Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Дело N 2-99

24 октября 2000 года

 

ПРИГОВОР

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Егорова Л.И.,

народных заседателей К., К.

при секретаре С.

с участием прокурора Солозобова А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 24 октября 2000 года дело по обвинению

К., <...>, русского, гражданина РФ, со средним образованием, женатого, работающего в ПО СМП водителем, проживающего в <...>, ранее не судимого,

в совершении преступления, предусмотренного ст. 296 ч. 3 УК РФ.

Исследовав доказательства по делу, судебная коллегия

 

установила:

 

К. совершил насильственные действия в связи с осуществлением правосудия, а именно насильственные действия в отношении судебного пристава в связи с исполнением решения федерального суда, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего Д.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах. К. 9 февраля 2000 года около 10 часов при исполнении судебными приставами Службы судебных приставов г. Северодвинска Архангельской области Д. и П. решения Северодвинского федерального суда от 4 ноября 1999 года N 2-579 о выселении его - К. и его жены К. из жилого помещения по адресу: <...>, находясь в возбужденном состоянии, после длительных уговоров со стороны должностных лиц Службы судебных приставов, не отреагировав на предъявленные в установленном законом порядке исполнительные документы, начал оскорблять и выталкивать судебных приставов Д. и П. из квартиры, не давая им, таким образом, исполнить решение суда о выселении и освободить жилое помещение. После чего, взяв в руки лыжную палку и направив ее острым концом в сторону судебных приставов, начал высказывать угрозы причинения физического вреда в адрес судебного пристава Д., а затем, продолжая оказывать сопротивление, он с силой укусил Д. за руку, причинив тому телесные повреждения, характера ссадин тыльной поверхности правой кисти, которые не повлекли за собой расстройства здоровья и не расцениваются как вред здоровью. Будучи выдворенным на улицу, К., продолжая свои противоправные действия, схватил обломок деревянной лопаты и нанес ею удар, намереваясь попасть в голову судебного пристава Д., однако удар не достиг цели только потому, что Д. увернулся.

Допрошенный в судебном заседании в качестве подсудимого К. свою вину в содеянном не признал и при этом показал, что в отношении его семьи, действительно, было вынесено решение суда о выселении из занимаемого ими жилого помещения, о чем его извещали, однако он и жена из последнего добровольно не выселились. Причиной невыселения явилось то обстоятельство, что ранее занимаемое его семьей жилое помещение, куда вновь должно было произойти переселение, окончательно еще не было отремонтировано и, кроме того, жилищная комиссия предприятия, где он работает с 1972 года, обещала предоставить спорное жилое помещение именно его семье. 9 февраля т.г. к ним домой приехали судебные приставы и работники ЖЭУ, чтобы осуществить выселение. Ему были предъявлены документы о их выселении. Он отказался выселяться и ответил, что выселить их не даст. После этого судебные приставы вызвали милицию, однако его не забрали. Затем судебные приставы вынесли из коридора картошку, он же потребовал от последних занести картошку обратно в дом. Приставы схватили его и стали вытаскивать на улицу. В коридоре его сдернули со ступенек, и он попал ногой на осколки разбитой банки, сильно порезав при этом себе ногу. Его "скрутили" и избили. Он, защищаясь, схватил с пола металлическую цепь, но ударять ею никого не намеревался. Данную цепь у него из рук забрала какая-то женщина, которая была с судебными приставами. После этого его вытащили на улицу. Никакого физического насилия по отношению к судебным приставам с его стороны не было, в том числе он не кусал потерпевшего Д., не брал в руки, будучи на улице, обломок деревянной лопаты и не пытался ею ударить потерпевшего Д.

Вместе с тем, несмотря на отрицание К. своей вины в содеянном, его вина нашла в судебном заседании свое полное и объективное подтверждение другими доказательствами по настоящему уголовному делу.

Так, показаниями потерпевшего Д. подтверждено, что 9 февраля т.г. утром от и.о. ст. судебного пристава Лазаревой он получил направление совместно с судебным приставом П. оказать помощь приставу-исполнителю Ж. по выселению из кв. <...> дома N <...> по <...> в г. Северодвинске семьи К-ых. Прибыв в указанную квартиру, они представились К-ым и Ж. стала объяснять последним, что они прибыли выселять их, и попросила собрать вещи. Он также долго уговаривал К. собрать вещи. К. же, ссылаясь на то, что он защищает свою семью, начал выталкивать грузчика. Они были вынуждены вызвать работников милиции, при виде которых К. притих. Он взял ящик с картошкой из коридора и вынес его на улицу. К. закрыл дверь в прихожую и сказал, что никого в квартиру не пустит, при этом схватил лыжную палку и, направив палку острием в его сторону, сказал: "Проткну!". Он выхватил у подсудимого эту палку и выкинул ее в сторону. Затем К. схватил с пола металлическую цепь и пытался ею ударить кого-либо. Он и П. стали удерживать подсудимого и заворачивать ему руки за спину, и в этот момент К. с силой укусил его за кисть правой руки. Женщина-дворник выхватила цепь из рук подсудимого. После этого они с П. вытащили К. на улицу и отпустили. Тот же схватил кусок деревянной лопаты и хотел нанести ему удар в голову. Он поставил "блок" и уклонился от этого удара. Будучи на улице, К. показал им, что у него порезана нога, и попросился в квартиру, и они его просьбу выполнили, но и сами зашли в жилое помещение, опасаясь, что подсудимый, при наличии у него ружья и находясь в возбужденном состоянии, может применить в отношении и его. По их вызову вновь прибыли работники милиции, а те, в свою очередь, вызвали "скорую", врач которой оказал медицинскую помощь подсудимому и обработал ему участок укуса на руке. Затем они госпитализировали К. в больницу, а сами спокойно закончили выселение, чем исполнили решение суда. Все свои противоправные действия К. сопровождал грубой нецензурной бранью в присутствии большого количества дворников, грузчиков и других лиц, причастных к выселению. Сами с П. они, действительно, применяли к подсудимому физическое насилие в рамках закона, при противодействии их законным требованиям и когда тот пытался им нанести удары каким-либо предметом, но это происходило не в форме избиения. Он просит взыскать с подсудимого У. 10000 рублей в возмещение морального вреда.

Свидетель П. подтвердил показания потерпевшего Д., а также показал, что К., действительно, всячески препятствовал судебным приставам исполнить решение суда о выселении семьи подсудимого и при этом укусил Д. за руку, а затем схватил лыжную палку и, направив ее острием в сторону потерпевшего, сказал: "Проткну!". Д. выхватил палку из рук подсудимого и выкинул последнюю в сторону. Он видел также, как К. обхватил Д. рукой за шею, нагнув того при этом. К., кроме того, схватил в руки кусок металлической цепи и пытался ею ударить кого-либо из выселяющих его семью, но женщине-дворнику удалось вырвать ее, когда они с Д. удерживали подсудимого, и выкинуть в сторону. Будучи на улице, К. схватил кусок деревянной лопаты и ею пытался ударить Д. в область головы, но потерпевший от этого удара увернулся. Все свои действия подсудимый сопровождал нецензурной бранью в присутствии большого количества посторонних лиц. В связи с противоправными действиями со стороны подсудимого им дважды пришлось вызывать работников милиции. Сами с Д. они К. не избивали, хотя и, действительно, применяли к нему физическое насилие по его удержанию, когда тот пытался нанести им удары каким-либо предметом.

Свидетель Ж. подтвердила показания потерпевшего Д. и свидетеля П. и при этом показала, что согласно решению Северодвинского городского суда от 4 ноября 1999 года о выселении семьи К-ых в ранее занимаемое ими жилое помещение именно она 14 декабря 1999 года возбудила исполнительное производство. К. предлагалось добровольно освободить спорное жилое помещение, однако они в добровольном порядке выселяться не намеревались, и 31 января т.г. она выписала предупреждение, в котором был установлен дополнительный срок для добровольного выселения до 9 февраля т.г. Там же было указано, что выселение будет производиться принудительно в 10 часов 9 февраля. Данное предупреждение 3 февраля было вручено К. работниками ЖЭУ. К. же при получении этого предупреждения от подписи отказался. 9 февраля т.г. в 10 часов она совместно с судебными приставами Д. и П., а также представителями заинтересованной организации прибыла в спорное жилое помещение. При этом она и судебные приставы представились К-ым и показали им свои служебные удостоверения. Она лично зачитала К-ым документ, подтверждающий факт выселения их семьи, и еще раз предложила им в добровольном порядке исполнить решение суда о выселении. Около часа пришлось убеждать подсудимого выселиться добровольно, однако последний не только отказался сделать это, но и стал угрожать, что и в принудительном порядке не даст им исполнить решение суда. Когда она попросила пройти в комнату понятых и грузчиков, К. стал выгонять их. В процессе своих противоправных действий подсудимый укусил судебного пристава Д., высказывал угрозы применения к ним лыжной палки, металлической цепи и деревянного куска лопаты, в связи с чем им дважды пришлось вызывать работников милиции. Все происходило на ее глазах, и она полностью отрицает доводы К. о том, что судебные приставы Д. и П. избивали его. Когда подсудимого отправили в больницу в связи с наличием ранения на ноге от стекла разбитой банки, они спокойно исполнили решение суда.

Показаниями свидетелей К. и К. подтверждено, что они знали о наличии вступившего в законную силу решения Северодвинского городского суда о выселении их семьи в ранее занимаемое ими жилое помещение и о наличии письменного предупреждения о принятии к ним мер по принудительному выселению в случае невыселения в добровольном порядке, однако выселяться они не собирались ввиду незавершения ремонта в переселяемом помещении. Судебные приставы им действительно представлялись и показывали свои служебные удостоверения, еще раз предлагали выселиться добровольно. К. действительно брал в руки лыжную палку и металлическую цепь, но делал он это не с целью ударить ими кого-либо, а в целях самообороны от судебных приставов, которые применяли к нему физическое насилие. Считают, что принудительное выселение должны производить не судебные приставы, а работники милиции.

Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования и заключению судмедэксперта у потерпевшего Д. имелись телесные повреждения характера ссадин тыльной поверхности правой кисти руки, которые образовались от действия твердых тупых предметов, возможно, при сдавлении зубами человека, которые не повлекли кратковременного расстройства здоровья и не расцениваются как вред здоровью (листы дела 5, 39).

Решение Северодвинского городского суда от 4 ноября 1999 года о выселении семьи К-ых из жилого помещения по адресу: <...>, в квартиру по адресу: <...>, вступило в законную силу (лист дела 53).

Согласно копии постановления о возбуждении исполнительного производства (лист дела 54) следует, что 14 декабря 1999 года судебным приставом-исполнителем Службы судебных приставов г. Северодвинска Ж. во исполнение решения суда было возбуждено исполнительное производство. В постановлении о возбуждении указывался пятидневный срок для исполнения решения суда, в который К-ым предлагалось добровольно переселиться из одного жилого помещения в другое жилое помещение.

Ввиду того, что К-ы требования суда и судебного пристава-исполнителя не выполнили, 31 января 2000 года Ж. вынесла в их адрес письменное предупреждение о самостоятельном выселении до 9 февраля 2000 года, в противном случае выселение предлагалось проводить в принудительном порядке. Указанное предупреждение было вручено семье К-ых 3 февраля 2000 года мастерами ЖЭУ, однако К. от подписи о получении предупреждения отказался, факт отказа был удостоверен подписями мастеров ЖЭУ (лист дела 59).

К установленному сроку - 9 февраля 2000 года к 10 часам - К-ы занимаемое спорное жилое помещение не освободили, что повлекло за собой применение мер принудительного исполнения решения суда.

На основании ст. 4 Федерального закона "Об исполнительном производстве", в случае неисполнения законных требований судебного пристава-исполнителя, он применяет меры, предусмотренные законодательством РФ для принудительного исполнения решения суда, и эти меры являются обязательными для всех граждан на территории Российской Федерации.

В силу ст. 75 ФЗ "Об исполнительном производстве", в случае неисполнения в установленный судебным приставом-исполнителем срок исполнения документа о выселении должника, выселение осуществляется судебными приставами принудительно.

Выселение состоит из освобождения помещения, указанного в исполнительном документе, от выселяемых, их имущества и запрещения выселяемым пользоваться освободившимся помещением.

Согласно ст. 11 п. 1, п. 2 Федерального закона "О судебных приставах" судебный пристав участвует по указанию ст. судебного пристава в совершении исполнительных действий (листы дела 65 - 66).

Сделав анализ и оценив в совокупности все добытые в судебном заседании доказательства, судебная коллегия считает, что вина К. в совершении насильственных действий в отношении судебного пристава в связи с исполнением решения суда, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, доказана, а юридическая оценка действий подсудимого К. по ст. 296 ч. 3 УК РФ произведена правильно.

Квалифицируя действия подсудимого К. по указанной норме уголовного закона, судебная коллегия исходила из следующих обстоятельств.

По делу с достоверностью установлено, что потерпевший Д., как судебный пристав Службы судебных приставов по г. Северодвинску, 9 февраля т.г. находился при исполнении своих служебных обязанностей, так как по указанию и.о. ст. судебного пристава Л. совместно с судебным приставом П. помогал приставу-исполнителю Ж. исполнить вступившее в законную силу решение Северодвинского городского суда о выселении семьи К-ых в ранее занимаемое ими жилое помещение. При этом подсудимому К.Д. представился, показал свое служебное удостоверение, а поэтому тот был осведомлен, в отношении кого именно он совершает свои противоправные действия. Будучи ранее уже в письменной форме предупрежденным о самостоятельном выселении его семьи из жилого помещения, но не выполнившим в добровольном порядке решение суда и оповещенным Ж. в этот день о принудительном выселении, К. был также осведомлен и о том, что Д. и другие приставы исполняют свои служебные обязанности. Однако он, имея умысел на воспрепятствование законным требованиям последних и совершение в отношении их насильственных действий, стал оскорблять и выталкивать судебных приставов Д. и П. из квартиры, всячески препятствовать выносу имущества К-ых из жилого помещения. А затем, в продолжение своего преступного умысла, К., угрожая физической расправой в отношении судебных приставов, пытался применить в отношении потерпевшего Д. лыжную палку с острым концом, деревянную лопату, а также укусил Д. за кисть правой руки, чем причинил потерпевшему телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья.

Доводы подсудимого К. о том, что данные телесные повреждения потерпевший мог причинить себе сам, когда якобы наносил ему удар правой рукой в область лица, судебная коллегия находит надуманными, поскольку эти доводы полностью опровергаются актом медицинского освидетельствования и заключением судмедэксперта в отношении Д., медицинской справкой об отсутствии каких-либо телесных повреждений у К. в области лица (лист дела 36), показаниями потерпевшего Д., не доверять которым у коллегии нет никаких оснований.

В соответствии со ст. 16 Федерального закона "О судебных приставах" судебные приставы могут применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, для преодоления противодействия законным требованиям судебного пристава (листы дела 65 - 66), а поэтому судебная коллегия считает, что с учетом сложившейся ситуации судебные приставы Д. и П. совершенно правомерно применили в отношении подсудимого физическую силу.

На правомерность применения физической силы со стороны судебных приставов к подсудимому К указывает и постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Д. и П. за отсутствием в их действиях состава преступления (листы дела 49 - 51).

Никаких сомнений в психической полноценности К. у судебной коллегии не имеется.

Назначая подсудимому вид и меру наказания, судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства, смягчающие ответственность, к которым относит первую судимость, и отягчающие, которых не усматривает, а также личность К., который характеризуется с положительной стороны.

С учетом указанных обстоятельств судебная коллегия считает, что исправление и перевоспитание К. возможно без изоляции от общества, а поэтому назначает ему условную меру наказания.

Поскольку К. данное преступление совершено до вступления в силу Постановления Государственной Думы РФ от 26 мая 2000 года об амнистии, а судебная коллегия назначает подсудимому наказание, не связанное с лишением свободы, коллегия находит возможным применить к нему акт названной амнистии и освободить его от назначенного наказания.

Гражданский иск потерпевшего Д. в размере 10000 рублей по возмещению ему морального вреда, полученного в результате противоправных действий подсудимого К., судебная коллегия удовлетворяет частично - в размере 3000 рублей, с учетом требований статей 151, 1064, 1099 ГК РФ, исходя из характера нравственных страданий Д., находящегося при исполнении своих служебных обязанностей, которого К. умышленно оскорблял в присутствии большого количества посторонних граждан, в том числе и в нецензурной форме, и которому последний угрожал физической расправой и при этом пытался ударить его лыжной палкой и деревянной лопатой, а затем укусил потерпевшего за кисть правой руки, чем причинил телесные повреждения, а также с учетом требований разумности и справедливости.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 300 - 303, 312 - 315 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

приговорила:

 

К. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 296 ч. 3 УК РФ, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание К. считать условным с испытательным сроком на 1 (один) год, обязать его не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа.

В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" К. от назначенного наказания освободить.

Взыскать с К. в пользу Д. в качестве компенсации морального вреда 3000 (три тысячи) рублей.

Приговор может быть обжалован и опротестован в Верховный Суд РФ путем подачи жалобы (протеста) в Архангельский областной суд в течение 7 суток со дня провозглашения приговора.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь