Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 2 октября 2000 г. по делу N 3-181/00

 

Именем Российской Федерации, Кемеровский областной суд в составе:

председательствующего Павловой Е.В.,

при секретаре П.Е.Ю.,

с участием прокурора Байдиковой О.,

рассмотрел в открытом судебном заседании в г. Кемерово дело по заявлению прокурора Кемеровской области в интересах государства и общества о признании частично противоречащим федеральному законодательству пунктов 1 и 2 в части установления льгот по налогообложению стоимости продукции общественного питания закрытой сети Закона Кемеровской области от 28.01.1999 N 13-ОЗ,

 

установил:

 

Прокурор Кемеровской области обратился в суд с заявлением по указанным выше требованиям, мотивируя тем, что Законодательным Собранием Кемеровской области (в настоящее время Совет народных депутатов Кемеровской области) принят Закон Кемеровской области "О налоге с продаж" N 13-ОЗ от 28.01.1999, пункты 1 и 2 в части освобождения от уплаты налога с продаж стоимости продукции общественного питания закрытой сети противоречат Федеральному Законодательству: ФЗ "О внесении изменений и дополнений в ст. 20 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" от 31.07.98 и Налоговому кодексу РФ.

 

Представительный орган власти Кемеровской области, введя указанное понятие - общественное питание закрытой сети, не дал четкого раскрытия содержания этого термина, что не содержится и в законодательстве РФ, чем нарушил требования ст. 17 Налогового кодекса РФ при определении налогоплательщика, стоимость продукции которого освобождается от налогообложения по налогу с продаж.

В соответствии с п. 1 ст. 2 названного закона (в редакции от 02.03.2000 N 17-ОЗ) объектом налогообложения по налогу с продаж признается стоимость товаров (работ, услуг), в розницу или оптом за наличный расчет, за исключением стоимости товаров (работ, услуг), которые подпадают под действие пункта 2 настоящей статьи, что противоречит п. 2 ст. 1 ФЗ от 31.07.1998 N 150-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в ст. 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", где указано, что объектом налогообложения по налогу продаж признается стоимость товаров (работ, услуг), реализуемых в розницу или оптом за наличный расчет, а именно стоимость подакцизных товаров, дорогостоящей мебели, радиотехники, одежды, деликатесных продуктов питания, автомобилей, мехов, ювелирных изделий, видеопродукции и компакт-дисков, услуг туристических фирм, связанных с поездками за пределы Российской Федерации (за исключением стран СНГ), услуг по рекламе, услуг трех-, четырех- и пятизвездочных гостиниц, услуг по пассажирским авиаперевозкам в салонах первого и бизнес-классов и пассажирским железнодорожным перевозкам, в вагонах класса "люкс" и "СВ", а также других товаров и услуг не первой необходимости по решению законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации.

Поскольку в оспариваемом пункте названного закона нет ни одного конкретного наименования товара (работ, услуг), стоимость которого является объектом налогообложения по налогу с продаж, то данный пункт противоречит Федеральному Законодательству.

Просит признать указанные нормы не действующими и не подлежащими применению, дать информацию в газету "Кузбасс", обязав ее опубликовать результаты рассмотрения дела.

В судебном заседании прокурор заявленные требования поддержал.

Представитель Совета народных депутатов Кемеровской области К.О.Н., действующий на основании постоянной доверенности, заявление прокурора считает необоснованным, т.к. понятие "закрытой сети" есть в законодательстве Российской Федерации - Постановление Верховного Совета Российской Федерации "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе РФ, краев, областей автономных округов городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность" 27.12.1991 N 3020-1, а также письме Госкомимущества России от 16.07.1992 N АЧ-16/4430, где разъясняется понятие "закрытая сеть".

Что касается п. 1, то считает, что поскольку объектом налогообложения является не конкретный товар, а его стоимость, то устанавливаться конкретный объект налогообложения не должен.

Конкретно устанавливается перечень тех товаров, стоимость которых не подлежит налогообложению, этот перечень должен быть полный и это требование Федерального Законодательства соблюдено, как и другие.

В законодательстве не определен товар первой и не первой необходимости и установить полный перечень товара не первой необходимости невозможно.

Кроме того Совет народных депутатов Кемеровской области вышел с законодательной инициативой о внесении изменений в ст. 20 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" в части уточнения объекта налогообложения по налогу с продаж, что получило поддержку Правительства РФ.

Аналогичные доводы в опровержение заявления прокурора приведены и представителем Администрации Кемеровской области Д.С.В., действующего на основании постоянной доверенности.

Суд, выслушав прокурора, представителей заинтересованных лиц, изучив материалы дела, приходит к выводу, что требования прокурора подлежат удовлетворению. Налог считается установленным лишь в том случае, когда определены налогоплательщик и элемент налогообложения (ст. 17 Налогового кодекса РФ).

Обращаясь к редакции оспариваемых пунктов Закона, видно, что во 2-м пункте, касающейся стоимости продукции питания закрытой сети, не определен налогоплательщик, стоимость продукции которого будет пользоваться предоставленной льготой.

В названном выше письме Госкомимущества России разъяснено, что в понятие "закрытая сеть" входят те объекты торговой и неторговой деятельности отделов (управлений) рабочего снабжения, которые необходимы для обеспечения трудовых коллективов предприятий, организаций, учреждений продовольственными товарами первой необходимости, питанием, в том числе лечебно-профилактическом (с учетом специфики производственных процессов), а также непродовольственными товарами первой необходимости и остаются в составе предприятий соответствующих министерств и ведомств после проведения коммерциализации, а также разъясняется, что относится к объектам закрытой сети.

Указанный пункт Закона КО носит не конкретный характер, подлежит субъективному толкованию и ему невозможно предать единый смысл в части определения общих условий установления налогов и сборов предусмотренных ст. 17 Налогового Кодекса и предоставляемой льготой по Закону Кемеровской области.

Совет народных депутатов Кемеровской области не удовлетворил протест прокурора по этому вопросу, необоснованно отклонив предложение прокурора дать разъяснения данного пункта закона.

Федеральный Закон, внесший изменения и дополнения в ст. 20 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ", предоставил право субъектам Российской Федерации самостоятельно расширить объекты налогообложения по решению законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации, но Совет народных депутатов Кемеровской области при издании Закона Кемеровской области "О налоге с продаж" к объекту налогообложения налога с продаж признал стоимость всех товаров и первой и не первой необходимости, дорогостоящих и не дорогостоящих, отделив лишь только стоимость тех товаров (работ, услуг), которая определена льготой, предусмотренной п. 2 ст. 2 Закона, чем нарушил обеспечение соответствия принятого Закона Кемеровской области Федеральному закону, что закреплено ст. 72 Конституции РФ.

Нельзя согласиться с доводами представителей, что привести исчерпывающий перечень товаров и услуг первой необходимости, стоимость которых признается объектом налогообложения по налогу с продаж, практически невозможно из-за большого объема, т.к. существует Общероссийский классификатор (ОК 005-93), который возможно использовать исходя из конкретных условий и уровня жизни субъекта Российской Федерации, что предусмотрено Федеральным Законом, внесшим изменения и дополнения в ст. 20.

Довод представителей, что Правительство Российской Федерации поддержало их инициативу о внесении изменений и дополнений в ст. 20 Федерального Закона от 31.07.1998 N 150-ФЗ, где они предлагают свою редакцию определения объекта налогообложения по налогу с продаж, также не может являться основанием для признания оспариваемого пункта Закона соответствующим Федеральному закону.

Суд, установив все юридически значимые обстоятельства, дав представленным доказательствам оценку в порядке ст. 56 ГПК РСФСР, приходит к выводу, что требования прокурора подлежат удовлетворению, при этом необходимо уточнить требования прокурора о признании частично противоречащим Федеральному Законодательству п. 2 ст. 2 Закона Кемеровской области "О налоге с продаж" в части исключения из объектов налогообложения стоимости продукции общественного питания закрытой сети, как не соответствующего требованиям ст. 17 Налогового кодекса РФ по определению налогоплательщика.

Руководствуясь ст. ст. 191 - 197 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Заявление прокурора Кемеровской области в интересах государства и общества удовлетворить.

Признать п. 2 ст. 2 Закона Кемеровской области "О налоге с продаж" от 28.01.1999 N 13-ОЗ, в части освобождения от уплаты налога с продаж стоимости продукции общественного питания закрытой сети и п. 1 ст. 2 названного Закона (в редакции от 02.03.2000), как противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению.

По вступлению решения суда в законную силу обязать газету "Кузбасс" опубликовать информацию о признании недействующими указанных пунктов закона.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней.

 

Судья Кемеровского областного суда

Е.В.ПАВЛОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь