Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБОБЩЕНИЯ ПРАКТИКИ

ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ПОГАШЕНИИ СУДИМОСТИ

ЗА 1999 ГОД И I ПОЛУГОДИЕ 2000 ГОДА

 

Данное обобщение практики применения законодательства о погашении судимости судами Архангельской области за 1999 год и I полугодие 2000 года проведено в соответствии с планом работы Архангельского областного суда.

Целью обобщения явились выявление и анализ причин изменения и отмены в кассационном и надзорном порядке приговоров, постановленных районными и городскими судами области, определений судебной коллегии по уголовным делам областного суда, обусловленных неправильным применением законодательства о погашении судимости, анализ допускаемых судебными инстанциями ошибок в применении уголовного закона, выявление неясных и спорных вопросов, возникающих при его применении.

В ходе обобщения изучены все кассационные производства по отмененным и измененным приговорам и все надзорные производства Архангельского областного суда за указанный полуторагодовой период.

За 1999 год и I полугодие 2000 года кассационной инстанцией Архангельского областного суда соответственно отменены приговоры в отношении 189 и 68 осужденных, изменены приговоры в отношении 140 и 66 осужденных, из них в связи с неправильным применением законодательства о погашении судимости:

 

┌────────────────────────────────────────┬───────────┬───────────┐

                                          1999 г.  │I полугодие│

                                                     2000 г. 

├────────────────────────────────────────┼───────────┼───────────┤

│ Изменены приговоры в отношении             50         26    

                                                             

│ Отменены приговоры в отношении              4          1    

└────────────────────────────────────────┴───────────┴───────────┘

 

За эти же периоды (1999 год и I полугодие 2000 года) президиумом Архангельского областного суда в надзорном порядке отменены приговоры в отношении 37 и 24 осужденных, изменены - в отношении 20 и 16 осужденных, из них в связи с неправильным применением законодательства о погашении судимости:

 

┌────────────────────────────────────────┬───────────┬───────────┐

                                          1999 г.  │I полугодие│

                                                     2000 г. 

├────────────────────────────────────────┼───────────┼───────────┤

│ Изменены приговоры в отношении             10          5    

                                                             

│ Отменены приговоры в отношении              1          -    

                                                             

│ Изменены определения судебной коллегии │     5          -    

                                                             

│ Отменены определения судебной коллегии │     -          -     

└────────────────────────────────────────┴───────────┴───────────┘

 

В основном, приговоры изменялись в части квалификации действий виновных на закон о менее тяжком преступлении со снижением или без снижения меры наказания - в 55 случаях; в 14 случаях из вводной части приговора исключались сведения о погашенных судимостях и изменялся режим колонии на менее строгий; в 16 случаях исключалось отягчающее ответственность обстоятельство - "рецидив преступлений" и в связи с этим снижалась мера наказания; приговоры отменялись в связи с необходимостью учета прошлых судимостей и квалификации действий виновных по более тяжкому закону - в 6 случаях.

В целом, за обобщаемый период в связи с неправильным применением законодательства о погашении судимости отмене и изменению подверглись приговоры в отношении 97 осужденных (из них в 1999 году - в отношении 65 осужденных, в I полугодии 2000 года - 32), что составляет 17,3% от общего числа осужденных, в отношении которых отменялись и изменялись приговоры в кассационном и надзорном порядке, исходя из количества дел - каждое шестое дело.

Указанные данные свидетельствуют о значительном числе ошибок, допускаемых судами области при применении норм уголовного закона, регулирующих порядок погашения судимости.

Итоги работы судов области по рассмотрению уголовных дел за I полугодие 2000 года в сравнении с 1999 годом показывают, что положение не меняется к лучшему.

Наибольшее количество ошибок было допущено и допускается судьями Вельского и Няндомского районных, Котласского городского судов (по 9), Плесецкого (8), Коряжемского и Соломбальского (по 7), Лешуконского (6).

Вместе с тем судьи Верхнетоемского, Виноградовского, Красноборского и Мезенского районных судов за обобщаемый период не имели отмены либо изменения приговоров по указанным основаниям.

Проанализируем основные положения уголовного закона, устанавливающие правила погашения судимости.

В отличие от прежнего, в новом Уголовном кодексе (ст. 86 УК РФ) четко определены правовая природа, сущность и уголовно-правовые последствия судимости, начальные и конечные моменты признания лица судимым.

В соответствии с частью 1 ст. 86 УК лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора в силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания.

В соответствии с частью 2 этого закона лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

Часть 3 ст. 86 УК устанавливает, что сроки погашения судимости не дифференцируются в зависимости от вида и срока наказания, как это было ранее, а определяются характером и степенью общественной опасности совершенного преступления. Исключение сделано только для лиц, условно осужденных, и лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы.

Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или неотбытая часть наказания была заменена более мягким видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказания (часть 4 ст. 86 УК).

Новый Уголовный кодекс расширил возможности досрочного снятия судимости в отношении всех осужденных. В части 5 ст. 86 УК установлено, что если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока ее погашения.

С момента погашения или снятия судимости лицо, в прошлом судимое, признается несудимым, все правовые последствия, которые были связаны с наличием судимости, ликвидируются (часть 6 ст. 86 УК).

Для несовершеннолетних, отбывших наказание в виде лишения свободы, ст. 95 УК РФ установлены специальные, льготные по сравнению с совершеннолетними, сроки погашения судимости. Они в три раза меньше в случае отбытия лишения свободы за преступления небольшой или средней тяжести; в два раза меньше за тяжкие преступления и почти в три раза меньше за особо тяжкие преступления.

Правила ст. 95 УК применяются, исходя из возраста лица на момент совершения преступления, несмотря на то, что освободиться от отбывания наказания осужденный может и в совершеннолетнем возрасте.

В случае осуждения несовершеннолетнего к лишению свободы условно или к другому, более мягкому наказанию сроки погашения судимости исчисляются по правилам части 3 ст. 86 УК РФ.

В связи со значительным сокращением сроков погашения судимости ст. 95 УК не предусматривает для несовершеннолетних снятие судимости.

Несмотря на то, что указанные выше правовые нормы ясны и четки в изложении, введение в них и в целом в УК РФ такого нового понятия как "категория преступления", учитываемого в качестве критерия срока погашения судимости, установление специальных сроков погашения судимости для лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, вызывает у судей затруднения в их применении, особенно в случаях, когда требуется определить категорию преступления, совершенного до вступления в законную силу нового УК РФ.

Все ошибки, допущенные судами при применении норм уголовного закона о погашении судимости, можно систематизировать следующим образом:

- ошибки, связанные с неправильным определением действия во времени уголовного закона, регулирующего срок и порядок погашения судимости, с определением категории преступлений, совершенных до вступления в законную силу нового УК РФ;

- ошибки, связанные с необоснованным учетом судимостей лица за совершение преступлений в несовершеннолетнем возрасте;

- ошибки, связанные с изменением уголовного закона, улучшающего положение лица, совершившего преступление, либо декриминализацией деяния, за которое лицо было осуждено по предыдущему приговору;

- ошибки, связанные с необоснованным неприменением по предыдущим приговорам актов амнистии;

- ошибки, связанные с неправильным назначением наказания по предыдущим приговорам;

- ошибочное неприменение прямого указания закона (ст. 86 УК РФ):

о сроке погашения судимости в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы;

о порядке погашения судимости при условно-досрочном освобождении.

 

Ошибки первой категории связаны с тем, что суды не всегда учитывают, что срок для погашения судимости за преступления, совершенные до 1 января 1997 года, исчисляется по Уголовному кодексу Российской Федерации, если в силу ст. 10 УК РФ улучшается положение осужденного.

В первую очередь это положение касается лиц, ранее осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления на срок свыше 6 лет.

Независимо от срока лишения свободы новые положения закона применяются к ранее осужденным за преступления, не относившиеся в период действия Уголовного кодекса РСФСР к категории тяжких.

Указанное можно проиллюстрировать на следующих примерах.

1. По приговору Вельского районного суда Л., ранее судимый: 1) 25.06.75 г. по ст. 102 п. "в", ст. 15-117 ч. 2 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы; 2) 29.10.75 г. по ст. 206 ч. 2, ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, освободился 21.09.90 г. по отбытии срока, был осужден за совершение в ночь на 26 августа 1998 года кражи товаров из магазина по ст. 158 ч. 2 пункты "а", "в", "г" УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Указав в вводной части приговора судимости Л. по приговорам от 25.06.75 г. и от 29.10.75 г. и признав наличие в его действиях рецидива преступлений, суд ошибочно исходил из 8-летнего срока погашения судимости лица, осужденного к лишению свободы на срок свыше 6 лет, предусмотренного п. 6 и п. 7 ст. 57 УК РСФСР.

Определением судебной коллегии приговор суда в отношении Л. в части вида режима изменен, местом отбывания наказания ему определена исправительная колония общего режима по следующим основаниям.

Совершенные ранее Л. преступления, предусмотренные ст. 102 п. "в" и ст. 15-117 ч. 2 УК РФ, в соответствии со ст. 7-1 УК РСФСР относились к категории тяжких, срок погашения судимости за которые согласно ст. 86 ч. 3 п. "г" УК РФ, улучшающей положение осужденного в силу ст. 10 УК РФ, составляет 6 лет. Преступление, предусмотренное ст. 206 ч. 2 УК РСФСР, согласно ст. 15 УК РФ относится к преступлениям средней тяжести, судимость за которые погашается по истечении трех лет после отбытия наказания. Освободился Л. из мест лишения свободы 21.09.90 г., поэтому судимости у него погашены в сентябре 1996 года и правовых последствий на момент совершения нового преступления (26.08.98 г.) не имеют.

В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ Л., как не имеющий судимости, должен отбывать лишение свободы в исправительной колонии общего режима.

Приговор суда в этой части изменен, кроме того, указанные выше судимости исключены из вводной части приговора.

Аналогичные ошибки допущены Няндомским районным судом по делу по обвинению Ш., Северодвинским городским судом по делу К., что повлекло в последнем случае изменение квалификации действий виновного и режима колонии отбывания наказания.

2. По приговору Лешуконского районного суда Л., ранее судимый: 1) 20.02.91 г. по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освободился 10.12.94 г. по отбытии срока; 2) 03.08.95 г. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освободился 26.12.97 г. условно-досрочно на 5 месяцев 6 дней, признан виновным в совершении кражи чужого имущества, имевшей место 28 июля 1998 года, и осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Считая непогашенной судимость Л. по приговору от 20.02.91 г., суд не принял во внимание, что ст. 89 ч. 3 УК РСФСР в соответствии со ст. 7-1 УК РСФСР не относилась к категории тяжких преступлений. Срок погашения данной судимости в силу ст. 10 и п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ составляет три года и истек 10.12.97 г., т.е. до момента совершения Л. преступления по настоящему делу.

Кроме того, в соответствии со ст. 86 УК РФ судимость за совершенное преступление по каждому приговору погашается самостоятельно, совершение нового преступления (в данном случае преступления, за которое Л. был осужден 03.08.95 г.) течения срока погашения судимости не прерывает.

Данное правило нового уголовного закона улучшает положение лица, совершившего преступление, поэтому в силу ст. 10 УК РФ оно распространяется и на судимости виновного за преступления, совершенные до его вступления в законную силу.

Президиумом областного суда приговор в отношении Л. изменен, его действия переквалифицированы со ст. 158 ч. 3 п. "в" на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ со снижением наказания до 4 лет 6 месяцев лишения свободы, из вводной части приговора исключено указание о погашенной судимости от 20.02.91 г.

Более сложная ситуация возникает, когда за тяжкое преступление (по УК РСФСР) срок назначен до 6 лет лишения свободы, кроме того, назначается наказание по совокупности преступлений или приговоров. В этом случае применяются в совокупности правила п. 5 или п. 6 ст. 57 УК РСФСР (о трехлетнем либо пятилетнем сроке погашения судимости) и ч. 1 ст. 86 УК РФ (о самостоятельном погашении судимости за конкретное преступление).

3. Л., ранее судимый: 1) 18.05.92 г. по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; 2) 05.04.94 г. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР окончательно определено 3 года 6 месяцев лишения свободы, освободился 20.10.95 г. по отбытии срока; 3) 16.04.96 г. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы; 4) 27.11.96 г. по ст. 144 ч. 2, ст. 149 ч. 1, ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освободился 14.07.99 г. условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 7 месяцев 9 дней, по приговору Плесецкого районного суда признан виновным в краже и грабеже чужого имущества, совершенных соответственно 22.08.99 г. и 09.09.99 г., и осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" и ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 69, ст. 70 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Давая юридическую оценку действиям Л. как хищения чужого имущества, совершенные лицом, ранее дважды судимым за хищения, суд принятое решение в приговоре не обосновал и не учел, что согласно ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с нею.

Вместе с тем судимости Л. по приговору от 18.05.92 года и от 05.04.94 г. являются погашенными. Срок погашения судимости за преступление, предусмотренное ст. 89 ч. 3 УК РСФСР, не относившееся к категории тяжких преступлений, в силу п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ составляет три года. Трехгодичным в силу п. 5 ст. 57 УК РСФСР является и срок погашения судимости за преступление, предусмотренное ст. 145 ч. 2 УК РСФСР, хотя и являвшееся тяжким, но срок наказания за него не превышал трех лет. То обстоятельство, что по совокупности преступлений был определен срок наказания, превышающий три года, не подлежало учету, так как срок погашения судимости по новому УК исчисляется для каждого преступления самостоятельно.

Поскольку Л. преступления по последнему приговору совершил в августе - сентябре 1999 года, т.е. более чем через три года с момента отбытия наказания по указанным приговорам (20.10.95 года), судебная коллегия исключила указание о них из вводной части приговора, переквалифицировала действия Л. со ст. 158 ч. 3 п. "в" на ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г", со ст. 161 ч. 3 п. "в" на ст. 161 ч. 2 пункты "б", "в", "д" УК РФ со снижением наказания за каждое преступление, по их совокупности и по совокупности с приговором от 27.11.96 г.

Судимость Л. по приговору от 16.04.96 г. также не давала оснований признавать его лицом, ранее дважды судимым за хищение, так как преступления, за которые он был осужден по приговору от 27.11.96 г., были совершены им до вынесения предыдущего приговора, окончательное наказание по последнему приговору назначено по правилам ч. 3 ст. 40 УК РСФСР.

 

Ошибки, связанные с необоснованным учетом судимостей лица за совершение преступлений в несовершеннолетнем возрасте, вызваны тем, что судьи не применяют нормы ст. 95 УК РФ о сроках и порядке погашения судимости несовершеннолетних, улучшающие положение лиц, осужденных до вступления в силу нового Уголовного кодекса РФ.

В ряде случаев, рассматривая дело лишь при наличии справки ИЦ УВД о судимостях, судьи не устанавливают достоверно, в совершеннолетнем либо несовершеннолетнем возрасте совершено преступление, ошибаются в определении категории преступления на момент его совершения и в выборе соответствующего срока погашения судимости, предусмотренного различными пунктами ст. 95 УК РФ.

Так, по приговору Ломоносовского районного суда И., <...>, ранее судимый И.: 1) 24.01.91 г. по ст. 144 ч. 2 и ч. 3, ст. 89 ч. 3, ст. 212-1 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года; 2) 10.07.91 г. по ст. 89 ч. 3, ст. 41 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; 3) 27.07.93 г. по ст. 212-1 ч. 2, ст. 15-212-1 ч. 2, ст. 41 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освободился 20.04.96 г. по отбытии срока, признан виновным в совершении краж чужого имущества и покушении на кражу, имевших место в марте - апреле 1999 года, и осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 30-158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ст. 69 УК РФ окончательно определено 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Изменяя приговор суда, судебная коллегия указала, что, квалифицируя действия И. как кража и покушение на кражу, совершенные лицом, ранее два раза судимым за хищения, суд не учел, что срок погашения судимостей И. по приговорам от 24.01.91 г. и от 10.07.91 г. за преступления, не являющиеся тяжкими и совершенные им в несовершеннолетнем возрасте, в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 95 УК РСФСР составляет 1 год, а не 5 лет, как было предусмотрено ранее действовавшим законом - ст. 57 УК РСФСР. Указанный срок исчисляется с момента фактического отбытия наказания, т.е. с 20.04.96 г., и истек к моменту совершения И. новых преступлений (март - апрель 1999 г.), поэтому указанные судимости являются погашенными и не влекут каких-либо правовых последствий.

Действия И. переквалифицированы на ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г", ст. 30-158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ со снижением наказания соответственно до 4 и 3 лет лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ - до 5 лет лишения свободы. Указание о судимостях И. по приговорам от 24.01.91 г. и от 10.07.91 г. исключено из вводной части приговора суда.

 

Ошибки третьей категории - результат отсутствия в материалах дела копий предыдущих приговоров, отсутствия анализа и оценки законности этих приговоров, незнание судьями того, когда и какие изменения вносились в конкретные статьи УК РСФСР (особо это касается изменений, внесенных в главу о преступлениях против собственности Федеральным законом от 01.07.94 г., а также связанных с устранением преступности ряда деяний в связи с принятием Уголовного кодекса РФ в редакции Федерального закона от 13.06.96 г. и т.п.).

1. Котласским городским судом К., ранее трижды судимая: 1) 26.08.93 г. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 1 год; 2) 25.05.94 г. по ст. 144 ч. 2, ст. 41 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освободилась 27.09.95 г. условно-досрочно на 6 месяцев 6 дней; 3) 28.02.96 г. по ст. 144 ч. 2, ст. 15-144 ч. 2, ст. 41 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освободилась 24.10.98 г., признана виновной в краже чужого имущества в крупном размере, совершенной 22 ноября 1998 года, и осуждена по ст. 158 ч. 3 пункты "б", "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима.

Вместе с тем из приговора суда в отношении К. от 28.02.96 г. усматривалось, что она была осуждена за кражу банки консервов на сумму 6500 руб. и покушение на кражу 1 кг масла стоимостью 17000 руб., совершенные 26 октября 1995 года.

В связи с изменениями, внесенными в ст. 49 КоАП РСФСР Федеральным законом от 30 января 1999 года, хищение имущества путем кражи на сумму, не превышающую один минимальный размер оплаты труда, признается мелким, влекущим административную, а не уголовную ответственность.

Минимальный размер оплаты труда на день совершения К. преступлений - октябрь 1995 года - составлял 55000 руб. В действиях К. отсутствует состав преступления, поэтому данный приговор не мог учитываться при квалификации действий виновной.

Срок погашения предыдущих судимостей К. от 26.08.93 года и от 25.05.94 г., составляющий три года, следовало исчислять с момента условно-досрочного освобождения - с 27.09.95 г., на момент совершения нового преступления по настоящему делу (22.11.98 года) он истек. К. считается лицом, не имеющим судимости.

По изложенным основаниям приговор в отношении К. судебной коллегией изменен, исключено осуждение ее по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, а также указание о судимостях от 26.08.93 г., от 25.05.94 г. и от 28.02.96 г.

По аналогичным основаниям изменена кассационной инстанцией квалификация действий К. со ст. 158 ч. 3 п. "в" на ст. 158 ч. 2 пункты "б", "в" УК РФ со снижением назначенного наказания, осужденного по приговору Няндомского районного суда.

Судебная коллегия исключила из вводной части приговора указание о судимости К. по приговору от 13.12.95 г. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года за кражу имущества на сумму 15680 руб., не превышающую минимальный размер оплаты труда (55000 руб.), что расценивается как мелкое хищение, влекущее административную ответственность.

2. Постановлением президиума изменен в части квалификации действий и меры наказания приговор Соломбальского районного суда и определение судебной коллегии по уголовным делам областного суда в отношении С. и Г., ранее судимых 20.06.96 г. по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, признанных виновными в совместном совершении в период испытательного срока грабежа, вымогательства и хулиганства (лицами, ранее судимыми за хулиганство) и осужденных каждый по совокупности ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", ст. 163 ч. 2 пункты "а", "в", ст. 213 ч. 2 пункты "а", "в" УК РФ с применением ст. 69 УК РФ к 6 годам, а на основании ст. 41 УК РСФСР - 7 годам лишения свободы.

Как видно из приговора от 20.06.96 г., С. и Г. были осуждены за совершение 14 марта 1996 года хулиганских действий с особой дерзостью по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР. В связи с введением в действие нового УК РФ их действия постановлением судьи от 29.08.97 г. были переквалифицированы на ч. 1 ст. 213 УК РФ, однако при этом не было учтено, что на момент совершения хулиганства несовершеннолетние С. и Г. не достигли 16-летнего возраста, с которого установлена уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 213 УК РФ. Уголовной ответственности они не подлежали, дело должно было быть прекращено производством.

Поэтому при вынесении нового приговора суд ошибочно осудил указанных лиц по п. "в" ч. 2 ст. 213 УК РФ, ошибочно назначил им наказание с применением правил ст. 41 УК РФ и указал в вводной части приговора сведения о наличии у каждого судимости по приговору от 20.06.96 г., а судебная коллегия своевременно не устранила данную ошибку.

3. Из приговора Коряжемского городского суда в отношении Л., ранее судимого: 1) 30.06.94 г. по ст. 145 ч. 1 УК РСФСР к 1 году лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 1 год; 2) 24.10.94 г. по ст. 189 ч. 1 УК РСФСР с применением ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года, определением суда от 01.09.95 г., направленного в места лишения свободы и освободившегося по отбытии срока 13.03.97 г., осужденного по ст. 158 ч. 2 п. "б", "в" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, определением судебной коллегии исключено указание о предыдущих судимостях по приговорам от 30.06.94 г. и от 24.10.94 г., о наличии отягчающего обстоятельства - рецидива преступлений, и местом отбывания наказания определена исправительная колония общего режима.

Основанием к изменению приговора явилось то, что суд ошибочно посчитал непогашенными прежние судимости Л.

Суд не учел, что по приговору от 24.10.94 г. Л. был осужден за преступление, предусмотренное ст. 189 ч. 1 УК РСФСР, преступность которого была устранена введением в действие нового УК РФ, в связи с чем данная судимость не могла учитываться при решении вопроса о погашении судимости Л. по приговору от 30.06.94 г. Годичный срок погашения данной судимости лица, не совершившего в период отсрочки исполнения приговора нового преступления, истек 30.06.95 г. На момент совершения новых преступлений 23 и 24 августа 1999 года Л. являлся лицом, не имеющим судимости.

4. Подобная ошибка была устранена определением судебной коллегии и из приговора Исакогорского районного суда в отношении Г., осужденного по совокупности ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 пункты "б", "в", ст. 213 ч. 1 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима.

Из вводной части приговора было исключено указание о судимости Г. по приговору от 18.01.91 г. по ст. 198-2 ч. 1 УК РСФСР, поскольку данное преступление было декриминализировано Законом Российской Федерации от 29.04.93 г.

5. Приговором Пинежского районного суда от 06.03.96 г. с изменениями, внесенными постановлением судьи от 07.12.98 г., Б., ранее судимый 22.06.93 г. по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года, был признан виновным в том, что в период отсрочки исполнения приговора - 11 апреля 1995 года неправомерно завладел чужим транспортным средством без цели угона, и осужден по ст. 166 ч. 1 УК РФ с применением ст. 41 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Изменяя приговор суда в надзорном порядке, президиум областного суда указал, что окончательное наказание Б. с применением ст. 41 УК РСФСР назначено неправильно.

Как видно из приговора от 22.06.93 г., Б. был осужден за совершение кражи комбикормов с фермы акционерного общества "Пинежское" на общую сумму 3880800 руб. в период с 12 по 23 декабря 1992 года.

Указанное преступление, совершенное Б., необоснованно было расценено как хищение государственного имущества, так как имущество акционерных обществ согласно Закону РСФСР от 24.12.90 г. "О собственности в РСФСР" не является государственной собственностью. Действия Б. надлежало квалифицировать не по ст. 89 ч. 3, а по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР (в редакции Федерального закона от 1989 года).

В соответствии же с п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23.02.94 г. "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции РФ" Б., как осужденный к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора, подлежал освобождению от назначенного наказания.

Данная судимость не могла учитываться при осуждении Б. за совершение нового преступления.

Постановлением президиума указание об этой судимости Б. исключено из вводной части приговора, как и указание о назначении ему наказания по совокупности приговоров в порядке ст. 41 УК РСФСР.

 

Неединичные ошибки, связанные с необоснованным неприменением по предыдущим приговорам актов амнистии, вызваны ранее указанными причинами (отсутствие в материалах дела копий предыдущих приговоров, отсутствие анализа и оценки их законности) и связаны также с незнанием ранее принятых актов амнистий (когда были введены в действие, на какие категории осужденных и составы преступлений распространялись).

1. Так, Октябрьским районным судом при осуждении Ю. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы не было учтено, что по первому приговору от 25.11.93 г., по которому он ранее был осужден по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года, Ю. попадал под действие п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23.02.94 г. "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции РФ", подлежал освобождению от наказания и должен был признан лицом, не имеющим судимости.

При осуждении по второму приговору от 28.07.94 г. за преступление, предусмотренное ст. 144 ч. 2 УК РСФСР и совершенное после вступления в силу акта амнистии, предыдущая судимость не могла учитываться, как она не могла учитываться и при квалификации действий Ю. по последнему уголовному делу.

Судебной коллегией действия Ю. переквалифицированы на ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ со снижением наказания до 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

2. Ленский районный суд при осуждении М. за угрозу убийством, имевшую место 10.07.99 г., по ст. 119 УК РФ с отменой условного осуждения по приговору от 21.09.98 г. и назначением на основании ст. 70 УК РФ наказания по совокупности приговоров в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы также не учел, что по предыдущему приговору, будучи осужденным 21.09.98 г. по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, М. попадал под действие п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18.06.99 г., как условно осужденный, подлежал освобождению от назначенного наказания.

Новое преступление М. совершил после вступления акта амнистии в силу, препятствий к применению амнистии не имелось.

Кассационная инстанция исключила из приговора указание о судимости М. по приговору от 21.09.98 г., отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений, исключила применение ст. 74 и ст. 70 УК РФ при назначении осужденному наказания, снизила назначенное наказание до 6 месяцев лишения свободы.

 

Ошибки в применении уголовного закона о погашении судимости, связанные с неправильным назначением наказания по предыдущим приговорам, можно проиллюстрировать следующими примерами.

1. По приговору Онежского городского суда К., ранее судимый: 1) 31.01.94 г. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 2) 24.03.94 г. по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР определено 5 лет 3 месяца лишения свободы, освободился 27.10.97 г. условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 8 месяцев, был признан виновным в совершении хулиганских действий с причинением потерпевшему вреда здоровью средней тяжести, имевших место в ночь на 28 мая 1999 года, и осужден по совокупности ст. 213 ч. 2 п. "б" и ст. 112 ч. 2 п. "д" УК РФ на 6 лет лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ окончательно определено к отбытию 6 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Вместе с тем судебная коллегия признала необоснованным назначение К. наказания по совокупности с приговором от 24.03.94 г. и исключила указание о применении ст. 70 УК РФ по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, ранее по приговору от 31.01.94 года К. был осужден по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Преступление, за которое он осуждался по приговору от 23.04.94 г., было совершено им до вынесения первого приговора. Однако учитывая, что по приговору от 23.04.94 г. К. был осужден к реальному лишению свободы, а по приговору от 31.01.94 г. к лишению свободы условно, суд ошибочно применил правила, предусмотренные ст. 40 ч. 3 УК РСФСР, и сложил реальное наказание с условным, в то время как необходимо было постановить о самостоятельном исполнении приговоров.

Таким образом, приговор суда от 31.01.94 г. должен был исполняться самостоятельно и судимость по нему погасилась 31.01.96 г. по истечении испытательного срока. Данная судимость не могла учитываться при постановлении последнего приговора.

По приговору от 24.03.94 г. К. надлежало отбывать наказание в виде 5 лет лишения свободы. При условно-досрочном освобождении К. 27.10.97 г. от отбывания этого наказания неотбытый срок составлял не 1 год 8 месяцев, а только 1 год 4 месяца 27 дней и истек 24 марта 1999 года, т.е. до совершения им новых преступлений (28.05.99 г.). Оснований назначать наказание по совокупности приговоров с применением ст. 70 УК РФ не имелось.

2. Аналогичная ошибка была допущена Котласским городским судом по делу в отношении П., ранее дважды судимого, осужденного по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 27.01.99 г. к 1 году 4 месяцам лишения свободы в колонии общего режима.

По данному делу суд не обратил внимание на то, что ранее П. по приговору от 05.10.98 г. был осужден по ст. 119 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев, затем по приговору от 27.01.99 г. по ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ, на основании ст. 70, ст. 71 УК РФ окончательно определено к отбытию 8 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, т.е. фактически по приговору от 05.10.98 г. суд сохранил ему условное осуждение.

При таком положении при вынесении приговора от 27.01.99 г. суд не вправе был назначить наказание по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, сложить условное и реальное наказание.

Поэтому при назначении П. по последнему приговору наказания по совокупности с приговором от 27.01.99 г. суд не вправе был присоединить к вновь назначенному наказания более 2 месяцев лишения свободы (6 месяцев исправительных работ в пересчете на лишение свободы).

Судебной коллегией приговор изменен, срок наказания по совокупности приговоров снижен П. до 1 года 1 месяца лишения свободы, указание о судимости от 05.10.98 г. исключено из вводной части.

Возможность устранения подобных ошибок - наличие у суда точных данных о прежних судимостях обвиняемого - копий предыдущих приговоров, а не только кратких сведений информационного центра УВД о судимости.

 

Необходимо привести примеры судебных ошибок, связанных с неправильным применением прямого указания закона.

1. Так, по приговору Соломбальского районного суда П., ранее судимая 21.03.2000 г. по ст. 200 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 150 руб., вновь была признана виновной в обмане потребителей и осуждена по ст. 200 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка.

Удовлетворяя кассационный протест прокурора района и отменяя приговор ввиду неправильного применения судом уголовного закона и мягкости назначенного виновной наказания, судебная коллегия указала следующее.

Суд, переквалифицируя действия П. со ст. 200 ч. 2 п. "а" на ст. 200 ч. 1 УК РФ ошибочно указал, что она ранее была судима к штрафу по приговору от 21.03.99 г. и указанная судимость согласно ст. 86 УК РФ погасилась истечением годичного срока 21.03.2000 г., т.е. на момент совершения нового преступления 12.04.2000 г. Петрова являлась несудимой.

Вместе с тем в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, погашается по истечении одного года после отбытия наказания. При применении штрафа срок погашения судимости исчисляется со дня уплаты штрафа.

По данному делу сведений об уплате осужденной штрафа по приговору от 21.03.2000 г. не имеется. Вывод суда о погашении данной судимости не основан на материалах дела.

2. По приговору Плесецкого районного суда Б., ранее судимый: 1) 28.01.93 г. по ст. 144 ч. 1 УК РСФСР к 1 году исправительных работ; 2) 26.07.93 г. по ст. 144 ч. 3, ст. 41 УК РСФСР к 4 годам 3 месяцам лишения свободы, освободился 29.07.97 г. по отбытии срока, признан виновным в кражах чужого имущества и осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на 5 лет лишения свободы.

Определением судебной коллегии указанный приговор изменен, действия Б. переквалифицированы на ст. 158 ч. 2 пункты "б", "в", "г" УК РФ по следующим основаниям.

Поскольку по приговору от 28.01.93 г. Б. был осужден к наказанию, не связанному с лишением свободы (независимо от того, что по приговору от 26.07.93 г. назначалось наказание по совокупности приговоров и производился пересчет исправительных работ в лишение свободы), в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ такая судимость погашается по истечении одного года после отбытия наказания осужденным.

Освободился Б. 29.07.97 г., а новые преступления совершил в сентябре - ноябре 1998 года, т.е. по истечении более одного года с момента отбытия наказания.

Указание о наличии у Б. судимости от 28.01.93 г. исключено кассационной инстанцией из вводной части приговора суда.

Аналогичная ошибка устранена судебной коллегией по делу в отношении С., осужденного по приговору Ленского районного суда, действия виновного переквалифицированы с п. "в" ч. 3 на пункты "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ со снижением назначенного наказания.

3. Приговором Коряжемского городского суда К., ранее судимый 30.10.95 г. по ст. 144 ч. 1 и ст. 113 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка, определением суда от 10.07.96 г. исправительные работы заменены лишением свободы, освободился 11.03.97 г. условно-досрочно на неотбытый срок 3 месяца 3 дня, признан виновным в совершении краж чужого имущества 16 и 21 сентября 1998 года и осужден по ст. 158 ч. 2 пункты "б", "в", "г", ст. 30-158 ч. 2 пункты "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Как указала в определении кассационная инстанция, изменяя приговор суда, по данному делу суд ошибочно признал К. лицом, ранее отбывавшим лишение свободы, имеющим непогашенную судимость по приговору от 30.10.95 г., и признал наличие в его действиях рецидива преступлений.

Лица, осуждавшиеся к исправительным работам, которым они были заменены лишением свободы, не могут рассматриваться как ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы.

Судимость К. по приговору от 30.10.95 г. как лица, осуждавшегося к более мягкому виду наказания, чем лишение свободы, в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ погашается по истечении одного года с момента отбытия наказания, т.е. в данном случае с момента условно-досрочного освобождения - 11.03.97 г. Годичный срок истек 11.03.98 г., и на момент совершения новых преступлений К. являлся не судимым.

Поэтому указание о данной судимости исключено судебной коллегией из вводной части приговора суда, как и указание о наличии в действиях К. рецидива преступлений, местом отбывания наказания ему определена исправительная колония общего режима.

4. По делу в отношении С., рассмотренному Вилегодским районным судом, допущена противоположная ошибка.

Как видно из приговора, С., ранее судимый: 1) 29.04.93 года по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года; 2) 31.03.94 г. по ст. 144 ч. 2, ст. 41 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освободился 17.12.97 г. по отбытии срока, признан виновным в совершении кражи чужого имущества в ночь на 10 ноября 1998 года и осужден по ст. 158 ч. 2 пункты "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключая из обвинения С. квалифицирующий признак кражи - совершение ее лицом, ранее дважды судимым за хищение, переквалифицируя его действия со ст. 158 ч. 3 п. "в" на ст. 158 ч. 2 пункты "б", "в" УК РФ, суд ошибочно руководствовался п. "а" ч. 3 ст. 86 УК РФ, предусматривающим погашение судимости в отношении лиц, условно осужденных, истечением испытательного срока.

Материалы же дела свидетельствуют, что условное осуждение С. по приговору от 29.04.93 г. было отменено в связи с совершением им нового преступления и осуждением по приговору от 31.03.94 г., он фактически по обоим приговорам отбывал наказание в виде реального лишения свободы. Срок погашения каждой судимости за преступления, не являвшиеся тяжкими, составляет три года, и с момента освобождения С. 17.12.97 г. до совершения им нового преступления 11.11.98 г. не истек.

Учитывая изложенное, судебная коллегия по кассационному протесту прокурора отменила приговор суда ввиду неправильной юридической оценки действий С., дело направила на новое судебное рассмотрение.

Представляет интерес случай применения норм уголовного закона при условно-досрочном освобождении лица.

Плесецким районным судом Л., ранее судимый 23.07.93 г. по ст. 15, ст. 117 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освободился 22.12.95 г. условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 23 дня, признан виновным в мошенничестве и краже чужого имущества, совершенных в январе - феврале 1999 года, и осужден по ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "г", ст. 159 ч. 2 пункты "б", "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Вместе с тем из материалов дела усматривается, что по приговору от 23.07.93 г. Л. находился в местах лишения свободы менее трех лет. Срок погашения судимости за данное преступление в соответствии с п. 5 ст. 57 УК РСФСР составляет три года. С момента освобождения Л. 22.12.95 г. до совершения им новых преступлений в 1999 году указанный срок истек, Л. считается не судимым.

В связи с этим судебной коллегией изменен приговор в отношении Л. в части вида режима отбывания наказания, местом отбывания наказания определена колония общего режима, указание о погашенной судимости от 23.07.93 г. исключено из вводной части приговора.

Следует отметить, что при внимательном, вдумчивом отношении к работе указанные выше ошибки не были бы допущены.

 

Ошибки кассационной инстанции

 

Отмены определений судебной коллегии в надзорном порядке за весь обобщаемым период не имелось.

Президиумом областного суда в 1999 году были изменены 5 определений судебной коллегии по рассматриваемой категории дел, в I полугодии 2000 года таких фактов не было.

Характер допущенных ошибок следующий:

По делу по обвинению С. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, рассмотренному Мирнинским судом, судебная коллегия (докладчик В.) изменила приговор суда, исключив указание о судимости С. по приговорам от 20.06.79 г. и от 12.09.83 г. и определив местом отбывания наказания исправительную колонию строгого вместо особого режима. Вместе с тем коллегия не учла, что погашенной является и судимость С. от 01.10.91 г. за хищение чужого имущества, т.е. преступление, не являющееся тяжким. Трехлетний срок погашения этой судимости, предусмотренный п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ, к моменту совершения преступления по последнему делу истек. Действия С. не могли быть расценены как кража, совершенная лицом, ранее два и более раза судимым за хищение.

Президиумом приговор суда и определение коллегии изменены, действия С. переквалифицированы на ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ со снижением назначенного наказания.

Аналогичные ошибки были допущены:

- Коряжемским городским судом и судебной коллегией (докладчик Э.), оставившей без изменения приговор в отношении С., осужденного по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Имевшиеся у С. судимости по приговорам от 14.10.92 г. по ст. 144 ч. 2, ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год и от 19.05.94 г. по ст. 144 ч. 2, ст. 15-144 ч. 2, ст. 41 УК РСФСР к 3 годам 1 месяцу лишения свободы, т.е. за преступления, не являвшиеся тяжкими, совершенные им в несовершеннолетнем возрасте, в соответствии с п. "а" ст. 95 УК РФ являлись погашенными по истечении годичного срока с момента освобождения из мест лишения свободы (13.02.97 г.) до совершения нового преступления (28.03.98 г.);

- Шенкурским районным судом и судебной коллегией (докладчик Р.), оставившей без изменения приговор в отношении П., осужденного по ст. 163 ч. 3 п. "г" и ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Судебные инстанции по делу П. ошибочно посчитали непогашенной имевшуюся у него судимость по приговору от 13.03.90 года по ст. 136, ст. 212-1 ч. 2, ст. 218 ч. 2 и ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, освободился 04.01.92 г., трехгодичный срок погашения которой как в соответствии со ст. 57 ч. 1 п. 5 УК РСФСР, так и ст. 86 ч. 3 п. "в" УК РФ истек на момент совершения новых преступлений (20.01.97 г.);

- Соломбальским районным судом и судебной коллегией (докладчик Ф.), оставившей без изменения приговор в отношении К., осужденного по ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Ранее по приговору от 11.06.91 г. К. был осужден за совершение в несовершеннолетнем возрасте преступлений, не являвшихся тяжкими, срок погашения судимости за которые составляет один год. Этот срок с момента освобождения К. 23.05.97 г. истек 23.05.98 г., новое преступление им было совершено 13.02.99 года. Поэтому указанная судимость К. не могла учитываться при квалификации его действий.

По протестам прокурора области указанные приговоры и определения судебной коллегии в части квалификации действий осужденных изменены со снижением меры наказания.

Анализ ошибки, допущенной судебной коллегией (докладчик К.) по делу по обвинению С. и Г., осужденных по приговору Соломбальского районного суда, дан на странице 8 данного обобщения.

Следует отметить, что ни одно из определений судебной коллегии, которыми были изменены приговоры районных и городских судов в части применения законодательства о погашении судимости, не отменялось.

Определения судебной коллегии составляются грамотно, с приведением мотивов принятого решения.

Однако, как недостаток ряда определений, следует отметить то обстоятельство, что некоторые докладчики при изложении вводной части определения судебной коллегии не отражают в ней сведения о судимостях лица, установленные приговором суда. Не указывается точных сведений о судимостях, которые признаются погашенными, и в мотивировочной части определения. Поэтому по некоторым кассационным определениям бывает непонятно, за какое преступление и к какой мере наказания было лицо осуждено ранее, когда было отбыто назначенное наказание, правильно ли коллегией исчислен срок погашения судимости.

Недостатком является и то обстоятельство, что судебная коллегия ни по одному из дел за обобщаемый период не прореагировала частным определением на факты отсутствия в материалах уголовных дел копий приговоров, судимости по которым учитывались при квалификации действий виновных, назначении меры наказания, режима колонии. По ряду дел копии таких приговоров истребовались непосредственно кассационной инстанцией, и дополнительные материалы служили основанием к изменению приговоров.

 

Подводя итог анализу приведенных выше судебных ошибок, допущенных как судами первой инстанции, так и кассационной инстанцией областного суда, следует отметить, что все они устранимы и вызваны лишь невнимательностью при применении соответствующих норм уголовного закона.

Каких-либо неясных, спорных моментов в применении действующих норм, регулирующих срок и порядок погашения судимостей, не имеется.

 

Предложения:

1. Результаты обобщения доложить на президиуме Архангельского областного суда, обсудить их на практических занятиях в судебной коллегии по уголовным делам, на семинаре с судьями городских и районных судов.

2. Копию справки направить председателям судов области, предложив принять меры к устранению отмеченных недостатков.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Исполнитель
Архангельского областного суда Н.А.БЕЛОУСОВА

сентябрь 2000 г.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь