Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Ананьин А.Г. Дело N 22-2063
Докладчик Егоров Л.И. 20 октября 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Ротькина В.Ф.,

судей Егорова Л.И., Эрте В.В.

с участием прокурора Авериной Н.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 20 октября 2000 года дело по кассационным жалобам осужденных К. и Л., их законных представителей К. и Л., кассационному протесту государственного обвинителя на приговор Северодвинского городского суда Архангельской области от 24 июля 2000 года, по которому:

К., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с содержанием в исправительной колонии общего режима, начиная с 24 апреля 2000 года.

Л., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, без дополнительных наказаний, с содержанием в воспитательной колонии общего режима, начиная с 24 апреля 2000 года.

Л. оправдан по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Заслушав доклад судьи областного суда Егорова Л.И., объяснения осужденных К. и Л., заключение прокурора Авериной Н.М., поддержавшей доводы кассационного протеста, а в остальном полагавшей оставить приговор суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным и осужден за разбойное нападение, с причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего Б.; Л. признан виновным и осужден за грабеж чужого имущества, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании осужденные К. и Л. вину в содеянном признали частично.

В своей кассационной жалобе осужденный К. указывает, что не согласен с приговором суда ввиду нарушения следствием и судом требований ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Так, на стадии предварительного следствия он указывал, что преступление совершил в ноябре 1999 года, следователь же убедил его говорить, что преступление якобы им было совершено в октябре указанного года. Следствием не была проведена биологическая экспертиза на предмет обнаружения крови потерпевшего на его - К., обуви. Следствием и судом не устранены противоречия в части одежды, в которой потерпевший находился в день совершения преступления, и в части опознания фотографий потерпевшего. В судебном заседании в качестве вещественного доказательства отсутствовала куртка потерпевшего. Следствие и суд также не учли того обстоятельства, что он, будучи в 17-летнем возрасте, находясь в состоянии алкогольного опьянения, при слабом ударе, мог с двух ударов ногой причинить смерть потерпевшему Б. Просит разобраться в его деле, а поскольку он не причинял смерть потерпевшему, не хочет отбывать девятилетний срок лишения свободы за чужое преступление.

В своей кассационной жалобе законный представитель осужденного К. - К. ссылается на те обстоятельства, что и сам осужденный, и при этом указывает, что снежный покров в г. Северодвинске достиг 20 см только 14 ноября 1999 года, а поэтому события от 9 октября не имеют никакого отношения к сыну и смерть потерпевшего Б. наступила от действий других лиц. Суд необоснованно отклонил доводы о том, что М. не мог ходить, так как был в гипсе, не исследовал в полной мере вопрос о погодных условиях вечером 9 октября 1999 года, а следователь И. на следствии также о погодных условиях не спрашивал. Заведующий детской городской больницы М. высказывал предположение, что М. мог передвигаться без костылей и снимать гипс, а суд это посчитал как утверждение. Показания эксперта Ш. относятся к состоянию потерпевшего Б., и они также не носят утвердительный характер. В связи с отсутствием доказательств вины ее сына в совершении данного преступления и, как следствие, неправильной юридической оценкой судом действий сына, назначением ему чрезмерно сурового наказания просит отменить приговор суда, как незаконный.

В своей кассационной жалобе осужденный Л., не оспаривая юридическую оценку судом его действий, указывает, что не согласен с приговором суда в части назначения ему чрезмерно сурового наказания по тем основаниям, что никаких тяжких действий в отношении потерпевшего он не совершал, себя он считает еще не "пропавшим" человеком, мог бы поступить в учебное заведение и, получив профессию, работать в дальнейшем. Просит изменить приговор и назначить ему условную меру наказания.

В кассационной жалобе законного представителя несовершеннолетнего осужденного Л. - Л. указывается на то, что вина ее сына в совершении данного преступления не доказана, имеются большие противоречия в данных о дне преступления, погодных условиях в день преступления, одежде на потерпевшем Б., характере повреждений на этой одежде, наименовании похищенного у потерпевшего имущества. Считает, что даже при доказанности вины сына в преступлении суд должен был не назначать ему такого сурового наказания. Просит изменить приговор суда и назначить условную меру наказания.

В кассационном протесте государственного обвинителя не оспаривается доказанность вины осужденных К. и Л. в совершении данного преступления, квалификация судом их действий и назначенное обоим осужденным основное наказание, однако ставится вопрос об изменении приговора в отношении К. и исключении из последнего указания об осуждении его к дополнительной мере наказания в виде конфискации имущества, поскольку преступление он совершил, будучи в несовершеннолетнем возрасте. Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, заслушав объяснения осужденных К. и Л., судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных К. и Л. в совершении преступления, инкриминируемого им по приговору суда, подтверждена исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе частичными признательными показаниями самих осужденных, показаниями представителя потерпевшего и свидетелей, письменными материалами дела.

Так, из показаний осужденного К. следует, что, увидев пьяного Б., они с Л. решили ограбить его, для чего догнали потерпевшего и Л. повалил того на землю. Для того чтобы потерпевший не оказал сопротивления, он лично сам ударил его ногой в лицо, а затем стал удерживать. Л. нашел у потерпевшего пачку сигарет, но не нашел денег. В это время кто-то крикнул, что идет милиция, и все стали убегать. При этом он еще раз ударил потерпевшего в голову. Видел, как потерпевший поднялся и пошел в сторону <...>.

Осужденный Л. подтвердил показания осужденного К., а также показал, что он лично не видел, как К. наносил потерпевшему второй удар, но ему об этом последний сказал сам, когда они зашли к нему после происшествия.

Показаниями свидетеля Ц. подтверждено, что он вместе с М., М., М., К. и Л. был возле автобусной остановки на перекрестке улиц Пионерская и Советская. Они видели вышедшего из автобуса пьяного мужчину. К. и Л. решили ограбить последнего, и все пошли следом за ним. У здания суда Л. свалил мужчину на землю, а К. ударил того. Л. обыскал карманы потерпевшего и забрал пачку сигарет, а подошедший М. забрал 50 копеек. Затем они убежали и пришли к К., который сказал им, что еще раз ударил мужчину.

На стадии предварительного следствия М. подтвердил показания свидетеля Ц. и показал, что, действительно, обыскивал карманы потерпевшего и забрал 50 копеек и ключ (листы дела 68 - 71).

Из оглашенных в судебном заседании показаний М. на предварительном следствии (листы дела 64 - 67), которые суд обоснованно признал достоверными, усматривается, что в начале октября 1999 года К. и Л. по сговору между собой у здания Северодвинского городского суда напали на пьяного мужчину и при этом Л. обыскивал карманы, а К. ударил того ногой по голове.

Из показаний свидетеля Л. следует, что 10 октября 1999 года он обнаружил на перекрестке улиц Пионерская и Индустриальная, на обочине дороги, мужчину с повреждениями на лице.

Показаниями потерпевшей Б. подтверждено, что 10 октября 1999 года ее брат Б. должен был приехать в пос. Неноксу, но не приехал, В последующем узнала о его смерти и опознала труп в морге.

Согласно справке Северодвинского УВД потерпевший Б. был обнаружен в 2 час. 43 мин. 10 октября 1999 года.

Судом объективно установлено, что от дома N 12 по ул. Пионерской до перекрестка с ул. Индустриальной - около 300 м.

Согласно заключению судмедэксперта в отношении трупа Б. следует, что смерть потерпевшего наступила от тупой закрытой травмы головы в результате ударов твердым тупым предметом за 3 - 6 часов до наступления смерти. Все повреждения прижизненны и расцениваются как тяжкий вред здоровью, находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. Причинение таких телесных повреждений при падении с высоты собственного роста маловероятно из-за отсутствия противоударного повреждения головного мозга.

Суд правильно признал несостоятельными доводы осужденных К. и Л. о том, что преступление они совершили в другое время и в отношении другого лица, поскольку эти доводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и полностью опровергаются их же показаниями, а также показаниями свидетелей Ц., М., М., М. на стадии предварительного следствия, которые верно признал достоверными.

Осужденные и указанные свидетели только в судебном заседании стали ссылаться на морозную погоду и высокий снежный покров, хотя на следствии утверждали, что было не холодно и это позволило им гулять по улице, что они распивали спиртное на крыльце дома. При этом все они указывали, что осужденные повалили потерпевшего на землю, а не на снег.

Из справки гидрометеоцентра следует, что 9 октября 1999 года в 22 - 23 часа в г. Северодвинске был дождь, температура воздуха составляла 8 - 9 градусов, снежного покрова не было. Погода ночью с 9 на 10 октября 1999 года не изменилась.

Высоты 20 см снежный покров в г. Северодвинске достиг 14 ноября 1999 года. На стадии предварительного следствия осужденные К. и Л. допрашивались в присутствии своих адвокатов и педагога. Из показаний педагога М. в суде следует, что свои показания осужденные давали добровольно, без какого-либо давления со стороны работников следствия.

Доводы осужденных и их законных представителей о том, что потерпевший был в кожаной, а не в матерчатой куртке, опровергаются показаниями свидетеля М., который обыскивал карманы куртки потерпевшего. При этом данный свидетель был единственным, кто прикасался к одежде потерпевшего, остальные же свидетели наблюдали со стороны.

При осмотре куртки потерпевшего установлено, что на рукаве куртки имеется разрыв ткани и именно на эту деталь указывал осужденный К.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, суд доказательствам в их совокупности дал надлежащую оценку и правильно квалифицировал действия осужденных К. и Л., поскольку последний совершил грабеж чужого имущества, а нападение и насилие с целью завладения чужим имуществом со стороны К. было опасным для жизни и здоровья потерпевшего, с причинением Б. тяжкого вреда здоровью, именно от действий последнего по неосторожности наступила смерть потерпевшего. Нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено. Вопрос об основном наказании К. и Л. разрешен судом правильно, с учетом содеянного, требований статей 60 - 63 УК РФ и данных о личности самих осужденных.

Оснований для смягчения наказания осужденным К. и Л. судебная коллегия не находит.

Вместе с тем судебная коллегия считает, что судом неправильно применен уголовный закон при назначении К. дополнительного наказания, в связи с чем приговор суда в этой части подлежит изменению.

Так, осужденный К. совершил данное преступление, будучи в несовершеннолетнем возрасте, а поэтому при назначении ему наказания должны применяться положения главы 14 УК РФ. Статья 88 в отличие от ст. 44 УК РФ не предусматривает возможности назначения несовершеннолетнему такого дополнительного вида наказания, как конфискация имущества. При таких обстоятельствах судебная коллегия исключает из приговора в отношении К. указание о его осуждении к дополнительной мере наказания в виде конфискации имущества.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Северодвинского городского суда Архангельской области 24 июля 2000 года в отношении К. изменить, исключить из приговора указание об осуждении его с конфискацией имущества.

Этот же приговор в отношении К. и Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их законных представителей, кассационный протест - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь