не имелось оснований для оставления иска без движения, поскольку исковое заявление подлежало возвращению (дело N 33-96/2006).

В данном случае судья не учел, что нарушение правил подсудности при подаче заявлений является основанием для возвращения заявления в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК, а не для оставления его без движения, основания и порядок которого предусмотрены ст. 136 ГПК.

 

Разграничение отказа в принятии, возвращения и оставления без движения может быть проведено по ряду критериев:

- наличие у заявителя права на обращение в суд общей юрисдикции (если отказ в принятии заявления должен иметь место при отсутствии у заявителя права на обращение в суд, то возвращение заявления или оставление его без движения имеет место в случае, когда у заявителя имеется право на обращение в суд, но им нарушен порядок реализации данного права);

- возможность устранения допущенных нарушений (если при отказе в принятии заявления нарушение носит неустранимый характер, то при возвращении заявления и оставлении заявления без движения нарушения носят устранимый характер);

- возможность определения времени устранения нарушения (если при возвращении заявления время устранения нарушений не может быть определено судьей, то при оставлении заявления без движения время устранения нарушений может быть определено судьей).

Именно с учетом этого различаются процессуально-правовые последствия таких процессуальных действий судьи на стадии принятия заявления. А именно:

- отказ в принятии заявления препятствует повторному обращению заявителя в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям (ч. 3 ст. 134 ГПК);

- возвращение заявления не препятствует повторному обращению истца в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение (ч. 3 ст. 135 ГПК);

- при оставлении заявления без движения заявителю предоставляется разумный срок для исправления недостатков. Если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами (ст. 136 ГПК).

 

Следует отметить, что суды также допускают ошибки при разграничении различных оснований отказа в принятии, возвращении заявления и оставлении без движения между собой.

К наиболее распространенным таким ошибкам относятся:

1. Неподведомственность дела суду общей юрисдикции (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК) и неподсудность дела конкретному суду общей юрисдикции (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК).

Так, прокурор обратился в Чкаловский районный суд г. Екатеринбурга с иском о признании недействительным распоряжения Главы Администрации г. Екатеринбурга от 26.08.2005 N 3046-р "О предварительном согласовании ООО ПСК "Панорама" места размещения комплекса жилых домов по ул. Адмирала Ушакова".

Определением суда от 05.09.2006 в принятии искового заявления отказано по тем основаниям, что оно не соответствует требованиям п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

Отменяя определение, судебная коллегия 09.11.2006 указала, что "из мотивировочной части определения суда следует, что в принятии искового заявления отказано по тем основаниям, что оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Однако при отказе в принятии искового заявления суд руководствовался ст. 135 ГПК, которая предусматривает возвращение искового заявления, а не отказ в его приеме" (дело N 33-7918/2006).

В приведенном примере, во-первых, суд признал дело неподведомственным суду общей юрисдикции, но отказал в принятии заявления, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК, имеющим отношение к подсудности; во-вторых, суд не принял во внимание, что иск предъявлен в интересах неопределенного круга лиц (из искового заявления следует, что спор идет о порядке пользования земельным участком и расположенными на нем лесами, которые переданы под застройку и, следовательно, подлежат вырубке, что негативно отразится на состоянии экологической обстановки), что арбитражным процессуальным законодательством не предусматривается.

В другом случае Г. обратился с заявлением о признании незаконным бездействия военного комиссариата Свердловской области по вопросу индексации продовольственного пайка.

В обоснование требования указано, что Г. является бывшим военнослужащим и имеет право на пенсионное обеспечение, в состав которого входит компенсация взамен продовольственного пайка. Полагает, что имеет право на индексацию компенсации взамен продовольственного пайка, но военным комиссариатом такая индексация не производится.

Чкаловским районным судом г. Екатеринбурга постановлено определение от 09.03.2006 об отказе в принятии заявления.

Отменяя определение, судебная коллегия 13.04.2006 указала, что "отказывая в принятии заявления, суд исходил из того, что данное дело подсудно Екатеринбургскому гарнизонному военному суду, поскольку заявитель является бывшим военнослужащим и им обжалуются бездействие органа военного управления.

С выводами суда о неподсудности данного спора Чкаловскому районному суду г. Екатеринбурга судебная коллегия согласиться не может.

Подсудность споров военным судам определена в ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ.

В соответствии с этой нормой военным судам подсудны гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

Граждане, уволенные с военной службы, граждане, прошедшие военные сборы, вправе обжаловать в военный суд действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие права, свободы и охраняемые законом интересы указанных граждан в период прохождения ими военной службы, военных сборов.

Заявитель на момент обращения в суд не являлся военнослужащим, бездействие, которое им обжалуется, имеет место после прохождения им военной службы.

Таким образом, разрешение требования Г. не относится к подсудности военных судов" (дело N 33-2605/2006).

Следовательно, в приведенном примере судом не только неправильно определена подсудность дела, но и применено основание для отказа в принятии заявления, имеющее отношение к подведомственности, а не подсудности.

 

При разграничении подведомственности и подсудности судам следует иметь в виду, что подведомственность есть относимость дела к ведению того или иного юрисдикционного органа, в котором оно подлежит рассмотрению. Подсудность в свою очередь есть относимость подведомственного суду общей юрисдикции дела к ведению конкретного суда единой судебной системы.

С учетом этого, правила подведомственности позволяют разграничить дела (споры) между судом общей юрисдикции, с одной стороны, и другими юрисдикционными органами (арбитражным судом, Конституционным Судом Российской Федерации, конституционным (уставным) судом субъекта Российской Федерации, административными органами и т.д.), с другой стороны. Правила подсудности, в свою очередь, позволяют разграничить дела (споры), которые подведомственны суду общей юрисдикции, между различными судами общей юрисдикции в зависимости от рода дела и территориальной юрисдикции суда.

Неподведомственность является обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии у заявителя права на обращение в суд общей юрисдикции, существующим независимо от заявителя, и не может быть объективно устранена. Неподсудность свидетельствует, что, несмотря на наличие у заявителя права на обращение в суд общей юрисдикции, им не соблюден порядок реализации данного права; нарушение такого порядка зависит от заявителя, так же как от него зависит устранение допущенных нарушений.

2. Предъявление заявления лицом в интересах другого лица, когда законом такое право не предусмотрено (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК), и подписание или предъявление заявления лицом, не имеющим на то полномочий (п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК).

Например, Региональное общественное движение "Союз правозащитных организаций", действуя в защиту интересов части жителей домов по ул. Большакова и ул. Восточной г. Екатеринбурга, обратилось в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга с требованиями к ФГУП "Производственное объединение "Уральский оптико-механический завод", Администрации г. Екатеринбурга, Министерству по управлению городским имуществом Свердловской области, Территориальному управлению Министерства имущественных отношений РФ по Свердловской области об исключении домов по ул. Большакова и ул. Восточной г. Екатеринбурга из специализированного жилого фонда, признании их жилыми домами и передаче их в муниципальную собственность.

Судом постановлено определение от 05.09.2006 о возвращении заявления.

Отменяя определение, судебная коллегия в определении от 17.10.2006 указала следующее: "Исчерпывающий перечень оснований для возврата искового заявления предусмотрен ст. 135 ГПК. Возвращая исковое заявление, суд руководствовался п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК, делая вывод, что в данном случае исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд. С таким выводом суда судебная коллегия согласиться не может, поскольку заявление подано от имени Регионального общественного движения "Союз правозащитных организаций" и подписано представителем этого движения К., имевшим полномочия действовать от имени этого общественного объединения. При таких обстоятельствах определение не может быть признано законным и подлежит отмене.

Отменяя определение суда, судебная коллегия не находит оснований направлять вопрос о принятии искового заявления на новое рассмотрение, поскольку в данном случае имеются правовые основания для отказа в принятии искового заявления по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

В силу вышеуказанной нормы судья обязан отказать в принятии заявления в случае, если заявление предъявлено в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым ГПК или другим федеральным законом не предоставлено такое право.

Согласно ст. 46 ГПК в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Таким образом, право обращения в суд с заявлением в защиту прав других лиц для соответствующего органа, организации или гражданина должно быть прямо предусмотрено в федеральном законе Российской Федерации.

Заявитель в обоснование наличия у него прав на обращение в суд в защиту прав других лиц ссылается на положения ст. 27 Федерального закона "Об общественных объединениях".

Согласно этой норме закона, общественное объединение имеет право представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях.

Эта норма не предусматривает право общественного объединения на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Таким образом, Региональное общественное движение "Союз правозащитных организаций" не имеет прав, предусмотренных ст. 46 ГПК, и не может обращаться в суд в защиту прав жителей домов по ул. Большакова и ул. Восточной г. Екатеринбурга.

Соответственно, в данном случае заявление в суд подано общественным объединением, которому ни ГПК, ни другим федеральным законом не предоставлено право обращаться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и интересов других лиц, что является правовым основанием для отказа в принятии искового заявления" (дело N 33-7337/2006).

 

Приведенные основания ст. 134 и ст. 135 ГПК отличаются по тому, от чьего имени и в чьих интересах выступает лицо, обратившееся в суд. Отказ в принятии искового заявления по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, должен последовать в отношении лица, которое обращается от своего собственного имени, в защиту прав и интересов другого лица, однако законом ему такое право не предоставлено. Возвращение искового заявления по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК, должно иметь место в отношении лица, которое обращается в суд от имени и в интересах другого лица, то есть является представителем, однако лицо, от имени и в интересах которого обратился заявитель, его на это не уполномочил.

3. Несоблюдение досудебного порядка разрешения спора или непредставление доказательств, подтверждающих соблюдение досудебного порядка разрешения спора (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК), и непредставление доказательств, указанных в ст. 132 ГПК (ст. 136 ГПК).

Например, ОАО АКБ "Золото-Платина-Банк" обратилось в Кировский районный суд г. Екатеринбурга с исками о взыскании долгов по кредитным договорам.

Определениями суда от 04.04.2006 заявления оставлены без движения для предоставления в суд доказательств, свидетельствующих о досудебном урегулировании спора.

Судебная коллегия согласилась с доводами частных жалоб истца, указав в своих определениях от 13.06.2006 следующее:

"Оставляя заявление без движения, суд сослался на ст. 452 ГК и сделал вывод о том, что по требованиям о расторжении или изменении договора необходим предварительный порядок разрешения спора.

Между тем требований по ст. 452 ГК истцом не заявлялось. Из искового заявления усматривается, что истец просит взыскать с ответчиков остаток задолженности по кредиту, проценты за пользование кредитом, неустойку.

При таких обстоятельствах определения нельзя признать законными и обоснованными" (дела N 33-4116/2006; 33-4120/2006).

В данном случае суд неправильно пришел к выводу, что по такому спору законом предусмотрен предварительный порядок разрешения спора. Кроме того, суд не учел, что в отличие от непредставления истцом других доказательств, предусмотренных ст. 132 ГПК, которое влечет согласно ст. 136 ГПК оставление искового заявления без движения, непредставление доказательств соблюдения истцом досудебного порядка разрешения спора в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК влечет возвращение искового заявления.

Такое различие обусловлено тем, что в отношении других доказательств суд может определить срок их представления, в связи с чем и оставляет заявление без движения; при несоблюдении предварительного порядка разрешения спора, к которому в силу закона приравнивается отсутствие доказательств его соблюдения, суд не может определить срок его соблюдения, поскольку это полностью зависит от волеизъявления сторон спора.

 

Фактически разграничение анализируемых оснований зависит от содержания искового заявления. Так, если в заявлении указано, что досудебный порядок не соблюден, хотя предусмотрен федеральным законом или договором между сторонами материального правоотношения, а также, если в заявлении указано, что досудебный порядок, предусмотренный федеральным законом или договором, соблюден, но доказательств этого не приложено к исковому заявлению, то суду надлежит возвратить исковое заявление в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК. Если же в заявлении содержится требование, по которому в соответствии с федеральным законом или договором предусмотрен досудебный порядок разрешения спора, но ничего относительно его соблюдения не изложено, то суду надлежит оставить заявление без движения в соответствии со ст. 136 ГПК, предложив истцу представить соответствующие сведения и документы, от представления которых в дальнейшем зависят действия суда.

 

Отказ в принятии искового заявления (заявления)

 

Как уже указывалось, отказ в принятии заявления имеет наиболее существенное последствие для заявителя относительно возможности повторного обращения в суд по спору между теми же сторонами, по тому же предмету и по тем же основаниям.

С учетом этого, судам с особой осторожностью следует относиться к такому процессуальному действию и обращаться к нему только в случаях, прямо предусмотренных ГПК и иными федеральными законами, когда не возникает никаких сомнений, что у заявителя отсутствует право на обращение в суд. Соответственно, любое сомнение в части наличия или отсутствия основания для отказа в принятии заявления должно толковаться в пользу заявителя, то есть заявление должно приниматься к производству суда с целью устранения таких сомнений, поскольку на последующих стадиях гражданского судопроизводства суды обладают большими возможностями для разрешения сомнений. Именно в связи с этим основания для отказа в принятии заявления, предусмотренные ст. 134 ГПК, повторяются в ст. 220 ГПК, регламентирующей основания для прекращения производства по делу, которое влечет аналогичное последствие относительно невозможности повторного обращения в суд по тождественному иску (ст. 221 ГПК).

 

Пункт 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

 

Особенностью п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК является то, что в нем сформулированы три самостоятельных основания, по которым судья должен отказать в принятии искового заявления:

1) если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке;

2) если заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым ГПК или другими федеральными законами не предоставлено такое право;

3) если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

В связи с этим, если суд отказывает в принятии заявления по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, он обязан изложить в соответствующем определении конкретное основание, послужившее поводом к этому.

Отсутствие в определении конкретного основания из числа содержащихся в п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК при его обжаловании не позволяет суду вышестоящей инстанции проверить законность определения и, соответственно, всегда является основанием для отмены судебного акта.

Так, ОАО "Меткомбанк" обратилось в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, указав, что 04.10.2005 судебным приставом-исполнителем Октябрьского отдела ГУ ФССП по Свердловской области наложен арест на автомобиль, который собственником передан по договору залога от 14.03.2005 в обеспечение исполнения обязательства по кредитному договору от 14.03.2005, заключенному между И. и ОАО "Меткомбанк", о предоставлении средств в размере 515000 руб. для приобретения вышеуказанного автомобиля.

25.11.2005 судом постановлено определение, которым в принятии жалобы отказано по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

17.01.2006 судебная коллегия определение отменила по следующим основаниям:

"Отказывая в принятии заявления, суд не уточнил, какое именно основание из перечисленных в п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК применено, кроме того, постановляя оспариваемое решение, судом не принято во внимание, что в силу ст. 92 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае, если при проведении исполнительных действий затронуты имущественные права лиц, не являющихся участниками исполнительного производства, заинтересованные граждане и организации вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи" (дело N 33-233/2006).

В приведенном примере суд не учел, что ОАО "Меткомбанк" не является стороной исполнительного производства и в силу ст. 441 ГПК не имеет права на обжалование действий судебного пристава-исполнителя. В то же время в заявлении усматривается спор о праве, подведомственный суду общей юрисдикции, который подлежит разрешению в порядке искового производства согласно ст. 442 ГПК. Соответственно, суду надлежало, руководствуясь ч. 4 ст. 1 ГПК (аналогия процессуального закона) и ч. 3 ст. 247 ГПК, в зависимости от подсудности оставить заявление без движения, предоставив срок для составления искового заявления, или возвратить жалобу, разъяснив право на обращение в другой суд общей юрисдикции в порядке искового производства.

Рассмотрим каждое из оснований в отдельности.

 

Заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

 

Общие положения.

 

При применении данного основания судам, прежде всего, следует руководствоваться ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, согласно которой судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Соответственно, под "иным судебным порядком" в п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК подразумевается, что рассмотрение и разрешение заявления должно быть осуществлено не в порядке гражданского судопроизводства, а в рамках конституционного, административного или уголовного судопроизводства.

Однако изучение судебной практики показало, что суды области отказывают в принятии исковых заявлений (заявлений), руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, в случаях, когда иного судебного порядка федеральным законом не предусмотрено.

Так, определением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 16.06.2006 отказано в принятии искового заявления Д. к МУ ГКБ N 14 о защите трудовых прав.

В определении судебной коллегии от 18.07.2006 обращено внимание, что в определении суда не содержится оснований, предусмотренных законом для отказа в принятии искового заявления. Вместе с тем суд оставил без внимания то обстоятельство, что истец просила суд изменить ей формулировку увольнения, что в соответствии с требованиями закона подлежит безусловному рассмотрению в суде общей юрисдикции (дело N 33-5217/2006).

Судом не принято во внимание, что ст. 352 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК) исчерпывающим образом закрепляет способы защиты трудовых прав, в том числе судебную защиту; в соответствии со ст. 382 ТК органами по рассмотрению индивидуальных трудовых споров являются комиссии по трудовым спорам и суды общей юрисдикции; ст. 391 ТК устанавливает подведомственность трудовых споров, закрепляя группу трудовых споров, которые рассматриваются только судами общей юрисдикции (включая изменение формулировки увольнения), и группу трудовых споров, которые по усмотрению работника могут либо предварительно быть рассмотрены комиссией по трудовым спорам, либо непосредственно судом общей юрисдикции.

Следовательно, иного судебного порядка кроме как гражданское судопроизводство в отношении трудовых споров федеральное законодательство не предусматривает. При этом в рамках гражданского судопроизводства рассмотрение дел, вытекающих из трудовых правоотношений, допускается, например, в приказном производстве (ст. 122 ГПК), большинство трудовых споров рассматривается в исковом производстве (ст. 23, 24 ГПК).

Отказывая в принятии заявления по данному основанию, судам в определении надлежит указывать, в каком ином порядке подлежит оно рассмотрению и разрешению.

Однако изучение практики судов области показало, что нередко суды, отказывая в принятии заявления по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, признав, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, не указывают, в каком же ином судебном порядке оно подлежит рассмотрению и разрешению.

Действительно, ст. 134 ГПК не предусматривает такого требования к содержанию определения об отказе в принятии искового заявления. Однако такое требование вытекает из общих правил, урегулированных ст. 225 ГПК, и в определении суда должны быть изложены мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылки на законы, которыми суд руководствовался. С учетом того, что судами общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства рассматриваются и разрешаются все дела, по которым федеральным законом не установлен иной судебный порядок, суды не могут прийти к выводу, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, не указав, в каком ином судебном порядке оно подлежит рассмотрению и разрешению и на основании какого закона они пришли к такому выводу.

Например, Д. обратился в суд с иском об обращении взыскания на долю участника общества Л. в уставном капитале ООО "Новотех-Медиа".

26.07.2006 Кировским районным судом г. Екатеринбурга вынесено определение об отказе в принятии искового заявления. В определении суд указывает, что из материалов, приложенных к исковому заявлению, усматривается, что 31.01.2005 Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга постановлено решение о взыскании суммы, заявленной истцом. Суд указал также, что проводятся соответствующие мероприятия по его исполнению, судебным приставом-исполнителем наложен запрет отчуждения доли. Доводов о невозможности обращения взыскания на долю в уставном капитале ООО "Новотех-Медиа" на основании решения суда вследствие невозможности ее фактического выдела истец не приводит.

Судебная коллегия 09.11.2006 отменила определение суда, указав следующее:

"Суд, отказывая в принятии заявления, руководствовался нормой п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК и указал, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. При этом суд не указал, в каком ином судебном порядке должно оно рассматриваться.

Кроме того, суд указал, что не усмотрел нарушения прав или законных интересов истца, и потому у заявителя нет оснований для обращения в суд. Этот вывод, по мнению коллегии, является преждевременным, поскольку дело по существу не рассматривалось.

В соответствии со ст. 255 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор участника долевой или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания.

Согласно п. 1 ст. 25 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", обращение по требованию кредиторов взыскания на долю (часть доли) участника общества допускается только на основании решения суда при недостаточности для покрытия долгов другого имущества участника общества.

Из содержания и смысла указанных норм видно, что реализация права кредитора на обращение с таким требованием отвечает задачам гражданского судопроизводства, предусмотренным ст. 3 ГПК.

В данном случае стоит задача по защите имущественных прав Д. путем получения сумм, присужденных судом, что соответствует целям правосудия.

Выводы об обоснованности требования Д. могут быть сделаны только при рассмотрении дела по существу" (дело N 33-7689/2006).

Отказывая в принятии заявления по мотиву, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, судам необходимо учитывать следующее:

1) гражданское судопроизводство осуществляется не только судами общей юрисдикции, но и арбитражными судами;

2) гражданское судопроизводство в соответствии с ч. 1 ст. 22 ГПК судами общей юрисдикции осуществляется по правилам:

- приказного производства (подраздел I раздела II ГПК);

- искового производства (подраздел II раздела II ГПК);

- производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (подраздел III раздела II ГПК);

- особого производства (подраздел IV раздела II ГПК).

Однако суды не учитывают, что гражданское судопроизводство судами общей юрисдикции осуществляется не только в исковом производстве, но и в том числе в приказном производстве, особом производстве и производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений (ст. 22 ГПК).

Например, определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 11.04.2006 отказано в принятии иска Инспекции ФНС России по Ленинскому району г. Екатеринбурга к Л. о взыскании недоимки по налогам, пени, налоговых санкций по тому основанию, что заявление подлежит рассмотрению в ином (приказном) порядке (дело N 33-4832/2006).

Судом не было принято во внимание, что по структуре ГПК и смыслу ст. 22 ГПК приказное производство является одним из видов гражданского судопроизводства; исходя из принципа диспозитивности в гражданском судопроизводстве, заявитель самостоятельно определяет, в каком порядке (приказном или исковом) обратиться в суд; ст. 48 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает взыскание налогов только в исковом производстве (при коллизии норм материального и процессуального права подлежат применению нормы материального права).

В другом случае, определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 26.12.2005 отказано в принятии заявления Г. к нотариусу Л. о признании за ней права на наследство по закону и обязании нотариуса выдать ей свидетельство о праве на наследство по закону.

В исковом заявлении указано, что 08.04.1999 умер сын, который проживал в комнате, расположенной в г. Екатеринбурге. 29.10.1999 нотариус выдала ей свидетельство о праве собственности на наследство по закону, согласно которому она стала собственником 1/3 части вышеуказанной комнаты. Прошло уже шесть лет с момента смерти сына истца, на оставшиеся 2/3 доли этой комнаты никто своих прав не заявляет. Вступив в права наследования на 1/3 часть комнаты, она приняла наследство и является наследником и остальных 2/3 части комнаты. Однако нотариус отказала ей в выдаче свидетельства о праве собственности на оставшуюся часть комнаты по тем основаниям, что в своем заявлении о вступлении в права наследования она указала двоих несовершеннолетних детей своего сына, которых она теперь не может лишить наследства. Одновременно нотариус указала, что не могла уведомить законного представителя детей об открывшемся наследстве, поскольку не знала их адреса. Считает действия нотариуса об отказе в выдаче ей свидетельства о праве на наследство по закону на оставшиеся 2/3 доли вышеуказанной комнаты незаконными.

Отменяя определение, судебная коллегия 21.03.2006 указала следующее:

"Суд отказал в принятии заявления, сославшись на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК и указав, что данное заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Данный вывод суда не основан на законе.

Как следует из заявления Г. (оно названо исковым), ее требования сводятся к жалобе на действия нотариуса, которая отказывается выдать ей свидетельство о праве собственности на 2/3 части комнаты, в то время как никто, кроме нее, с заявлением о принятии наследства не обратился.

Суду и следовало рассмотреть указанные требования Г.

При этом суду следует выяснить, был ли письменный отказ нотариуса в выдаче Г. свидетельства о праве собственности на 2/3 части комнаты и вынесено ли нотариусом постановление с указанием причин отказа в совершении нотариального действия.

При разрешении дела суду надлежит выяснить обоснованность отказа нотариуса в выдаче Г. свидетельства о праве собственности на часть комнаты" (дело N 33-1916/2006).

Фактически судебная коллегия указала, что заявление Г. подлежит рассмотрению в порядке особого производства (гл. 37 ГПК).

Суду же следовало иметь в виду, что на порядок рассмотрения данного дела (в исковом или особом производстве) могло повлиять наличие (или отсутствие) спора о праве. Однако независимо от этого дело подлежало рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, к видам которого отнесены как исковое производство, так и особое производство.

3) гражданское судопроизводство судами общей юрисдикции осуществляется в несколько этапов (стадий):

- производство в суде первой инстанции (разд. II ГПК);

- производство в суде второй инстанции (разд. III ГПК);

- пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений (разд. IV ГПК);

- производство, связанное с исполнением судебных постановлений (разд. VII ГПК).

Однако в ряде случаев, отказывая в принятии заявления, суды области не обращают внимания на то, что гражданское судопроизводство осуществляется в несколько этапов (стадий), завершающим из которых является производство, связанное с исполнением судебных актов.

Так, Д. обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Администрации г. Екатеринбурга и Администрации Верх-Исетского района г. Екатеринбурга о признании недействительными ненормативных актов органов местного самоуправления (постановлений, распоряжений), изданных во исполнение решения Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.04.2003, определения этого же суда от 15.08.2003 о разъяснении решения в связи с нарушением установленной законом процедуры и его прав.

28.11.2005 судьей вынесено определение об отказе в принятии искового заявления в связи с тем, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку все оспариваемые в заявлении решения органов местного самоуправления, касающиеся предоставления истцу жилого помещения, приняты ими во исполнение решения суда от 16.04.2003 о выселении Д., в связи с чем вопросы предоставления этого жилья, вселения в него заявителя связаны с исполнением указанного решения суда, при вынесении которого наличие или отсутствие нарушений жилищных прав истца при его выселении являлось предметом рассмотрения суда, поэтому все вопросы по исполнению указанного решения подлежат рассмотрению в рамках гражданского дела, рассмотренного судом 16.04.2003, и не могут быть предметом самостоятельного рассмотрения.

Не согласившись с выводом суда, судебная коллегия в своем определении от 19.01.2006 указала, что судья отказал Д. в принятии заявления, указав, что вопросы о законности предоставления истцу указанного жилого помещения и соблюдения либо нарушения его прав при выселении его в данную квартиру являлись предметом рассмотрения Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга и 16.04.2003 по ним было вынесено решение, вступившее в законную силу, поэтому их самостоятельное оспаривание вне рамок указанного гражданского дела недопустимо.

Полагая правильным приведенное в определении суждение, что не являются предметом самостоятельного дела, рассматриваемого и разрешаемого в порядке гражданского судопроизводства, требования, разрешенные в рамках другого гражданского дела, по которому существует вступившее в законную силу решение суда, а также вопросы его надлежащего исполнения, поскольку исполнение решения является одной из стадий гражданского процесса по делу, судебная коллегия вместе с тем не может признать убедительными изложенные в определении выводы о наличии таких обстоятельств в данном случае. Поскольку в исковом материале отсутствует решение суда, на котором судья основывает свои выводы о том, что вступившим в законную силу решением суда на органы местного самоуправления, чьи действия и решения в подаваемом заявлении оспаривает Д., возложена обязанность по предоставлению конкретной квартиры, принимая во внимание, что заявителем оспариваются действия и решения, имевшие место после вынесения судом решения по делу, судебная коллегия лишена возможности проверить обоснованность изложенных в обжалуемом определении выводов. Вместе с тем, если судья полагает, что настоящим заявлением оспариваются вопросы надлежащего исполнения вступившего в законную силу решения по разрешенному спору, не может быть отказано в принятии заявления по тем основаниям, что оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, если заявителем обжалуются действия по исполнению решения суда, поскольку нормами разд. VII ГПК урегулированы вопросы производства, связанного с исполнением судебных постановлений, которое производится в рамках возбужденного на основании исполнительного листа исполнительного производства, что из искового материала прямо не усматривается.

Таким образом, выводы суда не могут быть признаны убедительными, требуют документального подтверждения, при таких обстоятельствах отказ в принятии искового заявления по указанному основанию не может быть признан правильным, определение подлежит отмене с направлением заявления на новое решение вопроса о его принятии в тот же суд (дело N 33-361/2006).

По сути, анализируемое основание во многом связано с институтом подведомственности, хотя такой термин непосредственно в ст. 134 ГПК и не употребляется.

Этому вопросу посвящена другая норма - ст. 22 ГПК, которая определяет предметную компетенцию судов общей юрисдикции в сфере гражданского судопроизводства и отграничивает их компетенцию от компетенции иных органов, разрешающих юридические дела (арбитражных судов, конституционных и уставных судов, а также несудебных органов и т.д.), а также от компетенции судов общей юрисдикции в сфере уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях.

Однако суды области не всегда правильно разграничивают дела между судами и несудебными органами.

Так, Ч. обратилась в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга в интересах дочери Ф., 21.12.1990 года рождения, к А. о перемене фамилии ребенка, указав в обоснование, что ответчик с семьей не жил и не живет, в перемене фамилии дочери возражает.

18.04.2006 судья постановил определение об отказе в принятии заявления, считая, что данный спор не относится к компетенции суда, а подлежит разрешению органами опеки и попечительства.

Данное определение было отменено судебной коллегией 13.06.2006 по следующим основаниям:

Ссылаясь на требования п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК и нормы Семейного кодекса Российской Федерации, судья не учел требований п. 3 ст. 58 Федерального закона "Об актах гражданского состояния", в соответствии с которыми перемена имени лицом, не достигшим совершеннолетия, производится при наличии согласия обоих родителей, а при отсутствии такого согласия на основании решения суда, за исключением случаев приобретения несовершеннолетним полной дееспособности до достижения совершеннолетия в установленном законом порядке.

Вопрос о перемене имени лицам до 14-летнего возраста регламентирован п. 4 названной нормы Закона и действительно предусматривает решение вопроса через органы опеки и попечительства. Ф. - 15 лет, данных о приобретении ею полной дееспособности в материалах дела не имеется.

Таким образом, вывод судьи об отказе в принятии заявления Ч. основан на ошибочном толковании закона и без учета возраста ребенка (дело N 33-5000/2006).

Общее правило разграничения подведомственности гражданских дел между судами вытекает из особенностей судебной системы Российской Федерации.

Первая особенность состоит в том, что Конституционный Суд РФ и арбитражные суды рассматривают только те категории дел, которые отнесены законами к их ведению. Суды общей юрисдикции не имеют строго определенной предметной компетенции и рассматривают все дела о защите прав, свобод и охраняемых законом интересов, кроме тех, которые отнесены к исключительной компетенции указанных судов.

Поэтому законодателем используется два способа разграничения.

Во-первых, в ч. 1 и 2 ст. 22 ГПК приведен примерный перечень наиболее распространенных категорий дел, подведомственных судам общей юрисдикции, с участием самых разнообразных субъектов (граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления, иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций) о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод, законных интересов по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических правоотношений.

Этот перечень не является исчерпывающим. Судам общей юрисдикции подведомственны и другие дела, которые могут возникнуть из каких-либо иных, но схожих правоотношений, не перечисленных в ч. 1 ст. 22 ГПК.

Во-вторых, ст. 22 ГПК содержит некоторые правила разграничения подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, предметная компетенция которых наиболее схожа.

Так, в ч. 3 ст. 22 ГПК сформулировано общее вытекающее из особенности судебной системы Российской Федерации правило разграничения подведомственности дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами: суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают все указанные выше дела, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Основным законодательным актом, определяющим компетенцию арбитражных судов и, следовательно, имеющим непосредственное отношение к решению вопросов о разграничении подведомственности дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, является Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - АПК).

Для правильного определения подведомственности дел судам общей юрисдикции необходимо обращаться не только к нормам ГПК, но и к нормам АПК, а также другим федеральным законам.

 

Разграничение гражданских дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

 

Отнесение дел к подведомственности арбитражных судов по общему правилу (ст. 27 АПК) осуществляется на основе совокупности двух критериев: характера спорного материального правоотношения и субъектного состава его участников.

Так, ООО "Строймастер" обратилось в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга с иском к единственному учредителю негосударственного образовательного учреждения дополнительного образования "Центр языков и культуры речи" - Р. о взыскании с нее в порядке субсидиарной ответственности задолженности по договору субаренды нежилого помещения.

Судом 07.08.2006 постановлено определение об отказе в принятии искового заявления как не подлежащего рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства ввиду его подведомственности арбитражным судам.

Отменяя определение, судебная коллегия 26.09.2006 указала следующее.

"Согласно установленному ч. 3 ст. 22 ГПК правилу суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Последние в соответствии со ст. 27 - 33 АПК рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке. И лишь в специально предусмотренных законом случаях - дела с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Таким образом, как справедливо отмечает автор частной жалобы, отнесение дел к подведомственности арбитражных судов по общему правилу (ст. 27 АПК) осуществляется на основе совокупности двух критериев: характера спора и субъектного состава его участников.

Между тем сведения о наличии у ответчика Р. статуса индивидуального предпринимателя в исковом заявлении и приложенных к нему материалах отсутствуют. Самостоятельно они районным судом также не добыты.

При этом не назван судом и закон, который бы в исключение из общего правила устанавливал специальную подведомственность арбитражным судам, а не судам общей юрисдикции спора, за разрешением которого обратилось ООО "Строймастер" (дело N 33-6852/2006).

Характер споров, разрешение которых отнесено к подведомственности арбитражных судов, законодателем определен как экономический, связанный с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (ч. 1 ст. 27 АПК РФ).

Содержание предпринимательской деятельности раскрывается в ст. 2 ГК. Под ней понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Легального определения экономической деятельности в настоящее время не имеется. На практике к ней относится деятельность участников гражданского оборота по осуществлению своих имущественных прав в публично-правовых отношениях, так или иначе связанных с предпринимательством, например, взаимоотношения с регистрационными, налоговыми, таможенными, антимонопольными и иными государственными органами, наделенными властными полномочиями по регулированию в соответствующей сфере экономической деятельности.

Однако суды не всегда учитывают характер спорного правоотношения.

Так, Государственное учреждение - Свердловское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации обратилось в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга с иском к ООО "Профимилк" о признании недействительным оформленного по факту гибели работника З. акта о несчастном случае на производстве.

10.07.2006 судом постановлено определение об отказе в принятии искового заявления как не подлежащего рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства ввиду его подведомственности арбитражным судам.

Определение суда 14.09.2006 отменено судебной коллегия в связи с ошибочностью вывода суда об экономическом характере спора.

Согласно утвержденному Постановлением Правительства РФ от 12.02.1994 N 101 Положению о Фонде социального страхования Российской Федерации он сам и его региональные отделения не являются коммерческими организациями (ст. 50 ГК), а осуществляемая ими деятельность - предпринимательской в смысле ст. 2 ГК.

К тому же спор между Свердловским региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации и ООО "Профимилк" по существу возник из трудовых отношений - в связи с разногласиями по вопросам квалификации несчастного случая и оформления материалов его расследования (ст. 231 ТК), хотя истец и не является непосредственным участником таких отношений (стороной трудового договора).

В соответствии с ч. 1, 2 ст. 22 ГПК, ч. 1, 2 ст. 27, п. 2 ст. 29 АПК рассмотрение и разрешение данного спора подведомственно судам общей юрисдикции, а не арбитражным судам (дело N 33-6572/2006).

Аналогичное нарушение допущено в определении Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 05.10.2006 по иску ГУ - Свердловского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации к ООО "Уральская строительная компания - XXI век" о признании недействительным акта формы Н-1 от 14.06.2006 (дело N 33-8092/2006).

К субъектам споров, разрешение которых отнесено к подведомственности арбитражных судов и, следовательно, исключено из подведомственности судов общей юрисдикции, согласно ч. 2, 5 ст. 27 АПК, относятся:

- организации, являющиеся юридическими лицами;

- граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (индивидуальные предприниматели);

- образования, не имеющие статуса юридического лица, и граждане, не имеющие статуса индивидуального предпринимателя, а также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, иные публично-правовые образования - в случаях, предусмотренных АПК и иными федеральными законами;

- иностранные организации, международные организации, организации с иностранными инвестициями, иностранные граждане и лица без гражданства, осуществляющие предпринимательскую деятельность, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Именно при поступлении в суд спора между двумя юридическими лицами судам необходимо учитывать характер спора.

Так, ТСЖ "Гулливер" обратилось в Кировский районный суд г. Екатеринбурга с иском к ФГУП "Радиочастотный центр Уральского федерального округа" о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование требований указало, что ответчик занимает техническое помещение, расположенное на техническом этаже дома <...> в г. Екатеринбурге, без правоустанавливающих документов. Помещение принадлежит на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме. Просит взыскать за период неправомерного пользования имуществом собственников ТСЖ сумму неосновательного обогащения.

Определением суда от 17.10.2006 заявителю отказано в принятии искового заявления по основанию неподведомственности данного спора суду общей юрисдикции, поскольку в данном случае имеется спор между двумя юридическими лицами и затрагивает права и законные интересы в сфере экономической деятельности.

Однако судебная коллегия в определении от 19.12.2006 такой вывод суда признала преждевременным.

"Указывая на характер экономического спора, суд не указал на его экономическую основу, вследствие чего этот спор является подведомственным арбитражному суду.

Законность пользования, как указал суд в определении, или незаконность пользования ответчиком техническим помещением дома <...> в г. Екатеринбурге, принадлежащего гражданам - собственникам этого жилого дома на праве общей долевой собственности, еще нельзя отнести к спорам, связанным с экономической деятельностью. Поэтому суду необходимо уточнить характер спора между сторонами и является ли спор между двумя юридическими лицами экономическим спором" (дело N 33-8773/2006).

Аналогичное нарушение допущено Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга в определении от 28.08.2006 об отказе в принятии заявления ЖСК "Широкая речка" о признании незаконным распоряжения Главы г. Екатеринбурга от 01.11.2005 N 3848-р, указавшим, что рассмотрение данного заявления подведомственно арбитражному суду, поскольку распоряжение Главы г. Екатеринбурга оспаривается юридическим лицом.

Судебная коллегия с таким выводом суда не согласилась.

Как следует из содержания заявления, ЖСК "Широкая речка" оспаривает распоряжение Главы г. Екатеринбурга о предоставлении в аренду земельного участка, который ранее был предоставлен ЖСК в постоянное (бессрочное) пользование для строительства индивидуальных жилых домов членами ЖСК, а не для осуществления экономической деятельности. При этом заявитель указывает, что указанное распоряжение затрагивает интересы как самого ЖСК, являющегося некоммерческой организацией, так и граждан - членов ЖСК, имеющих право на бесплатную приватизацию земельных участков. Поскольку на стадии принятия заявления у суда первой инстанции отсутствовали какие-либо доказательства, свидетельствующие, что оспариваемым распоряжением затрагиваются интересы заявителя в сфере предпринимательской и экономической деятельности, то у судьи не имелось предусмотренных законом оснований для отказа в принятии заявления в связи с подведомственностью данного дела арбитражному суду (дело N 33-7584/2006).

Кроме того, у судов области возникают ошибки и по спорам, где наряду с юридическими лицами в качестве соответчиков привлекаются граждане, не имеющие статуса юридического лица.

Так, 14.06.2005 между ООО "База Звезда" и ООО "Оборонстрой" был заключен договор строительного подряда. В целях надлежащего исполнения взятых обязательств поручителем по указанному договору выступил Д. как физическое лицо.

ООО "База Звезда" обратилось в суд с иском к ООО "Оборонстрой" и Д. о взыскании солидарно денежной суммы.

Определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 07.02.2006 отказано в принятии искового заявления по мотиву неподведомственности спора суду общей юрисдикции. Суд пришел к выводу, что возникший спор связан с осуществлением юридическими лицами предпринимательской деятельности. Участие в деле Д. как поручителя, по мнению суда, на существо и характер спора не влияет, в связи с чем исковое заявление ООО "База Звезда" подлежит рассмотрению Арбитражным судом Свердловской области.

Однако такой вывод судебная коллегия нашла не основанным на законе, указав в определении от 28.03.2006, что наряду с юридическими лицами в качестве соответчика указано физическое лицо - Д., выступающее в качестве поручителя по договору, на которого в силу ст. 363 ГК возлагается солидарная ответственность по обязательствам, вытекающим из договора подряда, что лишает истца возможности разделить требования к ответчикам.

В соответствии с абз. 1 ч. 4 ст. 22 ГПК, если разделение требований, подведомственных арбитражному суду и суду общей юрисдикции, невозможно, то спор подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции.

Учитывая, что одной из сторон спора является физическое лицо, а разделение требований к ответчикам невозможно, суд необоснованно пришел к выводу о подведомственности спора Арбитражному суду Свердловской области (дело N 33-1764/2006).

Аналогичной позиции придерживается Верховный Суд Российской Федерации (Ответы на вопросы в Обзоре судебной практики за II квартал 2006 года).

В ряде случаев суды не обращают внимание на субъектный состав.

Так, Администрация г. Екатеринбурга обратилась в Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга с заявлением о признании недействительным приказа Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области от 18.12.2003 N 23482 "О предоставлении неделимого земельного участка в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора Ян Вэй, Дун Цюцзе".

Определением суда от 07.07.2006 в принятии заявления отказано.

Отменяя определение, судебная коллегия 17.08.2006 указала, что между сторонами возник спор о праве, поскольку земельный участок предоставлен гражданам в аренду для индивидуального строительства с выплатой арендной платы. Вместе с тем суд не дал оценки тем обстоятельствам, что в деле принимают участие физические лица, не являющиеся предпринимателями (дело N 33-5776/2006).

При определении подведомственности дел с участием граждан, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, необходимо учитывать двойственность их правового статуса как одновременно гражданина и предпринимателя, а также возможность утраты последнего.

В соответствии с разъяснениями п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" с момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации, аннулирования государственной регистрации и т.п. дела с участием указанных граждан, в том числе и связанные с осуществлявшейся ими ранее предпринимательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных обстоятельств.

При этом следует учитывать, что в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц" физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу настоящего Федерального закона, до 1 января 2005 года обязано представить в регистрирующий орган по месту своего жительства перечисленные документы. В случае неисполнения физическим лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу настоящего Федерального закона, предусмотренной настоящей статьей обязанности государственная регистрация данного лица в качестве индивидуального предпринимателя с 1 января 2005 года утрачивает силу.

Изучение судебной практики показало, что именно при возникновении споров с участием физических лиц судами области допускается наибольшее количество ошибок.

При разрешении вопроса о подведомственности таких исков судам в каждом случае надлежит выяснять следующие обстоятельства.

 

1. Имеет ли гражданин статус индивидуального предпринимателя.

Например, ОАО "Каменская коммунальная компания" обратилось в суд с иском к С. о взыскании задолженности за поставленную тепловую энергию и процентов.

Определением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 07.03.2006 истцу было отказано в принятии искового заявления по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК. Суд исходил из того, что спор носит экономический характер и связан с осуществлением предпринимательской деятельности. В п. 4.11 договора предусмотрено, что все споры при исполнении данного договора рассматриваются в арбитражном суде.

"С таким выводом суда судебная коллегия согласиться не может, поскольку в соответствии со ст. 212 ГК в Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Вывод суда о том, что спор носит экономический характер и связан с осуществлением предпринимательской деятельности, основан на том, что принадлежащее ответчику недвижимое имущество жилым не является. Это обстоятельство не свидетельствует о наличии экономического спора и осуществлении ответчиком предпринимательской деятельности. В договоре на пользование тепловой энергией С. указана как физическое лицо. Никаких данных о наличии у нее регистрации в качестве индивидуального предпринимателя в договоре нет. Нет в договоре данных и о ее расчетном счете, с которого должны списываться деньги при расчетах. Также договор не содержит сведений и о юридическом адресе ИП. Условие договора о том, что все споры разрешаются в арбитражном суде, не может быть признано соглашением об изменении подведомственности.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для отказа в принятии иска по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК" (дело N 33-2962/2006).

 

2. В каком качестве участвует гражданин в возникших спорных правоотношениях.

Так, определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 19.05.2006 Ш. отказано в принятии заявления о признании незаконным предостережения Свердловского межрайонного природоохранного прокурора как не подлежащего рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Отменяя определение, судебная коллегия 03.08.2006 указала следующее.

"Принимая решение об отказе в принятии жалобы, суд исходил из того, что в соответствии с требованиями ст. 198 АПК граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Вместе с тем суд не дал оценки тем обстоятельствам, что суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Не дал суд оценки и тем обстоятельствам, что в деле принимает участие физическое лицо, не являющееся предпринимателем, на которое возложены обязанности заместителя директора ООО ТЦ "Дирижабль".

Требования прокурора связаны с исполнением (неисполнением) обязательных требований закона в области охраны окружающей среды. Предостережение прокурора об устранении нарушений природоохранного законодательства было направлено заявителю в связи с исполнением им функций должностного лица предприятия, а не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности.

При таких обстоятельствах заявление подано в Кировский районный суд г. Екатеринбурга без нарушений правил подведомственности" (дело N 33-5559/2006).

Аналогичное нарушение допущено Кировским районным судом г. Екатеринбурга и в определении от 19.05.2006, которым отказано в принятии заявления М. о признании незаконным представления Свердловского межрайонного природоохранного прокурора, вынесенного в отношении его как руководителя ООО ТЦ "Дирижабль".

Отменяя данное определение, судебная коллегия 03.08.2006 указала: "В силу п. 3 ч. 1 ст. 22 ГПК суды рассматривают и разрешают дела, возникающие из публичных отношений и указанные в ст. 245 ГПК. Согласно абз. 3 ст. 245 ГПК суд рассматривает дела, возникающие из публичных отношений, по заявлениям об оспаривании решений и действий органов государственной власти, должностных лиц, государственных служащих.

Отношения по соблюдению руководителями предприятий и организаций требований природоохранного законодательства относятся к возникающим из публичных отношений и подлежат рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции в случае, если обжалуется действие или решение, возлагающее на гражданина (физическое лицо, должностное лицо) какие-либо обязанности.

В данном случае представление прокурора вынесено в отношении руководителя предприятия (физического лица), который вправе его оспорить только в суде общей юрисдикции.

Согласно ст. 29 АПК арбитражные суды рассматривают в порядке административного производства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности. М. какой-либо предпринимательской деятельностью не занимается и не может рассматриваться как организация, в силу чего его заявление об оспаривании представления прокурора не может быть принято к производству арбитражного суда" (дело N 33-5560/2006).

 

3. Не утратил ли гражданин статус индивидуального предпринимателя.

Так, ООО "Марс" обратилось в Чкаловский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Ф. о взыскании задолженности по дистрибьютерскому соглашению.

Определением суда от 15.09.2006 в приеме искового заявления отказано по тем основаниям, что ответчик является индивидуальным предпринимателем, и дело подлежит рассмотрению арбитражным судом.

При отмене определения судебная коллегия 07.12.2006 обратила внимание, что Ф. с 01.01.2005 статус индивидуального предпринимателя утратила, о чем имеется справка инспекции по Чкаловскому району г. Екатеринбурга. Кроме того, представителем ООО "Марс" представлено определение Арбитражного суда г. Москвы от 18.05.2006, которым прекращено производство по делу по иску к Ф. по тем основаниям, что она индивидуальным предпринимателем не является (дело N 33-8468/2006).

Вместе с тем п. 1 ст. 29, ст. 32, п. 4, 5 ч. 1 и ч. 2 ст. 33 АПК, а также рядом других федеральных законов предусмотрены исключения из общего правила разграничения подведомственности дел между арбитражными судами и судами общей юрисдикции. Они устанавливают специальную подведомственность.

Так, к специальной подведомственности арбитражных судов п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК отнесены, например, дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров.

Применяя данные нормы, следует иметь в виду разъяснения, данные в пункте п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации". В частности, поясняется, что к хозяйственным товариществам и обществам, дела по спорам между которыми и их участниками (кроме трудовых споров) неподведомственны судам общей юрисдикции, в соответствии с ГК (параграф 2 гл. 4) относятся: полные товарищества; товарищества на вере; общества с ограниченной ответственностью; общества с дополнительной ответственностью; акционерные общества. Как следует из данного разъяснения, споры с юридическими лицами иных организационно-правовых форм неподведомственны арбитражным судам.

Соответственно, если спор возникает между гражданами, с одной стороны, и некоммерческими организациями, то он не относится к специальной подведомственности арбитражного суда.

Свои нюансы имеет и применение других пунктов ч. 1 ст. 33 АПК, что обязывает судей внимательно изучать даваемые Верховным Судом Российской Федерации и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации разъяснения, а также систематически знакомиться с публикуемыми ими обзорами судебной практики.

В частности, вышеуказанное разъяснение также подлежит применению и к делам о создании, реорганизации и ликвидации организаций (п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК), в соответствии с чем, если такое требование заявлено в отношении некоммерческой организации (средства массовой информации, общественной организации, политической партии), то оно не относится к специальной подведомственности арбитражного суда.

Так, Т. обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с заявлением о ликвидации некоммерческой организации "Фонд поддержки церквей".

Отказ в принятии заявления в связи с неподведомственностью в определении от 15.08.2006 мотивирован тем, что указанные дела рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возник спор, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. При этом суд сослался на п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК.

Отменяя определение, судебная коллегия 05.10.2006 указала следующее.

"Между тем в соответствии с ч. 1 ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Принимая во внимание общую компетенцию арбитражных судов по рассмотрению дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, им подведомственны споры о создании, реорганизации и ликвидации, об отказе в государственной регистрации, уклонении от госрегистрации коммерческих организаций, а также иных организаций, деятельность которых связана с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации, об отказе в госрегистрации, уклонении от госрегистрации других организаций (некоммерческих организаций, в том числе общественных объединений и организаций, политических партий, общественных фондов, религиозных объединений и др.), не имеющих в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли, подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции.

Такая позиция изложена в п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" (дело N 33-7036/2006).

Аналогичное нарушение допущено Железнодорожным районным судом г. Екатеринбурга в определении от 25.01.2006 об отказе в принятии заявления Главного управления Федеральной регистрационной службы по Свердловской области о ликвидации Региональной общественной организации инвалидов "САН", исключении записи из Единого государственного реестра юридических лиц. Суд пришел к выводу, что указанный спор в соответствии со ст. 33 АПК отнесен к исключительной подведомственности арбитражного суда независимо от субъектного состава участников спора.

Судебная коллегия в определении от 02.03.2006 не согласилась с выводом суда.

Общественными и религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей (п. 1 ст. 117 ГК). Дело о ликвидации общественной организации, не имеющей в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли, подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции (дело N 33-1587/2006).

Изучение судебной практики показало, что наибольшее число ошибок допускается судами области при применении п. 2 и 4 ч. 1 ст. 33 АПК.

При применении п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК (дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций) суды не разграничивают прекращение в целом деятельности организации и прекращение конкретно определенного вида деятельности этой организации при сохранении организации как таковой.

Кроме того, суды не учитывают, что арбитражное процессуальное законодательство не предусматривает рассмотрение и разрешение дел о защите прав неопределенного круга лиц. Соответственно, при предъявлении иска в защиту неопределенного круга лиц, в том числе прокурором, не может быть отказано в принятии заявления по мотиву неподведомственности дела суду общей юрисдикции.

В этой связи следует также обратить внимание на само понятие "неопределенный круг лиц". Его легального определения в настоящее время не существует. Однако в Обзоре судебной практики за I квартал 2004 г. Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснение судам, что под неопределенным кругом лиц понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела.

Так, Свердловский межрайонный природоохранный прокурор обратился в суд в защиту прав и законных интересов Российской Федерации в лице Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Свердловской области и неопределенного круга лиц к ООО "Плотинка" об обязании прекратить деятельность летнего кафе.

Кировским районным судом г. Екатеринбурга 17.07.2006 постановлено определение, которым в принятии заявления отказано по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК. Суд исходил из того, что данный спор носит экономический характер, поскольку связан с осуществлением ответчиком экономической деятельности, в связи с чем он подведомствен арбитражному суду.

Отменяя определение, судебная коллегия 05.09.2006 указала следующее.

"Однако суд не учел, что иск заявлен прокурором в интересах неопределенного круга лиц, в связи с чем в данном случае субъектный состав правоотношений не подпадает под требования ч. 2 ст. 27 АПК; специального закона, относящего такие требования к арбитражной подведомственности, также не имеется.

Вместе с тем ст. 45 ГПК предоставляет прокурору право обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неограниченного круга лиц. Конкретные случаи, когда такое обращение возможно, указаны в специальных законах, в том числе в ст. 78, 80 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды". Указанными нормами материального права предусмотрено предъявление исков о компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды; об ограничении, о приостановлении или о прекращении деятельности юридических и физических лиц, осуществляемой с нарушением природоохранного законодательства.

Предметом судебного спора являются прекращение деятельности летнего кафе, освобождение от строения летнего кафе и восстановление земельного участка, находящегося в водоохранной зоне и прибрежной защитной полосе оз. Шарташ. Указанный спор затрагивает не только интересы Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов Российской Федерации по Свердловской области, но и неопределенного круга граждан, в интересах которых и подан настоящий иск, следовательно, дело в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции" (дело N 33-6247/2006).

При применении п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК не учитывают, что к специальной подведомственности арбитражных судов отнесены только так называемые корпоративные споры, возникающие между участником общества с одной стороны и самим обществом с другой стороны, участником которого он является.

Соответственно, к специальной подведомственности арбитражных судов, предусмотренной п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК, не относятся дела по спорам:

- между участниками общества;

- между участниками одного общества и другим обществом, участниками которого они не являются;

- между лицом, не являющимся участником общества, и этим обществом и др.

Такая позиция отражена в ответе Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на вопросы судов по применению норм ГПК, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.03.2004.

Однако нередко суды не учитывают изложенное и расширительно толкуют п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК.

Так, Т. обратился в Кировский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Г. о взыскании суммы по договору купли-продажи и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование иска указал, что 10.06.2004 между ним и Г. был заключен договор купли-продажи ценных бумаг и доли в уставном капитале. Согласно условиям договора он (истец) должен был осуществить передачу ценных бумаг и доли в уставном капитале путем оформления на имя Г. передаточного распоряжения и передачи его покупателю, а также подписания всех документов, необходимых для внесения в учредительные документы ООО "Уралинвестэнерго" изменений, связанных с переходом доли в уставном капитале. Покупатель обязан был принять акции и долю и уплатить продавцу общую сумму договора. Свои обязательства по договору он (истец) выполнил в полном объеме: подписал и выдал покупателю передаточные распоряжения для перехода права собственности на акции, а также все документы, необходимые для внесения в учредительные документы ООО "Уралинвестэнерго" изменений, связанных с переходом доли в уставном капитале. Ответчик свои обязательства по договору до настоящего времени не исполнил, денежные средства за проданные ценные бумаги и долю в уставном капитале не передал.

30.06.2006 судом отказано в принятии иска. Отказывая в принятии заявления, суд исходил из того, что в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК данный спор подведомствен арбитражному суду, поскольку обладание долей в уставном капитале ООО "Уралинвестэнерго" имеет не только имущественную ценность, но наделяет ее собственника правами участника общества с определенным законом и уставом общества объемом неимущественных прав и обязанностей, в том числе непосредственно связанных с предпринимательской деятельностью хозяйственного общества, в связи с чем данный спор затрагивает сферы предпринимательской и иной экономической деятельности общества.

С такими выводами суда судебная коллегия в определении от 22.08.2006 не согласилась.

В соответствии с п. 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 N 11 споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, если хотя бы один из них является гражданином, не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, не подлежат рассмотрению в арбитражном суде, за исключением случаев, когда указанные споры связаны с предпринимательской деятельностью или иной экономической деятельностью указанных хозяйственных товариществ и обществ.

Суд не учел, что в данном случае имеет место гражданско-правовой спор о взыскании денежной суммы, вытекающий из договора купли-продажи между двумя гражданами, которые индивидуальными предпринимателями не являются.

То обстоятельство, что предметом договора купли-продажи являлись акции и доля в уставном капитале предприятия, на характер правоотношений не влияет. Акции и доля в уставном капитале предметом спора не являются, поскольку Т. не оспаривает переход права собственности на акции и долю в уставном капитале к покупателю Г., а ставит вопрос о взыскании их стоимости с покупателя.

Как указывает представитель истца в частной жалобе, Т. не является ни акционером, ни участником какого-либо из упомянутых обществ. Спора между Т. и каким-либо хозяйственным обществом, вытекающего из деятельности данного общества, по существу не имеется.

Выводы суда относительно подведомственности данного спора арбитражному суду основаны на неправильном толковании и применении закона (дело N 33-6020/2006).

Аналогичные нарушения допущены Кировским районным судом г. Екатеринбурга в определениях от 30.06.2006 по двум подобным искам Т. к П. и Б. (дела N 33-6019/2006; 33-6021/2006).

В ч. 4 ст. 22 ГПК сформулировано правило определения подведомственности дел, по которым предъявлено несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, а другие - арбитражному суду.

Если эти требования разделить невозможно, то дело в полном объеме подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции.

Если разделение требований возможно, то судья принимает к производству суда общей юрисдикции подведомственное ему требование и отказывает в принятии требования, подведомственного арбитражному суду.

Возможность либо невозможность разделения предъявленных требований определяется судьей в каждом конкретном случае с учетом особенностей дела, характера требований, их оснований и других обстоятельств.

Главный критерий, которым должен руководствоваться судья, решая этот вопрос, - будет ли возможным в случае раздельного рассмотрения предъявленных требований их правильное разрешение.

Вместе с тем вполне возможно, например, разделение требований акционера, состоящего с акционерным обществом в трудовых отношениях, о взыскании дивидендов и о взыскании заработной платы, поскольку эти требования основаны на применении норм различных отраслей права (гражданского и трудового) и связаны с различными фактическими обстоятельствами.

Разъяснение этих вопросов нашло отражение в целом ряде Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации: от 20.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", от 20.11.2003 N 17 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ" и в некоторых других. Частично сохраняет свое правовое значение совместное Постановление Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.08.1992 N 12/12 "О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам".

Например, П. обратилась в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с иском к конкурсному управляющему ОАО "Уралэнергострой" о включении в реестр требований кредиторов и взыскании задолженности по заработной плате.

05.06.2006 судом постановлено определение об отказе в принятии искового заявления П. в связи с неподведомственностью спора.

Отменяя определение, судебная коллегия 24.08.2006 указала следующее.

"В соответствии со ст. 16, 60 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" требования о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, включаются в реестр требований кредиторов арбитражным управляющим или реестродержателем по представлению арбитражного управляющего. Работник вправе обратиться с иском о взыскании с должника названных денежных сумм в суд общей юрисдикции, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК. В случае удовлетворения иска требование работника указывается арбитражным управляющим в реестре требований кредитора в размере, определенном судом общей юрисдикции. Разногласия между должником и его работником, связанные с очередностью, составом и размером требований о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам, рассматриваются арбитражным судом.

Суд полагал, что, поскольку в отношении ОАО "Уралэнергострой", где работал истец, открыто внешнее управление, то исковые требования П. должны рассматриваться арбитражным судом.

Однако суд не учел, что требования П. состоят из двух пунктов: включение в реестр требований кредиторов и взыскание задолженности по заработной плате.

По вопросу взыскания задолженности по заработной плате, если ранее эти требования не были предметом рассмотрения в суде, рассмотрение спора относится к компетенции суда общей юрисдикции. При дальнейшем решении вопроса о принятии заявления П. к производству суда суд должен учесть правила ст. 23 ГПК о подсудности дел мировому судье и п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК о возврате заявления в случае, если дело неподсудно данному суду.

Поскольку постановленное судьей определение в части отказа в принятии искового заявления П. о взыскании задолженности по заработной плате не отвечает требованиям закона, оно подлежит отмене в этой части" (дело N 33-6125/2006).

Однако зачастую заявители, преследуя свои, далекие от правосудия цели, искусственно соединяют заявленные ими требования по надуманным основаниям, а судьи следуют у них на поводу.

Между тем Верховный Суд Российской Федерации неоднократно обращал внимание нижестоящих судов на необходимость строго соблюдения требований закона, определяющих подведомственность споров между акционером и акционерным обществом, вытекающих из деятельности акционерного общества. Этому посвящены специальные Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 20.11.2002 и 27.12.2002. Президиум отмечает, что допускаемые судьями грубейшие нарушения норм процессуального права, касающиеся подведомственности данной категории дел, а также другие серьезные процессуальные нарушения свидетельствуют не только об их недостаточной квалификации, необходимой для надлежащего исполнения полномочий по осуществлению правосудия, но и дискредитирует высокое звание судьи, а также подрывают авторитет правосудия в целом.

В то же время судам следует учитывать, что положения ч. 4 ст. 22 ГПК относительно различного разрешения вопросов в отношении каждого из требований в отдельных определениях ограничены.

Так, К. и др. обратились в суд с иском к ЗАО "Свердловское" об обязании передать в собственность МО "Город Екатеринбург" жилые помещения и о признании права на приватизацию жилых помещений.

01.12.2005 Ленинским районным судом г. Екатеринбурга постановлены определения об оставлении искового заявления без движения и об отказе в принятии искового заявления.

Отменяя определения суда, судебная коллегия 02.02.2006 указала следующее.

"Определением судьи Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 01.12.2005 в части признания права на приватизацию жилых помещений заявление оставлено без движения.

Суд указал, что в нарушение п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК в исковом заявлении не сформулированы требования истцов. В частности, не указано, за кем из истцов право на приватизацию какого жилого помещения должно быть признано ответчиком; не указано также правовое основание иска.

Суд счел также, что в нарушение абз. 5 ст. 132 ГПК к исковому заявлению не приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истцы основывают свои требования. В частности, отсутствуют документы, подтверждающие права истцов на жилые помещения (ордера, договоры и т.д.)

Судебная коллегия пришла к выводу, что частная жалоба истцов обоснована в части.

"Действительно, в исковом заявлении не указано, за кем из истцов право на приватизацию какого жилого помещения должно быть признано ответчиком. Однако мнение суда, что не приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истцы основывают свои требования (ордера, договоры и т.д.), необоснованны, поскольку из содержания заявления видно, что иных документов у них нет, а те, которые имеются, приложены к заявлению. Вопрос о предоставлении иных доказательств - предмет подготовительных действий суда. Кроме того, указание правового основания иска не является обязательным для истца.

Определением от 01.12.2005 было отказано в принятии данного искового заявления в части требований об обязании передать в собственность МО "Город Екатеринбург" жилые помещения.

Суд, отказывая в принятии иска, указал, что истцами заявлены требования о передаче ЗАО "Свердловское" в собственность МО "Город Екатеринбург" жилых помещений. В связи с чем суд счел, что требования заявлены в интересах МО "Город Екатеринбург", которое полномочиями для выражения воли указанного муниципального образования истцов не наделяло.

Судебная коллегия полагает, что действия суда ошибочны.

Из содержания п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК следует, что отказано может быть только в принятии искового заявления в целом, а не отдельных требований.

Возможность отказа в принятии отдельного требования предусмотрена ст. 22 ГПК. В данном случае оснований для ее применения нет.

Кроме того, из содержания заявления следует, что фактически истцы оспаривают бездействие ответчика, которое является препятствием для их участия в приватизации. Вопрос уточнения исковых требований может быть разрешен на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 148, 150 ГПК).

Исходя из вышеизложенного и учитывая, что решение вопроса в принятии искового заявления должно быть оформлено одним процессуальным документом, определения суда подлежат отмене. Вопрос о принятии заявления подлежит направлению на новое рассмотрение в тот же суд" (дело N 33-50/2006).

Проблемы разграничения подведомственности дел между Конституционным Судом Российской Федерации, уставными судами субъектов Российской Федерации и судами общей юрисдикции лежат в сфере рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов. Этим вопросам посвящены ст. 125 Конституции РФ, ст. 251 ГПК и другие нормы федерального и регионального законодательства.

Что касается разграничения по видам судопроизводства внутри системы судов общей юрисдикции, то общее правило можно сформулировать таким образом: суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают подведомственные им дела в порядке гражданского судопроизводства, если иной вид судопроизводства не установлен для них Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее - УПК) или Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП).

 

Разграничение между гражданским и уголовным судопроизводством.

 

Согласно ч. 1 ст. 125 УПК постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

При этом следует иметь ввиду, что УПК регулирует порядок производства по уголовным делам при рассмотрении их по существу, а также рассмотрение жалоб участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, затрагивающие их права и свободы (об отказе в возбуждении уголовного дела, об отказе в допуске конкретного защитника, об отстранении обвиняемого от должности, об отказе задержанному, подозреваемому, обвиняемому в свидании с защитником, а защитнику - с указанными лицами, о приостановлении или прекращении производства по делу, о выдаче иностранному государству и т.п.). Во всех указанных случаях судопроизводство осуществляется по правилам, установленным УПК (ст. 123 - 125, 463), и, следовательно, такие дела не могут рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.

Вместе с тем иные дела по заявлениям содержащихся под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также осужденных, не связанные собственно с расследованием уголовных дел и необходимостью при их рассмотрении и разрешении применения судом норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.

К таким делам относятся дела об оспаривании указанными лицами действий (бездействия) и решений администрации следственных изоляторов, учреждений и органов, исполняющих наказание, либо дела по иным требованиям к ним о защите их прав, свобод, законных интересов (по поводу ненадлежащих условий содержания, примененных дисциплинарных взысканиях, возмещения вреда и т.п.).

Так, в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2003 г. содержится разъяснение, что жалобы осужденных на ненадлежащие условия содержания в следственных изоляторах и исправительных учреждениях не связаны с применением к этим лицам норм уголовного и уголовно-процессуального права и направлены на обжалование действий (бездействия) руководителей данных учреждений, которые уголовно-процессуальным законодательством в круг субъектов уголовного процесса не включены. В связи с изложенным такие жалобы не могут рассматриваться в порядке уголовного судопроизводства и подлежат разрешению на основании норм ГПК.

С учетом изложенного при поступлении в суд соответствующих заявлений от граждан или организаций судам необходимо проверять следующие обстоятельства, влияющие на определение порядка их рассмотрения.

 

1. Возбуждено ли в отношении заявителя уголовное дело, поскольку именно действия в связи с уголовным судопроизводством могут быть оспорены в порядке ст. 125 УПК.

Так, Д. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным бездействие должностных лиц НЦБ Интерпола в России по непринятию мер к снятию автомобиля "Ауди-А6" с централизованного учета разыскиваемого автотранспорта АИЛС "Автопоиск" ГИЦ МВД России и обязать начальника НЦБ Интерпола в России принять меры к снятию автомобиля "Ауди-А6" с централизованного учета разыскиваемого автотранспорта АИЛС "Автопоиск" ГИЦ МВД России.

Определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 25.11.2005 Д. было отказано в принятии заявления, поскольку такие заявления рассматриваются в порядке уголовного судопроизводства.

В частной жалобе на определение заявитель просил его отменить, указав, что им не оспариваются действия (бездействие) органов уголовного преследования Германии по объявлению автомобиля в розыск (снятию с розыска) в рамках конкретного уголовного дела. Он обратился с заявлением на бездействие должностных лиц НЦБ Интерпола в России, ГИБДД в порядке гл. 25 ГПК, которые нарушают Приказ МВД РФ от 28.02.2000 N 211, в котором указано, что если по истечении 6 мес. со дня уведомления инициатора розыска об обнаружении автотранспортного средства в НЦБ Интерпола не поступит информации о конкретных действиях, предпринятых собственником по возврату автомобиля, НЦБ Интерпола в России принимает меры по снятию автотранспортного средства с централизованного учета разыскиваемого автотранспорта АИЛС "Автопоиск" ГИЦ МВД России.

Отменяя определение, судебная коллегия 09.02.2006 обратила внимание, что из материалов дела следует, что уголовное дело по факту хищения автомобиля "Ауди-А6" на территории Российской Федерации не было возбуждено. Оснований для отказа Д. в принятии заявления по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК не имелось (дело N 33-607/2006).

Особо следует отметить действия судей различных судов г. Екатеринбурга, связанные с оспариванием действий должностных лиц правоохранительных органов ОАО Межотраслевой концерн "Уралметпром", длительное время препятствовавшие реализации права на судебную защиту.

Так, ОАО МК "Уралметпром" обратилось в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с заявлением об оспаривании действий должностных лиц ГУ МВД РФ по УрФО.

На основании ст. 245, 246, 254 ГПК просило признать незаконными действия сотрудников ОРБ по ЭНП ГУ МВД России по УрФО от 05.04.2006 по обследованию помещений здания, принадлежащего ОАО МК "Уралметпром", а также признать незаконными действия сотрудников ОРБ по ЭНП ГУ МВД России по УрФО от 05.04.2006 по изъятию подлинных документов финансово-хозяйственной деятельности ОАО МК "Уралметпром" без вручения копий изъятых документов лицу, у которого они изымаются, обязать должностных лиц ГУ МВД России по УрФО устранить допущенное нарушение прав и вернуть изъятые документы представителю ОАО МК "Уралметпром". Заявитель считает проведенные 05.04.2006 и 06.04.2006 на основании постановления от 31.03.2006 N 30/546 оперуполномоченными отделения ОРБ по ЭНП ГУ МВД России по УрФО действия по обследованию помещений и изъятию финансово-хозяйственных документов ОАО МК "Уралметпром" незаконными, поскольку с постановлением от 31.03.2006 N 30/546 о проведении обследования помещений не было ознакомлено ни одно должностное лицо или законный представитель ОАО МК "Уралметпром" и ему не была вручена копия постановления о проведении осмотра в нарушение п. 25 ст. 11 Закона Российской Федерации "О милиции", оспариваемые действия по обследованию помещений были приостановлены, затем продолжены и фактически окончены составлением 2-х актов обследования и акта изъятия и вручением копии 1-го из актов неуполномоченному лицу - директору охранной организации ОО ЧОП "УМП-Охрана" в 23:00, о чем не было указано в замечаниях к акту обследования, кроме того, проведение действий по обследованию помещений было окончено в 22:40, а акт обследования был представлен для ознакомления только в 23:25, что повлекло грубое нарушение правил производства следственных действий, предусмотренных п. 3 ст. 164 УПК, согласно которым не допускается производство следственного действия в ночное время с 22:00 до 06:00 по местному времени, оспариваемыми действиями были нарушены права организации на неприкосновенность своего имущества и свободу предпринимательской деятельности.

14.07.2006 судом постановлено определение об отказе в принятии заявления. Суд сослался в обоснование своих выводов на ч. 1, 2 ст. 134 ГПК. Кроме того, суд руководствовался ст. 123 УПК, в силу которой действия (бездействие) и решения органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Однако, как указала судебная коллегия в определении от 05.09.2006, суд с необходимой полнотой не проверил, возбуждено ли уголовное дело в отношении руководителя ОАО МК "Уралметпром".

Как видно из материалов дела, врид заместителя начальника ГУ МВД России по УрФО генерал-лейтенантом милиции К. было вынесено постановление от 31.03.2006 N 30/546 о проведении обследования помещений, сооружений и участков местности здания, используемого ОАО МК "Уралметпром" и другими предприятиями. На основании данного постановления были изъяты финансовые документы у общества. Действия работников ОРБ МВД России истец считает незаконными.

Кроме того, как видно из объяснений представителя ОАО МК "Уралметпром", определением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 22.06.2006 их жалоба на действия сотрудников ОРБ по ЭНП ГУ МВД России возвращена им как не подлежащая рассмотрению в порядке ст. 125 УПК (дело N 33-6281/2006).

В данном случае судом не проверен факт возбуждения уголовного дела, а также не учтено, что заявитель не является участником уголовного судопроизводства. Поскольку заявителю ранее было отказано в принятии жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК, отказ в принятии заявления в порядке гражданского судопроизводства означал для заявителя лишение его права на судебную защиту, что является недопустимым.

Аналогичные нарушения были допущены судьей Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга в определении от 14.07.2006 по заявлению ОАО МК "Уралметпром" об оспаривании действий врид заместителя начальника ГУ МВД России по УрФО по экономической безопасности по вынесению постановления от 21.03.2006 N 15 о проведении проверки общества и признании незаконным данного постановления (дело N 33-6284/2006).

Также поступил Ленинский районный суд г. Екатеринбурга по заявлению ОАО МК "Уралметпром" об оспаривании действий старшего оперуполномоченного по особо важным делам ОРБ по ЭНП ГУ МВД России по УрФО и признании незаконными действий указанного должностного лица по проведению оперативно-розыскных мероприятий.

Отменяя определение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 17.01.2006, судебная коллегия 02.03.2006 указала:

"Согласно ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд. Вместе с тем процессуальный порядок рассмотрения и разрешения судом такой жалобы (заявления) непосредственно в этом Законе не указан. Поэтому, самостоятельно определяя его, суду следовало иметь в виду нормативные положения ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, согласно которым судебная власть (правосудие) в Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. При этом в соответствии со ст. 126 Конституции РФ судами общей юрисдикции рассматриваются гражданские, уголовные, административные и иные дела.

Согласно п. 56 ст. 5 УПК под уголовным судопроизводством понимается досудебное и судебное производство по уголовному делу. Тогда как в порядке, предусмотренном КоАП, рассматриваются дела об административных правонарушениях. Во всех остальных, прямо не оговоренных в законе случаях, в том числе за исключением подведомственных арбитражным судам экономических споров, заявления граждан и организаций подлежат рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Именно такое толкование вытекает из системного анализа ст. 3, 22, п. 1 ч. 1 ст. 134 и гл. 25 ГПК. Однако, отказывая ОАО МК "Уралметпром" в принятии жалобы, суд не учел этого.

Между тем, исходя из данного в ст. 1 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ определения оперативно-розыскной деятельности, она вопреки ошибочным суждениям суда не равнозначна уголовному судопроизводству. Следовательно, совершенные в рамках такой деятельности действия государственных органов и должностных лиц, если они не повлекли возбуждения уголовного дела, не могут являться предметом оспаривания в процессуальном порядке, установленном ст. 19, 125 УПК" (дело N 33-1466/2006).

На аналогичное неправильное толкование закона обращено судебной коллегией 15.06.2006 при отмене определения Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 10.05.2006, которым П. отказано в принятии заявления об оспаривании действий ГУ МВД России по УрФО:

"Отказывая в принятии заявления, суд указал на то, что, поскольку при проведении сотрудниками ГУ МВД России по УрФО проверки финансово-хозяйственной деятельности юридического лица - ОАО МК "Уралметпром" права П. как физического лица не затрагиваются, следовательно, он не вправе обращаться в суд с таким заявлением.

Как усматривается из представленных материалов, П. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия сотрудников ОРБ по ЭНП ГУ МВД России по УрФО по проведению оперативно-розыскных мероприятий в отношении ОАО МК "Уралметпром": проведение обследования помещений здания, изъятие документов.

Действительно, проведение обследования назначено в отношении юридического лица - ОАО Межотраслевой концерн "Уралметпром", однако вопрос о том, влекут оспариваемые действия непосредственно для заявителя какие-либо правовые последствия либо нет, судом не обсуждался.

Между тем, как видно из представленных материалов, в данном случае затрагиваются права П. как генерального директора ОАО МК "Уралметпром", в отношении которого как субъекта в составе преступления, предусмотренного ст. 199 УК, и ведется проверка.

Таким образом, основание, указанное в определении суда об отказе в принятии заявления, не является верным, в связи с чем определение суда подлежит отмене.

При этом необходимо отметить, что судом также не обсуждался вопрос, может ли быть рассмотрено и разрешено вышеназванное заявление не в порядке гражданского судопроизводства, поскольку для его рассмотрения предусмотрен порядок, установленный уголовно-процессуальным законодательством (ст. 125 УПК)" (дело N 33-4018/2006).

Таким образом, если оперативно-розыскные действия повлекли возбуждение уголовного дела, то они могут быть оспорены в порядке ст. 125 УПК, если же такого последствия не наступило, то их оспаривание возможно только в порядке гражданского судопроизводства. Аналогичная позиция отражена в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 12.10.2005 N 14-Г05-25.

 

2. Не лишен ли заявитель возможности защитить свои права и интересы в уголовном судопроизводстве.

Например, К. обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с заявлением к Министерству финансов России, Ленинскому РУВД г. Екатеринбурга, УВД г. Екатеринбурга о возмещении ущерба, причиненного действиями государственных органов.

В обоснование своих требований указал, что ущерб в размере 666449 руб., причиненный ему в результате преступления Р., до настоящего времени не возмещен по причине халатного отношения к расследованию уголовного дела должностных лиц органов, проводивших предварительное расследование, оперативно-розыскные мероприятия, а также отсутствия должного контроля за ходом расследования.

18.11.2005 суд отказал в принятии искового заявления, полагая, что требования К. о возмещении вреда должны быть заявлены в арбитражном суде, поскольку он является индивидуальным предпринимателем. Требования, касающиеся незаконности действий органов, проводивших предварительное расследование, по мнению суда, должны быть заявлены в рамках уголовного судопроизводства.

Отменяя определение, судебная коллегия 19.01.2006 указала: "из содержания искового заявления видно, что К. заявил указанные выше требования с целью возмещения ущерба за счет казны по основаниям ст. 1069 ГК, считая, что из-за незаконных действий органов дознания и предварительного следствия, представителей органов государственной власти утрачена возможность взыскания ущерба с непосредственного виновника. Суд же, отказывая в принятии искового заявления, фактически, разделил предмет и основания иска.

Данное дело в силу ст. 22 ГПК подведомственно, а в силу ст. 24 ГПК подсудно суду общей юрисдикции" (дело N 33-363/2006).

 

3. Связаны ли оспариваемые действия непосредственно с уголовным судопроизводством.

Так, П. обратился в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Сысертской межрайонной прокуратуре о признании незаконными действий (бездействия) следователя М. В обоснование требований указал, что 16.12.2005 он был арестован следователем Сысертской межрайонной прокуратуры М., и в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В нарушение ч. 2 ст. 160 УПК следователь не предпринял необходимых мер для обеспечения сохранности принадлежащего ему имущества в виде квартиры, земельного участка, бытовой техники, ценных вещей и правоустанавливающих документов.

12.07.2006 судом постановлено определение, которым в принятии искового заявления отказано в связи с необходимостью рассмотрения данного вопроса в порядке уголовного судопроизводства в соответствии со ст. 125 УПК.

Отменяя определение, 12.09.2006 судебная коллегия указала:

"Исходя из толкования ст. 125 УПК, дела по заявлениям лиц, содержащихся под стражей, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также осужденных, не связанные собственно с расследованием уголовных дел и необходимостью при их рассмотрении и разрешении применения судом норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.

Как видно из искового заявления П., им оспариваются действия, совершенные следователем прокуратуры в ходе досудебного уголовного производства. Законность задержания и заключения его под стражу П. не оспаривается, он только указывает на то обстоятельство, что должностным лицом не выполнены обязанности, предусмотренные законом. В данном случае П. не являлся участником уголовного судопроизводства. Его требования сводятся к признанию незаконным бездействия должностного лица в связи с уклонением последнего от выполнения предусмотренных законом обязанностей, что могло повлечь за собой нарушение его гражданских прав на сохранность имущества. Более того, предъявляя данный иск, П. ссылался на ст. 1070 и ст. 151 ГК.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит возможным согласиться с выводом суда о необходимости применения ст. 125 УПК, и у судьи не было оснований для применения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, поэтому определение подлежит отмене" (дело N 33-6480/2006).

 

4. Возможна ли реализация способа защиты, избранного заявителем, в порядке уголовного судопроизводства, поскольку компетенция суда при рассмотрении жалобы в уголовном судопроизводстве определена ч. 5 ст. 125 УПК.

Например, М. обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с иском к УВД г. Екатеринбурга о возвращении вещественных доказательств, указав в обоснование, что 14.07.2005 по его заявлению было возбуждено уголовное дело по факту хищения неустановленными лицами в ночь с 7 на 8 июля 2005 г. с территории ОАО "Уралмашзавод" имущества ООО "Металлопродукт" на сумму 16830000 руб. в виде металлопродуктов: 4 цилиндров, обечайки, днища. М. был признан по делу потерпевшим. Похищенное имущество было найдено, приобщено к уголовному делу в качестве вещественных доказательств и передано на ответственное хранение ЗАО "Петрозаводскмаш" в г. Петрозаводске. 26.10.2005 уголовное дело было прекращено следователем СУ УВД г. Екатеринбурга в связи с отсутствием состава преступления, однако 26.12.2005 данное постановление было признано необоснованным. В настоящее время он не имеет информации о движении уголовного дела, вещественные доказательства ему не возвращены. Он является единственным законным владельцем данного имущества.

Судья 14.04.2006 постановил определение по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, считая, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства.

Отменяя определение, 01.06.2006 судебная коллегия указала следующее:

"Ссылаясь на данную норму закона и делая вывод о том, что заявление не подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку истец вправе обжаловать действия следователя в рамках уголовного судопроизводства, судья ошибочно толковал требования закона, фактически изменил предмет заявленного иска.

Судья в определении указал на право заявителя как потерпевшего по уголовному делу обжаловать действия следователя, однако не учел, что в силу ст. 9, 12 ГК граждане вправе по своему усмотрению избирать способ защиты гражданских прав.

Из искового заявления следует, что в мотивировочной части заявления истец указал на принадлежность имущества ООО "Металлопродукт" и на то, что истец является единственным владельцем данного имущества, в резолютивной части истец просит возвратить ему конкретное имущество, т.е. ставит вопрос о защите права собственности и других вещных прав.

В судебной коллегии истец и его представитель заявили, что уголовное дело вновь прекращено, однако имущество М. не возвращено.

В случае несоответствия содержания заявления требованиям ст. 131 ГПК, в частности, если не указано, в чем заключается нарушение прав или законных интересов самого истца, а также обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, и доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, исковое заявление может быть оставлено без движения.

Судья всех вышеназванных требований закона не учел и сделал преждевременный вывод об отказе в принятии искового заявления по указанному основанию" (дело N 33-3726/2006).

Однако после принятия искового заявления М. к производству Ленинский районный суд г. Екатеринбурга (тот же судья) определением от 05.10.2006 прекратил производство по тому же основанию.

Отменяя определение, 28.11.2006 судебная коллегия вновь обратила внимание, что из материалов дела видно и подтверждено в суде кассационной инстанции сторонами, что требования истца направлены на защиту имущественных интересов в связи с выбытием имущества из владения истца. В силу действующего законодательства право выбора способа защиты принадлежит гражданину.

Истец, вначале, инициировав уголовное дело, полагал, что таким способом он защитит свои имущественные права на утраченное имущество. Однако уголовное дело прекращено. В отмене постановления о прекращении уголовного дела, как истец пояснил в суде кассационной инстанции, ему было отказано. Статуса потерпевшего, как участника уголовного судопроизводства, у него нет.

Как пояснил истец, обращаясь уже в порядке гражданского судопроизводства, являющемся универсальным способом судебной защиты, он ставит фактически вопрос о возврате имущества, которое с момента прекращения дела утратило статус "вещественных доказательств". В связи с чем суждение суда о том, что истцом ставится вопрос о незаконности действий следователя, не возвратившего вещественные доказательства потерпевшему, является формальным.

Кроме того, как указывает истец, имущество передано следователем судебному приставу-исполнителю и реализовано последним. Пристав к участию в деле не привлечен.

Вместе с тем в суде кассационной инстанции истец пояснил, что в решении арбитражного суда речь идет о другом имуществе, которое было предметом сделки с ООО "Аналитприбор".

Таким образом, суду надлежало определить характер спорных отношений, уточнить предмет требования, основания иска, круг лиц, участвующих в деле, и рассмотреть иск по существу, а не прекращать производство по делу" (дело N 33-7992/2006).

 

5. Является ли заявитель участником уголовного судопроизводства, поскольку только ему предоставлено право обжалования действий в порядке ст. 125 УПК.

Так, ООО "ДДТ-Евротрейд" обратилось в суд с иском к Ч., прокуратуре Свердловской области об освобождении имущества от ареста. В обоснование требований указывалось, что 23.03.2005 на основании постановления судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга следователем прокуратуры Свердловской области арестованы денежные средства в сумме 1600000 руб. и вексель акционерного коммерческого Сберегательного банка России от 17.12.2004 на сумму 1000000 руб. Данное имущество принадлежит ООО "ДДТ-Евротрейд" и получено не в результате преступных действий, а по договору займа от ООО "Уралюжмаш", то есть на законных основаниях. Исковые требования потерпевшего Ч. предъявлены не к ООО "ДДТ-Евротрейд", а к обвиняемым по уголовному делу, за действия которых общество ответственности не несет и не отвечает по обязательствам своих участников. Поэтому принадлежащее обществу имущество должно быть освобождено от ареста и возвращено ООО "ДДТ-Евротрейд".

Определением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 14.07.2006 ООО "ДДТ-Евротрейд" отказано в принятии заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

Отменяя определение, 22.08.2006 судебная коллегия указала следующее:

"Как установлено материалами дела, ООО "ДДТ-Евротрейд" не согласно с постановлением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 26.02.2005 о наложении ареста на имущество. Данное постановление принято судом в рамках возбужденного Прокуратурой Свердловской области уголовного дела по признаку состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК по факту приготовления к убийству Ч.

В соответствии с ч. 1, 9 ст. 115 УПК для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем, прокурор, а также дознаватель или следователь с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Однако ООО "ДДТ-Евротрейд" обратилось в суд не с заявлением об отмене ареста на имущество, а с иском об освобождении имущества от ареста. В данном случае у суда не было оснований для отказа в принятии заявления, поскольку установленный УПК порядок обжалования постановлений следователя, вынесенных при расследовании уголовного дела, на который ссылался суд, не лишает собственника права на обращение в суд с заявлением об освобождении имущества от ареста и не может служить основанием для отказа в принятии заявления, поскольку такое основание не указано в ст. 134 ГПК" (дело N 33-5989/2006).

В данном случае следует только дополнить, что такой способ защиты прав собственника, как иск об освобождении имущества от ареста, предусмотрен ст. 442 ГПК. Кроме того, ни суд первой инстанции, ни судебная коллегия не обратили внимание, что заявитель не является участником уголовного судопроизводства, соответственно, не имел права на обжалование действий в порядке ст. 125 УПК. Не предусматривается такое право у заявителя и в соответствии со ст. 115 УПК.

 

Разграничение между гражданским и административным судопроизводством.

 

При разрешении данного вопроса судам прежде всего следует иметь в виду, что производство по делам об административных правонарушениях (как по рассмотрению судьями дел об административных правонарушениях, так и по пересмотру решений, вынесенных по таким делам, в том числе и несудебными органами) с 01.07.2002 полностью урегулировано КоАП. Поэтому их разбирательство в порядке гражданского судопроизводства по правилам, установленным ГПК, недопустимо. На это специально обращено внимание в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

Однако суды области в ряде случаев подменяют процессуальный порядок.

Например, Ч. обратилась в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга с заявлением, в котором оспорила постановление руководителя одноименной районной инспекции Федеральной налоговой службы России о наложении штрафа за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.25 КоАП.

Определением суда от 28.02.2006 в принятии заявления отказано, отменяя которое, 28.03.2006 судебная коллегия указала, что Ч. о рассмотрении ее заявления в порядке гражданского судопроизводства суд и не просила. Фактически ею подана жалоба на постановление по делу об административном правонарушении, которая подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гл. 30 КоАП, а не в порядке, предусмотренном ГПК. Однако суд по своей инициативе подменил этот процессуальный порядок (дело N 33-2161/2006).

В связи с приведенным примером следует обратить внимание на формальный подход судей при принятии заявлений граждан и организаций. В частности, нередко независимо от порядка судопроизводства (уголовного, административного или гражданского), заявление лица подлежит рассмотрению в одном и том же суде. Фактически с учетом имеющейся специализации в суде оно подлежит рассмотрению только разными судьями одного суда. Если заявление поступает к судье этого же суда, но специализирующегося на рассмотрении другой категории дел, им выносится определение об отказе в принятии. В связи с этим лиц вынуждают вновь обращаться в этот же суд, но к другому судье, специализирующемуся на иной категории дел.

Такой формализм является недопустимым; он обусловлен недостаточной организацией работы суда по приему заявлений со стороны председателей судов.

Представляется, что при поступлении заявлений председатель суда должен передавать их тому судье, который специализируется на рассмотрении соответствующей категории дел. Такой подход устранит имеющиеся злоупотребления и волокиту на стадии принятия.

В то же время следует учитывать, что в соответствии с правилами гл. 30 КоАП, а именно ст. 30.1 КоАП, в административном судопроизводстве могут быть обжалованы только постановления по делам об административных правонарушениях и определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении.

При этом в силу ст. 30.6 КоАП, рассматривая жалобу на постановление по делу об административном правонарушении, судья не связан доводами жалобы и обязан проверить законность и обоснованность постановления по делу об административном правонарушении в полном объеме.

Соответственно, при проверке законности и обоснованности постановления по делу об административном правонарушении судья проверяет законность и обоснованность иных действий, послуживших основанием для вынесения соответствующего постановления по делу об административном правонарушении.

Однако, если по результатам каких-либо действий административным органом не выносилось никаких постановлений, дело об административном производстве не возбуждалось, то лицо, в отношении которого такие действия совершались, фактически лишено права на судебную защиту в рамках административного судопроизводства.

Следовательно, по смыслу ст. 46 Конституции РФ, такие действия (бездействие) могут быть оспорены в порядке гражданского судопроизводства. Иное толкование противоречило бы ст. 6 Европейской конвенции, ст. 46 Конституции РФ и означало бы ущемление права на судебную защиту.

Так, в Первоуральский городской суд обратилась П. с заявлениями:

- о признании незаконными действий сотрудников ДПС ГИБДД г. Первоуральска, которые осуществили ее незаконное задержание;

- о признании незаконными действий инспектора ДПС ГИБДД г. Первоуральска по составлению протокола об административном правонарушении.

В принятии обоих заявлений П. отказано определениями суда от 12.07.2006.

При проверке законности и обоснованности вынесенных судебных постановлений судебная коллегия в определениях от 29.08.2006 указала:

- "Согласно ст. 27.1 КоАП доставление и административное задержание являются мерами обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Правомерность применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в отношении заявителя должна быть проверена и получить свою правовую оценку при рассмотрении по существу дела о привлечении П. к административной ответственности судом, в компетенции которого находится рассмотрение данного дела об административном правонарушении.

Законность применения мер обеспечения производства об административном правонарушении, в том числе доставления и административного задержания, проверяется при рассмотрении по существу дела об административном правонарушении и не может быть самостоятельным предметом судебной проверки в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК" (дело N 33-5840/2006);

- "Согласно ст. 26.2 КоАП протокол об административном правонарушении является одним из видов доказательств по делу об административном правонарушении и это доказательство наравне с другими доказательствами исследуется и оценивается при рассмотрении по существу дела о привлечении лица к административной ответственности за совершенное правонарушение.

Возможность самостоятельного обжалования доказательств по делу об административном правонарушении в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК, действующим законодательством не предусмотрена.

Протокол об административном правонарушении и законность его составления, а также достоверность содержащихся в нем сведений могут и должны быть проверены при рассмотрении дела о привлечении П. к административной ответственности" (дело N 33-5841/2006).

Доводы судебной коллегии в приведенных определениях являются вполне обоснованными. Однако в обоих случаях ни суд первой инстанции, ни суд кассационной инстанции не выясняли, были ли по результатам обжалуемых действий сотрудниками ГИБДД составлены какие-либо постановления в отношении П. Если постановления по делу об административном правонарушении выносились, то П. действительно могла обратиться только в рамках административного судопроизводства. Если же по результатам оспариваемых действий никаких постановлений не выносилось, то определения судебных инстанций фактически лишили П. права на судебную защиту, гарантированного ст. 46 Конституции РФ.

С учетом изложенного судам следует при поступлении к ним соответствующих жалоб в каждом случае выяснять, вынесено ли какое-либо постановление по делу об административном правонарушении (постановление или определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, постановление о привлечении к административной ответственности, постановление о прекращении дела об административном правонарушении и др.).

Например, А. является собственником автомобиля. 20.09.2006 инспектором ДПС автомобиль был задержан по подозрению на несоответствие номерных агрегатов автомобиля маркировочным данным, составлен протокол задержания транспортного средства, автомобиль передан на хранение на специализированную стоянку.

А. обратился в суд с заявлением о признании действий сотрудников РУВД и ГИБДД г. Екатеринбурга неправомерными. Требования мотивировал отсутствием оснований для задержания транспортного средства и помещения его на штрафную стоянку, поскольку нарушений правил эксплуатации транспортного средства не допускал, автомобиль прошел технический осмотр, был поставлен на регистрационный учет, при этом проведена сверка номеров. Просил признать незаконными действия инспектора ДПС ГИБДД при составлении протокола и отменить протокол задержания транспортного средства.

Кировским районным судом г. Екатеринбурга 07.11.2006 постановлено определение об отказе в принятии заявления. Суд исходил из того, что заявление подлежит рассмотрению в порядке пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях и рассмотрение вопроса в порядке гражданского судопроизводства невозможно.

С выводами суда судебная коллегия в определении от 11.01.2007 не согласилась.

В силу разъяснений, содержащихся в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Исходя из этого, недопустимо принятие и рассмотрение в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК, заявлений об оспаривании таких решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, для которых федеральными законами (УПК, КоАП, АПК и др.) установлен иной судебный порядок оспаривания (обжалования).

Задержание транспортного средства в соответствии со ст. 27.1 КоАП производится в случаях: управления транспортным средством водителем, не имеющим при себе документов на транспортное средство, документов, подтверждающих право владения, пользования или распоряжения управляемым им транспортным средством в отсутствие его владельца; управления транспортным средством водителем, не имеющим права управления им или лишенным этого права; управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения; нарушения правил остановки транспортного средства и т.д. Во всех перечисленных случаях транспортное средство задерживается до устранения причины задержания, задержание транспортного средства является мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

Лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, предоставлено право обжаловать постановление по делу об административном правонарушении (ст. 30.1 КоАП).

В рассматриваемом деле данных о привлечении А. к административной ответственности нет. При таком положении рассмотрение дела по нормам КоАП исключается, а заявление А. необходимо рассматривать на основе норм ГПК, то есть в гражданском судопроизводстве по правилам гл. 25 ГПК (дело N 33-49/2007).

Однако суды области не всегда обращают внимание, что в отношении заявителя возбуждено административное дело.

Так, глава МО "Город Полевской" обратился в суд с жалобой на постановление Управления Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области от 23.08.2005 о наложении штрафа по делу об административном правонарушении N 15/1 в порядке гл. 30 КоАП, считая, что привлечен к административной ответственности незаконно.

Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга 10.10.2005 постановлено определение об оставлении жалобы без движения, 01.11.2005 - определение о возвращении жалобы.

Отменяя оба определения, судебная коллегия 31.01.2006 обратила внимание, что, разрешая вопрос о принятии к производству суда жалобы главы МО "Город Полевской" по нормам ГПК, судья не учел, что данная жалоба не подлежала рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, так как могла быть рассмотрена только в порядке административного судопроизводства.

Согласно ст. 1.1 КоАП законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов РФ об административных правонарушениях.

Как видно из жалобы и приложенных к ней материалов, в отношении заявителя было возбуждено административное дело, по которому составлен протокол об административном правонарушении, на основании которого вынесено постановление от 23.08.2005 о привлечении его к административной ответственности на основании ч. 2 ст. 19.5 КоАП и в соответствии со ст. 1.7 КоАП. В жалобе имеется ссылка на п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП, свидетельствующая о том, что жалоба подана в порядке гл. 30 КоАП.

Учитывая данные обстоятельства, указанная жалоба должна рассматриваться по правилам гл. 30 КоАП (дело N 33-708/2006).

В других случаях суды не учитывают, что административное дело в отношении заявителя не возбуждалось.

Например, Р. обратился в суд с иском к инспектору ДПС, Управлению Федерального казначейства Свердловской области Главного управления Федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации, в котором просил признать действия инспектора ДПС по эвакуации автомобиля и несоставлению протокола об административном правонарушении незаконными, а также о возмещении убытков, компенсации морального вреда.

Ленинским районным судом г. Екатеринбурга 11.07.2006 постановлено определение об отказе в принятии заявления, с которым не согласилась судебная коллегия, указав в определении от 17.08.2006, что судья исходил из того, что Р. оспаривается постановление должностного лица органов ГИБДД по делу об административном правонарушении, а такие постановления, по мнению судьи, подлежат обжалованию (пересмотру) в ином судебном порядке - установленном гл. 30 КоАП.

Как видно из искового заявления, Р. просит признать незаконными действия инспектора ДПС по эвакуации автомобиля и несоставлению протокола об административном правонарушении, нарушившего его права, предусмотренные ст. 35 и 55 Конституции РФ, и в соответствии со ст. 1069, 1071 ГК возместить ему убытки и компенсировать моральный вред.

Из приложенных к заявлению документов и содержания заявления Р. следует, что административное производство по данному факту не возбуждалось.

Таким образом, суд сделал неверный вывод о том, что имеются основания для рассмотрения данных требований в порядке ст. 30.1 КоАП.

Кроме того, нормами КоАП не предусмотрено рассмотрение в порядке административного судопроизводства вопроса о компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц (дело N 33-5843/2006).

Вместе с тем судам следует пресекать злоупотребления со стороны отдельных граждан, объединяющих в одном заявлении разнородные требования, подлежащие рассмотрению в разных видах судебного производства. Например, недопустимо совместное рассмотрение и разрешение в одном деле жалобы на постановление по делу об административном правонарушении и требований о возмещении морального вреда. Законом такое соединение (объединение) не предусмотрено, а аналогия правил абз. 1 ч. 4 ст. 22, ч. 1 ст. 151 ГПК ввиду существенности различий гражданского, уголовного и административного судопроизводства неприменима. Указанные разнородные требования должны быть разделены.

 

Заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым ГПК или другими федеральными законами не предоставлено такого права.

 

Указанное основание к отказу в принятии искового заявления связано с тем, что по общему правилу, вытекающему из ст. 46 Конституции РФ и конкретизированному в ст. 3, ч. 1 ст. 4, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, граждане и организации могут обращаться в суд за защитой исключительно своих прав, свобод и законных интересов. Соответственно, не подлежат рассмотрению и разрешению в судах дела, которые возбуждаются от своего имени в защиту прав, свобод или законных интересов других лиц.

Именно поэтому ГПК требует, чтобы в заявлении, подаваемом в суд, было указано, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца, заявителя (п. 4 ч. 2 ст. 131, абз. 2 ч. 1 ст. 247, ч. 5 ст. 251 ГПК).

В исключение из общего правила в случаях, прямо предусмотренных ГПК, другими федеральными законами, гражданские дела могут быть возбуждены по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч. 2 ст. 4, ст. 45 и 46 ГПК).

Эти исключения имеют целью защиту прав, свобод и законных интересов отдельных лиц, которые, как правило, по объективным, уважительным причинам не в состоянии самостоятельно защищать свои права. Установление таких исключений в полной мере вытекает из закрепленного в ст. 7 Конституции РФ положения о том, что Российская Федерация является социальным государством. Так, например, к лицам, в защиту прав, свобод и законных интересов которых допустимо возбуждение гражданских дел по заявлениям прокурора, могут быть отнесены только граждане, которые, как указано в ч. 1 ст. 45 ГПК, по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут сами обратиться в суд. Этот вывод вытекает также из самой редакции ч. 1 ст. 45 ГПК, из которой следует, что прокурор не имеет права на обращение в суд в защиту прав юридических лиц; сказано лишь о его праве на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, ибо для юридических лиц причин, по которым они были бы не в состоянии сами обратиться в суд, просто не существует.

Указанные исключения имеют еще одной целью защиту публичных интересов (Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований в целом), а также защиту прав неопределенного круга лиц (такого круга лиц, который невозможно индивидуализировать), что также представляется вполне оправданным.

В указанных целях, как установил ГПК, в суд вправе обращаться: прокурор - в силу своего статуса в гражданском судопроизводстве, определенного в ч. 1 ст. 45 ГПК; органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане - в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом (ч. 1 ст. 46 ГПК).

Так, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане вправе (в случаях, предусмотренных федеральными законами) обращаться в суд с заявлениями в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (граждан) только по их просьбе, кроме случаев подачи заявления в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина (ч. 1 ст. 46 ГПК).

Следует отметить, что ст. 46 ГПК носит отсылочный характер, поскольку в отношении указанных субъектов их право на обращение в суд в интересах других лиц должно быть предусмотрено либо другими нормами ГПК, либо иными федеральными законами.

Соответственно, при разрешении вопроса о принятии заявлений таких лиц судам всегда надлежит обращаться к специальным нормам, регулирующим спорные правоотношения.

Федеральные и региональные органы исполнительной власти могут обращаться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц по делам, возникающим из семейно-брачных отношений, по спорам о защите прав потребителей, по делам о нарушении антимонопольного законодательства, по спорам о защите прав инвесторов на рынке ценных бумаг и т.д.

Органы опеки и попечительства вправе предъявлять иски о возмещении ребенку вреда, причиненного его здоровью, имуществу, а также морального вреда (ст. 23 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации"), о лишении родительских прав (ст. 70 СК), о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей (ст. 80 СК).

Федеральный антимонопольный орган и его территориальные подразделения могут обращаться в суд с исками: о признании недействительными договоров и иных сделок, не соответствующих антимонопольному законодательству; об обязательном заключении договора с хозяйствующим субъектом; о ликвидации коммерческих и некоммерческих организаций (ст. 12 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках").

Федеральные и региональные органы государственной власти в сфере охраны окружающей среды вправе предъявлять иски о возмещении вреда, причиненного окружающей среде в результате нарушения природоохранного законодательства (ст. 5, 6 Федерального закона "Об охране окружающей среды").

Государственные органы, контролирующие качество и безопасность товаров для потребителя, предъявляют в суды иски к изготовителям (исполнителям, продавцам) в случае нарушения ими требований по безопасности товаров, работ или услуг. Аналогичные иски в защиту интересов конкретных потребителей или неопределенного круга потребителей могут быть заявлены соответствующими муниципальными органами по защите прав потребителей (п. 1 ст. 40, Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей").

Федеральный закон в ряде случаев предоставляет право обращения в суд в защиту интересов других лиц различным общественным объединениям.

Так, общественные организации, осуществляющие деятельность в области охраны окружающей среды, вправе подать в суд заявление об отмене разрешения на строительство экологически вредных объектов либо о прекращении или ограничении хозяйственной деятельности предприятий, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду (ст. 12 Федерального закона "Об охране окружающей среды").

Общественные объединения инвесторов - физических лиц вправе обращаться в суд с заявлениями о защите прав и законных интересов граждан-инвесторов, понесших ущерб на рынке ценных бумаг (ст. 18 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг").

Саморегулируемые организации арбитражных управляющих вправе осуществлять защиту прав и законных интересов своих членов, в том числе обжаловать в судебном порядке акты и действия федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушающие права и законные интересы любого из своих членов, а также подавать иски о защите прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве (ст. 21, 22 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").

Такая множественность нормативных правовых актов, наделяющих исключительным по своему характеру правом на обращение в суд в интересах других лиц, порождает, к сожалению, многочисленные ошибки в судебной практике.

В ряде случаев суды не принимают во внимание, что заявитель подпадает под круг лиц, имеющих право на обращение в суд от своего имени в интересах другого лица.

Так, А. обратилась в суд с заявлением о признании недееспособной К.

Судом Кировского районного суда г. Екатеринбурга постановлено определение от 13.07.2006 об отказе в принятии заявления. При этом судья указал, что заявитель является двоюродной сестрой К. и в силу ст. 281 ГПК не относится к лицам, обладающим правом на предъявление такого требования.

Судебная коллегия в определении от 14.09.2006 с таким выводом суда не согласилась, поскольку согласно ч. 2 ст. 281 ГПК дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи, близких родственников (родителей, детей, братьев, сестер) независимо от совместного с ним проживания, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения.

В частной жалобе А. указывает, что является сестрой К., с 1994 г. они являются членами одной семьи. Поскольку доводы частной жалобы не могут быть опровергнуты материалами, судебная коллегия считает, что вывод о том, что заявитель не вправе обратиться в суд с указанным заявлением, является преждевременным (дело N 33-6590/2006).

В некоторых случаях суды отказывают в принятии заявления по анализируемому основанию по надуманным поводам.

Так, Общественное объединение потребителей Екатеринбургская городская общественная организация потребителей "Помощник потребителя" обратилось в суд с иском в интересах Т. к ЗАО "ГАЗ" о защите прав потребителей.

Определением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 06.03.2006 отказано в принятии искового заявления, как поданного лицом, не имеющим на то полномочий. При этом суд указал, что заявитель является общественной организацией, а не общественным объединением.

Отменяя определение суда, судебная коллегия 30.05.2006 отметила, что оно противоречит Закону Российской Федерации "О защите прав потребителей", ст. 117 ГК и Федеральному закону "Об общественных объединениях", по смыслу которых общественная организация является одной из организационно-правовых форм общественного объединения.

Оставил без внимания суд и то обстоятельство, что Т. обращалась к организации с письменным заявлением о защите ее интересов как потребителя (дело N 33-3854/2006).

В другом случае Ленинский районный суд г. Екатеринбурга определением от 16.11.2006 отказал в принятии иска М. к ООО "Росгосстрах-Урал" о взыскании страховой выплаты. При этом суд указал, что истец собственником автомашины, которая требует восстановления в результате ДТП, не является, поэтому дело не подлежит рассмотрению в суде.

Отменяя определение суда, судебная коллегия 21.12.2006 указала, что согласно ч. 1 ст. 224 ГПК в определении суд не вправе разрешать дело по существу. Указанные суждения являются фактически оценкой представленных доказательств, чего в определении не должно быть. Суд не вправе лишать истца права на судебную защиту, не рассмотрев спор по существу, если правоустанавливающие документы на автомашину принадлежат другому лицу (дело N 33-8696/2006).

Фактически в приведенном примере суд отказал в принятии заявления, ошибочно полагая, что заявитель обращается не в своих интересах, хотя из содержания искового заявления этого не вытекало.

Имеются случаи, когда суды подвергают сомнению наличие права на обращение в суд в интересах другого лица при отсутствии на то оснований.

Например, Н., в интересах которого действовали К.Н. на основании нотариально удостоверенной доверенности, содержащей полномочия на предъявление иска, подписание искового заявления, и Екатеринбургская городская общественная организация "Помощник потребителя", обратился в суд с исковым заявлением о защите прав потребителей, которое было подписано К.Н. как представителем истца по доверенности и К.А. как представителем ЕГОО "Помощник потребителя". К заявлению приобщены приложения, в том числе учредительные документы ЕГОО "Помощник потребителя", сведения о государственной регистрации общественного объединения как юридического лица, протокол общего собрания об избрании К.Н. председателем Совета, обращение к нему Н., копия нотариально удостоверенной доверенности Н. о наделении К.Н. полномочиями на подписание искового заявления, предъявление иска.

Определением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 09.03.2006 отказано в принятии иска, в мотивировочной части определения указано, что исковое заявление предъявлено в защиту прав другого лица организацией, которой не предоставлено такое право; к исковому заявлению подписавшей исковое заявление К.Н. не приложена доверенность от имени ЕГОО "Помощник потребителя".

Отменяя определение, судебная коллегия 30.05.2006 указала следующее.

"Отказывая в принятии указанного искового заявления в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, судья, подвергая сомнению полномочия общественной организации - ЕГОО "Помощник потребителя" на обращение в суд в интересах истца Н., вынес обжалуемое определение, которым отказал в принятии искового заявления ЕГОО "Помощник потребителя" по причине отсутствия полномочий на предъявление иска в интересах истца Н.

При этом суд не учел, что в исковом заявлении истцом указан сам Н. и помимо данной общественной организации в его интересах исковое заявление подписано и подано К.Н., действующей, как указано в исковом заявлении, по нотариальной доверенности от имени Н. и в его интересах, к заявлению приложена копия нотариальной доверенности о наделении Н. в своих интересах К.Н. полномочиями на подписание искового заявления, подачу его в суд, что суд, отказывая в принятии заявления, оставил без внимания.

В то же время судья отказал в принятии заявления самой общественной организации "Помощник потребителя" в интересах Н., в то время как истцом является Н., которому принадлежат как материальные, так и процессуальные права, в т.ч., и на обращение в суд, как лично, так и через представителя.

Таким образом, независимо от наличия или отсутствия у указанной общественной организации предоставленных законом полномочий на предъявление иска в интересах потребителя Н., которые зависят не от возмездного характера возникших между ними отношений, у суда не имелось оснований для отказа в принятии искового заявления, поскольку в нем, как следует из материалов дела, истцом указан сам Н., который в том числе действует через представителя по доверенности, которая приложена к исковому заявлению в порядке, предусмотренном ст. 48, 54 ГПК.

На каком основании судьей не был решен вопрос о принятии данного искового заявления от самого истца Н., действующего через своего представителя по доверенности К.Н., в обжалуемом определении не указано" (дело N 33-3848/2006).

Фактически в приведенном примере суд не учел ни правила ст. 46 ГПК, ни положения ст. 48 ГПК.

Нередко суды невнимательно изучают исковые заявления и не обращают внимания на то, что заявители обращаются в своих собственных интересах, а не в интересах другого лица.

Так, Ф., действуя в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего ребенка, обратилась в суд с иском к администрации г. Екатеринбурга, ОАО "Жировой комбинат", ГУП "Облжилсервис", Министерству по управлению государственным имуществом Свердловской области о признании дома, где она с ребенком проживает, муниципальной собственностью, так как при приватизации государственного предприятия, которое было преобразовано в акционерное общество, он в силу требований действовавшего законодательства независимо от действий администрации г. Екатеринбурга должен был быть передан в муниципальную собственность, о признании распространяющимися на правоотношения в указанном здании требований Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", о признании истцов приобретшими право пользования жилыми помещениями, заключении с ними договора социального найма на указанные жилые помещения.

Определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 03.04.2006 в принятии искового заявления отказано.

Отменяя определение, судебная коллегия 06.06.2006 подробно изложила следующее.

"Согласно ст. 3 ГПК заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Статьей 4 ГПК предусмотрено, что суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов.

В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами, гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

В соответствии со ст. 134 ГПК судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление предъявлено в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым настоящим Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право; в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

Истец - это лицо, субъективные материальные права или охраняемые законом интересы которого нарушены или оспариваются и в силу этого нуждаются в защите. Истец выступает в качестве активной стороны в гражданском процессе, так как именно он возбуждает дело с целью защиты своих прав и охраняемых законом интересов.

Действительно, общему праву лица на обращение в суд корреспондирует обязанность судьи рассмотреть предъявленное заявление на предмет принятия его к производству, но не безусловная обязанность судьи возбудить гражданское дело. В силу ч. 1 ст. 46 Конституции РФ и принципа диспозитивности в гражданском процессе каждый вправе обратиться в суд за защитой своих прав, свобод, законных интересов. Однако это не означает, что любое лицо может, обратившись в суд, положить тем самым начало рассмотрению дела, имеющему целью и результатом вынесение судебного решения. Судья, принимая заявление, должен решить вопрос о том, соблюдает ли гражданин или организация условия реализации субъективного права на судебную защиту и осуществляется ли это право в порядке, предусмотренном законом.

Право на иск предполагает защиту субъективных прав, свобод, законных интересов истца. Однако для их возникновения необходима материальная правоспособность, характеризуемая определенным объемом и содержанием. Гражданская процессуальная правоспособность связана с правоспособностью в материальном праве.

Предположение, что лицо, обращающееся за судебной защитой, способно обладать тем правом, по поводу которого заявляется спор, возникает у суда на основе материальной правоспособности данного лица.

Без сомнения, отсутствие способности участвовать в спорном правоотношении исключает заинтересованность лица в судебной защите, делает его иск явно необоснованным.

Возбуждение процесса при отсутствии материальной правоспособности, необходимой для участия в споре, противоречит задачам гражданского судопроизводства.

Следовательно, решая вопрос о наличии или отсутствии материально-правового интереса истца, судья, исходя из представленных ему материалов, должен проверить характер самого заявленного в суд требования: вытекает ли оно из объективного права и соответственно подлежит ли в принципе правовой защите, в том числе судебной. Этот вопрос тесно связан с предварительной квалификацией спорного отношения, без которой судье на стадии возбуждения гражданского дела в любом случае не обойтись. Только она позволяет решить вопросы подсудности спора.

Когда из нормы права, подлежащей применению, не вытекает возможность предъявления соответствующего требования, возбуждение гражданского дела по такому иску не имеет смысла. Следовательно, в принятии к производству таких требований должно быть отказано судьей.

Поскольку Ф. в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери заявлялись требования о признании дома (общежития), в котором они проживают, муниципальной собственностью при отсутствии у них полномочий действовать от имени муниципалитета, о признании за которым права истцами предъявляется иск с одновременным указанием в качестве ответчика лица, за которым требуется признать право, суд правомерно привел в определении суждения и правовое обоснование, что от имени Ф., не уполномоченных действовать в чужом интересе, такой иск не может быть принят и по данной части их требований гражданское дело возбуждено быть не может, поскольку истцы не являются участниками данного правоотношения, возникшего между преобразованным в акционерное общество государственным предприятием и муниципалитетом, что однако не лишает их права ссылаться на данные обстоятельства в обоснование иска в своих интересах и при отсутствии у них права требовать вынесения судом решения о признании права за лицом, которое не наделило их такими полномочиями.

Вместе с тем из искового заявления следует, что помимо этого Ф. заявляются другие требования о защите принадлежащих непосредственно им прав: о признании права пользования жилым помещением, заключении договора найма жилого помещения, а кроме того, Ф. ссылалась на возникновение права собственности на основании Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", а также в порядке наследования, что указывает на необходимость уточнять предмет, основания иска.

При этом на стадии принятия заявления закон не наделяет судью правом уточнять предмет и основания иска, поскольку решение такого вопроса отнесено к последующим стадиям гражданского процесса, уточнение исковых требований не является основанием для оставления искового заявления без движения, а тем более для отказа в принятии заявления.

При вынесении определения об отказе в принятии заявления в связи с неподсудностью судья вышеприведенные требования закона не учел; не уточняя исковые требования в части признания права собственности, не оговаривая, в отношении какого требования производится отказ, судья неправомерно отказал истцу в принятии искового заявления в полном объеме, по всем заявленным Ф. требованиям" (дело N 33-4251/2006).

Судам следует иметь в виду, что анализируемое основание относится только к субъектам, указанным в ст. 46 ГПК, поскольку именно в отношении их федеральным законом должно быть предусмотрено право на обращение в суд от своего имени, но в интересах другого лица.

Указанное основание, исходя из смысла ст. 134 ГПК, не относится к прокурору, обращающемуся в суд в интересах других лиц.

Так, прокурор Кировского района г. Екатеринбурга обратился в суд с заявлением в интересах Д. об установлении юридического факта.

Судьей Кировского районного суда г. Екатеринбурга 18.09.2006 постановлено определение об отказе в принятии заявления. При этом судья указал, что установление факта, о котором просит прокурор, подтверждается приложенными к заявлению документами и не требует установления в судебном порядке.

Судебная коллегия в определении от 05.12.2006 с таким выводом судьи не согласилась, поскольку решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга, на которое ссылается судья, Д. было отказано в принятии заявления и определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 26.09.1996 решение оставлено без изменения.

Отказывая в принятии заявления, судья указал также, что Д. не относится к лицам, перечисленным в ст. 45 ГПК, и что он неоднократно обращался самостоятельно в различные инстанции за защитой своих прав.

Судебная коллегия с таким выводом суда также не может согласиться, поскольку из материалов дела видно, что Д., 1927 года рождения, является инвалидом второй группы, что препятствует ему самостоятельно обратиться в суд с заявлением" (дело N 33-8068/2006).

Однако представляется, что применение анализируемого основания для отказа в принятии заявления к прокурору может иметь место в качестве исключения, когда со всей очевидностью следует, что прокурор, обращаясь в суд, злоупотребляет предоставленными ему полномочиями, действует формально, лишь с целью улучшения статистических показателей.

В этом случае суды могут руководствоваться ч. 4 ст. 1 ГПК (аналогия процессуального закона).

Следует также отметить, что обращение в защиту чужих прав и интересов допустимо лишь в отношении лиц, обладающих правоспособностью (ст. 17, 49 ГК). После смерти гражданина или ликвидации юридического лица судебная защита непосредственно их прав, свобод и законных интересов невозможна, поскольку с наступлением этих обстоятельств прекращается их правоспособность.

 

В заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

 

Указанное основание к отказу в принятии искового заявления, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, прежде всего касается вопросов оспаривания нормативных и ненормативных правовых актов.

Это основание в какой-то степени взаимосвязано с предыдущим и выражается в том, что судам неподведомственны дела, по которым в заявлениях лиц, не имеющих в соответствии с ГПК и другими федеральными законами права на обращение в суд в защиту других лиц, оспариваются акты, которые явно не затрагивают права, свободы и законные интересы заявителей.

Например, судам неподведомственны дела:

об оспаривании нормативных правовых актов, регулирующих отношения, участниками которых заявители не являются и со всей очевидностью являться не могут (например, об оспаривании нормативных актов, регулирующих отношения с участием юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, заявителями, которые таковыми не являются, и т.п.);

об оспаривании индивидуальных актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, не имеющих отношения к заявителям (например, о назначении кого-либо на должность, об освобождении от должности, о награждении и т.п.);

о признании недействительными оспоримых сделок, если такое требование заявлено лицами, прямо не указанными в ГК, поскольку эти сделки не касаются их прав (абз. 1 п. 2 ст. 166, ст. 173 - 179 ГК);

о применении последствий ничтожных сделок, если они не затрагивают прав заявителей (абз. 2 п. 2 ст. 166, ст. 168 - 172 ГК).

Так, действующее избирательное законодательство не предоставляет права гражданину обращаться в суд с заявлением в защиту избирательных прав других лиц. Между тем в судебной практике постоянно встречаются случаи, когда в суд обращаются избиратели, оспаривая решения избирательных комиссий о регистрации либо об отказе в регистрации конкретных кандидатов. Такие заявления не должны приниматься судами к производству, поскольку в заявлениях граждан, поданных от своего имени, оспариваются акты, не затрагивающие их права и законные интересы.

При этом следует учитывать, что избирательные права граждан перечислены в п. 28 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". В данном случае, отказывая в принятии заявления, суд ни в коем случае не лишает гражданина на реализацию его активного избирательного права, которое он может реализовать путем голосования на выборах за кандидатов, включенных в избирательный бюллетень.

Кроме того, в п. 5 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" четко определен круг субъектов, которые могут обращаться в суд с заявлениями об отмене регистрации кандидата: 1) избирательная комиссия, которая зарегистрировала данного кандидата, 2) кандидат, зарегистрированный по данному избирательному округу, 3) избирательный блок, список которого также зарегистрирован по данному избирательному округу. Иные лица и организации не наделены правом обращения в суд с указанными заявлениями.

Юридически бессмысленно оспаривание и таких правовых актов (как нормативного, так и ненормативного характера), решений и действий (бездействия), которые на время рассмотрения заявленных требований утратили силу или прекращены, а значит, не нарушают права, свободы или законные интересы заявителя и в этой связи не нуждаются в судебном пресечении.

Верховный Суд Российской Федерации неоднократно высказывал мнение, что в принятии таких заявлений, как не подлежащих рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, необходимо отказывать на основании ст. 3, 4, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК. Заявители же не лишены в данном случае возможности защитить (восстановить) свои нарушенные права иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК, и в иных процессуальных формах (в исковом производстве).

Однако Конституционный Суд Российской Федерации такую правовую позицию не вполне разделяет, увязывая возможность отказа в судебной защите со временем подачи заявления в суд (Определения от 12.05.2005 N 244-О и от 24.11.2005 N 508-О).

Однако при применении анализируемого основания к отказу в принятии искового заявления (заявления) судам следует не забывать, что по общему правилу, предусмотренному ст. 3 ГПК, лицо обладает правом на судебную защиту, если оно считает, что его права или интересы нарушены либо могут быть нарушенными. Действительность принадлежности заявителю нарушенных, по его мнению, прав или интересов, а также действительность самого нарушения таких прав или интересов устанавливается при установлении указанных обстоятельств в судебном разбирательстве.

Соответственно, разрешая вопрос о наличии субъективного права (интереса) заявителей, судам следует быть крайне осторожными в своих суждениях, не допускать преждевременных и необоснованных выводов, которые в некоторых случаях могут быть сделаны лишь по результатам полноценного судебного разбирательства.

Изучение же судебной практики показало, что суды области не всегда правильно определяют, в чьих интересах обращается заявитель в суд.

Например, К. обратился в суд с иском к своей матери О., Х. и В. о признании недействительными доверенности от 07.11.2005, выданной О. на имя В., и договора дарения комнаты, о возврате указанной комнаты в порядке реституции в собственность О.

Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 20.01.2006 К. отказано в принятии заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

В частной жалобе К. просил определение суда отменить, указывая, что он оспаривает сделку по основаниям ст. 170 ГК, полагая, что она является притворной, прикрывающей сделку купли-продажи комнаты. А он, как собственник соседней комнаты в коммунальной квартире, имеет право преимущественной покупки, то есть является заинтересованным лицом.

Удовлетворяя частную жалобу, судебная коллегия в определении от 14.02.2006 указала:

"В соответствии с ч. 1 ст. 3 ГПК заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом - ст. 166 ГК. Таким заинтересованным лицом в данном случае является К., поскольку, являясь собственником соседней комнаты в коммунальной квартире и имея право преимущественной покупки спорной комнаты, полагает, что сделка по дарению этой комнаты прикрывает фактически совершенную сделку купли-продажи комнаты" (дело N 33-1069/2006).

Следовательно, в приведенном примере суд не принял во внимание, что заявителем оспаривается сделка, которой, по его мнению, могут быть нарушены его права, в связи с чем не имелось оснований для отказа в принятии искового заявления.

Аналогичное нарушение допущено в определении Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 16.03.2006, которым отказано в принятии заявления С. об оспаривании действий Главного управления Федеральной регистрационной службы по регистрации права собственности ОАО "Уральский завод РТИ" на объект незавершенного строительства.

В обоснование требования С. указал, что эти действия являются незаконными, поскольку он проживает в соседнем со строительством доме, регистрация строения была произведена незаконно после вынесения Чкаловским районным судом г. Екатеринбурга решения о сносе данной самовольной постройки, которая нарушает права и охраняемые законом интересы заявителя: права на жилище, на благоприятную окружающую среду, на благоприятную среду жизнедеятельности, на участие в градостроительной деятельности.

Согласившись с доводами частной жалобы С., судебная коллегия в определении от 25.04.2006 указала:

"Суд исходил из того, что С. в заявлении оспаривает ненормативный акт, который не затрагивает права, свободы или законные интересы С., не влечет для заявителя каких-либо правовых последствий.

С такими выводами суда судебная коллегия согласиться не может.

Как следует из материалов дела, решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 14.02.2006, в том числе по иску С., нулевой цикл спорного жилого дома был признан самовольной постройкой и ОАО "Завод РТИ" обязано снести эту самовольную постройку за свой счет в срок до 01.05.2006.

Регистрация ГУ ФРС по Свердловской области права собственности на указанный объект как на объект незавершенного строительства фактически меняет его правовой статус и может явиться препятствием к исполнению решения суда о сносе этого строения.

В заявлении С. указал, что самовольное строение нарушает его права как жильца соседнего дома на жилище, на благоприятную окружающую среду, на благоприятную среду жизнедеятельности, на участие в градостроительной деятельности, что фактически уже было признано решением суда от 14.02.2006, соответственно и регистрация права на указанный объект регистрирующим органом порождает нарушение этих его прав, затрагивает законные интересы заявителя, поскольку изменяет правовой статус объекта недвижимости.

При таких обстоятельствах определение суда об отказе в принятии заявления нельзя признать законным и обоснованным в силу ст. 362 ГПК, поскольку оно нарушает предусмотренное ч. 1 ст. 3 ГПК право заинтересованного лица на обращение в суд за защитой его нарушенных прав и законных интересов.

В этой связи данное определение подлежит отмене с направлением вопроса о принятии заявления на новое рассмотрение в тот же суд, в ходе которого суду следует правильно применить нормы процессуального права, в частности обсудить вопрос о наличии в данных правоотношениях спора о праве, и разрешить вопрос в зависимости от этого в точном соответствии с законом" (дело N 33-2613/2006).

По существу под содержание п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК подпадают и иные случаи, когда предъявленные к судебной защите требования носят неправовой характер и в этой связи в силу закона или исходя из его смысла лишены правовой защиты как в судебном, так и в ином порядке. Сюда же следует отнести случаи, когда отсутствует сам спор о каком-либо нарушенном праве, свободе или охраняемом законом интересе. Такие дела подведомственны судам лишь в случаях, прямо предусмотренных законом (например, дела особого производства, об аннулировании записей в актах гражданского состояния).

 

Пункт 2 ч. 1 ст. 134 ГПК.

 

Данная норма устанавливает, что суд отказывает в принятии заявления, если имеется:

- вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете, по тем же основаниям;

- вступившее в законную силу определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска;

- вступившее в законную силу определение суда о прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения сторон.

Отказ судом в принятии иска по данному основанию обусловлен действием свойства исключительности как правового последствия вступления решения суда в законную силу (ст. 209 ГПК). Не может быть предъявлен вторично иск, тождественный уже разрешенному судом требованию.

Отказывая в принятии искового заявления по данному основанию, судам необходимо обращать внимание на следующие правила.

1. Тождественность касается элементов иска (предмет и основание) и субъектов спора. Только в том случае, когда совпадают все три этих элемента, иск тождествен уже заявленному и не может быть принят судом к рассмотрению (исключение из этого правила составляют дела, возникающие из публично-правовых отношений).

2. В любом случае установление тождества возможно только при наличии в распоряжении суда копии судебного акта по другому делу.

Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 14.07.2006 Л. в принятии иска к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации о взыскании недоначисленной и невыплаченной части пенсии с учетом ее индексации отказано по мотиву наличия вступившего в законную силу решения мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района г. Екатеринбурга по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Судебная коллегия 05.10.2006 отменила определение суда в связи с неподтверждением изложенных в нем выводов копией судебного постановления, на которое ссылается суд (дело N 33-6855/2006).

В связи с этим в судебной практике возникает вопрос о качестве ранее постановленных судебных актов. В частности, нередко в определениях о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска или утверждением мирового соглашения, заключенного сторонами, суды не излагают подробно основания иска, не конкретизируют предмет иска. Соответственно, в дальнейшем такой судебный акт не позволяет с полнотой и достоверностью установить совпадение всех трех элементов тождества, для чего возникает необходимость ознакомления с материалами ранее рассмотренного дела.

При такой ситуации отказ в принятии искового заявления недопустим. Суду необходимо принять исковое заявление к производству и все сомнения относительно тождественности исков устранить при подготовке дела к судебному разбирательству либо при рассмотрении дела по существу. Если на последующих стадиях гражданского судопроизводства тождество исков подтвердится, то суду надлежит прекратить производство по делу в соответствии с абз. 3 ст. 220 ГПК.

3. Под решением и определением суда в п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК подразумеваются не только судебные постановления федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей, но и арбитражных судов, что адекватно принципу, изложенному в ст. 150 АПК.

Статья 406 ГПК распространяет те же правила и на случаи наличия решений судов иностранных государств, с которыми имеется у Российской Федерации международный договор, предусматривающий взаимное признание и исполнение решений суда.

4. Предметом иска является конкретное материально-правовое требование истца к ответчику, о разрешении которого истец просит суд. Фактически предметом спора является конкретный способ защиты субъективного права истца, который истец признал для себя наиболее приемлемым. При этом в рамках одного и того же спорного материального правоотношения, участниками которого являются истец и ответчик, законодательством может быть предусмотрено несколько различных способов защиты нарушенного права одного из участников материального правоотношения.

Соответственно, не исключаются случаи, когда между теми же сторонами, являющимися субъектами того же спорного материального правоотношения, может возникнуть несколько требований, которые прежде всего будут отличаться предметом иска.

Например, ТУ Федерального агентства по управлению федеральным имуществом обратилось в суд с иском к Г., О. о признании недействительными договоров купли-продажи здания двухэтажного общежития и нежилого пристроенного помещения к строению.

Определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 30.08.2006 в принятии иска отказано. При этом суд указал, что имеется решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 09.02.2006, которым разрешен спор по тем же предмету и основанию иска.

Между тем судебная коллегия с таким выводом суда не согласилась, поскольку, как видно из решения Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 09.02.2006, судом разрешен спор по иску ТУ Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Свердловской области к О. о признании недействительным (не возникшим) зарегистрированного права собственности на спорные нежилые помещения. Следовательно, предметом иска являлась недействительность права собственности на нежилые помещения. В иске, по которому заявителю отказано в приеме заявления, предметом иска является недействительность договоров купли-продажи нежилых спорных помещений. Поэтому в данном споре отсутствует тождество исков по заявлению заявителя в суд и разрешенному судом ранее спору от 09.02.2006.

Кроме того, в мотивировочной части определения суда указывается на отказ в принятии заявления, тогда как в резолютивной части определения суд, ссылаясь на ст. 135 ГПК, возвратил исковое заявление заявителю без указания оснований, изложенных в ст. 135 ГПК (дело N 33-7474/2006).

5. При установлении тождества оснований иска сравниваться должны конкретные юридические факты, изложенные в исковом заявлении, с фактами, на которые истец ссылался в первоначальном заявлении, и которые устанавливались судом при его рассмотрении.

Например, Л. обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с исковым заявлением к Администрации г. Екатеринбурга об обязании выдать разрешительное письмо на получение заключений государственных (контрольных) служб и сбор технических условий на подключение офисно-выставочного здания к источникам энергоснабжения, инженерным сетям и коммуникациям.

Отказывая в принятии заявления Л. определением от 19.09.2006, суд указал, что решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 22.08.2006 по заявлению Л. об оспаривании действий Администрации г. Екатеринбурга разрешен этот же вопрос о правомерности разрешения на строительство офисно-выставочного здания переменной этажности на обращение от 09.02.2006.

Однако с таким выводом суда судебная коллегия 19.10.2006 не согласилась, поскольку, как видно из решения Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 22.08.2006, имеющегося в материалах, представленных в кассационную инстанцию, Л. оспаривал в порядке ст. 254 - 258 ГПК действия Администрации г. Екатеринбурга, содержащиеся в решении Администрации г. Екатеринбурга от 06.03.2006 N 21-12.92-83 "О строительстве офисно-выставочного здания на ранее предоставленном в собственность земельном участке", просил обязать Администрацию г. Екатеринбурга устранить в полном объеме допущенное нарушение прав заявителя. Решением этого суда заявление Л. удовлетворено.

Однако заявитель обращается в суд с исковым заявлением, в котором просит обязать Администрацию г. Екатеринбурга выдать разрешительное письмо на получение заключений государственных (контрольных) служб и сбор технических условий. Данное требование об устранении нарушенного права заявителя не является тождественным по предмету иска, и это требование не было предметом разрешения спора в производстве по делу об оспаривании решения Администрации г. Екатеринбурга от 06.03.2006. Фактические обстоятельства, изложенные в исковом заявлении об отказе в выдаче разрешительного письма, не входили ранее в основание заявления об оспаривании решения Администрации г. Екатеринбурга об отказе в строительстве офисно-выставочного здания, поэтому судебная коллегия находит отказ судом в принятии искового заявления Л. об обязании Администрации г. Екатеринбурга выдать разрешительное письмо на получение заключений государственных (контрольных) служб и сбор технических условий преждевременным (дело N 33-7500/2006).

Судам также следует иметь в виду, что в длящихся правоотношениях при наличии новых или изменившихся обстоятельств повторное обращение за разрешением того же предмета спора и между теми же сторонами не исключается.

Об этом, в частности, напоминает судам п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака".

6. При анализе тождественности сторон судам следует учитывать правила о процессуальном правопреемстве. Согласно ч. 2 ст. 44 ГПК все действия, совершенные до вступления в процесс правопреемника, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил. В силу п. 2 ст. 209 ГПК после вступления в законную силу решения суда не только стороны, другие лица, участвующие в деле, но и их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения. Следовательно, процессуальное правопреемство само по себе не исключает тождественности.

Однако тождественность отсутствует, например, в случаях, когда одно и тоже лицо действует от своего имени и в качестве представителя.

Не во всех случаях допустимо применение правил о тождественности и при перемене мест сторон в процессуальном отношении (когда истец по первоначальному иску стал ответчиком по новому иску и наоборот). Даже при тождественности предмета и фактических обстоятельств спора было бы, например, юридически неправильно лишать возможности обращения в суд ответчика, когда при предыдущем судебном разбирательстве истец отказался от поддержания своего иска.

Так, ООО "Альтернатива-2003" обратилось в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Т. об обращении взыскания на заложенное имущество.

В обоснование иска указано, что в соответствии с условиями мирового соглашения между сторонами, утвержденного определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.06.2004, определена доля Т. в праве собственности на объект недвижимости. По условиям этого мирового соглашения Т. принял на себя обязательства по финансированию строительства первой очереди объекта недвижимости в размере 100% затрат, необходимых для завершения строительства, и возмещению расходов на содержание и охрану пропорционально доле в первой очереди в течение 5 банковских дней с момента получения счета. Ответчик в сроки, предусмотренные мировым соглашением, обязательства по оплате выставленных ему счетов не исполнил в полном объеме. В связи с этим истец, ссылаясь на ст. 488, 348, 337, 349 ГК, просил обратить взыскание на долю собственности ответчика в объекте незавершенного строительства и установить начальную продажную цену объекта.

Судья, со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, 21.11.2005 постановил определение об отказе в принятии иска, считая, что данное исковое заявление не подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, а именно: в исковом заявлении фактически указано на неисполнение мирового соглашения, утвержденного судом, заявление не содержит новых самостоятельных требований, которые могут быть предметом рассмотрения суда. Все вопросы, связанные с неисполнением мирового соглашения, подлежат разрешению в рамках исполнительного производства по данному делу и не являются предметом для самостоятельного рассмотрения.

Отменяя определение, судебная коллегия 12.01.2006 указала, что, отказывая в принятии заявления, судья неправильно толковала данную норму закона, а также вопросы тождественности иска, вошла в обсуждение обоснованности заявленных требований по существу спора и возможного способа защиты прав заявителя, хотя в силу ст. 12 ГК, ст. 3 ГПК истец вправе сам избирать способ защиты нарушенных либо оспариваемых прав и самостоятельно определять предмет иска, отказ от права на обращение в суд недействителен.

Из определения суда от 10.06.2004 об утверждении между сторонами мирового соглашения следует, что мировое соглашение утверждено судом в рамках иска Т. к ПГСК "Рубин-98", ООО "Альтернатива-2003" о признании сделки недействительной. Из п. 2 мирового соглашения также следует, что предметом спора, возникшего между сторонами, является признание в судебном порядке недействительной (ничтожной) сделки по отчуждению спорного объекта недвижимости. В соответствии с мировым соглашением определена доля Т. в спорном объекте недвижимости, урегулированы вопросы финансирования незавершенного строительства и иные вопросы и обязательства сторон. В п. 5 мирового соглашения указано, что доля Т. до полного исполнения им принятых на себя обязательств находится в залоге у ООО "Альтернатива-2003".

Из искового заявления по настоящему делу следует, что ООО "Альтернатива-2003" заявлен к Т. иск об обращении взыскания на спорный объект недвижимости как на заложенное имущество. То есть заявленный иск не является тождественным ранее рассмотренному делу. Кроме того, в мировом соглашении не решались вопросы об обращении взыскания на спорный объект (дело N 33-57/2006).

Немаловажное значение имеет и вопрос, в каком статусе лицо ранее обращалось в суд.

Например, С. обратился в суд с иском к ОАО "ПТК "Свердловскстройтранс" об истребовании имущества.

Определением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 21.06.2006 отказано в принятии искового заявления со ссылкой на то, что такой спор уже судом был рассмотрен.

Отменяя определение, судебная коллегия 05.09.2006 обратила внимание, что С. обратился в суд с иском, полагая нарушенными его права как члена кооператива "Сирена".

Суд отказал в принятии искового заявления, поскольку имеются вступившие в законную силу решение суда и определение Свердловского областного суда, которыми С. отказано в удовлетворении исковых требований об истребовании имущества от ОАО. Исходя из буквального изложения судебных постановлений, С. отказано в удовлетворении исковых требований об истребовании имущества из чужого незаконного владения. При этом, как указано в частной жалобе, С. выступал как учредитель кооператива (дело N 33-6348/2006).

7. В случае утраты решения и самого судебного производства препятствия к повторному обращению в суд отсутствуют, о чем прямо указано в ч. 1 ст. 318 ГПК.

Следовательно, в этом случае судам необходимо выяснять, возбуждалось ли производство о восстановлении утраченного судебного производства, каков результат рассмотрения дела.

Например, П. обратился в суд с иском к Администрации г. Екатеринбурга о признании за ним права пользования квартирой.

Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 26.01.2006 в принятии искового заявления П. отказано. Суд сослался на наличие вступившего в законную силу решения того же суда от 07.02.1993, которым истец выселен из указанного им в исковом заявлении жилого помещения.

Отменяя определение, судебная коллегия 23.03.2006 указала на то, что суд указанным решением не располагал и не исследовал его содержания. Не имеется упомянутого решения и среди материалов, представленных в судебную коллегию. В этой связи вывод суда о тождественности заявленного П. и ранее рассмотренного исков нельзя признать обоснованным.

Вместе с тем, как установлено другим определением того же суда (от 01.03.2005), решение от 07.02.1993 и само судебное производство (гражданское дело), по которому оно постановлено, в настоящее время утрачены. В их восстановлении отказано (производство по этому вопросу прекращено).

Таким образом, и де-факто, и де-юре решения Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 07.02.1993 о выселении П. из квартиры не существует.

Именно по этой причине определением от 01.03.2005 в соответствии с ч. 1 ст. 318 ГПК П. предложено предъявить иск в общем порядке, что он и сделал.

Однако суд безосновательно отказал ему в реализации права на судебную защиту (дело N 33-2159/2006).

 

Пункт 3 ч. 1 ст. 134 ГПК.

 

Данный пункт предусматривает отказ в принятии искового заявления в случае, если имеется ставшее обязательным для сторон и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Указанная норма является новеллой Кодекса, так как в ГПК РСФСР указывалось не на само решение, а лишь на передачу спора на разрешение третейского суда.

При заключении такого соглашения и его реализации по сути происходит изменение подведомственности дела (вместо рассмотрения дела государственным судом стороны определяют подведомственность дела в рамках самозащиты или общественной формы защиты права). Вместе с тем заключение соглашения о передаче спора в третейский суд само по себе не препятствует обращению в суд общей юрисдикции и принятию искового заявления. Препятствие к его рассмотрению может возникнуть лишь в случае, если до начала рассмотрения дела по существу от ответчика поступит возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде (абз. 6 ст. 222 ГПК). Следовательно, наличие третейского соглашения не препятствует принятию судом заявления, если нет обстоятельств, указанных в п. 3 ч. 1 ст. 134, п. 5 ч. 1 ст. 135 ГПК.

Полномочия третейского суда, порядок заключения соглашения о передаче спора на рассмотрение третейского суда установлены Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации".

Следует обратить внимание, что указанное основание включает себя два условия, при наличии которых возможен отказ в принятии заявления. Важен не только сам факт наличия решения третейского суда, постановленного по тождественному спору, но и факт отсутствия отказа суда в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (гл. 47 ГПК).

Последнее обстоятельство имеет существенное значение, поскольку отказ суда в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда лишает лица права его принудительное исполнение. В таком случае у заинтересованного лица должно сохраняться право на судебную защиту в государственном суде. Соответственно, отказ в принятии иска будет истцу препятствовать в доступе к правосудию.

 

Возвращение искового заявления (заявления)

 

Перечень процессуальных оснований к возвращению искового заявления, так же как и к отказу в его принятии, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Такие основания прежде всего названы в ст. 135 ГПК (6 пунктов) и дополнены положениями ч. 2 ст. 136 ГПК.

Сам институт возвращения искового заявления по существу тоже является новеллой. Ранее действовавший ГПК РСФСР в ст. 129 предусматривал лишь возможность отказа в принятии заявления по тем основаниям, которые в настоящее время разделены на две статьи (134 и 135 ГПК). Возвращалось заявление судом только по основаниям, аналогичным указанным в ч. 2 ст. 136 ГПК.

Любые сомнения относительно наличия или отсутствия оснований к возвращению искового заявления (заявления) также должны толковаться в пользу заявителя. В связи с этим ГПК предусматривает последствия выявления таких оснований на последующих стадиях (ст. 33, 222 ГПК).

 

Пункт 1 ч. 1 ст. 135 ГПК.

 

Речь в нем идет о возвращении искового заявления в случае несоблюдения истцом установленного федеральным законом для данной категории споров или предусмотренного договором сторон досудебного порядка урегулирования спора. Аналогичные правовые последствия влечет и непредставление истцом документов, подтверждающих соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.

В настоящее время законодатель, обеспечивая максимально полную реализацию гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту, значительно сократил число нормативных актов, предусматривающих досудебный порядок разрешения споров. К таким актам относятся: ГК (п. 2 ст. 452 и др.), Налоговый кодекс Российской Федерации (п. 1 ст. 45, п. 2 ст. 48 и др.), Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации (ст. 120, 121), Воздушный кодекс Российской Федерации (п. 3 ст. 124), Федеральный закон "О связи", Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации, Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации (гл. 18, ст. 160 - 164).

При этом следует учитывать, что российское законодательство предусматривает два варианта досудебного порядка урегулирования спора. Во-первых, неюрисдикционный, то есть досудебное разрешение спора между самими сторонами спора без обращения к какому-либо юрисдикционному органу (например, претензионный порядок). Во-вторых, юрисдикционный, который предусматривает досудебное обращение в иной несудебный юрисдикционный орган (например, спор между родителями, с одной стороны, и другими родственниками несовершеннолетнего ребенка, с другой, о порядке общения с ребенком, предварительно разрешается органом опеки и попечительства; если родителями не исполняется решение органа опеки и попечительства, то другие родственники могут обратиться в суд с иском об определении порядка общения с несовершеннолетним ребенком (ст. 67 СК)).

Кроме того, необходимо обратить внимание, что возвращение искового заявления по указанному основанию допустимо при условии, что досудебный порядок разрешения спора в силу закона или договора является обязательным (императивным). Если досудебный порядок разрешения спора носит факультативный (добровольный, диспозитивный) характер, то возвращение искового заявления по данному основанию недопустимо, поскольку применение досудебного порядка зависит от усмотрения заявителя (например, ст. 18, 28 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей"). В частности, по спорам, вытекающим из договора перевозки пассажиров и багажа, обращение с претензией к перевозчику является правом, а не обязанностью (ст. 121 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации); в то же время по требованиям, возникающим из перевозки груза, предъявление претензии к перевозчику до обращения в суд является обязательным (ст. 120 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации).

Произвольное же применение п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК, лишь по усмотрению суда, недопустимо.

Так, ОАО КБ "Мечел-банк" обратилось в суд с иском к супругам Ш. о взыскании солидарно с ответчиков задолженности по кредитному договору и договору поручительства.

Определением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 20.04.2006 исковое заявление возвращено заявителю по основанию несоблюдения досудебного порядка урегулирования спора и неподтверждения полномочий представителя истца. Возвращая исковое заявление заявителю, суд указал на п. 2.1, 2.2, 3.1 договора поручительства, в которых указано, что в случае, если должник не гасит в установленный срок задолженность по договору, кредитор вправе удовлетворить свое требование путем предъявления последнего к поручителю. Кредитор сообщает поручителю о неисполнении должником обязательств по договору письмом, телеграммой, телефонограммой, факсом, электронной связью, а также иным способом. Поскольку истцом не приложены документы, подтверждающие досудебный порядок урегулирования спора, то суд возвратил заявление.

Не согласившись с выводом суда, судебная коллегия 22.06.2006 указала, что согласно п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК досудебный порядок урегулирования спора должен быть установлен федеральным законом или договором. Однако указанные в определении суда пункты договора поручительства не регламентируют досудебный порядок урегулирования спора, а указывают на то, что кредитор сообщает поручителю о неисполнении обязанностей по кредитному договору должником. Указание на урегулирование досудебного порядка и сам порядок урегулирования спора непосредственно должны быть указаны в договоре, если такое урегулирование не предусмотрено федеральным законом.

Не может коллегия согласиться с выводом о возврате заявления по основанию, что заявление подписано и подано лицом, полномочия которого надлежащим образом не подтверждены. В материалах дела имеется копия доверенности, уполномачивающей заместителя председателя Правления ОАО КБ "Мечел-банк" совершать действия, в том числе и принимать участие в качестве представителя в судах общей юрисдикции с правом подписания искового заявления (дело N 33-4279/2006).

В судебной практике также возник вопрос о разграничении порядка рассмотрения дел, возникающих в связи с перепланировкой жилых помещений.

Например, К. обратилась в суд с иском к Администрации МО г. Екатеринбург, ТСЖ "Правобережный" о сохранении принадлежащей ей на праве собственности квартиры в перепланированном состоянии. В обоснование указано, что для повышения благоустройства в квартире произведена перепланировка, что в настоящее время препятствует оформлению правоустанавливающих документов на эту квартиру.

Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга 10.07.2006 постановлено определение о возвращении искового заявления. При этом, делая вывод, что исковое заявление подлежит возврату, суд исходил из того, что для разрешения заявленных К. требований законодательством предусмотрен досудебный порядок разрешения спора, который заявителем не соблюден.

Судебная коллегия 07.09.2006 определение суда отменила, поскольку доводы суда основаны на неправильном определении судом предмета и правового основания заявленных требований, указав при этом, что К. заявлены требования, основанные на положениях ч. 4 ст. 29 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК), которые предусматривают возможность сохранения жилого помещения в перепланированном состоянии.

Данная норма предусматривает одно из правовых последствий самовольного переустройства или самовольной перепланировки жилого помещения, то есть в судебном порядке устанавливаются правовые последствия самовольно произведенной перепланировки и решается вопрос о возможности ее сохранения.

Для рассмотрения таких требований какого-либо обязательного досудебного порядка их разрешения нормами ЖК не предусмотрено. Такие требования подлежат рассмотрению и разрешению в порядке искового производства.

Положения ст. 26 и ст. 27 ЖК регулируют совершенно иные правоотношения, возникающие на стадии согласования предполагаемой перепланировки жилого помещения, и направлены на защиту прав собственника жилого помещения от необоснованного ограничения органами местного самоуправления его прав на производство переустройства или перепланировки занимаемого им жилого помещения.

Часть 3 ст. 27 ЖК предусматривает возможность обжалования в судебном порядке решения органа местного самоуправления по отказу в согласовании перепланировки жилого помещения.

Такое обжалование производится в порядке гл. 25 ГПК, предусматривающей порядок производства по делам об оспаривании решений, действий органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, и является самостоятельным способом защиты нарушенного права (дело N 33-6329/2006).

В связи с этим следует обратить внимание, что положения ст. 26, 27 ЖК вообще не предусматривают досудебный порядок урегулирования спора. В указанных нормах речь идет о порядке получения согласования на будущие переустройство или перепланировку. Если органом, осуществляющим согласование, принято решение об отказе в согласовании, то заявитель вправе оспорить такое решение в судебном порядке.

В ст. 29 ЖК регулируются два варианта ситуаций, оба из которых относятся к случаям, когда перепланировка или переустройство уже произведены собственником или нанимателем. Во-первых, обращение собственника или нанимателя в суд с иском о сохранении жилого помещения в перепланированном или переустроенном состоянии (как в вышеприведенном примере). Во-вторых, обращение органа, осуществляющего согласование, в суд с иском к собственнику о продаже жилого помещения с публичных торгов или к нанимателю о расторжении договора социального найма в случае, когда собственник или наниматель не привели жилое помещение в прежнее состояние в срок и в порядке, которые установлены органом, осуществляющим согласование.

Именно только в последнем варианте допустимо возвращение искового заявления в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК органу, осуществляющему согласование, если из искового заявления следует, что указанный орган не предлагал собственнику или нанимателю в разумные сроки и в порядке привести жилое помещение в прежнее состояние либо не представил соответствующих доказательств. Такой порядок и есть досудебный неюрисдикционный, поскольку субъекты правоотношения первоначально между собой должны разрешить возникший вопрос.

Кроме того, судам следует иметь в виду, что возвращение искового заявления по мотиву несоблюдения досудебного порядка разрешения спора допускается только в отношении лица, от которого зависит его соблюдение, то есть в отношении непосредственного участника спорных материальных правоотношений.

Соответственно, не может быть возвращено по данному основанию исковое заявление, предъявленное прокурором.

Так, прокурор Кировского района г. Екатеринбурга обратился в суд с исковым заявлением в интересах И. к Некоммерческой организации Городской Фонд "Забота и помощь" о расторжении договора пожизненной ренты.

Определением судьи Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 23.05.2006 заявление возвращено прокурору Кировского района г. Екатеринбурга на основании п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК.

В частном представлении прокурор Кировского района г. Екатеринбурга просил отменить определение суда, полагая, что суд не учел того обстоятельства, что прокурор не является субъектом в данных договорных отношениях, в связи с чем досудебный порядок урегулирования спора на него не распространяется.

Судебная коллегия в определении от 04.07.2006 согласилась с доводами прокурора (дело N 33-4429/2006).

Следует обратить внимание, что такое нарушение допущено Кировским районным судом г. Екатеринбурга, несмотря на то, что по данному основанию ранее (04.05.2006) было отменено судебной коллегией определение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 02.03.2006 по иску прокурора Кировского района г. Екатеринбурга в интересах Ч. к Некоммерческой организации Городской Фонд "Забота и помощь" о расторжении договора пожизненной ренты (дело N 33-2784/2006).

 

Пункт 2 ч. 1 ст. 135 ГПК.

 

Исковое заявление подлежит возвращению в случае, если дело неподсудно данному суду.

Как уже указывалось, под подсудностью понимается относимость подведомственного судам общей юрисдикции дела к ведению определенного суда.

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает распределение дел между судами по родовому (предметному) и территориальному критериям.

В первом случае имеется в виду распределение дел по категориям среди судов различных звеньев судебной системы, этот вопрос урегулирован в ст. 23 - 27 ГПК. Вопросы территориальной подсудности регулируются ст. 28 - 32 ГПК. Кроме того, подсудность дел устанавливается иными нормами ГПК и некоторыми федеральными законами.

Поэтому при рассмотрении вопроса о принятии заявления к производству судам необходимо учитывать все действующие нормативные правовые акты и установленные ими правила определения подсудности в их совокупности.

 

Родовая подсудность.

 

Прежде всего, судам следует учитывать, что в силу ст. 24 ГПК все дела по первой инстанции подсудны федеральным районным судам, за исключением дел, отнесенных к подсудности мировых судей (ст. 23 ГПК), судов субъектов Российской Федерации (ст. 26 ГПК) и Верховного Суда Российской Федерации (ст. 27 ГПК). Указанное правило относится и к делам неисковых производств.

Изучение судебной практики показало, что наиболее часто ошибки судами области допускаются при разграничении подсудности между мировыми судьями и районными судами.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 23 ГПК мировые судьи рассматривают в качестве суда первой инстанции дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска.

Однако суды не всегда учитывают, что к данному пункту относятся только те случаи, когда между супругами нет спора относительно отнесения подлежащего разделу имущества к совместно нажитому в период брака. Если же один из супругов утверждает, что имущество не является совместно нажитым в период брака, то возникает спор о праве собственности, подсудность которого должна определяться с учетом положений п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК.

Судам также следует иметь в виду, что к делам о разделе между супругами совместно нажитого имущества не относятся дела по искам кредитора к супругам о выделе доли из общего имущества супругов и обращении на нее взыскания в случаях, когда один из супругов является должником по кредитному договору. Указанное требование возникает не из семейно-правовых отношений. Такой спор носит гражданско-правовой характер и подлежит рассмотрению в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2006 г., вопрос N 3).

Суды не всегда обращают внимание, что к подсудности мировых судей п. 4 ч. 1 ст. 23 ГПК помимо указанных категорий дел относятся и иные дела, за исключением связанных со спором о детях, под которым понимается любой спор, связанный с правами ребенка. Например, неподсудны мировым судьям дела об ограничении в родительских правах, о восстановлении в родительских правах, об отмене усыновления, о передаче ребенка на воспитание, об определении места жительства ребенка, об определении порядка участия в воспитании ребенка отдельно проживающего родителя, об определении порядка общения с ребенком других родственников и т.д. На такое широкое толкование п. 4 ч. 1 ст. 23 ГПК, основанное в том числе на системном анализе п. 2 ч. 1 ст. 23 ГПК, обращалось внимание в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2003 г.

В силу п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК мировому судье подсудны дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 МРОТ (в настоящее время 50000 руб.).

Относительно применения этого пункта судам следует иметь в виду, что все исковые требования делятся на три группы: имущественные, подлежащие оценке; имущественные, не подлежащие оценке; неимущественные. Из них только имущественные, подлежащие оценке, могут быть отнесены к подсудности мировых судей (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2003 г.).

При определении, является ли требование имущественным, подлежащим оценке, следует руководствоваться ст. 91 ГПК, в которой установлен порядок определения цены иска.

К имущественным, подлежащим оценке, относятся фактически все требования о защите прав потребителя, поскольку Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" регулирует имущественные отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Это относится и к требованиям потребителей об обязании ответчиков выполнить определенные действия (например, осуществить ремонт квартиры после затопления, ремонт системы отопления, заменить окна и т.д.) (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2006 г., вопрос N 3).

К требованиям имущественного характера, подлежащим оценке, также относятся требования о расторжении кредитного договора, досрочном возврате задолженности по кредитному договору. Подсудность указанного спора определяется в соответствии со ст. 23 ГПК РФ в зависимости от цены иска.

Такой подход обусловлен необходимостью применения судами при разрешении таких споров ст. 206 ГПК относительно порядка исполнения решения суда (истец вправе совершить эти действия за счет ответчика с взысканием с него необходимых расходов).

Однако изложенные положения не распространяются на случаи, когда потребитель обращается в суд только с иском о компенсации морального вреда.

Так, Ш. обратился в суд с иском к ЗАО "Уралтел" о защите прав потребителя, просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.

Судьей Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга постановлено определение от 27.02.2006 о возвращении иска со ссылкой на ст. 135 ГПК на том основании, что дело неподсудно районному суду, поскольку имущественный спор не превышает 500 МРОТ, при этом данная категория дел не относится к спорам имущественного характера, но требования истца основаны на Законе Российской Федерации "О защите прав потребителей", и истец вправе обратиться с таким иском о защите прав потребителей к мировому судье по месту жительства или по месту нахождения ответчика.

Судебная коллегия в определении от 23.03.2006 вывод суда о неподсудности дела районному суду признала ошибочным.

С учетом положений ст. 23 ГПК, если требование о компенсации морального вреда в соответствии со ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" предъявляется самостоятельно, без предъявления требования имущественного характера, то, как требование неимущественного характера, оно подсудно районному суду независимо от размера требуемой истцом суммы компенсации (дело N 33-2092/2006).

В то же время судам следует иметь в виду, что в случае, когда требование о компенсации морального вреда заявлено совместно с иском имущественного характера, подлежащим оценке, судам необходимо выяснять, вытекает ли требование о компенсации морального вреда из нарушения имущественных прав или неимущественных прав.

В том случае, если требование о компенсации морального вреда производно от имущественного требования, когда это допускается законом (например, по делам о защите прав потребителя), то дело подсудно мировому судье, если цена иска по требованию имущественного характера, подлежащему оценке, заявленному одновременно с требованием о компенсации морального вреда, не превышает 500 МРОТ.

Если одновременно с имущественным требованием, подлежащим оценке, заявлено требование о компенсации морального вреда, вытекающее из нарушений неимущественных прав (нематериальных благ), то исковое заявление подсудно районному суду (например, моральный вред вследствие причинения вреда здоровью истца) (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2002 г.).

В любом случае судам следует учитывать, что размер истребуемой истцом компенсации морального вреда не может складываться с размером исковых требований имущественного характера и никак не влияет на размер цены иска.

Например, Б. обратился в суд с иском к ГУВД Свердловской области, РУВД Ленинского района г. Екатеринбурга, Министерству финансов Свердловской области и Управлению Федерального казначейства по Свердловской области о признании незаконными действий сотрудников Ленинского РУВД, взыскании материального вреда и компенсации морального ущерба.

Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга, возвращая иск определением от 23.01.2006, установил, что цена иска по делу Б. составляет 22000 руб., поэтому спор должен рассматривать мировой судья по месту нахождения ответчика.

С таким выводом суда судебная коллегия 20.04.2006 не согласилась, поскольку суммы по требованиям материального и нематериального характера при определении цены иска складываться не должны.

Истцом фактически обжалуются действия должностных лиц - работников Ленинского РУВД г. Екатеринбурга и заявлены требования о взыскании компенсации морального вреда, основанные на нарушении нематериальных благ, что относится к требованиям неимущественного характера, которые подсудны районному суду. При наличии по данному делу требований неимущественного характера и требований о взыскании материального вреда в размере 2000 руб. дело должно рассматриваться в районном суде (дело N 33-2839/2006).

Судам также необходимо иметь в виду, что при предъявлении искового заявления, в котором истцом соединены требования как имущественного характера, подлежащие оценке, так и имущественного характера, не подлежащие оценке, дело подлежит рассмотрению в районном суде.

Аналогичное правило действует и в тех случаях, когда истцом в одном исковом заявлении объединены требования имущественного характера, подлежащие оценке, и требования неимущественного характера.

Например, Р. и В. обратились в суд с иском к Н., А. о признании права собственности на 5/48 домовладения за каждым. Определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 16.03.2006 иск оставлен без движения для определения цены иска. 29.03.2006 недостатки заявления устранены, истцами представлена справка об оценке спорного имущества, из которой следует, что 5/48 доли домовладения оцениваются в 23402 руб.

Определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29.03.2006 исковое заявление возвращено заявителям. Постановляя определение, судья исходила из того, что, поскольку цена иска не превышает 500 МРОТ, данное заявление подсудно мировому судье судебного участка N 7 Кировского района г. Екатеринбурга согласно правилу исключительной подсудности по ч. 1 ст. 30 ГПК.

Такой вывод суда судебная коллегия в определении от 08.06.2006 признала преждевременным, указав, что, действительно, в силу п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 МРОТ, установленных федеральным законом на день подачи заявления.

Однако истцы указывают, что они предъявили требования не только о признании права собственности на доли домовладения, но и ставят вопрос об установлении факта принятия наследства. Действительно, как видно из искового заявления истцов, одним из требований они ставят вопрос об установлении факта принятия наследства. Такие требования истцов в силу ст. 24 ГПК подлежат рассмотрению в районном суде.

Суду следовало также учесть, что в силу ст. 23 ГПК, если одни требования подсудны районному суду, а другие подсудны мировому судье, то все требования подлежат рассмотрению в районном суде (дело N 33-4078/2006).

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК мировым судьям подсудны дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе.

Однако судам следует иметь в виду, что в соответствии с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в ред. от 28.12.2006) районным судам подсудны не только дела о восстановлении на работе, но и дела по искам работников, с которыми трудовые отношения прекращены, о признании увольнения незаконным и изменении формулировки причин увольнения, поскольку по существу предметом рассмотрения является вопрос о законности увольнения.

Однако суды до сих пор допускают ошибки по этому вопросу.

Так, К. обратился в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с иском об изменении формулировки увольнения, указав, что уволен ответчиком за прогул по п. 6 ст. 81 ТК, с чем он не согласен, просил изменить формулировку увольнения на увольнение по собственному желанию.

Определением суда от 11.10.2006 исковое заявление возвращено, поскольку в силу ст. 23 ГПК иски об изменении формулировки увольнения подсудны мировому судье.

Отменяя определение, судебная коллегия 09.11.2006 указала, что, как следует из содержания искового заявления, истец не согласен не с формулировкой увольнения, а с увольнением за прогул, но не просит о восстановлении на работе в связи с незаконным увольнением, а просит изменить формулировку увольнения на увольнение по собственному желанию.

Из этого следует, что предметом проверки в данном случае является законность увольнения истца. Право на изменение формулировки увольнения может наступить лишь при незаконности увольнения истца за прогул, в связи с чем данное дело подсудно районному суду (дело N 33-7928/2006).

Так же должен разрешаться и вопрос о подсудности требования о компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2002 г.).

Разрешая вопрос относительно п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК, судам также необходимо выяснять, возникает ли спор из трудовых отношений или нет.

Так, М. обратился в суд с иском к УСД при Верховном Суде Российской Федерации в Свердловской области о возложении обязанности по предоставлению благоустроенного жилого помещения на состав семьи с учетом права истца, как судьи, на дополнительную жилую площадь.

Определением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 23.11.2005 исковое заявление М. возвращено с указанием о необходимости обращения заявителя за разрешением возникшего спора к мировому судье судебного участка по месту нахождения ответчика. При вынесении определения суд исходил из содержания п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК, полагая, что иск о предоставлении жилого помещения, предъявленный М. в связи с исполнением им трудовых обязанностей в должности судьи, вытекает из трудовых отношений.

Однако, как указала судебная коллегия 19.01.2006, при постановлении определения суд не принял во внимание, что стороны не состоят между собой в трудовых отношениях, а возникший спор о предоставлении жилья носит гражданско-правовой характер и не подлежит рассмотрению мировым судьей.

Кроме того, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17.03.2004, если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то, несмотря на то, что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя, и, следовательно, подсудность такого спора (районному суду или мировому судье) следует определять исходя из общих правил определения подсудности дел, установленных статьями 23 - 24 ГПК. Согласно общим правилам определения подсудности, дела по жилищным спорам рассматриваются районным судом и неподсудны мировому судье (дело N 33-414/2006).

В силу п. 7 ч. 1 ст. 23 ГПК мировым судьям подсудны дела об определении порядка пользования имуществом.

Однако суды не учитывают, что по смыслу данного пункта к подсудности мировых судей дела относятся при условии, что спор возник между сособственниками имущества, которые не оспаривают право собственности друг друга на это имущество и, как следствие, право пользования этим имуществом.

Соответственно, к делам об определении порядка пользования имуществом не относятся иски об устранении препятствий в пользовании имуществом.

Так, Ф. обратился в суд с иском об устранении препятствий в пользовании земельным участком и возмещении убытков, причиненных нарушением порядка пользования земельным участком.

В определении Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 22.05.2006 о возвращении искового заявления указано, что оно должно быть рассмотрено мировым судьей, поскольку требование об устранении препятствий в пользовании земельным участком является элементом определения порядка пользования земельным участком, а в силу ст. 23 ГПК дела об определении порядка пользования имуществом отнесены к компетенции мирового судьи.

Судебная коллегия отменила определение, указав 08.08.2006, что в соответствии с требованиями ст. 23 ГПК мировой судья рассматривает споры об определении порядка пользования имуществом, в том числе и о порядке пользования земельным участком, закрепленном, в частности, ст. 269, 271 ГК, если это не связано с оспариванием права собственности.

Устранение препятствий в пользовании имуществом, в том числе и землей, не есть определение порядка пользования, поскольку направлено на защиту нарушенного права, не связанного с лишением владения. Именно по данному основанию, а именно по ст. 304 ГК, и заявлен истцом иск об устранении препятствий в пользовании земельным участком, что и следовало суду принять во внимание при принятии искового заявления к производству федерального суда (дело N 33-5610/2006).

Аналогичное нарушение допущено Кировским районным судом г. Екатеринбурга в определении от 28.08.2006, которым возвращено исковое заявление прокурора Кировского района г. Екатеринбурга, действующего в интересах двух несовершеннолетних Б., к С. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением. Прокурор просил признать действия С. по созданию препятствий во владении, пользовании, распоряжении жилым помещением, принадлежащим на праве долевой собственности Б., незаконными; обязать С. устранить препятствия по владению, пользованию и распоряжению жилым помещением Б. и их законными представителями; обязать С. передать ключи от входной двери коммунальной квартиры законным представителям несовершеннолетних Б.

Отменяя определение, судебная коллегия 05.12.2006 указала, что по данному делу характер спора - устранение препятствий в пользовании имуществом - не относится к определению порядка пользования этим имуществом. Как видно из искового заявления прокурора, он не предъявляет требования о порядке пользования имуществом, указывает на нарушение ответчиком прав несовершеннолетних Б. на это имущество, которые не могут им пользоваться, поскольку С. создает препятствие в пользовании этим имуществом (дело N 33-8059/2006).

К таким спорам также не относятся дела по искам собственника имущества к собственнику другого имущества.

Например, К., как собственник земельного участка, обратился в суд с исковым заявлением к СНТ "Гранит" о разрешении разногласий, возникших при заключении с ответчиком договора о порядке пользования К. объектами инфраструктуры и иным имуществом общего пользования СНТ "Гранит" при ведении садоводства в индивидуальном порядке.

Определением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 11.08.2006 исковое заявление возвращено по мотиву, что рассмотрение такого спора федеральному суду неподсудно и подлежит рассмотрению мировым судьей как иск об определении порядка пользования имуществом.

С таким выводом судебная коллегия не согласилась, поскольку он основан на неправильном определении судом характера спорных отношений и предмета спора.

В данном случае спор заявлен не об определении порядка пользования имуществом между лицами, имеющими право пользования этим имуществом в порядке ст. 247 ГК, а о понуждении ответчика заключить с истцом договор об условиях пользования К. имуществом СНТ "Гранит", членом которого заявитель не является, то есть о предоставлении заявителю за плату права пользования чужим имуществом. Данные требования заявлены в порядке ст. 445, 446 ГК и не относятся к делам, рассмотрение которых отнесено к подсудности мировых судей (дело N 33-6979/2006).

На указанное обстоятельство также не было обращено внимание Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга и в другом случае. Так, В. обратилась в суд с иском к Я. о восстановлении права собственности, устранении нарушений прав собственника, указав, что владелец смежного земельного участка в коллективном саду изменил границу земельных участков, установил забор, занял часть ее земельного участка, нарушив ее права собственника.

Несмотря на то, что спор возник между собственниками смежных земельных участков, определением суда от 31.07.2006 исковое заявление было возвращено по мотиву подсудности его мировому судьей, которое отменено судебной коллегией 03.10.2006 (дело N 33-6975/2006).

Суды также до настоящего времени не разграничивают подсудность районных судов и военных судов.

Так, Широкореченская КЭЧ обратилась в суд с иском к П. и членам его семьи о выселении их из квартиры.

Чкаловским районным судом г. Екатеринбурга от 30.06.2006 исковое заявление возвращено как подсудное военному суду.

Судебная коллегия, отменяя 07.09.2006 определение суда, обратила внимание, что в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2000 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", в соответствии со ст. 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" военным судам подсудны гражданские дела по искам и жалобам о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

Военным судам на территории Российской Федерации неподсудны гражданские дела по искам и жалобам на действия (бездействие) иных государственных или муниципальных органов, юридических или физических лиц, а также гражданские дела по искам и жалобам граждан, не имеющих статуса военнослужащих, за исключением граждан, уволенных с военной службы (прошедших военные сборы), если они обжалуют или оспаривают действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие их права, свободы и охраняемые законом интересы в период прохождения ими военной службы, военных сборов.

Вышеуказанное Постановление Пленума сохраняет свое значение и после введения ГПК.

Как следует из искового заявления, Широкореченская КЭЧ обратилась с иском о выселении из квартиры семьи П. по тем основаниям, что П., получив государственный жилищный сертификат и приобретя в собственность жилье, не освобождает ранее занимаемое жилое помещение. П. не обжалует и не оспаривает действия органов военного управления. Иск предъявлен как к нему, так и к членам его семьи, которые военнослужащими не являлись, о выселении из квартиры (дело N 33-6492/2006).

По аналогичному основанию были отменены определения Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 03.07.2006, которым возвращен иск КЭЧ к Ж. о выселении (дело N 33-6641/2006); от 09.03.2006, которым отказано в принятии заявления Г. о признании незаконным бездействия военного комиссариата Свердловской области в связи с ненадлежащим производством индексации продовольственного пайка (дело N 33-2605/2006).

 

Территориальная подсудность.

 

Статья 28 ГПК устанавливает общее правило территориальной подсудности: иск к гражданину предъявляется в суд по месту жительства ответчика, а иск к организации - в суд по месту нахождения организации. Толкование понятий "место жительства" и "место нахождения организации" дано в ст. 20, 54 ГК.

Статьи 29 - 32 ГПК предусматривают специальные, отличные от общего, правила определения места предъявления иска.

Изучение судебной практики показало, что при применении правил общей территориальной подсудности суды не учитывают, что место нахождения организации определяется на основании уставов, иных учредительных документов.

Так, М. обратилась в суд с иском к ООО "Белый кот" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 12.07.2006 исковое заявление возвращено М. Суд указал, что, поскольку ответчик ООО "Белый кот" зарегистрирован в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга, возникший спор подлежит разрешению Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга.

Отменяя определение, судебная коллегия 24.08.2006 указала, что согласно п. 2, 3 ст. 54 ГК место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Наименование и место нахождения юридического лица указываются в его учредительных документах. Кроме того, в силу п. 1 ст. 51 ГК юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом законом о государственной регистрации юридических лиц. Данные государственной регистрации включаются в Единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления.

Следовательно, если истец предъявляет исковые требования к организации по месту ее нахождения, то для проверки правильности соблюдения правил подсудности суду необходимо предложить сторонам представить учредительные документы ответчика либо выписку из государственного реестра юридических лиц.

В материалах дела отсутствуют указанные документы, поэтому вывод суда о неподсудности спора данному суду является преждевременным (дело N 33-6102/2006).

Аналогичное нарушение допущено Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга в определении от 26.07.2006, которым возвращено исковое заявление К. к ГСК-273 о признании пайщиком и определении доли в имуществе ГСК. Отменяя определение, судебная коллегия 28.02.2006 указала, что вывод суда о месте нахождения ответчика на территории Ленинского района г. Екатеринбурга ничем не подтверждается (дело N 33-1545/2006).

Допускаются судами области и нарушения правил альтернативной подсудности.

В частности, суды области не учитывают правило ч. 1 ст. 29 ГПК, согласно которому иск к ответчику, место жительства которого неизвестно, может быть предъявлен в суд по месту нахождения его имущества или по его последнему известному месту жительства в Российской Федерации.

Например, опекун малолетнего ребенка Г. обратилась в суд с иском к Ч. о лишении родительских прав.

Определением суда от 29.08.2006 иск возвращен по мотиву неподсудности спора Верх-Исетскому районному суду г. Екатеринбурга, со ссылкой на факт регистрации ответчика в г. Урае Тюменской области и фактическое проживание в г. Екатеринбурге по ул. К-на, что не относится к территории Верх-Исетского района.

Отменяя определение, судебная коллегия 12.10.2006 указала, что местом жительства гражданина в соответствии со ст. 20 ГК признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

В исковом заявлении истец указала последнее известное место жительства ответчика - ул. Ш-ва, расположенное в Верх-Исетском районе г. Екатеринбурга.

Из материалов дела усматривается, что Ч. имела в г. Екатеринбурге постоянное место работы. Ребенка родила в г. Екатеринбурге, оставив его в родильном отделении горбольницы N 40. Из переписки Ч. с прокуратурой Верх-Исетского района г. Екатеринбурга по поводу действий врачей вышеназванного медицинского учреждения следует, что сама ответчик указывала в качестве места жительства ул. Ш-ва. Из письма отдела опеки и попечительства администрации г. Урая следует, что Ч. в г. Урае не проживает длительное время.

Ссылаясь на место регистрации ответчика в г. Урае, судья не учел вышеприведенных норм закона и материалов дела, свидетельствующих о том, что последним известным местом жительства ответчика являлось жилое помещение по ул. Ш-ва, то есть на территории Верх-Исетского района г. Екатеринбурга.

Согласно акту обследования органами опеки адреса по ул. К-на, данного дома не существует.

Таким образом, вывод судьи о проживании ответчика в г. Екатеринбурге на территории другого района по ул. Калинина противоречит материалам дела (дело N 33-7353/2006).

Неправильно применяют суды и положения ч. 2 ст. 29 ГПК, согласно которым иск к организации, вытекающий из деятельности филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

Так, Г. обратилась в суд с иском к некоммерческому партнерству "Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих" о возврате взноса в компенсационный фонд и взыскании процентов за пользование денежными средствами.

Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 24.01.2006 иск возвращен. Суд сослался на процессуальную невозможность его предъявления по месту нахождения филиала некоммерческого партнерства в Уральском федеральном округе, поскольку этот филиал не является юридическим лицом и требования истца не связаны с его деятельностью.

Однако, как указала судебная коллегия в определении от 28.03.2006, суд не учел, что в соответствии с правилами п. 3 ст. 55 ГК любой филиал всякой организации в принципе не может быть юридическим лицом. Более того, указанное обстоятельство какого-либо значения для определения подсудности иска вообще не имеет, так как нормативные положения ч. 2 ст. 29 ГПК регулируют вопросы определения места предъявления иска, а не состава участников процесса и их правового статуса.

Между тем, как видно из Положения о филиале, местом его нахождения является офис, расположенный по ул. Белинского в г. Екатеринбурге, т.е. на территории юрисдикции Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга.

Что касается второго довода районного суда, то он также ошибочен.

Как указала Г., она состояла в членстве и участвовала в деятельности упомянутого выше некоммерческого партнерства в лице его филиала в Уральском федеральном округе. Это утверждение истца материалами, представленными в судебную коллегию, не опровергается. Кроме того, из них следует, что компенсационный фонд, из которого истец истребует свой взнос, также сформирован при территориальном филиале (дело N 33-2160/2006).

Суды области систематически игнорируют правила ч. 5 ст. 29 ГПК, согласно которой иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом, помимо места нахождения ответчика, также в суд по месту жительства истца или месту причинения вреда.

Так, П. обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с иском к ГУ Региональное отделение Фонда социального страхования по Свердловской области о назначении и взыскании страховых выплат в связи с несчастным случаем на производстве.

Определением от 06.12.2005 исковое заявление возвращено. Суд указал на неподсудность дела Ленинскому районную суду г. Екатеринбурга в связи с тем, что ответчик находится на территории другого административного района г. Екатеринбурга, а также на то, что в данном случае отсутствуют основания для применения правил альтернативной подсудности, поскольку требование заявлено о взыскании страховых выплат, а не из причиненного вреда здоровью.

Судебная коллегия в определении от 02.02.2006 с выводом суда не согласилась.

"В соответствии с Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ возмещение этого вреда осуществляется Фондом социального страхования Российской Федерации (страховщиком) за счет вносимых работодателями и другими страхователями страховых взносов в качестве единого социального налога (взноса).

В соответствии со ст. 1 названного Федерального закона средства, поступающие в Фонд социального страхования Российской Федерации, предназначены для: обеспечения социальной защиты застрахованных и экономической заинтересованности субъектов страхования в снижении профессионального риска; возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплаты расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 8 вышеуказанного Федерального закона обеспечение по страхованию осуществляется в виде страховых выплат: единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти; ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти.

Из искового заявления следует, что истец просит взыскать с ответчика возмещение за причинение вреда здоровью в результате несчастного случая на производстве в виде страховых выплат, предусмотренных Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". Таким образом, спор непосредственно связан с вопросами возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья. Именно по категории таких споров закон предоставляет истцу возможность выбрать тот суд, в который ему наиболее удобно обратиться, в том числе в суд по месту жительства истца" (дело N 33-567/2006).

Неправильно суды области применяют правила ч. 6 ст. 29 ГПК, согласно которой иски о возмещении убытков, причиненных незаконным привлечением к уголовной или административной ответственности, могут предъявляться также в суд по месту жительства истца.

В частности, Е. обратилась в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации, Генеральной Прокуратуре Российской Федерации о возмещении имущественного ущерба и компенсации морального вреда, связанного с возмещением убытков, причиненных ей незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Возвращая исковое заявление, Кировский районный суд г. Екатеринбурга в определении от 12.01.2006 указал, что к разрешению данного спора применяется общее правило территориальной подсудности, предусмотренное ст. 28 ГПК.

Судебная коллегия в определении от 14.03.2006 указала, что вывод суда является неверным. В соответствии с ч. 6 ст. 29 ГПК установлены дополнительные гарантии для обеспечения судебной защиты граждан, права которых нарушены в результате незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Вред, причиненный гражданину в результате таких действий, в соответствии со ст. 1070 ГК возмещается по общему правилу государством за счет казны Российской Федерации, которую представляет в качестве ответчика Министерство финансов Российской Федерации.

Истец обратилась в суд с иском о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда по основаниям ст. 1070 ГК, поэтому в соответствии со ст. 29 ГПК по делу она вправе обратиться в суд по месту своего жительства (дело N 33-1458/2006).

Не учитывают суды области и правило ч. 7 ст. 29 ГПК, устанавливающей право потребителя на выбор подсудности.

Так, Г. в связи с выявлением недостатков у проданного ему автомобиля обратился в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с иском к продавцу данного товара - ООО "Автомобильная компания "ДерВейс" о защите прав потребителей.

Определением суда от 21.09.2006 иск Г. возвращен в связи с его неподсудностью.

Отменяя определение, судебная коллегия 19.10.2006 указала следующее.

"Согласно ч. 7, 10 ст. 29 ГПК, которыми руководствовались Г. и суд, по выбору истца иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены в суд по месту его жительства или месту пребывания либо по месту заключения или месту исполнения договора.

Таким образом, упомянутый выше Закон действительно, как обоснованно указывает автор частной жалобы, дозволяет Г. обратиться в суд за защитой своих прав по месту исполнения договора. Последним же истец небезосновательно считает место передачи ему автомобиля - товара, в отношении которого и возник спор. Как следует из акта приемки-передачи автомобиля, он был передан Г. в месте нахождения представителя продавца, что соответствует территориальной юрисдикции Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга" (дело N 33-7480/2006).

Суды области не учитывают, что правило ч. 7 ст. 29 ГПК применяется к спорам, вытекающим из договоров страхования.

В частности, З. обратился в суд с иском к ОАСО "Защита-Находка" о возмещении ущерба, причиненного ему в результате дорожного происшествия.

Определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 18.07.2006 исковое заявление возвращено в связи с тем, что спор неподсуден данному суду, и З. вправе обратиться с иском в суд г. Находки, по месту нахождения ответчика.

В определении судебной коллегии от 26.09.2006 указано, что к отношениям, вытекающим из договора страхования с участием гражданина, должны применяться общие правила Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты госпошлины (Решение Верховного Суда Российской Федерации от 28.04.2004) (дело N 33-6945/2006).

Кроме того, суды нарушают правила ч. 9 ст. 29 ГПК, в силу которой иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора. Соответственно, при применении указанного правила судам необходимо внимательно изучать договоры, из которых вытекают предъявленные требования.

Так, ОАО "Урало-Сибирский Банк" обратилось в суд с иском о солидарном взыскании с ответчиков долга по кредитному договору. Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 02.02.2006 иск возвращен.

Отменяя определение, судебная коллегия 14.03.2006 обратила внимание, что в пунктах 2.5 кредитного договора и договора поручительства определено место исполнения денежного обязательства ответчиков (место внесения платежей). Таковым значится касса кредитора, которая располагается в месте его нахождения, что соответствует территориальной юрисдикции Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга (дело N 33-1638/2006).

Изучение судебной практики показало, что больше всего затруднений у судов вызывает применение правила ч. 1 ст. 30 ГПК об исключительной подсудности. Между тем Верховный Суд Российской Федерации неоднократно указывал судам на то, что исключительная подсудность установлена для исков о любых правах на недвижимое имущество, в том числе о праве владения и пользования им, о разделе недвижимого имущества, находящегося в долевой или совместной собственности, и выделе из него доли, о праве пользования недвижимым имуществом (включая определение порядка пользования им), не связанном с правом собственности на него (например, о правах, возникших из договора найма жилого помещения, аренды). Такие иски должны рассматриваться в суде по месту нахождения этого имущества.

Однако судам следует учитывать, что названное исключительное правило неприменимо к спорам, хотя и вытекающим из договоров, предметом которых является недвижимое имущество, однако не связанных непосредственно с правами на это имущество.

Например, не распространяется правило исключительной подсудности на иски об обращении взыскания на предмет залога.

Так, ЗАО "АКБ "София" обратилось в суд к М. об обращении взыскания на предмет залога, а именно: нежилое помещение и право аренды земельного участка, находящегося в г. Санкт-Петербурге.

Определением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 03.04.2006 исковое заявление возвращено истцу со ссылкой на нормы ч. 1 ст. 30 ГПК.

Отменяя определение, судебная коллегия 04.05.2006 указала следующее.

"Из искового заявления ЗАО "АКБ "София" усматривается, что ответчик М. проживает в г. Екатеринбурге. 15.12.2005 "АКБ "София" (ЗАО) в лице Филиала "Санкт-Петербургский" АКБ "София" (ЗАО) обратился в Дзержинский районный суд г. Санкт-Петербурга с исковым заявлением к М. об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество. Определением Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 27.12.2005 отказано в приеме искового заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК в связи с тем, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку должно рассматриваться и разрешаться в порядке арбитражного судопроизводства. Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14.02.2006 указанное определение отменено, исковое заявление возвращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК в связи с подсудностью данного спора суду по месту жительства ответчика в соответствии со ст. 28 ГПК.

Согласно ч. 4 ст. 33 ГПК дело, направленное из одного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению судом, в который оно направлено. Споры о подсудности между судами Российской Федерации не допускаются. Поэтому иск ЗАО "АКБ "София" подлежит рассмотрению Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга.

Судья необоснованно возвратил исковое заявление ЗАО "АКБ "София" со ссылкой на необходимость обращения в суд по месту нахождения недвижимого имущества. Возвращение заявления препятствует повторному обращению истца в суд с соблюдением правил подсудности. Довод частной жалобы о необходимости принятия искового заявления по месту жительства ответчика основан на законе" (дело N 33-3220/2006).

Не распространяется правило исключительной подсудности на иски о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на имущество, в том числе недвижимое, поскольку требование об обращении взыскания на заложенное имущество является производным от требования о взыскании задолженности по кредитному договору; разрешение данного требования непосредственно зависит от разрешения основного иска, вытекающего из кредитного договора. При этом спора о праве на недвижимое имущество не возникает, поскольку сторонами не оспаривается принадлежность заложенного имущества ответчику, обращение же взыскания на него является только способом обеспечения исполнения основного обязательства (кредитного договора).

Изложенное не было учтено Кировским районным судом г. Екатеринбурга, постановившим несколько определений от 17.07.2006 по искам ОАО "Уралвнешторгбанк" к З., К., ООО "Металлснабурал", ООО "Незабудка", ООО "Пятый океан" о взыскании задолженности по разным кредитным договорам и обращении взыскания на имущество (дела N 33-6131/2006; 33-6133/2006; 33-6136/2006; 33-6142/2006).

Фактически в приведенных случаях необходимо обращаться к правилам ч. 1 ст. 31 ГПК относительно предъявления иска к нескольким ответчикам, место нахождения или место жительства которых не совпадает (подсудность по связи дел).

Однако и правила подсудности по связи дел не всегда учитываются судами области.

Например, К. обратился в Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга с иском к ЗАО "Уралгидромонтаж" о взыскании ежемесячных платежей по случаю потери кормильца.

Принимая 13.10.2006 решение о возврате заявления, суд посчитал установленным, что в силу требований ст. 28 ГПК исковое заявление подается в суд по месту нахождения ответчика, поэтому заявление должно быть предъявлено по месту нахождения ответчика, который находится в г. Озерске Челябинской области.

Вместе с тем судом оставлено без внимания, что ответчиком в заявлении указана также У., которая проживает в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга.

Фактически в данном случае суд не принял во внимание, что у истца было право воспользоваться и ч. 5 ст. 29 ГПК, поскольку предъявлен иск о возмещении вреда, причиненного потерей кормильца, и ч. 1 ст. 31 ГПК, поскольку иск предъявлен к двум соответчикам (определение судебной коллегии от 09.11.2006 по делу N 33-7940/2006).

В ряде случаев суды также не обращают внимание, что между сторонами по делу заключено соглашение о подсудности (ст. 32 ГПК), что свидетельствует о невнимательном изучении судьями материалов, приложенных к исковому заявлению.

Так, Т. обратился в суд с иском к ГСПК "Прогресс" о взыскании стоимости паевого взноса и 30% от рыночной стоимости объекта.

Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 14.12.2005 заявление возвращено Т. на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК с предложением для разрешения его требований обратиться в Кировский районный суд г. Екатеринбурга.

Отменяя определение, судебная коллегия 17.01.2006 указала, что юридический адрес ответчика - ГСПК "Прогресс" согласно исковому заявлению Т. находится на территории Кировского района г. Екатеринбурга.

Однако, возвращая Т. исковое заявление, суд не учел то обстоятельство, что п. 4 Соглашения о порядке выплаты стоимости паевого взноса от 01.07.2005, заключенного между Т. и ГСПК "Прогресс", предусмотрено решение спорных вопросов в Федеральном суде Октябрьского района г. Екатеринбурга.

Судья необоснованно возвратила исковое заявление Т. со ссылкой на необходимость обращения в суд по месту нахождения ответчика. В соответствии со ст. 32 ГПК стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная ст. 26, 27 и 30 ГПК, не может быть изменена соглашением сторон (дело N 33-253/2006).

 

Пункт 3 ч. 1 ст. 135 ГПК.

 

В соответствии с этой нормой исковое заявление подлежит возвращению в случае, если оно подано недееспособным лицом.

При этом имеется в виду отсутствие у лица гражданской процессуальной дееспособности в полном объеме, т.е. неспособность лица своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю (ст. 37 ГПК).

Вопрос о дееспособности касается только физических лиц, так как юридическое лицо обладает ею наряду с правоспособностью с момента его создания и до ликвидации (исключения из Единого государственного реестра юридических лиц).

В полном объеме гражданская процессуальная дееспособность принадлежит гражданам, достигшим возраста восемнадцати лет, а до достижения этого возраста они наделяются ей только в случаях, установленных законом.

В этой связи права, свободы и законные интересы несовершеннолетних защищают в процессе их законные представители. В том числе они осуществляют и полномочия, связанные с подписанием и предъявлением в суд иска от имени и в интересах несовершеннолетних.

Такое же правило действует и в отношении граждан, признанных недееспособными в порядке ст. 29 ГК.

Предварительные сведения о дееспособности могут быть почерпнуты из текста самого искового заявления, а также в ходе общения с лицом, его подающим. Дополнительную информацию суду надлежит получать в органах опеки и попечительства.

В любом случае является недопустимым возвращение искового заявления лицу, признанному в установленном законом порядке недееспособным, если в распоряжении суда не имеется копии соответствующего решения суда, вступившего в законную силу (независимо от адекватности поведения лица или содержания искового заявления).

В отношении несовершеннолетних в возрасте от 14-ти до 18-ти лет, не состоящих в браке и не признанных в установленном порядке эмансипированными, не допускается возвращение искового заявления в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 37 ГПК. Кроме того, в этом случае судам необходимо обращаться к специальным нормативным актам, которые бы предусматривали возможность самостоятельного участия несовершеннолетнего в материальных правоотношениях (СК, ГК, ТК и др.).

 

Пункт 4 ч. 1 ст. 135 ГПК.

 

Судья возвращает исковое заявление в случае, если оно не подписано или подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

Здесь имеются в виду нарушения требований к оформлению иска, предусмотренных ч. 4 ст. 131 и абз. 4 ст. 132 ГПК - отсутствие в нем подписи лица, от имени которого оно подано, а также отсутствие у представителя истца полномочий на подписание или предъявления иска, в том числе отсутствие у такого лица соответствующих полномочий как представителя или органа организации.

При установлении полномочий представителя необходимо учитывать, что представители могут быть законные и по договору. Полномочия первых в силу ст. 52 ГПК подтверждаются документами, удостоверяющими их правовой статус (родителя, усыновителя, опекуна, попечителя и т.п.), а вторых - доверенностью. Порядок оформления судебной доверенности предусмотрен ст. 53 ГПК. При этом необходимо иметь в виду, что полномочия на подписание искового заявления и предъявление его в суд должны быть специально оговорены в тексте доверенности (ст. 54 ГПК). Полномочия органов, ведущих дела организаций, подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости учредительными документами. Названные документы должны быть приложены к исковому заявлению.

Нарушение этих требований является препятствием к принятию заявления.

Вместе с тем даже при наличии надлежащим образом оформленных полномочий судья не имеет права принять исковое заявление от лица, которое в силу закона не может быть представителем в суде (ст. 51 ГПК).

Следует также отметить, что правило о возвращении заявления при наличии в нем указанных в п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК недостатков (отсутствие подписи или полномочий на подписание или предъявление иска) является специальным по отношению к правилу ч. 1 ст. 136 ГПК (об оставлении заявления без движения), в связи с чем применение последнего невозможно.

Вместе с тем в случае, когда сведения о наличии у лица, подписавшего и подавшего искового заявление, соответствующих полномочий содержатся в самом тексте заявления, но в нарушение требований абз. 4 ст. 132 ГПК удостоверяющий их документ не приложен, применение правила ч. 1 ст. 136 ГПК не исключается.

Недопустимо и злоупотребление правилом п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК. Его не стоит применять в тех случаях, когда недостатки оформления искового заявления (такие как отсутствие подписи) могут быть устранены непосредственно в ходе личного приема заявителя.

Таким образом, возвращение искового заявления (заявления) по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК, допускается в следующих случаях:

- заявление подано от имени истца, но оно им не подписано;

- заявление подано от имени истца, но подписано другим лицом, не являющимся представителем истца;

- заявление от имени истца подписано или предъявлено представителем истца, однако отсутствуют сведения о предоставлении ему таких полномочий;

- заявление от имени истца подписано или предъявлено представителем истца, однако срок действия представленной доверенности истек (например, когда в доверенности не указан срок ее действия, а год со дня ее совершения, предусмотренный п. 1 ст. 186 ГК, истек);

- заявление от имени истца подписано или предъявлено представителем истца, однако представленная доверенность не имеет юридической силы (например, когда в доверенности не указана дата ее совершения, что в силу п. 1 ст. 186 ГК влечет ничтожность доверенности);

- заявление от имени истца подписано или предъявлено представителем истца, однако в доверенности не указаны такие полномочия, что предусмотрено ст. 54 ГПК;

- заявление от имени истца подписано или предъявлено представителем истца, однако имеются сведения, что действие доверенности прекращено вследствие обстоятельств, перечисленных в ст. 188 ГК, и др.

Изучение судебной практики показало, что судьи не всегда внимательно изучают представленные доверенности.

Так, супруги Д. обратились в суд с иском к Б. о признании утратившей право пользования жилым помещением.

Железнодорожным районным судом г. Екатеринбурга постановлено определение от 06.04.2006, в котором суд указал, что в исковом заявлении и на почтовом конверте в качестве представителя истцов указан К., однако из доверенности представителя следует, что он не имеет права на подачу искового заявления.

Отменяя определение, судебная коллегия 17.08.2006 обратила внимание, что из искового заявления, зарегистрированного в суде 04.04.2006, следует, что оно подписано представителем истцов К., в приложении к исковому заявлению поименована копия доверенности представителя. Из копии нотариально удостоверенной доверенности от 14.02.2006 усматривается, что представитель Д. наделен в том числе правом подписания всех процессуальных документов и правом подачи исковых заявлений (дело N 33-5904/2006).

В других случаях суды не учитывают разграничение между органом юридического лица, который выступает в суде от имени юридического лица без доверенности на основании устава и других учредительных документов, и представителя юридического лица, который может выступать в суде только на основании доверенности.

Например, ЕГОО "Помощник потребителя" в интересах Н. обратилась в суд с исковым заявлением о защите прав потребителей, которое было подписано К. как представителем ЕГОО, имелись приложения, в том числе учредительные документы, сведения о государственной регистрации общественного объединения как юридического лица, протокол общего собрания об избрании К. председателем Совета, обращение к нему Н.

Определением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 07.10.2005 исковое заявление возвращено; в мотивировочной части определения указано, что исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим таких полномочий, поскольку к исковому заявлению, подписанному К., не приложена доверенность от имени ЕГОО "Помощник потребителя".

Отменяя определение, судебная коллегия 12.01.2006 обратила внимание, что, не подвергая сомнению полномочия самой общественной организации на обращение в суд в защиту прав, свобод, законных интересов истца Н. в порядке, предусмотренном ст. 46 ГПК, судья не учел положения ст. 48 ГПК о том, что дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральными законами, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

Полномочия органов, ведущих дела организаций, подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости - учредительными документами.

Вместе с тем из искового материала следует, что к исковому заявлению приложен Устав общественной организации "Помощник потребителя", в п. 5.5 и 5.6 которого указаны руководящие органы данной организации, их полномочия: Совет Организации, Председатель Совета Организации, который представительствует и действует от имени организации без доверенности, а также протокол общего собрания организации об избрании органом организации, полномочным действовать без доверенности - Председателем Совета Организации - К. (дело N 33-100/2006).

Следует обратить внимание на вопиющее нарушение Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга норм ГПК в данном случае, поскольку после отмены определения суда тот же судья, несмотря на вышеизложенное в определении судебной коллегии, определением суда от 09.03.2006 отказал в принятии иска, указав, что исковое заявление предъявлено в защиту прав другого лица организацией, которой не предоставлено такое право; к исковому заявлению, подписанному К., не приложена доверенность от имени ЕГОО "Помощник потребителя", определение было отменено 30.05.2006 (дело N 33-3848/2006).

Из-за заведомо незаконных действий судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга истец Н. не мог реализовать свое право на судебную защиту более 8 месяцев, что умаляет авторитет судебной власти и является недопустимым.

Наибольшее число нарушений при применении п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК допускается судами области, когда указанное основание применяется к искам прокуроров, обратившихся от своего имени в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК в интересах других лиц.

Суды не учитывают, что прокурор в силу ст. 34 ГПК является лицом, участвующим в деле, и в соответствии со ст. 35 ГПК обладает процессуальными правами, а не полномочиями, как представитель в соответствии со ст. 54 ГПК.

Обращает внимание неоднократность аналогичных нарушений Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга.

При этом суды не учитывают, что прокурор в соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК обращается не от имени органов прокуратуры, а от своего собственного имени; под прокурором по смыслу ГПК подразумеваются должностные лица прокуратуры, то есть термин имеет обобщающий характер, включая в себя не только непосредственно прокуроров, но и их заместителей, помощников.

 

Пункт 5 ч. 1 ст. 135 ГПК.

 

Судья возвращает исковое заявление в случае, если в производстве этого или другого суда либо третейского суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

В данной норме законодатель использует такой же подход, как и при регулировании института отказа в принятии заявления (п. 2, 3 ч. 1 ст. 134 ГПК). Разница состоит лишь в том, что в данном случае спор в другом суде возбужден, но еще не разрешен.

Соответственно, при возвращении искового заявления по данному основанию в распоряжении суда не может быть судебных актов по другому делу. Фактически суд тождественность спора может установить только по исковому заявлению, принятому к производству ранее, и материалам дела.

Например, К. обратилась в суд с иском к УЖКХ Чкаловского района г. Екатеринбурга о признании права на получение субсидий в периоды с 01.11.2002 по апрель 2003 г., с 01.05.2005 по 30.09.2003, с мая 2005 г. по октябрь 2005 г., с ноября 2005 г. по апрель 2006 г.

Судья Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга, ссылаясь на наличие в производстве суда дела по спору между теми же сторонами, о том же предмете, по тем же основаниям, - решение мирового судьи судебного участка N 2 Чкаловского района г. Екатеринбурга по иску МУ УЖКХ Чкаловского района г. Екатеринбурга к К. о взыскании задолженности за коммунальные услуги за период с января 2002 г. по 31.10.2005, находящееся в момент вынесения определения на апелляционном рассмотрении в Чкаловском районном суде г. Екатеринбурга, вынес определение от 31.05.2006 о возвращении искового заявления.

Отменяя определение, судебная коллегия 13.07.2006 обратила внимание, что в исковом заявлении и решении мирового судьи судебного участка N 2 Чкаловского района г. Екатеринбурга от 16.02.2006 не совпадает объем заявленных и рассматриваемых судом требований, учитывая названные в новом исковом заявлении периоды, в отношении которых К. оспаривает право на субсидии; такие требования в полном объеме разрешены не были; в доводах частной жалобы К. указывает на наличие у нее требований по иным основаниям.

Принимая во внимание изложенное и недопустимость на стадии принятия искового заявления уточнения исковых требований, т.к. в силу ст. 148 ГПК решение такого вопроса производится на стадии подготовки дела и последующих стадиях гражданского процесса, судебная коллегия полагает неубедительными выводы о наличии тождества в полном объеме заявленных и разрешенных требований, что вместе с тем при уточнении исковых требований на последующих стадиях процесса и подтверждении наличия тождества разрешенного и заявляемого исков не лишает суд возможности в таком случае в соответствии с требованиями ст. 220 ГПК прекратить производство по делу в части тождественных требований (дело N 33-4849/2006).

Таким образом, правильность определения суда о возвращении заявления по мотиву тождественности исков, как следствие, зависит, от внимательного изучения материалов другого дела.

Так, 07.11.2005 Г. обратился в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя Чкаловского отдела ГУ Федеральной службы судебных приставов г. Екатеринбурга В., заключающиеся в вынесении постановления от 09.09.2005 об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением требований исполнительного документа - исполнительного листа от 24.05.2005 N 2-506, просил суд отменить данное постановление, так как фактически требования исполнительного документа не исполнены и на 12.09.2005 такое постановление вынесено не было.

Определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 11.11.2005 заявление возвращено судьей со ссылкой на п. 5 ч. 1 ст. 135 ГПК на том основании, что в производстве суда находится аналогичное дело по жалобе Г. на бездействие судебного пристава-исполнителя Чкаловского отдела ФССП г. Екатеринбурга, принятое к производству 20.09.2005 и назначенное к рассмотрению на 06.12.2005, о том же предмете и по тем же основаниям.

Отменяя определение, судебная коллегия обратила внимание, что, как видно из жалобы Г. от 13.09.2005, он, обжалуя бездействие судебного пристава-исполнителя, просил суд обязать судебного пристава-исполнителя немедленно исполнить решение суда, так как сроки исполнения исполнительного документа истекли 07.08.2005, а судебный пристав-исполнитель противодействует их исполнению; признать действия судебного пристава-исполнителя по превращению квартиры в склад для хранения имущества ответчика противоправными; признать недействительным акт приема-передачи имущества ответчика на его ответственное хранение.

Таким образом, в предмет жалобы не входило требование о признании незаконным и отмене постановления судебного пристава-исполнителя Чкаловского отдела ГУ ФССП г. Екатеринбурга В. от 09.09.2005 об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением требований исполнительного документа.

Решение суда от 06.12.2005 постановлено в пределах предмета и оснований жалобы Г. от 13.09.2005, так как из резолютивной части решения суда видно, что суд признал незаконными следующие действия судебного пристава-исполнителя:

непринятие мер к выполнению требований п. 3 ст. 75 Федерального закона "Об исполнительном производстве" об освобождении квартиры от имущества выселяемых Б. и их малолетних детей;

оставление имущества выселяемых Б. и их детей в подлежащей освобождению от этого имущества квартире и передача его на хранение взыскателю Г. с оставлением указанного имущества в данном жилом помещении.

При этом и в мотивировочной части решения не содержится вывод суда по поводу законности оспариваемого в жалобе Г. от 07.11.2005 постановления судебного пристава-исполнителя от 09.09.2005.

Между тем данное постановление от 09.09.2005 является самостоятельным исполнительным действием судебного пристава-исполнителя и может быть обжаловано в суд в порядке ст. 441 ГПК (дело N 33-1784/2006).

Следует отметить, что такие примеры были выявлены только в Чкаловском районном суде г. Екатеринбурга, хотя проверка тождественности не составляла трудности, поскольку другие дела находились в производстве этого же суда, соответственно, судьи имели реальную возможность, как и судебная коллегия, проверить свои сомнения относительно совпадения предмета, основания и субъектов требований.

 

Пункт 6 ч. 1 ст. 135 ГПК.

 

Судья возвращает исковое заявление в случае, если до вынесения определения о принятии заявления к производству суда от истца поступило заявление о возвращении иска.

Подача такого заявления является субъективным правом истца, она не влечет таких последствий, как отказ от иска. Данное обстоятельство не препятствует возможности в любое время после возвращения искового заявления вновь обратиться с тем же иском в тот же суд.

Это правило распространяется и на представителей, а также лиц, обратившихся в суд за защитой интересов других граждан в порядке ст. 45, 46 ГПК.

Изучение судебной практики показало, что возвращение исковых заявлений (заявлений) судами области по указанному основанию имеет место в единичных случаях.

Однако вызывает обоснованные опасения практика Пригородного районного суда, в котором по указанному основанию систематически возвращаются исковые заявления.

Так, в 2006 г. Пригородным районным судом по основанию, предусмотренному п. 6 ч. 1 ст. 135 ГПК, возвращено 47 исковых заявлений (53,4%). При этом 25 заявлений, то есть 53,2%, впоследствии оказались на разрешении суда.

Изложенное позволяет сделать вывод, что судьи Пригородного районного суда систематически уклоняются от своевременного принятия исковых заявлений к производству суда; убеждают заявителей отозвать исковые заявления, возможно в связи с их недостаточной подготовленностью, что является недопустимым.

 

Оставление без движения

 

В соответствии с ч. 1 ст. 136 ГПК судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 ГПК, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

Согласно ч. 2 ст. 136 ГПК в случае, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами.

Изложенное позволяет сделать вывод, что основаниями оставления заявления без движения являются обстоятельства, препятствующие принятию заявления к производству, которые носят устранимый (временный) характер, время устранения которых может быть определено судьей.

Изучение практики оставления исковых заявлений (заявлений) без движения судами области показало, что суды нередко неправомерно оставляют заявления без движения, фактически подменяя стадию возбуждения дела стадией подготовки дела к судебному разбирательству, возлагая на заявителей обязанность по совершению ряда действий, которые относятся к компетенции суда.

При этом суды не учитывают, что гражданское процессуальное законодательство предусматривает такие требования к форме и содержанию исковых заявлений (заявлений), которые необходимы только для разрешения вопроса о возможности начала производства по конкретному делу, а не для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения и разрешения судами дел.

Требования, устанавливаемые ст. 131 и 132 ГПК, сформулированы таким образом, чтобы право на обращение в суд могло быть реально реализовано любым лицом, независимо от наличия или отсутствия у него юридических знаний, независимо от того, обратилось ли лицо за оказанием квалифицированной юридической помощи к юристу.

Обеспечение же правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела в силу ч. 1 ст. 147 ГПК есть цель подготовки дела к судебному разбирательству, которая гражданским процессуальным законодательством поставлена перед судом, а не заявителем.

 

Несоответствие искового заявления требованиям, указанным в ст. 131 ГПК.

 

Как правило, исковое заявление (заявление) состоит из пяти частей:

- вводная часть, в которой указываются наименование суда, наименование сторон, цена иска, если он подлежит оценке (п. 1, 2, 3, 6 ч. 2 ст. 131 ГПК);

- описательная часть, в которой указываются обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм, сведения о соблюдении досудебного порядка обращения к ответчику (п. 5, 6, 7 ч. 2 ст. 131 ГПК);

- мотивировочная часть, в которой указывается, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца (п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК);

- просительная часть, в которой указывается требование истца (п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК);

- приложение, в котором указывается перечень прилагаемых документов (п. 8 ч. 2 ст. 131 ГПК).

Для заявления, поданного прокурором, предъявляются дополнительные требования. В частности,

- при предъявлении иска в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц в мотивировочной части должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов (абз. 1 ч. 3 ст. 131 ГПК);

- при предъявлении иска в защиту законных интересов гражданина в мотивировочной части заявления должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином (абз. 2 ч. 3 ст. 131 ГПК).

Однако судам следует иметь в виду, что такая последовательность изложения искового заявления выработана только в теории процессуального права и правоприменительной практике и не является обязательной для заявителей, поскольку ст. 131 ГПК не регламентирует строгую последовательность, в которой должны быть изложены перечисленные в этой норме сведения.

Соответственно, во-первых, необходимые сведения могут излагаться заявителем в любой последовательности, в любой части искового заявления, что возлагает на судей обязанность внимательного прочтения всего текста искового заявления (заявления); во-вторых, само по себе указание сведений в последовательности, "непривычной" и "неудобной" для восприятия судей, не является основанием для оставления заявления без движения.

Кроме того, ст. 131 ГПК не возлагает на заявителя обязанность излагать текст заявления и его требования в формулировках и терминологии, предусмотренных нормами материального права.

Следовательно, само по себе то обстоятельство, что заявитель формулирует наиболее приемлемый для него способ защиты "нечетко" или "неграмотно", по мнению судьи, с точки зрения норм права не является основанием для оставления искового заявления без движения с целью "уточнения" исковых требований.

Более того, истец приобретает права, предусмотренные ст. 39 ГПК, только после принятия искового заявления к производству суда. В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК суд рассматривает и разрешает дело в пределах заявленных истцом требований, которые определяются по предмету иска, субъектному составу и основаниям иска. Уточнение исковых требований истца есть действие ответчика или его представителя, совершаемое при подготовке дела к судебному разбирательству (п. 1 ч. 2 ст. 149 ГПК).

В ст. 131 ГПК также не содержится требования о правильном определении заявителем субъектного состава спорного материального правоотношения и, как следствие, указании в иске надлежащих ответчиков.

Гражданское процессуальное законодательство изначально исходит из того, что истец предъявляет исковые требования к лицу, на которое, по его мнению, должна быть возложена обязанность по восстановлению нарушенного права. Как факт нарушения прав истца, так и факт нарушения его прав именно лицом, к которому предъявляются требования, на стадии принятия иска лишь предполагаются.

Об указании в исковом заявлении круга третьих лиц в ст. 131 ГПК вообще не упоминается.

Именно в связи с этим разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, является задачей подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 148 ГПК); п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК предусматривает, что вопрос о привлечении соистцов, соответчиков, третьих лиц, замене ненадлежащего ответчика разрешается судом при подготовке дела к судебному разбирательству. Указанные действия совершаются судом с соблюдением правил ст. 40, 41 и 43 ГПК.

Соответственно, само по себе указание в исковом заявлении в качестве ответчика ненадлежащего лица, либо не всех соответчиков, либо не всех заинтересованных лиц, в том числе неуказание третьих лиц, не является основанием для оставления искового заявления без движения.

Суды также не обращают внимания на то, что ст. 131 ГПК предусматривает обязанность указать обстоятельства, на которых истец основывает свои требования (как он их себе представляет, независимо от того, правильна ли его позиция), а не обстоятельства, имеющие юридическое значение.

Какие обстоятельства имеют значение для дела, определяет суд; он же выносит эти обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (ч. 2 ст. 56 ГПК). Уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, одна из задач подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 148 ГПК). Для этого ответчик или его представитель уточняет фактические основания требований истца (п. 1 ч. 2 ст. 149 ГПК), а суд опрашивает истца, ответчика или их представителей (п. 2 и 3 ч. 1 ст. 150 ГПК).

Все вышеизложенное судам следует учесть, поскольку большинство лиц, обращающихся в суд за защитой нарушенных прав, не обладают квалифицированными юридическими познаниями, и они вправе, а не обязаны воспользоваться услугами квалифицированных юристов.

Предъявление же со стороны судей более жестких требований к заявлениям граждан и организаций, чем это предусмотрено ст. 131 ГПК, фактически создает им препятствия к реализации права на судебную защиту, что противоречит принципу доступности судебной защиты.

Однако изучение практики судов области показало, что суды систематически злоупотребляют своими полномочиями, оставляя исковые заявления без движения по надуманным основаниям.

В одних случаях суды оставляют исковые заявления без движения и предлагают заявителю уточнить исковые требования.

Так, Свердловский межрайонный природоохранный прокурор обратился в суд в защиту прав, законных интересов Российской Федерации в лице УФСН в сфере природопользования по Свердловской области и неопределенного круга лиц с иском к ГОУВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия" о признании недействительным выданного ответчику свидетельства о государственной регистрации права постоянного (бессрочного) пользования от 08.08.2005 на земельный участок.

В обоснование иска указано, что данный участок предоставлен ответчику постановлением Главы г. Екатеринбурга от 29.01.1999 N 80-ж под базу спорта и отдыха, на основании данного постановления ответчик зарегистрировал на данный участок 08.08.2005 право постоянного (бессрочного) пользования. Вместе с тем данный земельный участок расположен на особо охраняемой природной территории регионального значения Шарташский лесопарк, является собственностью субъекта Российской Федерации и любые распорядительные действия в отношении него могут осуществляться только Правительством Свердловской области. На данном участке ответчик произвел строительство четырехэтажного оздоровительного комплекса, документы по строительству на экологическую экспертизу ответчиком в нарушение закона не предоставлялись. Просил признать недействительным свидетельство госрегистрации права постоянного (бессрочного) пользования от 08.08.2005. Обязать ГОУВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия" освободить занятый земельный участок, снести четырехэтажное здание оздоровительного комплекса с гостиницей, привести участок в первоначальное состояние.

Определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 19.06.2006 исковое заявление оставлено без движения.

В определении судебной коллегии от 29.08.2006 указано, что, оставляя заявление прокурора без движения, суд указал, что заявителем не были соблюдены требования п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК, а именно не указано, в чем заключаются нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования.

Такие выводы суда судебная коллегия не может признать обоснованными, поскольку они противоречат заявлению.

Так, в заявлении указано, что нарушение режима хозяйственной и иной деятельности в пределах лесопарка, водоохранной зоны оз. Шарташ негативно сказывается на санитарном и экологическом состоянии водных объектов, влечет нарушение конституционных прав граждан (неопределенного круга лиц) на благоприятную окружающую обстановку, кроме того, свидетельствует о вмешательстве в компетенцию Управления по надзору в сфере природопользования по Свердловской области, на которое возложено согласование по размещению объектов в водоохранных зонах водных объектов.

Кроме того, судом указано на необходимость уточнения исковых требований в связи с тем, что свидетельство о регистрации права постоянного (бессрочного) пользования, которое прокурор просит признать недействительным, является только правоподтверждающим, но не правоустанавливающим документом, в связи с чем неясно, по какому правовому основанию оспаривается данное свидетельство.

Однако такое основание для оставления заявления без движения не предусмотрено ст. 131 - 132 ГПК. Право определения способа защиты принадлежит истцу. Требования в исковом заявлении прокурор указал. В силу ст. 148 - 150 ГПК уточнение исковых требований производится в рамках подготовки дела к судебному разбирательству (дело N 33-6134/2006).

В ряде случаев суды оставляют исковые заявления без движения для уточнения количества ответчиков.

Так, Т. обратилась в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с заявлением о сохранении жилого помещения, которое она принимает в порядке наследования, в перепланированном состоянии, поскольку при принятии квартиры в порядке наследования при составлении технической характеристики обнаружены изменения в планировке квартиры.

Определением суда от 13.07.2006 исковое заявление оставлено без движения.

Отменяя определение, судебная коллегия 24.08.2006 указала, что, оставляя заявление без движения, суд указал, что к исковому заявлению не приложены документы, на которых истец основывает свои требования: ответ из УЖКХ Администрации Ленинского района г. Екатеринбурга о перепланировке, справки паспортного стола о регистрации лиц в указанной квартире, не приложены комплекты документов для ответчика. Суд не учел, что по смыслу ст. 148 ГПК документы могут быть истребованы судом на стадии подготовки к судебному разбирательству, если они для суда представляют юридически значимые обстоятельства.

Кроме того, ст. 131, 132 ГПК не предусмотрено оставление искового заявления без движения в связи с неуточнением количества ответчиков (дело N 33-5967/2006).

В других случаях суды оставляют заявления без движения в связи с отсутствием указаний других лиц, участвующих в деле.

Например, ООО СК "УРАЛРОС" обратилось в суд с иском к Т. и Ч. о взыскании в порядке регресса страхового возмещения, выплаченного потерпевшему в ДТП, происшедшем по вине Т., И.

Определением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 10.04.2006 исковое заявление оставлено без движения по мотиву неуказания собственника автомобиля, которым управлял ответчик Т. - Х., ее места жительства и отсутствия пакета документов для вручения ей.

Отменяя определение, судебная коллегия 23.05.2006 обратила внимание, что в соответствии со ст. 148 ГПК вопрос о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса разрешается в ходе подготовки дела к судебному разбирательству одновременно с анализом спорного правоотношения и установлением его субъектов. Суд не учел положения ч. 3 ст. 40 ГПК о привлечении к участию в деле по инициативе суда соответчика в случае невозможности рассмотрения дела без его участия (дело N 33-3374/2006).

Нередко суды оставляют исковые заявления без движения по мотиву отсутствия указания на правовое основание иска, хотя это уместно только в отношении прокурора.

Так, Ш. обратился в суд с иском к заместителю директора Октябрьского отделения занятости населения г. Екатеринбурга об обязании выдать рекомендацию в Пенсионный фонд о назначении досрочной трудовой пенсии по старости, взыскании компенсации морального вреда.

Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 07.12.2005 исковое заявление оставлено без движения.

Однако ст. 131 ГПК не содержит требования о том, что в исковом заявлении должны быть указаны процессуальный или материальный закон, подлежащие, по мнению истца, применению при разрешении спора. В силу ст. 196 ГПК при принятии решения суд определяет, какой закон должен быть применен по делу.

Таким образом, судья незаконно оставил заявление без движения на том основании, что в исковом заявлении не содержится ссылки на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты интересов истца. Судебная коллегия 19.01.2006 отменила указанное определение суда.

Кроме того, судья не учел, что в заявлении Ш. содержится просьба освободить его от уплаты госпошлины либо отсрочить или рассрочить ее уплату. Данное заявление судьей не рассмотрено. Однако основанием оставления заявления без движения незаконно было указано отсутствие документа, подтверждающего уплату госпошлины.

Определяя размер госпошлины, судья исходил из того, что по делу заявлены три требования, однако из заявления усматривается, что Ш. заявлены два требования. Указанную Ш. в заявлении просьбу помочь ему восстановиться на работе нельзя учесть как предъявленное к ответчику требование. В данной части заявление подлежало уточнению.

Также Ш. не имел возможности исправить указанные в определении от 07.12.2005 недостатки в установленный срок, так как данный срок был определен датой 10.01.2005 (дело N 33-295/2006).

 

Неприложение к исковому заявлению документов, перечисленных в ст. 132 ГПК.

 

Оставляя исковые заявления без движения по такому основанию, суды должны иметь в виду, что от истца суд вправе требовать на стадии принятия заявления только те доказательства, на которые истец ссылается в исковом заявлении и которые, как следует из искового заявления, находятся в его распоряжении.

Только при перечисленных условиях указания судьи исполнимы, и их выполнение зависит от истца. В остальных случаях указания судьи неисполнимы и, соответственно, создают заявителям препятствия к реализации права на судебную защиту.

Однако суды нередко оставляют без движения исковое заявление, несмотря на то, что в исковом заявлении указано, что документы у истца отсутствуют и ему отказывают в их представлении.

Так, Б. обратился в суд с иском к Администрации Ленинского района г. Екатеринбурга и ОАО "Патра" о сохранении жилого помещения в перепланированном состоянии, указав, что в сентябре 1998 г. ОАО "Патра" в связи с трудовыми отношениями на данном предприятии предоставило ему однокомнатную квартиру в общежитии с выдачей ордера на занятие жилой площади в общежитии. В 2003 г. здание общежития было передано в муниципальную собственность. Обратившись к ответчику с заявлением о заключении с ним договора социального найма с целью дальнейшей приватизации квартиры, получил отказ, поскольку прежним собственником общежития - ОАО "Патра" - произведенная в 1997 г. перепланировка квартир не была узаконена: в техпаспорт здания сведения о его переустройстве не внесены. Поскольку он не может приватизировать квартиру без узаконения перепланировки квартиры, предъявил иск.

Определением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29.11.2005 исковое заявление оставлено без движения, а 29.12.2005 постановлено определение о возврате заявления Б. в связи с невыполнением указаний судьи.

Отменяя оба определения, судебная коллегия указала, что судья исходил из того, что истцом не представлены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых он основывает свои требования, не приложены к исковому заявлению копии документов, подтверждающих право собственности либо право пользования по договору социального найма заявителя на спорное жилье.

Между тем из материалов дела, содержания заявления следует, что истец указал в заявлении обстоятельства, на которых он основывает свои требования по сохранению жилого помещения в перепланированном состоянии, исковое заявление представлено в суд в двух экземплярах, как и другие документы, подтверждающие его право пользования спорной квартирой: ордер, справка с места жительства (копии имеются в материалах дела), то есть и для ответчиков в том числе, других доказательств, подтверждающих наличие перепланировки, как видно из искового заявления, он представить не может, поскольку таких документов ему не выдают, в связи с чем им заявлено ходатайство об истребовании этих документов у ответчика.

Однако суд оставил без внимания положения норм ч. 1 ст. 57 ГПК, предусматривающих оказание судом содействия в собирании и истребовании доказательств, когда представление необходимых доказательств затруднено для истца.

Кроме того, возложение судом первой инстанции на истца обязанности по предоставлению доказательств, подтверждающих его доводы и возражения, а также по уточнению правовых оснований исковых требований является процессуальным действием подготовки дела и в соответствии со ст. 150 ГПК не может быть основанием для оставления искового заявления без движения (дело N 33-1463/2006).

В других случаях суды на стадии принятия истребуют от истца доказательства, на которые он не ссылается в исковом заявлении.

Так, С. обратился в суд с заявлением, в котором оспорил отказ Главного управления архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений Администрации г. Екатеринбурга в выдаче градостроительного плана принадлежащего ему земельного участка.

Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 26.12.2005 заявление оставлено без движения, ему предложено в срок до 10.01.2006 представить доказательства обращения в МУ "Центр подготовки разрешительной документации для строительства", а также ответ на это обращение.

Отменяя определение, судебная коллегия 07.02.2006 обратила внимание, что, постановляя определение, суд не учел, что примененный им процессуальный закон (ст. 131 - 132 ГПК) не устанавливает обязанности заявителя непосредственно при его обращении в суд представлять какие-либо доказательства, кроме тех, на которые имеется ссылка в заявлении и которыми он (заявитель) при этом располагает. Между тем поданное С. в суд заявление не содержит упоминания о его обращении в МУ "Центр подготовки разрешительной документации для строительства", получении ответа на такое обращение и несогласии с принятым по нему решением. Соответственно действия (бездействие) или какое-либо решение МУ "Центр подготовки разрешительной документации для строительства" и его должностных лиц С. не обжалуются, т.е. находятся за пределами предмета оспаривания по делу (дело N 33-726/2006).

Нередко суды оставляют исковые заявления без движения, истребуя от истца доказательства, которые заведомо не могут находиться у него.

Так, граждане обратились в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с иском к ГСК N 273 и Б. о признании недействительными решений, принятых на общем собрании членов ГСК, состоявшемся 24.12.2005.

Определением суда от 29.12.2005 исковое заявление оставлено без движения и предоставлен срок для устранения недостатков до 20.01.2006. В качестве одного из недостатков было указано непредоставление заявителями решения общего собрания членов ГСК от 24.12.2005, которое ими оспаривается.

Определением суда от 20.01.2006 исковое заявление возвращено, отменяя которое, судебная коллегия указала, что непредоставление на стадии подачи искового заявления документов, подтверждающих обоснованность заявленных исковых требований, не может являться правовым основанием для оставления искового заявления без движения.

В данном случае суд необоснованно указал в качестве недостатка искового заявления отсутствие в качестве приложения к исковому заявлению оспариваемого истцами документа.

Из текста искового заявления следует, что оспариваются решения общего собрания членов ГСК, а не какой-либо документ.

Протокол общего собрания членов ГСК является не оспариваемым документом, а одним из доказательств по заявляемым требованиям. Подлинник этого документа находится у ответчиков и должен быть истребован судом на стадии подготовки дела к рассмотрению. Ходатайство об истребовании этого документа было заявлено 26.12.2005. Требование от истцов предоставления этого документа на стадии принятия искового заявления неправомерно (дело N 33-1465/2006).

В другом случае Д. обратился в суд иском о признании акта регистрации права собственности на земельный участок за Н. недействительным. Одновременно он обратился с ходатайством об истребовании в Администрации г. Екатеринбурга копии постановления от 07.10.1993 N 530-Б, а в ФГУ "Земельная кадастровая палата" - данных об идентичности номера земельного участка <...> на опытной станции по садоводству и земельного участка по ул. К-ой, <...>, собственником которого и значится ответчик.

Определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 13.03.2006 исковое заявление было оставлено без движения, истцу предложено в срок до 27.03.2006 исправить недостатки искового заявления и представить постановление Главы г. Екатеринбурга о предоставлении земельного участка ответчику, уточнить в исковом заявлении, какой конкретно акт государственной регистрации просит отменить истец.

Отменяя определение, судебная коллегия 18.04.2006 указала на то, что суд первой инстанции указал истцу о необходимости уточнить, какой конкретно правовой акт просит отменить истец. Но в материалах дела имеется выписка из ЕГРП о регистрации права собственности за Н.

В соответствии с ч. 1 ст. 57 ГПК истец заявил ходатайство об истребовании дополнительных доказательств, ходатайство было удовлетворено в части истребования данных об идентичности наименования земельного участка <...>, расположенного на Свердловской опытной станции садоводства, и по ул. К-ой, <...> в г. Екатеринбурге. Но постановление Главы г. Екатеринбурга не может быть представлено истцом без запроса суда.

Таким образом, оставляя заявление без движения, суд предложил истцу представить документы, которые заведомо не могут быть представлены им в отсутствие судебного запроса (дело N 33-2599/2006).

Имеются случаи, когда суды оставляют заявление без движения, несмотря на то, что истребуемый судом документ приложен к заявлению.

Так, З. обратилась в суд с заявлением о признании безвестно отсутствующим П., пояснив, что она с 1981 г. состояла в браке с П. Решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга в 1991 г. их брак расторгнут. С конца 1996 г. ей стало известно, что П. уехал из г. Екатеринбурга для постоянного проживания за пределы области. С этого времени никаких известий о его месте нахождения ей не известно. Признание П. безвестно отсутствующим необходимо заявителю для снятия его с регистрационного учета.

Определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 14.03.2006 заявление оставлено без движения для соблюдения требований ст. 42 ГК, согласно которой гражданин может быть признан судом по заявлению заинтересованных лиц безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания, и приложения документов, подтверждающих обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования, с приобщением копий этих документов для заинтересованных лиц.

Отменяя определение, судебная коллегия 18.04.2006 указала, что суд первой инстанции оставил заявление З. без движения и обязал в срок до 24.03.2006 представить справку из Чкаловского РУВД г. Екатеринбурга, подтверждающую истечение годичного срока с момента заведения розыскного дела в отношении П. Однако заявителем при обращении с заявлением в суд представлена справка из Чкаловского РУВД г. Екатеринбурга о наличии у них розыскного дела в отношении П., заведенного 29.08.2005. Требования суда о предоставлении справки, подтверждающей истечение годичного срока с момента заведения розыскного дела в отношении П., относится к стадии рассмотрения заявленных требований по существу (дело N 33-2632/2006).

Видимо, суд не мог определить, что с 29.08.2005 к 14.03.2006 срок в один год не истек. Кроме того, суд не принял во внимание, что неистечение годичного срока не является основанием для оставления заявления без движения; истечение годичного срока со дня последних сведений о пропавшем является обстоятельством, подлежащим установлению по делу, и может служить только основанием для отказа в удовлетворении заявления; истечение же годичного срока со дня заведения розыскного дела не имеет юридического значения.

Аналогичное нарушение допущено Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга, определением от 04.08.2006 которого возвращено заявление Г. о признании безвестно отсутствующим В. Суд 25.07.2006 оставил заявление без движения в связи с непредставлением паспорта или свидетельства о рождении В. Однако суд не учел, что копия свидетельства о рождении В. была приложена к заявлению, а предоставление паспорта могло быть невозможным, поскольку В. мог пропасть именно с этим документом. Определение о возвращении заявления отменено судебной коллегией 19.09.2006 (дело N 33-6626/2006).

 

Неприложение к исковому заявлению документа, подтверждающего уплату государственной пошлины.

 

При применении указанного основания судам необходимо учитывать следующие аспекты.

1. Освобожден ли истец от обязанности по уплате госпошлины в силу закона.

Например, А. и И. обратились в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Х. о взыскании суммы и компенсации морального вреда в счет возмещения причиненного в результате преступления ущерба. Просили освободить их от уплаты госпошлины при подаче иска, указывая на то, что исковые требования вытекают из возмещения ущерба, причиненного преступлением, также указали на то, что И. является пенсионером, заработная плата А. ниже прожиточного минимума.

16.01.2006 судом постановлены определения об отказе в удовлетворении ходатайства об освобождении от уплаты госпошлины и об оставлении искового заявления без движения с указанием на то, что истцам необходимо в срок до 15.02.2006 оплатить госпошлину исходя из цены иска.

Отменяя определения, судебная коллегия 11.04.2006 указала, что судом не принято во внимание, что И. является ветераном Великой отечественной войны, а цена иска не превышает суммы, установленной п. 3 ст. 333.36 НК Российской Федерации; в ходатайстве об освобождении от уплаты госпошлины истцами указано на то, что у А. низкая заработная плата, данный довод судом не исследован (дело N 33-2568/2006).

В приведенном примере суд не принял во внимание, что в силу ст. 333.36 НК Российской Федерации истцы по искам о возмещении материального ущерба и морального вреда, причиненного преступлением, освобождаются от уплаты государственной пошлины; освобождаются от уплаты государственной пошлины и ветераны Великой отечественной войны. С учетом этого истцам не требовалось обращаться к суду с ходатайством об освобождении от уплаты государственной пошлины.

2. От уплаты госпошлины освобождаются органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане, обращающиеся в суд от своего имени в защиту интересов другого лица в порядке ст. 46 ГПК.

Так, Общественная организация "Российское авторское общество" в лице Уральского филиала обратилась в суд с иском к ООО "Мир кино" о взыскании компенсации за нарушение авторских прав композитора П. при публичной демонстрации в кинотеатре "Екатерининский" фильма "Ночной дозор", где использовано его музыкальное произведение.

30.05.2006 определением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга заявление оставлено без движения с предложением заявителю в срок до 19.06.2006 представить документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Отменяя определение, судебная коллегия 24.08.2006 указала, что ч. 1 ст. 46 ГПК установлено, что в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

В соответствии с п. 5 ст. 49 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах", указывающей гражданско-правовые способы защиты авторского права и смежных прав, организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, в порядке, установленном законом, вправе обращаться в суд от своего имени с заявлениями в защиту нарушенных авторских прав и (или) смежных прав лиц, управление имущественными правами которых осуществляется такой организацией.

Право этой организации на обращение в суд с заявлением о защите авторских и (или) смежных прав основано на законе, поэтому она может действовать без доверенности от обладателя авторских и (или) смежных прав.

В силу ч. 2 ст. 46 ГПК лица, которые обратились в суд в защиту чужих интересов, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца. Однако у них нет права на заключение мирового соглашения, кроме того, они освобождаются от обязанности несения судебных расходов, к которым относится и госпошлина (ст. 88 ГПК).

Таким образом, требование об уплате истцом госпошлины при предъявлении иска о компенсации за нарушение авторских прав противоречит закону (дело N 33-6093/2006).

3. От уплаты госпошлины освобождаются лица, обращающиеся в защиту прав (интересов) несовершеннолетних лиц.

Так, определением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 24.01.2006 незаконно оставлено без движения исковое заявление Г. о лишении родительских прав З. Определение отменено судебной коллегией 28.03.2006 (дело N 33-2096/2006).

4. Если истцом заявлено ходатайство об освобождении от уплаты госпошлины, либо об уменьшении ее размера, либо об отсрочке или рассрочке ее уплаты, то, прежде чем оставлять заявление без движения, суд должен разрешить это ходатайство и только в случае его неудовлетворения, о чем выносится отдельное определение, на которое может быть подана частная жалоба, после истечения срока на подачу частной жалобы разрешать вопрос об оставлении заявления без движения с предоставлением срока для уплаты госпошлины.

Так, определением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 28.09.2006 оставлено без движения исковое заявление Д. к Ш. о взыскании долга по договору займа. В исковом заявлении не указывалась цена иска, и оно не было оплачено госпошлиной. Отменяя указанное определение, судебная коллегия 09.11.2006 обратила внимание, что суд не разрешил заявление истца об освобождении его от уплаты госпошлины (дело N 33-7938/2006).

Возможность оставления иска без движения только после истечения срока на обжалование определения об отказе в предоставлении льготы по уплате госпошлины обусловлена тем, что при вынесении определения об отказе в удовлетворении ходатайства истца у него должно быть право выбора: либо обжаловать определение суда, либо выполнить указание суда. В случае обжалования определения не исключается возможность его отмены в связи с незаконностью и необоснованностью выводов суда. Соответственно, нецелесообразно предоставление срока для выполнения незаконного указания суда.

В случае, когда суд оставляет исковое заявление без движения до истечения срока обжалования определения об отказе в удовлетворении ходатайства по вопросу о льготах по уплате госпошлины, нередко к моменту рассмотрения частной жалобы предоставленный срок истек, и судом вынесено определение о возвращении искового заявления. В результате, когда судебная коллегия направляет вопрос о принятии искового заявления к производству на новое рассмотрение, в суде отсутствует само исковое заявление и приложенные к нему документы.

В связи с этим нередко судебной коллегии приходится выходить за пределы доводов частной жалобы и отменять одновременно определение об отказе в удовлетворении ходатайства по госпошлине, определение об оставлении искового заявления без движения, определение о возвращении искового заявления.

5. При рассмотрении ходатайства о предоставлении льготы по уплате госпошлины суд должен исходить из презумпции добросовестности заявителя.

Например, С. обратился в суд к вдове своего сына О. о применении последствий недействительности ничтожной сделки и возврате автомобиля. Вместе с заявлением он, ссылаясь на свое неблагополучное имущественное положение, направил в суд ходатайство об уменьшении размера подлежащей уплате при подаче искового заявления госпошлины до величины, не превышающей 50% получаемой им пенсии.

Определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 17.08.2006 исковое заявление С. оставлено без движения, в частности, ему предложено в срок до 31.08.2006 оплатить госпошлину в размере 8100 руб., представить в суд квитанцию об ее уплате.

Отменяя определение, судебная коллегия 14.09.2006 указала, что суждения суда о недоказанности истцом своего скудного материального положения, отсутствия иных доходов кроме пенсии и имущества, распорядившись которым истец мог бы оплатить государственную пошлину, противоречат приложенным к иску документам и презумпции добросовестности участников гражданского процесса. В подтверждение своих доводов истец представил справку о размере получаемой пенсии по старости. В этом же документе имеются сведения о возрасте истца - 66 лет. Доказать же отсутствие у С. иных доходов и достаточного для уплаты пошлины имущества (то есть отсутствие факта), как он сам поясняет в частной жалобе, для него не только затруднительно, но и в принципе невозможно. При этом какие-либо основания для недоверия истцу у суда отсутствовали (дело N 33-6220/2006).

6. При рассмотрении ходатайства о предоставлении льгот по уплате госпошлины судам надлежит внимательно изучать приложенные к исковому заявлению документы, представленные в подтверждение тяжелого имущественного положения заявителя.

Например, определениями Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29.06.2006 истцу Г. отказано в удовлетворении ходатайства об уменьшении госпошлины, исковое заявление о признании сделок, совершенных бывшим супругом в отношении имущества, нажитого в период брака, недействительными оставлено без движения в целях указания цены иска и оплаты госпошлины.

Отменяя оба определения, судебная коллегия 07.09.2006 не согласилась с выводом суда о том, что в исковом заявлении в нарушение п. 6 ч. 2 ст. 131 ГПК не указана цена иска, поскольку заявителем в исковом заявлении указано, что стоимость квартиры составляет 300000 руб., стоимость машины - 1500000 руб.

В силу ч. 2 ст. 91 ГПК цена иска указывается истцом. В случае явного несоответствия указанной цены действительной стоимости истребуемого имущества цену иска определяет судья при принятии искового заявления.

Поскольку цена иска в исковом заявлении фактически указана, у суда не имелось оснований оставлять исковое заявление без движения по основанию ст. 136 ГПК.

В силу ст. 90 ГПК, ч. 2 ст. 333.20 НК Российской Федерации суды общей юрисдикции, исходя из имущественного положения плательщика, вправе уменьшить размер госпошлины, подлежащей уплате по делам, рассматриваемым указанными судами.

Отказывая в удовлетворении заявления Г. об уменьшении размера госпошлины, суд исходил из того, что представленные истцом документы не свидетельствуют о тяжелом материальном положении, справка о доходах не говорит о том, что у истца нет иного источника доходов.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, истцом представлены документы, подтверждающие нахождение у нее на иждивении троих несовершеннолетних детей, сведения о размере ее ежемесячного дохода (справка о заработной плате истца и размере алиментов, выплачиваемых ответчиком на содержание детей), истцом также представлена справка об отсутствии у нее в единоличной собственности объектов недвижимого имущества. Суд не учел, что совместно нажитое имущество супругов, как это следует из материалов дела, в настоящее время находится в споре, в связи с чем истец не вправе им распорядиться в настоящее время.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что справка о доходах не говорит о том, что у истца нет иного источника доходов, поскольку доказательств наличия у истца иных доходов кроме заработка и алиментов на содержание детей в материалах дела не имеется (дело N 33-6499/2006).

7. Если в исковом заявлении указана цена иска, суд не вправе устанавливать иную цену иска, за исключением случая, предусмотренного ч. 2 ст. 91 ГПК (явное несоответствие цены иска действительной стоимости имущества).

Так, Е. обратился в Железнодорожный районный суд г. Екатеринбурга о признании права собственности на самовольно возведенное строение.

Определением суда от 08.10.2006 исковое заявление оставлено без движения.

Отменяя определение, судебная коллегия 17.10.2006 обратила внимание, что истцом определена цена иска, исходя из которой он уплатил государственную пошлину. В случае, если при разрешении дела суд придет к выводу об иной цене иска, он вправе решить вопрос о довзыскании недостающей госпошлины (дело N 33-7222/2006).

8. При разрешении вопроса о размере подлежащей уплате государственной пошлины судам надлежит правильно определять характер исковых требований.

Однако суды не всегда правильно определяют характер исковых требований.

Так, А. обратилась в Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Администрации г. Екатеринбурга о признании права собственности на земельный участок, считая необоснованным и незаконным отказ ответчика в приватизации названного имущества.

Определением суда от 12.05.2006 исковое заявление оставлено без движения и истцу предложено в срок до 31.05.2006 исправить следующие недостатки: 1) уточнить исковые требования либо при сохранении указанных требований оплатить госпошлину в зависимости от нормативной цены земельного участка; 2) представить справку из Администрации Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга о нормативной цене земельного участка.

При рассмотрении частной жалобы судебная коллегия 13.06.2006 пришла к следующему.

"Из системного анализа ст. 46 Конституции РФ и ст. 3 ГПК следует, что при обращении в суд право определения лица, к которому предъявляются исковые требования (ответчика), а также предмета и основания иска всецело принадлежит истцу и (или) его представителю. Вмешательство суда в их волеизъявление по указанным вопросам на данной стадии недопустимо. Между тем все перечисленные элементы иска в поданном исковом заявлении имеются.

Что касается оплаты госпошлины, то, как справедливо отмечает автор частной жалобы, она должна взиматься в размере, предусмотренном подп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК Российской Федерации для исковых заявлений, не подлежащих оценке, поскольку имущественные притязания истца связаны с реализацией им права на бесплатную приватизацию земельного участка. В настоящее время такое исковое заявление при его подаче физическим лицом подлежит оплате госпошлиной в размере 100 руб. Как видно из приложенной к исковому заявлению квитанции, указанное требование закона истцом соблюдено.

При таких обстоятельствах какая-либо необходимость в дополнительном представлении суду справки о нормативной цене спорного земельного участка отсутствует" (дело N 33-4270/2006).

Другой пример, Войсковая часть 12664 обратилась с иском к ООО "Свердловскгражданстрой", С., Д., Главному управлению регистрационной службы о признании недействительными договора на долевое участие в строительстве жилого дома, заключенного между ООО "ДСС "Свердловскгражданстрой" и И., а также государственной регистрации права собственности на квартиру за Д. и С.

Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга постановлено определение от 06.03.2006 об оставлении заявления без движения с указанием на необходимость указать цену иска и оплатить госпошлину исходя из цены иска.

Отменяя определение, судебная коллегия 06.04.2006 обратила внимание, что истцом заявлены требования о признании недействительным договора долевого участия в строительстве квартиры, при этом спора о праве на данную квартиру не имеется, квартира передана в собственность истца в 2001 г.; вопросы, касающиеся возврата выплаченных по оспариваемому договору сумм, решены при рассмотрении гражданских дел по иску С. и Д. к ООО "ДСС "Свердловскгражданстрой" о взыскании суммы (решение от 17.10.2005), в данном случае какие-либо требования, подлежащие оценке, истцом не заявлены (дело N 33-2451/2006).

В другом случае Ч. обратилась в суд с иском об освобождении имущества от ареста.

30.01.2006 определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга исковое заявление оставлено без движения, заявителю предоставлен срок до 20.02.2006 для устранения недостатков, которые устранены не были, в связи с этим определением от 22.02.2006 исковое заявление возвращено.

Отменяя последнее определение, судебная коллегия 11.04.2006 указала, что суд сослался на неуплату заявителем госпошлины от стоимости арестованного имущества, исчисленную по основаниям подп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК Российской Федерации, как по исковому заявлению имущественного характера, подлежащему оценке.

Между тем, согласно ч. 1 ст. 91 ГПК, по искам об истребовании имущества цена иска определяется исходя из стоимости истребуемого имущества. При этом цена иска определяется только в том случае, если вместе с требованием об освобождении имущества от ареста заявлено требование о признании права собственности.

Как следует из искового заявления, Ч., обращаясь с требованием об освобождении от ареста автомобиля, указывала на нарушение ее прав как собственника указанного автомобиля. Поскольку требование о праве собственности заявлено не было, судья, возвращая исковое заявление, необоснованно сослался на неуплату заявителем государственной пошлины по основаниям подп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК Российской Федерации (дело N 33-1976/2006).

 

Срок, предоставляемый для устранения недостатков искового заявления (заявления).

 

В соответствии с ч. 1 ст. 136 ГПК срок, предоставляемый судом для устранения недостатков искового заявления, должен являться разумным.

Соответственно, такой срок должен устанавливаться судом в каждом конкретном случае в зависимости от характера недостатков, а также времени, необходимого для их устранения. Кроме того, судам необходимо учитывать время, требуемое для вручения копии определения об оставлении искового заявления без движения, а также порядок ее вручения (по почте или на приеме судьи, либо через канцелярию суда).

Однако суды нередко не учитывают эти обстоятельства.

Например, исковое заявление Р. к инспектору ДПС, Управлению Федерального казначейства Свердловской области Главного управления Федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации о признании действий инспектора ДПС по эвакуации автомобиля и несоставлению протокола об административном правонарушении незаконными, а также о возмещении убытков и компенсации морального вреда Ленинский районный суд г. Екатеринбурга оставил 07.09.2006 без движения с предоставлением срока для устранения недостатков до 28.09.2006, оформил документы для направления копии определения истцу 13.09.2006, а реально направил их истцу по почте только 22.09.2006. Документы возвращены истцу 03.10.2006 в связи с невыполнением указаний судьи. Истец 05.10.2006 обратился в суд с заявлением о восстановлении срока для устранения недостатков, ссылаясь на то, что определение об оставлении заявления без движения он получил 28.09.2006, недостатки устранил 29.09.2006. Доводы частной жалобы подтверждаются конвертами с отметками о получении почтовой корреспонденции.

Судебная коллегия 07.12.2006 указала, что с учетом того, что, получив 28.09.2006 определение об оставлении заявления без движения, истец реально не имел возможности уложиться в срок для исправления недостатков, принимая во внимание, что в силу ч. 1 ст. 136 ГПК сроки должны быть разумными, недостатки истцом устранены, определение о возврате искового заявления подлежит отмене (дело N 33-8274/2006).

Такие примеры не являются единичными.

По основанию невручения истцу копии определения об оставлении искового заявления отменены определения о возвращении искового заявления:

- Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 22.12.2005 по иску П. в интересах несовершеннолетнего ребенка о выделе доли в праве собственности на квартиру (дело N 33-1877/2006);

- Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 11.09.2006 по иску С. о признании отказа в выдаче ордера и заключении договора социального найма недействительным (дело N 33-7642/2006);

- Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 10.01.2006 по заявлению С. об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя (дело N 33-1601/2006).

В связи с этим следует обратить внимание, что в большинстве случаев, оставляя исковые заявления без движения, суды области указывают срок для устранения недостатков конкретной календарной датой, после наступления которой автоматически возвращают исковые заявления.

Однако в этом случае суды не учитывают, что в силу ст. 108 ГПК заявитель вправе устранить недостаток до двадцати четырех часов последнего дня срока, и срок не будет считаться нарушенным. Поскольку, как правило, заявление истец направляет по почте, то суд получает данное заявление с выполненными указаниями суда уже после вынесения последним определения о возвращении искового заявления. Для предотвращения таких случаев судам следует рекомендовать назначать сроки в соответствии с ч. 2 ст. 107 ГПК.

 

Процессуальное оформление действий судьи

на стадии принятия заявления

 

Из нормативных положений ст. 133, ч. 2 ст. 134, ч. 2 ст. 135 ГПК следует, что решение судьи об отказе в принятии или возвращении искового заявления подлежит процессуальному оформлению в виде соответствующего судебного постановления в форме определения. Оно должно быть вынесено и вручено или направлено заявителю вместе с заявлением и всеми приложенными к нему документами в течение пяти дней со дня поступления заявления в суд.

Специальных требований к порядку вынесения таких определений законом не установлено. Поэтому судьям следует руководствоваться общими положениями ст. 224 ГПК.

Содержание определения также должно отвечать общим правилам, установленным ст. 225 ГПК. Оно должно быть мотивированным, что подразумевает обязательное изложение фактического и юридического основания принятого процессуального решения с указанием конкретного пункта статьи закона. В определении о возвращении искового заявления помимо этого должно быть указано, в какой суд следует обратиться заявителю, если дело неподсудно данному суду, или как устранить иные обстоятельства, препятствующие возбуждению дела.

Однако судьями эти требования очень часто нарушаются.

Как показало изучение практики, 5-дневный срок вынесения и вручения (направления) судебных постановлений, предусмотренный ст. 134 - 136 ГПК, далеко не всегда соблюдается судьями, что препятствует заявителям их своевременному исполнению или обжалованию. А судебная переписка на стадии принятия заявления порой тянется месяцами, что явно не способствует выполнению задач гражданского судопроизводства и не прибавляет авторитета судебной власти.

Другое типичное нарушение - неоформление определений о возвращении заявлений в порядке ч. 2 ст. 136 ГПК (в связи с невыполнением указаний судьи об устранении недостатков, изложенных в определении об оставлении заявления без движения).

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации прямо не регламентирует порядок решения этого вопроса, тогда как Инструкция по судебному делопроизводству в районном суде предписывает возвращать заявление и приложенные к нему документы с сопроводительным письмом.

Однако с таким правоприменением нельзя согласиться, так как возвращение искового заявления, в том числе и по предусмотренному ч. 2 ст. 136 ГПК основанию, является процессуальным распорядительным действием судьи (суда) и преграждает возможность дальнейшего движения дела. Поэтому с учетом правил ст. 371 ГПК и по аналогии со ст. 135, п. 1 ч. 1 ст. 342 ГПК оно должно оформляться мотивированным определением, отвечающим требованиям ч. 1 ст. 225 ГПК и обеспечивающим заинтересованным лицам возможность его обжалования.

Правильность указанного подхода подтвердил и Конституционный Суд Российской Федерации (Определения от 23.01.2001 N 12-О, от 18.07.2006 N 358-О, 25.01.2007 N 68-О).

Вместе с тем некоторые судьи умудряются обойтись на данной стадии судопроизводства вообще без вынесения какого-либо определения, предусмотренного ст. 133 - 136 ГПК.

Между тем по смыслу упомянутых норм при поступлении искового заявления судья обязан принять одно из предусмотренных ими четырех процессуальных решений.

Например, отменяя определение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга по заявлению С., который оспорил отказ Главного управления архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений Администрации города Екатеринбурга в выдаче градостроительного плана принадлежащего заявителю земельного участка, судебная коллегия 07.02.2006 признала необходимым постановить частное определение, в котором обратила внимание, что 12.01.2006 суд без оформления своих распорядительных действий соответствующим процессуальным документом (определением) возвратил С. его заявление. Между тем возвращение заявления является процессуальным действием и поэтому (по аналогии со ст. 135, п. 1 ч. 1 ст. 342 ГПК) должно оформляться мотивированным определением, отвечающим требованиям ч. 1 ст. 225 ГПК и обеспечивающим заинтересованным лицам возможность его обжалования.

Возвращение заявления к тому же произведено, несмотря на наличие в суде поступившей по почте 11.01.2006 своевременно поданной заявителем частной жалобы на определение от 26.12.2005, которое в связи с его обжалованием не вступило в законную силу и не подлежало исполнению.

Вместе с тем в результате указанных выше нарушений закона по делу допущена не обусловленная какими-либо объективными причинами волокита.

Согласно отметке в имеющемся на заявлении С. штампе, оно поступило в суд еще 14.11.2005. Однако на протяжении более двух месяцев судья фактически уклоняется от принятия заявления, тогда как срок для рассмотрения этого процессуального вопроса в соответствии со ст. 133 ГПК ограничен 5 днями.

В результате такого поведения судьи гражданин С. длительное время не имеет доступа к правосудию и не может реализовать свое конституционное право на судебную защиту, что противоречит задачам гражданского судопроизводства и подрывает авторитет судебной власти (дело N 33-726/2006).

Нередко затягивание вопроса о принятии заявления к производству обусловлено недостатками в организации работы канцелярии суда, отсутствием достаточного взаимодействия между судьями и, прежде всего, отсутствием контроля со стороны председателей федеральных районных (городских) судов.

 

Выводы

 

Как показало обобщение, при разрешении вопросов, связанных с принятием исковых заявлений и заявлений по делам неискового характера, судьями допускается достаточно много ошибок, а также сознательных нарушений закона, которые в конечном итоге приводят к волоките и обоснованным жалобам граждан, вынужденных месяцами ожидать реализации своего конституционного права на судебную защиту.

Такое положение не может быть признано допустимым, так как противоречит задачам гражданского судопроизводства, вызывает негативную реакцию граждан и подрывает в них веру в судебную власть.

Однако такая профилактическая мера реагирования, как вынесение в адрес судей частных определений на нарушения закона, применяется далеко не во всех случаях.

О неблагополучии с обеспечением судами области реализации права на судебную защиту свидетельствует и анализ жалоб непроцессуального характера, поступающих на имя председателя Свердловского областного суда и председателя судебной коллегии по гражданским делам, а также в квалификационную коллегию судей Свердловской области.

Наличие таких жалоб свидетельствует о недостаточном контроле и реагировании со стороны руководителей федеральных районных (городских) судов, вынуждающем граждан искать защиты своих интересов в вышестоящих судебных инстанциях.

С учетом изложенного судебная коллегия находит необходимым:

1. Обратить внимание мировых судей, судей и председателей районных (городских) судов области на необходимость строгого соблюдения норм процессуального права при рассмотрении вопроса о принятии исковых заявлений и заявлений по делам неискового характера к производству суда, недопустимость нарушения гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту и отказа гражданам и юридическим лицам в правосудии.

2. Предложить судам области в 2007 году обобщить и проанализировать их практику применения законодательства об отказе в принятии, оставлении без движения и возвращении исковых заявлений. Результаты такого обобщения обсудить на оперативных совещаниях судей.

3. Рекомендовать судьям, рассматривающим судебные дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, путем вынесения частных определений реагировать на каждое выявленное нарушение права граждан и организаций на доступ к правосудию.

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Свердловского областного суда

 

Судья

ПАНКРАТОВА Н.А.

 

3 сентября 2007 года

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь