Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЮЛЛЕТЕНЬ АМУРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

III КВАРТАЛ 2000 ГОДА

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

1) Обвиняемый в покушении на кражу обоснованно оправдан судом за отсутствием в его действиях состава преступления

 

Органами дознания Черезов С.Н. обвинялся в покушении на кражу 9 декабря 1999 года с крыши сарая МТФ совхоза "Рогозовский" Ромненского района 20 листов шифера на сумму 400 рублей, однако на месте преступления был задержан сотрудниками милиции.

Приговором Ромненского районного суда от 10 июля 2000 года Черезов по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.30 ч.3, ст.158 ч.1 УК РФ, оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Коллегией по уголовным делам Амурского областного суда оставлен без удовлетворения кассационной протест государственного обвинителя об отмене приговора суда в отношении Черезова с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе судебного разбирательства подсудимый Черезов виновным себя в совершении кражи шифера не признал, показав, что для ремонта крыши дома он с разрешения управляющего Аниканова в счет задолженности по заработной плате выписал в бухгалтерии совхоза по фактуре - накладной 50 листов шифера на сумму 1000 рублей. В связи с тем, что в совхозе нового шифера не было, управляющий разрешил ему снять шифер с одного из объектов на молочно-товарной ферме. Когда в декабре 1999 года ему конкретно понадобился шифер, он с одного из зданий на молочно-товарной ферме, где часть крыши была разобрана, стал снимать шифер, однако был задержан сотрудниками милиции.

Данные показания Черезова не только не были опровергнуты в ходе судебного разбирательства, но и нашли свое подтверждение показаниями свидетелей Аниканова - управляющего совхоза, Жуковской - главного бухгалтера совхоза, справкой совхоза от 22 мая 2000 года, согласно которой задолженность совхоза перед подсудимым по заработной плате составляет 4121 рубль, фактурой от 16 июля 1999 года, согласно которой Черезову разрешено в счет заработной платы получить в совхозе 50 листов шифера на сумму 1000 рублей.

Оценив в совокупности имеющиеся доказательства, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в действиях Черезова состава преступления, предусмотренного ст.158 УК РФ.

Судебная коллегия также признала несостоятельными доводы протеста о необходимости отмены приговора суда в связи с нарушением права Черезова на защиту.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе судебного разбирательства подсудимому Черезову была назначена судебно-психиатрическая экспертиза, по заключению которой Черезов является вменяемым, однако обнаруживает признаки врожденного интеллектуального недоразвития в степени легкой дебильности. В связи с этим в судебном заседании ему был предоставлен защитник.

При таких обстоятельствах нарушений прав на защиту, влекущих отмену приговора суда в отношении оправданного Черезова, судом допущено не было.

 

2) Нарушение прокурором сроков утверждения обвинительного заключения, предусмотренных ст.214 УПК РСФСР, не является основанием для возвращения уголовного дела на дополнительное расследование

 

Определением Тындинского районного суда уголовное дело по обвинению Сенченко М.В. и других (всего 6 человек) в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ, со стадии судебного разбирательства направлено прокурору для производства дополнительного расследования в связи с нарушением прокурором срока утверждения обвинительного заключения, вышедшего за пределы срока предварительного расследования.

Кассационной инстанцией удовлетворен частный протест прокурора, а определение суда отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 133 ч.1 УПК РСФСР в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения дела и до момента направления прокурору дела с обвинительным заключением.

Как следует из материалов уголовного дела, дело с обвинительным заключением направлено прокурору 22 января 1999 года в сроки предварительного расследования, предусмотренные ст.133 УПК РСФСР. Прокурором же, в нарушение ст. 214 УПК РСФСР, обвинительное заключение утверждено лишь 8 февраля 1999 года, т.е. позднее 5 суток со дня поступления дела.

Суд, установив допущенное прокурором нарушение закона, в нарушение требований уголовно-процессуального закона направив дело на дополнительное расследование, не указал в определении оснований для возвращения дела на дополнительное расследование, предусмотренных ст.232 УПК РСФСР, является ли допущенное нарушение уголовно-процессуального закона существенным и каким образом его следует устранить.

При этом судом не учтено, что не любое нарушение норм УПК РСФСР может служить основанием для направления дела на дополнительное расследование, а только лишь такое, которое привело к лишению или стеснению гарантированных законом прав участников процесса или иным путем повлияло или могло повлиять на всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела.

В данном случае нарушение прокурором сроков утверждения обвинительного заключения не может служить основанием для возвращения дела для дополнительного расследования, а является лишь поводом для вынесения судом частного определения в адрес прокурора.

Кроме того, судом возвращено уголовное дело на дополнительное расследование со стадии судебного разбирательства в отсутствие подсудимого Тетерина А.А., в отношении которого избиралась мера пресечения - подписка о невыезде и который не явился в суд.

Вместе с тем, в соответствии со ст.ст.246-247 УПК РСФСР разбирательство дела в заседании суда происходит с участием подсудимого, явка которого в суд обязательна. При неявке подсудимого дело должно быть отложено. Разбирательство дела в отсутствие подсудимого может быть допущено лишь в исключительных случаях, предусмотренных ст.246 ч.2 УПК РСФСР.

Судом также решен вопрос о направлении дела на дополнительное расследование и в отношении Жабина А.П., хотя постановлением этого же суда уголовное дело по обвинению последнего прекращено в связи со смертью.

 

3) Вынесение приговора незаконным составом суда является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим безусловную отмену приговора

 

Приговором Белогорского городского суда от 5 июля 2000 года Авдеев А. М., родившийся 11 марта 1982 года, осужден по ст.228 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В силу ст. 74 ч. 5 УК РФ судом отменено условное осуждение по приговору суда от 22 сентября 1999 года. На основании ст.70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично наказание по предыдущему приговору и окончательно определено к отбытию 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Авдеев А.М. осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства - марихуаны весом 152 грамма, совершенное 22 февраля 2000 года в г.Белогорске при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

Судебной коллегией приговор суда отменен в связи с существенными нарушениями судом первой инстанции норм уголовно-процессуального закона.

Как следует из материалов уголовного дела, Авдеев преступление, за которое осужден судом, совершил, являясь несовершеннолетним.

В соответствии со ст. 35 УПК РСФСР дела о преступлениях несовершеннолетних рассматриваются судом в составе судьи и двух народных заседателей. При этом, по смыслу закона, указанное требование распространяется и на лиц, достигших совершеннолетия на момент рассмотрения дела в суде.

В нарушение указанного требования закона уголовное дело в отношении Авдеева рассмотрено судьей единолично.

Указанное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, влекущим безусловную отмену приговора суда в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 345 УПК РСФСР.

 

4) Непринятие судом предусмотренных законом мер для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела повлекло отмену оправдательного приговора

 

Органами предварительного расследования Солдатенко О.В. обвинялся в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и в незаконном изготовлении, переработке, перевозке наркотических средств без цели сбыта в крупном размере. Его действия следствием были квалифицированы по ст.ст. 228 ч. 1, 228 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Приговором Благовещенского городского суда Солдатенко О.В. оправдан по предъявленному обвинению в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления.

Судебная коллегия, отменяя приговор суда по протесту прокурора ввиду односторонности и неполноты судебного следствия, указала следующее.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. По смыслу данной статьи закона суд обязан предоставить сторонам возможность в полной мере реализовать свои права в ходе судебного разбирательства.

В судебном заседании Солдатенко О.В. виновным себя признал полностью и дал подробные показания об обстоятельствах незаконного хранения, изготовления и перевозки им наркотического средства.

Судом надлежащим образом исследованы и другие доказательства по делу:

- протокол личного досмотра от 18 февраля 2000 года, из которого следует, что у Солдатенко О.В. обнаружено и изъято вещество бурого цвета, смешанное с табаком (л. д. 3);

- показания свидетелей Корнаухова и Цымбалюк, присутствовавших в качестве понятых при изъятии у Солдатенко О.В. указанного вещества;

- заключение судебно-химической экспертизы, согласно которому изъятое у Солдатенко О.В. вещество является смесью частей растения табака с наркотическим средством - гашишным маслом весом 0,594 грамма (л. д. 9 - 10).

Вместе с тем, суд не дал надлежащей оценки приведенным в приговоре доказательствам в их совокупности, не принял мер к полному, всестороннему и объективному исследованию всех обстоятельств дела и пришел к преждевременному выводу об отсутствии доказательств участия Солдатенко О.В. в совершении преступлений.

Так, признав заключение судебно-химической экспертизы от 22 февраля 2000 года не имеющим юридической силы в связи с тем, что экспертиза проведена экспертом Келейником И.В., который до возбуждения данного уголовного дела 21 февраля 2000 года проводил химическое исследование изъятого у Солдатенко О.В. вещества, суд не принял мер к проверке и всестороннему исследованию указанного заключения эксперта, не выяснил мнения участников процесса о необходимости и возможности проведения повторной судебно-химической экспертизы в случае сомнений в его правильности и обоснованности в соответствии со ст. 81 УПК РСФСР, что не противоречит конституционным принципам состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве и не препятствует независимому и беспристрастному осуществлению правосудия судом, как того требует ст. 120 ч.1 Конституции Российской Федерации.

В силу ст. 81 УПК РСФСР в случае недостаточной ясности или полноты заключения может быть назначена дополнительная экспертиза, поручаемая тому же или другому эксперту. В случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая другому эксперту или другим экспертам.

В соответствии со ст. 290 ч.1 УПК РСФСР в указанных случаях суд мотивированным определением (постановлением) может сам назначить дополнительную или повторную экспертизу.

Признав недопустимым доказательством имеющееся в деле заключение эксперта, суд не исследовал вопроса о возможности проведения дополнительной экспертизы и не обсудил его с другими участниками судебного заседания.

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

Жалобы на действия старшего оперуполномоченного отдела по борьбе с экономическими преступлениями криминальной милиции УВД Амурской области и требования о возврате изъятой продукции у индивидуального предпринимателя подлежат разрешению судом общей юрисдикции

 

Сидоров А.В. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия старшего оперуполномоченного отдела по борьбе с экономическими преступлениями криминальной милиции УВД Амурской области Ч., обосновав тем, что в феврале 2000 года он приобрел в г.Москве вино-водочные изделия и отправил их контейнером в г.Благовещенск. По неизвестной причине контейнер был отправлен с контейнерной станции в г.Белогорск, оттуда перевезен на автомобиле в г.Благовещенск. В пути следования автомобиль был остановлен работниками милиции, пломбы сняты и произведен досмотр товара без его участия. Руководил действиями по досмотру и изъятию товара старший оперуполномоченный отдела по борьбе с экономическими преступлениями криминальной милиции УВД Амурской области Ч. Им же составлен протокол об административном правонарушении. Вино-водочная продукция в количестве 580 мест изъята, местонахождение ее неизвестно. Постановлением зам. начальника МОБ УВД г.Благовещенска N 246 от 21 февраля 2000 года заявитель подвергнут административному взысканию в виде штрафа в размере 16700 рублей.

Действия работников заявитель относит к незаконным, нарушающим Конституцию РФ и Федеральные законы "О милиции", "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции". Просил возвратить изъятую продукцию.

В период рассмотрения дела заявителем было представлено решение Арбитражного суда Амурской области от 19 апреля 2000 года, которым удовлетворен иск Сидорова А.В. и признано недействительным постановление милиции общественной безопасности г.Благовещенска от 21 февраля 200 года, а в части требований о возврате изъятых вино-водочных изделий производство по делу прекращено.

Судом постановлено жалобу удовлетворить в части отказа УВД в выдаче принадлежащего заявителю товара. Обязать УВД Амурской области возвратить Сидорову А.В. вино-водочную продукцию.

Определением кассационной инстанции решение отменено с направлением дела на новое судебной рассмотрение в связи с нарушением судом правил статей 34, 195 ГПК РСФСР.

Суд не рассмотрел дело в полном объеме заявленных требований. Заявитель в жалобе просил признать неправомерными действия работника милиции Ч. и перечислил допущенные им нарушения правовых актов. Решение суда выводов в этой части не содержит. Суд ограничился ссылкой на решение арбитражного суда и на изъятие алкогольной продукции компетентным лицом в соответствии со ст. 239 КоАП РСФСР.

При принятии дела к производству суд не в полном объеме выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Заявитель одновременно просил разрешить требования о незаконности действий Ч., о необоснованном привлечении его к административной ответственности. При этом арбитражным судом был разрешен иск о признании незаконным постановления о наложении административного взыскания.

Суд надлежащей оценки по правилам статьи 55 ГПК РСФСР этому решению не дал.

Обязанность возврата алкогольной продукции возложена на УВД г. Благовещенска, однако каким из органов внутренних дел удерживаются спорные предметы, суд не установил.

К спорным правоотношениям суд не применил положения статьи 25 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции", предусматривающей основания изъятия, не проверил, обращались ли ответчики в установленном порядке с заявлением о применении конфискации изъятой алкогольной продукции.

В силу ст.13 п.3 ФЗ от 8 июля 1999 г. применение конфискации в данном случае отнесено к компетенции районных (мировых судов).

Не согласилась кассационная инстанция с доводами жалобы в части неподведомственности спора суду общей юрисдикции, поскольку заявителем подана жалоба, подлежащая рассмотрению по правилам главы 24-1 ГПК РСФСР. Выбор способа нарушенного права принадлежит лицу, субъективное право которого нарушено (ст.3 ГПК РСФСР).

Если заявитель в качестве способа восстановления нарушенного права изберет требование о возврате ему незаконно изъятой алкогольной продукции и предъявит его в установленном порядке при рассмотрении жалобы, его разрешение также должно быть отнесено к компетенции суда общей юрисдикции.

 

 

Верховный суд Российской Федерации в обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за первый квартал 2000 года опубликовал ответы на ряд затронутых по указанной категории дел вопросам

 

подлежит ли рассмотрению районным судом требование налоговой полиции о конфискации продукции у юридического лица и (или) индивидуального предпринимателя, совершивших административное правонарушение, предусмотренное ст.8 Федерального закона от 8 июля 1999 года "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции"?

 

Ответ: Согласно ст.8 указанного Федерального закона совершение юридическим лицом и (или) индивидуальным предпринимателем правонарушений, предусмотренных данной статьей, влечет наложение административного штрафа в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией алкогольной и спиртосодержащей продукции в соответствующей таре и (или) упаковке или без таковой.

В соответствии с п.2 ст.13 того же закона дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст.8 данного Закона, рассматривают руководители органов налоговой полиции, органов внутренних дел.

В силу п. 3 ст. 13 названного Закона наложение административного взыскания в виде конфискации у нарушителя этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции в соответствующих таре и (или) упаковке, а также оборудования и сырья, находившихся у него на законных основаниях, относится к компетенции районных судов (мировых судей).

Следовательно, требование органа налоговой полиции о конфискации упомянутой продукции у юридического лица, совершившего указанные выше административные правонарушения, подлежит рассмотрению районным судом (мировым судьей).

 

Если указанное выше требование подлежит рассмотрению районным судом, вправе ли суд проверить факт совершения административного правонарушения и отказать в конфискации по мотивам отсутствия основания для ее применения, несмотря на наличие постановления органа налоговой полиции (должностного лица) о наложении штрафа за административное правонарушение, которое не обжаловано?

 

Ответ: Дело по требованию органа налоговой полиции о конфискации имущества (продукции) у юридического лица и (или) индивидуального предпринимателя за совершение вышеуказанного административного правонарушения рассматривается районным судом с соблюдением положений КоАП РСФСР, регулирующих производство по делам об административных правонарушениях.

Согласно ст.225 КоАП РСФСР одной из задач производства по делам об административных правонарушениях является своевременное, всестороннее, полное и объективное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в точном соответствии с законодательством.

Исходя из этих положений районный суд, рассматривая дело по требованию органа налоговой полиции о применении конфискации продукции (имущества) у нарушителя правил оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции, должен установить все обстоятельства, от которых зависит законное и обоснованное разрешение дела, несмотря на наличие постановления органа налоговой полиции о наложении штрафа за соответствующее административное правонарушение на данное лицо.

Придя к выводу об отсутствии основания для применения конфискации, суд отказывает в удовлетворении требования органа налоговой полиции и выносит постановление о прекращении дела производством (ст. 262 КоАП РСФСР).

 

С 6 января 2000 года одновременно с Федеральным законом "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год" N 10-ФЗ от 2 февраля 2000 года вступил и действует Федеральный закон РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" N 125-ФЗ от 24 июля 1998 года.

В соответствии с п. 5 ст. 7, п. 1 ст. 28 ФЗ лицам, получившим увечье до вступления в силу настоящего Закона, право которых на получение возмещения вреда было установлено ранее действовавшим законодательством, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, гарантировано право на обеспечение по страхованию страховщиком по нормам настоящего закона независимо от сроков получения увечья.

 

Молочкова Л.А. обратилась в суд с иском к ЗАО "Амурстройматериалы" о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, в обоснование доводов указав, что она работала в должности бухгалтера на предприятии ответчика.

11 февраля 1992 года ею получена производственная травма и ответчиком составлен акт о несчастном случае на производстве. Поскольку она продолжала исполнять свои трудовые обязанности, процент утраты трудоспособности не устанавливался.

16 декабря 1998 года истице была установлена потеря трудоспособности в размере 30 процентов в связи с трудовым увечьем.

28 декабря 1998 года она обратилась к ответчику о выплате утраченного заработка, однако требования в добровольном порядке удовлетворены не были.

В настоящее время она получает пенсию по инвалидности, не работает.

Просит взыскать с ответчика утраченный заработок в сумме 2224 рубля 27 коп., ежемесячно, с учетом индексации, пеню и в качестве компенсации морального вреда 10000 рублей.

Судом постановлено в иске отказать.

Кассационная инстанция судебное постановление отменила вследствие неправильного применения норм материального права, определения юридически значимых по делу обстоятельств и нарушения норм гражданского процессуального законодательства.

К спорным правоотношениям суд применил Правила возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные постановлением Совета Министров СССР от 3 июля 1984 года. Однако с 6 января 2000 года одновременно с Федеральным законом "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год" N 10-ФЗ от 2 февраля 2000 года вступил в силу и действует Федеральный закон РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" N 125-ФЗ от 24 июля 1998 года.

Правила, на которые сослался суд, не применяются на территории РФ с 1 декабря 1992 года (п. 4 Постановления Верховного Совета РФ "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей"). С 1 декабря 1992 года действуют Правила возмещения вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей.

В силу статей 29, 30, 31 ФЗ Правила от 1 декабря 1992 года признаны утратившими силу в полном объеме.

В соответствии с п. 5 ст. 7, п. 1 ст. 28 ФЗ РФ "Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" лицам, получившим увечье до вступления в силу настоящего закона, право которых на получение возмещения вреда было установлено ранее действовавшим законодательством, гарантировано право на обеспечение по страхованию страховщиком по нормам настоящего ФЗ независимо от сроков получения увечья.

Суду следует привлечь к участию в деле фонд социального страхования в качестве ответчика.

Согласно статье 308 ГПК РСФСР решение подлежит отмене в случае, если дело рассмотрено судом в незаконном составе. Из протокола судебного заседания следует, что дело рассмотрено единолично судьей. Однако резолютивная часть решения и мотивированное постановление содержат указания о разрешении спора с участием народных заседателей и подписаны ими.

Определение N 33-1384.

 

Судебные коллегии по уголовным и гражданским делам

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь