Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

ЛИПЕЦКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПО ИТОГАМ II ПОЛУГОДИЯ 2000 ГОДА

 

Права потерпевшего в ходе дознания

 

1. Определением Левобережного суда г. Липецка уголовное дело по обвинению Ш. в совершении преступления, предусмотренного ст. 112 ч. 1 УК РФ, направлено для производства дополнительного расследования прокурору г. Ельца.

Ш. обвиняется в том, что 3 декабря 1999 года на почве личных неприязненных отношений подверг избиению К., причинив ей средний вред здоровью.

Суд возвратил дело для производства дополнительного расследования в связи с нарушением ст. 200 УПК РСФСР. Потерпевшая К. и ее законный представитель заявили, что уведомления об окончании следствия они не получали, хотя неоднократно обращались к дознавателю с ходатайством об ознакомлении их с материалами дела, но их не ознакомили с делом.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 1 июня 2000 года данное определение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

В силу ст. 126 УПК РСФСР предварительное следствие по ч. 1 ст. 112 УК РФ не обязательно, т.е. по указанной статье производится дознание.

В соответствии со ст. 120 ч. 2 п. 1 УПК РСФСР потерпевший при производстве дознания извещается об окончании дознания и направлении дела прокурору, но материалы дела для ознакомления им не предъявляются.

В ст. 200 УПК РСФСР указаны права потерпевших лишь при производстве предварительного следствия, а не дознания.

Таким образом, в ходе дознания ст. 200 УПК РСФСР не была нарушена.

 

Лицо, являющееся субъектом правонарушения,

предусмотренного ст. 165-5 Кодекса РСФСР

об административных правонарушениях

 

2. Постановлением Левобережного суда г. Липецка С. на основании ст. 165-5 ч. 1 УК РФ об административных правонарушениях подвергнута штрафу в доход государства в размере 250 руб. 47 коп.

С. привлечена к административной ответственности за то, что 4 мая 2000 года в киоске пос. Дачный отказалась представить участковому инспектору санитарную книжку и другие документы, отказала в доступе в киоск для проверки документов.

Данное постановление суда было отменено судебной коллегией по уголовным делам по следующим основаниям.

В силу п. 25 ст. 11 Закона РФ "О милиции" ее работнику предоставлено право при наличии данных о влекущем уголовную или административную ответственность нарушении законодательства проводить осмотр, в т.ч. и торговых помещений, но с участием собственника имущества либо его представителя или уполномоченных ему лиц.

Между тем С. не является собственником киоска, поэтому ее действия по отказу в допуске работника милиции были правомерны.

Из постановления суда не видно, какие же конкретно документы не были представлены С. Доводы С. о том, что ею требуемые документы были представлены, в том числе и санитарная книжка, ничем не опровергнуты.

Кроме того, С. не является субъектом правонарушения, предусмотренного ст. 165-5 ч. 1 КоАП РСФСР.

 

В соответствии со ст. 20 и 314 УПК РСФСР суд обязан

принять все предусмотренные законом меры

для всестороннего, полного и объективного

исследования обстоятельств дела

 

3. Приговором Измалковского суда С. признан виновным по ст. 107 УК РФ и приговорен к 1 году лишения свободы.

С. признан виновным в убийстве К. в состоянии возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием со стороны потерпевшего.

При рассмотрении данного уголовного дела судом были допущены нарушения требований ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств по делу.

Суд признал С. виновным по ст. 107 ч. 1 УК РФ. Одним из обязательных признаков данного состава преступления является совершение его в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Между тем органы предварительного следствия вменили С. в вину совершение умышленного убийства К. в ссоре.

Однако С. утверждал, что убийство совершил, защищаясь от удара ножом со стороны потерпевшего.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что суду следует тщательно исследовать материалы дела, установить истинный мотив совершения С. преступления, дав его действиям правильную правовую оценку.

 

4. Приговором Тербунского районного суда от 12 мая 2000 года осужден С. по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 13 лет лишения свободы с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С. признан судом виновным в умышленном причинении 7 февраля 2000 года в с. Яковлево Тербунского района смерти К.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 20 июня 2000 года приговор отменен в связи с нарушением требований ст. 314 УПК РСФСР.

В силу ст. 314 УПК РСФСР в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства - как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

В описательной части приговора должно быть также отражено отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дана оценка доводам, приведенным им в свою защиту.

Это требование закона судом нарушено.

Как видно из показаний С., во время ссоры К. схватил со стола нож и им угрожал его жизни и здоровью. С. пытался выбить нож из рук К., но не смог этого сделать, поранив только свою руку. Он же ссылается и на возникшее сильное душевное волнение, вызванное неправильным поведением К., после которого он стал наносить удары потерпевшему.

Между тем доводам С. в этой части не дана оценка.

Нарушение ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела влечет отмену приговора.

 

5. Аналогичная судебная ошибка допущена при рассмотрении уголовного дела по обвинению З.

Приговором Краснинского районного суда осужден З. по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

З. признан виновным в умышленном убийстве во время ссоры, вызванной неправомерным поведением потерпевшего М.

В суде З. в совершении инкриминируемого ему деяния виновным себя не признал и пояснил, что отношения с М. у него были хорошие. Он находился на кухне с малолетним сыном, М. оттолкнул его сына и обозвал его "петухом". З. пришел в возбуждение от поведения потерпевшего, схватил со стола нож с целью попугать последнего, выставив в его сторону. Удара ножом М. он не наносил, последний сам натолкнулся на нож.

В ходе предварительного следствия З. неоднократно менял свои показания в части механизма и обстоятельств причинения потерпевшему ножевого ранения.

Однако доводы подсудимого не были проверены судом в полном объеме, в том числе экспертным путем, не исследованы его показания в ходе предварительного следствия и не дана им оценка в совокупности с другими доказательствами, которые в приговоре приведены схематично.

Признавая поведение потерпевшего М. неправомерным, суд не дал этому обстоятельству никакой оценки в свете установления мотива совершения преступления.

В соответствии с требованиями норм УПК РСФСР в приговоре должен быть приведен всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, а также дана оценка доводам подсудимого, приведенным им в свою защиту. В случае изменения подсудимым показаний, данных им в ходе предварительного следствия, суд обязан тщательно проверить те и другие его показания, выяснить причины изменения показаний и дать им оценку в совокупности с иными собранными по делу доказательствами.

Это требование закона судом нарушено. Поэтому определением судебной коллегии по уголовным делам от 1 августа 2000 года приговор отменен в связи с нарушением требований ст. 343 УПК РСФСР.

 

Оглашение судом обвинительного заключения и приговора

в неполном объеме повлекло отмену приговора

 

6. Приговором Елецкого районного суда осужден Н. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 213 ч. 2 п. "б", 131 ч. 2 п. "в", "д", 70 УК РФ на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда Н. признан судом виновным в том, что в ночь на 13 августа 1999 года в с. Казаки Елецкого района схватил за руку и удерживал К. а затем избил пытавшуюся оттащить от него сестру К., и причинил легкий вред ее здоровью, повлекший кратковременное его расстройство. Затем, избивая и угрожая убийством, он затащил в переулок К. и изнасиловал ее.

По доводам кассационных жалоб о нарушениях УПК РСФСР была проведена служебная проверка, по результатам которой можно сделать вывод о том, что обвинительное заключение и приговор судом оглашались не в полном объеме, что, по мнению судебной коллегии, существенно стесняет и нарушает гарантированные законом права подсудимого и других участников процесса.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор в связи с существенными нарушениями процессуального законодательства и дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

Нарушение требований ст. 231 КоАП РФ повлекло

отмену постановления суда

 

7. Постановлением Левобережного суда г. Липецка В. привлечен к административной ответственности по ст. 158 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 50 рублей.

В. привлечен к административной ответственности за то, что 28 апреля 2000 года в 3 часа находился на территории базы отдыха "С" в пьяном виде, выражался нецензурной бранью, т.е. за совершение мелкого хулиганства.

Определением судебной коллегии по уголовным делам постановление было отменено и направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 231 КоАП РСФСР при наличии или отсутствии административного правонарушения виновность лица в его совершении и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, устанавливаются, в частности: протоколом об административном правонарушении, объяснениями лица, привлекаемого к административной ответственности, показаниями потерпевшего, свидетелей.

Вывод суда о виновности В. основан на рапорте участкового инспектора, объяснениях заведующей базой отдыха Ч.

Между тем доводы В. о том, что он не совершал мелкого хулиганства, ничем не опровергнуты. В материале отсутствуют объяснения очевидцев.

При таких данных вывод о виновности В. в совершении правонарушения является преждевременным, а довод о незаконности постановления необоснован.

 

Несоответствие назначенного судом наказания

тяжести преступления и личности осужденного

 

8. Приговором Елецкого районного суда от 13 июня 2000 года О.В. осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ на 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 4 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 июня 1999 года "Об объявлении амнистии" О.В. от отбывания наказания освобожден.

О.В. признан судом виновным в том, что 19 июля 1998 года, управляя автомашиной МАЗ, принадлежащей ярославскому предприятию "Я", в районе д. Буевка Елецкого района в нарушение Правил дорожного движения выехал на полосу встречного движения и допустил столкновение с автомашиной "Москвич", принадлежащей Т.Д., в результате сам водитель Т.Д., его жена Т.А. и их несовершеннолетние дети Т.М. и Т.С. были смертельно травмированы.

Как видно из материалов дела, О.В., управляя транспортным средством, допустил нарушение Правил дорожного движения, в результате чего погибла семья, состоящая из 4 человек.

Суд, признав О.В. виновным в совершении указанного преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 3 УК РФ, при назначении наказания не учел в полной мере характер, степень тяжести, конкретные обстоятельства содеянного и определил ему наказание, которое по своему размеру является явно несправедливым вследствие мягкости.

При определении меры наказания О.В. суд учел, что он ранее не судим, положительно характеризуется.

Вместе с тем из материалов дела усматривается, что в результате дорожно-транспортного происшествия погибли мать, отец, две несовершеннолетние сестры потерпевшего Т.И. При этом не учтено и мнение потерпевшего о назначении меры наказания виновному, который считает, что непризнание вины О.В. в содеянном, невозмещение имущественного и морального вреда, невыполнение иных действий в добровольном порядке, направленных на заглаживание причиненного ему вреда, свидетельствуют об отсутствии у виновного раскаяния.

Кроме того, суд при назначении наказания не обсудил вопрос о назначении ему дополнительной меры наказания в виде лишения права управления транспортным средством.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 13 июня 2000 года приговор в отношении О.В. отменен за мягкостью назначенного наказания.

 

9. Приговором Усманского районного суда осужден Р. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на 7 лет лишения свободы.

Приговором суда Р. признан виновным в том, что 7 февраля 2000 года совершил кражу 250 рублей из дома Г.

Выводы суда о виновности Р. в совершенном преступлении основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Вместе с тем судебная коллегия сделала вывод о необходимости изменения приговора.

Судебная коллегия исключила из описательной части приговора наличие судимостей, опасного рецидива у Р., поскольку они являются квалифицирующими признаками данного состава преступления.

Кроме того, судебная коллегия исключила из приговора квалифицирующий признак "причинение потерпевшему значительного ущерба", поскольку похищенную сумму 250 рублей нельзя признать значительной, исходя из материального положения потерпевшего. Пенсия Г. составляет 611 рублей, семья потерпевшего имеет хозяйство.

С учетом конкретных обстоятельств по делу, объема похищенного судебная коллегия смягчила Р. наказание до 5 лет лишения свободы.

 

10. Приговором Лев-Толстовского суда осужден Х. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на 5 лет лишения свободы.

Х. признан судом виновным в том, что 15 апреля 2000 года в с. Орловка Лев-Толстовского района из подвала, принадлежащего Б., совершил кражу 29,5 кг картофеля на общую сумму 183 рубля.

Суд правильно установил фактические обстоятельства по делу и дал правильную правовую оценку действиям Х.

Вместе с тем судебная коллегия пришла к выводу, что мера наказания Х. назначена без учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления, объема и стоимости похищенного - всего было похищено 29,5 кг картофеля на общую сумму 183 руб., ущерба не наступило, что дает основания для назначения Х. меры наказания ниже низшего предела, чем предусмотрено законом за данное преступление.

Судебная коллегия смягчила Х. наказание с применением ст. 64 УК РФ до 3 лет и 6 месяцев лишения свободы.

 

Приговор подлежит отмене

в связи с неправильным применением закона,

который подлежит применению

 

11. Приговором Липецкого районного суда Д. осужден по ст. 158 ч. 2 п. "б", "в", "г" УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы.

Приговор судебной коллегией отменен в связи с нарушением требований ст. 346 УПК РСФСР.

Как следует из материалов дела, Д. имеет непогашенную судимость за хищение имущества и вновь совершил тяжкое преступление.

В соответствии со ст. 18 УК РФ в действиях Д. имеется опасный рецидив.

Поскольку суд не применил закон, подлежащий применению, и назначил наказание без учета требований ст. 68 УК РФ, приговор признан незаконным и подлежащим отмене.

 

Погашение судимости в отношении лиц,

осужденных к более мягким наказаниям

 

12. Краснинским районным судом 5 января 2000 года осужден С. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

По приговору суда С. признан виновным в совершении тайного хищения чужого имущества, по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, лицом, ранее два раза судимым за хищение.

Суд обоснованно пришел к выводу о виновности С. в совершении инкриминируемого ему деяния.

Однако, делая вывод об обоснованности квалификации его действий по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, суд ошибочно посчитал, что С. на момент совершения им преступления - 2 октября 1999 года - имел две непогашенные судимости.

Как следует из материалов уголовного дела, С. был судим 11 июля 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РФ и привлечен к исправительным работам по месту работы с удержанием 20 процентов заработка ежемесячно.

В период отбывания наказания по данному приговору им было совершено новое преступление, за которое он был осужден 15 марта 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к лишению свободы на срок 2 года. В порядке ст. 41 УК РСФСР к данному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 11 июля 1995 года, и окончательная мера наказания определена в 2 года 3 месяца лишения свободы.

С. отбывал наказание по данному приговору полностью и освободился из мест лишения свободы 5 мая 1998 года.

В силу ст. 86 ч. 3 п. "б" УК РФ судимость в отношении лиц, осужденных к более мягким наказаниям, чем лишение свободы, погашается по истечении 1 года со дня отбытия наказания.

При таких обстоятельствах нельзя считать, что на момент совершения преступления С. являлся лицом, два раза судимым за хищение.

В связи с изложенным, постановлением президиума областного суда от 25 августа данный приговор изменен: действия С. переквалифицированы со ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. "а", "б", "в" УК РФ, и назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Погашение судимости

 

13. Приговором Становлянского районного суда от 13 июля 2000 года осужден М. по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ на 3 года 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

М. признан виновным в том, что 26 марта 2000 года по предварительному сговору с Ч. они совершили кражу ценностей на общую сумму 14257 рублей из магазина ТПС Становлянского района.

Как видно из материалов дела, приобщенной к делу справки ПО ИБ УВД Липецкой области, М. был судим Измалковским судом г. Москвы по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР с присоединением неотбытого срока наказания по приговору Первомайского суда г. Москвы от 15 октября 1992 года к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден 26 июля 1999 года по постановлению Госдумы РФ от 18 июня 1999 года "Об амнистии".

Суд в нарушение требований ст. 86 УК РФ ошибочно пришел к выводу о гашении указанной судимости у М., что повлекло за собой назначение наказания без учета правил ст. 68 ч. 2 УК РФ при наличии в его действиях одного рецидива, а также определение режима отбывания наказания как лицу, впервые осуждаемому к лишению свободы за совершение умышленного преступления.

При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные решения в отношении М. постановлением президиума областного суда от 25 августа 2000 г. были отменены и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

14. Приговором Левобережного суда г. Липецка от 5 апреля 2000 года осужден Ш. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 3 п. "в", 30 ч. 3, ст. 158 ч. 3 п. "в", 69 ч. 3 УК РФ на 7 лет лишения свободы.

Приговором суда Ш. признан виновным в том, что в период с 15 по 24 декабря 1999 года по предварительному сговору с М. они совершили кражи магистральных частей воздухораспределителей на общую сумму 5730 рублей со ст. Чугун-2.

Судом правильно установлены фактические обстоятельства по делу.

Вместе с тем действиям Ш. дана неправильная правовая оценка по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, поскольку имеющаяся у него судимость за 1991 год погашена.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам приговор в отношении Ш. изменила, переквалифицировала его действия со ст. 158 ч. 3 п. "в", 30 ч. 3 ст. 158 ч. 3 п. "в" на ст. 158 ч. 2, 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 УК РФ и по совокупности преступлений назначила наказание в виде 5 лет.

Из вводной части приговора исключено указание о судимости Ш. в 1991 году.

 

Специальная норма закона,

предусматривающая ответственность гражданина

за уклонение от уплаты налога

 

15. Приговором Становлянского районного суда от 31 мая 2000 года В. осуждена по ст. 165 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

На основании п. 6 постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии" от 26 мая 2000 года В. от назначенного наказания освобождена.

Приговором суда В. признана виновной в причинении ущерба имущественного собственнику при отсутствии признаков хищения.

Данный приговор отменен за отсутствием в действиях В. состава преступления, и уголовное производство по делу прекращено.

В Уголовном кодексе Российской Федерации есть специальная норма закона, предусматривающая ответственность за уклонение гражданина от уплаты налога.

В ст. 198 УК РФ заложена ответственность физического лица за уклонение от уплаты налога путем включения в декларацию искаженных сведений о доходах, либо иным способом... совершенным в крупном размере.

В данном случае при наличии специальной нормы суд обязан был исходить из требований ст. 198 УК РФ, а поскольку в действиях В. нет квалифицирующего признака "крупный размер", то нет и состава преступления.

 

Назначение наказания ниже низшего предела,

чем предусмотрено законом за данное преступление,

следует мотивировать

 

16. Приговором Усманского районного суда от 25 мая 2000 года осужден К. по ст. 158 ч. 1 УК РФ к штрафу в доход государства в сумме 540 рублей 04 коп. (в размере месячной заработной платы).

К. признан судом виновным в том, что 15 марта 2000 года с территории ОАО "У" похитил металлический патрубок с бензовоза стоимостью 310 рублей.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 25 мая 2000 года приговор отменен по следующим основаниям:

В соответствии с санкцией ст. 158 ч. 1 УК РФ наказание в виде штрафа может быть назначено в размере заработной платы или иного дохода осужденного от 2 до 7 месяцев.

Суд же, придя к выводу о виновности К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ, и квалифицировав его действия по этой статье, без приведения мотивов и ссылки на ст. 64 УК РФ, назначил осужденному наказание ниже низшего предела, чем предусмотрено санкцией закона.

 

Основания привлечения к административной

ответственности по ст. 165-10 КоАП РСФСР

 

17. Постановлением Советского суда г. Липецка от 27 июля 2000 года М. подвергнут штрафу в доход государства в размере трех минимальных размеров оплаты труда в сумме 250 руб. 47 коп. по ст. 165-10 КоАП РСФСР.

Данным постановлением М. признан виновным в умышленном невыполнении требований прокурора, вытекающих из полномочий, установленных законодательством РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 27 июля 2000 года постановление суда было отменено и производство по делу прекращено за отсутствием в его действиях административного правонарушения, предусмотренного ст. 165-10 КоАП РФ, по следующим основаниям.

Пунктом 1 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре РФ" определены права прокурора при осуществлении возложенных на него функций, в том числе; требовать от руководителей и других должностных лиц органов, указанных в п. 1 ст. 21 настоящего Федерального закона, представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений.

Ст. 26 ч. 2 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" определяет круг лиц и основания, при которых представляется информация, охраняемая институтом банковской тайны, согласно которой данная информация представляется прокуратуре только в рамках осуществления следственных действий по делам, находящимся в производстве органов предварительного следствия, при наличии согласия прокурора.

Данный перечень носит исчерпывающий характер.

Запрос же прокуратуры Советского района г. Липецка о предоставлении сведений о наличии денежных средств на счетах клиентов банка они обосновали необходимостью оформления исковых заявлений в арбитражный суд, но не в связи с расследованием уголовных дел в отношении этих клиентов.

Принимая во внимание, что данные сведения составляют банковскую тайну и их представление регламентировано специальным Федеральным законом "О банках и банковской деятельности", М. письменно уведомил прокуратуру о причинах невозможности исполнения их запроса.

При таких обстоятельствах в действиях М. не усматривается умышленного невыполнения требований прокурора, вытекающих из полномочий, установленных законодательством РФ, т.к. в данной конкретной ситуации требование прокурора не было основано на законе и необходимость в представлении данных сведений для оформления исковых заявлений в арбитражный суд отсутствовала.

 

Запрета на условно-досрочное освобождение

от наказания после применения ст. 80 УК РФ

не имеется

 

18. Постановлением Усманского районного суда от 12 июня 2000 года было отказано в удовлетворении представления уголовно-исполнительной инспекции N 14 УИН МЮ РФ об условно-досрочном освобождении от наказания К., который был осужден Усманским судом 14 июня 1998 года по ст. 147 ч. 2 УК РСФСР на 2 года лишения свободы, освобожденного по постановлению Правобережного суда г. Липецка от 10 сентября 1999 года по ст. 80 УК РФ с заменой неотбытого наказания на исправительные работы.

Суд отказал в удовлетворении представления, ссылаясь на то, что в отношении К. уже применялись положения ст. 80 УК РФ и назначенное ему по приговору наказание заменено на более мягкое.

Судебная коллегия по уголовным делам не согласилась с выводами суда, и постановление было отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

То обстоятельство, что К. по приговору Усманского суда от 14 августа 1998 года был осужден к лишению свободы и в последующем, по постановлению Правобережного суда от 10 сентября 1999 года, наказание ему было заменено на исправительные работы, не препятствовало суду в применении ст. 79 УК РФ. Запрета на условно-досрочное освобождение от наказания после применения ст. 80 УК РФ не имеется. Других оснований, по которым суд мог бы отказать в удовлетворении представления, в постановлении не приведено.

 

Судимости за преступления, совершенные лицом

в возрасте до восемнадцати лет, не учитываются

при признании рецидива преступлений и при назначении

вида исправительного учреждения

 

19. Приговором Измалковского районного суда от 23 сентября 1999 года осужден В. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы.

В. признан судом виновным в том, что по предварительному сговору с П. они совершили кражу индоутки и 15 утят на общую сумму 500 рублей из сарая Б., причинив последней значительный ущерб.

Виновность В. в совершенном преступлении установлена материалами дела.

Между тем из материалов дела видно, что на момент совершения преступления - 15 июня 1999 года - В. имел одну непогашенную судимость по приговору Измалковского районного суда от 9 августа 1996 года. Первая его судимость в несовершеннолетнем возрасте в соответствии со ст. 86, 95 УК РФ погашена, и она аннулирует все правовые последствия.

Поэтому постановлением президиума областного суда от 11 августа 2000 года действия В. переквалифицированы со ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. "а", "б", "в", "г" УК РФ и снижено наказание до двух лет лишения свободы.

 

За совершение деяния, содержащего признаки

преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ,

помещать подростка в спецучреждение

закрытого типа нельзя

 

20. Постановлением Елецкого городского суда от 7 апреля 2000 года С., 1 мая 1985 года рождения, был помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа сроком на один год.

28 января 2000 года несовершеннолетний С. нанес телесные повреждения несовершеннолетнему П., т.е. совершил преступление, предусмотренное ст. 115 УК РФ. В возбуждении уголовного дела отказано по п. 5 ст. 5 УПК РСФСР в связи с недостижением возраста уголовной ответственности. С. состоит на учете в ИДН г. Ельца с 23 мая 1994 года за мелкое хулиганство и систематические пропуски занятий.

Суд, руководствуясь ст. 15 п. 4 Закона РФ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" от 24 июня 1999 г., направил С. в специальное учебно-воспитательное учреждение сроком на один год.

При этом суд нарушил требование данного Закона.

С. совершил деяние, содержащее признаки преступления, которые относятся к категории дел частного обвинения. Законом оценка таких действий отнесена к компетенции суда. Орган внутренних дел не вправе был принимать решение об отказе в возбуждении уголовных дел данной категории по любым основаниям.

В соответствии со ст. 15 п. 4, п. 1 и п. 7 Федерального закона "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" от 24 июня 1999 года в спецучреждения закрытого типа направляются подростки, совершившие общественно опасные деяния, предусмотренные УК РФ, на срок не более чем на три года. Срок содержания подростка в указанном учреждении также не может превышать максимального срока наказания, предусмотренного ст. 115 УК РФ.

Санкция ст. 115 УК РФ не предусматривает наказания в виде лишения свободы, а предусматривает наказание в виде штрафа, исправительных работ и ареста на срок до 4 месяцев.

Определить срок содержания подростка в спецучреждении закрытого типа по максимальному сроку наказания, предусмотренному ст. 115 УК РФ, невозможно, т.к. к 14-летнему подростку штраф, исправительные работы или арест применены быть не могут.

За совершение деяния, содержащего признаки преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ, помещать подростка в спецучреждение закрытого типа нельзя.

При таких обстоятельствах постановление Елецкого городского суда от 7 апреля 2000 года в отношении С. постановлением президиума областного суда от 30 июня 2000 года отменено. Производство по материалу прекращено. С. из специального учреждения закрытого типа освобожден.

 

Из практики Верховного Суда

Российской Федерации

 

1. При соединении в одно производство дел по обвинению одного или нескольких лиц в совершении преступлений, подследственных разным органам предварительного следствия, если хотя бы одно из этих дел подследственно следователям военной прокуратуры, все дело расследуется ими.

 

Постановление N 108 п 2000 пр. по делу Т.

 

2. Суд пришел к правильному выводу о необходимости направления дела на дополнительное расследование в связи с нарушением органами следствия требований ст. 26 и 112 УПК РСФСР.

В процессе расследования уголовного дела по обвинению П. по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР были выявлены признаки совершения Н., С. и Ч. преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 160, ст. 292 УК РФ, которые не связаны с действиями П.

Постановлением следователя уголовное дело в отношении Н., С. и Ч. выделено из уголовного дела по обвинению П.

Суд первой инстанции, направляя дело для производства дополнительного расследования, мотивировал свое решение тем, что предварительное следствие проведено без возбуждения уголовного дела, а постановление следователя о выделении уголовного дела вынесено с нарушением ст. 26 и 112 УПК РСФСР.

Президиум Верховного Суда РФ согласился с решением суда первой инстанции, оставив без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора РФ. По смыслу ст. 26 УПК РСФСР в отдельное производство может быть выделено лишь дело в отношении лица или лиц, которым предъявлено обвинение в совершении одного или нескольких взаимосвязанных преступлений.

Из материалов данного дела видно, что уголовное дело в отношении Н., С. и Ч. не возбуждалось. Обвинение им до выделения дела не предъявлялось.

Президиум Верховного Суда РФ признал не основанным на законе утверждение в протесте о том, что прежняя редакция ч. 2 ст. 26 УПК РСФСР допускала возможность проведения предварительного следствия по материалам, выделенным из другого дела в отдельное производство, в отношении иного лица по новому обвинению без возбуждения уголовного дела.

 

Постановление N 1312 п 99 пр. по делу Н. и других

 

3. Если санкция статьи Уголовного кодекса РФ предусматривает лишение свободы со штрафом либо без такового, то в случаях, когда штраф не назначается, ссылки на ст. 64 УК РФ не требуется.

 

Определение N 45-099-150 по делу М.

 

4. По смыслу уголовно-процессуального закона (ст. 248 УПК РСФСР) суд первой инстанции в случае отказа государственного обвинителя от обвинения должен руководствоваться принципом состязательности сторон, а также, соблюдая объективность и беспристрастность, обязан принять отказ прокурора от обвинения (указав об этом в приговоре). Кроме того, суд должен выяснить, имеются ли у потерпевшего возражения по поводу отказа государственного обвинителя от обвинения.

 

Постановление N 833 п 99 по делу Ф.

 

5. Протест заместителя Генерального прокурора РФ, в котором ставился вопрос об отмене кассационного определения в части отказа о взыскании с осужденного судебных издержек в пользу бюро судебно-медицинской экспертизы, оставлен без удовлетворения.

Президиум Верховного Суда РФ указал, что, поскольку при проведении по делу судебно-медицинских экспертиз эксперт выполнял свои обязанности в порядке служебного задания, это исключает возможность взыскания судебных издержек с осужденного.

 

Постановление N 1103 п 99 пр. по делу Х.

 

6. В соответствии со ст. 199 УПК РСФСР производство предварительного следствия заканчивается составлением обвинительного заключения.

Составление обвинительного заключения после установленного срока расследования лишает его процессуального значения.

Дело возвращено прокурору для дополнительного расследования.

 

Определение N 66-099-129 по делу С.

 

Составила судья

Липецкого областного суда

Т.Е.ГРАЧЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь